Всем привет! Надеемся, что вторая половина 2020 года не добьёт нас, ведь приближается довольно знаменательная дата. 19 октября ровно пять лет, как на проекте ФРПГ «Энтерос» началась игра [был написан первый пост], мы считаем это дату Днём рождения форума. Уже по традиции нас ждёт конкурс, но не забывайте и про ежемесячные конкурсы, дорогие участники, а также про квесты, в которых вы играете! Вдохновения и удачи всем!
Свершилось! Сюжетная арка «Воронка Хроновора» подошла к своему логическому концу и мы даже не состарились. Всего было отыграно 25 квестовых эпизода и написано более 1700 постов! Итоги и события все желающие могут посмотреть в разделе сюжетных хроник. Не забывайте, что у нас проходит масса других квестов, не стесняйтесь открывать свои и участвовать в квестах других игроков.
Доброго времени суток, игроки и гости! У нас всё хорошо, квесты играются, сюжетные эпизоды идут своим чередом. Прошу не забывать про очереди в личной и сюжетной игре. Посетите раздел «объявления», там вы найдете важные новости, обратите внимание на новость от 04 апреля. И, конечно же, не забывайте мыть руки, соблюдайте режим самоизоляции и избегайте людных мест, ибо коронавирус не дремлет. К тому же, соблюдая эти правила, вам будет проще писать посты – с чистыми руками и дома!
Всем хорошего настроения! У нас всё идет своим чередом: квесты продолжаются, личная игра идет, ежемесячные конкурсы тоже не дремлют. В этом месяце у нас два февральских конкурса: ко дню всех влюбленных и традиционный конкурс лучших постов. Не забывайте про очередность в квестах и личной игре. Пусть последний зимний месяц и следующий за ним весенний будут отличными!
С Наступающим Новым Годом! Пусть в новом году жизнь играет всеми красками, как конфетти, сбываются мечты, сияют на лицах улыбки, глаза искрятся счастьем! Пусть в душе будет больше добра! Здоровья, любви, взаимопонимания, радости, достатка, путешествий, впечатлений и только хороших событий. Пусть Новый год дарит только лучшее! И не забудьте принять участие в 3-м туре Новогоднего ивента!
Охо-хо-хо! Зима пришла, зиме дорогу! Не простудитесь в трескучие морозные деньки или жуткую слякоть, а ещё не забывайте про все мероприятия, что приурочены у нас к Новому году и ежемесячному поощрению активных и лучших игроков! С нетерпением ждем ваших заявок и участия в наших конкурсах! И счастливых дней декабря, пусть первый серебристый месяц подарит вам много энергии и отличного настроения!
Салют! Вот на дворе последний осенний месяц 2019 года, надеемся, у вас все отлично и вдохновение плещет через край. Кутайтесь в теплые пледы, запасайтесь печеньками, мандаринками и сладким чаем, впереди нас ждут новогодние праздники и холодная зимушка-зима. Кстати, мы завершили ряд конкурсов, спасибо всем за активное участие и не забывайте про квесты и личную игру!
Все игроки проекта могут как организовать собственный квест, так и вступить в любой квест, открытый для вступления новых участников, также имеется возможность вызвать мастера игры или прийти GM по заявке.
          




Первый разрез, пустивший по руке черную кровь, блуждал по руке от плеча до запястья, медленно рассекая слои прежде сокращенных мышц. Он не вызывал сильной боли, и, преисполненный уверенности вытерпеть все...
Визерион понимал, что перед ним не просто деос - сильнейший, невообразимый «механизм» хаоса и войн. Живущий по своим законам, видевший лишь собственные иллюзии, свой мир порядка на грани хаоса, энтропийное...
Леший же подробностей всех этих знать не знал, да и учитывая все обстоятельства - жутчайший парнишка с суровой планеты, еще более прожорливые всеядные овечки, да черные орхидеи...


      
      

А вот сколько бы Тонантос не раздевала антикверума, тот ни на йоту не переставал в ее глазах быть опасным хищником, а не просто возбужденным мужчиной. Нельзя сказать точно, было ли дело в его агрессивных словах и мыслях, удушающей ауре...

Неизвестно от чего Ферониас начал питать слабость к сломанным вещам и испорченным куклам. Неужели чувствовал незримое родство с кровожадным существом, которое по-кошачьи хищно пыталось ухватить когтями зыбкие обрывки космоса?

Открой глаза и посмотри как прекрасен мир в огне. Стон горящего леса и крики птиц. Огонь пылает с твоих крыльев чтобы сжечь до невесомого пепла память минувших времен. Схаласдерон был ее колыбелью, а вулкан...







Once Upon a Time: MagicideВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
Книга АваросаВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластияKARATADA
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieDark Tale



LYLФлудилка RPGTOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Зона теней

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

http://s2.uploads.ru/zubpG.png


Дата

Время суток на момент начала эпизода


15.01.3002

Рассвет (05:13)


https://img-fotki.yandex.ru/get/3311/47529448.d7/0_ccbde_a02ea8a6_orig.png
Климбах | Десятая зона | Устье реки «Брейкер» поодаль подземного лабиринта
https://img-fotki.yandex.ru/get/6604/47529448.d7/0_ccbe6_2f625120_orig.png
Инфирмукс и Джудал
https://img-fotki.yandex.ru/get/9797/47529448.d7/0_ccbe1_6955ad2_orig.png
Они встретились два дня назад. Джудал – тот, кто пытал Инфирмукса две тысячи лет назад, Инфирмукс – нынешний правитель Десятой зоны не помнящий ничего из своего прошлого и, тем более, Джудала. Однако, подобное не скрыть, фантомные ощущения... странные... настораживают Темного Эфира, заставляют буквально ходить по грани между тысячью возможных действий и сдерживать себя от дикого желания уничтожить… разорвать то, что не в состоянии понять и переварить его собственный рассудок. Однако, что-то ставит блок, что-то не дает, что-то настолько сильное… с этим невозможно бороться, подобная дуалистичность выматывает. Хотя, объясняется она просто, разве можно убить кого-то не отомстив? А как отомстить, если не помнишь о за что и кому? Как отомстить, если желание мстить не помещается в твоей ограниченной черепной коробке… ты - эмоциональный инвалид.
Инфирмукс пришел к единственному решению: изловить Джудала и сделать то, что он – Десятый, умеет лучше всего, вскрыть его разум, однако… однако это будет не просто вскрытие, а настоящее препарирование рассудка, так как Эфир решил пройтись от самого начала и до самого конца. По всем… Абсолютно всем узлам его воспоминаний и увидеть, что скрывает алоокий сатана. Пусть это и займет очень много времени, но без сего факта Эфир не сможет выполнить данное Джудалу, которого окрестил Тенебрешем, слово. Или убить его.

https://img-fotki.yandex.ru/get/2710/47529448.d7/0_ccbe7_a5ca5e90_orig.pngЭпизод личный, все, что будет происходить в данном эпизоде происходит по согласованию игроков. Участие Мастера игры не требуется. Первый пост с меня. В эпизоде будут использоваться кубики, но система боя базовая, при этом, эпизод можно считать чем-то вроде флэшбека.

+2

2

[AVA]http://s2.uploads.ru/t/vKB0I.png[/AVA]- Инфи-и-и-ирмукс, каждый верит в иллюзию собственной нужности, на сем зиждется мир... – голос отзывается в сознании абсолютным баритоном: мягким, тягучим, точно сладкая смола… отвращение, даже физическое ощущение тошнотворности… видеть Его невыносимо, а еще кто-то рядом... смотрит, как в кристальный шприц медленно затягивается чернильная жидкость.
«Уроборос» - имя отчеканилось где-то на подкорке, точно адским станком, но сейчас Темного Эфира мучает лишь один вопрос, почему Тенебриш стоит поодаль? Отчего его руки в спекшейся крови? Его взгляд полон пурпуровой одержимости, она выплескивается артельно в радужку диковатой ядовитой расплавленной массой, вызывая на лице скованного подростка усмешку одновременно ожесточенную и обреченную… горькую, но, отнюдь, не жалкую… горьче, чем полынь.
Мягко ступает, невесомо едва ли ощущаемо для слуха, - впрочем, всегда встречаются те, кто променивает край Нирваны на эту… тупую… бессмысленную свободу. Скажи… Инфи-и-и-ирмукс, неужели свобода для тебя ценнее собственной жизни? Ценнее чем возможность раскрыть природный потенциал… - он разводит руки, белые руки с длинными черными когтями, в правой из которых ставший черным от «жидкого сна» шприц, - а надо было лишь отдаться, в первую очередь душой… мои объятия предельно долго распахнуты для заблудших овец… - лукавый взгляд чистого янтаря падает на Джудала, и точеное из благородного мрамора лицо уродует абсолютно неестественная и жуткая в своем естестве улыбка, - или потерявшихся псов... однако… - глаза вновь вторятся в Инфирмукса, - даже мое терпение не вечно, что ж… ты сделал выбор и я действительно печалюсь, что это последний выбор в твоей жизни.

http://s1.uploads.ru/hbtwz.png
Кажется дальше была боль… настолько жуткая, что Инфирмукс попросту не смог ее пережить, падая в Ад, но даже там не спасался от боли… агонии и высшего пика умирания. Проснулся… ничего не помня по-своему обыкновению, проснулся и невидящим взором смотря перед собой, дышал глубоко и быстро, от тела исходил уже остывающий пар, вокруг оплавленные куски камня, волосы струятся по земле длинными черно-алыми прядями, Фтэльмена рядом что-то кричит… кричит громко, уже сорвавши голос, а он – Инфирмукс, может лишь бессвязно бормотать, вначале, - дурной сон, это был просто дурной сон… - а после закричать, сжав виски, - волосы… обрежьте мне волосы… умоляю… эти волосы… пожалуйста… пожалуйста… волосы… - он хватал себя за рога, цепляясь внезапно ослабевшими пальцами за гладкие «нити» и безвольно пытается выдрать их чуть ли не со скальпом… не получалось, но одно резкое движение косой и Фтэльмена отсекла их чуть выше плечей, падая позади на колени и обнимая подростка настолько крепко, насколько была способна… ожоги, сейчас расцветающие гранатовыми кляксами по ее телу совершенно не волновали, - Инфи, когда же это прекратиться… - навзрыд проговорила она, прижимая его голову к груди, - когда-нибудь, обязательно прекратится… это не будет длиться вечно, - а климбат лишь успевает сказать, прежде чем вновь провалиться в сон, - завтра у меня сложный день, хочу немного покопаться в разуме нового знакомого… Тенебришем звать, у тебя бывало… что ощущаешь странную угрозу от того, кто объективно угрозы не представляет… - чувства сна вновь посетило… на миг. И растворилось в болевом фантоме…
~~~***~~~Ураганный вихрь пламени, во всей своей атомарной массе обрушился откуда-то сверху, происходи сие на Земле, точно бы Инфирмукс смог перенести Джудала в страну Оз, ураган, переходящий в пунцовую воронку, с черными «горелыми» краями. Темный Эфир припечатал по своему обыкновению Джудала к земле, точнее горячему камню, взгромождаясь сверху и ставя ладони по бокам от его головы. Навис точно хищник вот-вот желающий прокусить своей добыче глотку или вырвать кадык, по крайней мере именно это выражали глаза правителя Десятой зоны.
- Ну что, ждал меня, котеночек!? Я всегда держу свое слово! – немного накренился на бок, как бы усаживаясь поудобнее, - «ты еще не знаешь, но это путешествие будет долгим…» - ты, конечно, менталист, но не столь сильный как я… решай, Тенебриш, решай сейчас… или ты добровольно открываешь мне свой разум всецело и полностью, или я ломаю его. Поверь, уж что я умею делать действительно хорошо, так это ломать до самого основания! - кажется, камень под плечами планетарного духа медленно, но уверенно раскалялся…

Отредактировано Инфирмукс (29.05.2017 17:52:24)

+1

3

http://i056.radikal.ru/1705/f8/772e3741f063.png
Два дня показались духу жестокой пыткой, как бы иронично это ни звучало из уст палача. Два дня бесцельных скитаний привели его к устью Брейкера, пейзаж которого был под стать всему Климбаху. Два дня мучительного ожидания и нелепых выводов, несвойственных трезвому рассудку. Сейчас, смотря на тонкую полоску рассвета, тщетно пробивающегося сквозь темноту и пустоту планеты, Джудал вспомнил слова Локки, что так любезно поделился необходимой информацией, хоть и несколько в иной форме. Впрочем, при первой встрече эссенций и сам убедился в правдоподобности сильных психических отклонений нового правителя, но, парадоксально, цепного пса это нисколько не оттолкнуло, подкинув в огонек азарта больше дров. В какой-то момент и вовсе показалось, что Инфирмукс мог просто забыть и ускакать на мегаструме в закат по своим неясным причинам, но эта до жути забавная мысль так и осталась на уровне странной шутки, так как месяц пыток не прошел для Джудала тщетно, и психология правителя была ему несколько знакома. Но эта психология изменилась настолько, что некоторые действия духа откровенно пугали и настораживали. А как иначе относиться к тому, от которого непонятно, чего ждать? В одном лишь он был уверен точно - та встреча была не последней, и Инфирмукс объявится вновь. Возможно, через месяц, через год, а может столетия пройдут, но встреча произойдет, и эта ужасающая уверенность настораживала не слабее ожидания предстоящего.
Когда голова занята размышлениями об отстраненных вещах, долгожданный исход принимается сердцем легче, нежели когда в голове только и крутятся мысли о предстоящем. Джудал не был готов, все, что он слышал, это сильный шум ветра, обдавший спину потоком сильного жара. Звук, который смог издать дух во время приземления на него тяжелой ноши в виде правителя, был похож на какой-то странный кряк или мат. Во второе верилось больше. К этой позе уже можно было привыкнуть, хотя пребывание на раскаленных камнях и принятие этой некой терапии, не являлось для эссенция очень радостным фактом. Вновь мысли о том, что Инфирмукс все вспомнил, заставляют тело инстинктивно съежиться, но последующие слова сносят с плеч огромную гору, давящую и на сознание. Значит, вот как правитель решил расставить все по своим местам... Это было лучше, чем все то остальное, что климбат успел надумать, но некоторые воспоминания он и сам бы не хотел прокручивать. Была бы его воля, он бы стер их, но Инфирмукс был настроен довольно решительно, потому духу не оставалось ничего, кроме как устало откинуть руки в стороны и сделать шумный выдох.
-Открою-открою, мне прошлого раза хватило... Но за увиденное ответственности не несу.
Кажется, в последний раз он снимал барьеры перед Уроборосом. Открывать кому-то все свои тайны... После такого существа становятся не просто знакомыми, и даже не друзьями, а кем-то большим. Но именно этого всю свою жизнь климбат старался не допустить.
https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Открывшаяся бездна затянула в свои пучины воспоминаний. Он ничего не скрывал ментально, ни имени, ни каких-то лиц, потому что это было бессмысленно - изменения были бы быстро обнаружены, что породило бы гнев Инфирмукса, а так как тот находился в голове Джудала, духу этого крайне не хотелось. Это место... Дизариас? Мирные дни. Перед глазами проносятся знакомые и любимые пейзажи, вспоминаются какие-то встречи, обыденные истории, но все это поглощается каким-то безумным невыносимым криком, что тут же затягивает мирные картинки памяти в сплошную тьму, из которой прочерчивается Климбах. Значит именно так запомнился тот переломный момент в жизни эссенция?
Стоит признать, что смотреть на себя же самого довольно.. странно. С одной стороны, ты являешься пассивным наблюдателем собственных действий, с другой - ты будто сам заново переживаешь события, видя все от первого лица. О, а вот и первое убийство! Второе, третье, четвертое.. Надо же, помнит всех первых жертв. Все эти события какой-то пленкой прокручиваются перед взором, и здесь все неожиданно замедляется, в итоге и вовсе останавливаясь... Пандемониум. Видит собственное обучение, жалкую выделенную комнату, обыденные дни, что вновь начинают крутиться в вихре пленки до переломного момента. Не прошло и столетия службы, как он ослушался приказа - ему было велено привести живым, а он убил, оставив мертвое тело гнить на холодной земле. Его отчитывают, эти крики заглушены, но лицо забытого временем существа агрессивно скалится. Удар, Джудал от первого лица видит, как собственные костяшки пальцев врезаются в челюсть кричащего, захлебывающегося через минуту собственной кровью. Он вновь наносит удар, на этот раз ногой, с силой врезающейся в ребра. Его хватают за руки и тут же отключают. Пленка обрывается, вновь начинаясь с какого-то подозрительного теплого света. Яркое воспоминание - первая встреча с Уроборосом: тот вольно раскинулся в дорого обитом кресле, держа в руке бокал с красной жидкостью. Пламя свеч отражается от его темного одеяния, на лице самодовольная бесящая ухмылка, он открыто разглядывает стоящего посреди комнаты Джудала. Он молчит, это действует раздражающе, поэтому эссенций не выдерживает и пяти минут, дерзко рявкая "Чего?". Ответом служит широкая улыбка. В следующее мгновение он испытал такую боль, что была сравнима лишь с ростом скорбилуса...

Отредактировано Джудал (30.05.2017 15:44:28)

+1

4

[AVA]http://s2.uploads.ru/t/vKB0I.png[/AVA]http://sa.uploads.ru/ExKBF.pnghttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/31117.pngИгра без правил и судей вступила в свое законное владение, закружилась ожесточенным тайфуном, вторгаясь в души и Инфирмукса, и Джудала, порабощая, точно непобедимый Легион! Темный Эфир не знал... не мог знать, но он вечно вел нескончаемую бессмысленную вендетту, из которой немыслимо выйти победителем: вендетту с собственным рассудком. Раздробленный рассудок – вот то, что не позволяло Десятому провалиться в пучину высшего хаоса, неизмеримой энтропии и, похоже, даже смотря на Уробороса, или на Джудала… рассудок, не позволял климбату их увидеть. Вот, пожалуй, что значит абсолютная слепота! Слепота души, слепота сознания, непроницаемая, удушающая, топкая и спасительная. Н е з р я ч и й.
Они находились прямо в эпицентре былого события, казалось, вот-вот кто-то из действующих лиц воспоминания засечет незваных гостей и, несомненно, их будет ждать кровавый бой… а нет, кое-что все же ощущается иначе... картинка: чарующе-глянцевая, словно каждый атом этого мира покрыли легким, едва заметным слоем воска, а еще… возможность, приблизить объемное изображение и детально рассмотреть каждую черточку, каждый волос, но лишь глазами того, кто является источником воспоминаний – сие Джудал понял сразу. Его воспоминания! Они видят мир глазами Цепного Пса… впрочем, секунда и все меняется… странное ощущение, будто в стеклянный горшок краски плеснули ацетон. Много ацетона и концентрированного спирта, разъедающего маслянистую массу, делая ее совершенно нелепой, непригодной к использованию и уродливой.
Кажется, объемная картинка дрогнула, Инфирмукс, стоящий сейчас чуть с боку, слегка покачнулся, сжав свой левый рог… тот пронзила боль, но совершенно не сильная, тонкая и саднящая, медленно переходящая в жжение.
- Сегодня я добрый, - с усмешкой выдавил из себя климбат, чуть развернувшись на пятках и в обжигающем порыве воздуха, опаливая лицо визави потоком жара; развернулся вокруг оси, оглядываясь, всматриваясь в ляпистые роскошные краски раскинувшегося перед ним дворца, - не буду заставлять тебя... - дыхание чуть сбилось, мозг подростка медленно начинал анализировать, что он вообще сейчас видит, - переживать вновь...
Джудал знал, что говорит Инфирмукс. Не мог этого не знать. Часто Уроборос пытал своих подчиненных, нарушающих приказ, очень неприятным способом: он использовал способности Инфирмукса (хотя, по факту, это Инфирмукс использовал способности Уробороса), возвращая подданных в самые неприятные и болезненные воспоминания, но делал так, что жертва оказывалась в своем теле и не могла изменить сюжета... фальшивый бог искажал этот самый сюжет, превращая его в разы более ужасающем и невыносимым, уж в ментальных пытках Уроборос знал толк. Проще говоря, сейчас Джудал должен был оказаться в своем теле и играть роль марионетки, «истекая» эмоциями, точно кровью, но Инфирмукс... Инфирмукс как-то научился использовать данную способность иначе. В этот раз они смотрели этакую постановку: качественную, живую, с чувствами, расплесканными в воздухе точно фимиам и, несомненно, влияющем на них, но все же постановку... спектакль.
Кажется, Инфирмукса поразила роскошь дворца, это правда была Роскошь, с большой буквы «Р»: невероятный размах, величественные колонны с высеченными на них тонкими гравюрами, своды потолка настоящее произведение искусство, даже росписи Сикстинской Капеллы меркли бы и постыдились, при попытке сравниться с Пандемониумом. К слову, Цитадель тоже имела рисунки, ах, что это были за рисунки! Изображения самого Уробороса в различных образах, но все как один выполнены в каком-то «обожествленном стиле», а еще ангелы, гигантские исполины с белыми лицами... сердце буквально замирало, пропуская удар и Инфирмукс ощущал одновременно жуткую ненависть к этому месту, ненависть кровную, животрепещущую, кольцом удушающею глотку и ослепляющую подобно раскаленной пике. Вместе с этим, его эмоции разбавляла какая-то неестественность, дать название чувству он не мог, да и не долетало оно до него в полной мере.
- Где мы находимся? Почему воспоминание у тебя отмечено локацией Климбах? На Климбахе не могло быть подобных строений... это скорее Эридий... - но, впрочем, чему удивляться, пока еще Десятый не мог представить себе Некроделлу, на которой имеется нечто подобное.
Выплеск и чистый спирт делает масло абсолютно жидким, Джуал мог бы с ужасом понять, что теперь они смотрят на ситуацию глазами... У р о б о р о с а... но от куда у него воспоминания лже-бога... или... это не воспоминания Джудала, а воспоминания... Темного Эфира? Бред? Да... чистой воды истинный бред. На миг они даже ощутили терпкий привкус вина во рту, необычный, чуть с кислинкой, но невероятно приятный...
Позади Его... Джудала кто-то бьет наотмашь, а после пропускает через тело странное черное электричество, скорбилус внутри скелета буквально завибрировал, гоняя электроны по кругу и причиняя боль размером с Галактику... не больше и не меньше. Удовольствие от увиденного глазами лже-бога зрелища осталось непонятым Инфирмуксом, но Джудал понял его прекрасно: щемящее ощущение власти, абсолютной силы... безнаказанность в том, чего бы ты не творил — тобой будут восхищаться, тебя будут любить точно некое создание, возвысившееся над этим бренным миром.
- Достаточно, Онэсонда, - то был высокий климбат с вьющимися волосами до самых колен цвета плавленого золота, точеными чертами лица, зеленоватой радужкой... а на левой щеке нататуирован крест, точно такой же как сейчас у Инфирмукса, но мальчик и вовсе его не заметил, разум умеет слепить хлеще раскаленной кочерги, - Мы ведь с тобой не желаем, чтобы наш упоительный в своей сущности дух упокоился прямо на мраморных плитах Пандемониума. - мрамором и не пахло, совершенно странный камень, не имеющий в своем роде повторений, но это не волновало, верно?
Джудал зрел, как «его» тело... там... в прошлом, покрылось черными опалинами от молний, беловолосый медленно встал со своего трона, все еще продолжая держать бокал в руке, - я обладатель поистине огромной души, Джудал, столь чистой и светлой, что готов прощать тысячи тысяч воткнутых мне кинжалов предательства. Мое сердце... - белая когтистая рука ласково легла в центр груди, - возлюбило каждого жителя Флегетона, - название больно тронуло тишину, так называлась Десятая зона две тысячи лет назад, - даже столь заблудшего... - вот лже-бог возвысился каменным изваянием над духом, что лежал скорчившись на полу... вот лже-бог плавно опустился на одно колено и поднес к губам пленника кубок с вином, что секунду назад пил сам, - ну же, Джудал... испей с моих рук...
Однако парень, названный Инфирмуксом «Тенебриш» яростно стиснул рот, Уроборос же страдальчески вздохнул, впрочем, от его игры порядком попахивало сладким ядовитым фарсом... н а с л о ж д а л с я.
- Онэсонда... этот бесценный мальчик не желает брать, когда ему дают... покажи как надобно... - климбат лет 17 на вид, опустился позади на корточки и усмехнулся самодовольно, злобно и немного одержимо... сейчас бедняга был будто меж двух огней... тот схватил его за волосы одной рукой, а за подбородок второй, насильно размыкая рот, и проталкивая несколько пальцев в глотку, тем временем Уроборс мягко стал заливать туда жидкость... она лишь чуть пьянила и не более...
Инфирмукс с трудом понимал, что творится в этом зале, кто это такие и почему... так тяжело дышать... и одновременно завораживающе... знакомое ощущение, что будет в нем - Темном Эфире неоправданную жестокость, рвать требуха, дробить кости и упиваться чужой болью...

Отредактировано Инфирмукс (31.05.2017 15:50:37)

+1

5

Наверное, сейчас был один из тех редких моментов, когда Джудал был искренне кому-то благодарен, несмотря на то, что сомкнутые в какой-то горькой усмешке губы не промолвили ни единого слова, а фигура духа, скрестившего на груди руки, походила на некое изваяние из мрамора. Испытать ту боль вновь? Нет, стереть, забыть, выкинуть с яростью из своего сознания и сжечь в огне, охватывающим устрашающие крылья нынешнего повелителя. Невольно возвращаясь к тому дню, эссенций вспоминал, почему служил Уроборосу до конца его дней - это не было сильным страхом, что охватывал каждый уголок темной души. Это была некая безысходность, вызванная реальным фактом жестокой действительности - он не сможет одолеть это существо в каких бы условиях не происходила битва. И тот выбор, что встал перед ним слишком неожиданно тогда казался неимоверно сложным в виду сильной гордости и слабого осознания полной ситуации. Тогда существовало всего два варианта возможных событий: смирение или бой.
-На Климбахе не могло быть подобных строений... это скорее Эридий...
Опущенные уголки губ кривятся в подобии улыбки. А ведь действительно, если Инфирмукс забыл обо всем, что происходило, он не помнит величественной красоты тогдашней цитадели, чья роскошь окутывала завороженные души, попавшие пусть даже в обычный зал. Джудал помнит, что в то время он сам мог бесцельно бродить по длинным коридорам просто для того, чтобы дать царствующей атмосфере проникнуть в черствое сознание. Что осталось теперь... Ничего, исчезли даже те раздражающие портреты Уробороса, в которых хотелось кидать черными сгустками энергии в порывах гнева и злобы. Лишь высокие своды, толстые крепкие стены и единичные величественные столбы, часть из которых сохранила лишь свое широкое основание.
-Это...- задумался, будто решаясь признать, что нынешняя цитадель была когда-то роскошным "замком",- это Пандемониум. Красиво, верно?- собственный голос отдается в голове гулким эхом. -Не то, что сейчас.
Что-то сильно давит на веки, опускающиеся под этой неизвестной тяжестью, пропадающей через несколько секунд... Перед его взором предстает он сам, это ведь не его воспоминания, не его восприятие собственных ощущений! Охватывающие тело чувства и эмоции не принадлежали ему, эта властность могла сопровождать только одну личность, находящуюся сейчас в этом зале - Уроборос. Удар, ток. Все это не отражается вихрем болевых воспоминаний лишь потому, что сейчас Джудал смотрит на самого себя с совершенно другой позиции, с той, что испытывала в этот момент до безумия приятные чувства... Чувства признания собственной силы, своего могущества, чувства вседозволенности и величественности, чувства, пронизывающие всю плоть мурашками от некого удовлетворения. Если бы сейчас рассудок духа был затуманен, он бы вполне насладился данной возможностью, но трезвое мышление вызывало в душе необъятную злобу, вызванную осознанием эмоций прошлого господина, когда тело эссенция страдало.
Он не чувствует этой боли, но несколько морщится, видя как некоторые из конечностей начали чернеть. В последующем это стало для климбата новым видом пыток, который он проверил на себе лично. Тело падает на пол, кажется, будто он слышит собственное хриплое дыхание, но взгляд плавно переходит на того, на чьей могиле Джудал отчаянно хотел станцевать всю свою жизнь - Онэсонда. До раздражения приятное лицо и красивая внешность, скрывающая за собой всю злобу планеты. А ведь дух и позабыл, что именно так произошла их первая встреча. В последующем видеться они будут чуть ли не каждый день, так как следить за цепным псом поставят именно его, что невероятно бесило, а в последующем сверженный правитель заставит новоиспеченного приближенного принять и новый вид отношений с этой "златовлаской", но раздражало эссенция и то, что Уроборос вечно сравнивал их, и говорил, что они две стороны одной действительности. Как же радуется сейчас душа, осознавая, что эти двое давно сгинули.
Джудал молча наблюдает за действиями Онэсонды и Уробороса, но на его лице сохраняется самодовольная ухмылка. Да, в тот момент им владела лишь гордость, нежелание покоряться и быть слугой, тогда вопрос о приобретении власти окольным путем не стоял единоверным решением, но дух ни капли не жалел о том, что вел себя именно так, как сейчас.
Пальцы резко проникают в рот, по горлу стекает несколько опьяняющая жидкость. Сильное желание откашляться, сделать нормальный вдох, но все это невозможно. Но... Откуда тогда в нем взялось столько сил? Неужели та злоба породила самый настоящий поток энергии? С ненавистью, собранной со всех уголков сознания, Джудал сжимает зубы, прокусывая пальцы Онэсонды - вкус крови опьяняет больше, чем поглощенное вино. Бледные руки быстро находят опору на холодном полу, после чего, гибко вывернувшись из хватки блондина, Джудал делает мощный удар ногой в сторону будущего господина, что плавно уворачивается от взмаха, хотя в его глазах считываются некие нотки удивления. Или.. раздражения? Зато размашистый удар приходится по плечу "златовласки", которую несколько сносит в сторону. Дух встает, но последствия прохождения через него тока сказываются на всем состоянии тела. Наверное, в тот момент им действительно руководила одна лишь ярость, что непринужденно считывалась в алых глазах, которые, казалось, даже светились от выходящих наружу эмоций. Секунда, и эссенций вновь пытается нанести сильный удар кулаком, что был стиснут так сильно, что собственные ногти проткнули кожу, выпуская наружу струйку крови. Еще один раз, но Уроборос, будто играясь, грациозно уворачивается от подобных атак. Все это выглядит так, будто на аристократа напал неопытный убийца. Когда же он вновь заносит окровавленный кулак, рука повелителя крепко сжимается на его горле, поднимая бледное тело вверх в удушающем движении.
-Джудал, это же очень некультурно. Ты же умный мальчик, что происходит с теми, кто бросает вызов богу?
Железная хватка отпускает горло. Слышится хриплый вдох, который тут же угасает, когда Онэсонда наносит мощный удар по спине...
http://i062.radikal.ru/1705/24/dc91393a1cb8.png

+1

6

[AVA]http://s2.uploads.ru/t/vKB0I.png[/AVA]- Панде..? - стерто; точно кто-то безжалостно мазнул белым корректором прямо по подкорке сознания и нынешний правитель Десятой зоны обнаружил, что еще секунду назад, название цитадели, прогремевшее подобно грозовому жуткому раскату, растворилось в багряной дымке, оставляя после себя лишь учащенный пульс и нестабильное биение сердца.
- Я бы не назвал это красивым, - немного растерянно тронул накатившую звенящую тишину голос Инфирмукса, голос потаенный, отскакивающий эхом от стен в застывшей картинке, а картинка и правда застыла на несколько долгих секунд, - бескрайние поля, шпили угольных гор и темные небеса Климбаха над головой — вот что действительно красиво.
Пока еще мальчик не мог дать точное определение чувствую, что медленно возвращалось в душу, оно будто воскресло из самых глубин собственного естества, а воскресло как раз из-за обожания в голосе Джудала, тот не смог бы его скрыть, даже за вековечный миллениум! Неестественная привязанность к месту, где они находились, читалась во взгляде алоокого сатаны, в том, с каким придыханием он произнес название... а еще, крупица чего-то горького? «Не то, что сейчас?» - он издевается!? А Инфирмукс смотрит на неизвестных ему действующих лиц и все еще не может найти название Чувству, но уже знает — оно роднее, чем он — подросток мог бы себе представить, оно является его фундаментом, чем-то сродни святой ресноты, не запачканной и девственной. Она стала ключом... к чему-то... но к чему? Что за ощущение..?
Картинка вновь дрогнула и Инфирмукс сильнее приблизил Онэсонду, точно удержал кнопку «zoom», ощущение усилилось, но все еще не обличая свое истинное имя, становилось невыносимо от невозможности понять, что именно ты чувствуешь. Что-то плохое... но это не ненависть, нет... он их даже не знал, верно? Ненавистью даже не пахнет, Инфирмукс не мог ненавидеть... пусть иногда говорил об этом.
- Я бы мог сказать, что они упиваются силой... что за безобразное ощущение... в нем скрыт подтекст, какой-то подтекст, не могу пока понять его природу. Но речь идет даже не о способности заставлять, им будто нравится делать то, что они делают с тобой, и лишь потому, что верят в собственные сказки. Но меня беспокоит другое, Тенебриш, почему эмоции того... с желтыми глазами... выступают третьей стороной воспоминаний, откуда они у тебя? Такое случается редко, но это и не похоже на эмпатию... это так... словно он стал твоей частью на физическом уровне. - мальчишка поморщился, сжав до посинения костяшек пальцев левый рог, - как бы это дико не звучало, ты точно слился с ним в одно целое, в прямом смысле слова... и теперь не разделим. Слился на генетическом уровне...
А фильм тем временем продолжился, Инфирмукс чуть переступил с ноги на ногу, пока признавая, что проигрывает: он не может ни понять происходящего, ни отыскать имя той давнишней эмоции... ее имя важнее всех... с огромным трудом Десятый подавил в себе желание ворваться в эти воспоминания и придушить этих двоих прямо на месте, умыться их кровь с головы до пят и уничтожить... Пан... де... как там дальше то? Бред. Видимо сказывается излишняя эмоциональность.

http://s4.uploads.ru/UAoyc.png
А вот дальше... дальше Инфирмукс был шокирован пуще прежнего! Почему!? Потому, что Джудал там... в своем прошлом потерял сознание и по правилам силы эксплозии рассудка, сейчас они должны были оказаться в черном безмерном пространстве, именно подобная интерпретация способности Десятого бессознательным, ведь когда источник воспоминаний в беспамятстве, то и вспоминать ему нечего. Однако... воспоминания не померкли, они продолжали литься уже полностью от лица климбата с волосами цвета пепельного снега. Тот глубоко выдохнул, медленно потирая виски, - Онэсонда, признай, переборщил. - но почему сейчас в воздухе плескалось огромное удовлетворение, я бы даже сказал высвобождение какой-то особой внутренней энергии... может быть либидо?
- За чем нам всякое отребье? - спокойно прозвучал высокий напевный голос златовласого, - разве он послужит цели... Пандемониум наполнен падшим скотом, давай я просто сделаю то, что всегда делаю. Уверен, АксСафэ обрадуется новой игрушке... впрочем, и я бы не отказался немножко поиграть...
Уроборс резко развернулся на пятках, влепив звонкую хлесткую пощечину стоящему напротив климбату! На светлой коже последнего ту же секунду вспыхнул лиловый кровоподтек, а голова чуть отвернулась в сторону... однако, вскрик боли был им сдержан.
- Не смей мне перечить, мой мальчик. Это чревато... - лже-бог тот час сделал шаг на встречу, предельно близко к Онэсонде, косясь с какой-то фальшивой нежностью его щеки пальцами и, в конце концов, оставил влажную дорожку от языка прямо по фиолетовому пятну... и щека уже была столь же идеальной как и секунду назад.
- Я извинился, верно..? - лукаво прошептал Уроборос, отстраняясь и ловко поднимая лежащего без сознания Джудала на руки, держа под спиной и коленями.
- И я приношу извинения, был не прав. Ты истинный бог и не смею я даже сомневаться в твоей правоте. Спасибо... за милосердие... - глаза... очи Онэсонды затуманились странной дымкой, Джудал видел очень много раз этот дурман в глазах, но не знал его точного естества... пока не знал...
Инфирмукс, стоящий рядом скривился, - Это ментальное порабощение... тот... - указал пальцем на Онэсонду, - он порабощен желтоглазым... его разум точно под действием какой-то невероятной наркотической силы... Да что творится, это вообще где происходит? - Инфирмукс отказывался верить, что это Его Некроделла.
- Я желаю сделать его частью нашей династии, ты же знаешь, каждый самородок обязан раскрыть свой потенциал. Каждый должен служить нашей общей цели — полному овладению миром. И для этого, напомню тебе, мы собираем армию... настоящий непобедимый легион, что возглавят тринадцать сильнейших полководцев. Пока у меня есть трое, включая тебя, Онэсонда, а Джудал же... любому Легиону нужен надежный тыл. Пандемониум и населяющие его жители... вот наш тыл, взрастить сильнейших, вскормить их могуществом... а если не хотят вкушать сами... я умею заставлять.
- Что... за... бред... он сейчас несет? - голос Инфирмукса полный недоумения и искреннего презрения даже не дрогнул, - да он болен на всю голову...
- Передаю пока его тебе. Ты знаешь, что делать, я же должен подготовиться для инициации...
Страница перелистнулась, и теперь Джудал был в катакомбах Пандемониума, прикованный по рукам и ногам, павший на колени. Рядом выхаживал Онэсонда, внимательно рассматривая духа.
- А ты и правда хорош, впрочем, Уроборос - бог и бог без труда находит все самое ценное. Этот мир принадлежит ему... можешь возрадоваться, Джудал, скоро станешь частью нашей общей миссии, это ведь так прекрасно... так сладко...
Златовласый опустился на корточки рядом с Джудалом, настойчиво и бессовестно принимаясь ощупывать его тело, слишком откровенные движения, но в них читалось не только нечто похотливое, еще отголосок оценки... он оценивал Джудала... как товар. По ключицам... по груди... по животу... ниже... далее колени, стопы... «наблюдателей» настигали эмоции, целая скопа чистых эмоций! Она захлестывала, но, кажется, Инфирмукс с трудом понимал происходящее... он будто был эмоционально-стерилен к подобному, - и что ты чувствовал? - с легкой долей скепсиса прозвучал вопрос Десятого, - это какой-то бред... они там все больные. Из-за того... желтоглазого...
- Скажи, Джудал, - Онэсонда тем временем поднял взгляд на духа, а сам дух, увы, не мог даже пошевелиться от накатившей слабости, видимо, ему что-то вкололи, - как ты видишь свое будущее..? Решай сейчас... подчинись Уроборосу, отдай ему все, что у тебя есть: разум, душу, тело... отдайся всецело и без остатка, он безмерный... тебе божественная сакральная природа придется ой как по вкусу, поверь... я знаю о чем говорю... не противься, иначе мне придется тебя вновь ломать, а я не хотел бы портить столь милое личико, а после тратить собственные силы на его исцеление. Бесполезная работа.

+1

7

-Такое случается редко, но это и не похоже на эмпатию... это так... словно он стал твоей частью на физическом уровне... как бы это дико не звучало, ты точно слился с ним в одно целое, в прямом смысле слова... и теперь не разделим. Слился на генетическом уровне...
Скрестив на груди руки, Джудал смотрел на свою фигуру, теряющую сознание от мощного удара. Слова Инфирмукса, что впервые за долгое время показались духу тихими и несколько неуверенными, вначале не вызвали той острой реакции, что последовала после тщательного обдумывания и пережевывания услышанного. Будто два маятника, ранее качавшихся в разных направлениях, наконец встретились и остановились в одной точке, связывая воедино две мысли, казавшиеся чем-то на грани фантастического. Глаза резко распахнулись в нескрываемом удивлении, пропитанном определенной долей страха, так как сейчас его глаза безумно смотрели на левый рог, на который ранее должного внимания не обращал. Сердце сделало несколько невероятно мощных толчков в грудь, разгоняя по телу кровь с адреналином, вынуждающим с должным усилием скрывать вырывающиеся эмоции. И были бы эти эмоции однородны по своему содержанию, было бы намного легче, но сейчас Джудал отчетливо различал рвущийся наружу страх, обволакивающие признание и покорение, проскальзывающую по сознанию ненависть и гложущую душу восхищение. Поистине адская смесь, неужели и после своей смерти Уроборос продолжал пробуждать в подчиненных горючую смесь подобных чувств?
Эссенций закрывает глаза, пытаясь настроиться на следующее воспоминание, но... Эта открытая страница не делает быстрый переворот, открывая заинтересованную взору новую сцену. Под ней будто разворачивается ранее спрятанная приписка, дающая несколько иной взгляд на ситуацию. Но дополнение ли это? Его ли это воспоминания? Взор с некоторой опаской возвращается на тот самый рог. Сделать этот вывод нетрудно - сейчас они видят воспоминания самого господина, что сохранились в этой чужеродной Инфирмуксу части, но принять этот факт намного сложнее. Дух с жадностью впивается в происходящее "за сценой", пожирая глазами каждое движение и каждое слово, втягивая в себя воспоминание, которого у него не было и из-за этого не отвечая на вопрос нынешнего повелителя, которому данное восприятие давалось не легче, чем эссенцию. Звонкая пощечина, обыденное поведение бога, никому не кажущееся чем-то открытым и распутным, надо же, Уроборос даже сам поднял бледное тело... Тринадцать полководцев... Еще не раз он услышит об этом, после узнает их, создав разнообразные связи, кого-то открыто ненавидя, а кого-то признавая и уважая. Даже Онэсонда... Он действительно был сильным, и, к сожалению, их отношения в свое время стали слишком близкими, что и породило в Джудале сильную ненависть к блондину.
Ментальное порабощение... Два слова гулом прокатились по душе, оставляя прожигающий осадок. Эта дымка, окутавшая радужку глаз... Он видел её много раз, но зачастую не находил ей объяснение, так как всегда считал, что Онэсонде это подчинение не требуется, но, видимо, это было довольно наивное предположение...
-Действительно, болен...- по губам проскальзывает горькая усмешка, - чокнутый фанатик... да?
Страница наконец делает долгожданный поворот, но представшее воспоминание относилось к той группе, которую яростно хотелось стереть из своей памяти. Цепи...Отлично помнит то место, как и то, что после туда никогда не возвращался. По телу проносится лишь ничтожная доля слабости, что окутывала в то время. Он чувствует невыносимую тяжесть на веки и жар, обдающий каждый участок тела. Тяжелое хриплое дыхание... Тогда ему вкололи один из самых мощных препаратов, который Джудал впоследствии будет использовать в пытках. Казалось, что внутри все органы разрывали невидимые руки, а кожа была готова вот-вот расплавиться от невидимой кислоты. Головокружение, но отчего-то слова Онэсонды он слышит очень отчетливо. Холодные руки проходятся по его телу, принося погибающему в жаре телу некое облегчение и неимоверную злость.
-И что ты чувствовал?
Не отвечает. Пробует на вкус каждое слово, которое собирается произнести. Просто потому, что сам не уверен.
-Это гнев. Гнев, что смешан с неприязнью, неприятием положения и ... облегчением. Трудно объяснить, но... будто на раскаленные угли выливают холодную воду...
Полководец задает вопрос, впечатавшийся в сознание на долгое время, как и весь этот диалог.
-Ничего... Я не вижу свое будущее, но знаю, что оно не здесь... Больно надо мне связываться... с вашими фанатичными и чокнутыми идеями... Вы ненормальные, чтоб вы все...подохли... Вы...
Джудал не дослушивает и прикрывает глаза, хмурясь и понимая, что произойдет через пару секунд. Тогда броские слова принесли ему воодушевление, тогда в нем все еще зияло огромное непокорение. Вот только... По катакомбам проносится дикий крик, а близлежащие коридоры освещает сильная вспышка молнии. Черные конечности, безвольно висящее в цепях тело, которое получает несколько мощных ударов по ребрам, несколько из которых ломаются. К сожалению, он не теряет сознание, и нестерпимая боль проникает в каждый уголок тела. Наверное, именно тогда, чувствуя угрозу своей жизни, безумная гордость отступила выдавая непокорному духу идею, что казалась еще безумнее, но... лишь так он мог сохранить свой разум и свое тело. "Что ж, полагаю, выбора нет..." Джудал хмурится еще сильнее, слыша собственные мысли, что пролетели по всему окружающему пространству. Вот он... Тот самый переломный момент.
Он вновь видит перед собой лицо Онэсонды, что вглядывался в эссенция с интересом и каким-то сожалением. От его прошлого гнева не осталось и следа.
-Джудал, давай еще раз. Подчинись Уроборосу, признай его богом... Давай же...
Климбат поднимает голову духа за подбородок по причине неспособности того сделать подобное движение. Впоследствии эссенций будет несколько раз возвращаться к вопросу о том, почему именно на него пало внимание Уробороса и почему именно его склонили подобным образом признать господина своим богом, но со временем все эти размышления канули в бездонную пучину ада. На лице обоженного пленника проскальзывает улыбка. Самодовольная улыбка того, на чьем пути взятия власти лежала подобная пытка его самого.
-Каждый может ошибаться,- вкладывает в этот хриплый голос двусмысленное значение,- полагаю, и я тоже...
Нахмуренное лицо Онэсонды кривится в дружелюбной усмешке.
-Конечно, главное, признать свои ошибки. Наш бог простит тебе их,- палец полководца скользит по нижней губе Джудала, выпуская острым ногтем струйку алой жидкости, что тут же пропадает на языке златовласого климбата,- ты сделал правильный выбор, и твое искупление не будет мучительным,- Онэсонда прикусывает кровоточащую губу духа, вбирая в себя вытекающую кровь.
Тяжелый вдох. Джудал втягивает в себя ту самую губу - жест, который он тогда отчаянно хотел сделать, но не мог.
- Больные... Наверное, не совсем то слово. В этом выборе лежала и собственная воля... А вот поехавшие да, вполне. Все приближенные были такими, впрочем, меня самого тоже можно так назвать...

Отредактировано Джудал (02.06.2017 21:16:26)

+3

8

[AVA]http://s2.uploads.ru/t/vKB0I.png[/AVA]Они так застыли в немом слиянии губ и языков: Джудал и Онэсонда, картинка замерла подобно короткому статическому замыканию, Инфирмукс моргнул, ощущая чужое присутствие: снова Он. Безымянный. Он очень-очень редко пробирался в сакральную сферу воспоминаний, как правило, это были владения Темного Эфира, однако очень редко, но подобное случалось. Лишь очертания огромного белого костяного Змия, сотканного буквально из воздуха, почти невидимого. Левый рог Змия точно не принадлежал ему – черный и немного отличный по своей форме.
- Инфи-и-и-ирмукс, - его голос раздался едва уловимым эхом, шелестом листьев на высоких кронах дубов, Джудал тоже слышал сей шепот, доносящийся из какого-то другого мира, - ты уверен, что хочешь увидеть? Ты не поймешь, не сможешь все равно понять истинную красоту… весь смысл.
Правитель Десятой зоны скосил глаза в сторону и на его детском лице застыла гримаса, не поддающаяся точной интерпретации, что-то вроде адской смеси между желанием вскрыть глотку и согласиться с этим фантомным шепотом. Впрочем, Темный Эфир знал, Безымянный не продержится тут долго, все, что нужно, это просто раздавить Тварь. И продолжить ментальное препарирование разума, все еще пытаясь нащупать ту эмоцию… как же ее имя? Оно точно знакомо... Лишь последнее успел молвить Скорбилус, перед тем, как цветная кинолента продолжила свой ход, - ты абсолютно безнадежен, осознать суть вожделения… чистой вершинной похоти… к моему безумному разочарованию, ты не способен. Это, Инфирмукс, называется стерильностью.
- Сгинь уже, больной Ублюдок. – выплюнул климбат, чуть сощурившись и уже не обращая никакого внимания на настоящего Джудала, что стоял поодаль, отчего-то вспомнить ту эмоцию подростку показалось особенно важным и сейчас, действительно нейтральным и непроницаемым взглядом смотря на «Это», климбату казалось, он близок к своей цели.
Высокий молодой парень с вьющимися локонами цвета расплавленного золота изящно повел белыми обнаженными плечами, Инфирмукс подумал, что эти плечам пошла бы пара глубоких алых бород, взрывающих до самых костей мясо, но сейчас он прижался слишком близко к пленному. От каждого откровенного настойчивого движения рук, языка по телу связанного, Джудал буквально исцелялся: проходили даже самые мелкие ожоги и порезы, тело духа приобретало практически идеальный вид.
- Вот видишь, мы все благословлены нашим богом и утолим твои даже самые страшные страдания, подарим смысл. Ты обретешь не просто смысл, Джудал… - руки скользнули по запястьям, освобождая будущего Цепного пса от цепей и закидывая их себе на плечи, - ты обретешь предназначение… - он вновь жарко выдохнул, резко опрокидывая пленника на холодный пол и самозабвенно, с примесью нездоровой одержимости, принимаясь тщательно вылизывать его шею. Дриммэйр точно был заворожен, скользя обнаженным телом в упоительном, как ему ощущалось ритме, прижимаясь столь близко, что Инфирмуксу на миг подумалось – климбат точно поджидает какого-то сумасшедшего паяльщика, дабы спаяться с Тенебришем в единое целое…

http://s6.uploads.ru/ZsBUj.png
Оно снизошло на Инфирмукса, когда два разгоряченных тела инстинктивно окунулись с головой в то, что Безымянный гордо и с какой-то особой любовью, именовал вожделением… имя чувства, которое Темный Эфир искал так давно…
О М Е Р З Е Н И Е. Омерзение наполнило мальчика до самых краев, наполнило его подобно яду, заставляя бурлить все внутри от нестерпимого жара… Омерзение… перерастающее в чувство, близкое по своему составу к абсолютному неприятию – ненависти. Омерзение. Названный Онэсондой уже буквально сходил с ума, восторженно что-то кричал, царапал до глубоких борозд каменный пол, двигаясь в сумасшедшем ритме и цепляясь за податливое тело под ним, точно за спасительный круг или канат над бездонной пропастью. А Инфирмукс ощущал лишь… О м е р з е н и е. Посмотри сейчас Джудал на лицо правителя Десятой зоны, он бы смог прочесть это чувство, точно высеченное топором исполина, прямо на лице… Отвратность, брезгливость. Воспоминание померкло, видимо, климбат решил, что в этом кадре он уловил главный смысл.
- Он взял тебя силой, верно? – с какой-то странноватой жестокой улыбкой произнес вопрос Инфирмукс, но тот час на него ответил, - Нет. Это было не так… хм, тот желтоглазый… и этот… как там его по имени, я не помню… никогда не берут силой, они ломают и добиваются своей якобы хваленой взаимности. Падшие недостойные твари. Не мудрено, что ты как заторможенный… ладно, раз начали, нужно досмотреть всю эту мерзость до самого конца.
Новый кадр, Онэсонда уверенным бодрым шагом движется по Пандемониуму, за ним следует Джудал, известно, куда они идут: в «особые» покои Уробороса, к слову, сейчас все еще ощущалось Темный Эфиром, сознание духа хоть здорово подкосило, но капля трезвости витала в этих воспоминаниях. Витала неуспокоенным духом и твердила на подкорке сознания «они все должны сдохнуть, такие как они не должны захватить Климбах или Мир, это было бы… Крахом мира…»
- Правила просты, - заговорил Онэсонда перед огромной резной дверью с какими-то сакральными лицами ангелов, дверь воистину являлась произведением искусства, инкрустированная особой кристальной лепниной и вставками слюды, - не сопротивляйся ни физически, ни ментально и больно не будет. И не бойся… Уроборос - наш великодушный и всепрощающий бог исправит последнюю оплошность, кое-что тебе еще может казаться не естественным, но скоро, после осветительного обряда, ты станешь цельным. Не бойся… - шедший впереди климбат сделал шаг к Джудалу, выдыхая ему прямо в губы, - я буду рядом.
Дверь отворилась совершенно тихо, точнее, по факту, это были две двери – настоящие ворота, внутри чарующая красой зала, картинка двинулась вперед: колонны, много-много изящных и прекрасных колон. Стены покрыты разнообразными росписями, в центре темного помещения, по всей видимости, купель, с исходящими потоками пара с поверхности кристальной воды.
Уроборос восседал на одной из ступеней, облаченный во что-то вроде римского хитона, но черного цвета с красным символом полумесяца, его волосы распущены и ниспадали до самого пола, а на голове кроваво-алый венец, образ определенно имел какие-то религиозные мотивы.
- Почему его никто не убил? – с искреннем недоумением тронул вопрос Инфирмукса повисшую на секунду тишину, но после действующие лица воспоминаний вошли в залу и двери затворились… прозвучал щелчок. Назад дороги нет.
- Джудал, итак… - ложное божество поднялось с насиженного места, - ответь же мне, готов ли ты исполнить свое предназначение и кто я для этого Мира..? Ну же… - вопрос так и звучал буквально «кто твой бог?».

Отредактировано Инфирмукс (03.06.2017 22:14:35)

+2

9

Легко ли жизнь откладывать на черный день по капельке,
Когда и ночи черные не вечны под луной,
Изгоя тенью мрачною лететь в долине каменной,
И променять бессилие на право быть собой...

Хмурый взгляд внимательно следил за двигающейся картинкой очередной главы. Каким бы сильным желанием стереть эту сцену из общего сценария жизни ни было, подобное не представлялось возможным - это часть его существования, это часть его самого, как бы яростно дух данное не отрицал. Доля эмоций, полученных в тот день, ныне передавалась и Джудалу, но это были те чувства, которые эссенций презирал всей своей душой - осознание собственного бессилия, беззащитность и сводящая с ума безысходность. Сейчас же, впиваясь острыми ногтями в разодранные ладони, Джудал ощущал приступ восходящего гнева, прекрасно осознавая то, что в этой сцене он действительно не сможет ничего сделать, лишь покориться, точнее сделать вид подобного. Но страх - это не слабость. Слабостью было бы позволить ему сломить себя окончательно в тот день. Страх - не враг. Это учитель.
Перед глазами промелькнула плотная дымка, словно белый туман на секунду окружил взор, не давая глазам смотреть на происходящее. Да, именно тогда его попытались сломать: с каждым прикосновением Онэсонды, с каждым его поцелуем разум заволакивала та пелена, полностью подавляя в теле любое сопротивление. Джудал мотнул головой, чтобы не испытывать это вновь. Он видел, как язык златовласого климбата с одержимостью проходит по каждому его обгорелому пальцу, заставляя сожженные участки затягиваться новой бледной кожей, как тонкая блестящая дорожка сращивает сломанные ребра, как скользящая по коже рука дотрагивается до вонзающихся в запястья и лодыжки оков, снимая их и заживляя оставшиеся следы. Многие удивлялись, как с такой работой палача у Джудала не было ни единого шрама, что ж, вот и ответ - бесящая "забота".
Приглушенный удар тела о холодный пол, и дух прикрывает глаза, отворачиваясь в сторону и всячески блокируя испытанные далее эмоции. Боль, это была унизительная боль лишь с невероятно малой долей возбуждения. В тот момент перед его глазами был туман, в котором вырисовывались очертания Онэсонды, чье дыхание обжигало шею, в голове даже мысли не возникло, чтобы сбежать, нанести удар или попытаться сопротивляться, было просто больно, но на подкорке сознания что-то отчетливо твердило, что так должно быть. Джудал вспомнил голос, что мгновение назад окружал Инфирмукса, называя подобное красотой, похотью и вожделением... Доля правды, но не в тот момент, тогда поле боя принадлежало блондину, и он воспользовался этим сполна.
- Он взял тебя силой, верно?
Ответ на подобный вопрос давался трудно, потому что дух истинно хотел это подтвердить, но ведь тогда доля его сознания не была затуманена, эта доля разумно настаивала на том, что он должен просто терпеть. Взгляд косо скользит по повелителю, замечая в его лице явные ноты... ненависти? Брезгливости? Но Инфирмукс сам ответил на свой вопрос, спустив ту невидимую гору с бледных плеч. Заторможенный... мерзость... Слова вновь и вновь прокручиваются в голове на фоне сладострастных криков и звона цепей, в которые Онэсонда вдавливал слабое тело безумными и быстрыми рывками. В некотором роде сейчас Джудал мог позавидовать повелителю, он бы тоже желал не понимать всех этих чувств.
Страница вновь делает быстрый переворот, принося с собой будто глоток свежего воздуха. Впрочем, последующее навряд ли можно отнести к желанному эпизоду некой свободы. Дух несколько наклоняется вперед, вглядываясь в собственное лицо, идущее по коридору к тому самому залу. Сейчас себя можно было несколько похвалить - актер. Его взгляд затуманен, но вместе с этим доля разума, что вынашивала план собственной власти, четко блокировала желание полностью уйти в царствующий теплый туман. Онэсонда что-то говорит... В тот момент это не воспринималось. Хотя невиданной красоты зал, что несколько пугал своими богатством и атмосферой, прочно отложился в воспоминаниях, как и вид Уробороса. Оглядывая того и подмечая все мельчайшие детали в его одеяниях, Джудал чувствовал, как окутывающая пелена наводит на его тело благоговение и желание подчиниться, желание жертвовать собой ради стоящего впереди.
-Не убил?- вопрос выводит из строя, заставляя удивленным взглядом воззриться на того, кто в свое время сделал невероятно благое дело, убив это беловолосое существо.-Потому что он сильный,- не скрывает усмешки,- и невероятно... хитрый. Поэтому-то нет того, кто смог бы заставить его страдать...
В это время Уроборос задает единственный вопрос, и дух, даже наблюдая за сценой, приоткрывает губы, он помнит сказанные слова:
-Ты бог для этого мира, ты единственный, кто сможет направить нас и даровать предназначение. Один твой вид приносит истинное благоговение, одно твое слово способно вернуть заблудшую душу на верную тропу. Я хочу искупить свои грехи перед единственным богом.
Какое же это самодовольное лицемерие...

Легко ли жизнь откладывать, когда она сжигается
В борьбе с тупыми тварями за право быть собой?
Дорога одиночества по силам избирается,
Дано пройти не каждому во мраке над землей...

Бонус

Легко ли жизнь откладывать на черный день по капельке,
Когда и ночи черные не вечны под луной,
Изгоя тенью мрачною лететь в долине каменной,
И променять бессилие на право быть собой.

Легко ли в одиночестве идти своей дорогою,
Себе стать Богом, Дьяволом и символом Судьбы,
И видеть с безразличием - стада скота безрогого
Идут до цели жизненной и разбивают лбы.

Так проще - жить в неведеньи, надеяться на лучшее,
На благодать посмертную за скрипом райский врат,
И в рабство добровольное продаться Ложносущему
И трупу перегнившему, что на кресте распят.

Но тот, кто любит искренне, не отвергает ненависть,
Клейменый смертью вечною, он все же любит жить.
Себе лишь верит истинно, не занесенный в летопись,
Обратно звать - бессмысленно, и поздно хоронить.

Посмертное бессмертие - надежду иллюзорную -
Отбросил за ненужностью, как бесполезный хлам.
Дорога одиночества - прямая и бесспорная,
Она ведет избравшего совсем не к небесам.

Легко ли жизнь откладывать, когда она сжигается
В борьбе с тупыми тварями за право быть собой?
Дорога одиночества по силам избирается,
Дано пройти не каждому во мраке над землей.

+2

10

[AVA]http://s2.uploads.ru/t/vKB0I.png[/AVA]- Никто не мог заставить Его страдать? - переспросил дрогнувшим голосом климбат, подходя почти вплотную к Уроборосу, точно разрушая привычную ткань темной залы, само-собой, воспоминание осталось непроницаемо нейтральным, - он... омерзительный... как и все здесь... загнивающее, тлеющее... в закупоренной бочке с медовым смрадом. Не представляю почему ты подчинился им, это чудовищно. Ты тогда предал собственную душу, лучше сдохнуть, лучше самому вскрыть себе требуха и раздолбать хребет на осколки, но не подчинится таким как они... это неестественно, Тенебришь. Уж не знаю, кто именно положил сему конец, видимо, это случилось задолго до моего рождения... раз ты старше в несколько раз, но вот той причине их гибели... ей бы я точно доверил собственную жизнь. Скопившуюся грязь не смог бы вычистить даже легион Серафимов, разве что... Ангел Погибели...
Тем временем Уроборос взирал с ноткой масляной снисходительности, его янтарные глаза наполнялись темноватой поволокой, сахарным маревом, они притягивали, кажется, лже-бог по какой-то причине никогда не «вкушал» своих приближенных первым, предпочитая брать их уже сломленных, податливых и нежных. Теплая и гладкая ладонь, ласково очертила по скуле Джудала едва заметный ободок касания, неуловимый, но отчетливый, - хороший мальчик, не страшись, я милосерден и не накажу тебя, наоборот... Сегодня ты ступишь своими освещенными босыми ступнями Адама в наш общий Эдем, познаешь край истинной Нирваны... очень скоро, мой нашедший верный путь последователь, все будет правильным я истинный бог, и без труда исправлю ту оплошность, которую допустила природа.
Уроборос слегка потянул духа на себя и тот час из центра лба дриммэйра стала формировать янтарная сфера, очерченная кольцом — пульсар! Тот пульсар, что климбат не мог не признать, это была ЕГО магия, магия Инфирмукса... Мальчик вдруг с широко распахнутыми глазами покосился назад, его совершенно не волновало то, с каким одурманивающем естеством целовал Уроборс Джудала, как он бесстыдно ласкал руками его тело, медленно избавляя от одежды, в голове Инфирмукса, а значит от куда-то сверху послышался странный голос — его голос...
«Почему... почему Моя сила у него!? Почему... Это Моя сила, только Моя... она не может быть у Него... Он это не я...» - все вокруг и внутри забилось в истерике, Инфирмукс опрокинулся, падая на каменный гладкий пол залы, с красивыми узорами по мрамору, неуклюже отползая назад...
Нет, его до сих пор не волновал факт, что Онэсонда подходит сзади и окончательно стаскивает с несчастного духа, его облачение и уже в обычной знакомой манере пылко вылизывая местечко между лопаток... Даже омерзение превратилось во что-то иное... трансформировалось в... нет, не страх, не ужас... в Абсолютное неприятие...
Ментальная сфера расширилась и проникла в голову к духу, победоносно перепрошивая его мысли, и ощущения... было понятно... становилось все на свои места, так как тот час гигантская волна возбуждения охватила Джудала... там... в его воспоминаниях, это возбуждение, сладострастие не было «здоровым». Болезнь, проникшая в ДНК. Оно затопляло и настолько сильно вбивалось в мозг и окутывала тело, что даже картинка воспоминаний окрасилась в какие-то излишне сочные чуть мультяшные тона. Инфирмукс закашлялся, беззащитно отползая к противоположной стене...
Воспоминания залиты измазаны точно кровью этим желанием, чистой похотью, а еще преданностью... возведенной в абсолют.
Картинка меркла перед его глазами, сердце бешено стучало, умоляло и рыдало, точно прося выпустить его из этого Ада и позволить убежать на край земли. Уже стало безразличным, что творилось там... в комнате, в воде... на полу... на ложе... это превратилось в какое-то неистовое безумие.
И вдруг Инфирмукс провел по щеке... стирая проступившие слезы, что-то гулко ударило прямо по его сознанию, очищая и возвращая... он. Все. ЗАБЫЛ. Забыл про сферу, что была почти копией его собственной, забыл про свой шок... как ни в чем не было поднялся с пола, взглянув на Джудала, - желтоглазый очень могущественный менталист... по всей видимости, он способен не только проникать в умы, но и порабощать их на фундаментальном уровне... он подчинил тебя даже не физической силой, а ментально... приготовься, сейчас будет немного неприятно, я быстро прокручу все воспоминания с оттенком этой мерзости... так... сколько их там у тебя..?
Климбат зажмурился и вдруг на его лице мелькнула горькая усмешка, - Боги... Тенебришь... это... какой-то... какой-то... даже не могу подобрать слово... так часто... их так много...
Воспоминания замелькали... множество тел, Уроборос называл эти действия ничем иным, как Празднествами и воздаянии ему — непобедимому богу. Сотни обнаженных тел, сливающихся воедино, а еще там еда... много еды, много благ для наслаждений... выпивка, дурманы в шприцах и порошках...
Инфирмукс зреет голоса в его воспоминаниях... отрывок один из первых...
- Эгэй! Я слышал Уроборс назначил тебя на должность главного мастера по пыткам! Эко какая честь! Ой, пардон-пардон, ты меня не знаешь! Я Джалелла! Видал!? Наши имена похожи! Это точно судьба, прилетай погостить ко мне в крепость, а!? Уж встречу как гостя дорогого! Обеспечу и хлебом и зрелищами, устроим и пирушку, и махач! - его лицо наглое, темное с дерзкими блестящими глазами шакала. То что еще он устроит несколько оргий было ясно и без слов. А ведь Тенебриш... не отказался...
Был и еще один... АксСафэ... тонкий, изящный... тоже дух, кажется, дух воды... низенький и легкий... самый могущественный из их тройки... он часто говорил вещи не совсем понятные, но всегда предпочитал отсиживаться во время битв в сторонке, а уж если начинал... то от жертвы, как правило, не оставалось и мокрого места.
- Из всего этого многообразия лиц... как же их много, эти трое... кто эти трое? - Инфирмукс едва узнал свой голос, уж столько в нем было отвращения и какой-то ожесточенности.

Отредактировано Инфирмукс (06.06.2017 11:04:46)

+2

11

Не представляю почему ты подчинился им, это чудовищно. Ты тогда предал собственную душу, лучше сдохнуть, лучше самому вскрыть себе требуха и раздолбать хребет на осколки, но не подчинится таким как они...
Эти слова вновь и вновь прокручиваются в голове, задавая лишь один вопрос - почему он подчинился им? Потому что его сломали? Навряд ли. Воспротивиться, прекратить, остановить - дух отчетливо видит эти мысли, что появились в тогда еще трезвом сознании. Возникает сильное желание закрыть воронку воспоминаний именно здесь и сбежать от собственного разума, чтобы вдохнуть в себя ночной воздух. Но он не может этого сделать - как и тогда, сейчас его действия не возымеют необходимого ему эффекта. Это злит. Джудал с каким-то гневным блеском смотрит на Инфирмукса, пытаясь по его лицу определить испытываемые им эмоции насчет увиденного, но... Последующее поведение повелителя пробудило в душе духа невероятный страх, тот, что он испытал при их "первой" встрече, когда вновь показалось, что красноглазый мальчишка все вспомнил. Эссенций переводит взгляд на источник подобной реакции и сам замирает на месте, прекрасно осознавая, в чем суть происходящего. Отнюдь не тот до омерзения сладкий поцелуй Уробороса, это была... пентаграмма, которую Джудал увидит еще сотни раз. Значит, именно она стала способностью Инфирмукса, перед которым стал данный ошарашивающий факт. Но может ли быть, чтобы именно использование этой способности здесь и сейчас пробудило в новом повелителе все воспоминания? Дух как-то осторожно косится на климбата, отползшего к стене, будто боясь встретиться с ним взглядом, будто боясь, что этот единственный зрительный контакт будет последним в его жизни. Бегущая картинка заглушает громкие удары собственного сердца, вместо этого полотно воспоминаний приобретает какую-то расплывчивость, блеклые и темные цвета начали приобретать раздражающую яркость и насыщенность. В какой-то момент Джудал, открыв глаза, вновь оказался в эпицентре, видя все от первого лица. Все тело тут же окутала ужасная похоть, желание получить наивысшую точку истинного возбуждения, что перекликалось с затуманенным сознанием. Дух быстро мотает головой, что оказаться лишь невольным наблюдателем, это не его желание, оно было вызвано той самой ментальной способностью. Но эта жажда казалась настолько реальной, что невольно закрадывалось ощущение, что это желание было вовсе не вызвано, оно уже существовало... Джудал вновь бросает мимолетный взгляд на повелителя, чей взгляд сбивает с толку даже палача. Разве видел он когда-нибудь такие глаза у Инфирмукса? Нет. С какой-то строгостью дух смотрит на свою обнаженную фигуру, что податливо охватывает спину Уробороса, прерывисто выдыхая ему в шею, что покорно отвечает на жестокие ласки со стороны Онэсонды. Отворачивает голову, решаясь наконец подойти к повелителю, чем смотреть на это... Но. Инфирмукс... Он все... Забыл? Джудал замирает в той позе, в которой шел к климбату, пытаясь разобрать поднявшееся с глубин чувство - спокойствие? Облегчение? Это казалось чем-то удивительным. Даже с индивидуальными изменениями в виду гормонального фонда это разве возможно! Дух понимает, что не может ничего понять из того, что твориться в голове Инфирмукса, но скромная мысль "а что было бы, если бы они попали в разум самого мальчишки", сразу отметается - эссенций был уверен в том, что в представшем бы ему хаосе он сошел с ума...
-Все верно,- голос несколько дрожит,- очень сильный менталист... Впрочем, его сила была не только в этом, Ангел Погибели...- упомянув это как бы невзначай, Джудал в следующее мгновение горько ухмыльнулся,- не просто много. Я бы не соврал если бы сказал, что почти через два-три дня,- эссенций вспомнил, что любимая работа не только приносила садисту удовольствие, но и порой "отмазывала" от подобных действий. Это имело свои плюсы и минусы. Духу все это быстро надоедало, поэтому месяцы, посвященные пыткам и путешествиям по Десятой зоне, восстанавливали трезвость рассудка, но из-за подобного отсутствия Джудал был на этих празднествах долгожданным гостем. Поэтому идея прокрутить все сцены с подобным оттенком "мерзости" не показалась духу хорошей, но разве можно было возразить?
Почему он подчинился им? Потому что жаждал власти? Возможно. Он пришел к желанной цели, но был ли этот путь тем, который действительно принадлежал судьбе эссенция... Джудал поморщился, мелькающие дикие сцены сливались в один ком, представляющий из себя возбужденные крики, скрип кровати, которая зачастую не выдерживала подобной страсти, и это переплетение светлых и черных волос, спадающих с богатых покрывал. Казалось, будто собственная голова сейчас рассыплется на неровные разнообразные формы, в каждой из которых будет отражаться картинка извивающихся друг под другом тел. Следующий кадр сменился очень неожиданно, но это была, кажется, их первая встреча? Джалелла... Имя неоднозначно отозвалось в общем спектре эмоций. Ведь не поспоришь, этот красновласый парень действительно тренировал духа, особенно в рукопашном бое, но обыденно все это происходило на желание, и труда не составляло понять, кто проигрывал и как отрабатывал свои поражения. АксСафэ казался Джудалу самым адекватным, впрочем, так, наверное, оно и было, но до поры, до времени. Говорят, что в тихом омуте водятся самые настоящие черти. Этот бес просто не любил оргии и отличался наименьшим количеством извращенных связей, так как был более придирчив к избранию в свои любовники, но если дело доходило до уединений... В какой-то момент эссенцию начало казаться, что традицией всесильных Пандемониума является подобное приветствие.
-Скучно сегодня как-то!
-Здесь все-время скучно,- собственный спокойный голос настораживает. Следует еле заметный кивок от задумчивого духа воды.
-Кому-то приятнее общество кричащих от боли, а не от наслаждения? Джудал, ты какой-то жестокий! Как жить, когда в прекрасной цитадели такие злыдни?
Обычный разговор, только, это был единственный день, когда празднество было действительно похоже на празднество, а не на то, что было названо Инфирмуксом "омерзением"... Однако, как точно он выделил из всего многообразия присутствующих именно этих троих...
-Командовали армиями Уробороса. Онэсонда, Джалелла и АксСафэ. Но... В живых их нет. Здорово, да?
Почему он подчинился им? Потому что сам пошел на это? Нет, потому что в случае неподчинения он был бы давно мертв...

Отредактировано Джудал (06.06.2017 20:06:33)

+2

12

- Я бы не сказал... что это... здорово. - внезапно проговорил Инфирмукс, прекрасно понимая и осознавая, что Джудалу такое слышать неприятно, уж от кого от кого, а от Инфирмукса точно, тем более, подросток не сомневался, что тот, кто подвергся насилию, а все же это было именно насилие — он изменил свое мнение, но молчал об этом... так вот... подвергся... изнасилованию, пусть, по большей части, ментальному, не хотел бы слышать, что смерть его насильников это не здорово.
- Точнее... нет, я хотел сказать не это, знаешь, Тенебриш, я за свою жизнь понял одно... может и кажусь немного странным, но добро и зло смешаны, их не разделить. Посмотри внимательнее... как думаешь, что должны были пережить все они... я не только об этой странной тройке, я обо всех сильнейших климбатах, что окружали тебя там. Каждый из них сломлен, и я бы не хотел лезть в голову, например к этому... с золотыми волосами... знаешь почему? - тут Инфирмукс сам подошел к Джудалу практически вплотную, из-за чего духа мог объять сильный жар, исходящий от Десятого. Рука требовательно и даже немного деспотично притянула эссенция за ворот рубашки, заставив его чуть склонится над Инфирмуксом, который с каким-то неподдельным интересом заглянул в глаза алоокого сатаны.
- Я уверен почти на сотню процентов, словно уже проверял лично... там, в подсознании Онэсонды.... - Джулала вполне способен пронять буквально электрический импульс, казалось, что Инфирмукс вспомнил все! Он вновь вспомнил битву, вспомнил Уробороса и Джудала, он назвал имя! Имя! Но... сейчас его лицо выражало какую-то внутреннюю меланхолию и и даже тоску... нет... сострадание? Бред, видимо очередной бред, слово могло проскользнуть внезапно, вдруг Инфирмукс его и вовсе не услышал из собственных уст и забыл, только что сказанное...
- Ничего нет. Лишь одна непроглядная тьма, из которой уродливым идолом возвышается фигура лже-бога. Он сломил его, умертвил... нет, конечно все можно вернуть, если живо сознание и душа, но какой толк, если душа мечется в вечной агонии, будучи проданной... с назначенным местом возле параши. Я не ошибусь, сказав... - жар исходящий от крыльев причинял все больше и больше дискомфорта, а хватка крепчала, вырываться только смысла нет,  - что ты не был окончательно сломлен... этим желтоглазым, думаю, дело в его способности расставлять приоритеты. Это спасло тебя, избавило от абсолютной продажи...
Инфирмукс вовремя заметил, как выступающие части тела, например, нос и скулы духа стали обугливаться, это чуть отрезвило и мальчик отступил, делая прочь более 5 шагов, - впрочем, сие не спасло всех тех остальных... плюс, ты имеешь талант к ментальной магии, поверь, я знаю, что тебе говорю. Ты смог воспротивиться короткой попытке внедрить тебя в твое прошлое... уж извини за это, мне просто стало интересно... действительно ли желание, которое Безыменный именует похотью, было в тебе... или оно полностью принадлежит желтоглазому. Ответ я получил — два сих высказывания верны как день. Не переживай, даю слово — больше не повторится.
Тем временем... там в воспоминаниях крутились отнюдь не только грехопадения, нет, представили и иные картины! Наконец! Это позволило Инфирмуксу понять, что имел ввиду Джудал, когда говорил, что Правитель этой мерзостной цитадели силен. Более могущественной зоны Инфирмукс на своем веку не видел (стоит учитывать, что других зон Инфи в принципе почти не видел): Легион карателей — настоящая армия. К слову, командующие армиями... трое... они были сильны, действительно сильны, и Инфирмукс сказал бы, что по силе они действительно являлись правителями зон, проще говоря, схлестнись в бою тот же Джалелла с кем-то из нынешних правителей, вероятность победить составляла бы 50%.
Налаженная система обучения, социальная защита, хорошее питание для большевика населения зоны, медицинское обслуживание, тренировки... все это предоставлял Уроборос и для рядовых жителей Флегетона... тех же эссенций, он, видимо, и правда мог бы отчасти считаться богом... если бы не множество жутких хобби. Например, опыты... ах сколько опытов проводил этот Монстр! Один хуже другого, опыты над неугодными, он резал, использовал магию... что-то вкалывал им в тела, с извечной улыбкой на безупречном до отврата лице.
Быстро прокрутив это, выдохнул, уже наблюдая за картинкой, как Джудал и пытал кого-то... много-много пыток, - позволь задать мне вопрос, можешь и соврать, я проверять не собираюсь. Ты... делал Это? То, что проделывали с тобой? В твои обязанности входило проделывать подобное с попавшими в плен? - кроваво-багряные глаза мерцнули в полумраке пыточной камеры, где витало одно из множества рядовых воспоминаний о пытках, - я хотел бы знать правду.

Отредактировано Инфирмукс (07.06.2017 17:47:08)

+2

13

Слова Инфирмукса вызвали на лице палача нескрываемое удивление, в чертах которого сквозило и некоторое недовольство. Но не по той причине, что подобное было несколько странно слышать от стоящего рядом, а потому, что в этом была своя доля правды. И если бы ныне духу предложили посмотреть на смерть Уробороса, он бы, несомненно, согласился, потому что, несмотря на должные навыки правителя и на могущество, беловолосый фанатик зашел слишком далеко во время осуществления своих целей. Но если бы затем у него появилась возможность посмотреть на смерть троицы, он бы отказался. Эта мысль постоянно порождала сильную ненависть к самому себе, так как внешняя оболочка Джудала выказывала лишь пренебрежение к подобному вопросу, в то время как внутри возникал настоящий вихрь эмоций без названия. Ведь и Онэсонда, и Джалелла, и Акс не только на словах являлись приближенными Уробороса, им была присуща та же жестокость, те немыслимо фантастические цели, что порождали в их душах неправильные идеалы, та ненависть и злоба, что окутывали их сознание день за днем. Являлись ли они воплощенными тиранами, как и их господин? Первое, что приходит на ум – это утвердительный ответ. Вот только, в таком случае и сам Джудал являлся самым настоящим деспотом. Вбирая и одобряя подобные черты, дух рационально осознавал, что и позиции этой троицы стали ему близки. Нет, они не были друзьями, но зародилось то подобие некой привязанности, которую иногда зачастую ошибочно  называют попыткой втереться в доверие.
Вновь эссенций слышит от Инфирмукса имя, которое разум климбата каждый раз забывал. В этот раз Джудал реагирует менее активно – к такому пора начинать привыкать, и все же он слышит то знакомое сильное биение сердца о грудную клетку. Жар крыльев начинает обжигать лицо, превращая воздух вокруг в кипящую лаву. Дыхание замирает, потому что все забывший правитель говорит вещи, пробуждающие внутри то рассуждение, что сталкивает духа раз за разом с отвергающейся им действительностью. Не был окончательно сломлен… Как и Онэсонда, что и без того был предан Уроборосу, свергнутый бог по неясной причине оставил палачу часть его сознания, впрочем, через время Джудал и сам понял почему. Тогда правитель, порабощая новоиспеченного приближенного, уже знал его судьбу в Пандемониуме – тот, кто правит в подземелье, изматывая всех изощренными пытками. Именно в этих пытках и крылась причина: будучи полностью сломленным, разве смог бы Джудал создать такое количество способов пыток и мучений? Действительно ли желание, которое Безыменный именует похотью, было в тебе... или оно полностью принадлежит желтоглазому… Верны оба этих выражения: эта похоть принадлежала не только Уроборосу, её источником был и сам дух.
Джудал несколько равнодушно смотрит на первые пытки, пробудившие в нем неистовое желание вновь убивать. Как ответить на заданный вопрос? Эссенций подошел к Инфирмуксу, вновь ощущая сильный жар и кладя тому руку на плечо, указывая пальцем другой кисти на дальний кадр воспоминаний. При расщеплении было затруднительно самому вызывать нужные кадры жизни, но указать на них вполне.
Он не сможет ответить – в горле застрял ком. Но он сможет показать.
В плавно выплывшей картинке предстала темная камера, на полу, залитом алой кровью, отражался сам дух и Джалелла, что прислонился к стене, скрестив на груди руки.
-Готов? – несколько насмешливые нотки, будто полководец ждет не сломленного пленника, а готовящегося на вертеле куска мяса.
-А то сам не видишь. Вчера так храбрился, говорил, что его дух не сломить! – передразнивает слова висящего в цепях окровавленного тела, чем вызывает улыбку Джалеллы. –Зачем вообще пришел?
-Посмотреть, как работает дорогой Джудал! Но, несколько скучновато,- красноволосый оценивающе поднимает подбородок пленника, рассматривая его со всех сторон. –Ну как не воспользоваться такой милой мордашкой! Ну зачем ты ему ухо отрезал… Ментально тоже что ль не трогаешь?
-Нет, этим наслаждается Уроборос,- заботливо вытирает нож о темную ткань,- хотя несколько раз было. Заглядывал в их сознание, но у большинства жизнь скучна, как попытки одного из надзирателей пошутить. А тела… Мне предлагали, вот только это мало интересует. Пленники – биологический материал, который я должен довести до состояния, близкого к смерти, но не подпустить её ближе, чем на три метра. Настоящее искусство, не думаешь?
Разговор затихает в удаляющемся воспоминании, создавая в окружающем пространстве тишину, которую нарушает её же создатель.
-И я считаю так до сих пор. Почти все считают это настоящим злом… А что если я когда-нибудь создам то, что спасет жизни миллиардам… Кто-нибудь посмотрит назад и скажет, что я убийца загубивший тысячи жизней? Никто. Потому что все уже погрязли в алчности и жадности, но упрямо находят зло, хуже их. Ведь... Уроборос был злом, но ведь именно при нем зоны, что сейчас объединились в одну, процветали как никогда. Что же тогда самое настоящее зло?   

Отредактировано Джудал (09.06.2017 16:55:23)

+2

14

Искреннее удивление мелькнуло на лице мальчишки, обычно те, на ком использовал свои способности Инфирмукс, испытывали всякие эмоции, от восхищения, до ужаса… но всегда, неизменно на их лице проскальзывал шок или же его вариации. Джудал бы первым, кто не удивился, даже более – он будто ощущал себя в своей собственной тарелке, абсолютно спокоен, точно так и должно быть, это пугало своей необъяснимостью. Пугало бы, умей Инфирмукс бояться.
Однако страха мальчик не умел испытывать, как не умеет открывать старый компьютер новые программы, поэтому на его лице проступило лишь недоумение и доля уже упомянутого удивления, оно возросло, когда дух коснулся его руки и показал… -  «как?» - воспоминания выбранные им самим. В голове завертелось тысяча, тысяч вопросов… они сменяли друг - друга хаотично, устроили настоящую кровавую бойню за право считаться первым, сердце пропустило несколько ударов, начиная биться медленно, но в каком-то задушевном ритме. Климбату даже на миг причудилось, что боже… какой же сейчас творится бред, истинной водной чистоты бред. Он с трудом понимает о чем говорит, так и было, поверьте, мальчишка с трудом мог понять чувства других, например, чувства того же Онэсонды и его стремления, не следует забывать, что полностью захватывать и порабощать разум климбат не мог по своим личным причинам, он всегда сплетал разумы: свой и жертвы, а это вносит субъективность и ставит самого Инфирмукса под удар. В словах определенно доля правда витала и, возможно, ее было больше, чем заблуждений… возможно…
- Джа-ле-лла… - по слогам произнес парень, - Джа… Джа… как же… как ты его назвал? Джа… ле… лла… две буквы «л»… с красными волосами, и глазами, будто час назад его укусил бешеный пес. Он и правда не кажется подавленным своим положением. Даже на против… верно? Твои речи…
Инфирмукс отвернулся, уходя в сторону, он даже зажмурился, сжав переносицу, точно голову разразила жуткая мигрень, - мне просто сложно говорить о подобных вещах, наверное, ты прав… возможно прав… что тогда зло, спрашиваешь? – Инфирмукс усмехнулся, - я знаю лишь одно, нельзя становиться по своему собственному желанию судьей чьих-то жизней, но вместе с тем… Джудал, - да, он произнес его имя, - я такой же. Абсолютно такой же по своей сути… и ты тоже. Мы климбаты, мы не будем гнушаться кровавой бойней где-то в деревне и как думаешь, соорудив гору из трупов и воссев на ее вершине… я буду походить на… Уробороса? – последнее почему-то Инфирмукс прошептал, поспешно добавив, - или ты?
Что-то происходило… действительно, Инфирмукс не видел изменений, но что-то определенно творилось с его разумом, что-то неестественное, непонятное, что-то из ряда вон выходящее… что-то… новое, абсолютно новое. Картина вдруг начала мелькать пронося всю жизнь Джудала, то вперед до какой-то точки, то срываясь назад, точно сумасшедший двигатель. Отматывала, ускоряла, брала обратный ход. Климбат застыл с широко распахнутыми глазами и… впал в глубокое оцепенение. Сейчас два вулканических омута приобрели непроницаемый черный цвет, темнота застелила и радужку и зрачок… бьющиеся в хаосе воспоминания затопили пестрящие черные кляксы.

http://sd.uploads.ru/phwiN.png
Практически возле своего уха Джудал услышал вначале шипение, а после смех… мягкий, льющийся тягучим медовым сгустком, опьяняющий кисель, разбавленной сахарной брагой. Смех Уробороса. Кольцо. Дух в последний миг понял, что сейчас находится в кольце змея, что некоторое время назад говорил с Инфирмуксом о его понимании похоти. Копия смеха… Змей был столь реален, что Джудалу в спину вперлась его костяная белая поверхность, теплая, точно живая кожа под горячими тренированными мышцами… Морда Чудовища находилась справа, совсем-совсем близко к лицу, черный рог неестественно выглядел на гигантской голове…
- Кто бы мог подумать, что прошлое Инфирмукса является своеобразным мостом к его исцелению, правда, мой мальчик… узнал… своего бога? – смех вновь раскатился громыхающими звуками, Инфирмукс продолжал пребывать в оцеплении, наблюдая за движущимися картинками памяти алоокого сатаны.
- Думал малыш убил меня? – повисла звенящая тишина после непродолжительного смеха и тут голос приобрел ноты стали, - правильно думал. Я немного люблю пошутить, уж извини, Цепной Пес Уробороса. Я бы представился тебе, помни свое имя… но сейчас сие не главное. Давай я помогу… разобраться получше. Этот рог… мое проклятие, я знаю тебя, я помню тебя… все воспоминания Уробороса и его стремления, желания… они все в Инфирмуксе, мальчишка сделал величайшую глупость в своей жизни, когда забрал его рог. Я защитная база, отгораживающая его от ненавистной сути твоего жалкого божка, но как видишь… она изменила меня и теперь позволяет мне взять твой разум и через него спаяться с вашими, не через Инфи, а через Тебя… ты первопричина, теперь, когда ты тут, я тоже могу быть тут. Но пришел не за этим… твое появление вызвало… на мой взгляд, положительную эволюцию разума хозяина, сейчас я ощущаю, как мозг создает новые нейтронные связи и дорожки… похоже, он ищет способ как включить тебя в память и восприятие… туда вписываются и Уроборос с его свитой, он их увидит… да, но, похоже, себя не вспомнит. Но даже это уже не плохо, все начинается с малого, его главный страх… превратиться в Уробороса… знаешь, он не без почвы. Он реален, как день. Вот что я хочу сказать тебе, Джудал, решай, либо остаешься и доводишь начатое тобою до конца или сходишь с этой тропы, я не рискну сказать, куда пойдет эволюция, когда его прошлое обрушится еще большим скопом чем сейчас, но надеюсь в правильном направлении… не отвечай, не нужно… пока я на твоей стороне, знай об этом… ты влияешь положительно… до сих пор, пока влияние остается положительным, я постараюсь сделать твое пребывание возле Инфирмукса максимально безопасным. Даю слово, но вот… за ту девку… Фтэльмену, не ручаюсь… хм… если встретишь ее… скажи, что видел меня и я передаю ей привет. Упомяни, что я ей сказал… пусть выкрасит волосы в черный, ей так шло больше.
Голос замолк, змей растворился, чуть хлестнув Джудала по ногам, а Инфирмукс тем временем, вышел из оцепенения и взглянул на духа, - ну… что молчишь, Джудал? Я кажется вопрос задал…

Отредактировано Инфирмукс (11.06.2017 15:05:17)

+2

15

– Какая дорога правильная, отче? Как распознать ее среди других дорог?
– Если движешься в том направлении, в котором твой страх растет, ты на правильном пути
.

Воздух застыл, словно вокруг все заморозили, превращая пространство в чьи-то ледяные владения. Тысячи холодных игл с силой вонзились в бледную плоть, вызывая онемение, поднимающее из глубин души отнюдь не страх, а то покорение, охватывавшее тело во времена правления Уробороса. Было бы ложью сказать, что тысячелетия назад сознание не охватывал ужас, внушаемый свергнутым правителем. Но тот, кто однажды преодолел страх, свободен от него до конца своей жизни: он обретает ясность мысли, и страху не остается места. С того далекого времени Джудал отчетливо знал, чего он хотел, и знал, как этого добиться. Вот только эта ясность собственного пути стала таким же врагом, как и погибший страх. Ясность не позволяет сомневаться в себе. Она убеждает, что можно делать все, что вздумается, поскольку видит насквозь. Она дарит отвагу и чувство безопасности, обусловленное собственным мнением, что от трезвого и рационального взора ничего не сможет уйти, но это мнимое чувство, которое также необходимо побороть. Тогда две тысячи лет назад он проиграл битву не только с Уроборосом, но и с самим собой, и этот незаменимый опыт дух впитал с особой внимательностью и настороженностью. Более такого не повторится.
Тщетная попытка посмотреть в сторону, но все тело действительно онемело. Джудал лишь видел словно застывшего во времени Инфирмукса и остановившуюся пленку воспоминаний - довольно пробирающее зрелище, если учесть, что все происходит у него в голове. Смех...Этот жуткий и неестественный смех мог принадлежать только одному существу. На какое-то мгновение и вовсе показалось, что беловласый повелитель сошел с страниц памяти, чтобы наведать выжившего слугу. Вот только никого не было, никого кроме... Сущность, что была похожа на некоего длинного костяного змея с чертами дракона, кольцами окружила безвольное тело, чье дыхание замерло, услышав голос павшего Уробороса. Это создание говорило. Говорило разумно, отчетливо, словно перебирало мысли Джудала, отсеивая неверное и утверждая догадки. Только сейчас дух понял, что это оцепенение вызвано не только самим змеем, но и голосом, который эссенций больше никогда не хотел слышать.
Поглощал каждое слово, впитывал, перемалывал и тщательно откладывал в уголках памяти. Значит, тот левый рог действительно принадлежал свергнутому богу, и помимо сильнейшей ментальной способности он передал новому хозяину все воспоминания старого...И это существо помнило все. Он знал, предполагал, приходил к подобным выводам путем логических обоснований, но почему же сейчас, когда этот костяной дракон все подтверждает, зарождается подавленное чувство удивления и некоторого шока? Потому что все-равно отдельная часть создания считала подобное невозможным. Превратиться в Уробороса... Слова вызывают дрожь в теле. Зрачки в неистовом страхе смотрят на того, кто скорее всего даже не догадывается о том, как все может обернуться. Это страх не только Инфирмукса, это страх всей десятой зоны, вот только знают об этом... Многочисленные кольца растворяются, как и появились, несильно хлестнув хвостом по ногам. Застывшее пространство словно развеялось мощными огненными крыльями нынешнего правителя. Но Джудал так и остался стоять на месте, в каком-то хладном ужасе разглядывая под собой пол. Положительные изменения? Безопасность? А что если именно сам дух пробудит в Инфи все воспоминания? Нет, в таком случае он просто умрет. Но... Нельзя дать этому мальчишке стать новым Уроборосом, возможно, как говорил змей, вызвать те положительные изменения, ведь, как оказалось, сейчас Инфи пытается запомнить эссенция, но в таком случае эти изменения необходимо направить туда, куда Джудал стремился их направить в начале пути. Куда он его заведет? Помочь всей десятой зоне, посадив в Пандемониум истинного правителя, а самому сгореть в его пламени, если он все вспомнит? Не в традициях Джудала самопожертвование. Вот только почему тогда сейчас это не дает ему покоя, будто обязанность, груз, который почему-то должен потянуть именно он. А Фтэльмена? С ней придется разбираться самому, она ведь дух, сможет ли понять и принять?
-Я кажется вопрос задал…
Как гром среди ясного неба. О чем они, черт возьми, говорили до этого? Джудал хмурится, отводя в сторону задумчивый взгляд. Ах да, зло...
-Судьи чужой жизни... Да, ты прав, и я, и ты являемся именно ими, хотя это неправильно. Кто мы, чтобы отнимать чужие жизни? Но для меня это стало зависимостью, словно для некоторых алкоголь и табак. Что до тебя... Ты зависим от этого? Собрать трупы, сесть на вершине... Мы не сделаем это, хотя бы потому, что я заберу половину на опыты, а ты их сожжешь. И именно поэтому мы не будем походить на Уробороса. И вообще, каждый в этом мире личность, никто ни на кого не похож,- последнее было произнесено с явной ноткой веселья, сквозившей в глазах, когда Джудал подошел к Инфи и, прижав его голову к себе согнутой в локте рукой, потрепал по волосам другой, отойдя затем подальше на всякий случай.
-Если бы тебе представился шанс осесть в Пандемониуме... Ну в той цитадели в горах. Ты бы отказался, да? Тогда вопрос. Ты хочешь процветания десятой зоне? Хочешь ли развивать её, сделать самой могущественной? Ты видел в воспоминаниях, что именно во времена правления Уробороса, мы были впереди. А сейчас... Ничего. Когда я проснулся, я подумал, что на нашей территории больше нет правителя, одна разруха и жители, которые не знают чего ждать. А оказалось, что правитель есть, но его не беспокоят дела других...- вновь подходит ближе,- ты хочешь стать истинным правителем, Инфирмукс? Тем, кто поведет всех вперед?

+2

16

От цепкого и пронзительного взора Инфирмукса, даже после очередного психоделического помутнения, не укрылась та странная ошеломительная реакция Джудала, невероятная беспорядочная тень неистового ужаса, точно сам Деймос сжал безвольное тело планетарного духа в своих деспотичных объятиях, сильнее даже, чем способен был тот же Желтоглазый в воспоминаниях. А может…? - «Может ли он являться причиной, причиной всему?» - мысль не имела формы, аморфная и совершенно дикая, на миг Инфимукс даже удивился, почему она отзвуком пролетела в его голове, создавая хоровод неясных образов. Однако сам мальчишка не испытывал боле какого-либо внутреннего терзания, словно что-то в разуме, немыслимая его составная часть – осколок, избавилась от маревной пелены беспамятства, обнажая яркие и живые глаза алоокого сатаны. Отчего-то он не воспринимал… теперь не мог воспринимать Джудала как что-то, несущее реальную острую агрессию или угрозу, хотя минуту назад все происходило с точностью, да наоборот. Нет, я бы не утверждал, что в инстинкты Эфира заснули, но теперь вместо «этот тип опасен, убей!», они шептали «попридержи коней, остынь, все в этом мире имеет причину и следствие, выжди». Пусть подросток с трудом понимал, что конкретно сейчас ощущает, ввиду определённых проблем с интерпретацией эмоций и вообще способностью их переживать, но то, что обороты можно и сбавить он таки понял…
Вопрос повис мертвым, грузом, мальчишке вначале почудилось, что он вот-вот схватит Джудала за грудки и потрясет, дабы сбить эту искусно надетую маску абсолютной нормальности, впрочем, еще секунда и Инфирмукс оставил идею, вспоминая, сколько духу за всю его жизнь довелось пережить насилия в подчинении более сильных и на миг отвращение отразилось на лице подростка. Отвращение к себе. Эфир понимал, он владел странной способностью к эмпатии – насилия, и правда, много, разнообразного и во всех ипостасях, он видел все, ну или почти все. Каково это, если последний вариант, что остается у тебя подчиниться? И даже не от бессилия, а от умиротворенного смирения. И добро и зло сливались в упоительном ритме, завладев жизнью, на субъективный взгляд Эфира, а что же он? Что сам Правитель Десятой зоны? Теперь ему задали вопрос.
Далее жест Джудала немного выбил из колеи, жест столь нормальный, Инфирмукс мог бы даже заявить что-то в духе «для нас это слишком по-человечески!», а после мог бы собственным обвернуть хвост кольцами вокруг шеи духа, отшвыривая его в сторону, во тьму подсознания… а ведь правда, вокруг сейчас сгустилась тьма, а стояли они точно на стеклянном прозрачной поверхности.
- Пламя… очищает, смывает грехи, как думаешь!? – лишь пробубнил он, безвольно повиснув в кажущейся дружеской и имеющей явные намеки на братскую хватке, отчего-то нервно захихикал, и игриво дернув Джудала за косу, но не слишком сильно… скальп точно остался целехоньким.
- Ой да брось, что толку тебе брюхо вскрывать, после того, что до меня сотворила жизнь, боюсь, это будет слишком гуманно с моей стороны! - усмехнулся с толикой шуточного веселья в ответ на поспешную попытку Джудала ретироваться после своего храбрёного до безумия жеста, и деловито пригладил растрепанные волосы. Нет, конечно, Инфирмукс не считал, что там, в прошлом Джудала, был предел невыносимой жестокости по отношению к нему, отнюдь, ничего такого, что могло бы вызвать у среднестатистического климбата, закалённого сверх меры бесчеловечностью мира и собственными демонами, желание сдохнуть или превратиться в овощ. Однако парень на уровне подсознания отчётливо понимал, все, что он видел через глаза алоокого сатаны, просто грани неприятия лично для него – Инфирмукса.
Он – Инфирмукс, ненавидит клетки, в виде замков и цитаделей, и ограничения – Джудала посадили в золотую клеть, пусть и дали дело по душе.
Он – Инфирмукс, не приемлет делать то, что ему противно – Джудала заставляли притом самым ужасным способом, просто на просто искажая его собственные желания, словно совершают насилие уже не над телом, а непосредственно над душой.
Климбат искренне считал – если существо хочет подчиниться, признать кого-то равным или склонить голову в покорности и благоговении, этот «кто-то» должен стать достоин подобной чести, заслужить и доказать ее на деле… и тогда даже он – Инфирмукс, застыл бы коленопреклонённо. Впрочем, не факт, кто знает-кто знает, есть категории, в которых подросток правда не разбирался. Желтоглазый… в воспоминаниях, точно падшая вошь, возомнившая себя Богом. Тварь дрожащая и права не имеет.
- На твои изречения нельзя дать четкий комментарий… - вдруг Инфирмукс понурился и опустил голову, сейчас он действительно походил на растерявшегося пятнадцатилетнего мальчишку, личико которого еще даже не трогала «щетина созревания», - не знаю, как объяснить… это во мне, часть меня. Я вижу зло в том, что нападаю на селения и вырезая там всех… всех… детей, стариков, мужчин. Тварь, которую ты, возможно, зрел… она виновна в сем… если я не удовлетворю такой порыв, то просто на просто сойду с ума… теперь понимаешь? Это считать злом!? – Инфирмукс не смог сказать еще кое-что важное, что во время подобных действий он испытывает удовольствие несравнимое ни с чем в этом мире, но… сие читалось между строк.
Чуть качнул головой, ощущая странную горячую влажную дорожку на щеке, тот час вызвавшую приступ жуткой нестабильности, он «ненавидел», когда вот такое происходило, - ладно… - волосы упали на лицо, они отрасли уже почти до пояса, а что до остального…
Тут мальчишка гулко вдохнул, казалось, что его легкие сводило жуткими судорогами или что бедняге приходилось вдыхать раскаленный метан или этанол, - нет. Ты не сможешь понять… - как же давно, черт подери! Как же давно ему хотелось это сказать! Сказать кому-то кроме Фтэльмены. И плевать, что подумает алоокий сатана, его мнение… не важно, верно? Инфирмукс верил, что не важно, но истина ли это?
- Если бы только кто-то с Некроделлы… кто-то забрал этот груз… - зашептал он одними губами, температура вокруг тела климбата неумолимо раскалялась, создавая вихревый потоки, точно солнце выплескивало свой жар, создавая заодно магнитную бурю  - бросил мне вызов… я не дурак, я в курсе сколько на моей зоне климбатов, приблизительно равных по силе правителям прочих зон… с чистыми головами… по меньшей мере двое, и у них есть то, чего не хватает мне… трезвость ума… - не смел, не желал поднимать взгляд, - не помню точно их имен, кажется, мы не встречались, впрочем, я даже это не могу утверждать. Если бы кто-то бросил мне вызов… может я бы даже уступил, лишь бы переложить груз… я жалок… да… - он усмехнулся и тут же, вскинулся, сверкнув глазами, - посмотри на меня! Думаешь, такой как я способен хоть кого-то куда-то повести? Я уже две тысячи лет блуждаю во тьме… это… у т о п и я… в ней нет даже смысла.

+2

17

Искренность. Давно дух, взращенный во лжи, не видел её, давно не слышал правды, не подлежащей никакому сомнению. Искренность словно удерживает тебя на месте, не позволяя отвести взгляд и тем более отвернуться, заставляет принять себя и весь находящийся в ней смысл. Эти глаза не врали, в подобных речах, наполненных самым горьким содержанием, не могло быть и подобия фальши. Но эта искренность, исходящая от мальчишки, понурившего голову, не пробуждала теплых чувств и эмоций, характерных для данной ситуации, она вырывала из затаившихся глубин некую меланхолию от осознания истины. Истины, которая относилась и к нему самому. Джудал все-таки отводит взгляд, отчего-то смотреть на сверкнувшую на щеке каплю невероятно трудно, будто это сжимает всю грудную клетку, заставляя чувствовать себя виноватым перед чем-то. Груз... Снять этот груз... До боли родные слова, мучившие духа почти всю его жизнь. Даже сейчас, разговаривая с костяным змеем мгновение назад, в его голове пронесся этот вопрос. Но, признание подобного груза знаменовало бы для эссенция отступление от собственных целей, что были непреклонны и непоколебимы, словно сам поток той самой судьбы уже все решил, прокладывая духу только одну дорогу. И все же, это именно его выбор. Не тот, что нашептан кем-то другим, именно его, тот, что рожден в жаждущем власти разуме. Но только ли это ведет Джудала по избранной тропе? Только ли желание взять в руки прежнюю власть, приведя в Пандемониум этого климбата, убившего самого Уробороса? Что за сомнение, посеянное именно сейчас? Кто знает...
-И все-таки...- раз начистоту, так начистоту. Лицо озарила горькая усмешка.
-Мы разные. Но... Есть то, что делает нас похожими. Мы осознаем свои действия, но не останавливаем желание убивать. Его ведь можно контролировать, но хотим ли мы? Нет, потому что никто не хочет лишать себя удовольствия, почему же я или ты должны такое делать? Добро...Зло... Какая разница, если они действительно смешаны и не могут существовать друг без друга. Хотя, ярые фанатики противоборствующих сторон наверняка бы, не задумываясь, назвали бы нас злом, забавно, да? - задумчиво Джудал смотрит на свое отражение в этом стеклянном полу.- Вот только зачастую именно зло разумнее добра. Мы на той стороне, где должны быть...
Дух медленно подходит к Инфирмуксу так, будто боясь, что он вот-вот убежит. На самом же деле, эссенций просто не знал, как ответить на признание... Наверное, потому, что сам встал перед этой стеной, встретив перед ней кого-то еще, кого-то, на кого эта стена начинает медленно давить. Ему... хуже, чем эссенцию. Это выбивает из колеи.
-Никто этот груз не заберет,- останавливается перед повелителем, оглядывая того таким внимательным и спокойным взглядом, будто только что встретил в пучинах своего сознания,- ты когда-нибудь задумывался о том... что именно ты сможешь стать великим правителем нашей зоны? Я.. Когда я очнулся, я посетил немало таверн, чтобы хоть что-то узнать о времени, в котором нахожусь. Конечно, я спрашивал о нынешнем повелителе... И мне рассказали, рассказали, что ты кочуешь, политикой не занимаешься, проводишь время с мегаструмами, а не с другими существами. Но... Все называли именно тебя правителем, признавали именно тебя. Никто не сказал о тех других, что, возможно, действительно стали бы лучшими кандидатурами. Я повторюсь - никто.
Голос замолкает, но вновь нарушает некую зловещую тишину собственного разума.
-Хочешь, я отвечу, почему ты считаешь этот груз непосильным? И поверь мне, я сам когда-то прошел через подобное. Ответ прост... У тебя нет цели, четкой цели, представления о своем будущем. К чему ты стремишься? Я даже не говорю о том, что рядом с тобой нет тех, кто готов тебя поддержать,- несколько хитрый прищур. В этом Инфирмукс даже преуспел, нежели Джудал, он нашел того, кого можно назвать семьей, в то время как дух боится допускать прошлые ошибки. -Я хочу, чтобы наша зона процветала, но сделать сам этого не могу, после запечатывания я слишком слаб. Но ты,- указательный палец довольно осторожно дотрагивается до груди Инфи,- можешь, потому что есть все силы для этого. Равные по силе? Не успокаивай себя, пока таковых нет. Поэтому ты не сможешь снять груз,- делает шаг назад, словно заканчивая свою речь, если это его судьба, то он её примет,- но ты можешь им поделиться,- оборачивается, протягивая руку к повелителю.
К этому ли он шел? Что же ведет им... Жажда власти? Кто знает.

+1

18

Жар - неимоверный, дикий и необузданный разливался в груди вязкой тягучей лавой, потопляя в себе тлеющие легкие. Инфирмукс задышал порывисто и тяжело, нервно моргая и стараясь сбросить наваждение. Алоокий сатана точно брал нахрапом, говорил нечто диковатое, Десятому абсолютно неизведанное, пугающее и пленяющее одновременно. По телу то и дело простреливали импульсы от синапсов, врываясь яростной дрожью в пальцы, болезненно, но елейно.
- Да… лишать себя последнего удовольствия нечестно по отношению к себе же… - отвел взгляд, словно разглядывая нечто непознанное и пугающее, на самом же деле отчего-то стыдясь смотреть в глаза напротив, ведь они выражали абсолютную честность, и отнюдь не перед Инфирмуксом, а, скорее, перед их общей климбатской натурой, - «и как давно я ее предал?» - вдруг проскользнула мысль в голове мальчишки, сразу же задушенная неким внутренним Зверем.
- Но еще более нечестно обманываться… - Инфирмукс тихо выдохнул, точно от астматического припадка, поспешно стирая кулаком еще одну проступившую влажную дорожку, - мол, ты ничего не способен сделать, это твоя суть, твое естество и все в таком роде… мол… кто-то внутри сидит и заставляет… а что если… Я И НЕ ЛГУ! – Вдруг выкрикнул, мертвецки-больно вцепившись в руку Джудала, пониже предплечья и рывком дернув его на себя, - а если я не лгу… если ты не лжешь… значит мы слабы, да? Мы проигрываем каждый раз, когда не находим сил бороться с безумием в наших головах, а исходя из этого… я проигрывал в миллион раз чаще… и ты правда считаешь, что хоть кто-то хотел бы видеть меня или тебя здесь? Сила – мера всех вещей, и я не имею даже толики настоящей силы. Ты ошибаешься, Джудал, но это не твоя вина. Ты ошибаешься, ведь я слаб. Я предал себя, когда… - тут Инфирмукс скривился, осознавая, что несет какой бред и вновь не находит слов, чтобы верно передать свои ощущения. Они путаются, бегут хороводом, глумятся над ним и даже издеваются. Эмоциональная инвалидность когда-нибудь доконает Темного Эфира, как пить дать, доконает. Однако понимание потихоньку приходило, по неведомой причине Инфирмукс понимал духа, понимал, почему дух так говорит – Джудал климбат, житель Климбаха, житель Десятой зоны, каково ему жить здесь, в этой дикой местности? Желать процветания своей территории нормально даже для таких тварей как климбатов, Инфирмукс тоже любил свой материк, но, увы, не имел пока чего-то… звена… частицы… важной составляющей генома… нормальности, позволившей ему заниматься такими вещами, которые от него Джудал требует по абсолютному праву.
«Нужно сменить тему… срочно сменить тему…» - климбат натянуто усмехнулся, не отпуская руку эссенция, - Джу-у-д, лучше не дави на меня, в мире есть вещи, которые нельзя брать вот так… с набегу, рискуешь здорово наебнуться. Я не говорю, что не пытаюсь… я пытаюсь. Но… время будто зовет, к тому же, я, кажется, обещал, что помогу с восстановлением сил и прочей важной фигней для нашего апофеозного мирка, кажется, в твоей жизни и правда не было ничего, мне угрожающего… я, скорее всего, когда тебя запечатали, еще даже не родился… долго ты спал… тысячи четыре… не меньше…
Еще секунда, мгновение и тьма вновь сменилась… воспоминанием? Да, Эреб дери! Это была умеренная цветастая картинка в  мягких приглушенных тонах, но лишь… уже не в Пандемониуме, в какой-то таверне. Джудал узнал ее – посещал совсем недавно, да и управляющий не сменился, разве был чуть моложе и таверна куда богаче. За деревянной стойкой сидел… никто иной, как… Инфирмукс… Его длинные черные волосы ниспадали почти до бедер, на лице блестела довольная шальная и достаточно дружелюбная усмешка, дерзкий взгляд – осмысленный и чистый. Именно… чистый своей стабильностью и каким-то умиротворенным постоянством. Голову вовсе не венчали рога, одежда в темно-фиолетовых тонах…
~~~***~~~- Да брось старик! Разве не в этом смысл нашего существования, вечно сражаться и вести борьбу! Кто-то должен уже свергнуть этого понасеста Джалеллу, думается, я прекрасно буду смотреться в правителях Десятой зоны! – голос воодушевленный, звонкий и искрящейся какой-то внутренней энергией. А вот эссенций… явно не был столь воодушевлен, как его «маленький» посетитель…
- Инфирм, не читая тебе нотации просто замечу… советую от души, как собственному сыну, сменил бы ты материк и попробовал бы свои силы в Третьей зоне или Второй, к примеру, уверен, стал бы там неплохим Властителем… но только не… Некроделла… не рвись наверх, лучше никак, чем так… как ты тут уже битый час фантазируешь.
Инфирмукс… тот… нормальный, с чистым и осмысленным взглядом, состроил на лице гримасу, пародирующую, видимо, по его мнению, излишнее занудство духа, что-то типа старческого «бла-бла-бла».
- Да-да-да, ты снова будешь нести бред про то, что не видать мне света белого в темнице сырой, где из меня всю дурь о захвате власти выбьет некий мифический Цепной пес… какого-то там на «У»… ай…
Дух лишь покачал головой, с явной тоской взирая на ребенка, - тебя погубит излишний юношеский максимализм, да и не мифический он. Джудалом именуют, тебе лучше опасаться… Уробороса, Джалеллы, Онэсонды и АксСафэ, но… и попадаться Джудалу, он отличается, знаешь, иногда здравый, имитирующий помешенного, куда опаснее истинно помешенного. Впрочем, тебе в любом случае не получить власть тем способом, о котором грезишь, точно дитятко, может другим… может тебе и понравится… но… ладно, не мое это дело, допивай уже свое молоко, а только из-за тебя поставки лучшего молока из Эридия выказываю!
~~~***~~~Внезапно картинка растворилась, и все вокруг померкло, возвращая духа и даденгера в реальный мир, они вот так и стояли, Инфирмукс болезненно сжимал конечность Джудала, точно хотел ее вырвать. Отпустил…
- Я слишком мало знаю о тренировочных боях… это типа… битва понарошку… да? Тогда… с чего бы ты хотел начать? Но учитель из меня не очень, точнее, я не знаю… но, если ты хочешь силы – я могу тебя понять. Инстинкт.

+1

19

-У всякого безумия есть своя логика,- скрыв ту боль, что отозвалась в сжатой руке, дух сохранил спокойный и уверенный взгляд на своем лице, хотя стоило признать, что подобное далось с трудом, хотя бы потому, что повелитель был прав, в то время как Джудал должен был противостоять сказанному, направив мысли Инфирмукса по другому направлению, тому, что, как оказывается, было выгодно не только эссенцию. – Разве существовал великий ум хотя бы без доли безумия? Безумцы прокладывают пути, по которым следом пойдут рассудительные. Ты не слаб ни морально, ни тем более физически, потому что в перерывах между сумасшествием ты говоришь рассудительно и рационально, а по мне уже одного этого достаточно, чтобы признать тебя сильным,- Джудал говорил правду вот только не в том чистом виде, в котором она находилась ранее. Мало изложить то, что есть, настолько же важно то, как ты преподашь эту информацию, а уж красиво глаголить дух научился еще в те времена, когда только попал на службу к Уроборосу. Вот только в отличие от прошлого господина нынешний повелитель навряд ли подобное оценит, что климбат прекрасно понимал.
Прервавшаяся речь Инфирмукса, безусловно, заинтриговала, хотя просить или надеяться на продолжение дух не стал – излишнее любопытство с его стороны сейчас ни к чему. К тому же, Джудал уже не раз ставил себя на место повелителя, думая над тем, как бы поступил он сам. Мальчишка, что ныне смотрел куда-то в сторону, не мог вот так сразу довериться, прислушаться и принять, да это было бы даже подозрительно! Уже сам факт того, что Инфи предпочитает общество мегаструмов, а не социума, наводил на мысли о том, что сильного желания общаться правитель не имеет, кочует и никому не доверяет, осторожен и опасен. Уйдет время на то, чтобы получить столь драгоценное и редкое доверие, но Джудал был готов подождать столько, сколько потребуется. На удивление собственные мысли неплохо сошлись со следующими сказанными словами. Нельзя брать с набегу? Безусловно, нельзя. Лишь медленно подталкивать, стараясь при этом не наступать на повсюду расставленные мины – задание, что кажется невыполнимым, но награда, предстающая в конце пути и манящая своим светом, заставляет принять этот вызов в угоду собственным желаниям. Но знал ли дух, что на этой тропе есть и другая опасность? Ни время, ни обстоятельства, ни существа, что могли бы всему помешать… Это было нечто другое, то, чего эссенций сам всегда обходил стороной, сторонясь и боясь. Опасность и угроза, что могли бы возникнуть при обходе тех самых мин, то и дело возникающих под ногами. Знал ли Джудал, что, вызвав доверие к себе таким тернистым путем, он сам начнет доверять, открыв свои слабости тому, с помощью кого хотел вернуть утерянное?
Воспоминание обрушилось как снег на голову, отчего климбат даже вздрогнул, с каким-то гневом уткнувшись в знакомое лицо… Точнее лица. Видеть старика относительно молодым было непривычно, но неимоверно сильно удивило Джудала другое, даже не слова, что громогласно звучали в таверне, предупреждая о последствиях, это был сам Инфирмукс. Будто бы он… И все же не он. Спокойное лицо, голова, что не увенчана рогами, взгляд, в котором нет и намека на желание убивать. Дух не видел Инфи до его заключения. Когда того привели на пытки, в красных глазах уже горел знакомый огонь ярости и чистого гнева, сменившийся затем безумным взором. Значит, таким он был тысячелетия назад… Почему-то эта мысль отразилась вместе с непривычным сожалением, что обычно возникает у тех, кто мог что-то сделать, но не сделал. Не в традициях климбата было подобное признавать, но именно сейчас Джудал с удивлением отметил, что взяв нынешнюю силу повелителя и его характер в прошлом, вышел бы, наверное, идеальный правитель.
Картинка испарилась так же внезапно, как и возникла, возвращая обоих на то место, где все началось. Рука по-прежнему пульсировала болью, но не старой, а новой. Конечность даже начала бледнеть, что было видно на бледной коже, а на предплечье остался красный цвет, сильно контрастирующий с белым.
-Полагаю, это означает твое согласие,- невольно потерев затекшую руку, Джудал не скрыл самодовольной улыбки,- бой понарошку… Можно и так назвать. Главная задача – не убить. Инфи, именно частица не. Делать выводы о твоем преподавательском таланте рано, способы разные бывают, и, как правило, обучение на практике самое… удачное и быстрое. Я бы попросил научить меня тому, что я не знаю, но так как мой инстинкт самосохранения сильнее, остановлю свой выбор на совершенствовании того, что знаю. Выбрал бы оружие, но… Лучше начать с магии.
Сердце все еще сильно билось от того, что при подобной попытке узнать все, духа в прямом смысле пронесло. Снова. Так бывает?
- Ты кстати когда-то упомянул кого-то по имени Фтэльмена… Кто это?
А упоминал ли он её? Джудал этого не помнил, как наверняка и сам Инфирмукс…

+3

20

- Я не нуждаюсь в чьем-то признании… - услышал свой абсолютно непроницаемый и  беспристрастный голос Инфирмукс, подернув плечами, а ведь сказал искренне, вопросы о силе и о слабости он воспринимал не как большая часть «Архи» мира, впрочем, верным будет утверждать - каждый из них воспринимал подобные вопросы по-своему. Каждое живое существо Энтероса зрило субъективно со своей высокой колокольни, ни Джудал, ни Инфирмукс исключениями не являлись.
[abbr="float:right"]http://s5.uploads.ru/mB86l.png[/float]Мальчишка глубоко выдохнул, обходя духа в привычной манере изучающего хищника по кругу, расчерчивая кончиком хвоста тонкую круговую линию в камне, откуда высекались искры, - Фтэльмена? Она заменила мне мать и мой единственный друг, я убью любого, кто посмеет ее отнять у меня. – откровенно и отрезвляющей ясностью в глазах все еще звучал голос, но тут Инфирмукс оказался вновь позади духа положив ему две свои неестественно горячие ладони между лопаток и надавив… по телу Джудала тут же разлилось необычное приятное тепло, эпицентром которого и было местечко между лопаток, - понятно… ты знал, что от долгого состояния сна или запечатывания, энергетическая паутина и магический резерв будто усыхают, и все, что требуется после пробуждения… некоторое время на ее возвращение к былому состоянию, а вот количество времени зависит от многих факторов, я не буду перечислять их все. Да и ты сам верно знаешь об этом.
Определенно, Инфирмукс понимал, о чем говорит, возможно, он и был асоциален, но далеко не ограниченным. Похоже, жесты, что творил Темный Эфир были чем-то вроде исследования организма, мальчик чуть нахмурился, сдвигая ладони выше к шее, - впрочем… - безэмоционально молвил он, точно экий хирург, профессионально выполняющий свою работу, - здесь уже имеет место быть постороннее вмешательство… божества… - такие вещи климбата не интересовали, к деосам, доминиусам и внешнему миру, даже к правителям иных зон, он – Инфирмукс, вообще отношения не имел. Климбат убрал руки, задумчиво взглянув в небо, прикрыв глаза ладонью, наподобие козырька, - сейчас тренироваться в обычном режиме с тобой я не стал бы… тьфу, если честно никогда не понимал смысла всех этих битв понарошку. Шуточных баталий… - климбат распахнул пошире крылья, опуская руку и его взгляд на миг застекленел, точно мозг обрабатывал какой-то слишком сложный пласт информации, - задача у меня следующая… сделать тебя сильнее за короткий срок, при этом… не убить тебя. Я понял… да ты мастак на сложные задачки, но, кажется, у меня есть неплохое решение. – мальчишка резко развернулся, таки чуть хлестнув раскаленным потоком воздуха в лицо нового знакомого, в глазах Инфирмукса плясали бесовские искорки – редкое зрелище, а губы озарила чуть игривая усмешка.
Мальчишка сам не понимал, почему этот эссенций вызвал в нем такое странное стремление помочь вернуть утраченную силу, но испытанное чувство являлось чем-то одновременно сакраментальным и выжидающим, словно он – Десятый, инвестировал в проект под громким названием «Джудал». Вот лишь ожидания отчего-то с легким металлическим привкусом крови…
- Лады, пошли. Хватит стоять истуканами! – хлопнул в ладоши, как бы ставя точку на одном этапе их отношений, и мгновенно сформировал портал, ведущий на острый утес, возвышающийся над обрывом как в мультике «Король лев».
- Слышал что-нибудь о неразумных эссенциях, именуемых флюгеразами, хотя, вряд ли… на Климбахе обитает всего пять особей и то лишь на Некроделле. – подросток умолчал, что он потратил около века, чтобы путем воздействия на поколения, развить их врожденную способность сопротивлению радиации и вывести таких флюгераз, что могли бы обитать даже поодаль радиоактивных кристаллов.
- Очень доверчивые, добрые и милые создания, кстати, абсолютно не опасны, сочетают в себе и начало духа планеты, и инстинктивной сущности, сравнивай их развитие с обычным неразумным драконом. – климбат подошел к краю скалы столь близко, что половина босых стоп светилась вниз, и тут… Инфир сделал то, что вряд ли бы от него кто-то ожидал: со всей дури забил крыльями по воздуху, формируя раскаленные клубы воздуха и шальной энергии в снопе искр, а еще звуки… нечто общее между высоким и громким протяжным воркованием, чередующимся с громким криком в определенном диапазоне, похоже, так климбат привлекал Монстра. Со стороны выглядела сея картина странновато. Бил крыльями по воздуху и визжал мальчишка не долго, около двадцати секунд, Тварь ждать себя не заставила!
Гигантская махина, без определенного тела, а скорее состоящая из аморфного тумана, или дыма, что обрел сверхплотную форму! Спину существа венчали три огромных острых шипа, точно уродливые кровавые лезвия, а глаза… бездонные, белые, но мертвецки пугающие какой-то внутренней тупостью.
- Не бойся… - голос звучал мягко, он протянул руку в сторону Твари, та доверчиво ткнулась ему в ладонь, словно корова, встречающая любимую доярочку, - его зовут Пан-младший, сегодня он поможет нам в тренировке… - Инфирмукс мягко принялся второй рукой ворошить туман возле шеи, монстр расслабился, уже окутывая легкой дымкой Инфирмукса в кольцо.
- Знаешь в чем их главные особенности? Флюгеразы не представляют опасности, они питаются энергией, излучаемой планетой или кристаллами, очень редко могут поглощать слабых стихийных и природных духов, как правило, неодушевленных. Но… их энергетический резерв не имеет конкретных ограничений, проще говоря… такая тварь может поглотить даже меня… Всю мою энергию. Проблема лишь в том, что ни один флюгераз не станет нападать на хищника, которого не сможет одолеть… а что если…
Тут Инфирмукс резко послал странный и необъяснимый поток чистой энергии прямо в тушу монстра, беднягу так подбросила, что Джудалу на миг показалось, тот сейчас скончается в припадочных конвульсиях, - кормить его силой..? – мальчик взмахнул крыльями, хватая тварь за морду и буквально впечатывая себя в центр его брюха, Пан-младший вновь задергался, стараясь устраниться и, похоже, дать деру.
- Поедая сверх-нормы флюгеразы словно становятся пленниками чревоугодия, желая все больше и больше пищи! Получив всю мою энергию Тварь начнет кровавую охоту… ты сказал… я не могу причинить ТЕБЕ вред..? – к слову, конкретно про себя алоокий сатана не говорил, но Эфир все истолковал по своему - Когда Пан-младший закончит, Джуал, ты будешь ему не интересен, как еда… а вот прочие сильнейшие климбаты планеты… ох как… а теперь задайся вопросом, скольких он поглотит с МОЕЙ силой? Цель: разбей щит быстрее, чем флюгераз изопьет всю мою магию, превратив тушку в бесполезный трупик, и пустится в поисках новой жертвы… у тебя около получаса...
Пан сопротивлялся не долго «насильственной» кормежки, а посылаемые волны энергии  ею как раз и были, вот он окутал Инфирмукса полностью своим телом точно в кокон и завибрировал, начиная поглощать бушующую энергию Правителя Десятой зоны… поглощать жадно, если бы у твари были слюни, он бы пускал их долинными витиеватыми потоками до земли, но к счастью слюней не было, поэтому флюгераз и Инфирмукс зависли в воздухе, защищенные лишь мощным сферическим щитом Кальтары.
И еще… теперь, похоже, Джудал мог понять разницу между некоторыми сильными мира сего, такими понятиями как разум, инстинкт самосохранение и самосознанием Темного Эфира. Чистое безумие. Уроборос и его шайка хоть и были безумны, но, видимо, не шли даже в сравнение с безумием Инфирмукса, который вот так легко мог попрощаться со своей жизнью, словно она ничего не стоит… а спроси его «почему?», ответил бы как всегда просто: «мне весело».

Отредактировано Инфирмукс (25.06.2017 19:59:30)

+3

21

Фтэльмена... Имя той, что по-прежнему была темной фигурой без очертания и формы на шахматной доске. Слон, ладья или сам ферзь? Куда поставить духа, о котором повелитель говорил, как о матери? Сейчас, когда между двумя климбатами протянулась еле заметная нить, что порой именуют, как "отношения", перевес был именно на стороне Фтэльмены, что легко могла произнести лишь одно слово "убей", не позволив Джудалу издать ни единого звука в собственное оправдание. Разве подобный расклад был на руку эссенцию? Безусловно, нет, а потому в ближайшее время предстоял довольно ответственный разговор, не менее важный, чем с самим Инфирмуксом. Но ныне духу необходимо было говорить не только за себя, и он отлично запомнил то, что просил его передать костяной змей.
Две руки в уверенном жесте прикасаются к спине, тот час реагирующую на сильный и несвойственный телу жар. На мгновение показалось, что сама руна буквально вспыхнула под ладонями повелителя, словно порох, к которому поднесли горящую спичку. С этих пор придется ко многому привыкнуть, к этому пламени в первую очередь, что ни в какое сравнение не шло с льдами Дизариаса, гасящими в себе всполохи всесильного гнева, в отличие от жара, пробуждающего невиданный ранее прилив энергии, пропитанной всевозможными чувствами.
Теперь им предстоял бой, и духу было отрадно услышать из уст самого Инфи слова  "сделать тебя сильнее за короткий срок, при этом… не убить тебя". Это не обещало эссенцию полной безопасности и даже не уменьшало вероятность гибели во время так называемого обучения, но этим ходом Джудал выстреливал сразу в двух зайцев, восстанавливая свои силы и делая еще один шаг навстречу новому повелителю. Поражение или успех? Неясный ответ был неким бонусом, над которым приходилось то и дело ломать голову, и именно эта неизвестность так притягивала к себе обеспокоенный взгляд.
Даже самый невнимательный смог бы понять, что церемониться Инфирмукс не любил, и возникший портал был тому наглядным подтверждением. Вот только в этот раз дух с некоторой опаской заметил собственное напряжение, выросшее из невозможности морально настроить себя самого. Что за тренировку смог придумать тот, для кого само понятие тренировки носит неоднозначный характер? Сейчас эссенций пытался в ускоренном темпе настроить себя на всевозможное: на внезапную атаку под девизом лучшее обучение - практика, на разнесение какого-нибудь участка или на суровые испытания в виде купания в ледяной воде или езде на мегаструмах. Речь о так называемых флюгеразах только подтвердила теорию о непредсказуемости тренировки. Добрые и милые создания? Такие есть на Климбахе? В голове вновь пролетает мысль о том, что же повелитель считает милым, ведь по его мнению и мегаструмы такие. Тысяча мыслей, тысяча предположений, все тело замерло в ожидании чего-то неясного и пока непонятного. Джудал был готов ко всему. Кроме курлыканья на краю скалы.
Климбат так и застыл: с поднятой в изумлении верхней бровью и с приоткрытым скривленном ртом - поза, явно демонстрирующая самое настоящее недоумение. В какой-то момент и вовсе показалось, что мальчишка действительно психопат, который сейчас еще достанет бубен и начнет призывать дождь, издавая дикие звуки баклана в небе. Спасибо судьбе за то, что она не воцарила подобное в жизнь. Из тумана довольно быстро выплыло то, чему нельзя было дать объяснение, у этого существа даже не было не формы, будто отдельные частички тумана решили внезапно объединиться во что-то более громоздкое. Лишь три огромных шипа четко пронзали сгустившуюся пелену, позволяя хотя бы отдаленно представить очертания так называемого флюгераза. Он не знал этих существ, возможно, забыл, но скорее это был первый вариант, иначе бы дух хоть как-то представлял способности неразумного дракона. Вот только идиллия, которую неплохо было бы изобразить на холсте, не внушала ожидаемого спокойствия от увиденного, скорее наоборот. Если это существо столь милое и доброе, то зачем оно здесь? Ответ не заставил себя ждать, уже через секунду Джудал с, простите, охеревшим лицом слушал правила... тренировки?! Да такая тренировка могла закончиться летально не только для зоны, но и для Климбаха, мегаструма за ляжку! И вообще, если есть Пан-младший, значит, есть и старший? Ох, не о том мысли.
-Инфи, ты чокнутый! - использовав полет, эссенций лишь успел подлететь к возникшему барьеру, чтобы оценить всю ту навозную кучу, в которую он смачно шагнул. Если это создание поглотит силы повелителя, наступит самый настоящий писец, и, наверное, данное слово самое мягкое из тех, с помощью которых можно описать происходящее. - Ненормальный! - черная сфера переливающейся энергии с замахом направилась к барьеру, тут же растворяясь. Сейчас, смотря на то, как в глазах рогатого мальчишки пляшут только бесовские искры, как он, не задумываясь, рискует собственной жизнью просто потому, что это забавно, Джудал подумал о том, что неплохо было бы именно сейчас подбежать к Фтэльмене с пронзительными криками о том, что Инфи окончательно ебанулся, ведь это было безумие чистой воды! Пандемониум и его жители обладали этим сумасшествием, но у него была логически обоснованная цель. Что было здесь? Только первозданное б е з у м и е.
-Чтоб я тебя еще о тренировках просил, - произнесено сквозь зубы. Климбат отлично слышал, что времени у него немного, но атаки чистой энергией уходили в никуда, как и физические удары с использованием руны, покрывающей части тело невероятно крепкими кристалловидными наростами. Чувство, когда на тебя ложится ответственность... Давящее и невероятно тяжелое, непривычное для того, кто всегда спокойно уходил от подобного, но сейчас осознание всех последствий было куда серьезнее, и это побуждало неистово продолжать направлять черные сгустки и атаки в сторону барьера. Выматывало. Заглушенная заточением выносливость давала о себе знать - Джудал со злостью отметил, как быстро сбилось его дыхание и дрогнули мышцы на руках. Потому было принято довольно скорое решение сделать единоверный мощный удар, так как по ощущениям климбата уже прошло не менее семи минут. Черный поток преобразуется в некую закручивающуюся воронку, что разрастаясь напоминала тысячи летучих мышей или мелких темных насекомых, закручивающихся в громоздкую спираль. Конец воронки стремительно ударяет по центру барьера, пробивая небольшое отверстие и тут же начиная туда засасываться, уничтожая защиту изнутри. Но успел ли Джудал предотвратить надвигающиеся последствия сумасшествия?

+2

22

«Каждый из нас заражен безумием, Джудал, не бойся откровенных безумцев, страшись лишь тех, кто с филигранной точностью играет нормальных, они не ведают предела…» - предельно четко и даже с легким смешком прозвучал звонкий голосок Инфирмукса в голове духа, казалось, это не впервой, вот так рисковать жизнью.
Флюгераз окутывал его все сильнее, начиная вначале плавно и медленно, а после с жадностью и диким голодом поглощать предоставленную энергию, если вначале кормежка походила на попытку впихнуть в рот малыша ложку овсяной каши, то через десяток другой секунд, малыш, уже не заботясь о своей мордашке, ел из тарелки точно голодный пес.
На миг, сквозь пелену туманного густого тела Твари, Десятый даже попытался представить, что сейчас ощущает этот странноватый, но довольно занимательный дух. Ему страшно? Он зол? Раздражен? – Все эти эмоции климбат знавал лишь понаслышке, может быть, когда-то очень давно и на своей собственной шкуре, но те времена давно поросло былин-травой. Возможно, Джудал попросту разочарован? Это не волновало по большей мере Инфирмукса, он привык следовать лишь своим внутренним порывам, инстинктам, и в этом был схож с представителями неразумной и опасной фауны планеты, походил на тех, кого так сильно любил.
А что еще делать мальчику, ставшего по собственной воле сосудом с пищей, настоящей кормушкой, благодаря которой сейчас у флюгераза, как минимум, главное пиршество в его жизни!
Нет, ни одно из предположений о самоощущении Джудала не казалось Инфирмуксу настоящим, он бы сказал, что эта особь с глазами, горящими самим огнем тартара, многое повидал в своей жизни, он старше его – мальчишки-кочевника без цели, без конкретных желаний… без прошлого. У Джудала есть прошлое, его точно любили, пусть и такой извращенной и совершенно ненормальной любовью помешенного, он был частью общности. Инфирмукс не мог дать точное определение… не находил его в собственном разуме, как не способен компьютер обработать файлы, не имея программы по их открытию. Скорее, Алоокий сатана представлял собой стабильное поле магнетики, он не стабилизировал Инфирмукса, нет, но и не вызывал приступа безумия, словно находясь вне какой-то системы, файл без имени с простейшим бинарным кодом. Таковым его сейчас зрел Инфирмукс, но некий антивирус в нем, явно нового поколения, все еще жужжал на подкорке фразой – «Может стоит убить? Ты сам знаешь, где место его черепу… под такими файлами всегда прячутся самые опасные вирусы, это будет коррозия металла, ты… не справишься…» - а как бы его убил Алоокий сатана? Сознание мальчишки медленно и верно начинало коллапасировать, биться в агонии, а от осознания что энергетическая паутина вновь и вновь по желанию хозяина не активирует природную защиту хотелось вопить в голос, а она – эта защита была у всех существ, но завесила от уровня. Как бы он его убил? В честно поединке или напал из-за спины? Пришел один или, быть может, будучи долгое время звеном общей цепи нашел новую цепь, не менее прочную, а, возможно, даже более… скрыл ему глотку, забрал оружие? Интересно, Джудал вообще захотел бы оставить у себя краденую вещь? Глаза слипались… усталость накатывала новыми волнами, и вот так все закончится? Хм… забавно… а хочет ли Джудал его смерти? – «Конечно…» - сам отвечает себе мальчишка, - «каждый хочет твоей смерти, это инстинкт разумных, поэтому не стоит ешкаться с разумными…»
Джудал двигался быстро, стремительно, его опыт читался даже не между строк, он обличен и явственен как день, но вот энергии парню явно недоставало, магической ударной мощи, хотя Инфирмукс не создавал сверхщитов, он создал ровно такой щит, какой дух смог бы разбить. И он справился…
Щит разлетелся на осколки даже с легким звоном, эхом распался на атомы багряной материи и всколыхнулся точно маревная поволока воды, но флюгераз слишком сильно был увлечен Инфирмуксом, слишком сильно хотел дожрать свою пищу, а ее все еще оставалось много.
«Молодец…» - прозвучал совершенно беспристрастный голос и Джудал мог бы поклясться, что в нем проступили нотки… разочарования… точно, он – планетарный дух, сделал не совсем то, чего хотел Инфирмукс, значит ли это… что тренировку отчасти можно считать суицидальной? Бред.
«Но сильный поедает слабого… понимаешь, о чем я… Джудал, так было и так есть, ты сам знаешь… как думаешь, что нужно сделать в этой ситуации… не смей убивать того, кто сейчас не способен себя защитить, хотя… флюгераз уже набрал достаточно мощи, чтобы тягаться с тобой на равных или даже… неравных… помоги ему… ты когда-нибудь был на его месте? Уверен, что был… помоги… теперь твоя очередь испить энергии, но она уже переработана эссенцием планеты и будет хорошо усваиваться… давай, освободи беднягу от чревоугодия…»

+1

23

Где-то глубоко внутри проскользнула горькая усмешка, скрытая от глаз, как и все настоящие эмоции, загубленные своими жестокостью и презрением. По этой теории Инфирмукса он мог не опасаться, как бы странно подобное не звучало, в данном выражении сквозила истина, оставляющая неоднозначный осадок, с одной стороны мягкий и быстро тающий, с другой - тяжелый, оставляющий горький привкус во рту. Всмотревшись в глубину этих слов, дух отлично отделял наиболее важный для себя смысл - он должен опасаться самого себя. В первую очередь, правило распространялось на окружающих, что имели дело с климбатом, но Джудал давно осознавал испускаемую опасность для других существ, но видел ли он опасность, возникшую к нему самому? Голос Скорбилуса редко говорил, лишь в периоды настоящего дикого голода, побуждая действовать в своих целях, голос Альтер-эго, что не так давно стало неотъемлемой частью собственной души, говорил каждый день, иногда казалось, что говорил ежеминутно, хоть ныне молчал, будучи наблюдателем со стороны. Но когда два гласа сливались во что-то одно, эссенций чувствовал, как тело предательски переходило под чужой контроль, контроль двух созданий, живущих в нем самом. Подобное было лишь однажды, но испытанные чувства Джудал запомнил на всю жизнь - в такие порывы он самый настоящий безумец, скрытый под маской повседневного и безразличного лица...
Вот только в такие моменты зачастую казалось, что открытый безумец не менее опасен. Для духа Инфирмукс был настоящим лабиринтом, имеющим лишь два выхода, один из которых выводил к жизни, другой - к смерти. Этот лабиринт постоянно искажался, то и дело менял свое направление, создавал тупики на кажущейся открытой дороге, вытягивал из мрачной изумрудной зелени самых опасных существ, рожденных в неизведанных глубинах души, и заполнял сознание некой пеленой, вызывающей неестественные мысли и рассуждения о самом себе. Любой шаг в этом лабиринте мог привести к непредсказуемому исходу, и сейчас климбат лишь недолгое время блуждал в нем, старательно обходя любые, даже самые незначительные опасности, и чем глубже он уходил в эту изгородь из померкшей зелени, тем больше возвращался к истинной цели всего этого, вновь и вновь пересматривая свои убеждения. Разве может этот мальчишка, что сам не разбирается в своих ощущениях, так быстро начать менять устоявшиеся принципы палача? Ведь это абсурдно, все это лишь для получения утерянного, для своей выгоды! Но... Внутренний голос лишь усмехался над этим, потому что теперь это было настоящей ложью...
Щит рухнул, но жаждущий энергии флюгераз продолжал ненасытно вытягивать из правителя силы, в то время как сам Джудал внимательно переваривал все сказанные Инфирмуксом слова. Поглотить энергию из этого существа? Однако, он даже не думал о подобном, но теперь эта мысль вызвала всполохи настоящего ажиотажа, вызвав в глазах не совсем нормальный блеск. Да это же равносильно тому, как если бы он начал поглощать силу из самого Инфи! Только та энергия навряд ли бы хорошо усваивалась, но эта... Переваренная неразумным собратом...
Прекрасно.
Словно оттолкнувшись от чего-то незримого в воздухе, дух вцепился рукой в один из выростов, что отходил от существа змеиной формы. Между ладонью и твердой поверхностью почти моментально возникло что-то вроде некоего заряда, отразившегося искрой черного цвета - цвета энергии Джудала, проникшего в паутину существа, полностью занятого Инфи. В этом пространстве с переплетающимися сгустками будто возникла рука, пронзающая острыми ногтями энергию, бушующую в виде настоящих вихрей, что видимо и вынуждали флюгераза поглощать все больше и больше. Рука стремительно запускается в один из таких центров, по конечности тут же начинается струиться чужая энергия, впитывающаяся в тело климбата. Еще один сгусток, еще и еще, все больше, словно это чревоугодие теперь передалось самому духу, пожирающему эту сеть. Змеевидное создание наконец остановилось, видимо, почувствовав столь быстрое опустошение и выпустив тем самым мальчишку из крепких "объятий". Чужая энергия струилась по крови, смешиваясь с адреналином и давая неописуемый восторг, прибавляя силы, увеличивая и заостряя и без того выведенные на высший уровень инстинкты. До последней капли, точно стараясь забрать остатки даже самого флюгераза, чье тело начало биться в какой-то агонии. На извороты собрата климбат отвечал гибкими уворачивающимися движениями, полностью сосредотачивая свое внимание на поглощении: несколько раз в руке мелькали черные всполохи, устремляющиеся к флюгеразу, что извивался настолько быстро, словно пытался избавиться от опасного паразита, что вонзился в него в недосягаемой точке. Втянуть энергию необходимо было быстро, чтобы избежать мощной атаки неразумного существа, что наконец резко остановилось.
Джудал отстраняется, слегка покачиваясь в воздухе. Энергия будоражила и опьяняла одновременно. Босые стопы касаются земли, в глазах мелькают искры поглощенной энергии.
-Не гоже повелителю таким заниматься. 
Последний раз такое чувство он испытывал перед нападением на Уробороса. И это чувство было прекрасным.

+1