Всем привет и хорошего настроения! У нас очень много новостей за последний месяц. Мы, наконец, привели в порядок систему прокачки, а также ввели небольшие поправки в магазин. Были внесены изменения в раздел ролей (вакансий) проекта. Энтерос готовится к смене дизайна, будем рады финансовой помощи. И у нас теперь открыт приём попаданцев, а это значит только одно – ещё больший простор для фантазии! Читайте раздел «объявления».
Всем привет и вдохновения для личных и квестовых эпизодов! За прошедший месяц мы провели масштабную работу по оптимизации матчасти, были внесены значительные изменения в правила начисления кристаллов, открыта для игры ранее недоступная планета и многое другое. Следите за свежими новостями нашего проекта в соответствующем разделе – «Объявления».
Все игроки проекта могут как организовать собственный квест, так и вступить в любой квест, открытый для вступления новых участников, также имеется возможность вызвать мастера игры или прийти GM по заявке.
          




Складывалась любопытная ситуация, события развивались параллельно, что сильно походило на театральную пьесу, виденную когда-то Габриэлем и поставленную талантливым режиссером. Ори вела несколько разговоров, события в халифате развивались на несколько веток, а Сет.. Сет, похоже, тоже был чьей-то марионеткой, не слишком сообразительной, если уж на чистоту, либо чуял...
Сегодняшний день не отличался ровным счетом ничем от прочих дней. Саарсэзарин все так же коротала свои дни за исследованиями и изучениями артефактов. Девушка проводила большую часть времени «общаясь» с магическими предметами, и было мало индивидуумов, способных понять её страсть. Все просто считают её чокнутой. Конечно, лучше быть увлеченным пирушками и дурачеством , чем постигать азы...
Винсент сидел в небольшом пабе на краю такого же небольшого городка и не спешно пил вино. Место это было тихое, посетителей не так много, и к удивлению все посетители выглядели прилично, а не как обычно, как бывает в таких заведениях. Местные работяги, разных мастей и рас, большинство еще было занято на работах и потому паб был полупустым...


      
      

Для обычных рабочих позднее, а для чиновников и состоятельных людей раннее утро. Лавки и магазины открывают свои двери. Рабочие, торговцы и бизнесмены торопятся, спешат по своим делам. Некоторые городские дороги забиты самым...

Обстоятельства не всегда складываются, как планируешь изначально. Некоторых это бесит, других – раздражает, третьи вообще впадают в гнев. Саар же научилась принимать удары судьбы, стараясь обернуть все в пользу для себя, даже...

– Шеф, я подавал заявку на горячую точку в координирующий центр еще с месяц назад. Ребята там жопы рвут на орбитальной станции, а вы меня Квазимоду какую-то искать посылаете. – Во мне клокотала злость...







Once Upon a Time: MagicideВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
Книга АваросаВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоHabent sua fata libelliCode Geass
АрканумDISАйлейСайрон: Осколки всевластияАвторский мир классического фэнтези
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieDark Tale



LYL Мийрон
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » БЫЛЫЕ ПОВЕСТВОВАНИЯ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ » Цена власти


Цена власти

Сообщений 1 страница 9 из 9

1


Дата

Время суток на момент начала эпизода


07.01.3002

Ранние утро


https://img-fotki.yandex.ru/get/214545/324964915.10/0_17cd9a_3431696_orig
https://img-fotki.yandex.ru/get/4605/47529448.d7/0_ccbdd_9580cb2b_orig.png
Схаласдерон | Лилистрем | Земли клана Фалкон | Цитадель «Флейнэрум»
https://img-fotki.yandex.ru/get/63971/47529448.d7/0_ccbe4_4f93efef_orig.png
Алорэза Элиариум | Фабиас Лаэдрин
NPC; при необходимости роль Мастера Игры возьму на себя

https://img-fotki.yandex.ru/get/2713/47529448.d7/0_ccbe2_2fef2076_orig.png
Не обладающие властью всегда желают ее получить и события прошлого обретут новые грани. Доверенные лица способны на предательство, но разумный правитель – мудрый правитель. Главу клана Фалкон пытались убить и «Белая графиня» намерена выяснить личность своего недоброжелателя. Начиная распутывать клубок событий можно поразиться, сколько ядовитых змей пригрелось среди знати…
https://img-fotki.yandex.ru/get/15587/47529448.d7/0_ccbdb_b9c35479_orig.pngОфициальная|Базовая|По договоренности
https://img-fotki.yandex.ru/get/224193/324964915.10/0_17cd9b_6f70c366_orig

+4

2

Наша жизнь — лишь совокупность множества маленьких жизней, каждая длиной в один день. http://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/91652.pngАлорэза Элиариум — глава клана фалконов. Она не так давно пришла к власти, не прошло и года ее официального правления, но личность Графини уже опутали различные слухи, подобно заразе расползшиеся даже за пределы Схаласдерона. Дело доходило до того, что наследница рода Элиариум чуть ли не единственный в мире трансдент с врожденным бессмертием. Поскольку никто не знает достоверных фактов биографии «белой графини», чужие домыслы не имеют за собой четкого обоснования и это не более чем выдумки, в которые охотно верят жертвы сплетен. На мировой арене существует множество значимых фигур и многие политики предпочитают следить не только за своими возможными конкурентами, но и за обстановкой в целом. Алорэза предпочитала быть в курсе происходящих событий, на некоторых из их присутствовала лично или посылала доверенное лицо от имени клана Фалкон. Четко расписанный распорядок дня позволял грамотно распределить время.https://img-fotki.yandex.ru/get/169451/324964915.10/0_17cd9d_e330dcea_orig Этот день начался ранним утром с дрессировки схаласдеронского длиннохвостого сокола. Первый опыт Алоры в дрессировке хищных птиц, но если эксперимент окажется удачным, то это можно использовать в интересах клана. Никто не пройдёт на территорию клана незамеченным, патрульных и стражников можно засечь по энергетике, а вот птиц… Эти милые пернатые создания могут оказаться не плохой системой оповещения или слежения. Если Графине удасца разработать оптический артефакт она сможет видеть все, что видят птицы. Пока это все задумки, но тяга к исследованиям, экспериментам и изобретению нового в крови у Элиариумов. Пожалуй, об этом прознали многие, после событий прошлых лет.
Образ главы фалконов всегда «светел» и именно поэтому она получила прозвище «белая графиня»: светлая кожа, серебристые волнистые волосы и светлые глаза. Госпожа Элиариум имеет серебристый цвет глаз с легким голубым оттенком, в них отсутствует зрачок, точнее сказать он не черный, а сливается с общим цветом радужки, в результате чего складывается эффект «стеклянных глаз». Вкусовые предпочтения трансдента немного специфичны. Ей нравится одежда светлых цветов, легкая и удобная с элементами доспехов. Для не знающих вкусовых особенностей «белый графини» ее образ, в некоторых своих вариациях, кажется излишне откровенным.
Облачившись в привычное одеяние для тренировок (легкие доспехи, сочетающие элементы платья, кожано-металлические перчатки на руках и кольчужный головной убор с остроконечного вида диадемой - поистине воинственный образ) и заняв одну из высоких башень цитадели, Алорэза упражнялась с птицей около двух часов, ровно до семи утра. До девяти утра Графиня разбирала бумаги, прошения от родов фалконов, проживающих на территории клана. Они касались различных проблем, желаний того или иного рода заняться определенным видом деятельности. В любом случае Алорэза их не подпишет без одобрения своего советника, но всегда предпочитала ознакомиться с предоставленными документами. Обычно она раскладывала их по стопочкам, разделяя на виды и степень важности. К десяти часам дня она должна была явиться в гильдию эволюциев для решения внеочередных вопросов. На Эридии было совершено убийство эволюционировавшего фалкона, точнее он эволюционировал в черте города Антория в семилетнего мальчика. Ребенка забили насмерть даденгеры, состоящие на службе у правящей аристократической семьи. Пора напомнить ошибкам создателя, где их место. Если б не было свидетеля трансдентной расы, этот инцидент остался незамеченным. Не меняя своего воинственного одеяния, Графиня лично явилась в Анторию, чего явно не ожидала местная власть, заиметь во врагах Главу клана очень плохое решение. Госпожа Элиариум потратила кучу времени на разбирательство ситуации, убийство эволюция карается законом. Правящей аристократической семье Антории пришлось принести публичные извинения предводительнице фалконов, она ясно дала понять, что второй такой ошибки не потерпит. Дабы больше было не повадно, в четыре часа дня Графиня передала результаты дела в коалицию рас, как представители межпланетного закона, коалиция должна была принять меры. Сегодня мальчик, а завтра очередная охота за ядрами эволюциев, даденгерам всегда нужно показывать, где их место. Хоть Алорэза молода, она приверженец жесткой дисциплины и вопреки предвзятому мнению некоторых пластов личностей, что все женщины у власти избалованные принцессы, хорошо справляется с обязанностями лидера. В пять часов была на деловой встрече с Главой клана Сантарс, нужно было уладить вопросы, касающиеся нарушения границ клана фалкон. Сантарс заверили, что это была случайность и отряд новобранцев случайно заплутал в лесу с оружием в руках. Алорэза приняла к сведению пояснения и в семь часов вечера уже находилась в Лилистрейме. До нее дошел слух, что средства, выделенные на преображения центрального парка города, так и не пущены в дело. Она уделяла внимание культурному наследию города, работы отставали от графика и получив от Графини ряд замечаний, отвечающие лица явно ускорятся. В шесть часов вернулась на башню и до восьми часов вечера упражнялась с соколом. Птица хорошо поддавалась тренировке, что давало стимул заниматься разработками в этом направлении.
Алора не любила откладывать дела на потом и решила вернуться в свой кабинет. Там всегда найдутся документы требующие личного рассмотрения. Прекрасное завершение дня, когда в своем кабинете обнаруживаешь труп служаки!
Графия не спешила кого-то ставить в известность о случившемся. На рабочем столе стояла открытая шкатулка, декорированная изящными золотыми узорами. Рядом со шкатулкой сложенный по полам пергамент, но Алора первым делом обратила внимание не на него, а на углубления в бархате шкатулки описывающие очертания круглого предмета, что находился в ней.  Труп восемнадцатилетней девушки был еще теплым, прошло не более получаса с момента ее смерти. Заметив кровавые подтеки на левой руке девушки, Графиня поняла, что за предмет находился в шкатулке и послужил причиной смерти - изящный серебряный браслет украшенный голубыми камнями, он мертвой хваткой впился в руку Анеоны, пронзая ее кожу множеством ядовитых игл. – Какой милый смертельный артефакт. – Алора помнила Анеону, милая девочка, она попала в цитадель еще ребенком и была обучена должным навыкам. Единственная из слуг имеющая доступ в кабинет и личные покои Графини в ее отсутствие. Она всегда хорошо выполняла свою работу, была очень позитивной личностью и глаза Анеоны, всегда сиявшие жизнерадостностью, остались открыты. – Спи спокойно дитя...– Алора прикрыла глаза девушки, но более трогать ее не стала, как предположила Белая графиня - ее служанка стала жертвой своего собственного любопытства. Обратив внимание на пергамент, Глава клана заняла свое рабочее место и принялась изучать написанную там информацию. Это было не письмо с угрозами, а своеобразное послание любви отчаявшегося сердца, что решило убить себя и свою возлюбленную. Алора скептически вскинула бровь, после прочтения подписи это страдальца - Фабиас, ее советник и его подпись, что выглядела очень даже достоверно.
Положив сея послание на стол и сложив руки домиком Графиня еще раз проанализировала полученную информацию, она никогда не спешила в действиях. В Фабиасе Алора была уверена и будучи молодой правительницей всегда полагалась на его мудрый взгляд. Фабиас был верен брату и верен ей, однако как так вышло, что эта злосчастное украшение попало в кабинет? Если советника хотят подставить, то делают это весьма странным образом ибо в достоверность послания ей было сложно поверить. Она не была падкой на украшения и подобные подарки обычно пылились на полках. Видимо придется прибегнуть к народной мудрости - доверяй, но проверяй. «Фабиас, будь добр, явись в мой кабинет» - ментальное послание в целях не оглашения случившегося. Как только советник прибыл, Алорэза не дала возможность прокомментировать увиденное. Зажав сложенный пергамент между указательным и средним пальцами правой руки она сразу обратила взимание на эту бумагу. – Это что еще за лирика подростка в пубертатном периоде? – Графиня как всегда была спокойна, сложно распознать ее нынешнее настроение. Давняя проблема Алорэзы - замкнутость и необщительность со временем преобразовалось в просто непробиваемое спокойствие. –  А вот теперь я внимательно слушаю твое мнение по этому поводу...

