новости
Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Энтерос» Авторский мир, современное эпическое фэнтези с элементами фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для игроков от 18 лет. Игровой период с 3003 по 3005 годы.
14.11.2021. Подведены итоги месячной активности и результаты конкурса постов, а до 17.11.2021 мы отгадываем авторов мудбордов.
11.11.2021. Голосование за посты началось, ждём голоса до 14.11.21.
02.11.2021. Последние новости уже в разделе объявлений проекта.
26.10.2021. Запущен творческий императив, прием работ до 13.11.21.
25.10.2021. Запущен хеллоуинский императив, прием работ до 01.11.
20.10.2021. Завершились титулование и праздничный ивент, результаты данных мероприятий можно узнать в соответствующих темах! Нашему форуму исполнилось шесть лет. За эти шесть лет мы написали несколько тысяч постов, прошли множество интересных квестов и приняли в мир больше 250 анкет, и пусть многих с нами уже нет, мы всегда рады новым игрокам и с большим уважением относимся к творчеству игроков. Спасибо всем, что вы с нами, спасибо за поздравления и участие!
15.10.2021. Стартовало ежегодное «Титулование», приуроченное к шестилетию форума, приём голосов продлится до 19 октября 2021 года включительно, также начался праздничный ивент. Вдохновения!
14.10.2021. Всем доброго времени суток и вдохновенной осени! Подведены итоги месячной активности и результаты конкурса «Лучшие посты месяца», за последний месяц было написан 287 постов от 40 персонажей и GM. Впереди нас ждёт огромное количество конкурсов и всевозможных ивентов, время зарабатывать кристаллы, уважаемые участники. В разделе актуальных конкурсов будут последние обновления.
14.09.2021. Всем доброго времени суток и чудесной осени! Подведены итоги месячной активности и результаты конкурса «Лучшие посты месяца», за последний месяц был написан 341 пост от 40 персонажей и GM. Всё ещё принимаются заявки на конкурс «Магические способности» до набора 16 способностей.
05.09.2021. Всем привет и чудесного настроения! Стартует конкурс «Лучшие посты месяца», принимаем заявки до 10 сентября 20:00 по мск, также принимаются заявки на конкурс «Магические способности» до набора 16 способностей. Ознакомьтесь с главной темой объявлений, там есть важная новость для ведущих Мастером игры.
14.08.2021. Всем привет и отличного настроения! Завершены конкурсы «Лучшие посты месяца» и «Творческий императив», также были подведены итоги активности месяца, всего было написано за месяц 276 постов от 39 персонажей и GM.
14.07.2021. Стартуют два конкурса «Лучшие посты месяца» и «Магические способности», приём заявок на конкурс «Творческий императив» продлён до 10 августа. Произведена чистка архивного раздела, добавлен новый раздел в основные правила форума «Ведение карточки персонажа» и не забываем раздавать посты в наши 19 квестовых эпизодов. Подробнее обо всём читайте в разделе «Объявления».
14.07.2021. Объявлены победители конкурса «Лучшие посты месяца». Благодарим всех за активное участие и голосование.
10.07.2021. Обновлены активисты проекта и кристаллы за голоса в Топ'ах начислены. Открыто голосование на лучшие посты периода «июнь – июль» до 14 июля 19.00 МСК включительно.
09.07.2021. Напоминаем про конкурс лучших постов месяца, приём заявок завершится 10 июля 2021 года в 19.00 по МСК. Мы с нетерпением ждём в личные сообщения ссылку на два поста, понравившихся лично Вам, и размещенных на форуме в период с 10 июня по 09 июля 2021 года.
07.07.2021. Открыты два квеста «Роковая башня» и «Tainted Lands», приглашаем всех желающих принять участие, чтобы узнать подробнее, загляните в раздел «Набор в квесты». Внесены значительные послабления в «систему прокачки» [касательно количества постов], в связи с изменениями в магазине, количество деосов третьего поколения увеличено и теперь составляет 98 существ.
06.07.2021. Всем привет и великолепного летнего настроения! Мы обновили дизайн впервые почти за шесть лет. За прекрасную работу благодарим дизайнера — вещий дух. При возникновении багов, просим сообщать в тему «связь с АМС».
активисты
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Энтерос

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » БЫЛЫЕ ПОВЕСТВОВАНИЯ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ » Четырнадцатая грань греха


Четырнадцатая грань греха

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

https://pp.userapi.com/c637129/v637129459/4bbdb/BRk0CNW9mQw.jpg
Animal Alpha – Bundy


Дата

Время суток на момент начала эпизода


08.08.2998

Закат, на границе с сумерками


https://img-fotki.yandex.ru/get/3311/47529448.d7/0_ccbde_a02ea8a6_orig.png
Климбах, хлипкая таверна у моря Аратэйкс.
https://img-fotki.yandex.ru/get/6604/47529448.d7/0_ccbe6_2f625120_orig.png
Джудал в роли бога, Астериум в роли смертного. (нет)
https://img-fotki.yandex.ru/get/9797/47529448.d7/0_ccbe1_6955ad2_orig.png
Многие разумные живые организмы привычной мыслью вверяют свои судьбы в руки божьи, но что же произойдет тогда, когда бог отдает себя в ваши?
Короткая история о том, как Бог пытался уподобиться смертному созданию, и наоборот, о том как смертному было дозволено ощутить иллюзию власти над чужой нитью жизни.

https://img-fotki.yandex.ru/get/2710/47529448.d7/0_ccbe7_a5ca5e90_orig.png
Базовая система боя.
Ахтунг! Эпизод содержит сцены насилия [18+], впечатлительным, беременным, детям, бабушкам и тд - не читать.

Отредактировано Астериум (20.05.17 14:52:41)

+2

2

Что привело его в эту хлипкую таверну, которую и избушкой назвать нельзя? Очередное отлынивание от обязанностей? Возможно, хоть это и ужасающе черство по отношению к пленникам, что доживают свои последние дни в Пандемониуме. Садисты, знаете ли, во всяком случае не равнодушны к страданиям своих жертв. Но все это становилось только скучнее и скучнее. Пытки для Джудала были настоящей наукой, во время которой можно было узнать столько, сколько не представилось бы узнать даже тем, кто сидит в лабораториях над колбочками и смотрит на возникающие реакции. А уж в своих познаниях по анатомии климбат и вовсе был уверена на сто пятьдесят процентов. Но в чем прелесть, когда твой интерес не разделяют? И ладно бы просто не разделяют, так ведь никто ему даже дискуссию составить не может! Все эти пленники не выдерживают даже трех дней, из-за чего Джудал просто не успевает посмотреть реакцию того или иного организма на разнообразные мучительные внешние условия. Это начинало сильно раздражать. Даже те индивиды, которых забросило в темницу сегодня, сдадутся через три дня, а, возможно, и ранее. Разве на такой почве для исследований можно разгуляться с размахом?
Что привело его в эту хлипкую таверну, которую и избушкой назвать нельзя? Очередное отлынивание от обязанностей? Именно! Невероятная скука, что была сильнее самых изощренных пыток, привела подчиненного Уробороса в эту... Постройку. И почему именно в такие места стекаются все, кому не лень? Правда, есть все же та особая привлекательность, или как говорят- изюминка, в том, чтобы прийти в эту гущу событий.
Вот и сейчас, привычно сидя на подоконнике одной из комнат второго этажа (кто бы мог подумать, что этот сарайчик еще и является пристанищем на ночь), Джудал, скрестив на груди руки и свесив босую ногу, открыто рассматривал невероятно загадочную личность. Складывается вопрос: зачем идти с чересчур загадочными личностями в полутемную комнату и слушать то, чего ожидать даже не надеешься? Во-первых, личность была красивая. Как отказать очаровательной леди, представившейся именем Астерия? Во-вторых, личность говорила о вещах, которые Джудал в виду своей "профессии" не имел права пропустить. В-третьих, личность обещала награду, причем довольно неплохую. Разве этого не достаточно?
Кем является эта беловолосая девушка дух в душе не чаял, хотя в определенный момент и этот вопрос стал климбату интересен. Вечер, начавшийся с того, что подошедшая к нему незнакомка угостила его элем, обещал быть интересным. Джудал, безусловно, знал, что в каждой леди есть свою изюминка или настоящая булка с изюмом, но и подумать не мог, что Астерия чуть ли не сама ходячий изюм. Вообще в какой-то момент их знакомства эссенцию показалось, что девушка самая отъявленная мазохистка, ведь и такие по свету бродят, но утвердившись в адекватности своей собеседницы, Джудал задался другим вопросом - а стоит ли во все это ввязываться?
-Астерия, ты первая девушка, которая просит меня о подобном. В такие моменты стереотипы о том, что всем дамам нужны лишь цветы и конфеты, становятся не просто глупостью, а какой-то легендой из книжек.
Вопрос: быть или не быть- затронул настолько, что за вечер Джудал даже не успел отпустить ни одной черной шутки наподобие того, что "у беловолосых, как и у рыжих нет души" или "страж кладбища называл все трупы котиками, потому что у них носики холодные". Какие все же неожиданные знакомства можно завести во всех этих тавернах...
-Прозвище тебе что ли придумать... Астерия- артерия... Материя... Бактерия?- будто забыв о теме, которая недавно обговаривалась, Джудал, задумчиво взяв себя за подбородок посмотрел куда-то на небо.
-Давай еще раз. Ты хочешь добровольно стать моим пленником на какое-то время?
Несколько секунд молчания.
-Ну точно мазохистка,- сказано тихо, скорее самому себе,- впрочем, какая мне разница. Что насчет платы? Был бы рад посмотреть на тебя в темнице бесплатно, но раз зашла такая пьянка, то грех ею не воспользоваться.
Дух спрыгнул с подоконника и подошел к девушке, подозрительно вглядываясь в её глаза, как бы спрашивая "Кто ты? И что тебе надо на самом деле?".

+2

3

А вот Никки скучно никогда не было. Весь цикл жизни божественного создания строился вокруг бесконечного пути, для которого скука была бы непосильным валуном-помехой. Разумеется деос знал это чувство, но лишь на неком фундаментальном уровне. На самом деле Астериуму был непонятен этот тлеющий уголек пепла в душах смертных, разогревающий поленья одного из самых тяжких грехов - лени. Смертные... - он смаковал в сознании это слово каждый раз, как только оно там вспыхивало в самых разных сочетаниях. Для деоса смертные были и убогими, и удивительно непостижимыми, словом, отталкивающими и привлекающими одновременно. Словно мотыль, летящий на яркий огонек, божество всегда тянулось к простым тварям, но и был в разы умнее насекомого, обреченного сгинуть в коротком всполохе. Сегодня он вновь летел к этому огню, хоть и предпочитал обычно держаться на безопасном, не для себя - для смертных, расстоянии.

Судно, перевозившее юную госпожу за немереную плату, причалило к берегам Аратэйкса. Капитан, за звонкий мешок отдавший даже свою каюту, широким взмахом руки прощался с одним из самых удачных клиентов в своей жизни. Деос легко мог телепортироваться с одного места на другое, но в этом совершенно не было никакой отрады для отшельной души божества знаний. Грязные радиоактивные ветра наполняли бессмертные легкие, а тело деоса едва различимо ощущало, как легко и незаметно перестраивается хитин под более агрессивную погодную среду. Здешняя местность была скудна на разнообразие, и более того - планета была подобна вредоносной плесени, приветливо реагируя лишь на родные споры. Отрава, доступная не каждому, из чего любой местный организм мог делать свои предположении касательно светловолосой фигуры, медленно исследовавшей улицы закатного городка. Это был не первый визит Астерии в данные земли, да и с последнего раза прошла не одна тысяча лет. Деос с легким разочарованием отмечал лишь незначительные по его меркам изменения в строении города, природа почти не изменилась, как, впрочем, и люди.

Надвинув капюшон и прикрывая нижнюю часть лица темной повязкой от летящей пыли, Астериум, не долго думая, свернул в одну из самых убогих таверн, встречавшихся ему на пути. Божественное создание не делало различий между императорскими покоями и сточной канавой, полной дохлых крыс и дерьма. Для деоса разница измерялась лишь в ценности отдельных крупиц информации. Знания, любые, безусловно были цены, но были и те, что доступны лишь единицам организмов, населяющих вселенной под неусыпным вниманием Демиурга. Именно поэтому всё, что было вне этого стержня, определяющего существование Астериума, было подобно пыли... прилетающей и исчезающей вновь в небытие. Но даже здесь раз-на-раз, но деос поддавался искушению понять то, что движет не его лично, а большинство организмов. Ни сытость, ни голод, ни пыл битв или секс - всё это имело слишком мало влияния на настроение и общее психофизическое состояние божества. Точнее сказать - вообще не имело. Но давало всего одну бесценную вещь, которой его лишил отец-создатель - осязаемое чувство смертности. Понимание того, отчего так все ее страшатся - не потому что жизненный цикл прервется, а лишь из-за осознания потери большей части возможных удовольствий. Как бывалый наркоман, Астериум периодически позволял самому себе прокатиться на колесах простой жизни, дабы знать все ее аспекты. Не это ли его основоопределяющее?

Именно поэтому, среди вонючей толпы, деос выделил всего один организм, в данный момент интересный для самого себя. Джудал - так представился эссенций, любезно позволивший незаметно фрагментно покопаться у себя в голове, и увиденные Астерией картины вполне удовлетворяли ее любопытство. За это юноша получил свою пинту эля, где, после недолгого разговора, был приглашен наверх для более детального разговора. Подобная сцена в чужих глазах выглядела по-настоящему банально, "шлюха-клиент", вот только платит сегодня девушка. За что?

- Нет, - голос Астерии был глубоко мелодичным и предельно холодным одновременно, - Мне нет нужды становится твоим пленником. Я хочу, чтобы ты испытал меня на прочность. Ну или свои возможности, - легкая улыбка тронула девичьи губы.

- Нет никаких ограничений, кроме твоих личных способностей довести жертву до критического состояния здоровья. Если тебе это удастся - мешок золота твой. Если нет.. что-ж, посмотрим, как еще можно будет поощрить твои старания.Тебе ведь вряд ли нужны особые инструменты?

Астерия с удовольствием бы понаблюдала, как функционирует чужой мозг в попытках придумать новое извращение для боли другого, и для своего личного удовольствия. Поразительный коктейль. Они начнут здесь. почему бы и нет? Внизу битком шумного народа, наверху вокруг - приватные разговоры и стоны уединившихся пар или целых групп людей. Никто бы не пришел, даже если бы из этой комнаты в последствии стали бы кричать - эти крики не принадлежали бы деосу. Но это в его плане не входило сегодня. Сегодня деос вновь летел к огню, и на сей раз решил погреть шелковые крылья прямо подле ревущего пламени.

- Мера предосторожности. Так будет безопаснее, - наконец заговорил деос, снимая с себя сначала плащ, а затем кристаллический хитин, принявший облик обычного женского костюма. «Будет странно, если он в итоге, и в лучшем случае, поломает об нее все пальцы, не так ли?» Броня нехотя отлипла от тела хозяина, словно читала мысли, но о боги, никто ведь не позволит смертному приблизить божество к смерти даже на полшишечки. Астер давно предполагал свою смерть, и точно знал, что умрет однажды от руки собрата, коим Джудал не являлся вовсе. Божество не стеснялось своей наготы, опять же, как и многие другие аспекты для него понятие стыда было весьма абстрактным, и явно не присутствовало между двумя существами сейчас. Женщина вернулась на исходную, сев на колени перед эссенцием,свободно опустив руки перед собой. - Быть может, лучше мне стоять для пущего эффекта?

Астерия вглядывалась в глаза будущего палача, и с легким удовлетворением отмечала, насколько верным был ее выбор там, внизу. Алые взгляды пересеклись, и Астер хорошо знал, кому могут принадлежать глаза цвета крови. Тому, кто в ней нуждался более всего - хищнику.

+3

4

Дух несколько нахмурил брови, пытаясь осознать весь тот масштаб последствий, которые могут последовать за данной авантюрой. Эти сомнения были обоснованы, все же даже на Климбахе нет существ, что возжелали бы пыток от самого Джудала. Предложение как минимум подозрительно. Испытать на прочность? Эту цель преследует беловолосая девушка? Нет, навряд ли. Не могло быть все настолько просто. Считать информацию с энергетического поля не представилось возможным, будто что-то постоянно мешало. Скрыла? Не хочет раскрывать свою сущность? Как интригующе. Наградой вполне могла бы стать даже информация о ней самой и о подобных желаниях, что каким-то образом возникли в женской голове. Испытал свои возможности? О них он уже знал. Хотя, если все действительно было намного сложнее, чем казалось, то почему бы и нет.
-Интересно, интересно, интересно,- протараторил эссенций, обходя Астерию и рассматривая её с разных сторон с таким увлечением, будто в руки ребенка попала игрушка, которую он никогда прежде не видел,- до критического состояния здоровья говоришь. Не люблю я такие быстрые порывы. Большее наслаждение доставляет именно мучительно долгая боль, что пронизывает тело. Проткну я тебя мечом, но ты почувствуешь лишь несчастную долю от всей той боли, которую могла бы доставить тебе эта рана, если бы ты оставила её нетронутой,- говорил с таким фанатизмом, словно помешанный на своих исследованиях ученый. Хотя, некоторая параллель в этом действительно есть. Забавно.
-Особые инструменты?- Джудал поднимает заинтересованный взгляд. -Впрочем, если я тебя удовлетворю, хоть это и двусмысленно звучит, я бы хотел помимо общей награды получить и некоторую информацию взамен. Я больше чем уверен, что и ты сможешь удовлетворить мое гложущее любопытство. Я же потрачу на тебя свое драгоценное время, возможно, расходую определенные материалы, поэтому плата честная.
Эссенций вновь кидает хитрый взгляд в сторону Астерии, после чего седлает стул, с невозмутимым спокойствием наблюдая за тем, как "клиент" раздевается. А девушка была преисполнена решимости. Похвально. Хотя даже сейчас Джудал вновь и вновь сканировал поведение, прокручивал сказанные ею слова, но так и не нашел ничего, что могло бы выдать намерения новоиспеченной знакомой. Не угасшую подозрительность довольно быстро вытеснил отчего-то возрастающий интерес, что отразился блеском в алых глазах. Интересно, сколько она продержится? Почувствует ли физическую боль? А если что-то вколоть внутрь? Подобные вопросы тут же атаковали сознание, и внутри проснулся тот восторг, которого Джудал не испытывал более тысячелетия. Если это та, что сможет наконец развеять его скуку, то вечер предстоял быть веселым. Всю ауру портили только какие-то хриплые стоны за стенкой, да такие, что духу и вовсе показалось, что там кто-то умирает, а не получает удовольствие. Любви все возрасты покорны, а органы отнюдь не все.
Джудал кинул оценивающий взгляд на нагую Астерию, что показала свои истинные формы. Но сегодня это был биологический материал, а не девушка, с которой предстояло провести ночь, как те соседи за стенкой. Это отношение вызвало бы у ценителей дам и их форм искреннее возмущение, но растущий в глазах азарт от предстоящих действий был куда сильнее. Встав со стула, дух подскочил к Астерии, хватая её за запястье и ощупывая кожу- тонкая. Повернул руку девушки ладонью вверх, дабы оценить вены на то, как хорошо они видны. Щелчок пальцами и точно из воздуха вылетают оковы, что с грохотом прицепились к потолку и полу, вцепившись своей холодной сталью в запястья и лодыжки.
-Для того, чтобы художник нарисовал портрет, натура, с которой он рисует должна сидеть неподвижно. Это всего лишь необходимое условие для моей любимой работы. Сама понимаешь. К тому же, долгое пребывание в одном положении тоже является своего рода пыткой, но так как сегодня мы проходим ускоренную экскурсию по миру пыток, то его ты навряд ли почувствуешь.
Почти вплотную подходит к Астерии.
-Думаю, логичнее начать с чего-то малосущественного.
Такое "мягкое" начало было обусловлено только одной причиной. Он наблюдал за тем, как личность реагирует на простую физическую боль. На основе увиденного определялись дальнейшие действия.
-Ну что ж, тогда начнем,- какой-то безумный блеск, и Джудал словно нехотя дотрагивается до одной из цепей, что сплошным стальным браслетом охватывала тонкое запястье. Слышится лязг. Небольшие шипы, до этого мирно покоящиеся в оковах, со всех сторон впиваются в кожу, не прокалывая само запястье насквозь, а лишь вонзаясь. Еще один лязг, и такие же шипы впиваются в лодыжки.
Дух поднимает голову и внимательно смотрит на Астерию. Нет, у него отнюдь не удовлетворительный взгляд, он заинтересованный. Он просто наблюдает.

+2

5

Will you hurt me once more
So I can feel whole again

Разумеется, говоря о критическом состоянии, Ниакрисс предполагала Джудалу простейшую и хорошо знакомую для него формулу: организм, поделенный на максимально долгое время истязающих пыток. Ну а результатом должна была та самая заветная критическая отметка, когда организм практически совершает свой трансцендентный переход из питаемой жизнью материи в мертвую. Ведь, насколько знал деос, искусство пыток именно в том и заключалось - постоянно удерживать существо на самом тонком участке острия косы всем известной старухи, но не давать сорваться вниз до тех пор, пока это не станет выгодным для палача. Или скучным.

What did I expect to find
Maybe some dark amongst the light
Open arms and empty space
Amongst the others

Внезапно эссенций заговорил несколько иначе. Во всяком случае, подобно рыси, заметившей неосторожное движение дичи в кустарниках, Астериум уловил одно главное для себя слово, мгновенно приковывающее всё внимание божества. Информация. Он, смертный, вместо мешка золота, выбирал её в качестве награды? Не будь Бледная так скупа на эмоции, пожалуй, прямо сейчас громко расхохоталась самым демоническим смехом из всех, что только можно вообразить. И чем скорее всего не хило бы помешала и без того с трудом совершавшегося действия трухлявой парочки в соседней комнате. Обычно именно Астериум вкладывал цену в знания, что веками пытался донести до всех существ, бесконечно странствуя по планетам, но единичны случаи, когда существо самовольно переходило на валюту деоса. Дело было не в удивлении, или в какой-то осторожности со стороны беловласой. Просто заявление эссенция резко, на добрый десяток уровней ввысь поднимал планку серьезности всего происходящего сейчас - именно это приятно пощекотало нутро Ник. Ее эмоции можно было сравнить с чувствами семилетней девочки, которой вместо гематогена всучили целое ведро клубничного мороженого. И совсем не важно, что, скорее всего, после такого удовольствия будет болеть горло (или какие еще места на усмотрения палача), от легкого недомогания еще ни один деос не откидывался, не так ли?

I never thought I’d witness the day
Where the filth you’ve made
Would wash you away
Like a riptide out to the sea

К дополнительному удовольствию Ниакрисс, дух не стал уточнять ни количество, ни качество, ни сферу, ни какие либо иные параметры предполагаемой оплаты за, кхм, свои услуги. Это позволит Астерии чуть позже самой решить, что говорить, а что оставить вне черепной коробки тысячелетнего существа. В то время как Джудал, подобно искуснейшему хирургу исследовал ее кожу, сама женщина внимательно следила за эмоциями, и даже мерно вздымающейся грудью палача. Его мысли так забавно мельтешили, что, кажется, еще немного и Астер увидит их воочию без всяких магических способностей. Женщина не дрогнула и покорно принимала все условия, навязываемые эссенцией. В конце концов, он делал это миллионы раз, но была ли у него хоть раз подобная идеально податливая глина, из которой, вопреки всем условиям, просто невозможно ничего слепить?
Он начал. Тонкие иглы боли прокатились по физической оболочке деоса. Тело сигнализировало хозяину о неком необычном дискомфорте, ведь, как правило, даже в самых ожесточенных сражениях деос изматывался больше именно на энергетическом плане, а не физическом. Сегодня он решил испытать свои силы наоборот - как долго придется этому хрупкому, по сравнению с божеством, созданию измываться над совершенным телом, прежде чем то ослабнет достаточно сильно. Пусть это было начало, но оно подстегнуло Ниакрисс слегка потянуть одеяло в свою сторону. Проделанной работы было недостаточно, даже для первого шага на образовавшейся тропе.

- Кажется, ты немного не догоняешь, - алые глаза уставились на палача. Если бы зрачки могли поглощать свет, а заодно странную нерешительность эссенция - они бы именно этим сейчас занимались. Вместо этого Никки чуть поддалась вперед, играя в качели на цепях, оказываясь максимально близко к юноше. Ей казалось, что он относится к ней снисходительно лишь потому что сама ситуация с просьбой о пытках была необычной для духа. Так быть не должно. Проще говоря - в голову деоса закрались сомнения, и заключались они в легкой опасности разочароваться в запущенной авантюре по причине слишком мягкого отношения палача.

- Коли уж назвал свою цену, будь добр ее отрабатывать. Ты ведь никогда не церемонишься с теми душонками, которые не затаскивают тебя на второй этаж избёнки с просьбами оказать ряд услуг? Ты привык вытягивать информацию через боль и страдания, если уж она тебе нужна - будь добр, вытащи ее из меня. В противном случае, платить сегодня будешь ты.

Запугать существо, профессией которого является ужас плоти и страдания - так себе идея. Но Астерия добивалась вовсе не этого, и ни о каких возмездиях в случае неудачи на самом деле речь не шла. Ей хотелось просто... подстегнуть его. Ровно так же, как Джудал вонзил в нее свои иголки, она поочередно вклинивала раздражающие прутья в спокойствие эссенция, пытаясь расшатать его самоконтроль.
Will you hurt me once more
So I can feel whole again

Left In The Dark – Riptide

Отредактировано Астериум (20.05.17 22:32:03)

+2

6

Реакция не заставила себя ждать. Было бы намного страннее, если бы девушка не среагировала вовсе. Ведь если бы новоиспеченная знакомая не чувствовала боли, то и смысла во всем этом не было. Сломать ментально - это лишь половина всей пытки над жертвой, если физическая оболочка продолжит бродить по свету, задача решена не будет. Тех, что не выдерживали и дня мучений, были тысячи: часть из них Джудал должен был "сломать" просто, чтобы избавиться от работы, другая часть не выдерживала пыток, направленных на продолжительную и изнуряющую боль.
Слова Астерии вначале вызвали некоторое удивление, отчего глаза приобрели более круглую форму, а брови взметнулись вверх, но вскоре лицо озарила пугающе искренняя веселая улыбка, вызвавшая затем неопределенный смешок. Из-за того, что цепи для девушки явились некими качелями, благодаря которым она приблизилась к духу почти вплотную, потолок предательски скрипнул, что вынудило эссенция беззаботно щелкнуть "клиентку" по носу и посмотреть куда-то наверх.
-А я думал, что ты полегче будешь... А выглядишь худенькой. Если рухнет потолок, а под тобой еще и пол провалится- получишь гордое прозвище "пышка" или "пушечное ядро".
Джудал наконец сделал шаг назад, поворачиваясь к Астерии спиной и задумчиво вглядываясь в пустоту, на самом деле мысленно перебирая все свои склянки с веществами, состав которых бережно создавал и хранил в отведенном подвале.
-В любой работе все-равно найдется тот, кто скажет, что знает лучше или начнет торопить. Если бы я начинал действительные пытки почти сразу же, все мои "пациенты" быстро бы отбрасывали коньки и выносили бы их ногами вперед. К каждому нужен индивидуальный подход. Я тебе больше скажу, несколько процентов, наверное около двух или трех, страдали просто от этого,- кивок в сторону цепей, начавших пропускать вытекающую из ранок кровь.
-Вот в книжках говорят, что дух нельзя сломать. Глупость. Ко мне приводили самых благородных существ, что скоро кричали от боли, как какие-то дикие животные. Почти любое сопротивление можно сломить, нужно лишь время и подходящие инструменты,- дух призывает один из инструментов, но показываются только одни его ручки, другая рука достает обмотанную черной тканью банку.
-Эти браслеты начинают действовать только на сутки после вонзания в плоть, но раз этот болевой порог тебя сильно не волнует, я очень рад. Что ж, давай хорошо поработаем, Астерия. Можешь сделать мне приятно и описывать твои дальнейшие ощущения, всегда любил их слушать.
Поставив банку с пока неизвестным содержимым на стол, Джудал подбросил в воздухе идеально заточенный нож, в другой руке блеснула колба с темной жидкостью. Небрежно убрав с шеи девушки белые волосы, дух легким движением оставил небольшой порез в области прохождения сонной артерии. Следующий надрез был сделан под грудью, третий- в низу живота, четвертый, более глубокий, был сделан слева на спине, на уровне 6 ребра. На все надрезы дух с придирчивой точностью добавил по одной капле того темного раствора, имеющего состав, что способен быстро разъедать кожу. В сочетании со свежими ранками это давало жгучую боль, но все действия были направлены не на это. Надев перчатку из плотного материала, Джудал убрал ткань и открыл банку, давшую взор на длинных безобразных личинок, лениво ползущих по стенкам своей темницы. Эта пытка имела действенный эффект не только из-за боли, из-за своего вида и осознания того, что внутри ползает живое существо, многие просто сходили с ума. Хотя самому духу это казалось не таким уж и страшным. Впрочем, передвижения личинок под кожей действительно могли заставить содрогнуться. Вынув из банки одно существо, что неожиданно начало резко извиваться, Джудал поднес его к надрезу на груди, куда личинка буквально сразу же воткнулась, будто учуяв свежую плоть. Кожа под грудью начала вздыматься, оповещая садиста о том, что свой путь это создание нашло. Явным плюсом было то, что полностью личинка никогда в плоть не входила, и конец обыденно висел снаружи, к тому же, живучесть этого червя была на должном уровне и использовать его можно было вновь и вновь. Следующая личинка отправилась в низ живота, дабы оплести толстую кишку, третья- в надрез на спине, что вел в плевральную полость, четвертый отправился в надрез на шее с целью несколько придавить дыхательные пути, сделав само дыхание затрудненным.
Будто вспомнив о чем-то, Джудал обернулся на торчащие в воздухе концы инструмента, который он тут же вытащил. Раскаленная клешня быстро вцепилась в нежную кожу на руке. Обычно дух выжигал все до самой кости, но надо ли прибегать к такому сегодня- пока было неясно. Сейчас же, что-то насвистывая под нос, эссенций подошел к столу, снимая перчатку и вновь заглядывая куда-то в пространство.

+2

7

Richie Kohan Feat - Faux Fix – True Colors
[float=left]http://www.picshare.ru/uploads/170521/VhD5hS5321.png[/float]Торопить? Пф, время вообще мало волновало Астериума, для подобного создания оно не имело вообще почти никакого значения. А вот терпеливым ожиданием деос похвалиться не мог, в его понимании любое действие подобно звеньям цепи, между которых нет пауз. Пауза - это остановка, а останавливаться Странник не привык. Деос лишь чувствовал, как по одному ему понятным причинам, привычная температура тела начинает медленно повышаться. А воздух вокруг, кажется, наоборот, стал напоминать излюбленные эссенцией темницы.
- Ужас подобен морозу. Сначала кончики пальцев теряют чувствительность, некоторые выпирающие элементы лица, будь то нос, щеки или подбородок краснеют, легко поддаваясь сдающимся настроению природы самым суровым узорам измороси по твоему рассудку... Даже в этих условиях ты максимум терял чувствительность в ногах, а легкие твои кололи бы сотни незримых игл, подобно чуткому врачу, но не исцеляя, а пытаясь найти брешь и непременно отравить организм горьким вирусом оцепенения.
....
- Ты знаешь этот холод, Джудал?

«Он черным льдом, кружевными щупальцами, стелится мягко по самому трепетному, что в тебе осталось — по душе, какой бы черной и истерзанной она не была, медленно подчиняя ее тьме. Но ты ведь этого не боишься? Ты выше этого. Ты сам по себе зодчий кошмаров.
Именно поэтому ты не знаешь истинного страха. Ты никогда не сталкивался с ним лицом к лицу? Ты покачаешь головой, спросишь себя " но как же?"... Нет и нет. Истинный страх существует вовсе не в реальности, осязаемой для хрупкого организма. Каждому своему темному образу ты сам родитель.»

Джудал был прав, бесконечно прав, истинная пытка начиналась там, где она касалась разума, сначала раздражающим комариным писком, расшатывая психику, больше и больше, пока наконец писк не превратится в тот самый сладкий для ушей эссенция хор из воплей пожираемых безумием существ. И вот тут действительно начиналось самое интересное, и не только для Джудала. Зрачки девушки расширились, слегка вытесняя алую радужку. С каждым порезом, кожа на плечах, руках и бедрах стала покрываться мурашками. Не отрывая пристального и наполненного до краев белка любопытством взгляда, Никки слегка повернула голову в сторону тонкого темного ручейка, стекающей по левой руке. Высунув язык, девушка подобрала отравленную кровь, пытаясь таким образом определить на вкус состав той загадочной склянки в руках у духа. Выглядело это так, словно Астерия нарочно дразнилась, но на самом деле ей просто было не менее интересно со всего происходящего. Ощущения? Они великолепны.

- Ты ведь у нас клещ, существующий за счет чужих страданий, которые раскопать можно лишь просочившись в подсознание. Ты прав. Это ведь всегда так волнующе - сдавить тисками не кости, а душу, да кому и когда было приятно вытаскивать из себя занозы? Другое дело, что повертев одну такую в руках, ты возвращаешь ее обратно, да заталкивая уже на всю длину. Чтобы насладиться в полной мере наконец-то заметным чувством жизни, ну а я... Я чувствую себя... поразительно живой. - короткий смешок. Примерно в этот момент Джудал должен был ощутить, что где-то что-то схлопнулось. Завеса тишины. Никаких лишних звуков, посторонних скрипов и иных возможных мешающих факторов. Только тихое, ставшее прерывистым, дыхание деоса. Реакция на личинок? Астериум был одним из создателей этих тварей. С поразительной точностью эссенций попал один в один, приближая детище к тому, кто выдумал их из ничего когда то миллиарды лет назад специально для таких черных существ. Одни ими питались, другие, как Джудал, использовали их как инструмент. Шипы, любезно заготовленные эссенцией, уходили глубоко под скорлупу незримой брони, и чем сильнее они впивались, тем быстрее осыпался щит, призванный оберегать не свой ум, но чужой. Истина не в реальности, истина начиналась здесь, вместе с первыми нитями иллюзий, непроизвольно опутавших всех находящихся в этой комнате. Сколько граней у греха? Астерия насчитала пока шесть, но они медленно продвигались к заветной четырнадцатой цифре. Раскаленное железо впилось в руку с легким шипением плоти, губы Астериума открылись для шумного вздоха, а зрачки взлетели вверх под веко, оставив зримым практически только белок глаза. Ее немного трясло. Наверное, эта картина была совершенно обычной для Джудала, хотя и явно с недостающим звуковым аккомпанементом. Астерия чувствовала, как ее тело медленно раскаляется в готовности явить защитный берсерк неприятелю, и именно этот порыв она пыталась в себе сдержать. Деосу крайне не хотелось, чтобы палач достал до кристаллического карабункла, спрятанного под плотью. И да, как скоро дух поймет, что сердце Астерии бьется с иной стороны*? И как скоро он заметит, что мир вокруг него уже не совсем реален, а сама Ниакрисс глубоко, так же глубоко, как его личинки ласкали ее чрево, заползла к нему в мозг. Нет, не нарочно - именно случайно, в бесконтрольной форме отравляя мозги неприятеля слабыми галлюцинациями. Конечно же, безвредными. Ведь какая опасность может таиться в легких незаметных трещинах, появившихся черной паутинкой на сгнивших досках стен?
But I see your true colors
Shining through
I see your true colors
And that's why I love you
So don't be afraid to let them show
Your true colors


* Один из сокрытых в анкете секретиков - у биологического карабункла деоса зеркальное расположение внутренних органов. Сердце бьется с правой стороны, и тд.

Отредактировано Астериум (21.05.17 12:53:44)

+2

8

Тишина. Одни боготворят её, называя лучшим лекарством для души, другие боятся, признавая её давящей на сознание пыткой. Джудал не любил тишину. Пропитанный запахом крови воздух и отражающиеся от стен крики- вот истинное удовольствие для темной души. Когда вытекающие из тела потоки алой жидкости ласкают босые ноги, когда попавшая в сети жертва тщетно пытается выбраться из цепей, впившихся в плоть мертвой хваткой, когда через несколько часов самоотверженность уступает место страху и по клетке начинают летать мольбы и предложения откупиться всевозможными способами. Невероятная отрада для души, ставшая в разряды какой-то дикой зависимости.
Он внимательно слушает Астерию. Поглощает сказанные ею слова. В начале пыток большинство пленников углублялись в некую философию жизни, что казалась духу забавной. Видимо, некоторые пытались таким образом пробудить в Джудале светлую мысль, которая бы побудила его пересмотреть свои позиции. Наивные глупцы. Разве можно дикому существу, жаждущему крови, объяснить то, что он должен быть послушным питомцем? С какого-то момента для эссенция это превратилось в жестокую игру. И когда очередная жертва заводила речь об искуплении грехов, климбат принимал серьезный вид, падая после на холодный пол и обхватывая свою голову руками, говоря о неправильности своих действий. Но блеск надежды заключенных мгновенно сменялся необъятным страхом, когда поднимаясь с пола Джудал начинал неистово смеяться.
Девушка вновь бросила свою монету на чашу весов, но на ту, что висела вверху под тяжестью другой чаши, наполненной целым сундуком монет. Она упомянула ужас. Знает ли он этот ужас? Он знает невыносимую боль, разрывающую плоть, он знает вырывающийся из недр души гнев, он знает страх, хоть никогда его не показывал, умело подавляя и скрывая. Знает ли он этот ужас? Дух неопределенно пожал плечами, наблюдая в пол оборота за действиями девушки. Если бы сейчас в комнату действительно кто-то зашел и увидел пристальный взгляд Джудала, направленный на то, как девушка слизывает кровь, без задней мысли бы решил, что здесь происходит самое настоящее бдсм, а самое интересное только предстоит. Но такой внимательный взгляд был направлен на определение последующей реакции. Растворяющая кожу жидкость, смешавшись с кровью, не представляла сильной угрозы, но при выведении из организма могла вызвать соответствующие последствия.
Поразительно живой? Дух поднимает вверх правую бровь. Её трясет, он видит закатывающиеся глаза. Но взгляд духа отчего-то становится хмурым. Тишина. Ядовитая и ненавистная. Тишина, в которой он слышит лишь её прерывистое дыхание. Это несколько напрягает, складывается ощущение, будто это некий вакуум, в котором все остальные звуки непозволительны. Но пыточный мастер ждет крика, который все не срывается с приоткрывшихся губ. Джудал быстро оказывается рядом с Астерией, проводя по нижней губе большим пальцем и опуская её вниз.
-Ну-ка скажи "А-а-а". 
В приоткрывшийся рот быстрым и точным движением отправляется миниатюрная таблетка странного болотно-зеленого цвета.
-Всего лишь кратковременный эпилептический припадок и многочисленные спазмы,- не дожидаясь действия препарата, дух присел на корточки, продолжая комментировать причины и последствия,- у тебя сильное тело, хотя внешне не скажешь,- взяв Астерию за внутреннюю сторону бедра, эссенций отвел левую ногу немного в сторону,- а эта безобидная таблетка тебя заметно ослабит. Ты же хочешь почувствовать весь богатый спектр боли?- подтянув ногу к себе, Джудал делает продольный надрез по внешней стороне бедра до колена, вставляя в открывшуюся ранку два металлических шарика, наблюдая за тем, как небольшой инструмент пыток буквально втягивается в ткани. -Активируем попозже,- похлопав девушку по внутренней стороне бедра, дух встал в полный рост, вглядываясь в лицо Астерии, после резко выставляя правую руку ей под левую грудь, левая рука вцепилась в запястье. Скрыть удивленный взгляд Джудал не смог.
-Ну и ну, так ты у нас бессердечная и черствая леди,- надавливая сильнее, произносит эссенций, освобождая другую руку от измерения пульса. Тщетно. Джудал вновь хмурится. После, с некоторым подозрение переводит ладонь на грудину. В любом живом организме есть тот центр, которому все образно и присваивают такую функцию, как сама жизнь. Ну не может же её сердце быть в пятке! Дух начинает вести рукой к правой стороне, чтобы поймать те самые удары. Мало того, даже голова стала какой-то тяжелой. Душно?
Он чувствует тот знакомый удар, что искал. Замирает на несколько секунд. После переводит искренне удивленный взгляд с места под правой грудью на глаза девушки.

+2

9

This'll hurt you worse than me.
I weak, seven days, I weak.
Don't run from me, I won't
Bother counting "One, two, three..."

Какой же ты молодец, Джудал. Хороший мальчик, смышленый, такой внимательный и наблюдательный, тебе в пору проводить свои пытки с пергаментной дощечкой под мышкой, и всё внимательно записывать. Можно даже вместо чернил использовать кровь своих жертв, а что? Для подобных психопатов, упивающихся чужими страданиями, это часть жизни. Вот только Астерия думать не могла, что в эссенции найдет что-то близкое себе по духу. Нет, совершенно не в плане любви к извращениям над чужой плотью, а в плане грамотного получения и использования информации. Паренек был слишком внимательным, от того медлительным, ему словно постоянно недоставало той самой безуминки, обычно правящей в голове у озлобленных маньяков, потрошащих тела своих жертв, параллельно успевая трахать и жрать добытую плоть. Джудал был совсем другого сорта, и это казалось даже привлекательным что ли. Ему недоставало крика? Что ж, он должен его заслужить.

В отличие от большинства, наверное, пленников духа, Астерия совершенно не сопротивлялась. Она даже поддалась бы вперед, навстречу грубым пальцам, разжавшим ее челюсть. Она не плевалась, а спокойно разжевала очередную порцию яда. - Конфетка за хорошее поведение?
Деос всё чувствовал, и боль, и запах собственной горелой плоти, но даже если Джудал оторвет ей конечность - она полностью регенерирует ее в течении суток, а то и быстрее. Ее не пугали ни последствия, ни инструменты, которых у эссенция был с целый рождественский мешок. Податливая и мягкая жертва, которая совершенно внезапно решила включить музыку для большего наслаждения процессом. Нет, она не стала выть, стонать или плакать. Астерию поражало, с какой трепетной любовью Джудасу, похоже, люто нравилось что-то запихивать в обездвиженных жертв. Но возражений никаких, опять же, никаких не имела.

- Кто бы говорил, - дрожащим голосом отвечала бессмертная. Она не считала себя бессердечной, отнюдь. Скорее в целом не видела смысл в этом органе, если цикл ее жизни поддерживается не на физическом уровне. Лишь иллюзия жизни, лишь ее подобие, ощущениями которой сейчас девица наслаждалась сполна. Еще глупее было выделять сердце, как орган отвечающий за чувство любви или ненависти. Начнем с того, что деосы в принципе по своей природе обделены такой роскошью, как испытывать весь спектр данных чувств. Любовь вообще штука бесполезная, ведь размножение организмов может происходить и без оной. Вот ненависть была в хоть какой-то степени привлекательна для деоса. Это топливо куда более искусное, нежели чем любовь. И души, вроде тех, что были заперты этой бесконечной ночью где-то в междумирье, жили именно по правилам этого черного горючего. Чужая жизнь хрупка, и для Астериума она имела смысла не больше, чем красивый хрусталь, запертый в серванте. И как было странно и вместе с тем удивительно... прекрасно найти хоть примерно такую же сгнившую, обвитую черным шиповником сущность? Держать себя в руках становилось все труднее, надо отдать должное палачу. Трогая ее за грудь, Джудал должен был ощутить необычно горячую температуру тела, при которой нормальная кровь уже давно бы запеклась. А эта нет - продолжала мерно стекать по белому телу, уже образовывая небольшие лужи на полу.

- Предлагаю тебе маленькую игру. Разумеется, с целью разнообразить наш изысканный вечер, - дыхание стало очень тяжелым, словно в легких застрял комок грязи, - Раз уж ты у нас такой наблюдательный умница-разумница, и просишь в цену информацию, давай узнаем, как ты умеешь с ней обращаться. Условия предельно просты - ты прикидываешь, кто я такая, и если твои предположения неверны - я отнимаю у тебя один орган чувств. Ой, ну разумеется не на всегда, лишь в рамках нашей развлекательной программы, не переживай. И да, как ты понял - попыток у тебя не так много.

Она искренне улыбалась. Терновый венец, сотканный деосом, плотно короновал темную голову Джудала, но тот все равно был в праве отказаться от этой маленькой забавы. В конце концов, некоторым существам приятно иногда испытывать себя, каждый делает это по своему. Вот Астерия, например, всё еще ни капли не жалела ни о чем. Пухлые губы приоткрылись, представляя взору эссенции высунутый язычок. На его конце красовалась одна из тех безмозглых любимиц Джудала, которую сейчас деос как-бы предлагал не то вытащить прочь и спасти, не то разделить на пополам будущую трапезу.
ost

+2

10

Ну и ну, клиент среди клиентов. Все-таки сама судьба позволила климбату довольствоваться нынешней работой. Судьба? В ней нет случайностей. Каждый сам создает свою судьбу, нежели встречает её. И обстоятельства, что благоприятно совпали для двух личностей, стоит назвать обыкновенной удачной встречей. Тот, что ищет сильную плоть для своих опытов, и та, что преследует свои личные пока неясные мотивы. Совпадение. Не судьба. Но стоит заметить, что в тот момент, когда Астерия изъявила свои желания на сегодняшний вечер, по губам Джудала проползла нескрываемая улыбка. Разве выдержит такая хрупкая леди хотя бы час пыток? Что заставило его не отказать в предложении и зайти в темную комнату? Холодное лицо, интригующий азартный блеск в глазах и собственные желания. Отнюдь не только это. Не считываемое энергетическое поле и окутывающая девушку плотная ткань некой загадки и интриги. Есть тот тип, что даже скрывая часть информации, выдает себя со всеми потрохами, но девушка относилась к другому типу, что скрывал умело, и скрывал то, что будет интересно любому уму. У него к ней много вопросов, но просто так ответы на них он не получит. Но если для кого-то эта ситуация могла стать "палкой о двух концах", то для климбата, в какую сторону ни посмотри, здесь были только плюсы.
Наверное, сейчас не хватало только музыки. Необычное решение. Хотя, некоторые врачи включают музыку во время каких-либо манипуляций. Возможно, стоит перенять это? Медленно вскрывать свою жертву под какую-нибудь мелодию про богатый внутренний мир... Неплохо. Стоит взять на заметку. Но он был недоволен. Астерия говорила. Говорила своим мелодичным голосом, задыхаясь, издавая хрипы и содрогаясь, но не кричала. Джудал вновь надавил на область под грудью, прислушавшись к учащенному сердцебиению. Невероятно горячее тело. Обычно до такой температуры Джудал намеренно доводил своих жертв, что не могли выдержать подобный градус. Но для "пленницы" этот фактор, кажется, сильного значения не имел. Падающая с конечностей кровь вскоре начала вносить свою мелодию в атмосферу, отзываясь звуком падающей в воду жидкости. Но как такового головокружения дух лицезреть не смог.
Предложение игры... Быть может кто-то фыркнет, сказав, что тут и думать нечего, и отказ- единоверное решение. Но любопытство, как и тяга к знаниям сильнее этого. А в прозвучавшей интерпретации тем более.
-Фраза о том, что девушки - слабые создания, полная чушь. Поражен тем, что ты в состоянии играть со мной в подобное. Какое все же крепкое тело... Я согласен,- климбат развел руками в стороны так, будто ему деваться некуда,- но и у меня есть одно условие, на которое, ты обязана согласиться для своего же удовольствия. Зрение и мое чувство равновесия ты, если на то пойдет, отнимешь последними,- дружественное подмигивание, и дух оказывается рядом с Астерией, подозрительно спокойно смотря на вылезающую изо рта личинку, что странным образом перестала сжимать дыхательные пути и продолжила дальнейший путь.
-Все-таки есть в мире, чему еще удивляться,- резко схватил передний конец червя и без колебания потянул в свою сторону, вытащив изо рта девушки извивающуюся тварь. -В таком случае мы можем начинать,- посадил личинку обратно в банку и вернулся к девушке с небольшим шприцом,- если судить по твоему нетипичному строению, количество вариантов сильно уменьшается, но все же погадать есть над чем,- кладет руку на низ живота, массируя точку надреза,- положение сердца, температура,- рука огибает бедро и останавливается на боку, где была приподнята кожа,- крепкое тело,- уверенный укол в тело странствующего червя, отчего тот остановил свой путь и затих,- вот только до костей твоих я еще не добрался,- взгляд в сторону инструмента, все еще прожигающего плоть.
-Но,- Джудал опускает глаза на стремительно набухшую личинку, ускорившую свой рост и свою активность в виду введенного препарата,- полагаю пора начинать. Итак,- дух вглядывается в лицо девушки, подходя к ней почти вплотную,- даденгер.
Что-то внутри подсказывало, что это неверно, но возникшие догадки казались настолько нелепыми, что озвучивать их пока дух не счел нужным.

Отредактировано Джудал (22.05.17 09:42:25)

+2

11

Тусклый свет из окна позади Джудала лениво мерцал синим узором вырисовывающихся ледяных кружев. Зажатому в колодки иллюзий эссенцию могло даже показаться, что он слышит этот характерный морозный треск, сковывающий не только пыльные стекла, но и сам воздух вокруг... И даже в его легких.

«И раз, и два, и три... Ты знаешь, что такое ужас?»

Таблетка давала свое, деос наконец то поплыл по течению, любезно сотворенному руками духа-инквизитора. Оцепенение. Оно настигло мгновенно, болезненно, подобно приставучей колючке прицепились к спинному мозгу и не позволяло глубоко вдохнуть воздуха в грудь. Быть может тому виной была одна из оставшихся внутри личинок, но так или иначе - дыхание стало окончательно болезненным, хриплым, даже иногда стонущим. Деоса тянуло на дно, ее ноги словно пустили корни и уподобились столетнему чахлому древу. Не болото из собственной крови у босых стоп душило ее, не боль тела, именно пробудившийся ужас - он пришел к ней давно, древний, забытый, без стука и без спроса, но как беззвучная сороконожка проделал свой тенистый путь и забурился в самую глубь девушки. Астериум вспомнил это чувство, полной разбитости, словно все звезды вселенной угасли разом, оставив божество в чудовищном пустом уединении. Где нет дороги, нет пути, нет входа или выхода. Только он один. Кто есть Бог, если он может править лишь одиночеством?

«Четыре, пять, шесть... Ты знаешь, что такое ужас?»

Сломать дух деоса для Джудала стало бы задачкой в разы более трудной, чем стереть карабункул в муку и испечь пирожки для своих пленников. Астериум не деос искусств с чарующим голосом, не деос войны с крепкими мускулами, не деос похоти, с... В общем, мозг для данного божества был тем самым противоположным ахиллесовой пяте, тем, что сломается и подчинится в самый последний миг перед истинной смертью. Даденгер, говоришь? Тело деоса вновь тряхнуло, на сей раз так неслабо, но вовсе не от боли, а от... чувства, близкому к экстазу. Астериум испытал какое то странное возбуждение, не где-то возле своего лона, которое могло бы сейчас ласкать эфирное крыло, сокрытое от глаз Джудала по личным причинам. О нет, это чувство родилось где-то в голове божества, от осознания, каким бы мог быть его истинным путь, если бы Демиург вложил его душу в тело столь хрупкое, как то предположил Джудал. Очень нервно, почти трепетно, иссохший язык прошелся по распухшим губам, Астерия словно смаковала это осторожное предположение, рассасывая по буковке произнесенное слово. Даже если оно было ошибочным. И как хорошо, что дух ошибся... Фантазировать - это ведь так приятно, особенно если есть кто-то кроме тебя, кто разделяет с тобой эти несуществующие грани. Но они были и ложными, и все вместе это давало безупречный, пьянящий  коктейль по чувствам деоса...

- Может тогда сломаешь мне пару косточек? - с легкой усмешкой произнесла Астерия. Ее кости были черные, как пустота, из которой ее сотворили когда то заботливые руки творца. Даже если Джудал сейчас ударит ее кулаком в нос, скорее всего ломая что-то себе, а не ей - он этого не почувствует. Деос, как и обещал, за ложное предположение отнял у Джудала то, на струнах чего он играл, наверное, всю свою сознательную жизнь. Боль, и все остальные чувства... зачем они ему, если он не чувствовал холод? Даже сейчас?

- Семь, восемь... - Астерия в очередной раз задрожала, подавляя себе ревущее чувство самозащиты. Ткани начинали регенерировать там, где их ничто не беспокоило. Бедро, в которые Джудал разместил два крошечных ядра, выплюнуло чужеродный металл с тихим кружащим звуком. Рана незаметно стягивалась, подсказывая инквизитору, что медлить и слишком далеко растягивать удовольствие не получится по некоторым, всё еще неразгаданным причинам. Не смотря на всё это, биологическое тело действительно сильно ослабло, руки давно безвольно повисли в оковах, а ноги... ног почти Астериум не чувствовала. Хоть в чем то они с палачом теперь были равны?
- Засунь ее еще куда нибудь, или... - слабый кивок в сторону уже знакомой распухшей "подруги на ладони у Джудала. - Или стала бы я прятать свои прекрасные крылья? Ты ведь столько всего мог бы с ними сделать, с каждым перышком... но увы. Девять?

Астерия выжидала. Следующий шаг Джудала, каким бы он ни был, стремительно приблизит всё к кульминации. Если дух, конечно, перестанет просто стоять и смотреть, то да... откуда ему знать, что крик, которого он так ждет, будет спет в финальной цифре?

+1

12

Какое приятное чувство, гложущее душу и окутывающее её некой безумной и горящей пеленой. Когда он в последнее время испытывал подобное? Наверное, тогда, когда в его руки в первый раз вверили тело, над которым он начал проводить свои первые пытки, в которых сквозила неосторожность и неаккуратность. Помнит ли он тот день? Безусловно. Помнит первую жертву, помнит её крики, помнит, с каким трепетом распарывал каждую конечность, помнит безвольно висящую в цепях сломленную тушу, с волос которой в лужи крови капала алая жидкость, стекающая ручьем по холодному камню. Это чувство со временем притупилось, а с тысячелетиями и вовсе исчезло из почерневшей души. Неужели сейчас он вновь нашел плоть, способную выдержать все манипуляции пыточного мастера? В его глазах проскальзывает то безумие, с которым он ранее приступал к любимой работе. Острое желание узнать ценность своей награды порождает усиленное чувство черствости и безжалостности. Он выполнит эту работу идеально.
-У меня начинает закрадываться предположение, что обычными ударами я вреда твоим костям не принесу. Как обидно. Теми инструментами, что есть у меня сейчас, я не смогу доставить тебе удовольствие почувствовать, как распиливают твою кость.
Надев маску самого разочарованного существа на планете, Джудал с блеском в глазах посмотрел на выкатившиеся из раны металлические шарики, которые он даже не успел активировать. Вновь присев на корточки, дух провел рукой по затягивающейся коже, изучая каждый сросшийся сантиметр и сравнивая его с тем, что было до раны. Довольно вовремя. Его догадка, как и предполагалось, ушла в никуда, лишив его рецепторы прежней деятельности.
-Однако непривычно,- рука невозмутимо ложится на женскую грудь,- не чувствовать ничего... Это действительно странно. Хотя, было бы неплохо иметь возможность на некоторое время отказываться от определенных чувств, как думаешь?
Взгляд возвращается к набухшей личинке, что начала свое активное передвижение по богатому внутреннему миру.
-Не даденгер,- задумчиво произносит куда-то в пространство, после собирает указательным пальцем текущую по животу Астерии кровь, вычерчивая ровный круг на уровне мечевидного отростка,- подсказок все больше, а вариантов все меньше,- вновь смазывает кровь, на этот раз с шеи, вырисовывая на груди размашистые узоры,- но если ты окажешься тем, кем я предполагаю тебя в последнюю очередь, я действительно буду удивлен,- кровяной след начинает принимать вид более мелких узоров,- а ведь действительно жаль, что у тебя нет крыльев, Астерия.
Взгляд стал более безумным. Климбат подносит к губам девушки окровавленный палец. Некоторых пленников, требующих воды, Джудал иногда поил их же кровью. Чем не утоление жажды?
Климбат делает в воздухе размашистый жест, вычерчивая в окружающем пространстве подобие стрелы, что в считанные мгновение приобретает вид энергетического сгустка заданной формы. Дух небрежно щелкает по данному орудию, и оно отзывается каким-то звоном, хотя не имеет как таковой физической оболочки. "Стрела" на секунду исчезает в пространстве, появляясь перед пыточным мастером в заряженном состоянии, что показывали бегущие по орудию искры. Взмах двумя пальцами, и стрела вонзается в нарисованный круг, что, резко засветившись, усилил проводимость запущенных болезненных зарядов.
-Не даденгер,- Джудал вновь смотрит куда-то вниз, наблюдая, как его босые ноги начинает ласкать алая жидкость.- Тогда следующее предположение! Ты-ы-ы,- будто специально растягивает гласную, затягивая момент,- антиквэрум.
Склоняет голову набок и вновь подходит к телу. Видя направление затягивающихся тканей, ведет ножом в противоположную сторону, разрывая таким образом ткани вновь. Он видит море крови, видит свои окровавленные стопы, но не чувствует той приятной вязкости под своими ногами. Ужасное чувство. Будто видишь перед собой желанную цель, но стоит тебе протянуть руку- она исчезает.

+3

13

http://sh.uploads.ru/Ccwzx.png

Странствуя среди звезд, Астериум постоянно искал что-то новое, и находил это не только в местах и необычной природе, сотканной из хаоса и первородной мути собратьями, но и всё то, что рождалось в умах каждой твари, от мала до велика.И сейчас в голове у деоса вертелась одна поговорка давно вымершей и жившей только в воспоминаниях божества расы слабых существ. «Кто много оглядывается в поисках, к тому смерть придет спереди.» Так они говорили всегда, и так к ним однажды пришел конец, в виде вируса под маской лекарства, которое они же и изобрели. И сейчас,ощущая на ментальном уровне как Джудал крадется по собственным воспоминаниям, Астериум невольно примерял к нему эту поговорку как завалявшееся в шкафу платье. Разве что в представлении девушки смертью был сам дух, встречавший несчастных жертв объятиями из сотен отравленных ножей и игл. Ведь вряд ли кто либо из его жертв бросались вперед, в эти внимательные к каждой детали тела руки, нет, они бежали прочь, и все равно дохли в кандалах.

Астерии действительно было безмерно приятно читать в чужих алых глазах мысли о неком приятном кровавом прошлом. Первое яркое воспоминание - о, оно такое важное. Астериум помнил первую увиденную звезду, которую потом же сам и уничтожил в своих ладонях, как глупый ребенок игрушку. Но кажется пора уже перестать считать легкие сходства между палачом и жертвой, не так ли?

- Я думаю, что очень неплохо иметь возможность хоть иногда приобретать определенные чувства. Спасибо тебе за это, - без капли сарказма, максимально искренне - это хорошо читалось как в интонации, так и во взгляде Астерии. Руки эссенция блуждали по телу, выводя одному ему известные пентаграммы, пока наконец не поднялись к губам. Никки податливо почти что целовала пальцы своего мучителя, горячим языком благодарно пытаясь успеть провести по каждой орошенной кровью фаланге. Хоть деос иногда навязывал свои правила в игру, тем не менее он никто не отказывался от того, что предлагал парень. Ей было действительно не менее жаль, чем ему, из-за отсутствия крыльев. Она могла бы притвориться, взрастить магией ради происходящего действа, но была бы в этом искренность момента?

Девять. Антикверум. Ан-ти-кве-рум. Чувствуешь, как на середине слова слегка прикусывается нижняя губа, а это слово, длинное, но такое звучное, и... такое далекое. Ниакрисс произнесла бы его пару раз вслух для пущего удовольствия, но слова утонули в боли и крови, пронзившее тело мгновением ранее. Из приоткрытых губ теперь сочился целый водопад вязкой, почти черной жижи, в которой теперь плавала большая часть ее проткнутых кишок. Если раньше дышать было тяжело из-за каких-то очевидных неприятных воздействий, то теперь это стало почти невозможным из-за забившихся легких. Астериум, вместо слов, хлюпала и издавала хрипы, но продолжала жить. Он лишил ее возможности говорить? Что-ж, значит уши ему больше не нужны. Абстрактно, конечно, и опять же ненадолго, а пока что Астериум будет присутствовать мысленно в его голове, и так же мысленно ему отвечать.

- Попробуй взять кого-нибудь помоложе, дорогой Джудал - эхом прокатилось где-то у палача в голове.
Примерно через тринадцать секунд после того, как в тело деоса вонзилась энергетическая стрела, Астерию вырвало прямо себе на колени. Вместе с черными массами крови, наружу вышло что-то словно давно разложившееся, и определенно мертвое, как то что покоилось где-то в карманах у Джудала после небольшого укола. Зато девушка вновь могла дышать, если эти приступы вообще можно было еще считать за дыхание. Кожа там, где эссенций оставлял новые и новые порезы, горела алым словно откуда-то изнутри, и всё еще продолжала нагреваться. Десять.

Отредактировано Астериум (23.05.17 03:18:51)

+4

14

Его благодарили? Кто бы мог подумать, что сам пленник поблагодарит его за подобное! Что ж, зато теперь дух мог с уверенностью заявить, что в пытках повидал абсолютно все. И подобная самоуверенность ни в коем разе не являлась чем-то завышенным, даже наоборот. Проведя невероятно большое время за таким извращенным изучением строения тела, причем разных рас, Джудал полагал, что смог бы стать неплохим целителем. Другой вопрос в том, было ли ему это интересно. Врач должен лечить своих пациентов и ставить их на путь оздоровления, талантов, связанных со смертью, он иметь не должен, палач же должен заставить своих пациентов страдать и принести им в конце всепоглощающую смерть. Разве может проводник душ нести талант целителя? Но, в данном случае климбат рассматривал этот вопрос с несколько другой позиции. С той, что позволяла бы ему вылечивать себя самого в случае необходимости. Это уже в знакомом эгоистическом стиле духа.
Вакуум... Будто всю твою сущность затянуло в один ненавистный вакуум. Он видит, но он не слышит. Дух наслаждается выходящей из Астерии кровью, видит, как из пухлых губ вырывается поток алой жидкости, видит, как белоснежные волосы, насыщаясь, окрашиваются в любый Джудалом демонский цвет. Но... Он не слышит. Хриплое дыхание, звук выливающейся крови, вздрагивание хрупкого тела в цепях. Этого нет. Злит. Невероятно! Истинное наслаждение приносить всем пленникам страдания проявлялось в лицезрении их мучений и поглощения каждого погибающего звука. И как любое живое существо не может без воды, так и климбат не мог представить себе исчезновение хотя бы одного из этих чувств. Если бы в его жизни исчезли все его рецепторы, передающие информацию о влиянии внешней среды, то Джудал скорее всего подался бы в наемные убийцы, хотя и там бы не выдержал отсутствие реакции на вытекающую кровь. Интересно, а что чувствовали пленники, которых он лишал слуха и зрения? Облегчение или больший страх?
-Вот как значит,- дух подходит к инструменту, что до этого неспешно сжигал плоть на лежащем под ним участке, а затем перестал выпускать из-под себя приятный ранее слуху пар. Небрежный жест, и Джудал с какой-то необоснованной ненавистью смотрит на целую кость.
-В таком случае у меня остается лишь один вариант. Хотя, признаюсь, тебя я этим вариантом представлял в последнюю очередь,- подбрасывает в руке нож, падающий рукояткой в крепкую ладонь. Резкий жест, и на животе, увеличившемся за счет набухания личинки, остается неглубокий порез. Точно, будто заранее наметив, дух проникает в рану пальцами, вытаскивая оттуда неестественно огромного червя, что уже было собрался начать пожирать внутренние органы. Джудал кладет извивающееся существо на стол, разрубая его пополам, отчего личинка дернувшись еще несколько раз, затихла, распахнув свою "пасть" и изрыгнув оттуда всю всосавшую кровь. Он не слышал тот противный всем пленникам треск разорвавшегося червя, хотя сейчас, не имея такой возможности, он был уверен, что послушал бы с удовольствием.
-Даже произносить как-то странно,- скрестил на груди руки. Скопившаяся на ладонях кровь потекла по бледному телу, что выглядело как-то неестественно, будто на снег вылили красную краску.- Астерия, неужели ты деос?
Это слово отозвалось какими-то неопределенными мурашками, покрывшими все тело. С чего это вдруг? С того, что ранее пытать деоса ему не доводилось? Однако, даже странно это произносить. Разве такое вообще возможно? Джудал вновь косится на целую кость, затем на правую сторону, где билось сердце, после вновь прикладывает свою холодную руку с невероятно горячему телу Астерии. Что ж, если догадка верна, то у него для девушки много вопросов, на которые он бы хотел получить желанные ответы.

+3

15

http://sf.uploads.ru/3iNqn.png
Yuka Kitamura – Pontiff Sulyvahn

Тишина... Астериума никогда не пугала. Даже наоборот, она помогала, он привык к ней, он родился в ней миллионы лет назад среди первых вспыхнувших созвездий. Иногда он нарочно посещал лишенные или никогда не встречавшие жизни места лишь с одной целью - углубиться в эту подобие приятной материнской утробы. Его ем не терзали лишние звуки, мысли текли складно, как река с незримым течением - беззвучно, но непременно находясь в движении.
Его не пугала тишина... он был рад ею поделиться с Джудалом, который, к великому сожалению, ощутил лишь дискомфорт. Астериум не осуждал и не был разочарован. Ему не было дела до тех или иных предпочтениях своего собеседника, Астерим предпочитал только знать, пожалуй, всё что мог об этой тысячелетней душонке.
Раскаленное железо, пришкварившись к истерзанной коже, нехотя отлипало, оставляя за собой рвущиеся тонкие канаты хорошо прожаренного мясного волокна. Астериум не мог пошевелить этой рукой, связки сгорели, остались лишь открытые взору Джудала обсидианового цвета кости. Божеству доставляло неописуемое удовольствие наблюдать, как смертный разум прокладывает целый лабиринт логических цепочек на пути к истинно-верному предположению. У Астерии начался очередной рвотный спазм, не от отвращения, разумеется, а от чувства холодной руки под ребрами. Цепкие пальчики эссенция легко выудили последнюю любимицу, которая уже начала запекаться в организме деоса подобно рождественской индейке.

В последнюю очередь? О нет. Астерия улыбнулась окровавленным, почти черным ртом. Она точно знала, что Джудал прикидывал подобный вариант еще в самом начале игры, только слишком сильно сомневался. Зря ведь, зря. Или нет?

Хлопок, который несильно отпихнул эссенция в стену. Буквально минута, за которую Джудал из абсолютного вакуума нырнул в оглушающий треск и рев многомиллионного пробудившегося зверя... Зверя, имя которого он теперь признал. Наложенные на крохотную комнатку щиты не позволяли зевакам почувствовать или услышать лишнего, а так-же предотвращали и без того хлипкую постройку от полного распада в пыль. Ощущения вновь наполнили тело духа, как и звуки - рев прошел, сменив собой лишь тихий скрежет сгнивших досок, которые держались лишь благодаря деосу. Организм божества больше никто и ничего не сдерживало - и тот, без особого разрешения, принял защитную форму берсерка* на то оглушительное короткое время. Израненная кожа покрылась чешуей карабунколовых пластин, клеточно регенерируя все поврежденные ткани биологического организма. Когда угроза была подавлена, берсерк сложился подобно цветку на закате, оставив лишь обновленную белую кожу. Астерия вновь стояла на своих двух ногах, рассыпав призванные духом оковы в прах и слегка растирала запястье, которое еще недавно было сожжено до основания. От ее нагого тела еще тянулась легкая дымка пара, словно организм заново возродился из лавы... ну почти так оно и было.

- А это... - двумя пальцами, указательным и средним, девушка прошлась по ключице, задевая грудь и опустилась к небольшому белому шраму от стрелы, воткнувшейся как раз чуть выше предполагаемого и отсутствующего пупка., - ... это я оставлю на память.
Они недосчитали до четырех? Значит на столько любых вопросов она и ответит, если дух спросит, конечно. Астерия лишь негласно поощряла стремление эссенция понять больше, но знания... они ведь не должны даваться так легко?

- Вряд ли ты захотел бы стать фэдэлэсом, но из тебя вышел бы неплохой ученик, Джудал.
Он ведь не мясник, не просто потрошитель - Астерия это разглядела так же ясно, как он ее истинную личину. Рука, которая еще недавно безвольно болталась в колодках, теперь тянулась к палачу, предлагая ему встать, - Итак?


*форма берсерка ускоряет регенерацию тканей на 60%, а так же увеличивает кратковременно физическую и магическую силу

+2

16

Ощущение, которое испытал Джудал в следующие минуты, мало поддавалось характеристике общепринятыми эпитетами... Да и необщепринятыми тоже. Наверное, здесь наилучшим вариантом будет являться проведение некой параллели. С чем? С мыльным пузырем. Будто твое тело находится в этом переливающемся всеми цветами шаре, что грозится вот-вот лопнуть, но ты исчезнешь вместе с ним. Твое дыхание замирает, и само тело не решается совершить хоть какое-нибудь движение, которое, как кажется, приведет к единоверному исходу. Но вместе с тем ты готов пробить эту тонкую водянистую стенку и выбраться наружу, чтобы сделать глоток прохладного ночного воздуха, и как только в руках оказывается лезвие, ты с силой налегаешь на пузырь, что неясным образом отталкивает тебя назад. И вот когда ты вновь совершаешь очередную попытку, пузырь лопается, выкидывая тебя в какую-то непросветную тьму, кажущуюся бездонной ямой.
Тело соприкасается с чем-то твердым. Дух нехотя открывается глаза. Сидит на полу, прислонившись к стене. Все слышит и чувствует. Ну и ну, значит, угадал. Не поднимаясь с пола, Джудал смотрит на мгновенно регенерирующую Астерию. Деос... Вот сейчас климбат с уверенностью в 150 процентов может заявить, что его опыт пыток, скорее всего, глубже, чем... В любом случае ряд вопросов, сложившихся еще до самих пыток, дополнялся новым запасом, но все это несколько оттенялось одним простым фактом - разве этот деос ответит на все его вопросы? Сев в турецкую позу, дух оперся щекой на руку, с некоторым сожалением глядя, как прекрасные раны исцеляются и затягиваются. Будто ты целый день рисовал чей-то портрет, но натура решила подрисовать себе усы и рога. Впрочем, было бы ложью отрицать, что Джудал не был удивлен. Скучающая маска была своего рода защитой, дабы настоящие эмоции не выскочили наружу. Сейчас в черной душонке эссенция чудесным образом переплетались восторг и некое чувство обескураженности. Пытать деоса - это вам не ножик заточить.
Оставила шрам? Дух искренне удивленно вскидывает брови. На память? Но все же выражение "я оставил свой след в животе деоса и в его жизни" звучит как минимум двусмысленно. Поэтому придется ограничится фразами наподобие "оставил шрам на коже" или "вот и напоминание от опытов". Девушка в это время подходит в нему, протягивая ладонь. Климбат недовольно морщит нос и отворачивает лицо в сторону, внутри довольствуясь хотя бы тем, что хоть шрамик остался.
-Будто я сам не встану,- в голосе сквозят какие-то притворно уставшие нотки,- и оденься вообще. Нравится что ли сверкать своими.... пятками!
Скрещивает на груди руки и облокачивается на стол, косясь на рассыпавшиеся в прах цепи. А при желании деоса она может то же самое сделать и с живым существом. Какой до неприличия острый момент.
-Больно нужен мне этот орден. Скука. Особенно у деоса-мазохиста. В любом случае так решения не принимаются,- не дал точного ответа. Почему? Потому что просто никогда о подобном не задумывался. Разве мог он иметь в таком случае ту свободу, которую имеет сейчас?
-Ученик?- переспрашивает, довольно заинтересованно.- Нельзя так просто разбрасываться словами, о которых потом можно пожалеть,- хитрая улыбка, после которой Джудал несколько наклоняется навстречу Астерии.
-Но, в любом случае, я требую свою награду. И для начала будь добра рассказать о себе и о своих мотивах, которыми ты руководствовалась, вставая в цепи. Если ты сейчас скажешь, что ты просто мазохистка, я в тебя чем-нибудь кину.
Взгляд становится несколько серьезным, хотя умело скрываемое чувство невозможно сильного любопытства, вынуждающее начать задавать несметное количество вопросов, так и штурмовало сознание климбата, что был готов вначале все выслушать и уж затем сложить все свою любимые инструменты в хранилище.

+1

17

Астерия легонько тронула пальцами кристаллический хитин, что все это время, аккуратно брошенный на скрипучую одноместную кровать таверны, терпеливо ждал своего хозяина. На прикосновение родного организма паразит ответил мгновенно, подобно ласковому щенку прильнув к руке и мгновенно, с тихим постукиванием пластин, перелетевшим на тело божества. Доспех дергало чешуйчатой рябью несколько секунд, пока карабункул артефакта перестраивался под окружающую среду и принимал вид черного костюма. Следом на плечи легла прозрачная накидка, подобно хамелеону позаимствовав цвет брони едва только два артефакта соприкоснулись. Астерия бросила испытывающий взгляд на эссенция, мол, теперь лучше? Она искренне недоумевала. По логике деоса, Астерия своей наготой демонстрировала жест подобный тем, как два потенциально опасных человека откладывают свои пушки в сторону, дабы на равных вести диалог. А тут Джудал прям таки настаивает на том, чтобы божество вернуло себе свое боевое обмундирование... ну ладно.
- А орена и не существует... пока что, - взгляд деоса сейчас смотрел куда-то сквозь стены, словно Никки глубоко в свои воспоминания, ну или ведения недалекого будущего, кто знает?

- Что ты знаешь о деосах, Джудал? - отвечать вопросом на вопрос, разумеется, некорректно, но Астерия просто хотела чтобы дух на секунду погрузился в свои собственные знания, до того, как женщина дольёт в них новых до полноты картины. Ниакрисс медленно приблизилась к юноше. Не спрашивая разрешения, белые ладони девицы обхватили самое привлекательное, что, по мнению Астерии, было в Джудале - его голову, а если быть точнее - мозг. Подушками больших пальцев деос немного надавил на виски, а заодно на тот самый мыльный пузырь, который он не мог лопнуть самостоятельно.

Hidden Citizens – Hazy Shade Of Winter (Feat. Stolar)
Если бы у вечности была цена, она бы с удовольствием назвала бы ее Джудалу. Сейчас в голове у юноши вспыхивали картины далекой вселенной, где из черной непроглядной мути начинали блистать первые звезды. Однажды, согретый теплом одной из них, на свет появится и сам эссенций. Время сменяет друг друга стремительно, и Астериум наблюдал по истине за каждым его шагом... если бы он попытался обьяснить сейчас все, что видел сам - мозг палача раздулся бы как тот червь в ее животе, и лопнул с еще более оглушительным треском, однозначно. Но вместо этого деос знаний всего лишь показывал духу самое начало жизни мира, время, когда все только-только начиналось.
- Что ты видишь, Джудал? Ничего, верно. Ничего и не было, когда я появилось. Боль, страх, ненависть, любовь, все прочие удовольствия и ощущения - все они появились многим позже в ваших душах. Все чувства, доступные тебе, понятны мне лишь из наблюдений или чужих рассказов, ну а я... - руки деоса опустились вниз, заодно освобождая голову юноши от навязанных видений и возвращая обратно в реальность, - ну а я стремлюсь к глубокому пониманию вещей. Тебе ведь недостаточно будет просто наблюдать за тем, как кто-то упивается смертью? Ты захочешь сам пощекотать другому горло. Ты даже представить не можешь, как многое тебе доступно из того, чем меня обделил Создатель. - голос Астерии стал тише, словно деос боялся, что его подслушает только что упомянутый высший. Девушка склонилась над ухом Джудала, - я хочу чувствовать подобно вам.

Вернувшись на исходную, бессмертная чуть склонила голову в бок, ожидая нового вопроса. У деосов нет особых причин когда либо лгать, но в каждое сказанное слово они всегда вкладывали смысл, хотя бы для себя. Поймет ли эссенций ее до конца? Навряд ли.
Но если бы у вечности была цена, она бы купила их две.

Отредактировано Астериум (23.05.17 22:00:18)

+1

18

"Что ты знаешь о деосах, Джудал?" Заданный вопрос каким-то эхом прокатился по уголкам сознания, заставив духа посмотреть куда-то в сторону. Не стоит развивать тему, глубину которой не знаешь. На одних поверхностных фактах далеко уйти нельзя, но это не мешало эгоистичному духу самому достраивать цепочку событий и выбирать из множеств вариантов тот, что кажется единственно верным. Безумный гений или хитрый глупец? Дух, несомненно предпочитал относить себя к первому разряду, но иногда все эти предположения казались настолько неестественными, что порой все заходило в обычный тупик. Что он знал о деосах? Ему не было смысла молчать и держать мнение в себе. Та, что находится перед ним, без особого труда сможет узнать все сама.
-Вроде как вам стоит сказать спасибо, что есть не только то место, где мы можем жить, но и за свою жизнь в некотором роде тоже,- эссенций несколько задумчиво проводит по волосам, не скрывая вырывающегося блеска в глазах,- но данный момент ваши цели мне неясны. Пытаетесь поправить допущенную ошибку? Зачем вам нужна такая сила помимо существующей? Хотите чувствовать себя на прежней вершине или править здесь?- по лицу проскальзывает некая безумная ухмылка, гармонирующая со светящимися от восторга глазами. Быть может, он пожалеет о своей привычной грубости и эгоизме, но именно сейчас ему представляется возможность узнать то, что сокрыто от других. Одно только это приводит в полный восторг!
Астерия подходит к нему, и его тело невольно вздрагивает от непривычных ощущений. Слишком плавные и нежные жесты, которые Джудал всегда считал самыми опасными. Он будто погружается в какой-то сон. Но... В нем нет ничего. "Что ты видишь, Джудал?" Он не видел ничего. Значит, все действительно было создано с нуля. Становится как-то тоскливо. От осознания того, что все существующие ныне живые существа - это лишь частицы во всем этом мире? Возможно. Дух быстро стряхивает головой, распахивая свои глаза и задумчиво смотря на девушку, как бы осмысливая и переваривая все увиденное. Его, наверное, все-таки пожалели, так как климбат посчитал, что части информации во всем этом все же не доставало.
Чувства? Дух вскидывает брови, продолжая молча взирать на Астерию. Секунда, и его лицо озаряет улыбка, до ужаса детская и искренняя, по комнате разносится громкий смех, пропитанный безумными нотками. Белое лицо покрылось румянцем от смеха.
-Великий деос... Хочет чувствовать как мы,- пытаясь вернуть дыхание в прежнее спокойное русло, Джудал вольно уселся на стол,- нет, видимо, не понять смертным причуды бессмертных.
Точным движением дух дотрагивается холодным пальцем до лба девушки.
-Что ты сейчас почувствовала? Ты же ощутила то, что я до тебя дотронулся, что это был я, а не сосед, что до сих пор вдавливает какую-то бабенку в кровать? По мне так этого достаточно. Зачем тебе боль? Её приятно только доставлять, чувствовать-отнюдь. И физическая,- Джудал прислонил указательный палец к животу Астерии,- и духовная,- к груди,- все плотно залегает в голове, и потом это сыграет злую шутку. Страх? Вечно бояться чего-то? Быть пленником этого подлого чувства? Ненависть? Слишком уморно. Хотя, порой она является источником мощной силы, потому здесь комментировать не буду. Радость? Я испытываю радость от того, что медленно отправляю существ в пекло. А кто-то от того, что выиграл в лотерею. Многогранное понятие. Но после него все отрицательные чувства воспринимаются намного острее. Ну а любовь... Я даже готов принять необходимость существование всех остальных эмоций, так как это вечная палка о двух концах. Но любовь? Её сейчас нет. Бесполезное чувство. Все спят друг с другом, чтобы доставить друг другу удовольствие или продолжить потомство. Что ты хочешь? Чтобы тебя кто-то искренне любил? Тогда даже я посмотрю на того, кто сможет тебе это дать.
Джудал резко замолкает. Вот уж с кем спор действительно занятие с полным зарядом адреналина.
-То, что у нас есть, мы не ценим. Как только оно пропадает, начинаем ценить, да?- некий риторический вопрос с какой-то горькой усмешкой.- Если ты хочешь силы, почему не имеешь ордена? Или просто убиваешь других? И я так и не услышал, какую лепту ты внесла во весь этот мир.

+1

19

Астериуму не нужны были благодарности, она даже никогда не была зависима от людского поклонения, как некоторые деосы. Бессмертное создание всегда позиционировало себя как наблюдателя, плывущего по течению реки, а не против его, как возжелали того некоторые собратья. Разумеется, он, как и все деосы, преследовали свои цели в те холодные времена войны, но убийство никогда не было его целью. - оно лишь ступенька, забравшись на которую можно было достать с полки кусок сладкой амброзии. И распространяться о тех или иных планах первородных божеств Астериум, разумеется, не собирался, поэтому лишь застывшим рубиновым взглядом следил за движением губ Джудала. Демиург создал ее последней из четырех, олицетворяющей последний из четырех элементов, из которых в последствии строилась вселенная. Земля её удел, каждый ее путь, тропа, шаг - все это оставляет следы на почве. Земля податлива, из нее рождается жизнь, и в нее же уходит после. Но существо, кем бы оно ни было, всегда стремится к недосягаемому - наверное поэтому, совершая каждый из своих шагов, деос непременно поднимал голову к небесам считая звезды.

И такое же наглое, как громкие слова, прикосновение эссенция божество вынесло с кристальным спокойствием. Эмоции - тяжкое явление для деоса, постоянно подавляемое или же наоборот, вырывающееся с силой похожим на лавовый всплеск. Иные существа имели какой-то промежуток, были гибкими в этом плане, но деос... 
- Скажи мне, Джудал, тебе нравилось ничего не чувствовать полчаса назад? Или слушать вечную мертвую тишину в своей голове, где нет ничего, кроме мыслей о самом крошечном звуке. Мы оба знаем, что это было не слишком приятно, а если ты, вопреки своим ощущениям, настаиваешь на обратном - могу продлить твои удовольствия на ближайшую тысячу лет. - алые глаза сощурились. ее нисколько не задевал ни смех эссенция, ни его открытое недоумения и откровенное желание спорить. Астерия даже радовалась возможности порассуждать о вечном и недосягаемом - о, в этом плане она большой эксперт. С таким же успехом она могла начать дискуссию о лучших орудиях пыток, настаивая, что нет ничего лучше одного единственного гвоздя. Да, Джудал и впрямь мог бы многое сделать с человеком используя всего одну ржавую железку, но зачем отказывать себе в лишнем удовольствии использовать целый арсенал излюбленных предметов?
- Я последний из первых четырех деосов. Мой удел знать и понимать, так меня создали, и я не знаю иных способов и смыслов жизни. Мне не важно, каким способом будет получено знание, мне важен результат. Мне не важно, каким именно будет это знание, важно лишь его осознание и переосмысление. Тебе ведь все равно, кого пытать? Главное сломать существо, не только по костям, но и изнутри.
Астерия перехватывает руку Джудала, его же указательным пальцем теперь тыкая ему в шею, слегка надавливая ногтевой пластиной на кожу.
- Что такое боль? Это колыбельная, из которой вырастает страх. Из страха изредка вытекает ненависть - смертные или избегают своих кошмаров, или стремятся избавиться от них, и в этом им и помогает ненависть. Некоторые ненавидят свои слабости дефолтно, а страх - это слабость, из которой ты умеешь плести паутину страданий. Тебе это доставляет радость - это правда. Мне доставляет радость испытывать что-то новое, если тебе так будет проще понять.

В то время, когда Джудал заговорил о любви, брови деоса впервые нахмурились. Во первых, кажется это было пока фактически единственным недосягаемым чувством для деоса по ряду причин: испытать боль труда не составляет, со страхом деос познакомился впервые потеряв большую часть своих сил, ненависть он ощущал к своим врагам и собратьям, пытавшихся не раз безуспешно лишить Астериума жизни (и знаний, с трудом накопленных, тоже). Радость... тоже странное определение, но и оно охватывало бессмертное тело, вставшее на новый путь. А любовь.. как можно заставить себя экспериментально  любить? А искренне? Пф. Любить для деоса невыгодно, о размножении и того речи быть не может - добровольно отдать часть сил новому божеству в мире, кому это надо и интересно? Это прямо противоречило психологии Астериума, но и конечно же он это скрывал, как ученик врал бы учителю о том, что не прочитал параграф книги накануне.
- У каждого божества в мире есть свои последователи, мы можем выйти на улицу и я укажу тебе на человека, верующего в Истинный Путь. Думаешь, они не любят меня?
Она и сама долго об этом размышляла. А ордена Деос лишился очень давно, половину своей жизни назад, когда преданных пути людей выпотрошил другой деос, с которым, кажется, Джудалу понравилось бы общаться на общие темы куда больше.

+2

20

Дух подобрал под себя правую ногу и несколько нахмурился. Нет, ему не нравилась та тишина и то отсутствие ощущений, что было ему даровано за собственные промахи. Но это не те эмоции, о которых он говорил, но добавлять что-либо к сказанному деосом не стал, боясь упустить какую-то информацию. Эссенций никогда не задумывался о том, правда ли все  то, что касается деосов, и не принимал во внимание то, что есть на свете раса, жаждущая познать весь спектр чувств, данный смертным. Потому сейчас Джудал совершенно искренне недоумевал, считая подобное упущение неким преимуществом, а не недостатком. Быть чувствующим значит быть страдающим. И тот, кто склонен к возвышенным чувствам, обычно обманывает не только себя, но и других. Потому, если большинство существ выделяли каждой эмоции некую важность, то Джудал был сторонником принятия лишь некоторых из них, в то время как остальные, так называемые "не нужные", он считал побочными и выходящими из основных. Некая личная философия.
Последующие слова Астерии несколько прояснили всю эту ситуацию. Разве мог он когда-нибудь подумать, что встретит в хлипкой таверне одного из первых деосов, покровительствующего знаниям этого мира и всего существования? В груди поднялся тот забытый восторг от одно лишь осознания, сколько он сможет узнать "из первых рук"! Палач действительно предавался тому греху, несущему в себе смысл некой одержимости идеей. Разве есть среди книг Пандемониума та, которую он не читал? Нет. А перед тем, как приступить к своим практическим опытам, Джудал до безумия жадно поглощал все исторические данные, все имеющиеся факты, несущие в себе информацию об анатомии и физиологии, о пытках и страданиях, коими вынимали всю необходимую информацию. Судьба, что свела его с Астерией? Обычная случайная встреча.
-Вот значит каковы твои рассуждения,- выслушав все до самого конца, ни разу не перебив девушку, наконец слез со стола,- ты действительно рассуждаешь как тот, кому чувства неведомы. Не то, чтобы я сомневался, но само принятие этого довольно... затруднительно. Сейчас это лишь выльется в дискуссию, которая, как мне кажется, не приведет к обоюдному удовлетворению. Тебе так не кажется? Но то, что ты считаешь любовью сейчас... В общем, это не то, что ты ищешь. И скажу тебе честно, что даже ты ощутишь все время, пока встретишь того, что подарит тебе это чувство. Мне кажется, что эта ненужная любовь- чувство, когда тебя любят просто за то, что ты есть, когда тебе готовы открыть всю свою душу. Но зачастую все это оборачивается простым ножом в спине. В этом мире нельзя никому доверять. Нет доверия, нет любви. Все просто.
Разведя руки в стороны, дух надел маску, будто говорил эту вещь ежедневно, отчего она стала на уровень обыденного. В некотором роде это талант- рассуждать о чем-то с подобной невозмутимостью.
-С деосом поведешься, проблем не оберешься. Наградой возьму факт того, что в моих цепях висел один из четырех деосов. Мне  и так уже слушать от Уробороса о невыполнении своих обязанностей, и о том, какой я непослушный цеп... В любом случае, если захочешь повторить подобное, можешь смело обращаться ко мне,- хитрая улыбка, после которой следует небрежный жест в воздухе, заставляющий исчезнуть все инструменты со столов.
-Ах да... Еще один вопрос. Зачем ты оставила себе шрам? Можешь же легко его убрать. Или это что-то из ряда сувениров?
Джудал удивленно поднимает вверх бровь, скрещивая на груди руки. Шрам, безусловно, находился на месте, скрываемом от чужих глаз, но это приятное чувство некоего собственного удовлетворения, которому позволили остаться, и вынудило задать подобный вопрос, на который дух уже знал приблизительный ответ.

+1

21

Боялась ли она так раскрываться перед смертным? Определенно нет. Она всего лишь вскрыла рубашку карты, но ведь Джудал и ранее знал о наличие козырей в колоде мироустройства. Астерия плавно опускала наложенные на комнату незримые печати, оберегающие двоих существо от чужих очей и ушей. Иллюзии давно рассыпались, но Никки было крайне интересно, о чем подумает хозяин заведения, обнаружив в комнате целое озеро запекшейся крови деоса. Тонкие каблучки брони оставляли липкие вмятины-дорожки, будто Астерия шагала по теплому гудрону. Суждения Джудала о любви вызывали у нее эмоцию, которую смертные трактуют как недоумение, смешанное с раздражением и легким весельем. Серьезно, под аккомпанемент мыслей эссенции сейчас в комнате не хватало только звука шумно сдувающегося воздушного шара.

- Ты мне будешь рассказывать о любви? - Алый взгляд Астерии замельтешил по крепкому телу юноши, словно та пыталась найти в нем брешь, или ранее неувиденный тайник. Но такого не было, кажется, и потому ситуация казалась деосу еще комичнее прежнего. - Создание, разрушающее всё светлое в чужих умах и телах, рассказывает мне о любви. Создание, которое любит только вид дергающегося тела, вывернутых кишок и металлический привкус крови на губах.
Астерия облизнулась, вспоминая как сама недавно захлебывалась в своей собственной. Нет, она категорически не будет воспринимать слова существа, которым ложным образом рассуждает о том, чего сам не знает. Астерия ведь не рассуждала о любви, она проигнорировала этот вопрос в силу недостаточного понимания самой концепции чувства. Она ведь не Дионас какой нибудь, не так ли? Хотя, застряв деос похоти в этой таверне хоть на час, тухлое местечко мгновенно превратилось в элитный притон.

- Колоссальная разница есть и в том, что уворованный в древние силы создание действительно может уподобляться чувству любви. Но жертва... жертва разве может любить того, кто опускает ее в колкие объятия хладной?
Астерия улыбнулась лишь уголками губ - вообще то она слышала о такой болезни, прорастающей в голове жертв подобно дурному семени. Этот крохотный росток со временем пускает свои корни глубоко по извилинам, куда крепче надетых кандалов. В какой-то момент последние даже перестают быть необходимостью - жертва полностью покоряются. Они становятся прямо зависимы от своего мучителя, перестают видеть смысл жизни в чем либо еще. И Астериум видел это несколько раз в жизни, но почему-то деоса не покидала уверенность, что и это тоже не хвалено-проклятая любовь, которой одержим весь ебучий свет. В прямом смысле этих слов.

- Обычно у людей остаются шрамы после такого рода событий. Как правило, они несут какие то воспоминания носителю, а тот, в свою очередь, гордится ими, или прячет их подобно клейму. Я ведь уже говорила, что пытаюсь увидеть мир глазами смертных? - деос, который пытался на своей шкуре ощутить каково быть смертным... что ж, на то были причины, которые, пожалуй, далеки для понимания любому из оставшихся в живых деосу. Любому, кроме одному, - За четыре миллиона лет, знаешь ли, вселенную можно изучить вдоль и поперек.
Астерия словно наивно так пожала плечами, приоткрыв скрипучую дверь и, прежде чем раствориться в толпе, все же решила попрощаться, - это не последняя наша встреча.


ЭПИЗОД ЗАВЕРШЕН

Отредактировано Астериум (24.05.17 22:55:24)

+1


Вы здесь » Энтерос » БЫЛЫЕ ПОВЕСТВОВАНИЯ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ » Четырнадцатая грань греха


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно