Всем привет! Надеемся, что вторая половина 2020 года не добьёт нас, ведь приближается довольно знаменательная дата. 19 октября ровно пять лет, как на проекте ФРПГ «Энтерос» началась игра [был написан первый пост], мы считаем это дату Днём рождения форума. Уже по традиции нас ждёт конкурс, но не забывайте и про ежемесячные конкурсы, дорогие участники, а также про квесты, в которых вы играете! Вдохновения и удачи всем!
Свершилось! Сюжетная арка «Воронка Хроновора» подошла к своему логическому концу и мы даже не состарились. Всего было отыграно 25 квестовых эпизода и написано более 1700 постов! Итоги и события все желающие могут посмотреть в разделе сюжетных хроник. Не забывайте, что у нас проходит масса других квестов, не стесняйтесь открывать свои и участвовать в квестах других игроков.
Доброго времени суток, игроки и гости! У нас всё хорошо, квесты играются, сюжетные эпизоды идут своим чередом. Прошу не забывать про очереди в личной и сюжетной игре. Посетите раздел «объявления», там вы найдете важные новости, обратите внимание на новость от 04 апреля. И, конечно же, не забывайте мыть руки, соблюдайте режим самоизоляции и избегайте людных мест, ибо коронавирус не дремлет. К тому же, соблюдая эти правила, вам будет проще писать посты – с чистыми руками и дома!
Всем хорошего настроения! У нас всё идет своим чередом: квесты продолжаются, личная игра идет, ежемесячные конкурсы тоже не дремлют. В этом месяце у нас два февральских конкурса: ко дню всех влюбленных и традиционный конкурс лучших постов. Не забывайте про очередность в квестах и личной игре. Пусть последний зимний месяц и следующий за ним весенний будут отличными!
С Наступающим Новым Годом! Пусть в новом году жизнь играет всеми красками, как конфетти, сбываются мечты, сияют на лицах улыбки, глаза искрятся счастьем! Пусть в душе будет больше добра! Здоровья, любви, взаимопонимания, радости, достатка, путешествий, впечатлений и только хороших событий. Пусть Новый год дарит только лучшее! И не забудьте принять участие в 3-м туре Новогоднего ивента!
Охо-хо-хо! Зима пришла, зиме дорогу! Не простудитесь в трескучие морозные деньки или жуткую слякоть, а ещё не забывайте про все мероприятия, что приурочены у нас к Новому году и ежемесячному поощрению активных и лучших игроков! С нетерпением ждем ваших заявок и участия в наших конкурсах! И счастливых дней декабря, пусть первый серебристый месяц подарит вам много энергии и отличного настроения!
Салют! Вот на дворе последний осенний месяц 2019 года, надеемся, у вас все отлично и вдохновение плещет через край. Кутайтесь в теплые пледы, запасайтесь печеньками, мандаринками и сладким чаем, впереди нас ждут новогодние праздники и холодная зимушка-зима. Кстати, мы завершили ряд конкурсов, спасибо всем за активное участие и не забывайте про квесты и личную игру!
Все игроки проекта могут как организовать собственный квест, так и вступить в любой квест, открытый для вступления новых участников, также имеется возможность вызвать мастера игры или прийти GM по заявке.
          




Первый разрез, пустивший по руке черную кровь, блуждал по руке от плеча до запястья, медленно рассекая слои прежде сокращенных мышц. Он не вызывал сильной боли, и, преисполненный уверенности вытерпеть все...
Визерион понимал, что перед ним не просто деос - сильнейший, невообразимый «механизм» хаоса и войн. Живущий по своим законам, видевший лишь собственные иллюзии, свой мир порядка на грани хаоса, энтропийное...
Леший же подробностей всех этих знать не знал, да и учитывая все обстоятельства - жутчайший парнишка с суровой планеты, еще более прожорливые всеядные овечки, да черные орхидеи...


      
      

А вот сколько бы Тонантос не раздевала антикверума, тот ни на йоту не переставал в ее глазах быть опасным хищником, а не просто возбужденным мужчиной. Нельзя сказать точно, было ли дело в его агрессивных словах и мыслях, удушающей ауре...

Неизвестно от чего Ферониас начал питать слабость к сломанным вещам и испорченным куклам. Неужели чувствовал незримое родство с кровожадным существом, которое по-кошачьи хищно пыталось ухватить когтями зыбкие обрывки космоса?

Открой глаза и посмотри как прекрасен мир в огне. Стон горящего леса и крики птиц. Огонь пылает с твоих крыльев чтобы сжечь до невесомого пепла память минувших времен. Схаласдерон был ее колыбелью, а вулкан...







Once Upon a Time: MagicideВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
Книга АваросаВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластияKARATADA
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieDark Tale



LYLФлудилка RPGTOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Хрустальный вой далеких звезд


Хрустальный вой далеких звезд

Сообщений 1 страница 13 из 13

1


Дата

Время суток на момент начала эпизода


Недалекое будущее 3002 года

Холодная лунная ночь


http://sd.uploads.ru/LrcDW.png
ost

https://img-fotki.yandex.ru/get/4605/47529448.d7/0_ccbdd_9580cb2b_S.png
Эридий, материк «Дэриус»
https://img-fotki.yandex.ru/get/63971/47529448.d7/0_ccbe4_4f93efef_S.png
Энтропиус ☆ Астериум
https://img-fotki.yandex.ru/get/2713/47529448.d7/0_ccbe2_2fef2076_S.png
Когда пути переплетаются подобно клубку змей, когда одержимость идеей губит жизнь, когда разум тонет в родных кошмарах, когда свидетелям высшим деяниям становится лишь хрустальный вой далеких звезд.
https://img-fotki.yandex.ru/get/15587/47529448.d7/0_ccbdb_b9c35479_S.png
Нормальное описание будет добавлено ближе к концу эпизода (для интриги лел).
Самая эпичная боевая система из всех.

Отредактировано Астериум (10.06.2017 22:34:44)

+2

2

вдруг тебе понравилось
[abbr="float:left"]http://s9.uploads.ru/iLj6M.png[/float]Астериум не знала, как справиться с этим. Ощущения были хуже, чем при болезни, когда вирус ломает словно ломает кости, и со временем становилось только хуже. Она не знала как справиться с этим обуявшим ее чувством, нет, целой сотней чувств, подобно иголками вонзившихся в некогда безупречно трезвый рассудок. В хрустальной, звенящей тишине застывшего под легким белым пологом леса, колыбельная звезд была слышны весьма отчетливо. Астерия бежала, и едва выпавший снег едва ощутимо скрипел у нее под скрытыми карабунклом доспехов ногами. Бежала от самой себя. Было холодно, но мурашки тревожили нежное, бессмертное тельце совсем не поэтому. Черное семя упало куда то в разум Астериума. Согретое теплом едва стучащего в ребра сердца и орошенное парой застывших на никогда не румяных щеках слез, это семя проросло и пустило корни, цепляясь за мысли и опутывая их подобно стебелькам дикого вьюна. И не понятно было пока еще даже самому деосу, что имя тому семени было Страх. Она не знала что это. НЕ ЗНАЛА.

На плечи давила тяжесть тяжелого, белоснежного сливающегося с общим пейзажем плаща-артефакта. Он волочился и цеплялся за снег, с каждым мгновением все сильнее сопротивляясь движению хозяина вперед. Но она продолжала бежать, утопая в сугробах, судорожно пытаясь думать-думать-думать, черт возьми, что еще ей оставалось.Она привыкла бороться с неприятелем именно с помощью силы своего разума, почти безграничными возможностями которого наделил сам Демиург.... а теперь нет, у нее не отняли это. Астериума контролировали против его воли, не позволяя мыслям найти одну единственно верную, что поможет освободить тело он поселившейся внутри дряни. Это было похоже на поиск крохотной иголки в стоге сена, вот только зажигалки и магнита у деоса никак не было. Наконец обессиленное тело упало на снег, перекатившись на спину. Белоснежные волосы рассыпались по снегу, утопая и сливаясь с ним. Падающие на лицо снежинки мгновенно таяли, ибо тело божества было в полтора раза горячее стандартного. Бессмертную действительно словно лихорадило: по телу то и дело пробегала эпилептическая судорога, дыхание было прерывистым, и вряд ли дело было в длинном забеге. «Уйди, уйди, уйди...» - думала она, и после каждой мысли тело истерически дергалось, пытаясь подавить в себе чужеродную душу, бесцеремонно овладевшей телом деоса по тончайшей эфирной нити былой связи двух существ.

Астериум чувствовала эфемерную тень, следящую за ней со стороны, и чувствовала, какой на самом деле смешной была сковавшая ее неприятность в сравнении с ЭТИМ. Алые глаза широко распахнулись, смотря вникуда - перед ними возникали события далекого прошлого, когда деосы убивали один другого в самый удачный для нападающего момент - когда сородич был максимально ослаблен и беззащитен. - Уйди, - прохрипела Астерия, не то тьме внутри, не то надвигающемуся аметистовому пятну огромной энергии, которое деос чувствовала затылком как жар яркого солнца в макушку. А тьма... она росла, постепенно заволакивая сознание черной пеленой. 
Бессмертная не знала, как справиться с тьмой, но тьма хорошо знала как справиться с деосом.

В последнюю секунду перед искажением Астерия ловит взгляд Энтропиуса на себе, одними замерзшими губами прошептав "забери ее", говоря о тьме, и затем глаза - белок и радужку - обняла чернота. Деос издала низкий утробный рык, ее мозг оказался подконтрольным равному по силе существу, и теперь, в глубинках сознания она начинала свое сражение. Бледная рука вытянулась вперед, кажется, в надежде на помощь Энтропиуса, но на деле лишь затем, чтобы из воздуха материализовать алое копье-оружие древнего божества. Оно угрожающе уткнулось в грудь мужчины.
- Отойдиииии от нее, твааааааарь. - розовый язычок облизнул холодные губы. Голос, что сейчас наконец обращался напрямую к первому из деосов, явно не принадлежал Астерии. Он был скрипуч и мерзок, неестественен и оставлял липкий и склизкий налет на звенящей тишине морозного леса, - Отойдиииии или следующим будешь. Твааааааарь.

Отредактировано Астериум (12.06.2017 14:17:42)

+3

3

http://s5.uploads.ru/m0Zvs.pnghttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/72664.pngБезумие хаотичного бога являлось той фундаментальной ипостасью, о которой помнили многие, но рты их были закрыты точно ставни в холодный день… Энтропиус знавал все о безумии деосов, о том, каково это полностью быть погребенным под непомерной тяжестью собственного греха, переступить грань и распрощаться с сужающимся миром, что через призму ярости выглядит жалким и ничтожным. 
Сочным и цветастым росчерком божественная беззащитно рухнула на снег, лишь ее волосы и кожа слились с его чистым и девственным цветом, совершенно не отражая той внутренней непроницаемой тьмы, потопившей душу. Энтропиус знал все о безумии…
Она боролась, боролась и ее магическая энергия, что незримым скопом витала вокруг, врезаясь в промерзшую землю, вся сущность древней заходилась в невероятных спазматических реакциях, точно коллапсируют тысячи вселенных, этого невозможно не ощутить. Колющая… бешеная… темная… паразитическая аура поглощала… Энтропиус знал все о безумии…
Астериум не была безумна, но то, что седело в ней, явно регрессировало из категории «нормальное» в категорию «инреальное»… впрочем, самое страшное не это, отнюдь… самое страшное, когда безумие, или тьма, или паразит имеет силы. Реальные силы, способны побороть… поглотить, присвоить… его желание обладать было на грани всех чувств, начиная от безумных, наподобие нездорового блуда, и заканчивая благоговением… так бы мог подумать хаотичный бог, но он отнюдь не думал. Ему было не столь важно, что за тварь сидит в его сестре, она – живое подтверждение... очередное живое подтверждение собственного мнения, что они – деосы, уже не те. Не те боги, созданные Демиургом, они иные. Возможно идеальнее с точки зрения чувств, глубже… не столь поверхностны, но слабее. Они. Все. Слабее.
Она беззвучно кричала, вытягиваясь всем телом к верху… к холодным и жестоким звездам, они безмолвно и, казалось, смеющими блеском взирали на то, как корчится в муках сильное и идеальное тело божества знаний. Когда деос хаоса полностью уступил свой разум безумию… очень-очень давно, ему чудилось – звезды находят это… упоительным. Тогда он их ненавидел, а сейчас? Сейчас смеялся, вторя их игре. Пусть воют в ответ… таков был и есть мир Его безумие. Но ведь прочим этого знать не стоит…
Тьма пробирала ее до самых костей, окутывала и поглощала, Энтропий взирал абсолютно бесстрастным и жестким взглядом, не имеющим точной интерпретации, он будто смотрел внутрь, видел не беловолосую деву, а тварь… сидящую в ней.
- Падший в своем помешательстве, дитя, не достоин касаться оружия, созданного Отцом… - мягко… да-да, голос древнего был мягок, точно он говорил с ребенком… нашкодившим ребенком, а обращался отнюдь не к Астери, - игра должна быть честной…
Мужчина стоял у ног лежащей сестры, но мгновение и он повел корпусом в сторону, позволяя мечу скользнуть в бок и ловко перехватывая ее запястье, сжимая… мощный энергетический поток, порожденный Энтропиусом, обрушил всякую связь твари с внешним миром, оружие  исчезло… Деос опустился на колени рядом, чуть приподнимая голову девы, и внимательно всматриваясь в лицо…
Спасать? Отнюдь. Не за этим пришел мужчина, впрочем… ответ был слишком неоднозначным, ведь истина где-то посередине… спасать нет, но… время покажет, время расставит карты и определит роль палача.
Мощный ментальный и магический импульс был послан от основания шеи и вскоре пробрал тело, пуская по нему легкие приятные покалывающие искры, деос определил поле боя – там… в ее подсознании… зашептал ментально…
«Ты знаешь… Астериум… ты знаешь ответ, и ты знаешь, как справиться с тьмой, пусть тьма убеждает тебя в обратном… Твоя суть, твое естество… это в крови, в энергетической паутине, Мироздание бросило тебе очередной вызов… загадку… знание не облекшее формы, неужели ты не примешь его? Найди в себе ответ, от там… ждет… прими вызов и борись… никто не спасет тебя, кроме тебя самой. Никто не придет за тобой в эту тьму, потому… что сие твоя война и ничья больше. Твоя война. Твоя сила… Твое совершенное знание на короткий отрезок бытия…» - мысленный посыл очищал, скажем так… позволял прийти в себя и перевести дух, но не более… тьма вновь обрушилась скопом удушая… а деос прислушался к тому, что творилось в ней, выступая наблюдателем… а может даже болельщиком? Впрочем, он продолжал держать голову девушки, положив ее себе чуть ниже груди, и крепко обхватив поперек туловища…

Отредактировано Энтропиус (12.06.2017 16:25:19)

+2

4

I will not take from you and you will not owe
I will protect you from the fire below
It’s not in my mind
It’s here at my side
Go tell the world that I am alive

http://s8.uploads.ru/Ceymq.png
https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Сотня глаз вспыхнула в абсолютной кобальтовой тьме, алыми кровавыми всполохами. Глаза рыдали липкой вязкой кровью, хаотично меняя направление из стороны в сторону, словно пытались скорее зацепиться хоть за что нибудь в этой блевотной мути отравленного сознания. Нет ничего более мерзкого и противоестественного, чем эта слизь, скопившаяся на подкорке сознания деоса, чей удел полностью зависел от органа столь важного и хрупкого, что обходил и сердце, и все прочее по своей абсолютной значимости. Чернь, крохотной личинкой впитавшейся в саму ткань божественных мыслей, теперь разрослась, превращаясь в сотню безобразно копошащихся в бошке личинок, медленно разъедающих силу воли деоса, делая его подконтрольной марионеткой Первородного.

Он улыбался, гнусаво хихикал, рыгая проклятия и сквернословя, ёрзая словно нетерпеливое дитятко, что дожидалось десерта после невкусного супа. Невкусно - это то, что происходило сейчас. Астериум боролась изо всех пока имеющихся сил, пытаясь выказать максимальное сопротивление этому плесневому вирусу, заползшего в нее через крохотную пуповину связи, заботливо протянутую другому существу когда-то очень-очень давно. Жалела ли Астерия об этом сейчас? У нее банально не было на то ресурсов. Все ее силы уходили на борьбу. Внешнее умиротворение, которое маской накрыло одержимое существо - лишь видимость и иллюзия, мол, так всё и должно быть. Но вирус - создание тупое, имеющее лишь одну разрушительную функцию, и ему вряд ли удалось бы при всем желании обхитрить того, кому во всей вселенной не было равных. А потому и не было смысла скрываться, лишь приказной тон оставить в покое, обозначить свои права на захваченную силу. А Астерия, имея возможность лишь со стороны наблюдать странный диалог низжего и высшего существа, билась в истерике о стенки собственной души, что стала для нее ловушкой. Внутренности кипели и бурлили, отторгая чужеродные поводья власти над собой, организм ревел в желании явить расовый берсерк, но вот только чему? Истинное оружие, дарованное родителем после первого же вздоха деоса, и оно сходило с ума, перекликаясь миллиардами карабункловых чашуек, волнами накрывавших и скрывавших тело не в силах обнаружить очевидный источник угрозы жизни своего хозяина. Он был в голове... глубоко, вонзая свои волосатые лапки в кости, в оргны, в душу и саму сущность божества. Если деоса убить невозможно, не проще ли заставить его подчиняться своей темной воле?
http://sd.uploads.ru/l6Qg7.png

- Никто не видел мир, полный благодатной тьмы. Средь хаоса и теплого света первых светил легла наша колыбель, заботливо взращивая силы и вкладывая в ладони каждого свой особенный дар. И мы его несем с тех пор... - голос Астерии был тих и умиротворен, она словно разделилась. Одна часть ее сознания продолжала борьбу, другая эфемерной тенью застыла сбоку от своего брата, теперь непосредственно обращаясь к нему же. Астериум была... спокойна, наблюдая за тем, как гаснет свет в ее ключице - свет незримый для всех созданных после нее существ. - Никто не видел мир, полный пустоты, и в ней явилась я. И она меня не испугала, не тронула и тьма, что постепенно отступала перед искрами зарождающейся жизни. Никто не видел мир более холодным и мрачным... кроме тебя. Ведь ты был первым, Энтропиус.

Она словно не слышала, что говорил ей брат. Если тот желает посмотреть, что творилось внутри - пожалуйста, никто не стал бы возражать даже если бы и мог. Астерия не сопротивлялась его удивительно ласковым поддерживающим прикосновениям, наблюдая вместе с ним со стороны за тем, как черная дыра пытается сожрать мудрейшую из всех. Почему же она оказалась так глупа, встретив на своем пути такую угрозу?
- Ты видел нашего отца, Энтропиус? - вопрос, который она никак и никогда не решалась ему задать, но отчего-то он был безмерно важен для нее сейчас. Бледные ладони легли на плечи первого из деосов. Астериум словно стояла позади, привстав на цыпочки чтобы дотянуться до уха своего сородича и прошептать этот важный для нее вопрос, на который она давно знала ответ. Никто никогда не видел Демиурга, он был везде и нигде, он был рядом и в сердце, он был в крупицах сил и в каждой капле крови.
- Он есть и в свете, и в тьме. - продолжала она свою мысль тихо, все еще вглядываясь в немое сражение, - Тогда скажи мне, где заканчивается благодать и начинается безумие?
[AVA]https://pp.userapi.com/c841137/v841137459/b1a/3YhVRj9fCSM.jpg[/AVA]
Les Friction – Who Will Save You Now?

Отредактировано Астериум (13.06.2017 22:37:26)

+2

5

Смертные находили некое себялюбие в способности давать ярлыки категориям, представления о смысле и сущности оных не имея. Узри смертную кровавую бойню, что устраивал Хаотичный бог далеко в прошлом, бездны маслянистой глянцевой крови, проистекающей точно из устья самого Стикса, а потом сравни с картинкой безмятежности, творящейся со стороны на снегу и блистающей своим великолепием – брат утешает сестру? Да? Нет? Великое большинство, возможно, и не поняли даже малой толики происходящего, так кто безумию дал сие имя? Кто обозначил, что безумие разрушает. Да, разрушает, Энтропиус по сути сам олицетворял разрушение и созидание одновременно, двойственность его природы, ее дуалистичность постоянно давила. Тысячи и миллионы лет назад – темная ипостась, великий хаос и раздор, сейчас  - созидание. А может лишь безумие, умело претворяющееся рассудком?
Астериум ощущалась хрупким нерушимым сосудом, именно так дева интерпретировалась «базовой системой» Энтропиуса, его новым созидательным мировосприятием. Если раньше он зрел вокруг лишь неодушевленные объекты, болванчики… куклы – именуйте, господа и дамы, как считаете нужным, а себя видел кем-то вроде «последнего человека на земле»; последняя эпоха все изменила – вокруг глубинные, осмысленные, но способные заплутать создания. Более совершенные, но без способности достичь собственной совершенной природы в одиночку. Пугало ли деоса, что сие лишь очередная версия игры Космоса с его собственным разумом, очередная партия, когда на кону сущность. Нет.http://s2.uploads.ru/O72Pr.pngСосуд под именем «Астериум» до самых краев наполнен липкой алой слизью, столь искусно имитирующей кровь. Она уже выливается через край, бурлит… бушует, обжигает вековечный алмазный бок. Деос не способен испытать страх или ненависть, но то, что сидело внутри сестры, было в принципе недостойным их природы. Цепляющееся за нее, как за последнюю спасительную нить, скребущее по белому телу, оставляя глубокие шрамы и неусыхающие язвы.
А далее, далее произошло то, чего деос и ожидал… примерно – дробление сознания, отделение, безучастие, пусть же битва с Превеликой мерзостью, потерявшей себя и отдавшейся на милость животным инстинктам, борется с сущностью божества, пусть два края бездны вцепятся друг в друга мертвой хваткой или… может быть выход совершенно в ином? В принятии? В прощении? Безумие тем и славится  - своей абсолютной непредсказуемостью, пока Астериум одержала маленькую победу, сумев верно абстрагироваться, эфемерным духом, очутившись позади и даже уложив руки на плечи.
http://sg.uploads.ru/KTBnH.pngВообще, Энтропиус мог бы сказать, что его перворождение - вопрос на который никто ответа, кроме Отца и не знает, да, первый из равных, но сие ничего не дает. Сейчас деос не ощущал потребности ни в силе, ни в последователях, скорее… что-то иное гложило его нутро.
Секунда в дребезги разбивает вечность, а капля тушит вулкан. Деос чуть усмехается, поворачивая голову и склоняясь к виску сестры, его излишне жаркое дыхание обжигает пульсирующую вену, - я способен ответить на все вопросы, но будешь ли ты удовлетворена моими ответами, сестра? Позволь мне рассказать об одной стороне безумия, но позволь предстать рассказчиком для двух слушателей…
Он заглянул… заглянув в самую тьму, в беспросветный ужас ее разума, в коллапсирующее сознание, бьющееся в истерии, узрел тысячи-тысяч кровавых глаз… так безумно похожих на голодные рты, вгрызающиеся… нет, не в мясо, не в плоть, а в ее естество, в ее божественный разум, глодающие… жадные… с печатью «насилие» прямо в центре тлеющего зрачка. Заглянул насмешливым огромным глазом. Один глаз в треугольнике, фантасмагорично возникшем в темноте, точно извращенец через маленькую щель в дверном проеме, зрел… усмехаясь в ответ твари, сидящей в ней. Он зрел таким же безумием, но безумием иного вида. Пленительным. Затягивающем. Мягким и нейтральным, сладковато масленым. Точно в оливковое масло добавили жженый сахар. Та еще дрянь, но вреда не причинит. Просто смотрел, ничего не предпринимал. Смотрел безучастно.
- Я расскажу и тебе, заблудшее дитя… - заговорил деос, - вероятнее, ты и не поймешь речей. Послушай мою историю. Бог… великий и могущий сотворил нас равными в своей природе, но не равными в силе. Бог не показывал себя, но каждый зрит его по своему, Астериум… - деос произносил слова и в сознание и во внешний мир, божественная в любом случае его слышит, - в наш золотой миллениум я пытался великое множество раз представить Отца. Я представлял его точно помешенный... во всевозможных образах. С мужским и женским началом, точно подросток в пубертате. Я желал то, чем он являлся, фантазиров над его формой и содержанием… вначале Отец наш представлялся мне чем-то вроде безучастной энергии… чем-то вроде Высшего Абсолюта. Света. Ткани мироздания. Эфира… магии… времени… пространства… формы я не улавливал, но чем больше представлял его себе, тем больше желал и тем сильнее сходил с ума. А потом… Астериум, как думаешь, что было потом..? Он начал становится мне подобен… уже не энергия, а форма. Глаза… тело… безумие. Я окунулся в образ Бога, как в образ чего-то Человекоподобного… спроецировал на его сути суть более примитивную, даже не деосовскую. И… сгорел в бесноватом огне... медленно регрессировав во что-то... даже более мерзкое, чем заблудшая тварь, сейчас смачно сжирающая твой разум...
Все это деос громко шептал и Астериум и антиквэруму, что был в ней, они втроем точно спаялись полюбовно и дико, разумами. Энтропиус лиш говорил. Лишь вел речь, обращаясь и к ее сущности, и к сущности падшей зверюги.
- А теперь моя очередь, золотко. Ты ведь не хочешь обидеть старину Энтропиуса… расскажи… каково это быть созданным с превеликим стремлением к знаниям, являться их сутью, но… не получить изначально мудрости. Ответь, поглотив мудрость, ты действительно стала целостнее или сие привело лишь к опустошению?

+3

6

[AVA]https://pp.userapi.com/c841137/v841137459/b1a/3YhVRj9fCSM.jpg[/AVA]
http://s5.uploads.ru/Xs3va.png
Величественный, царственный, властный - вовсе не то, чем хотелось бы описать скопившуюся на внутренностях алую гниль, но именно так чувствовал себя сам паразит. Он чувствовал свое.... совершенство. Словно испив из золотой чаши, этот червь держал поводья греха Астериума, но на деле же нехотя окунулся в добродетель. Она и грех.... менялись местами, возможно ли было такое вообразить хоть на секунду? Теперь одержимость идеей стала бы лекарственным спасением для деоса, а добродетель - гибелью, ибо совершенство есть то, в какую яму сейчас трансформировался подавляемый организм. И Астерия за это боролась, за собственную свободу, хотя в действительности это выглядело как полное подавление. Энергия деоса гасла? О нет, она лишь плотнее куталась в черную дымку... вы видели когда нибудь, как погибает звезда? Если ее взорвать, она переродится и станет только ярче своим светом, обжигать, сжигать, да что угодно, главное сейчас было аккуратным едва ли не хирургическим движением выесть этого тлеющего червя из щели меж душой и разумом, куда нечистый имел наглость влезть и начать гадить.

- Разумеется целостнее, - она ни на секунду в этом не сомневалась. Астерия с толикой каким-то прохладным равнодушием смотрела себе под ноги, откуда на нее вылупилось сразу несколько алых кровоточащих глаз. Недолго думая, девица ткнула большим пальцем ноги в самое крупное око, которое лопнуло еще веселее чем какой нибудь мыльный пузырь. Где-то словно за стеной заверещало чудовище, хотя скорее это было похоже на сатанический недовольный всхлип, - У каждого свой путь, дорогой брат. И дорога эта возникает лишь под шагами идущего, и одним из первых таких шагов было осознание мудрости жизни. Потом еще шаг, и еще... если спросишь меня, дошла ли я до своего конца? О нет, я даже не вижу горизонта, я опускаюсь и поднимаюсь вновь, дорого сменятся горами трупов и океанами слез, миллионы жизни являются на свет и гаснут... как звезды в ночном небе. И мое дело наблюдать, и следовать тропе что начертал для нас всех  Высший. Даже когда он сбросил меня назад, вместо со всеми прочими деосами... я просто продолжила шагать вперед. Это не мой предел, - последние слова она произнесла полушепотом, прикрыв глаза, словно мечтательно отдаляясь в какие-то свои самые сладострастные и утопичные мечты. Она упивалась ими. Она была ими... одержима. Облизнув сухие губы, деос беззаботно лопнула следующий зрачок, пачкая ноги в этой рвотной черной массе, вытекающей из уже пустых глазниц. Она находила что-то странно приятное в этих воплях, но еще приятнее ей было смаковать еще раз сказанное дорогим Энтропиусом, который так щедро делился своим прошлым с нею. Всё это играло любимой краской Астерии - новизной информации, которую девушка вдохновленно раскладывала по полкам словно новую партию великолепных книжек. Алые глаза мерцали в алом полумраке отравленного сознания, неизменно возвращаясь к прекрасному лицу первого из сотканных Демиургом сынов, - Каково это, видеть как падают все прочие собратья и чувствовать алый плащ пощады на своих плечах? Он тяготит тебя как те оставленные Высшим силы, какие были в каждом из нас с начала жизни вселенной?
Беловолосая вышла чуть вперед, встав сбоку от своего собрата, словно пытаясь заглянуть сама туда, куда был направлен взор Энтропиуса. Она хотела быть подобной ему, всегда хотела, но знала, что Высший избрал для нее иной путь, полный колючих и ранящих душу терновых кустарников. И сейчас Астерия как раз размышляла, как вытащить огромную черную занозу из своих мозгов.
- Твой путь, в чем он? Ты застрял, - она говорила это сухо и с такой уверенностью, словно точно знала Энтропиуса, знала чем он живет, дышит, питается, с кем спит, кого убил на обед и всё такое. Она не знала, она... предполагала. И эта догадка легла на ее пухлые уста в легкой усмешке - о нет, только не над дорогим братцем - а он самой мысли, что она... возможно была права. - Ты достиг своей точки бифуркации, ты ожидаешь, чего ты ожидаешь? Есть ли хоть одна причина, по которой Высший всё еще в нас нуждается?

Вот они и подобрались плавно к одному из многих волнующих милую странствующую душу считающего звезд бога. Не менее плавно, чем сейчас сама Астерия всаживала крохотные энергетические иглы в хаотично расположенные и разглядывающие их глаза. Сочащейся жидкости становилось так много, что она уже неприятно щекотала щиколотку босых ног, - Ты ведь думал об этом. Не мог не думать... Весь мир живет единым порядком, выстроенным в чертогах хаоса и белены истинной чистой энергии, пусть и без большей части сил, но мы все еще существуем. Каждый из нас, свободно или в виде энергии внутри собрата, мы храним себя для чего-то великого и грандиозного, и эта часть пути - перекресток, в котором мы однажды столкнемся. И на мой взгляд, этот перекресток ничто иное как... конец всему.
...
Ты ведь думал об этом, да?
Не мог не думать.
http://s4.uploads.ru/xwFgY.png

Отредактировано Астериум (22.06.2017 11:56:54)

+2

7

http://sh.uploads.ru/Xf2qj.pngОна являла собой сингулярную колапсирующую звезду из чистой атомарной массы, притом, сотканная энергия звезды не магическая, а скорее даже психическая, поглощала все вокруг... нет... не правда... поглощала все, внутри себя. Пожирала собственное естество с необузданным аппетитом, вот оно — грехопадение деоса, о грехопадении Энтропиус знавал не меньше, чем о безумии, но Астериум точно не уступала ему в сем знании. Тьма сияющая и непроглядная, одно ее наличие могло вызвать у непосвященных ужас и шок. Тьма спасительным покрывалась легла на дно ее души, точно на хрупкие женские плечи... овеяла своим покровом, чтобы в следующий миг рушить и подвергать тотальному гнету все то, что противоестественно, а противоестественно была лишь чужеродная сущность... разве способен кто-либо, даже антиквэрум, тягаться с сущностью богов? Энтропиус не мог ответить на данный вопрос однозначно, а в свете своих преобразований, его ответ стал бы несколько странным.
- Ты глаголишь незыблемые истины, сестрица, - по свойски и с некоторой задумчивостью молвил деос, - твоя тропа действительно витиевата, как и тропы многих из нас... один очень хороший человек, как-то давно, сказал мне... мол, у каждого есть свой предел... вот лишь... Астериум, ты правда веришь, что своим гневом Отец отбросил нас назад? Обычные смертные могут сделать такой вывод лишь в случае, если после изменений стало в несколько крат хуже, чем до них... неужели в прошлом, до великого проклятия... там... далеко, великий звездочет был счастливее чем сейчас? Ты бы легко отказалась от всего того, что имеешь в нынешнем мире? Пусть наш золотой миллениум упоителен по своему, пусть мы ткали Энтерос точно помешанные скульптуры, но неужели... Астериум... неужели былое, тебе ощущалось целостнее и полнее, чем нынешнее!?
Голос звучал ото всюду, буквально из каждой частицы мира, словно молекула, атом, электрон — все они превратились в рты Энтропиуса и громогласно, но умеренно для ушей, передавали его голос, он вливался во все бездны, окутавшие душу божественной, даже в ту непроглядную тьму, но вливался нейтрально, не оказывая какого-либо воздействия в худшую или лучшую сторону. Вопрос, впрочем, тоже без нахрапистого удара, он определенно переливистый своей беспристрастностью и нейтральностью.
Голос закончился негромким смехом, - Золотко, ты молвишь так, словно подразделяешь всех нас на какие-то уровни... откуда сие заблуждение, ах да... пардонь... это истина в твоем мире, но в моем мире — чистая ложь. Некоторым мирам лучше не соприкасаться верно, и ты можешь видеть... внутренними глазами, собственным нутром, что бывает, когда два мира сливаются... давай, не расстраивай братца Энтропиуса, не уподобляйся большинству, наша божественная природа не настолько слаба... мы одновременно высший абсолют и жалкие твари земные — так считает мой мир. Я все еще ощущаю трепыхание Твари у тебя на подкорки... и знаешь, чем ближе эта тварь к своей цели, тем большее чувство брезгливости она способна породить во мне и в тебе... не подпусти ее ближе... это и будет твой придел. Если сгинешь, сестра — я не в силах спасти тебя, я буду лишь жалкой тварью земной. Если сгинешь — значит подпустила к своему пределу.
- Ответить на вопрос..? Хм... Нет, меня в жизни ничто не тяготило, кроме собственного безумия, но то время сгинуло, достигнув собственного предела.
Жизнь Энтропиуса наполнена миллиардами бушующих рек, с ледяными и огненными водами и он иногда ощущал, что внутренняя потребность лишь одна: найти устье слияния побольше, где вода становится просто приятно-теплой и пребывать на дне устья настолько долго, насколько это возможно и молиться, чтобы одна из рек не пересохла или окончательно не заледенела. Ибо тогда начнется новый этап безумия и он может оказаться в миллион раз хуже, чем был до него... - «Коль произойдет, остается надеется лишь на Рирарум и ее готовность уничтожить...» - пронеслась мысль, которую, впрочем, Астериум могла засечь, если постарается.
- Значит в твоем мире истина в том, что я застрял? За-ни-ма-те-льно. - не являлось утверждением, как и не являлась утверждением фраза Астериум, которую, собственно, и прокомментировал Энтропиус. Усмехнулся, всматриваясь абсолютным видящим глазом во всю мерзость, что творилась вокруг... Сияющая Божественная, ведущая нескончаемый бой с тем, кто когда-то был частью ее множественной судьбы. Ведущая бой и предающаяся грехопадению, превращающая вязкую прозрачную слюду в черный янтарь. Энтропиус помнил, что ранее считал... мол... Астериум один из тех, кому могут быть доступны непризнанные широты, но мысли стерло помешательство. Оно заставило деоса на долгие века сеять хаос в его негативном ключе: ярость, жестокость, зло, разрушение. Уничтожать на корню, не возводя нового на руинах.
- Хм, есть причина. Демиург нуждается в нас потому, что есть... Ты. - фраза прозвучала громко, отчеканивший в сознании Астер, точно рисунок на монете в станке, и эхом добавлено, - есть я... наши сородичи и прочие жители мира... есть сам Мир. Я вижу это высшим благом и общим сокровищем, второстепенностью... но ты не поверишь мне, верно? Разве можно поверить в то, что теперь... бог, сеющий хаос и раздор... беспорядочный бог... жестокий и знающий лишь краски войны, зреет мир в тонах ребенка? Нет... в тонах гуманиста. Я зрею, что мы все переступили некую грань, да, Астериум. Грань невероятную, и когда было положено ее начало тоже не увидели, но... это не делает нас хуже, чем мы были, это делает нас лучше. Моя истина в том, что мир состоит из бесконечного числа загадок, вечности и целостности, которую следует собрать, но у нее тоже нет придела... игра, что будет развиваться вместе с нами. Отец любит нас, пусть и его любовь жадна до безумия... Я скажу итог, позволь, золотко. В моем мире перекресток в душах каждого, и не один, их тысячи... наша судьба изрублена ими до самого основания, каждый новый... может стать концом или началом, я зрею... что могу только помочь, насколько обозначит наш Отец в его преодолении неким... конкретным, как и ты и каждый. Каждый из нас берет множество ролей, вот сейчас я не хотел бы, чтобы тварь, питающая к тебе нездоровую грешную любовь, поработила твой мир. Но я ничего не сделаю, чтобы помочь твоему спасению... ничего большего, чем сейчас... может было бы даже лучше, найди тебя, кто-то еще..? - последний вопрос прозвучал странно, с легкой... эмоциональной изюминкой что ли, придыханием, а нет... показалось.
- Расскажи, как ты довела до этой мерзости свою природу божества, почему подпустила Его столь близко?
http://s7.uploads.ru/caGVN.png[mymp3]http://cdndl.zaycev.net/131186/471242/%D0%A2%D1%80%D0%B8%D0%B0%D0%B4%D0%B0_-_%D0%BF%D0%BE%D1%81%D0%BB%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5.mp3|Послание[/mymp3]

+2

8

http://s4.uploads.ru/kCV0l.png
Астериум его не понимала. Наблюдая за тем, как сознание тонет в крови - не её собственной, разумеется - деос размышляла о многогранности одной и той же истины. Правда - она одна, но рассматривать ее лишь с одной стороны было вещью глупой и непростительной. Творение Демиурга, созданное с целью нести хаос и гнев, могла ли его понять в действительности та, что всегда преследовала совсем иные цели? Жизнь для Астериума заключалась в бесконечном поиске - чего? - знаний, истины, себя, сил во имя самосовершенствования. Как бы не складывались обстоятельства, дорога всегда вела ее вперед. Вернуться в прошлое "я" означало потерять все накопленное и приобретенное ныне, а это было бы недопустимым. Но восполнить былые потери, не жертвуя при этом настоящим - цель не менее сладкая, чем нашептывающая похотливые речи куртизанка на обочине. Астериум лишь слегка повела плечами, словно разминая больную шею - кисти бледных рук давно касались наступавшей на сознание кровавой копоти, она лениво кипела и бурлила, но не обжигала. Цель дряни - поглотить сознание полностью, и если Энтропиус легко и в любой момент мог покинуть отравленный сосуд, оставив сестренку догнивать и разлагаться, то у сознания Астерии такой роскоши не было. Если бы в ее доме горел огонь, и ей можно было бы вынести всего одну вещь из оного - она бы взяла с собой именно это пламя.

- Прошлое, настоящее или будущее - оно имеет одинаковую цену. А валюта называется всего одним словом - время. На него ты приобретаешь или теряешь власть, силу, знания... особенно знания. Я не знаю что есть счастье, а ты? - алые глаза тускло блеснули в черноте утопающего разума, - Вся разница для меня заключается в возможностях. Сила - это ресурс, а деосы лишь зодчие, которым было позволено когда-то творить. Каким бы упоительным для большинства собратьев не был золотой миллениум, большую его часть я потратила на привычное созерцание и понимание вещей. Я не упиваюсь силой, не наслаждаюсь властью, для меня безразлично время, но знания... увы, порой постичь их можно лишь великой ценой. За некоторые из них я расплачиваюсь и поныне...

Бледные руки обняли свои же плечи, размазывая темную кровь по нежному телу, словно Астерия вся куталась в какие-то одной ей приятные воспоминания. Так, в целом, и было, только приятного в них было мало. Ее глубоко, жаром в самой утробе, грело то как почти неощутимо за нее переживал милый Энтропиус. Или ей так просто казалось. Его хладный голос отрезвлял, но и был суров, деос не то предостерегал ее, не то угрожал, и почему-то самой Астериум это было странным образом приятно. В отличие от многих своих братьев и сестер, бледная была одной, если не единственной, которая была рада окунуться и в убивающий жар, и в удушающий холод вод, и всё ради мимолетной крупицы знаний, даже самой незначительной - она жаждала каждую из них. Астериум была фанатична, они были нужны, в этом ее смысл и существования. Остановившись хоть на шаг, она переставала следовать нити совершенства, опутывающей её всю с головы до пят подобно наматывающемуся на веретено золотому сукну. Поэтому даже сейчас, во всем этом, как это он назвал, грехопадении Астериум извлекала для себя что-то для одной нее важной. Она будет знать каково это, хоть отчасти, но она поймет безумие Энтропиуса, поймет это чувство, и будет знать, как с этим бороться впредь. Аметистовый бесконечно прав, ни антик, ни кто либо еще не способен встать на одну ступень с деосами, не будет этого и сейчас. Вся разница заключалась лишь в опасном том, что, будучи изначально существом сильным, этот антик получил огромную привилегию в виде сияющего окна прямиком в душу Астерии. Одержимый фэдэлес через укрепленную власть копнул слишком глубоко, туда, куда соваться совсем не следовало и быть может милосерднее было бы сгинуть душой еще за время второго испытания, которое он имел несчастье пройти первым из всех её фэдэлесов. Тысяча ранее забитых во внутренности монстра алых игл взорвались мириадами жизнетворных игр, яркими всполохами чистого света... но сознание продолжило тонуть в смольной бездне. Чудовище тянуло деоса за собой. И если Энтропиусу было дозволено в любой миг покинуть сознание сестрицы, то как она убежит от себя же?
Печальное лицо скрылось в алой мути, её "мир" был затоплен, но в последние мгновения теплые ладони касаются мужского лица. «Помоги мне...» Она не просит вытащить ее своими силами, она просит лишь не отвергать ее цепкие прикосновения. Просто позволить ей держаться... Она не просит вынести ее сознание на ладонях к благодати, она просит позволить ей вдохнуть живительной реальности. И Астерия дышит, через чужие губы, чувствуя как бездна отступает, и как освобождается сознание, оно чистое, оно легкое. А чернь, ранее измазав все ее нутро, превратилась в крошечную кляксу, прежде чем не исчезла полностью.
Деос делает глубокий вдох, словно продолжая его из того последнего, что замерло в легких у подсознательного "я", и вкусила стылый мороз реальности. Она победила. Снежинки все так же продолжали падать на бледное лицо, а Энтропиус все так же взирал на нее сверху вниз. Бледная кисть касается руки брата, осторожно, быть может даже скорее из-за общей фоновой слабости, которая отступит полностью в скором времени. А деос не боялась, не жалела, не чувствовала стыда, и не потому что Высший создал ее такой бесчувственной тварью. Просто ничего этого не было. Астериум никогда в своей жизни не встречала даже подобие сострадания, для всех она всегда и самая сильная, и мудрая, и опора, и та, что знает на всё ответ и правильный путь. Это была усталость... усталость, оказавшаяся роковой, и усталость, которой она более не хотела поддаваться, - Помоги мне. Помоги быть сильнее.
http://sg.uploads.ru/lFTxn.png
[AVA]https://pp.userapi.com/c639328/v639328459/302a7/4NUj5Lu69II.jpg[/AVA]

+1

9

Нет. Энтропиус не собирался сейчас покидать отравленный выгнившим ядом чужеродной души сосуд под именем «Астериум», как и не собирался брать божественную мочалку или губку, дабы оттереть покрытые кровавой слизью опороченные внутренние стенки ее сущности. Порок лишь временное заболевание, оно пройдет, тем более есть множество видов порока. Сейчас в теле белоснежном, мягком и податливом. Обманчиво. Все обманчиво, но так. Сейчас в этом самом теле и билось два порока, так зрел сам Хаос! Порок низменный, пахнущей гнилью и трупами червей, застеливших ее дно, а еще порок высшего порядка – истинная тьма деоса, его грехопадение, очистительный порок, что нередко можно заприметить в бездне ее поглощающих сам свет мироздания зрачков. Зрачки монстра, непомерные бездны... деос располагался рядом, позади, но видел их, как видит мир через каждый атом или сквозь любую молекулу. Зрачки прекрасны, заволоченные мутной пеленой и стекающие из глаз кровавые слезы. Астериум – высшая мера стремлений к знанию и одновременно убийственный фанатизм, деос зрел в ней отчего-то душу ребенка, нет… скорее подростка в нежном возрасте, жестокого, какими бывают нежные подростки и одновременной чистой в своем пороке. Насколько чисты в своих пороках и экспериментах сие детки, перешагнувшие грань своего детства, такой он видел Астериум. Пугающая для нормальных существ, если бы они имели силу и возможности мозга осознать истинную суть деоса. Не добро и не зло, по своей сути, нечто противоестественное и инфернальное, Энтропиус был готов поклясться на собственной крови, что такие как она не проигрывают. Таким как она… или все его оставшиеся братья и сестры, так просто не свернуть голову, не переломить хребет, разве что… монстры подобного ранга, обитающие и на Схаласдероне, и на Эридии… на Климбахе, да… там есть таковые и их стоит опасаться, но монстры с иной личиной никогда не посягнутся на природу. Ее природу или его природу, они так же абсолютно невообразимые внутри, и загляни внутрь, как заглядывает сейчас деос беспорядка, любой нормальный мог бы задохнуться от экзистенциального шока. Это все Астериум – помешательство фанатика в стремлении к истинным знаниям, щедро овеянных былинами о мудрости. Энтропиус не верил в существование мудрости.
Руки брата настойчиво и без возможности вырваться сжались на ее нежной лебединой шее, сжалась удушающе, дыхание, отдаленно с привкусом паленой травы, тронуло правую щеку, деос чуть усмехнулся, прижимая ее поближе, но вместе с тем, как бы показывая этим жестом до чего она себя довела, жест лишенный какой-либо точной интерпретации, но имеющий подтекст… родительского наказания? Нет, ничего такого, он ей не отец и даже не брат толком, деосы не братья и сестры, в том понимании в котором привыкли осознавать сие слова смертные, скорее собраться с духовной общностью.  Дети, кинутые Отцом и выросшие в одном детском доме, над которыми совершили один общий эксперимент, сгубивший все… но так ли это? Астериум лучше знать… ее истины не тленны или же способны тлеть быстрее, чем беззащитные крылья мотылей?
Он начал отвечать на ее вопрос… с нотами стали, снисходительности, веселости, глумливости, жестокости… любви… братской любви…
- Да-да, все так, Астериум… Ниакрисс, я верю в истину каждого твоего слова, дитя… и даже будь это сущим ядом, готов отравиться им во блаж нашу общую! – он говорил точно фанатик, точно ее фэдэлес, истинный сподвижник, но сие было лишь… чем?
Грех беспорядка. Кто знает его истинную личину? Лишь сам Энтропиус. Его сила – беспорядок во всем. Во всем... это как? Во всем: в генах, в атомах, в душах, в естестве мира, беспорядок на фундаментальном уроне, беспорядок с большой буквы «Б». Беспорядок как… «Бог». Нет. Об этом Энтропиус себе запрещал думать, он не отождествлял Беспорядок и Хаос, беспорядок… не зло. Хаос – олицетворение зла. Астериум – не зло. Ее греховность… упоительна. И чтобы совладать с ней, он – деос беспорядка, должен был неплохо постараться, тут не решала сила, будь он еще во сто крат сильнее, а она во сто крат слабее – ничего не изменилось бы, он бессилен. Их природа равна. Они все равны, теперь это он осознавал.
- Ты так вовремя заговорила о времени, хочешь я еще дам тебе пищу для размышлений? Сейчас… время новая категория, ею оно стало совершенно недавно, думаю, ты кое-что сама ощутила… валюта под названием время на вселенском валютном рынке вначале обвалилась, а после была замена… лишь одно слово – магия времени больше не быль. Впрочем, я знаю слишком мало, но ты… ты могла бы разобраться, имея ресурсы, дарованные Богом… вот лишь тварь, овладевшая твоей душой и нутром и истязающая его… немного мешает, да?
Нет, Астериум не казалось, Энтропиус переживал… хотя не за нее как личность, а за ситуацию в целом, будучи деосом, он видел цель и стремился к ней всеми силами и не в его планах, чтобы жалкая примитивная мразь сейчас вонзала свои окропленные греховным ядом клыки в ее плоть. Вот лишь схватить мразь за глотку и выдрать из себя, могла лишь сама Астериум.
Бой начался… Помрачающий само существование их расы, она трепетала в его руках как лист на ветру, как порванные крылья мотыля. Трепетала собственной силой. Что высвобождалась раз за разом, жуткая… эфемерная. Деос всегда считал, что Демиург вложил в Астериум женское начало, он и сейчас не изменил своей точки зрения, но… этот вольфрамовый стержень… не хуже его собственного, хотя… нет, гордыня не его грех.
Руки чуть ослабили хватку на шее, позволяя ей лучше касаться лица брата, смотреть на него, но не видеть, да?
- Дыши… чтобы не случилось. Пусть нам не нужен воздух, но дыши. Дыши не ртом. Дыши, чтобы исторгнуть эту дрянь из себя. Смотри на нее не отводя взяглд. Вот так… да.
Горячая ладонь легла на лоб божественной, а после спустилась на глаза, закрывая ее взор, точно непроницаемое полотно, - ты сама говоришь, что дорога появляется под ногами идущего. Так иди. Иди к своей силе… а Отец поможет тебе осветить путь очами твоих братьев, сестер и последователей… ты победила. Я не сомневался.
Он поднялся с холодной земли, что стала обжигающе горячий, и взял ее на руки, держа под голову со спиной и коленки, - ну вот и все, золотко, куда тебя оттаранить, признавайся! Старина Энтропиус сегодня добрый, побудет службой доставки, не растает. Не сахарный. – он тихо хмыкнул, чуть «подбросив» девушку на руках, как делают чисто во благо… не более пары сантиметров.
http://sg.uploads.ru/8iTlB.png

+2

10

http://sd.uploads.ru/EXsYV.png
https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png

Карабункловые кости слегка ныли, словно терзаемые непогодой и общим давлением. Много раз они были сломаны, и много раз сращивались вновь, словно рождаясь заново. Астериум был отшельником, одиночкой. В то время, как большинство деосов объединяли свои силы, творя разных созданий, ныне привычно населяющих почти что каждую планету, деос силы разума всегда держался обособленно. Одиночество никогда не пугало бледную, в нем она находила странный животворящий покой. Тем более, что считать звезды приятнее было в тишине, не отвлекаясь ни на кого и ни на что. Ей незачем было испытывать лишние чувства или привязанность к чему либо - Астериум была всего лишь странником, была в вечном движении в погоне за неуловимой целью, и видимой одной только ей. Прав был Энтропиус - у каждого деоса был свой период падений, и если у аметистового это был всесокрушающий, поглощающий хаос... то Астерия нашла своё дно в забвении, в потери привычной цели, в пустом существовании без возможности стремления к чему либо. Мечта для нее подобна комете, и Астерия, словно озорное дитя, всякий раз держала её, взрывную  непокорную, за хвостик, смеясь и убегая вперед вместе с призрачным подобием смертного счастья. Без оглядки на кого либо - ей просто не на кого было смотреть позади себя, как никто никогда, обычно, не замечал тихого мыслителя рядом.

И поэтому Астериуму было так странно сейчас. Никогда, ни один собрат, не приходил к ней в час тенистой смерти. Деос не умирала, разумеется, но не единожды за своё существование уже чувствовала когтистые лапки на шее одной морщинистой старушки, что любит излюбленный бледной вид оружия. Алые глаза с тусклым свечением - не от бессилия, сил в деосе было много, здесь скорее психологическая усталость была - бросала скромный взгляд на Энтропиуса, чувствуя подобие... стыда.

Да, ей было стыдно. Вот так легко и просто, как если бы юноша вытянул из воды утопающую обнаженную красотку. Там, разумеется, не до правил приличия было, когда на кону стоит жизнь, но многим позже, когда критический момент уступал следующему за ним спокойствию, вместе с теплом радости приходил именно стыд. Астериум не была обнажена, но именно так себя чувствовала сейчас перед аметистовым - он видел то, чего видеть не следовало бы никому. Астериум была благодарна, честно и искренне, но неловкость того, что кое-кто залез в ее голову, видел ее слабой - божественную это просто уничтожало и расщепляло на миллиард неловких частиц в эту секунду. Бледные щеки не знали румянца, но он непременно сейчас бы алел не хуже отблеска карминовых глаз бессмертной. - Меня это тоже волнует, Энтропиус. Есть вещи в мире, которые трогать не только не следует, но и опасно. Опасно для всех. Отец свил гнездо мира из многих вечных вещей, и время - лишь одна из его прочных, несущих ветвей. Вытяни одну, и другие посыпятся... - девица прижалась щекой к плечу сородича, когда сильные руки мягко подняли ее в воздух. Астериум не возражала. Любое доверие - глупость. Так говорили у нее в ордене, и так жила сама Астериум. И сейчас она чувствовала себя... глупой.

- Отнеси меня туда... где я не была никогда. Покажи то, что мои глаза не видели, уши не слышали, а уста не молвили никогда, - девушка подняла глаза к лицу аместистового. Это могло быть любое неизвестное ей место, будь оно реально, или лишь воспоминание самого Энтропиуса - коль Астериум его не знала, годилось всё, - Это придаст мне сил больше, чем что либо еще в этом мире.
https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png

+1

11

[AVA]http://sh.uploads.ru/0ZwOq.png[/AVA]Слабость и мнимая избранность всегда порождали в «былом» Энтропиусе лишь одобрительный смешок, до оскомины легко управлять умами, если они свято веруют в идею собственной нужности. Он знавал об этом в настоящем. Он прекрасно использовал это в прошлом.
Скажи Астериум ему, что никто и никогда не видел ее слабой, божественный лишь бы снисходительно покачал головой. Не поверил. Скажи Астериум, что тварь в ней окончательно сгинула — и это он бы подвергнул сомнению, так как в мире не существовало ни одного незыблемого закона, в которое деос, олицетворяющий собой первозданный хаос, верил или на который мог бы опереться.
Да, ее прекрасное изящное тело, с упоительно-прозрачной белой кожей... в темном сумраке, пленяющим кисти непоколебимыми кандалами, говорило о многом, но... Энтропиус много знавал о слабости: его падение и его возвышение. Абсолютную слабость хаотичного бога, имели честь лицезреть Все. Миллионы пали жертвой этой слабости. Слабости перед собственным безумием... нет... не безумием. Не стоит обманываться. Слабости, перед собственным... грехом. Тогда деос проиграл одну из битв, но Астериум в эту минуту выиграла свою. Жаль, что их роду древних божеств не завершить войну. О войнах деос знал не меньше чем о беспорядке.
Энтропиус объединил силы лишь однажды, лишь единожды в своей жизни он встретил деоса, которого посчитал интересным, путь и деос оказался его полной противоположностью, ведь у Астериум тоже был подобный деос? У всякого деоса было существо схожего толка... особое. Так сразу и не скажешь: то ли сладкий яд, то ли горькое лекарство. А творить что-то вместе..? Часто Отец и не спрашивал их разрешения, сила просто проистекала, рождая особые формы жизни — смертельно-опасных монстров, в котором заложены крупицы силы каждого. Крупицы каждого деоса их общей работы заложены в трансдентах. Сейчас их лишили длани Творить. Древние не Творцы с той минуты, как лишились милости Господа. Падшие ангелы...
- Именно, - горестно ухмыльнулся, - и мне все чаще и чаще кажется, Астериум, что в Энтеросе уже произошел крах системы, и я страшусь... насколько мы деосы способны... что вскоре ткань мироздания растащат на нити вандалы. - тему он решил не продолжать, в этом они с сестрой оказались одного поля ягоды. Мнения сошлись.
- Ага... ты задала мне задачку, я люблю задачки, хотя в них начинаю придаваться твоему греху — фанатизму. Ты же понимаешь, - похоже, бог беспорядка подошел к просьбе сестры со всей серьезностью, - отыскать в мире что-то подобное практически невозможно. Предлагаю преобразовать игру. Даю слово, что я когда-нибудь отнесу тебя туда, где ты никогда не была, и про уши и уста тоже помнить буду, а вот то, что ты не видела... это легко! - мужчина чуть встряхнул тело на своих руках, - свою женскую ипостась я примерял лишь один раз в жизни и было это еще в да-а-а-авние времена, но сейчас я ощущаю, что границы стали мягче и женская форма подверглась каким-то изменениям. Дай Отец, я буду приличным божеством во второй истинной форме! И может быть даже останусь полностью при своем уме! Ни пуха ни пера!
Форма сменилась слишком быстро, и теперь Астериум на руках держала девушка! Ее длинные волосы, чуть кучерявые... эм... нежно-зеленого цвета, струились ниже поясницы, глаза имели яркий неестественный фиалковый цвет, груди служили неплохой подушкой для уставшей Астер. На вид девушка была чуть смазлива и молода. Однако одежда походила на куски какого-то льняного тряпья, а голову вместо повязки венчал череп барана...
Практически сразу под их ногами снег превратился в зеркальную поверхность льда, где деос с миной эпичности на лице, что выражала «ну вот опять» изумился, - ну ты только глянь, папка сменил мне одежду на тряпье нищенки, нацепил мне череп на макушку и перекрасил волосы. Невообразимо! Лучше бы ты этого и правда не видела, а вообще... данную форму надо бы посадить на диету, крошка Марерум была права. Сладкое оказывается реально вредит женской форме! - девушка громко расхохоталась, внезапно закружив Астериум по льду, точно два фигуриста исполняли танец. Эрида (женское имя Энтро) неслась быстро босиком по гладкому стеклу, петляя и создавая каток прямо у себя на ходу! Лед формировался под ногами в искрах голубизны, дух захватывало от столь стремительного перемещения и ветра что то ударял в лицо, то мягко ласкал его морозными касаниями. Впереди показался обрыв! Кажется их холм заканчивался резким обрывом в бездну... нет, не бездна, а просто обтесанный кусок горной породы, далеко внизу плескался океан. Или он виднелся в раскрывшемся портале?
- Держись, прыгаем! - заливистым смехом раздался звонкий голос Эриды и она сиганула вниз с обрыва, в воздухе выпуская Астериум из рук в свободное падение...

+1

12

Энтропиус постоянно делал одно и тоже по отношению к Астериуму.
Он ее смущал.
Иногда действиями, может даже не до конца осознанными, просто задевающими ее нутро, а иногда, казалось бы, намеренно. Вот как сейчас. Едва только алоокая собралась возразить братцу, что истинный облик - он ведь всего один, в чем батя велел родиться, так скажем, кааак... вряд ли это был хлопок, хотя что-то в голове у Астериума в этот момент точно треснуло. Слишком много потрясений на сегодня, ты не находишь? - такой вопрос девица задавала себе сейчас, пытаясь любым образом отзонить все прочие возникающие в голове ??? от одного лишь вида Энтропиуса в... как это вообще назвать. Несколько минут благодатного покоя в сильных руках сменились откровенной, слегка нервной, дрожью. Бледная щека оторвалась от пухлой груди насколько резво, как если бы деос наслаждался не секундной приятной мягкостью, а разъедающей лицо кислотой Бледная рука нерешительно коснулась странного украшения, закрепленного на зеленой макушке. - Что это за несчастное животное, Энтропиус...

Мудрейшая была... в ступоре. Это уже даже не смущение, это тотальный абсурд, и он творился главным образом сейчас и в без того пострадавшем сознании Астериума. В голову невольно даже закрались мысли о том, что деоса тупо глючит, наверное, после такого расхода ментальной энергии на избавление себя же от едкой заразы. И она же зеленоватым осадком сейчас осела на мозговых извилинах, отказывающихся адекватно воспринимать новый внешний вид собрата. - Не могу сказать, что тебе это идет... Но игру ты, безусловно, выиграл, да и едва ли эта информация будет для меня полезной... хотя...

Если бы Астериум умела смеяться, то орала бы сейчас во все горло, сотрясая хладный воздух вокруг искристым, божественным переливом. И после этого мощного крика, наверное, сюда еще с десяток лет ни одна живая душа не решилась бы придти. Но Астериум даже улыбаться удавалось с трудом, особенно тяжело это стало тогда, когда братца куда-то понесло по скользкому льду. Даже вопреки вселенской усталости и желанию зарыться в снег, и просто тупо немного поспать, бессмертная прилагала массу усилий для простого осознания ситуации, и что за оной следует. Попытка логически просчитать дальнейший путь, замысел, алгоритм действий Энтропиуса терпел решительный крах - на то он и бог хаоса, что сумел поселить его даже в такой невинной, кажется, ситуации.

- Тооолько не надо прыгать, прошу! - завопила Астериум в последний миг, протестующе дернув ногами в воздухе. Угробить ее решил что ли? Интересный метод, немного недейственный, правда, хотя как сказать. Однажды Астериум видела уже нечто подобное. - Знаешь, видала я одного деоса, бедняге из всех грехов досталось отсутствие воли к жизни, - слова оборвал шумный всплеск воды - или это грохнулся сам Энтропиус, когда два тела достигли два непонятной воронки, или какой-то грузный осколок льдины, на которой бог войны минуту назад проехался своими девичьими изящными ножками. Сама Астериум падать в воду не имела никакого желания, подминая гравитацию вокруг свободно падающего тела под себя, и зависнув черноте на высоте, не позволяя себе упасть в чуждую стихию. Не умела она плавать, да и... как-то брр это. Вот если Энтропиус ее сейчас еще и в океан окунет... - Так вот, несчастный возрождался каждые сто лет, и шел к любимой пропасти. На дне оставлял свое истинное оружие во всей красе, а сам скидывался с обрыва на него. Умирал, и возрождался вновь. Забавное зрелище, хочу сказать. Следующий раз он оживет примерно через тридцать девять лет, приглашаю посмотреть. Может, переубедишь его... мне не удалось, - какое-то не завуалированное приглашение на свидание, да и, в любом случае, ничто не может быть более странным сейчас, чем эти зеленые волны волос, затерявшиеся где-то внизу, - И где мы?

Отредактировано Астериум (22.08.2017 18:49:22)

+1

13

Да-да-да, малышка Астериум и ее сестра Марерум, исключительно по мнению деоса, находились относительно на одной волне, как он и Рирарум, их миры были различны, хотя, судя по готовности сестер, разделить их общий союз, придавало мирам некую единую цель. Десу вдруг стало интересно, по какой версии законы древних работают на сестрицах, божество знаний, судя по всему, тщательно отсеивает информацию, хотя способна воспринять эмоции «обескураживающего куража», но едва ли желает этого от брата, что по сути верно и логично.
Первое время деос шел ко дну и в момент, когда тьма заполоняла собой взор, двинул ногами, вырываясь на брег и грузно опустился... опустилась... на гладь воды, ставшей внезапно твердой как стекло, но чуть прогибающейся под босыми стопами. Энтропиус была мокрой с головы до ног, а ее глаза горели бесовским огнем, на губах играла живая и радостная улыбка. У каждого деоса своя маска, верно? У Астериум и Марерум сосредоточенность, внутренняя концентрация, меланхолия и серьезность, у Риоры ко всему еще прибавляется милосердие и вечное сомнение, точно она каждую секунду жизни бродит в лабиринте из которого нет выхода. Энтропиус же, изначально создавался богом хаоса, беспорядок во всем - даже в генах и частицах мира, теперь он и вел себя беспорядочно. Его маска. И по какой-то причине, она имела слишком веские отличия от тех, кого божество встречало за последнее время из собратьев или встретит, даже того же Ферониаса.
- Хм... - девушка развалилась на водной глади, разминая ноги и шевеля пальцами, - а может ему следует показать что-то... чего глаза не зрели, уши не слышали... а лучше, даровать знание, от которого в разуме произойдет просто взрыв красного гиганта и снесет на корню прежнее мировоззрение и личность, оставив от них лишь дымящуюся воронку? У меня было нечто такое, да. Или... - тут древняя выдохнула, откинув мокрые пряди волос со лба и плеч, - некоторым нравится пребывать в оковах, что возводит их же разум. Я точно знаю, уж поверь. И нет ничего слаще сих оков для этих страждущих...
По внезапно возникшей хищной ухмылке на личике и активному разминанию пальцев рук, можно было судить, что Энтропиус согласен на предложение, но... вдруг девушка вскочила, оглядываясь. Выругалась... и... быстро затараторила.
- Ну вот опять, такими темпами она мне там весь орден к праотцам отправит! Астер-тян, прости своего нерадивого братца, - недо-архонтка ударила себя кулаком в грудь, получилось более чем комично, - но мне нужно покинуть тебя. Я помню свое обещание и еще помню... у нас ведь с тобой договор верно? Опробуем же попытку воссоздать хоть отдаленно семейные узы, деосов слишком мало осталось, почему бы нам... нет, упаси Отец, семью образовывать абсурд, тем более каждый деос самодостаточен, да и мы на каком-то генетическом уровне избегаем массы собратьев... однако, я готов рискнуть и попробовать чуть сменить стрелки компаса мировоззрения в сторону маломальского сотрудничества, дабы хоть как-то обезопасить нас самих... начинается трудное время... нам может понадобиться поддержка друг-друга. Знай, я на твоей стороне, пока это сторона созидания мира. Я и Рирарум. А сейчас... тебе бы стоило отдохнуть, я так думаю...
После этих слов деос знаний оказалась там, где бы ее без проблем могли отыскать товарищи или последователи, например, прямо возле ордена или дорогой сестрицы... или... ну, ей решать.

Конец! Спасибо за игру было безумно интересно! =З

Отредактировано Энтропиус (06.09.2017 10:25:55)

+1


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Хрустальный вой далеких звезд