+4

3

Весь день Фабиас практически не вылезал из своего кабинета. В то время как глава клана занималась государственными делами, требующими ее непосредственного участия, советник координировал часть внутренних дел клана и управлялся с бумажной работой. В данный момент он составлял еженедельный доклад леди Алорэзе о происходящем на землях клана Фалкон, включая донесения разветвленной сети шпионов. К тому же главе клана требовалось принять официальное решение насчет давнего территориального конфликта между родами Морас и Лертиа, поэтому параллельно с докладом Фабиас занимался сбором и анализом исторического и юридического материала по этому вопросу, чтоб подать графине краткую информативную выжимку для максимальной объективности.
Дверь приоткрылась, в помещение мягко скользнул Меццетино. Чтоб войти, ассистенту понадобилось толкнуть дверь плечом – руки его были заняты увесистой стопкой книг. Сгрузив книги на стол советника, шут изысканно поклонился, его тень слегка колыхнулась в дрогнувшем свете многочисленных подсвечников. Магические лампы – тоже неплохо, но Фабиас в качестве освещения всегда предпочитал живой огонь.
- Меццетино нашел все книги, в которых нуждался господин, - доложил шут.
- Очень хорошо, - советник поднял взгляд от свитков. – Спасибо.
- У господина есть еще распоряжения для Меццетино?
- Нет, нет… - Фабиас сделал жест рукой. – Можешь пока идти.
Шут заколебался, еще некоторое время переминался с ноги на ногу, будто хотел что-то сказать, но в итоге лишь склонил голову в знак прощания, развернулся и вышел из кабинета. Когда за Меццетино закрылась дверь, Фабиас откинулся на спинку стула, снял очки и потер переносицу, прикрыв глаза. В этом состоянии его и застал мысленный призыв леди Алорэзы. Ее ледяной голос, прозвучавший в голове, подействовал на Фабиаса освежающе, как холодный душ, моментально встряхнувший усталый разум. Если графиня вызывает лично, да еще и в такое время, значит дело не терпит отлагательств.
Уже через пару минут Фабиас быстро шел по коридору к кабинету графини, костяной хвост слегка покачивался в такт уверенным шагам. Некоторые встречающиеся по пути фалконы вежливо склоняли головы в знак приветствия перед советником графини, некоторые провожали его неприязненными взглядами с непередаваемой смесью ненависти, презрения и зависти. Безродный преступник, выбившийся в элиту клана – бельмо на глазу благородных чиновников. У Фабиаса не было сомнений, что раньше при любом удобном случае они нашептывали Авиреллу и теперь пытаются внушить Алорэзе, что он предаст, как только выдастся возможность. Но если бы они имели хоть толику лояльности Фабиаса, то у них не было бы никакого желания дискредитировать кого-то в глазах главы клана – лишь потребность делать все во благо сюзерена.
Как только Фабиас вошел в кабинет, он даже не успел поприветствовать графиню согласно этикету, как его взгляд невольно наткнулся на лежащую на полу личную служанку леди Алорэзы – кажется, ее звали Анеона. Фабиас за всю свою жизнь имел достаточно дела со смертью, чтоб сразу понять, что девушка мертва. Мысленно он сделал себе заметку о том, что графине понадобится новая камеристка. Но ситуация была явно чрезвычайная – трупы просто так на полу не валяются, особенно в кабинете главы клана Фалкон. Советник уже хотел было открыть рот, но графиня не дала ему сказать и слова, вместо этого выставив ему на обозрение какой-то пергамент.
Отвлекшись от мертвого тела служанки, Фабиас подошел к столу, с легким поклоном взял пергамент из руки правительницы, развернул его и пробежал глазами текст послания. Лицо мужчины осталось бесстрастным, его удивление выразилось лишь в слегка приподнятой несуществующей брови. Что за нелепица?.. Судя по этой записке, он отчаянно желал любви леди Алорэзы прямо до смерти, желательно совместной и как можно скорее. Очень интересно. Почерк и подпись безусловно его, но почему он сам не в курсе о таких бурных чувствах со своей стороны?
- Подделка, - спокойно заметил он, изучая записку внимательным взглядом. – С технической стороны исполнено прекрасно, но с позиции вхарактерности – полный провал.
Тем временем привычный к анализу разум уже автоматически разбирал ситуацию и делал предположения. Любой, кто был знаком с Фабиасом чуть больше, чем никак, сразу понял бы, что записка – сущий нонсенс, ведь рациональный и прагматичный советник должен был совсем выжить из ума, чтоб удариться в надрывную любовную лирику. Возможно, тот, кто спланировал это, был скверным шутником, возможно, просто глупцом, решившим посеять в графине сомнения в своем советнике. Но столь ювелирная подделка почерка и подписи – слишком большие усилия ради обычной шутки, так что вероятность первого была невелика. А стал бы глупец утруждать себя искусной имитацией?.. К тому же не стоило упускать из внимания лежащий на полу труп Анеоны. В свете того, что в записке говорилось об убийстве Алорэзы, можно было предположить, что служанка приняла удар, и тогда закономерно напрашивался еще один вариант – возможно, тот, кто подложил записку, рассчитывал на исход, когда уже никто не будет обращать внимание на логические предпосылки.
Эта записка действительно была только для леди Алорэзы? Или еще и для тех, кто прочитает это после, чтоб точно знали, кого обвинить?
Все сходилось, хоть Фабиасу и не хотелось в это верить. В глубине его сощуренных глаз полыхнули алые искры закипающего гнева, пальцы непроизвольно сжались на пергаменте. Его жажда убийства почти ощутимо наполнила пространство, это была глубокая злоба дьявола, которой никто не мог предположить в любезном господине Лаэдрине. Теперь он не сомневался, что некто желал навредить графине, при этом прикрывшись его личностью. Непростительно! Кто бы это ни был, он будет умирать долго и мучительно, Фабиас позаботится об этом персонально и никак иначе.
Однако…
Колоссальным усилием воли советник взял себя в руки, обуздав бесполезные эмоции. Только потенциальная угроза главе клана могла заставить его потерять контроль над собой, но леди Алорэза выглядела пребывающей в полном здравии, а значит, гнев и месть можно было отложить на потом. Сейчас приоритетной задачей было полное выяснение сложившейся ситуации. Все еще имелось слишком много нераскрытых нюансов, и хоть он смог предположить суть, остальное оставалось для него туманным.
- Госпожа Алорэза, - он привычным жестом поправил очки, устремив взгляд на графиню. – Я догадываюсь, что эта записка имеет самое прямое отношение к смерти Анеоны. Прошу вас, посвятите меня в детали.

+4

4

Алорэза знает Фабиаса с детства, поэтому у нее не было сомнений на его счет, любые попытки внушить молодой графине негативные образы никогда не завершались успехом. Возможно, в лицах других глав кланов она еще дитя из-за своего возраста. У Главы клана Дасенфей, что граничит с территориями фалконов, тоже есть дочь и Алора не многим ее старше. Это же касается некоторых лиц знати, явно считающих себя гораздо умнее предводительницы, что несомненное вызывало у графини лишь презрение. Когда Алорэза слушала мнение Фабиаса, казалось она не смотрит на него, а взгляд серебристых глаз направлен в пустоту. Она всегда умела наблюдать за другими, используя боковое зрение и никогда не сомневалась в пронзительности ума Лаэдрина. Простучав, металлическими когтями перчатки правой руки, по поверхности стола, словно задумываясь о дальнейшем построении разговора, госпожа Элиариум встала со своего кресла. Медленно обходя рабочий стол, она заняла позицию рядом с советником на расстоянии двадцати сантиметров.
Создавать искусно изготовленную подделку просто так никто не будет, но явно просчитался с содержанием послания. Я просто уверена в том, что ты, мой дорогой Фабиас... – Сделав небольшую паузу, Белая графиня слегка поправила ворот рубашки Лаэдрина, попутно смахнув несуществующею пылинку, словно мужчина был очень дорогим и незаменимым артефактом. Видимо начало беседы имело более личный характер, нежели официальный. Алорэза редко делала подобные жесты предпочитая соблюдать холодный нейтралитет. – Никогда бы не допустил подобных ошибок. Твой способ моего убийства оказался бы более продуманным и я наверняка заподозрила неладное слишком поздно. Ты знаешь меня с детства и давно стал особой частью нашей с Авиреллом семьи. Просто помни об этом, хоть я столь редко упоминаю подобные вещи.–  Этими словами госпожа Элиариум хотела выразить свою степень доверия. Отступив пару шагов назад, графиня устремила взгляд на открытую шкатулку. – Я уже успела осмотреться и выстроить некоторые предположения. Думаю, записка лежала в этой шкатулке, так же там находился предмет, который предназначался мне. Анеону погубило любопытство, на ее правой руке находится браслет из металла цвета серебра украшенный голубыми камнями. Качественный артефакт для убийства. Судя по подтекам крови из-под этого украшения, цепляется он намертво. Кто-то понадеялся на мою глупость, но не до такой же степени. – В голосе Алорэзы едва проскочили нотки раздражения. – Видимо, занимая пост главы клана, в чьих-то глазах я выгляжу легкомысленной особой, совершающей необдуманные поступки.  Если охотник не правильно оценил возможности своей добычи, то он сам рискует оказаться на ее месте. – С этими словами графиня захлопнула крышку шкатулки, стало понятно, почему тайный враг был так уверен в своем успехе. Как только крышка защелкнулась, следом раздался второй щелчок и отравленная игла, пролетев между Алорой и Фабиасом, воткнулась в дверь. Вылетела она из передней части шкатулки, пусковой механизм, очевидно располагался под бархатом. Если графиня не примерила бы браслет, то при закрытии ларчика явно могла попасть под удар. Рабочий кабинет Рэзы не был особо большим в длину и предназначался чисто для работы с бумагами, все переговоры и встречи она проводила в другой, специально отведенной для этого комнате. Негоже гостям знать, где хранятся ценные бумаги. – Изобретательности нашему недоброжелателю не занимать, как и финансовых возможностей. Враг внутри клана. Однако, о случившемся пока никто не знает, следовательно, можно использовать самоуверенность противника в наших интересах. – Графиня слегка прищурила глаза на фразе «в наших интересах», обычно она так делала лишь тогда, когда что-то задумала. Озвучивать свои мысли Алорэза не спешила, продумывая дальнейший план действий.  На это ей потребовалась пара минут. – Пускай заинтересованное в моей смерти лицо думает, что у него все получилось. Для совершения задуманного потребуется еще один участник событий, надеюсь, у моего советника есть на примете преданная личность. – Алора вновь вернулась к рабочему столу, выдвигая один из ящичков и доставая незатейливую вещицу. Серебряная цепочка и часть неограненного кристалла вместо кулона – простейший запечатывающий одноразовый артефакт. –  Достаточно зажать кристалл в руке на тридцать секунд и он запечатает в себе того, кто его держал. Это позволит незаметно провести сюда третьего участника событий. Также прикажи никого не впускать в мой кабинет, какие бы важные вопросы не возникли. – Графиня протянула артефакт Лаэдрину. – Жду твоего возвращения Фабиас.

+4

5

Фабиас молча наблюдал за действиями главы клана, пока та с видимостью заботы поправляла его одежду. Пусть советник выглядел невозмутимым, но на деле он попросту застыл столбом, не смея шелохнуться. Графиня действительно очень редко проявляла подобное снисхождение к своим подчиненным, и Лаэдрин даже не знал, как реагировать на столь отрадные слова, наполняющие его сердце теплом искреннего, неподдельного счастья.
- Это великая честь для меня – быть удостоенным такого доверия, - только самый проницательный слух мог заметить, что голос Фабиаса слегка подрагивал от радости. – Позвольте мне сказать кое-что в свою очередь, госпожа. Я скорее убью себя, чем допущу даже мысль о том, чтоб причинить вам какой-либо вред.
Он мог бы сказать больше, гораздо больше, но ситуация не располагала к бесконечным клятвам верности. Графиня заговорила о деталях, и Фабиас весь обратился в слух. Шкатулка и браслет, ну конечно… Советник даже ощутил легкий отголосок стыда. Все проанализировал, а самого очевидного не заметил – теряете хватку, господин Лаэдрин. Но в бесплодных по сути своей рефлексиях не было никакого рационального смысла, поэтому он не стал зацикливаться, тем более что речи госпожи Алорэзы были куда важней.
На лице Фабиаса не дрогнул ни один мускул, когда между ним и графиней пролетела игла; он лишь скосил взгляд в сторону двери, оценив предусмотрительность злоумышленника. Томяще, предвкушающе заныло в районе диафрагмы – он всегда ощущал подобное азартное чувство, когда сталкивался с более-менее серьезным противником. Тем временем глава клана умолкла, размышляя – советник ее не отвлекал. Фабиас пока не мог в полной мере предположить, что придумает леди Алорэза, но он находил ее мудрой правительницей, принимающей блестящие решения и воплощающей их с полной отдачей, поэтому не сомневался, что ее план в любом случае будет продуман и разыгран по всем пунктам.
Распоряжения главы клана Фабиас выслушал внимательно, сосредоточенно кивнул. С поклоном он принял артефакт из руки графини, аккуратно взяв его за цепочку.
- Слушаюсь, госпожа Алорэза. Я вернусь как можно скорее.
Развернувшись, Фабиас быстрым шагом вышел из кабинета, оглянулся по сторонам. Его взгляд остановился на одиноком стражнике, заскучавшем на своем посту.
- В кабинет никого не пускать, - отрывисто бросил ему советник. – Ни под каким предлогом.
Командирский тон взбодрил стражника, заставил вытянуться в струнку и молодцевато гаркнуть «Есть!», но Фабиас уже не слышал его, быстро удаляясь от кабинета. Со стороны все выглядело довольно органично. Если поблизости могли быть осведомители злоумышленника, по такой реакции они могли сделать вывод, что советник обнаружил в кабинете мертвое тело графини и теперь закономерно нервничает, пытаясь скрыть подставу.
Пока Фабиас шел по коридорам цитадели, он мог отвлеченно обдумать ситуацию. Сейчас, когда первоначальный гнев уже немного схлынул, на него тяжелым грузом свалилось осознание – не уследил. Этот проклятый браслет в первую очередь удар по его компетентности, его косвенная вина. Если бы не счастливая случайность… Холодок пробежал по спине Фабиаса от одной лишь мысли о том, что графиня могла погибнуть. Это значило бы, что он не исполнил свою прямую функцию, а кто не исполняет свои функции, тот не имеет права на существование.
Что ж, урок ему на будущее – стоит усилить безопасность. Если он потом предложит графине в качестве новой камеристки кого-нибудь из своих доверенных подчиненных, согласится ли она? Он не пожалеет времени и сил, чтоб обучить подходящую на эту роль девицу всем необходимым навыкам обнаружения и обезвреживания опасностей. Да, леди Алорэза умна и большинство ловушек способна определить сама, но предосторожность лишней не бывает. Фабиас кивнул сам себе, решив потом обдумать эту идею более детально.
Меццетино обнаружился в подземельях, там, где располагалась лаборатория Фабиаса – совсем недалеко от камер с заключенными подопытными. Его шутовские одежды сменил белый халат из глянцевитого водонепроницаемого материала, напоминающего по своим свойствам поливинилхлорид, и такие же большие черные перчатки с раструбами – видимо, шут собирался заняться вплотную практическими исследованиями. Однако на его голове по-прежнему был красный капюшон, а лицо скрывалось за длинноносой рогатой маской клоуна. В глазах большинства фалконов Меццетино был, мягко говоря, странноватым, но если кто-то из подчиненных Фабиаса и заслуживал доверия, то в первую очередь это был его эксцентричный ассистент.
- Господин смотрит на Меццетино так, будто на нем выросли грибы, - хихикнул шут, отвесив советнику церемонный поклон.
- У Меццетино вырос длинный болтливый язык, - благодушно хмыкнул Фабиас. – Не пора ли его немного укоротить?
- О, нет-нет-нет-нет-нет! – ассистент присел в притворном ужасе, прикрыв голову руками. – Если укоротить Меццетино язык, как же он будет внушать надежду его маленьким друзьям? Разве господин не знал, что поддержание морального духа подопытного образца крайне важно?
Фабиас с усмешкой покачал головой. На самом деле безумные, садистичные речи Меццетино разве что приводили подопытных в ужас – вот уж кто умел ломать моральный дух. Похоже, у шута сейчас преобладало игривое настроение, да вот только у самого Фабиаса не было ни капли времени на пикировки.
- Важно сейчас другое, - советник поправил очки. – Ты готов поработать на благо клана?
- Меццетино готов работать хорошо, а к чему Меццетино не готов, так это работать плохо, - радостно объявил тот, поднимаясь.
- Вот как, - Фабиас кивнул и протянул шуту артефакт. – Тогда зажми кристалл в ладони и держи. Время не ждет.
Даже если Меццетино удивился, это было невозможно понять по его сокрытому за маской лицу. Но дурачиться он перестал, явно осознав серьезность ситуации. Не задавая лишних вопросов, шут поклонился и послушно взял кристалл, зажал его в руке, слегка склонив набок голову. Как и ожидалось, через полминуты Меццетино растворился в воздухе, Фабиас едва успел подхватить падающий артефакт. Дело было сделано, осталось вернуться.
Путь назад не занял много времени, благо что Фабиас старался как можно быстрее – он полагал, что и так потерял много времени, непростительным образом заставив графиню ждать. Советник вошел в кабинет, аккуратно прикрыл за собой дверь и поклонился.
- Прошу прощения за ожидание, госпожа. Я нашел нужную персону. А теперь, если позволите…
Советник протянул вперед руку с зажатым в кулаке артефактом и в тот же момент с силой стиснул руку на хрустнувшем кристалле. Меж его пальцев просыпалась кристаллическая пыль, и запечатанный в артефакте шут материализовался посреди кабинета, ничем больше не сдерживаемый. Меццетино завертел головой, пытаясь понять, где он очутился, и вдруг замер, когда наконец-то заметил главу клана.
- Госпожа графиня, - выдохнул шут и незамедлительно опустился на одно колено, приложив руку к груди. - Меццетино к вашим услугам.
Подобный этикет соблюдали практически все подчиненные Фабиаса. Он всегда твердил им о должном уважении к графине, и с его легкой руки они проникались едва ли не чувством благоговения перед главой клана. Наблюдая за шутом, советник довольно сощурился – умница Меццетино быстро сориентировался, это было похвально.
- Госпожа Алорэза, разрешите отрекомендовать вам моего ассистента Меццетино, - Фабиас заложил руки за спину и подошел к шуту. – Надежен, умен, бесконечно предан – я за него ручаюсь.

Отредактировано Фабиас Лаэдрин (15.01.17 02:06:49)

+3

6

Проводив взглядом советника, графиня еще раз прокрутила в памяти случившееся. Нужно было не упустить важных деталей. Вспомнив про отравленную иглу, Алора осторожно извлекла ее из двери. Если в ней заключается редкий вид яда, ориентированный преимущественно на трансдентов, то достать его сложно. Следовательно, можно разыскать изготовителя, хотя не факт, что он будет в лицо знать заказчика яда. Анеона просто служанка и ее уровень магических навыков едва превышал умение использовать бытовую магию, что уж там говорить о сопротивляемости организма при поступлении яда. Чем выше противник по уровню силы и чем выше его магический потенциал, тем сильнее нужен яд.  В противном случае мгновенного действия не выйдет и отравленный какое-то время сможет сопротивляться и принять меры для своего спасения. Помимо всего прочего никто не знает одной из особенностей Алорэзы, даже покойный брат и Фабиас, она никогда не рассказывает о своем прошлом и пережитых экспериментах. На ее спине, после спасения из лаборатории отца, всегда имелись две татуировки, словно вплавленный в кожу серебристый метал в виде подобия рун. Просто два символа, вероятнее всего придуманные и не имеющие аналогов в мире (в письменном изображении), важна не их форма, а мера воздействия. Символ, располагающийся между лопатками белой графини, автоматически программирует регенерацию на борьбу с ядами и значительно повышает сопротивляемость организма к подобным негативным эффектам. Избавиться от последней представительницы рода Элиариум не так просто, как может показаться на первый взгляд. Алорэза усмехнулась ходу своих мыслей, в ее разум даже прокрась идея проверить один из «подарков» своего отца в деле, возможно, она займется этим после искоренения врагов.
Завернув иглу в лист бумаги, она позже передаст ее Фабиасу для выяснения вида яда и поиск противоядия. Наличие различных видов противоядий никогда не повредит. Для осуществления второго этапа задуманного плана, Алора достала из того же ящичка похожий одноразовый артефакт, что она использовала до этого, имеющий на своей цепочке вместо подвески небольшой фиолетовый камень, вставленный в незамысловатую серебряную оправу. Этот артефакт способен на пол часа изменить внешность. Для этого нужно было скопировать образ Анеоны, вложив камень в левую руку девушки, для большей надежности ждать пришлось пару минут. Копировал внешности этот артефакт очень странно, он просто безвозвратно запечатывал в себе жертву, но это давало абсолютное сходство. Видимо в кабинете графини были вещицы на все случаи жизни, одноразовые артефакты в таких ситуациях играют незаменимую роль. Когда тело служанки растворилось в воздухе, осторожно взяв цепочку, Алора положила «заряженный» камень на стол. В этот момент как раз вернулся Лаэдрин.
Внимательно наблюдая за дальнейшими действиями и появлением проверенного помощника Фабиаса, белая графиня ничего не сказав взяла со стола маскирующий артефакт и подойдя к Меццетино повесила его на шею шуту. Камень поменял свой темный цвет на более яркий фиолет и тут же изменил внешность Меццетино. Теперь на его месте была девушка с длинными темными волосами и яркими фиалковыми глазами - Анеона, артефакт скрыл даже маску. –  Хорошо Фабиас, я доверяю твоему мнению. Раз ты ручаешься за своего ассистента, значит он действительно превосходно выполняет свои обязанности. А теперь встань Меццетино. – Внимательно всматриваясь в работу маскирующего артефакта Алора обошла вокруг мужчин, остановившись рядом с советником. – Идеальное сходство с Анеоной. Как я уже говорила, заставим нашего недображелателя подумать, что ему удалось убить главу клана. В этот деле важно ничего не упустить. В кабинет вошло трое - я, ты и Анеона, выйти должно двое - ты и покойная камеристка. Раз меня хотели убить, прикрывшись твоей личностью, Фабиас, то используем твою репутацию в клане в наших интересах. Я прекрасно знаю, что некоторые личности не упустят шанса очернить моего дорого советника. Пускай все думают, что ты скрыл мою смерть, достаточно подождать когда себя обнаружат те, кто решит распустить слух о смерти главы клана. Думаю, они не заставят себя долго ждать, особенно если ты запрешь мой кабинет, ключ я выдам. Излови всех разносчиков слухов, но будь осторожен, наши враги, а предполагаю, что их может быть несколько, всячески попытаются скрыться от твоего взора, если прознают, что их разыскивают. Как только дело будет сделано, можешь сообщить об этом по ментальной связи, изнутри смогу отпереть кабинет. Есть вопросы? Ели да, то задавай их быстрее, поскольку маскирующих свойств артефакта хватает максимум на полчаса. Выведи псевдо-Анеону, желательно убитую горем, как только артефакт выполнит свою задачу, избавься от него. Поскольку кабинет будет заперт, Анеона бесследно исчезнет и я нигде не появлюсь - достаточно оснований для врага начать действовать. – С этими словами Алорэза достала ключ, опять же находящийся в одном из выдвижных ящиков и протянула его советнику. Магический замок кабинета вскрыть крайне сложно, его делали лучшие мастера. – И еще, здесь отравленная игра, что тогда вылетела из шкатулки, выясни, какой яд она в себе несет. – Бумажный сверток так же был передан Фабиасу. Графиня села в кресло и по-видимому все это время будет находиться в кабинете. Незавершенная работа есть, чем еще заниматься в час ночной как не бумажной работой...

+2

7

- Никаких вопросов, госпожа Алорэза.
Фабиас склонил голову, приняв из рук правительницы ключ и сверток с иглой. Замаскированный шут тем временем весьма натуралистично всхлипнул и уткнулся лицом в ладони. Советник сдержал усмешку, отметив про себя, что лицедействовать у Меццетино всегда получалось неплохо.
- Я свяжусь с вами, как только злоумышленники будут изловлены. Позвольте откланяться.
Советник вышел из кабинета вместе с фальшивой камеристкой, запер за собой дверь. Пара фалконов проводили их взглядами – Фабиас взял их на заметку, помня, что когда он входил в кабинет, в коридоре не было никого, кроме стражника. Меццетино, судя по всему, вжился в роль, семенил, не поднимая лица, его плечи подрагивали, словно от горя. Лишь поравнявшись с шутом, Фабиас смог уловить, что тот еле слышно что-то бормочет.
- Госпожа подарила Меццетино новое лицо, прекрасное лицо, - с благоговением шептал шут себе под нос. – Ах, не это ли истинное милосердие? Если бы Меццетино мог носить его вечно…
Фабиас с усталым вздохом приложил два сложенных вместе пальца ко лбу. Меццетино был неисправим. У него был какой-то бзик на лица, он имел привычку срезать кожу с лиц его жертв и коллекционировать их. Возможно, это из-за того, что он имел какие-то проблемы с собственным лицом, Фабиас не знал – он ни разу не видел истинного облика своего подчиненного. Меццетино был верен и хорошо исполнял свою работу, а остальное советника не интересовало.
- В подземелья, - негромко проговорил Фабиас, направляя фальшивую служанку за плечо в нужную сторону.
Если соглядатаи злоумышленника в последний раз увидят служанку, когда она направлялась с советником в подземелья… еще один прекрасный повод для слухов. Часть подземелий цитадели Фабиас небезосновательно считал своей территорией. Там располагался его кабинет, лаборатория, тюремные помещения и шпионский корпус, где он получал информацию от отобранных им лично лазутчиков, проникавших в подземелья через тайные ходы. Личные покои Фабиаса тоже находились в подземной части Флэйнерума, в непосредственной близости от его рабочего кабинета, в котором он проводил куда больше времени, чем в собственных комнатах. Система безопасности в подземельях была отлажена на славу, никто посторонний не мог попасть на территорию советника без его ведома – здесь было самое место для сокрытия любых доказательств.
В подземельях Меццетино отдал Фабиасу артефакт с большой неохотой, даже несмотря на то, что его действие уже закончилось. Будь его воля, он бы хранил его как реликвию – поэтому советник и не поручил шуту избавиться от артефакта. Конечно, он доверял Меццетино, но с некоторыми его эксцентричными склонностями стоило быть осторожней. С артефактом Фабиас планировал разобраться сам, а пока следовало нанести визит в лабораторию.
Исследовательская лаборатория Фабиаса была невелика, но в ней все работало, как часы. Одна часть его лаборатории занималась практическими исследованиями, в основном это были магические эксперименты и опыты над живыми существами, включая неэволюционировавших трансдентов и представителей других рас. Другая же была ориентирована на теоретические исследования, в частности там занимались изучением и разработкой заклинаний, а также алхимией. Фабиас имел некоторые общие познания в гербологии и алхимии, но их было недостаточно, чтоб исследовать подобный яд, поэтому он решил доверить это дело профессионалу, тем более что у него и без того было полно работы.
Профессионалы у него имелись. Пусть Фабиас был далеко не всемогущ, зато он имел чутье на нужных людей и способность привлечь их на свою сторону – без этого навыка он бы не стал в свое время одним из королей преступного мира Сиверики. Кто-то собирал драгоценности, кто-то – оружие, а Фабиас находил таланты и брал их под крыло, превращая в свое подспорье. Таким образом у Лаэдрина всегда был штат компетентных и признательных подчиненных, а те в свою очередь ощущали себя значимыми и довольными жизнью, будучи востребованными в любимом деле. Такой вид отношений был не иначе как взаимовыгодным.
Одним из таких людей был работающий в лаборатории Фабиаса алхимик. Этот странноватый и свободолюбивый тип не любил, когда его звали подчиненным – он предпочитал слово «сотрудник». Фабиас не возражал, даже звал его профессором, тем более что гений алхимика оправдывал такое отношение к нему. Если он не сможет разобраться с этим ядом, то не сможет никто – так полагал советник.
Как и ожидалось, алхимик был в лаборатории – ночное время действовало благотворно на его мыслительную активность. Долговязый и немного сутуловатый, с собранными в хвост пепельными волосами, он словно священнодействовал в своем храме науки среди пробирок, перегонных кубов и реторт, окутанный золотистой дымкой испарений. При виде вошедшего в лабораторию Фабиаса он поднял голову от склянок с реагентами и усмехнулся, от сощурившихся бледно-голубых глаз разошлись лучики морщин.
- А не господин Лаэдрин ли это? – весело воскликнул он. – Я уже почти забыл, как вы выглядите!
- Будет вам, профессор, я не такой уж и редкий гость, - усмехнулся Фабиас. – Лучше посмотрите, что я вам принес.
Алхимик аккуратно развернул переданный ему советником бумажный сверток и извлек иглу, поднял на уровень лица.
- Позвольте поинтересоваться, что это?
- Зарядка для ума, - флегматично отозвался Фабиас. – Будьте осторожны, эта игла обработана сильнейшим ядом. Если он попадет вам в кровь, вы умрете.
- Хотите, чтоб я изучил это? – профессор перевел взгляд на Фабиаса.
Советник кивнул с довольным прищуром. Ему нравилось иметь дело с людьми, которые понимают все с лету и не задают лишних вопросов. Но при всем своем интеллекте алхимик был рассеян и забывчив, его требовалось должным образом мотивировать, чтоб задача не вылетела у него из головы – и ни в коем случае не силой или запугиваниями.
- Ставлю сотню денеров, что вы не разузнаете за три дня, что это за яд, - лукаво хмыкнул Фабиас.
- Принимаю! – загорелся алхимик. Его азарт к пари был неискореним. – Вот увидите, господин Лаэдрин, через три дня перед вами будет вся подноготная этого яда. Пять к одному!
- Идет.
Договор был скреплен рукопожатием. О поручении от вышестоящих профессор мог забыть, о пари – никогда. Оставив алхимика наедине с его исследованиями, Фабиас направился к шпионскому корпусу. До рассвета он планировал побеседовать с главой лазутчиков, благо что время еще имелось.
Обычно мастера-шпиона было сложно разыскать, но на этот раз он обнаружился на рабочем месте – склонившись над свитком, испещренным несвязанными на первый взгляд числами, он поглядывал в раскрытую перед ним книгу и сосредоточенно делал пометки в свитке. Заметив Фабиаса, мастер-шпион отвлекся от своего занятия и поднялся из-за стола навстречу советнику. Это был непримечательно одетый мужчина среднего роста, обычного телосложения, с простой незапоминающейся внешностью. Он имел характерную особенность – его лицо совершенно не бросалось в глаза. Если попросить кого-нибудь описать этого фалкона, большинство сказали бы, что он самый обыкновенный, но мало кто вспомнил бы какие-то отдельные особые черты.
Поприветствовав шпиона, Фабиас вкратце обрисовал ему ситуацию, тот лишь молча кивал. Советник без опаски мог доверить это дело мастеру-шпиону, он был надежен и проверен временем. Инструкции были просты – мобилизовать всех доступных в данный момент лазутчиков и выследить распространителей слухов в максимально короткий срок.
- Отслеживать и ловить на месте? – уточнил мастер-шпион.
Фабиас отрицательно покачал головой.
- Если мы будем вылавливать по одному, исчезновения станут заметны слишком быстро. Выслушивайте. Вынюхивайте. Ищите, пока не будете уверены, что нашли всех. А тогда, - советник ухмыльнулся, – накроем всем разом.
- Слушаюсь, - шпион склонил голову.
– Когда будешь уверен, что слежка установлена за всеми субъектами, свяжись со мной для координирования дальнейших действий.
Мастер-шпион снова кивнул, показывая этим, что он все понял. Попрощавшись с немногословным шпионом, Фабиас вернулся в свой кабинет – заговоры заговорами, а обязанности советника никто не отменял, тем более что работы в ближайшее время предвиделось по горло.
На первый день придворные проявляли беспокойство по поводу отсутствия леди Алорэзы. На второй день на Фабиаса косились с подозрением, градус напряжения нарастал, проблемы копились – с некоторыми советник разбирался сам, но определенные ситуации требовали непосредственного присутствия главы. На третий день клан уже кипел и бурлил, некоторые фалконы наскакивали на Фабиаса с откровенно провокационными вопросами о местонахождении правительницы, советник же по-прежнему лишь разводил руками, отвечая, что она-де не отчитывается ему в своих поступках и он сам не знает ровным счетом ничего.
Кто-то сломался бы в таких напряженных условиях, но не Фабиас. Напротив, подобное давление помогало ему чувствовать себя в тонусе, наличие проблем заставляло его вырабатывать энергию для их решения. Но тем не менее к вечеру он несколько утомился нескончаемыми завуалированными обвинениями и творящейся вокруг суматохой. Кто бы сейчас ни мутил воду, он делал это хорошо, Фабиас чувствовал это на собственной шкуре. Что ж, на сегодня было запланировано задержание разносчиков слухов – позже он припомнит им эти маленькие досадные неприятности.
Торопиться Фабиас не хотел. Для начала он собирался наведаться к алхимику и расспросить его на предмет яда. Как-никак, это тоже было немаловажным.
- Профессор, вы что-нибудь выяснили? – осведомился Фабиас, заходя в лабораторию.
- О, да! – отставив колбу с каким-то красноватым составом, алхимик устремился к нему, по пути подхватив со стола свиток и потрясая им. – Это невероятно, господин Лаэдрин, не-ве-ро-ят-но! Этот яд нигде не всплывал уже несколько сотен лет, и вдруг – такая неожиданность! Состав не полностью идентичен, но это, несомненно, оно.
Фабиас развернул поданный ему свиток, со всеми подробностями и формулами оказавшийся неожиданно длинным, пробежал глазами результаты экспертизы.
- Очень похоже на крастезию, но есть некоторые изменения, - тем временем возбужденно говорил профессор. – Феролист добавлен в меньшем количестве, но снижение эффекта компенсируется добавлением коры пастерекуса, которая, вступая в реакцию с экстрактом аконита, образует крайне токсичные соединения, а кристаллическая пыль…
- Это все очень интересно, но, пожалуйста, ближе к делу, - прервал Фабиас разглагольствования ученого, оседлавшего любимого конька. – Мы можем воссоздать этот яд?
Алхимик умолк, слегка замялся.
- При всем уважении, господин Лаэдрин, это будет непросто. Некоторые ингредиенты достаточно редки, и чтоб приготовить такой яд, нужно обладать определенным опытом… С первого раза может и не получиться.
- Тем не менее я хочу, чтоб вы работали в этом направлении. Этот свиток я возьму, если вы не против.
- Конечно, - профессор кивнул и усмехнулся. – Кстати, вы проиграли мне спор.
- Как же так? - Фабиас с наигранным сожалением покачал головой, доставая несколько монет из кармана брюк. Деньги перешли из рук в руки под удовлетворенное похмыкивание алхимика. – Кстати, как насчет нового пари?
Из лаборатории Фабиас вышел в хорошем настроении. С алхимиком было улажено, осталось наведаться в тюремные помещения. Накануне он обсуждал план действий с мастером-шпионом и операция была разработана до мелочей. Сейчас уже группа захвата должна была доставить разносчиков слухов в подземелья – Фабиас хотел на них взглянуть.
Пойманных оказалось трое, двое из них были знакомыми Фабиасу выходцами из влиятельных родов. Пленные очень громко возмущались и сыпали угрозами, обещая, что их семейства всем тут покажут, где раки зимуют. «Шеф, можно мы им двинем?» - читалось в усталых глазах удерживающих их шпионов, но Фабиас пока не отдавал такого приказа.
- Прикажете пытать? – поинтересовался стоящий рядом с советником мастер-шпион.
- Этим я потом сам займусь, - Фабиас потер переносицу под очками. – Поместите их пока в камеры для подопытных. Не бить. Не запугивать. Ничего не объяснять. Пусть потомятся неизвестностью. И ради всего... - советник бросил взгляд в сторону возбужденно приплясывающего в отдалении шута. - Не подпускайте к камерам Меццетино.
Шпион позволил себе понимающую усмешку.
- Будет исполнено.
Поднимаясь по винтовой лестнице в цитадель из подземелий, Фабиас размышлял. Если предполагать, что эта троица лишь исполнители, мелкие сошки, то даже без допроса становилось ясно, что тут имел дело нешуточный заговор – кто попало не задействовал бы в этом деле знатных фалконов. Кто же стоит над ними?.. Это еще предстояло выяснить. Возможно, леди Алорэзе тоже будет интересно развлечь себя, но даже если и нет, Фабиас должен был держать ее в курсе дела.
«Госпожа Алорэза, распространители слухов захвачены. Могу полагать, что это все. Прошу о личной встрече для более детального доклада».
Передав это ментальное послание главе клана, Фабиас направился прямиком к ее кабинету. Почему-то ему казалось, что даже в столь поздний час правительница его примет для разговора. Сейчас его беспокоило лишь то, что главе клана пришлось так долго ожидать, пока он разберется с источниками слухов.

+1

8

Дверной замок защелкнулся приводя в действие сложный магический механизм. Теперь у белой графини достаточно времени на осмысление некоторых вещей, откинувшись на спинку кресла она вновь устремила свой взгляд куда то в пустоту. Пары минут было достаточно для избавления сознания от ненужных идей и предположений. Расстегнув защелку кольчужного головного убора, который в последствии был спрятан в один из выдвижных ящиков, Алора вернула остроконечной диадеме ее прежний вид. Люстэра занятый магический артефакт не лишенный изящества ювелирного украшения, одна из тех вещей, которую молодой графине подарил покойный брат. Развязав ленту, что скрепляла волосы в не плотный хвост, Алорэза позволила серебристым локонам принять свободный вид. Поправив пару мешающих прядей она вернула свой артефакт на прежнее место, оказавшись на голове хозяйки белый камень диадемы мерцнул, защитные свойства вновь активированы. Окинув взглядом весь кабинет и натыкаясь на папки с незавершенными документами, Элиариум первым делом решила заняться всеми документами кающимися жизни и сотрудничества клана. Даже в подобной ситуации, несмотря на огромное желание лично придушить каждого врага (а лучше оставить в распоряжение долгой и мучительной смерти), дела клана превыше личных интересов. Бумажная работа помогает отвлечься, особенно если к ней подходить с особым энтузиазмом. К утру все документы были разложены, отсортированы, просмотрены, подписаны, все пометки внесены. Алоре не привыкать оставаться на ночь в своем кабинете, она не любит откладывать дела на потом и поэтому, даже если весь день проведен в визитах на различные деловые встречи и возникает желание передохнуть хотя бы пол часа, полостью абстрагируясь от внешнего мира, графиня закончит все дела касающиеся клана. В этом преимущество магических рас, они гораздо выносливее обычных буланимов и потребности в отдыхе и пище у них иные. Отдых нужен, но не в той мере, что привычна для человеческого восприятия.
Все утро и последующий день белая графиня провела за составлением списка подозреваемых из знати других родов, у нее хорошая память на лица и имена. Алорэза любила писать натуральными перьями с остро заточенным серебряным наконечником и чернилами. Список знати получился внушительный, во внимание так же попали не очень влиятельные рода фалконов. Размышляя над каждой персоной, она сделала пометки со значениями, подчеркивая тех, кто может предать. Предводительницу фалконов нельзя назвать доверчивой личностью, за ее нейтральной маской и практически неизменным выражением лица может скрывать множество эмоций, порой собеседнику лучше не знать об истинном ходе ее мыслей. Все же разобраться во всем одной, Алорэзе не по силам, это она до конца поняла, когда к концу дня под ее подозрение попал практически каждый. Не хватает важных деталей, одна надежда на то, что ее план сработает и Фабиас поймает подозреваемых. Слухи распространяются быстро и не обошлось без тех, кому срочно нужна глава клана. Некоторые из уникумов умудрялись колотить в дверь и крайне наигранно выражать беспокойство своими воплями - «Госпожа Алорэза у вас хорошо? Ответьте!» «Конфликт между родом Фаргум и Эвирис требует срочного вмешательства главы клана!» и тд... По началу, периодические шумы за дверью кабинета забавляли Элиариум, но вскоре ей уже хотелось пристукнуть внешних раздражителей. На миг потеряв самообладание, она даже сломала перо, благо запасные письменные принадлежности всегда имелись в наличии. Отложив в сторону перо, более не пригодное для письма, и потерев переносицу, белая графиня решила поднять часть исследований своего отца. Она тоже занималась исследованиями, но в отличии от Фабиаса, для своих экспериментов и научных работ облюбовала одну из башень цитадели. Научные труды из лаборатории не потеряны, но у Алоры не всегда выдается время на расшифровку рукописей своего безумного отца и приведение их в более понятный вид. Там было много занятных исследований и экспериментов, большую часть из них она бы повторила.
В старых замках всегда имеются потайные ходы, двери, тайники и цитадель «Флейнэрум» не является исключением. Задействовав сложный магический механизм, основанный на принципе рунического замка, белая графиня достала часть рукописи из отрывшегося потайного отсека рядом с рабочим столом. Она давно хотела привести данную часть записей своего отца в более понятный для восприятия вид. Дело это не простое, после долгих часов работы Алора так и не смогла логически состыковать некоторые моменты, на них нужен свежий взгляд. Собрав все бумаги в прежнее место и потерев виски, сознание решило все же выразить степень усталости зачатками головой боли, графиня позволила себе пару минут покоя, просто посидеть с закрытыми глаза откинувшись на спинку кресла. Вспомнив про припрятанную бутылку хорошего вина Алора достала из ящичка стола пузатый бокал. У нее вообще много чего было, что в столе, что в скрытых от чужих глаз нишах. Повертев бокал в руках, глава клана уловила мысленное послание своего советника. «Хорошо Фабиас» - коротко ответила Алорэза. Задумавшись над многообразием мер наказания для своих врагов, графиня непроизвольно сдавила стенки пустого бокала с такой силой, что спустя мгновения он рассыпался мелкими осколками на ее столе, часть отлетела на пол, видимо не суждено Алоре испить вина сегодня. Сметя осколки к поломанному перу белая графиня скрестила пальцы в замок, опираясь локтями на край стола. Стоило мужчине только войти, как Алорэза вновь заговорила первой.
– Здравствуй Фабиас, как я понимаю, мой план сработал? Любопытно узнать личности тех, что так рьяно желают моей смерти, а еще лучше взглянуть на них лично, но это позже. Сейчас я слушаю каких результатов дала проведенная работа...

+2

9

Этой ночью в цитадели было до странного тихо, особенно если сравнить с тем, какой шумный переполох здесь царил днем. Пока Фабиас шел к кабинету правительницы, ни один фалкон не попался ему на пути. Даже стражник у кабинета мирно сопел на своем посту – видимо, задремал от скуки. В данный момент это было Фабиасу на руку, но он мысленно отметил, что в ближайшее же время стоит переговорить с начальником стражи и отправить недобросовестного гвардейца на охрану другого объекта, желательно подальше от цитадели. Неудивительно, что с такой охраной кто-то чужой смог пробраться в кабинет графини.
Пресловутый кабинет, как и ожидалось, был уже открыт, Фабиас беспрепятственно вошел в помещение и почтительно поклонился правительнице в знак приветствия. От его внимания не укрылось сломанное перо и осколки бокала – по всей видимости, эта ситуация заставила нервничать даже леди Алорэзу. От этого советник испытал легкий отголосок раздражения на злоумышленника. Какой-то болван, не знающий своего места, возомнил себя высшим существом и полез к власти, которой не заслуживал, создав проблемы графине – уже за это его стоило подвергнуть жесточайшему наказанию.
- Ваш план сработал прекрасно, госпожа Алорэза, - кивнул Фабиас с таким видом, будто ни капли не сомневался в подобном исходе, хотя по сути так оно и было. – Работа продвигается, но по моему скромному мнению, мы еще далеки от завершения…
Начать советник решил с малого. Впереди не предвиделось никаких ситуаций, требующих сиюминутной реакции и поспешного действия, так что торопиться не стоило. Так или иначе он изложит правительнице все новости от начала до конца.
- Для начала позвольте отчитаться о яде, которым была обработана игла. Судя по результатам экспертизы, это крастезия с некоторыми изменениями в составе, - Фабиас с легким поклоном опустил свиток на стол графини. - Сейчас мои люди работают над изготовлением. Если мы сумеем воссоздать яд, то приступим к опытам по разработке противоядия. А теперь о задержанных…
Советник поправил очки. Вряд ли эта новость порадует графиню – даже пешки преступника были из числа аристократов, а дальнейшее расследование будет ворошением осиного улья, не меньше. Дело пахло нешуточным заговором. Но леди Алорэза, управляющая кланом железной рукой, уж точно не была похожа на впечатлительную девицу, чьи чувства требовалось оберегать от малейшего потрясения.
- У злоумышленника есть связи на высшем уровне, я полагаю. Слухи распространяли члены родов Ортэ и Манвиус. И еще… - Фабиас на мгновение помедлил, вспоминая полные негодования вопли третьего задержанного, который был не столь знатного происхождения. – Вартэс. Всего трое. Именно они ненавязчиво внушали другим мысли о том, что вас постигло несчастье, а я к этому приложил руку. Нам понадобилось некоторое время, чтоб точно убедиться в их причастности к этому делу – прошу прощения за то, что вам пришлось ожидать. Как только они были захвачены, я сразу поставил вас в известность.
На некоторое время Фабиас умолк, обдумывая дальнейшие действия. Возможно, возникшая только что в его голове идея была безумием, но с другой стороны – почему бы и нет? Он не видел для этого объективных препятствий. Скорее, это было бы даже полезно для леди Алорэзы, просидевшей несколько дней безвылазно в кабинете.
- Я еще не начал извлекать из предателей более подробные сведения. Однако… - советник низко поклонился, приложив руку к груди, и поднял на правительницу взгляд, улыбаясь шире обычного. - Прошу простить мою дерзость, но могу ли я предложить вам присоединиться к этой маленькой экзекуции? Смею заметить, это прекрасно снимает напряжение.

+2


Вы здесь » Энтерос » БЫЛЫЕ ПОВЕСТВОВАНИЯ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ » Цена власти


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно