новости
Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Энтерос» Авторский мир, современное эпическое фэнтези с элементами фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для игроков от 18 лет. Игровой период с 3003 по 3005 годы.
14.09.2021. Всем доброго времени суток и чудесной осени! Подведены итоги месячной активности и результаты конкурса «Лучшие посты месяца», за последний месяц был написан 341 пост от 40 персонажей и GM. Всё ещё принимаются заявки на конкурс «Магические способности» до набора 16 способностей.
05.09.2021. Всем привет и чудесного настроения! Стартует конкурс «Лучшие посты месяца», принимаем заявки до 10 сентября 20:00 по мск, также принимаются заявки на конкурс «Магические способности» до набора 16 способностей. Ознакомьтесь с главной темой объявлений, там есть важная новость для ведущих Мастером игры.
14.08.2021. Всем привет и отличного настроения! Завершены конкурсы «Лучшие посты месяца» и «Творческий императив», также были подведены итоги активности месяца, всего было написано за месяц 276 постов от 39 персонажей и GM.
14.07.2021. Стартуют два конкурса «Лучшие посты месяца» и «Магические способности», приём заявок на конкурс «Творческий императив» продлён до 10 августа. Произведена чистка архивного раздела, добавлен новый раздел в основные правила форума «Ведение карточки персонажа» и не забываем раздавать посты в наши 19 квестовых эпизодов. Подробнее обо всём читайте в разделе «Объявления».
14.07.2021. Объявлены победители конкурса «Лучшие посты месяца». Благодарим всех за активное участие и голосование.
10.07.2021. Обновлены активисты проекта и кристаллы за голоса в Топ'ах начислены. Открыто голосование на лучшие посты периода «июнь – июль» до 14 июля 19.00 МСК включительно.
09.07.2021. Напоминаем про конкурс лучших постов месяца, приём заявок завершится 10 июля 2021 года в 19.00 по МСК. Мы с нетерпением ждём в личные сообщения ссылку на два поста, понравившихся лично Вам, и размещенных на форуме в период с 10 июня по 09 июля 2021 года.
07.07.2021. Открыты два квеста «Роковая башня» и «Tainted Lands», приглашаем всех желающих принять участие, чтобы узнать подробнее, загляните в раздел «Набор в квесты». Внесены значительные послабления в «систему прокачки» [касательно количества постов], в связи с изменениями в магазине, количество деосов третьего поколения увеличено и теперь составляет 98 существ.
06.07.2021. Всем привет и великолепного летнего настроения! Мы обновили дизайн впервые почти за шесть лет. За прекрасную работу благодарим дизайнера — вещий дух. При возникновении багов, просим сообщать в тему «связь с АМС».
активисты
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Энтерос

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » БЫЛЫЕ ПОВЕСТВОВАНИЯ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ » Вестники разрушений


Вестники разрушений

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://img-fotki.yandex.ru/get/197741/47529448.ea/0_d60f9_5146778f_orig.png


Дата

Время суток на момент начала эпизода


04.01.3002

После полуночи


Сильных мира сего не заставить склониться,
И смиренно в деяниях грешных виниться.
Не сковать их цепями Истин Исхода.
Они верят в одно - сила значит свобода.
https://img-fotki.yandex.ru/get/4203/47529448.d7/0_ccbe0_43358211_M.png
Климбах | Десятая и Пятая зона | Впоследствии действия эпизода будут проходить на Либертэйме
https://img-fotki.yandex.ru/get/15555/47529448.d7/0_ccbe5_d89a9945_M.png
Инфирмукс | Эларилокки
https://img-fotki.yandex.ru/get/3508/47529448.d7/0_ccbe3_acd99e18_M.png
Мегаструмы — сильные и опасные монстры, пожалуй, одни из самых опасных во всем Энтеросе, если не самые опасные в принципе. Проживают чудовища эти на планете Климбах, спят большую часть времени у подножья гор, популяция совершенно маленькая — около 50 особей на всю планету, плюс минус один или два. Мегаструм по своей воле просыпается крайне редко: раз в 300 - 500 лет от голода, чтобы покинуть планету и разрушить пару городов, но, как известно, большая часть миссий и рейдов по устранению мегаструмов завершается положительно для Доминиона, на какакой напали чудовища: города отстроят, новый люд нарожают; а самого мегаструма пустят в расход по полной на ресурсы: оружие высшей категории, сложнейшие лекарства и яды, артефакты и многое другое! А уж те, кто участвовал в миссии по устранению сколотят целое состояние. Инфирмукс, будучи социопатом, всегда питал особую любовь к неразумным молчаливым мегаструмам и, разумеется, заметил, как один из семнадцати чудовищ, что являются его собственностью, проснулся; логично, что мегаструмы поделены между правителями зон! Ясно одно — надо спасти «малыша» и накормить, дабы тот не достался внешнему миру, ведь Климбах от такого точно не выиграет... но вдруг в эту злополучную ночь проснулся не один мегаструм, а целых два? Такое редко, но все же случается...
https://img-fotki.yandex.ru/get/3109/47529448.d7/0_ccbdc_d4bceeff_M.pngЯ предпочитаю официальную боевую систему, буду рад, если соигрок станет юзать именно ее. Все функции игромеханики работают, включая рейтинг могущества. Эпизод личный, поэтому участие других игроков исключается, собственно, как и участие Мастера Игры. Если нам потребуется один-два Мастерских поста, то я сообщу в соответствующую тему или сам побуду Мастером. Первый пост с меня, как и договаривались.

Отредактировано Инфирмукс (27.03.17 11:07:30)

+1

2

Плеяда святящихся точек образовала изумительную паутину, укутав ею угольные небеса Климбаха; одни звезды сияли ярко, подобно насмешливому оку, что взирает с высоты, а другие являлись лишь звездной пылью и своеобразным тонированием — фоном. На пологом невероятно высоком утесе, среди каменистых расщелин, Инфирмукс, раскинувшись на спине, сцепив руки за головой и положив ногу на ногу, с интересом взирал в безответные и холодные своей красотой небеса. Рядом с ним сидела красивая взрослая дева с длинными розовыми волосами, что шелковистой волной спадали с ее плеч и струились по пыльному камню. Фтэльмена неспешно кушала медовый зефир из позолочённого блюдца и запивала белым вином.
- Как думаешь, от этого будет какой-то толк? - с нотками легкой меланхолии в голосе спросил климбат, а тема разговора была известна лишь им двоим. Что делали здесь эти двое? Отдыхали? Пережидали ночь? Ответов множество, хотя какая разница, если и день и ночь для Десятого — все одно.
- М? - встрепенулась девушка, чуть склонившись над ребенком, - ты опять об этом странном саэтэрусе? Не хочу показаться брюзгой, но не следует проводить с жителями внешнего мира так много времени, уж я знаю, что пара минут для тебя — уже много. Этот психомаг... не думаю, что он опасен для твоего разума, а вот твой разум для него. Более чем...
- И какая разница? - немного насмешливо прозвучал звонкий детский тембр, - я и так его убью!
- Возможно. - мягко улыбнулась собеседница, - но не хотелось бы сейчас, верно? Ты слишком на нем запечатлелся, я заметила... 
- Мне просто интересно узнать... на что способен. Норвед, он странный, не могу объяснить его мотивацию, он словно большая пульсирующая частица, что движется по необъяснимой причине и в нелогичном для частиц ее вида направлении...
- Лучше бы подумал о своих сородичах, знаешь, ты ведь еще успел не всех возненавидеть, к примеру, этот Лестейн... он мне показался неплохим кандидатом... жаль только, что ты не видишь цели, только объединившись климбаты способны изменить свое положение и я считаю, объединять надо не зоны, а объединяться самим...
Инфирмукс лишь хмыкнул, он относился к климбатам с крайней степенью недоверия, хотя во время «просветления» на него взошло озарение и он таки, смог хоть немного получить информации о теперешней политической обстановке.
- Мне это не нужно. - горделиво отмахнулся мальчик, на что получил сладковатый смех Фтэльмены и последующую встречу с ее грудью, она часто прижимала мальчика к своей груди в припадке особой «материнской» нежности.
- Пф, - замахал хаотично руками, - убери... убери от меня эти штуки! - но в его голосе слышался смех... смех, который в следующую секунду исчез. Фтэльмена сразу отпустила мальчишку, принюхиваясь, а Инфирмукс вскочил на ноги.
- Чувствуешь!? Ты это чувствуешь!? Мегаструм проснулся! - в первую долю он воскликнул это с явственным чувством щенячьего восторга, но после... было нетрудно понять, к чему приведет сей факт... - «его убьют... эти твари уничтожат... они вышлют специальную группу и у Силентиума не будет и шанса!» - паническая мысль засела на подкорку сознания, собственно, Инфирмукс дал имя каждому мегаструму на своей зоне.
- Выбора нет? - спокойный выдержанный тон Фтэльмены и ее понимающий взгляд, в любом случае, Инфирмукс не отступит. Мегаструмы - те существа, которых мальчик любил безропотно и всей душой, пожалуй, они идеально вписывались в его сознание: огромные, опасные, спящие и молчаливые монстры. Гораздо интереснее всех динамичных и разумных этого мира.
- Я решу эту проблему. Оставайся тут. - велел Инфирмукс и сорвался с места, взлетая в ввысь, оставляя уже привычную воронку в земле от гравитационного толчка, и лишь краем глаза замечая странный отблеск где-то в стороне пятой зоны. Да, пятая зона далеко, но мегаструмы по размеру как крупный город, если такая махина поднимается в воздух под действием своей природной магии, вокруг нее начинается формироваться огненная волна как от кометы... Своего мегаструма Инфирмукс заметил, тот на гигантской скорости уже покидал атмосферу. С бессмысленным криком: Селентиум, не смей!!! Я приказываю тебе вернуться!!! - Темный Эфир на всех скоростях ринулся вслед, рассекая воздух будто ядерная боеголовка, преследующая свою возлюбленную цель. Он обожал говорить с ними, словно они разумны, словно понимают... Правда мегаструмы — неразумные монстры, движимые инстинктами. Климбат же практически сразу принял берсерк, привычное ощущение адской боли разразило на миг голову: рога сменили форуму... температура тела повысилась на несколько сотен градусов и продолжала повышаться... тонкие вулканические нити, расчертили в неведанном рисунке кожу. Его берсерк — итоговая форма. Уже пространство, а не ветер било в лицо, норовя вышибить дух, Климбах превращался в огромный непомерный шар, оставаясь где-то позади и тоскливо взирая на Десятого. Он вышел за пределы атмосферы, прекращая дышать и отмечая насколько быстро вокруг тела стал формироваться защитный энергетический кокон прозрачной карминовой энергии, - «Ладно, шутки в сторону! Его надо затормозить... план, срочно нужен план! Так, пока он не поест - не заснет... следовательно, я должен его заковать где-нибудь на время, чтобы он не атаковал город и найти ему несколько сильных объектов... придется попотеть... Вэлсадия не годится, Схаласдерон тоже... Либертэйм! Постараюсь спикировать его туда!» - Инфирмукс обогнал мегаструма, и не нашел ничего лучше, как в следующую секунду столкнуться с ним, образно говоря, «лоб в лоб». Будь вместо Инфирмукса среднестатистический воин Климбаха, то это было бы похоже на то, как маленькая точка хочет остановить дьявольскую махину и погибает мгновенно, однако... правители зон не лыком шиты! Мегаструма скосило навзничь - опрокинуло от мощнейшего ошеломляющего удара, и даже чуть откинуло... он широко открыл пасть, заревев, Инфир же сейчас находился между его глаз и лихорадочно соображал, как такую штуку размером с город заковать в цепи и дотащить до какой-нибудь безлюдной пустыни...

Отредактировано Инфирмукс (27.03.17 14:57:23)

+3

3

Пробуждение мегаструма застало Эларилокки за рисованием. Рисовать он не то чтобы умел, но не унывал, полагая, что у него еще очень много времени впереди, чтоб научиться. Процесс рисования был ему по вкусу, а подчиненным если и не нравились результаты, то они не смели сообщать об этом вождю. Отложив кисть на палитру, Локки отстранился, придирчиво оценивая взглядом холст, на котором должно было быть изображено батальное полотно в багровых тонах – по крайней мере он это так видел.
- Мой вождь!
Дверь с грохотом распахнулась, и на пороге возник Дарлан. За его спиной со слегка виноватым видом маячила фрау Хольм.
- Он желал видеть вас немедленно, вождь, - сообщила она. – Я не смогла его удержать.
- Хмм? – Локки приложил указательный палец к улыбающимся губам, приближаясь к лидеру Безликих мягким и вкрадчивым шагом. – Я уверен, что у милого Дарлана есть причины быть таким напористым. Есть же?..
- Мегаструм проснулся, - ровным тоном доложил Дарлан. – На нашей зоне. Какие прикажете принять меры, вождь?
- Никаких, - хохотнул Локки, беспечно заложив руки за голову. – Молодец, что сообщил. Свободен.
- Никаких? – в обычно ровном голосе подчиненного промелькнули нотки беспокойства. – Вождь, но как же?..
- Ихихихи... Фрау Хольм, налейте Дарлану чаю с ромашкой, - насмешливо хмыкнул Эларилокки. – А я пока пойду проветрюсь.
Локки даже почти не лукавил в своей беспечности. Приказывать подчиненным остановить мегаструма было бессмысленно – меры должен был принять он сам. Но сообщать об этом Дарлану он не собирался, ему нравилось дразнить этого правильного рационалиста. Однако… Вот что это было за тревожное чувство на интуитивном уровне. А он-то думал, это эффект от его художественного таланта.
Правитель пятой зоны быстро удалялся от своего замка, построенного еще приверженцами Императора, но сейчас называемого имперской канцелярией и известного как официальная резиденция вождя. Едва выйдя наружу, он издалека заметил огненный след от поднимающегося ввысь мегаструма, и сразу же со всей доступной скоростью бросился этом направлении. Если он не остановит этого монстра, его остановят другие и растащат на сувениры. А это будет значить, что Локки лишится своей личной уникальной зверюшки, которых во всем Энтеросе всего от силы пять десятков. Ну и что, что эта зверюшка постоянно спала и до этого Эларилокки о мегаструме вообще не вспоминал? Зато сам факт наличия грел сердце!
Уже посреди пустоши Локки остановился и оглянулся вокруг. Вот здесь будет хорошо… Глубоко вздохнул, он сконцентрировался на собственных энергетических потоках и активировал берсерк. В этом состоянии он обретал свой истинный облик климбата, который обычно предпочитал скрывать от других, но в данной ситуации с мегаструмом выбора не было. На голове материализовались спиральные черные рога, длинный черный хвост с пикой игриво вильнул, расправляясь, волосы изменили свою длину и упали на спину тяжелой вьющейся копной. Эларилокки усмехнулся, обнажая проступившие длинные клыки, взглянул в звездное небо, весь напрягшись наизготовку, как натянутая струна, и с огромной скоростью сорвался с места, устремляясь вверх за мегаструмом.
- Моя ты прелесть, - промурлыкал он, летя по огненному следу мегаструма. – Как же мне тебя остановить…
Покинув атмосферу Климбаха, Локки в считанные секунды окутался дымкой фиолетовой энергии цвета индиго, как истинное дитя своей планеты, всегда окрашенной в фиолетовые тона. Мегаструм двигался со скоростью, которой сложно было ожидать от такой огромной штуки, климбат же следовал за ним, лихорадочно раздумывая. Времени на размышления было в обрез, требовалось действовать быстро и прямо сейчас.
Колоссальный монстр тем временем с уверенностью ледокола держал курс куда-то в известном только ему направлении. Вскоре оказалось, что он двигался к махине, которую Локки издалека принял за какой-нибудь астероид, но тут же прогнал от себя эту мысль – что-то он не помнил астероидов рядом с Климбахом. Неужели… еще один мегаструм? Да это, наверно, шутка!
Уже через несколько секунд его догадка подтвердилась. И рядом с этим вторым мегаструмом мерцала багряным маленькая точка, которая при приближении обретала очертания детской фигуры в энергетическом коконе. Надо же, климбат… Локки даже усмехнулся. Не спится в эту ночь мегаструмам.
Столкновения нельзя было допустить. На шее Эларилокки материализовалась цепь с тяжелыми стальными шарами, которые сейчас легко парили в пространстве где-то на уровне плеч климбата, и вместе с этим он активировал пентаграмму Антерлорел. Сияющие фиолетовым энергетические цепи взвились в пространстве, растянулись на десятки и сотни километров, дабы охватить мегаструма, сковать его и лишить способности двигаться. В первое мгновение монстр с силой рванулся вперед, резко дернув за собой климбата на другом конце цепи, как нечто легкое и совершенно незначительное, протащив его еще пару сотен метров следом. Но уже через пару секунд Эларилокки уперся ногами в сформированное им же гравитационное препятствие и потянул мегаструма на себя, постепенно замедляя его и почти останавливая движение – со стороны это казалось практически невероятным.
- Кис-кис-кис… - хихикнул Локки, перехватывая энергетическую цепь звено за звеном и не без усилий подтягивая к себе, дабы удержать спутанного монстра от встречи с его собратом.
Пока что ему удалось задержать мегаструма. Это все, конечно, хорошо… Но вечно держать его он не сможет, уж слишком много дурной силищи было в этой махине. А как же дела у его товарища по несчастью?.. Локки скосил взгляд на другого климбата и невольно растянул губы в широкой улыбке от уха до уха. На его глазах тот попытался остановить мегаструма прямым столкновением, что повергло правителя пятой зоны едва ли не в когнитивный диссонанс. Он сумасшедший! Чокнутый! Как же интересно… А еще интересней был тот факт, что ему это, черт побери, удалось. И, посмотрите, цел-целехонек… Эларилокки немного сузил глаза, приглядываясь. Погодите-ка, знакомое лицо! Ах-ах, даже не признал сначала в накале ситуации.
Локки всегда был заинтересован в политической и территориальной обстановке на Климбахе. Не то чтобы он собирался ввязываться во все дела планеты, но тем не менее предпочитал находиться в курсе происходящего. Поэтому он был осведомлен, кто сейчас какой зоной управлял, знал имена и личности правителей, даже при том, что с большинством из них не общался лично. И провалиться ему прямо сейчас на месте, если это не был правитель десятой зоны Инфирмукс собственной персоной. Значит, вот каков в деле этот неуравновешенный отшельник, чья личность была окутана самыми невероятными и противоречивыми слухами... Что ж, в одном слухи не врали точно – он действительно был силен.
В данной ситуации это было только на руку Эларилокки. Сильный союзник в этом деле ему бы точно не помешал. Вместе они, скорей всего, смогут утихомирить мегаструмов. Но для начала… следовало бы их хоть куда-нибудь приземлить. Туда, где о проснувшихся монстрах не сразу пронюхают охотники за наживой и скучные болваны из комитета по безопасности или как там оно называется.
«Ээй! – прозвучал звонкий и игривый голос в голове правителя десятой зоны, привлекая его внимание. – Как насчет объединить усилия? Так будет проще разобраться с этими разбушевавшимися крошками!»

+1

4

«Ты только посмотри, Инфи-и-и-ирмукс! Тот непознанный, с глазами цвета индиго, способный улыбаться и в пасти Эреба! Не затеять ли нам игру... в которой он, несомненно, проиграет и сгинет!» - раскатистый и замогильный баритон Безымянного Скорбилуса рассек застывшее в раздумьях сознание, заставив отвлечься. Магаструм практически сразу исполинским ледоколом подался вперед, стараясь выровнять свое тело в космическом пространстве и вернуть былое равновесие. Сейчас климбат являл собой примагниченное собственной силой к морде чудовища изваяние и азартно взирал по сторонам в поиске потаенного смысла фразы.
Смысл оный долго себя ждать не заставил, явившись совершенно нескромно и апофеозно в потоке энергетических искр, порождавший за собой ослепительный хвост кометы! В высшей степени донельзя вызвав совершенно хаотичный выплеск эмоций, пока не поддающихся интерпретации! Вторая «скала» - чужой мегаструм! Невероятно! Он несся сюда в опасном и стремительном торможении, будучи уже закованный цепями неизвестного жителя «темной планеты». Руна виденья бару, активированная Инфирмуксом, без труда позволила рассмотреть в фиолетовой точке новое действующее лицо.
О-о-о, сей объект показался действительно занимательным, и не только потому, что разум секунду назад, будучи под тираническим гнетом собственного кровожадного Эго, породил чудовищное остервенелое желание разорвать, вскрыть глотку и удержать второго  мегаструма выпотрошенными кишками его же хозяина. Совсем нет. На миг Эфир усмехнулся своим мыслям, - «и что сияет ярче, его бесовская магия, или же цельный образ... из-за таких как он, климбатов считают олицетворением падшей греховности из всех возможных...» - мальчик даже вспомнил как называла таковых Фтэльмена - «некто... с милыми лицами». Будет ложью, сказав, что у среднестатистического жителя Энтероса Эларилокки вызвал бы неприязнь. К слову, если рассматривать образы нейтрально, и Инфирмукс, и Локки могли бы стать объектом сексуального вожделения и неприкрытой похоти в блудливых психически нездоровых умах; вместе с тем, если пленительное личико Инфирмукса украшала часто кровожадная и агрессивная гримаса, выдающая в нем чуть ли не ненависть ко всему сущему; то по типу такое же лицо собрата, лишь подкреплялось лукавством и улыбкой на его губах — будто поражало грех! Они были в этом дико противоположны, до невообразимости, хотя и первый, и второй, точнее... и пятый, и десятый, являли собой, один из каноничных образов... «изверг с личиком ребенка». Впрочем, в отличии от Эфира... Эларилокки, как ведь никто другой, был близок к тем, кто некогда придавался вожделению... Омерзительность.
Кто это? Вторая мысль после оценки образа. Инфирмукс не видел ранее правителя пятой зоны, но знал его, точно также, как и Локки знал Темного Эфира, лишь сперва в голове возникло совершенно иное словосочетание - «Текучая Ртуть» - от куда сея ассоциация? Когда рядом прибывала Фтэльмена, та всегда представляла Инфирмуксу незнакомца, порой, Десятому казалось, что «матушка» знает абсолютно каждого жителя Климбаха. Силен! Он настолько силен, что точно не только способен затормозить «разрушителя городов», но и способен без особого труда перерезать шею десяткам, сотням и тысячам климбатов. Правитель зоны — априори! Это правитель зоны. Но какой? - «Пятый! Это Пятый!» - бушующий звон в голове, распирающий вески - «Сдохнет! Пусть он сдохнет! Давай, Инфии-и-ирмукс! Давай умоемся его кровью!» - слишком знакомо и привычно, чтобы очередной приказ в настоящее время смог хоть как-то выбить мальчишку из колеи, ведь дело важное — спасение любимой зверюшки!
«Замолкни, Тварь! Я сам себе бог!» - климбат резко подался назад, чтобы в следующую секунду, в стремительном перевороте вокруг своей оси, впечатать ногой меж глаз мегаструма! Таран получился такой силы, что атомы заискрились в иррациональном беге, мощная разрушительная волна чистой энергии вдарила во всей своей безумной мощи по чудовищу! Ах! Что это был за удар!!! От точки попадания вначале разошлись мелкие багряные волны, а после... после они, будучи пленниками невообразимого резонансного цунами, обрушились на «разрушителя городов», потопляя его в себе от морды до хвоста и разрастаясь на сотни километров! Сей удар как песчинку смел мегаструма, отправив его в быстротечный полет... к своему собрату! Да! Черт подери, если Локки тормозил своего мегаструма, дабы они не столкнулись, то Инфирмукс наоборот, вдарил по своему, «зашпульнув» им в мегаструма Пятого! Столкновение неизбежно!
«У тебя и так нет выбора!» - такой же звонкий, но скорее кровожадно-игривый голос, был ответом в голове Локки, - «Лови моего, и только попробуй причинить ему вред, я тебе хребет выдру... котеночек!» - Инфирмукс как и всегда в своем репертуаре, - «Давай свяжем их твоими цепями, с меня перемещающая печать!»
Со стороны Локки вспыхнула огромная печать, на самом деле она отняла у Инфирмукса много магической энергии, так как ее диаметр более сотни километров, и Локки, будучи опытным воином, должен был сразу понять план. Видимо, Инфирмукс хочет сковать мегаструмов между собой, а после привязать их цепями к печати! А что дальше и орку понятно, перемещать монстров...
Когда план удался, в голове Локки вновь раздался голос Инфирмукса, - «Вариант всего один! Приземляемся на Либертэйм, в пустыню Иллюз!» - выбор очевиден, известно, что материк Биазелес славится своими пустынями и они считаются крайне опасными зонами планеты, туда абы кто точно не сунется! Идеальное место, чтобы спикировать мегаструмов!

Отредактировано Инфирмукс (31.03.17 09:42:29)

+1

5

Зрелище того, как ребенок, кажущийся совсем песчинкой в сравнении с огромным мегаструмом, с огромной силой отбрасывает колоссальную махину, порождая чудовищную по своей мощности багряную волну энергии, могло показаться совершенно абсурдным – любой среднестатистический обыватель вряд ли поверил бы своим глазам. Извечная мертвая тишина космоса топила в себе все звуки, и беззвучная неумолимость, с которой монстр несся вперед, могла взволновать даже больше, чем оглушительное гудение сотен падающих бомб. Он летел прямо по направлению к Эларилокки, и от этого правитель пятой зоны немного сузил глаза, усмехнувшись. Вот, значит, чего хочет Десятый…
Уже в тот самый момент, когда Инфирмукс от души швырнул своего мегаструма к другому, Локки понял задумку. Не тормозить, а сгруппировать, стреножить и транспортировать на другую планету, где они уже смогут позаботиться о своих ручных машинах разрушений. Да, для двух мегаструмов сразу это было оптимальным вариантом. Конечно, реализация этого плана казалась небезопасной и сумасшедшей, но… это может сработать.
«Положись на меня!» - даже ментально в голосе Локки были слышны смеющиеся нотки.
Для правителя пятой зоны не было ничего предосудительного в следовании чужому плану, пока для него это не было скучным – ведь именно это составляло важность для Локки. Он ненавидел скуку, но скука часто сопровождала его: события и персоны вокруг него были слишком предсказуемы, управляемы, интересны лишь на первых порах. Мало что могло его удивить, сочетание пытливого, типично дриммэйрского ума и тысячелетий жизни привели к тому, что для Эларилокки в этом мире осталось мало неизведанного, по крайней мере в тех областях, которые его интересовали. Однако сейчас… возможно, скучать ему не придется.
Огромная печать, созданная Инфирмуксом, не могла остаться незамеченной – она так и притягивала взгляд, поражая своими размерами. Сколько же в нем силы, чтоб совершить такое? Могло ли быть так, что этот климбат был сильнейшим из тех, кого встречал Локки?.. Но об этом можно было подумать позже – сейчас ситуация требовала решительных действий, а не отвлеченных размышлений. Фиолетовые цепи, сковывающие мегаструма, ослабли и соскользнули, снова взвились вверх, увеличиваясь в длине и заполоняя собой пространство вокруг, слегка покачиваясь, словно длинные полосы папиросной бумаги на едва уловимом ветру. Создание энергетических цепей в таких масштабах было делом непростым, но правитель зоны с этим вполне мог справиться.
«Ах, еще немного… почти… ну же!»
Мегаструм с пятой зоны, скорей всего, даже не успел осознать своего освобождения, как в него на огромной скорости вломился его собрат – словно схлестнулись две горы. Но если горы могли раздробиться от такого колоссального удара друг об друга, то мегаструмы были настолько крепки, что последствий столкновения даже не было заметно. И в этот момент цепи обвили обоих мегаструмов сразу с нескольких сторон, крепко затянулись на монстрах, не оставляя даже шанса вырваться.
Вопреки ожиданиям Эларилокки, притянуть сразу двух мегаструмов к печати было не слишком сложно – возможно, потому что те не сопротивлялись, немного оглушенные столкновением. Метнувшись фиолетовой искрой к печати, климбат действовал быстро и уверенно, даже, можно сказать, со знанием дела, приковывая мегаструмов, соединяя между собой энергетические звенья, пока монстры не оказались надежно зафиксированы в соединении с печатью.
«Так точно, капитан, – веселье в голосе Локки стало еще более отчетливым. – Пункт назначения – Либертэйм! Просим всех занять места и наслаждаться поездкой, ха-ха»
Словно в подтверждение его слов вся эта конструкция тронулась с места и направилась прямиком к Либертэйму. Коротко хохотнув, Эларилокки сделал несколько кругов над привязанными к печати мегаструмами, мерцая во тьме космоса, подобно блуждающему огоньку, встреча с которым по поверьям приносила несчастья и дурные вести. Наконец-то облюбовав себе удобное местечко, он приземлился и расположился на мегаструме, вольно закинув ногу на ногу и опершись на заведенные назад ладони. Энергетические цепи все еще обвивали его пальцы, и он в любой момент был готов натянуть их, чтоб направить мегаструмов в нужном направлении, как кукловод тянет за нити марионеток, контролируя их. Хотя вряд ли это требовалось всерьез – магия печати сама несла монстров к указанному месту.
«Ты ведь Инфирмукс с десятой зоны, не так ли? – с невинной улыбкой поинтересовался Эларилокки по пути. – Я слышал, что ты частенько возишься с мегаструмами. Эй, а может ты их и различать умеешь? Скажешь сейчас, на чьем я сижу?»
Климбат сам не понимал, почему он настроен так игриво. Возможно, так на него действовало отчаянное безрассудство Инфирмукса. В силу развитого чувства эмпатии вождь Мараны был очень восприимчив, прекрасно чувствовал других и живо откликался на чужие эмоции и настроения. Со временем он сделал эту способность своим оружием, легко вычисляя с ее помощью уязвимые точки в моральном самоощущении других существ, но никогда не мог отключить ее по собственному желанию. Вот и сейчас Локки не мог подавить странное нервное возбуждение, переполнявшее его. Это точно от Десятого идет такая сумасшедшая эмоциональная энергия?.. Эларилокки все еще не был уверен до конца, но собирался это выяснить в ближайшее время. Положим на том же Либертэйме, который тем временем словно сам надвигался на климбатов с их мегаструмами, стремительно увеличиваясь в масштабах по мере приближения - почти прибыли!

Отредактировано Эларилокки (07.04.17 07:54:52)

+1

6

Багряные глаза Инфирмукса цепко и недоверчиво следили за молниеносными передвижениями фиолетовой искры в безмерном космическом пространстве, сам он только что припечатался ногами к одному из мегаструмов и уселся в «позе лотоса», сложив руки на груди, при этом, стараясь не терять из виду Элларилокки.
В силу внутренних качеств, подросток, не находя общего врага, всегда начинал ассоциировать его с единственным доступным собеседником... ассоциировать бессознательно, будто ожидая, что тот попытается всадить кинжал ему в спину!
«Ошибаешься! Я Инфирмукс – Властитель десятой зоны!» - прозвучало все также вызывающе хищно, - «А ты, погляжу, большой любитель сплетен… Локки, вождь Мараны! Неужто своего мегаструма от моего не отличишь!? Слышал, Селентиум..? – похлопал по прочной каменисто-хитиновой поверхности – для него ваша гордая братия на одно лицо! Прям как для меня эльфы да гномы! Особенно гномы…» - мысленный ментальный посыл у Десятого отнюдь не хихикающий, а скорее эмоциональный, бешеный, ожесточенный кровавыми всполохами и порывистыми оттенками.
Либиртэйм приближался с ошеломительной скоростью, создавая таинственную резонансную квинтэссенцию из собственной гравитации и защитной магической оболочки, ударяя подобно адскому рубилу по прочным детским телам, не то норовя вышибить из них дух, не то приласкать своим теплом. Сие нравилось мальчику… жар вторил жару…
«Приготовься, пикируем!» - Отзвучал легкой болью в голове голос, и мальчик вскочил на ноги, натянув цепь и добавив гравитационной энергии печати, мегаструмы заревели, все еще пребывая в легком шоке. Возможно, тут имело место быть древнейшая запечатленность на климбатах, словно они воспринимали их своими «доминантами», а может лишь показалось?
Все вокруг полыхнуло еще большим огнем: сжирающим процент видимости и не дающим точно рассмотреть что там, за пределами их летающей горы! Со стороны вообще выглядет, будто метеорит входит в атмосферу и сгорает в ней. Отнюдь, собственная магическая энергия защитила климатов, а мегаструмы лишь создавали в небе след болида, оставаясь невредимыми.
... Потянул цепь на себя со всей одури, уменьшая гравитацию печати и стремясь придать их «каравану» невесомость… еще секунда, и они опускаются в образовавшуюся от вакуумной подушки воронку – «метеоритный кратер» из песка под гравитационный и воздушный гул планеты, встречающей столь приветливо.
- Прилетели! – выдохнул подросток, немного пошатывающейся походкой направляясь к морде своего мегаструма и соскакивая на раскаленный, оплавившейся песок, берсерк разоктивировал почти мгновенно, расправляя пошире пышущие жаром крылья и осматриваясь.
- Не ожидал, что сегодня проснется аж два мегаструма! – развернувшись и устремив прямой взгляд на Пятого, - Ты ведь понимаешь… что это значит? – усмешка расцвела на губах, а во взгляде словно образовался совершенно неудержимый сноп полыхающих искр, - их нужно накормить. Вариантов у нас два… - мальчик сложил крылья, став петлять круги по песку вокруг невидимой точки, расчерчивая кончиком хвоста известные лишь ему одному символы, будто скучающий подросток в тетрадке.
- Либо ловим несколько тысяч слабых, что само по себе дело абсолютно скучное, либо нападаем на десяток сильных и ими кормим мегаструмов. – уверенный и бойкий тон, кажется, Инфирмукс знал, что говорил, но тут его взгляд стал совершенно ласковым и непривычным, - да-да, Селентиум, я помню, что ты любишь архонтов, если повезет, я добуду парочку, но знаешь ведь, чистокровные деликатес… ну-ну… не расстраивайся, я что-нибудь придумаю… - кажется на один миг окружающий мир для Инфира исчез, он самозабвенно гладил своего мегаструма по местечку между глаз, там… где нанес удар, словно извиняясь. Похоже, не интересовал тот факт, что мегаструмы неразумны.
- Я знаю, где вам поохотиться мальчики! – раздался слащавый женский голосок, собственно, принадлежащий эффектной длинноногой красотке в откровенном черном кружевном платье, ее глаза были закрыты тонированными очками.
Фтэльмена. Притом, в человекоподобном обличье. Похоже, она просто телепортировалсась к хозяину, когда они приземлились.
- Эй! Я же сказал тебе ждать на месте! – возмутился подросток, за что лишь получил воздушный поцелуй в ответ, «мамочка» была как всегда в своем репертуаре.
- Как я могу, сладенький! Кто-то же должен последить за малышами, пока вы будете собирать им корм, верно? Так о чем я? Ах да, тут неподалеку… - вообще, согласно карте несколько сотен километров, - расположен, так называемый, культ Избавления. По сути ничто иное, как секта! В ней около пяти десятков сильных воинов, впрочем, предупреждаю, они одни из тех, кто прекрасно осведомлен о климбатах… так как… - Фтэльмена облизнула алые губки, откинув глянцевые пряди, - считают своим долгом убивать вас. А еще… браконьерничают, нападают на селения, грабят, насилуют, похищают, продают органы и так по мелочи… - похоже, это и было для Фтэль «по мелочи», а Инфир отчего-то не стал интересоваться, откуда у духа Климбаха информация подобного рода.
Вздохнул, со свойственной ему пафосностью, - ну, что скажешь, вождь Мараны? Устроим кровавую бойню в этой бесспорно примечательной секте? – прямой вопрос и определенно зардевшийся дьявольским желанием взгляд… идея уже распалила Инфирмукса, высвобождая либидо в нужном русле, он был готов… с Эларилокки или без - ах да, это Фтэльмена, мой… фамильяр… - все равно тяжело было объяснить их отношения чужаку, - она пока последит за мегаструмами.
- Ты это что, мать родную фамильяром назвал!? Не так я тебя воспитывала, сладенький! Идите уже! – звонкий и мелодичный смех девушки явно действовал на мегаструмов завораживающе…

+1

7

Агрессивные импульсы от Инфирмукса обжигали Эларилокки едва ли не на физическом уровне. Ах, неужели Десятый… ненавидит его? Впрочем, это было неудивительно, если учесть все, что говорили о его скверном характере. Но чужая ненависть не смущала Локки, напротив, он упивался этим и словно подзаряжался эмоционально – иногда он даже задавался вопросом, не было ли у его неизвестной матери в роду ламий или других энергетических вампиров. Впрочем, это узнать ему уже не суждено.
«Когда не изолируешь себя от остальных, до твоего слуха так или иначе доходит парочка-другая сплетен, - хихикнул Локки, в глубине души немного удивленный тем, что Десятый в курсе о личностях и именах правителей зон. – Но, знаешь, для отшельника ты неплохо осведомлен… В отличие от некоторых»
Эларилокки все еще не понимал, как Инфирмукс различает мегаструмов – для вождя Мараны они были совершенно идентичны. Похоже, слухи насчет увлечения Десятого этими монстрами тоже были правдивы. Серьезно, до этого Локки еще не видел кого-либо, кто давал бы клички мегаструмам. Как эксцентрично… И абсолютно бессмысленно, ведь мегаструмы даже не отзываются на прозвища. Но разве такое общение с неразумными существами – не признак беспросветного одиночества и бегства в мир собственных фантазий? Мегаструмы не возразят, мегаструмы не предадут, они не скажут ничего, что может ранить, даже не подумают об этом, потому что думать-то и нечем. Ох… Эта беззаветная любовь к мегаструмам просто полна нездорового эгоизма.
Эларилокки дрогнул плечами от беззвучного смеха и подставил лицо обжигающему ветру – стреноженные мегаструмы тем временем стремительно неслись к поверхности Либертэйма. Жар, перегрузка давлением, сопротивление воздуха, все это, способное убить любого обычного жителя Энтероса, лишь захватывало дух, и Локки, вцепившись в цепь, издал радостный азартный вопль с переливами смеха, словно на увлекательном аттракционе. Помощи от него в посадке мегаструмов было немного, но Десятый явно знал, что делает, поэтому Локки не особо беспокоился на этот счет. И не зря – приземлились они довольно аккуратно, хоть и со спецэффектами.
- Эй, эй, ты раньше пилотировал мегаструмов? – Локки расхохотался, спрыгивая со своего монстра. – Отличная посадка.
Берсерк разматериализовался сам, дольше Эларилокки уже держать его не мог. Рога с хвостом и длинная грива рассеялись по воздуху мерцающими фиолетовыми искрами, оставляя вождя Мараны в его привычном облике. От души потянувшись, Локки заложил руки за голову и повернулся к Инфирмуксу, наблюдая, как тот наворачивает круги по пустынному песку. С предложением Десятого он спорить не собирался – в конце концов сам поступил бы точно так же.
- Тогда давай найдем питательную пищу для наших неугомонных крошек, - усмехнулся вождь. – Может и сами потом перекусим? Все эти приключения та-ак нагоняют аппетит… Ты какую кухню больше предпочитаешь? Архонтов? Даденгеров? Или… не говори мне, что вегетарианскую, ха-ха!
Беззаботная, слегка поддразнивающая болтовня Локки явно пролетела мимо слуха Инфирмукса, полностью увлеченного общением с мегаструмом, поэтому ответа на свои вопросы он так и не дождался. Впрочем, вождя это не то чтобы слишком расстраивало. Весело хмыкнув, он оглянулся вокруг, про себя задаваясь вопросом, где бы тут найти подходящие лакомые кусочки для проснувшихся монстров… и в этот момент льющийся патокой женский голос словно прочитал его мысли.
Уже через мгновение он заметил и источник этого голоса. Взрослая женщина. Очень привлекательная женщина, с этим даже Локки не мог спорить. Возможно, ее внешность подействовала бы даже возбуждающе на него, но в силу определенной травмы детства его не заводили взрослые женщины, даже самые красивые. Если говорить о вкусах, правитель пятой зоны больше предпочитал сверстниц-климбаток. Впрочем, неважно… Все равно эта женщина, по всей видимости, принадлежала Инфирмуксу. И информация, поданная ею, была весьма полезной, если она правдива. Интересно, откуда она знает о местоположении культа?.. Локки, как заядлый лжец, привык подвергать сомнению любую информацию извне, но вряд ли фамильяр станет обманывать своего хозяина. Согласившись с этой мыслью, Эларилокки не стал вредничать, вместо этого лишь вежливо отреагировав на представление ему Фтэльмены.
- Здравствуйте, мэм, - вождь улыбнулся светло и невинно, как воспитанный ребенок из порядочной семьи. – Меня зовут Локки. Приятно познакомиться!
Однако… Между этими двумя царили довольно любопытные отношения. В то, что Фтэльмена действительно могла быть матерью Десятого, поверил бы разве что какой-нибудь исключительно безмозглый буланим, не ощущающий разницы в энергетических полях. Игры в сыночки-матери, да?.. Эларилокки не удивлялся такой странности – он повидал много моделей поведения среди климбатов и вполне мог это понять.
- Вверяю своего мегаструма в ваши заботливые руки, мэм! Ах… - Локки спохватился, глянув в спину Десятому, который тем временем не стал его дожидаться. – Инфи, погоди!
Бросив последний взгляд на Фтэльмену с мегаструмами, он поспешил вслед за Инфирмуксом. Наводка вполне устраивала его, это обещало быть не только полезным делом, но и интересным. Грабеж, насилие и прочее, чем промышляли наемники по словам Фтэльмены – это не смущало Локки, а вот притеснение и убийство климбатов было серьезным преступлением в глазах любого обитателя Мараны. Любого, кроме самого вождя, который, тем не менее, на протяжении многих веков со страстью внушал своим подданным идею превосходства климбатов над остальными существами. Ему совершенно не нужна была причина, чтоб выкосить десяток-другой ублюдков, но в идеологического лидера он игрался с удовольствием, и личина того, кто презирает существ без скорбилуса, была одной из его любимых.
- Культ Избавления – мне нравится это название, – Локки поравнялся с Инфирмуксом и зашагал рядом, его голос зазвучал на низких ожесточенных нотах, словно род занятий культа действительно злил вождя Мараны. – Мы прислушаемся к нему и избавим этот сброд от тяжести существования. Если эти недосущества убивают облагороженных скорбилусом, сам Демиург велел прикрыть их лавочку… Они сослужат славную службу, став кормом для мегаструмов.

+1

8

В голове вспыхивала и гасла пульсирующая эмоциональная точка... вновь вспыхивала и сразу гасла, побуждая Инфирмукса то уходить резко в себя, без сил выбраться за границы собственного разума и понять, что именно говорит Локки; то внимательнейшим взором багряных глаз, на дне которых плескалось Адское пламя Эреба, грозящее вот-вот испепелить к чертям собачьим весь этот мир, появлялось осмысленное выражение, обремененное таки высоким интеллектом!
«Какую кухню предпочитаешь?» - прозвучал где-то вдалеке вопрос... голос хихикающий, но больное сознание Инфирмукса давно уже не способно ставить чужим голосам статус «приятный» или «не приятный», по факту, даже если бы Локки сейчас являлся сладкоголосой селебрятис, это бы тоже не произвело впечатления, Десятый почти не различал и не интерпретировал его интонации, - время... сколько прошло времени... месяц? Я потерял ход времени... - вдруг забубнил мальчишка, остановившись, не отойдя и четырех метров... Фтэльмена лишь картинно закатила глаза, - Две минуты. Ин-фир-му-кс, прошло две минуты. - с филигранной четкостью произнесена фраза и вот, климбат уже смотрел прямо на всполохи дьявольского пламени в глазах этого безобидного на вид ребенка, однако... Эфир видел... нет.... зрел Зверя внутри него, также четко, как своего собственного, Зверя... а ведь подобный Зверь был далеко не у всех, к примеру, у Лестейна не было этого Зверя... но было кое-что иное.
- Мегаструмы не нуждаются в пилотировании, их следует только лишь направить, они умные... куда умнее нас всех, просто все еще находятся на стадии эволюции, им нужно на эволюцию больше времени... даже больше, чем антиквэрумам... - Инфирмукс говорил так, словно искренне верил всему этому бреду! Верил, что неразумные мегаструмы лишь стадия превращения в какое-то иное существо, не бред ли? Хотя... опровергнуть его и нельзя, как и доказать.
- Обижаешь, - усмехнулся подросток, обнажая белоснежную кромку ровных зубов, - вообще я предпочитаю... водных духов, знаешь... таких... беловолосых и поющих, речных, озерных... особенно духов водопадов или гейзеров, но вряд ли таковые встретятся на пути.
Фтэльмена захихикала, - у тебя вообще с планетарными и стихийными духами высокие отношения, хорошо, что я дух скал и терпеть не могу этих водных выскочек! - похоже, как раз терпеть их она не могла из-за Инфирмукса.
- А ты, стало быть, любишь подчиваться этими расами? Хотя... скорее я бы сделал вывод, что ты еще тот гурман.
Инфирмукс значительно сбавил темп и теперь больше не спешил, - «так мы будет двигаться очень долго, следует подойти ближе...» - сосредоточился и создал перед собой портал, Локки еще не видел, но была создана серия (8 штук) порталов пространственных складок, прямо до их цели и мальчишка быстро нырнул в первый, оставляя после себя лишь полох сверкающих горячих искр. Он полагал, что Локки последует за ним. Что Инфирмукс думал о правителе пятой зоны? Во-первых, очень трудно думать о ком-то или чем-то, если твой разум настойчиво делает вид, что ты его видишь впервые и ни разу о нем не слышал, во-вторых, еще трудно потому, что этот самый разум, уже давно обредший свое подсознание, но благо не умеющий говорить, выдавал практически на каждого встреченного досье и практически на каждое событие. Вывод напрашивался сам: Инфирмукс был крайне любознательным, много читал и, похоже, иногда не брезговал слушать сплетни, но исключительно оставаясь незамеченной третьей стороной, благо его уровень магической энергии позволял это сделать... а еще... нет, подросток старался об этом не думать, ведь он идеальный ментальный садист, для Инфирмукса нет сложности вывернуть чей-то разум на изнанку и провести напоследок ментальную лоботомию.
«Э-ла-ри-ло-кки» - зазвучал в голове свой собственный голос, ставший внезапно чуточку глумливым, - «Вождь Мараны... судя по всему, маски меняет быстрее, чем размножаются бактерии в болоте... двуличен и хитер... силен... опасен своим особым талантом... судя по всему, талантом врожденным, но развитым лишь на Климбахе... талантом, вселять в умы свои зараженные вирусные идеи... при всем этом, не лишен внутреннего Зверя... балансирует на грани...»
«Ты думаешь это имеет хоть какой-то смысл? Инфи-и-и-и-ирмукс...» - как же ненавидит эту привычку скорбилуса растягивать его имя, ненавидит до одури и, к слову, это единственное, что способен ненавидеть Инфирмукс по настоящему, - «Лишь мы вечные... на Климбахе или где-то еще... убей его... убей... забери его глаза, эти бездонные глаза, в конце-концов, его кости бесполезны... или, хочешь собирать их? Может новое хобби, а Инфи-и-и-ирмукс? Как думаешь, его кости также хороши, как и его глаза? Ты мог бы сделать из них нечто... занима-а-а-ательное...» - заткнись! - вдруг выкрикнул подросток, Локки мог подумать, что это обращено к нему, но тут, преодолев первый портал Десятый замер и резко обернулся к временному союзнику.
- Прежде чем мы пойдем дальше... как думаешь, у меня получится выбить из твоих уст хоть каплю правды? - на лице Эфира блеснуло что-то... неопределённое, неподдающееся интерпретации, что-то вроде смешения смерчей Тартара и исполинского желания бросить вызов, - Локки — вождь Мараны. Вопрос первый: ты правда веришь в том, о чем говоришь своему народу? Правда считаешь климбатов... облагороженными и презираешь тех, кто сего благородства не имеет... лишен? Вопрос второй: что за безумие скрывается за личиной твоего... Зверя, я вижу его... вижу эти зияющие глазницы, и не советую мне врать... сейчас моему... Зверю... нужен лишь повод, вскрыть тебе требуха, котеночек... - кажется поход откладывается на коротенький срок, или срок более длинный или откладывается навсегда.

Отредактировано Инфирмукс (26.05.17 14:25:07)

+1

9

Внезапно Десятый решил поделиться своим мнением и по поводу мегаструмов, и по поводу кухни – странно, Локки думал, что тот пропустил его вопросы мимо внимания. Может, он просто медленно обрабатывает информацию? Хотя, возможно, чужие слова не сразу доходят до него сквозь туман его помешательства… Эларилокки бы не удивился этому. Он уже успел убедиться, что Десятый немного не в себе. Ну кто в здравом уме будет высказывать подобное насчет мегаструмов? То ли фантазер, то ли неисправимый оптимист… От последней мысли вождь даже сдавленно хохотнул. Ну что ж, хоть в еде Инфирмукс толк знал – Локки и сам нередко лакомился разнокалиберными эссенциями, находя их весьма аппетитными.
- Ах, водные духи – это вкусно! – рассмеялся диктатор. – Ну, мои личные вкусы достаточно разнообразны. Но я предпочитаю изысканные приправы… Когда еда испытывает острое отчаяние или наслаждение, вкусовые качества меняются, ты знал? Возможно, ты прав, в какой-то мере я гурман… Хотя это с какой стороны посмотреть. Например, один мой знакомый климбат специально откармливал своих жертв разработанной им самим смесью, потому что, как он утверждал, после этого они приобретают райский вкус… Он меня однажды даже угостил одним своим выкормышем. Скажу тебе по секрету, редкая гадость! Но, как говорится, на вкус и цвет…
Пока Локки беззаботно щебетал всякую не относящуюся к делу бессмыслицу, параллельно с этим он внимательно наблюдал за тем, как Инфирмукс создавал портал. Любопытно… Похоже, тот знал, что делал. Когда Десятый скрылся в портале, бросив напоследок отрывистую рекомендацию заткнуться, Эларилокки хихикнул и перешел с шага на бег, прыгнув в портал с разгону, как забавляющийся ребенок. С веселым воплем он вылетел с другой стороны портала… и остановился, наткнувшись на странный взгляд Инфирмукса, не предвещающий ничего хорошего.
Значит, хотим правды, да?.. Что ж, он должен был ожидать чего-то подобного. Но все же условия Инфирмукса были… неприятны. Более того, сопровождались неприкрытой угрозой. Эларилокки с беззаботной улыбкой слушал правителя десятой зоны, будто тот просто предлагал ему поделиться мнением насчет погоды, однако на внутреннем уровне гибкая хищная тварь настороженно переступала с лапы на лапу, недовольно щерилась, пушила шерсть на загривке, чувствуя более сильного противника. Ахх, нельзя… Если действовать безрассудно, результат может быть фатальным. Хорошо, что вождь Мараны обладал превосходно развитым за тысячи лет самоконтролем, таким необходимым для того, кто привык постоянно притворяться.
Что ж, вопрос стоял ребром: рассказать о своей маленькой лжи, охватывающей целую империю, или спровоцировать на себя агрессию Инфирмукса? Судя по сверкающим глазам Десятого, он был готов привести в действие свои угрозы незамедлительно. Локки слышал о его вспыльчивом нраве и полагал, что долго рассуждать тот не станет перед тем, как напасть. Возможно, стоило выбрать наиболее безопасный вариант, кратко выложить все напрямую и продолжить путь… Но Локки был бы не Локки, если б не ступил на тончайшую грань, даже рискуя изранить ноги в кровь.
«Ну же, пусть это не будет скучно!»
- Ах, и ты туда же, - Эларилокки опечаленно понурился. – Зачем тебе грубая, уродливая, болезненная правда, ошибочно возведенная в ранг достоинства? Правда печалит, правда ранит, правда режет сердце острейшим клинком, в то время как нежная вуаль лжи обволакивает это кривое лезвие, смягчая удары. Все страдают от жестокой правды, но почему-то исступленно требуют ее… и ты, выходит, такой же, как они, - вождь расстроенно развел руками. – Неужели ты действительно сомневаешься в чистоте моих помыслов?..
Вскинув голову, Локки осветился веселой улыбкой и звонко рассмеялся.
– И правильно делаешь! Ах, я даже подумать не мог, что Инфи так хорошо меня знает… Верно, мое презрение – ложь! Но я не могу сказать точно, полная ли это ложь, ведь я вру даже самому себе… Считается ли ложь насчет лжи за правду, как думаешь?
Вождь неспешным шагом приблизился к Инфирмуксу, остановился рядом – не вплотную, но достаточно для того, чтоб вторгнуться в личное пространство. Мягко сощурившись, он с улыбкой приподнял голову, взглянул в пылающие сумасшедшим кровавым багрянцем глаза, всматриваясь внимательно, будто стремясь прочитать в них что-то свое. Внешне Локки был безмятежен, но внутри у него так и кипело нервное возбуждение, переполняющее изнутри необъяснимой энергией – то самое чувство, когда даже инстинкты истерически вопят, что нельзя, но ты делаешь это, просто потому что тебе хочется.
- Хочешь знать о моем безумии?.. Но что есть безумие и что есть здравый рассудок, Инфи? То, что для других – сущее сумасшествие, для кого-то может быть самым что ни на есть здравым и разумным… Это крайне зыбкое и относительное понятие, ты знал? – голос Эларилокки звучал напевно и нежно, лился тягучей сладостью. – На твой вопрос нельзя дать ясный ответ, это можно только почувствовать… Но ты и без того чувствуешь, разве нет?
Усмехнувшись, Локки сделал небольшой шаг назад, глаза его сверкнули шальным азартом.
- И я тоже кое-что чувствую... Я более чем отчетливо ощущаю твое желание сломать эту шею, - вождь коснулся маленькой белой ладонью своего шейного платка и скользнул ниже, остановившись в районе живота, - вскрыть эту грудь, разорвать этот живот. Я вижу эту ненасытную жажду в твоих глазах. Но скажи мне… - Локки склонил голову набок и приложил палец к уголку рта, взглянув на юношу с совершенно невинным любопытством в широко распахнутых глазах. – Действительно ли это твоя жажда?

+1

10

Бушующие и перетекающие от края до края потоки искрящей магмы плавили радужку буквально до темно-багровых разводов, точно стремясь потопить в себе Эларилокки и превратить его детское фарфоровое тело в литой осколок. Инфирмукс стоял каменным изваянием, горячим, с каким-то отстраненным и одновременно безумным в своем исступлении взором, наполненным до самых краев жидкой лавой. Голос Пятого до подступающего нервного кома наполнен ядовитой нежностью, точно в вязкий сахарный сироп сыпнули несколько серебристых шариков ртути и теперь раствор стал смертельным, но совершенно не это заставляло ком расти. Внутреннее одурение, понемногу Темный Эфир начинал терять твердую почву под ногами, голос в голове становился еще более реальным, вот он уже обрел собственную личину, и держит кулак в затылке подростка.
«Ты только посмотри-и-и… Инфи-и-и-ирмукс, сие обещает стать занятым… давай, прими его вызов, это именно вызов… не отказывайся. Знаешь, взгляни еще раз внимательно в эти аметистовые глаза, он недостоин таких глаз! А еще… костей… ты знаешь, что делать?»
- Эреб… стелешь ты, конечно, мягко … - напряженно тронуло воцарившуюся тишину после действительно дикого по своей сути монолога правителя Пятой зоны Климбаха, и Инфирмукс понял его смысл, отдаленно, скорее на уровне животного инстинкта засел где-то под диафрагмой свернувшись удушающим кольцом, на лице проскочила невольно хищная улыбка… внутри заклокотало от необъяснимого желания напасть прямо сейчас, но Инфирмукс сдержался, уже зная, что в этот раз… сегодня… он не сможет справиться с тем накалом, что посылает ему собственное Эго. Но… может отсрочить, верно? Хотя бы на время, дабы не сорваться в пучину с головой, уходя под толщу льда Девятого круга Ада – Коцита и утаскивая за собой дриммэйра просто потому, что тот являлся ключом от именно от этой двери.
- Эларилокки, неужто истина тебя жжет подобно экземе? – внезапно мальчишка… засмеялся, звонко и определенно немного диковато, неестественным смехом, - что за бесовскую стену ты возвел? Как давно примерил масть абсолютного Джокера… и теперь имитируешь что угодно, любую грань существования? - подросток взглянул чуть исподлобья, - правда, ложь… в этом нет смысла, есть только сила – мера всех вещей. А верить в свое же вранье… это так сладко для тебя, да? Говоришь, что правда ранит… кого… кого она ранит больше всех? – хмыкнул, отмечая как скорбилус все сильнее и сильнее разгоняет кровь по венам, тормозит их у сосудистых стен и буквально вбивает в сердце… выплеск серотонина, амброзия металла… выдыхает горячий поток воздуха, зря Локки подошел так близко, воздух вокруг Десятого раскалился на сотни градусов, обжигая своей атомарной массой даже малекулы.
- Ты спросил… моя ли это жажда..? - мальчишка хмыкнул, внутри уже медленно начинал извергаться вулкан, а слова все еще звучали сонорным эхом -  «это вызов, прими его и вступи в схватку! Но не схватку оружием… ты знаешь, о чем я… ты чувствуешь! Не противься, все, что неестественно, то отвратно… а это, Инфи-и-и-ирмукс, более чем естественно, в сем твоя суть! Он играется, посмотри… в зияющие глазницы безумия, его безумия! Оно противоположно тебе? Нет? Да? Давай… соглашайся на его игру, играть против козырей всегда интересно! А ты страдаешь от вечной скуки в своем беспамятстве… Оросим же пустыню кровью! Вскроем ему глотку и задушим его собственными требухами! Потом… после всего…» - На твой вопрос нельзя дать ясный ответ, это можно только почувствовать… - скопировал даже слегка интонацию, закрывая портал и чуть вытягиваясь, поведя плечами.

http://sg.uploads.ru/TlfsN.png
«Этот раунд за тобой, тварь… только не думай, что все свершится по-твоему…»
«Ко-о-онечно… а теперь ответь, Инфи-и-и-ирмукс, для чего мы это делаем?»
«Для удовлетворения собственных потребностей… ты это называешь… краем Нирваны…» - лишь гравитационная вмятина остается на земле, в исполинском потоке фантомных частиц, мальчишка взметается вверх, на сотни метров, распахивая крылья на всю их длину, и тот час обрушивается опрометью вниз; энергией ядерного взрыва, припечатывая Пятого к горячему песку, впивающемуся тысячью иголочек в кожу… со всего размаха и нагромождается сверху, руки сдавливают горло… не дает продохнуть под тяжестью своего тела и удушья, но это и не надо, верно? Чуть склоняется над его лицом, обжигает… однако, правитель Пятой зоны достаточно силен, чтобы не обращать внимание на такие пустяки? Кончики рогов Инфирмукса впиваются в лоб Локки, болезненно, оставляя уже отметины, норовя породить две аккуратных кровавых ямки в коже и, возможно, близко познакомиться с черепом.
- Ну, что, котеночек… придумаем эссе на тему «мое понимание истины», правда, далеко не факт что тебе поставят за него пятерку!
Инфирмукс ненавидел эту способность, а нет… стоп, он мог ненавидеть только голос внутри, который растягивал гласные. Способность вызывала у него чувство неправильности, будто кто-то нарушает законы физики, но в такие секунды мальчишка понимал – он использует ее, использует достаточно часто, чтобы сейчас пригвоздить дриммэйра до одури мощной магией к песку… глаза в глаза… лоб в лоб… доля и считанные мгновения… из центра лба Инфирмукса за мгновение формируется точка психоделики, она перемещается из головы Десятого прямо в голову Пятого… и вот он… сознание сжимается пульсирующей частицей, чтобы в следующий миг вначале вспыхнуть Огнем Тартара, а после породить психически-ментальный коллапс невероятной мощи. Сознания сплетаются вместе лишь для того, чтобы одно подавило другое… мир меркнет… проваливается во тьму и то, куда попадают после использования способности именуется что-то вроде «внутреннего мира»… только это не чистый мир Локки, а скорее мир Локки глазами Инфирмукса, так как его сознание является захватчиком.
Бесчисленные зеркала… тысячи… миллионы уродливых, кровавых зеркал, вбитых в огромные кости, но, то тут, то там мелькают прекрасные, изящные в своем естестве зеркала…
А дальше? Чтобы проникнуть полностью в сознание Локки и суметь подавить его разум, захватить все воспоминания и использовать свои ментальные силы на полную, нужно разрушить защиту. То, где они были и есть защита. Локки - сильный ментальный маг, его сознание далеко не беззащитно, его надо ломать. Зазвучал голос, голос уже не в голове, а прямо тут, сверху…  – «Значит, или отчаянье, или наслаждение… так ты сказал?» - то был голос Инфирмукса… да… почти он. Лишь отличен самую малость,  они перенеслись сюда в том же положении, в каком были. Десятый резво отпрыгнул, став на ноги и огляделся… никаких голосов. В руке материализовалась Авазитонес - пришла пора поиграть!https://img-fotki.yandex.ru/get/135639/47529448.e6/0_d2e45_35ea360_orig.png[mymp3]http://cdndl.zaycev.net/78641/244075/Otto+Dix_-_%D0%9E%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5.mp3|Отражение[/mymp3]

Отредактировано Инфирмукс (28.05.17 19:37:00)

+3

11

- Правда ранит всех, в кого ею швырнули, - усмехнулся Локки, словно не говорил ни о чем значимом. – Разве ты сам с этим никогда не сталкивался?
Вождь Мараны едва сдерживал порыв отступить еще хотя бы на шаг назад. Пусть он не подавал виду, но нахождение в такой близости с Инфирмуксом было достаточно дискомфортно. Слишком горячо… Почему даже воздух рядом с Десятым насколько раскален? Локки не любил настолько высоких температур воздуха. Но вдруг Инфирмукс взлетел вверх, оставив после себя вмятину, как новорожденный климбат, и вождь проводил его недоуменным взглядом. Неужели сматывается?..
И в тот же момент Десятый обрушился на него сверху – Локки от неожиданности даже не успел отскочить в сторону, опрокинувшись на песок под массой чужого тела, врезавшегося в него на полной скорости. Непроизвольный короткий вскрик, в котором было больше удивления, чем боли, захлебнулся и перешел в хрип под давлением пальцев на шее. Хватка была настолько сильной, что Локки перестал дышать, да и ему это не требовалось, по сути говоря. Но все равно приятного в ситуации было мало – обстановка ощутимо накалилась во всех смыслах этого слова. Пальцы вождя рефлекторно вцепились в сомкнувшиеся на шее руки, безуспешно стремясь отстранить, губы растянулись в широкой и какой-то совершенно сумасшедшей улыбке, немигающие глаза так и впились взглядом в глаза Инфирмукса.
Что самое неприятное, в данный момент уже точно невозможно было свести все к разговору – этому препятствовало удушье, не позволяющее вымолвить ни слова, а еще выражение глаз Десятого, ошалелое безумие, сквозь которое не могли пройти никакие попытки дипломатии. Бессмысленно… И что же теперь, Инфирмукс убьет его? Или…
Зрачки дрогнули в широко распахнутых глазах Эларилокки – он заметил сформировавшуюся пульсирующую точку в центре лба противника. Это зрелище могло бы быть даже завлекающим, однако оно не предвещало ничего хорошего для вождя Мараны. Локки дернулся под тяжестью Десятого в инстинктивной попытке ускользнуть от мерцающей сферы. Что бы это ни было, этого нельзя допустить!.. Однако точка неумолимо вторглась в голову вождя, сознание словно взорвалось и осыпалось сверкающими осколками… и все погрузилось во тьму.
Однако лишь на мгновение. Эларилокки сам не заметил, когда успел зажмуриться, но когда он открыл глаза, вокруг него уже было совершенно иное пространство, разительно отличающееся от пустыни Либертэйма. Что же это за место?.. Это точно результат воздействия тех странных манипуляций, но чего от этого ждать? Инфирмукс наконец-то отпустил его, отпрыгнул в сторону, и Локки столь же быстро подскочил на ноги сам, наконец-то делая глубокий вдох.
- Уваах, тут довольно мило! – вождь хихикнул, оглядываясь вокруг и, как ни в чем не бывало, отряхивая одежду от песка. – Конечно, для нашего с тобой первого свидания я бы выбрал местечко поуютней… Но в любом случае здесь не скучно, хаха!
Хорошая мина при плохой игре, напряжение, искусно скрытое за легким тоном и беззаботной улыбкой. Эларилокки не знал, что будет дальше, и это беспокоило его, хотя в то же время зажигало азартом. Он никогда раньше не сталкивался с подобным и был взволнован, возбужден этим. С большой вероятностью он мог предполагать, что сейчас они находятся в глубинах подсознания… только вот чьего? И еще один вопрос не давал покоя: где, ну где Десятый мог нахвататься такой магии? Локки даже представить не мог, что отшельник вроде Инфирмукса будет настолько силен в ментализме, чтоб подавить и захватить его рассудок.
А что же дальше? Подчинение сознания? Разрушение сознания?.. Ни за что! Сохранность своего разума Эларилокки был готов защищать любой ценой. Да, Десятый явно был сильнее, но это не значило, что вождь Мараны должен просто так сдаться. Пока не попробуешь, не узнаешь…
«Сколько отражений нужно уничтожить, чтоб добраться до истины? Правильный ответ: ровно столько, сколько потребуется, и ни одним больше» – странная и абсурдная мысль вдруг настойчиво ввинтилась в разум Локки чужим вкрадчивым голосом, как подсказка Чеширского Кота в каком-то психоделическом Зазеркалье. Это заставило вождя встрепенуться, еще раз оглядеться, будто заново изучая полное зеркал пространство. Кажется, он уже когда-то слышал этот голос, где-то он звучал… Но сейчас не было времени вспоминать источник голоса – важнее было осознать сказанное им. Уничтожать отражения, чтобы добраться до истины…
«Зеркала! Он будет разрушать зеркала!»
Эларилокки продолжительно выдохнул и перевел взгляд на Инфирмукса. Если его догадки были верны, то теперь он понимал… И примерно знал, что делать дальше. На губах вождя расцвела улыбка, глаза блеснули озорным весельем – все выглядело так, будто он неприкрыто забавлялся ситуацией. Хотя забавного на самом деле было мало – судя по словам Десятого, тот расценивал его как свою сегодняшнюю трапезу. Что ж, в таком случае Инфирмукс рисковал как минимум отравиться.
- Я бы хотел играть с тобой, а не с тем, что стоит за тобой… Ты не в состоянии даже оборвать ниточки, за которые тебя дергают, как послушную марионетку, разве ты можешь быть для меня достойным соперником? – Локки рассмеялся и материализовал в руках цепь Эштайрена, сделал несколько кругов в воздухе тяжелыми шарами. – Давай, попробуй убить меня! Ты ничего не докажешь ни мне, ни себе, но ты можешь попытаться…
Локки не был стопроцентно уверен в том, смогут ли его слова достигнуть цели. Его уловки хорошо действовали на существ с нормальной психикой, еще лучше – на тех, кто так или иначе ранен душевно, но он не мог предсказать реакцию того, кто совершенно сошел с ума. Впрочем, иногда даже ошибочные суждения могли сослужить неплохую службу... Ему нужно было полностью обратить внимание Десятого на себя, быть единственной целью в его глазах. И ради этого он должен был делать то, что умел лучше всего – говорить.
- Это довольно забавно, что ты все меряешь силой… Может, потому что сила – это все, что у тебя есть? Ничего более, не так ли?.. Ты мертв изнутри, Инфи, ты как неупокоенный злой дух, который скитается по этой земле, вечно страдая и не зная, как избавиться от этого. Но ты и не сможешь… Это невозможно для кого-то вроде тебя. Твоя сила не спасет тебя от этой тяжести, твоя сила не облегчит твою внутреннюю боль, - лицо вождя приобрело выражение непередаваемой скорби, словно он сам испытывал безысходную муку, о которой говорил. – До чего же печальная участь... Я готов плакать, только на секунду представив себе подобное.
Голос Эларилокки звучал сочувственно и в то же время с вполне отчетливой ноткой насмешки. Он понимал, прекрасно понимал, что прямо сейчас имеет дело с одним из опаснейших врагов, с которыми сталкивался, и черт побери, почему бы не замолчать, пока не поздно? Но в данный момент Локки не мог это сделать при всем своем желании – он уже переступил точку невозврата, и молчания его план точно не предполагал.
- Впрочем, это ложь! Я даже не могу представить себе настолько скучное и бессмысленное существование. Как ты так живешь, Инфи? Неудивительно, что над тобой потешается весь Климбах. Конечно, в лицо тебе этого никто не говорит, но за спиной… – Локки хихикнул. – Я слышал это. Слышал, что говорят другие, каким несуразным они тебя считают на самом деле. Никто, никто не подпустит к себе такого, как ты... хотя ты, наверно, и сам в курсе. Бедный Инфи совершенно безнадежен… Мне так жаль!
Усмехнувшись, Локки принялся раскручивать над головой увесистый шар на цепи, взрезающий воздух с угрожающим свистом, сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее.
- У тебя никогда не возникало желания… покончить с этим? Я могу помочь!
С этими словами Эларилокки, залившись звонким смехом, сделал резкий выпад рукой с зажатой в ней цепью вперед и на полной скорости метнул в Инфирмукса ребристую сферу Эштайрена. Управляя этим оружием, он должен был быть очень осторожен, чтоб самому не задеть зеркала, но его владение молотом-метеором было достаточно искусно, чтоб контролировать натяжение цепи и тормозить направление шаров в критический момент. Сейчас важнее было попасть по Инфирмуксу… Локки метил именно в голову в стремлении оглушить или хотя бы ненадолго дезориентировать противника.

+1

12

От цепкого взгляда Локки не ускользнула та неестественная дрожь, что внезапным током прошла по телу Инфирмукса от макушки до босых пят, несомненно, слова задевали его, но задевали как-то странно, словно мальчишка не до конца мог познать, что сейчас вообще чувствует. На дне тлеющих зрачков пульсирующей артерией блеснул странноватый накал ощущений, с новой силой вторгнувшись во взор Пятого. Костяная полыхающая коса оказалась плавно перекинута через плечо, в одном ловком движении - Всё… произнесенное сейчас… Эларилокки - вождь Мараны, истина. Я готов подписаться под каждым твоим словом кровью, если потребуется… только вот, это будет твоя кровь. Сила – все, что у меня есть, а моя душа, по всей видимости, давно покоится где-то в черных скалах или, может быть, в сердце Мегаструма? Я знаю, что обо мне говорят, знаю, что, как ты выразился – потешаются… поэтому… Я ненавижу Климбах всей душой! Ах да… у меня ведь нет души, тогда я ненавижу его всем, что у меня осталось. А осталась у меня, по твоим же словам, лишь сила..? - Локки мог поклясться, что еще секунда и что-то произойдет: либо Инфирмукс прямо тут вскроет сам себе глотку, либо он вскроет глотку Локки. Все верно – Десятый не стал вступать в долгие распри и играться, не стал больше ухмыляться, а смотрел с какой-то неестественной одержимостью на своего визави. Взгляд никак не поддавался интерпретации.
- Только вот… с чего ты решил, будто я собираюсь тебя действительно лишать жизни..? В мире есть вещи, куда страшнее смерти... – в голосе мелькнула неподдельная усмешка в купе со странным неистовством, потому как словосочетание «лишать жизни» произнесено с особым подтекстом, слишком серьезным, слишком животрепещущим и слишком значимым, чтобы быть фарсом. Переступил с ноги на ногу и сгруппировался, в него уже летел на полной скорости Эфтайрен, уж в чем климбат был уверен, так это в силе своего противника. Правители зон действительно сильнейшие климбаты: физически, магически, психически, каждый из них являлся самородным слитком чистой могущественной пустоты, оружием массового поражения, но Инфирмукс находил в битвах упоение особого рода. Как героиновый наркоман. Он хотел… можно даже сказать желал сего боя, желал чем-то сродни инстинкту, искал… Десятый постоянно прибывал в поиске, иногда ему казалось, что ранее… давным-давно, он ощущал этот опьяняющий драйв и вот, теперь, перед ним один из сильнейших климбатов планеты, к слову, по мнению Инфирмукса, сильнее чем предыдущие, встреченные ранее правители зон! Но на подкорке что-то шептало – «это не первый и не последний раз, ты не будешь удовлетворен». И… что-то пошло не так, Эреб дери!
Раздался странный треск, точно кто-то ломает кости, много-много костей, позвонков, ребер... и перед подростком возникло щитом одно из зеркал, что своей матовой грязной поверхностью обращено к Пятому, тот же узрел собственное блеклое отражение и как сфера с резонансным звуком слияния атомов вдолбилась в «стеклянную» поверхность… и? Н и ч е г о. Вождь мог сразу осознать, его собственный удар по зеркалу безвреден... абсолютно... разве что отозвался легкой пульсацией где-то в яремной вене, но не более…
http://sg.uploads.ru/dWUsj.pnghttp://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.png
Жизнь похожа на ад.
Здесь – один шаг.
И никто не виноват…
Это игра…
Теперь, полностью придя в себя, можно было разглядеть виновника столь странного удара шипастого шара о поверхность зеркала. Стены заходили ходуном, к слову, это были далеко не стены, а какая-то определенная часть косной массы и вот, вокруг Инфирмукса огромным хтоническим кольцом овился и возвысился непомерно большой, несколько десятков метров, массивный Змий. Тело его белое, цвета слоновой кости, да и весь Змий представлял собой скорее костяное произведение гротескного искусства и казался, в общем-то, идеальным, за маленьким исключением: его левый рог отнюдь не белый, как правый, а угольно-черный, с золотисто-алым ободком по краю. Он выглядел в сотни раз крупнее Инфирмукса и по размеру мог бы сравнится со взрослым боевым драконом, теперь все стало на свои места: это хвост змея обвил основание зеркала и швырнул его – тем самым защитив Эфира…
- Ты… - выдохнул со странным отвращением мальчишка, отвращением, что граничило с исступлением, - я тебе сколько раз говорил… не… смей… появляться… на моем... пути... - на лице полыхнула жуткая гримаса, точно ореол сотни кровавых солнц калапсировали, деградируя в красных гигантов!
- Инфи-и-и-ирмукс… так ты встречаешь своего бога? - голос уже был иным, одновременно изливался из закрытого рта сладкой патокой и холодным вольфрамом, стабильным, будто законы природы, похоже, секунды назад, монстр попросту пародировал голос хозяина, - от чего же ты согласился с лживыми изречениями? Но главное, почему отказываешься в очередной раз признать собственное естество? Убей его! Разорви в клочья! Это недостойная тварь… недостойная и ничего из себя не представляющая – она не послужит нашим великим целям… сейчас у нее, кроме этого дрянного язычка больше ничего нет и лишь им она работает как надо. Поверь, я знаю, о чем сейчас глаголю. Давай... же... давай умоемся его кровью...
Климбат точно оцепенел в этом массивном удушающем кольце, с абсолютно непроницаемым ужасом на лице, взирая на Эларилокки, однако ужас не был страхом, этот ужас был скорее омерзением. Настолько омерзительно, что порождало ужас и его тягучие потоки, будто скопом линулись эмоциональной волной на второго климбата. Внутренний мир Эларилокки и Инфирмукса, сейчас попросту спаянный воедино, хорошо передавал эмоции на каком-то фундаментальном уровне…  Десятый ведь тоже ощущал весь тот больной лихорадочный кураж Пятого, расплескавшийся в воздухе давящим амбре. Тело Десятого мгновенно начало покрываться вулканическими трещинами, - я… кажется сказал тебе… убираться, это лишь мое дело, Тварь! Прочь!
Змей завихрил вокруг хозяина кольцом, по всей видимости, Он что-то вроде олицетворение живого скорбилуса и тихо засмеялся, даже слишком ехидно, - как скажешь… как скажешь… но… я ведь тоже желаю поиграть, значит у меня вновь мало вариантов и ты снова не оставил мне никакого выбора, да? Предатель... Чтож… -  Змей сюрреалистично слился со стеной и «выплыл» позади Локки, - тогда я буду бороться с тобой на стороне сего климбата, ты сам виной тому... Послушай, прелестный мальчик, чтобы одержать победу над Темным Эфиром… тебе всего-то ничего нужно отыскать среди зеркал особый череп и уничтожить… видишь какие простые правила в нашей игре. Уничтожишь череп – и твое сознание окажется в абсолютной безопасности…
Инфирмукс смотрел на все происходящее немного заторможено, но довольно быстро пришел в себя, - ненавижу ложь… не верь падшей Твари, никакого черепа тут нет, а если есть, то его уничтожение тебе точно не поможет…
- Я никогда не лгу... череп есть, Локки… уничтожь череп! – змей вновь слился с лесом костей и лишь глухое эхо пронеслось по странной зале, больше похожей на исполинскую пещеру, - а я помогу тебе найти его…
Климбат больше не слушал, тот час сорвался с места, - как только я закончу, ты уже не сможешь ничего сделать!
Не совсем ясно кому было адресовано сие восклицание, но, похоже, и Пятому, и странному жителю внутреннего мира Инфирмукса,последний сорвался с места резкой разящей стрелой и огибая полукругом оппонента двинулся в сторону, к одному из самых больших зеркал в форме сердца, с уродской черной трещиной по стеклу, взмах косой и возле лезвий формируется пять разрушительных пульсаров, точно непроницаемые черные дыры и преодолевая невообразимые скорости, устремляются к цели, если Локки не успеет ничего предпринять, то несчастный кусок разбитого сердца разнесет на звонкие осколки…
Однако это не все, как только был сформирован последний пятый пульсар, Инфир вновь на всех скоростях, за считанные мгновения оказываясь возле Вождя и наотмашь, стремится ударить его пяткой по правой скуле, предварительно воткнув древко косы в стену и одновременно входя в крутой верткий поворот в сем ударе, явно желая расквасить своему противнику лицо или оставить после него жуткий кровавый ожег. Не стоит забывать на температуру тела Правителя Десятой зоны, она воистину Инфернальна.

Отредактировано Инфирмукс (03.06.17 17:11:00)

+1


Вы здесь » Энтерос » БЫЛЫЕ ПОВЕСТВОВАНИЯ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ » Вестники разрушений


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно