Всем привет и хорошего настроения! У нас очень много новостей за последний месяц. Мы, наконец, привели в порядок систему прокачки, а также ввели небольшие поправки в магазин. Были внесены изменения в раздел ролей (вакансий) проекта. Энтерос готовится к смене дизайна, будем рады финансовой помощи. И у нас теперь открыт приём попаданцев, а это значит только одно – ещё больший простор для фантазии! Читайте раздел «объявления».
Всем привет и вдохновения для личных и квестовых эпизодов! За прошедший месяц мы провели масштабную работу по оптимизации матчасти, были внесены значительные изменения в правила начисления кристаллов, открыта для игры ранее недоступная планета и многое другое. Следите за свежими новостями нашего проекта в соответствующем разделе – «Объявления».
Все игроки проекта могут как организовать собственный квест, так и вступить в любой квест, открытый для вступления новых участников, также имеется возможность вызвать мастера игры или прийти GM по заявке.
          




Складывалась любопытная ситуация, события развивались параллельно, что сильно походило на театральную пьесу, виденную когда-то Габриэлем и поставленную талантливым режиссером. Ори вела несколько разговоров, события в халифате развивались на несколько веток, а Сет.. Сет, похоже, тоже был чьей-то марионеткой, не слишком сообразительной, если уж на чистоту, либо чуял...
Сегодняшний день не отличался ровным счетом ничем от прочих дней. Саарсэзарин все так же коротала свои дни за исследованиями и изучениями артефактов. Девушка проводила большую часть времени «общаясь» с магическими предметами, и было мало индивидуумов, способных понять её страсть. Все просто считают её чокнутой. Конечно, лучше быть увлеченным пирушками и дурачеством , чем постигать азы...
Винсент сидел в небольшом пабе на краю такого же небольшого городка и не спешно пил вино. Место это было тихое, посетителей не так много, и к удивлению все посетители выглядели прилично, а не как обычно, как бывает в таких заведениях. Местные работяги, разных мастей и рас, большинство еще было занято на работах и потому паб был полупустым...


      
      

Ходящий во снах, деос когда-то олицетворявший лишь светлое и доброе, сильно изменился со времен всех прошедших войн. Он творил добрые и плохие вещи оставшись на развилке путей. Потребовались столетия после окончания войны...

Ясный холодный вечер. Такой же ясный, какой был и вчера, и год, и десять лет тому назад. Погода была чудесная, особенно ночью, когда ветер совершенно стих, и на ясном небе светила белоснежная луна. В их городе существовала примета: ребёнок, рождённый...

Как правило, проблема отпуска у Джена решалась просто и не затейливо: госпожа Герц отправляла любимого сотрудника в какую-нибудь очередную задницу мира с веселеньким заданием и заявкой на очередного монстра...







Once Upon a Time: MagicideВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
Книга АваросаВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоHabent sua fata libelliCode Geass
АрканумDISАйлейСайрон: Осколки всевластияАвторский мир классического фэнтези
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieDark Tale



LYL Мийрон
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » БЫЛЫЕ ПОВЕСТВОВАНИЯ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ » Опасная зона


Опасная зона

Сообщений 1 страница 41 из 41

1

http://s3.uploads.ru/vk4WJ.png

http://s6.uploads.ru/lh9i6.png

http://s0.uploads.ru/V0P9G.png

https://img-fotki.yandex.ru/get/3311/47529448.d7/0_ccbde_a02ea8a6_orig.png
Дата: 18 число Рабиоса 3001 Время суток: ближе к вечеру


► Стартовая локация - Дизариас, здание Синдиката.
► Далее - точное местоположение неизвестно.
https://img-fotki.yandex.ru/get/6604/47529448.d7/0_ccbe6_2f625120_orig.png
Лорен Кёри-Штейлес, Канта Мория, НПС
https://img-fotki.yandex.ru/get/9797/47529448.d7/0_ccbe1_6955ad2_orig.png
Иногда цепочка событий берёт своё начало, откуда меньше всего ожидаешь. На этот раз спусковым крючком ко многим последовательным и запутанным событиям приводит столкновение Лорена с сильным противником, климбатом, на одной из баз небезызвестного Синдиката. У каждого были свои цели, но случившееся не могло не дойти до начальства. Несколько позже Штейлес оказывается вызван на разговор тет-а-тет с одним из лидеров организации - Тристандом Бэлмонтом. Кровожадный и не прощающий ошибок, он отдаёт приказ напарникам уничтожить двух других охотников, которые также нарушили законы Синдиката. В эту историю, что понятно, оказывается втянут и Канта - напарник Лорена, но выбирать антиквэруму не приходится, хотя охотники успели очень серьёзно поссориться в процессе разговора, а прощать Мория не привык. Теперь всем четверым придётся сойтись в жестоком поединке не на жизнь, а на смерть, ведь прав и невиновен перед организацией останется тот, кто выиграет этот бой, убив своих противников - таково условие начальства.
https://img-fotki.yandex.ru/get/2710/47529448.d7/0_ccbe7_a5ca5e90_orig.pngБоевая система: исключительно официальная.
Отыгрывание НПС я беру на себя fuck yeah
В моделировании ситуаций и их результатов будут использоваться броски кубиков.
Данный эпизод является последним в сюжетной арке и завершает её. Здесь будут подводится итоги и расставляться точки на i. Поехали!

Остальные эпизоды [в порядке хронологии]:
1. Девятый этаж над уровнем боли
2. Презумпция невиновности
3. Error 410 Gone
4. Зов чёрной бездны

+1

2

До начала эпизода информация ещё будет редактироваться
и дополняться

ОСНОВНЫЕ НПС
которые будут присутствовать в эпизоде

http://se.uploads.ru/jrd1W.jpg

Полное имя: Астгард Терра-Сантарс
Раса: трасдент | вилокрис
Возраст: 434 года, выглядит на 28-30
Уровень сил: V
Уровень Единения душ: 2-ой
Классы: берсеркер | фэдэлес
Должность: офицер «Чёрного Трибунала», напарник Харронэя
Основные черты характера: стратег и тактик. Любит застигать врасплох, не гнушается запрещенными и подлыми приёмами, успешно аргументируя это «отсутствием у Синдиката единого свода правил ведения боя», где по сути разрешен любой беспредел. Этим самым разрешением успешно пользовался, до тех пор пока оно не завело его в тупик и последующей ошибке. Трансдент заврался, за что поплатился словестным поединком с Тристандом тет-а-тет, и тот без колебаний отправил одного из своих многочисленных любовников на поединок. Проигрывать не собирается, ни сейчас, ни в личной жизни. Решителен и кровожаден.

Стандарт способностей и экипировка

Способности

Оружие

Баллы

20

+3 | +2 | +1 | +1

40 осн | 16 всп

Вооружение

http://sh.uploads.ru/TBfAC.png
Боевой лук Айнер-Кесайера | Уровень оружия +3
[Обладает четырьмя типами стрел. Все их способности имеют стандартные ограничения]
1. Блокирует энергетическую паутину и разрушает её [на 2-3 поста, в зависимости от удачи атаки]
2. Лишает возможности двигаться, при проваленном противником броске кубика лишает сознания [max. на 2 поста]
3. Ментальная атака на разум, защищаться от которой нужно ментально. Подчиняет цель хозяину оружия на макс. 2 поста.
4. Наносит серьёзные повреждения, как в физическом, так и в энергетическом плане. Самая опасная способность, действует два поста.

Способности остальных артефактов +2 | +1 | +1 расписываться не будут в целях экономии места и количества информации

http://s4.uploads.ru/ogzCa.jpg

Полное имя: Ксанат Харронэй
Раса: архонт | экстермино
Возраст: 295 лет, выглядит на 25-27
Уровень сил: V
Уровень Единения душ: 2-ой
Классы: берсеркер
Должность: офицер «Чёрного Трибунала», напарник Терры-Сантарса
Основные черты характера: злой, яростный, бешеный. Склонен судить и действовать сгоряча, что вполне способно погубить его, если б архонту чертовски не везло. Удача - это его второе имя. Но даже если он всё-таки провалил свой план, то способен в считанные секунды перейти к плану второму, третьему и десятому, которые он генерирует и претворяет в жизнь с поразительной скоростью. Очень опасен, как бешеный пёс, который сбивает с ног своей злостью и сразу же вцепляется в глотку. Шансы не упускает, бьёт сразу на поражение. Противников не щадит.

Стандарт способностей и экипировка

Способности

Оружие

Баллы

20

+3 | +2 | +1 | +1

39 осн | 17 всп

Вооружение

http://sh.uploads.ru/yKMWZ.png
Меч Кагамине | Уровень оружия +3
[Все способности имеют стандартные ограничения]
1. Поцелуй смерти - активирует абсолютно чёрную пентаграмму, что проецируется под ногами противника. Вытягивает жизненную энергию, магию, силу. Слабого противника способна убить, равного по силе при значительном по времени воздействии лишает сознания [2 поста].
2. Испытание удачи - мощная способность. Действует с вероятностью [Мастером кидается кубик на 33% успеха]. Воздействует на разум противника (при выпадении 1-2 на кубике на двух противников), атакует ментальными кошмарами, настолько реальными, что атакованные частенько заканчивают жизнь самоубийством, что кажется им единственным верным выходом [действует три поста при условии равенства уровней].
3. Ледяной шторм - мощная атакующая способность. Концентрирует на клинке меча энергию архонта и высвобождает её в виде ледяных лезвий (от 2 до 10), сила и разрушающая способность которых зависит от количества потраченной на призыв энергии.
4. Оковы - пентаграмма, формируется под ногами противника, из центра которой появляются сверхпрочные цепи. Они сковывают цель, лишая её не только возможности пошевелиться, но и использовать магию. Без посторонней помощи справиться с этой атакой очень сложно, но нет ничего невозможного. Помимо прочего пентаграмма атаковавывает и энергетическую паутину цели, разрушая её. Действует три поста.

Способности остальных артефактов +2 | +1 | +1 расписываться не будут в целях экономии места и информации



Персонажи будут отыгрываться мастером в моём лице. В данном эпизоде любой из четырёх персонажей может умереть.
Удачи!

Отредактировано Канта Мория (27.11.16 18:32:44)

+1

3

После совместной тренировки и после того, как проводил Канту до его комнаты, Лорен отправился к себе. У него было не слишком много времени для того, чтобы отдохнуть, прийти в себя и собраться с мыслями. Он почти ничего не знал о предстоящем бое и о будущих противниках. Единственное, что сейчас было для него более менее понятно, — это то, что ему придется взять с собой оба своих мощных оружия: неизменные кинжалы Фредомонд и полученное после победы над климбатом полиморфное оружие Эгревандель. Всё остальное имело некие слишком размытые границы, которые сейчас никак не хотели приобретать более ясные черты. Конечно, в первую очередь Лорену надо выспаться, ибо он находился в состоянии бодрствования уже более суток, причем график его существования был слишком напряженным, и как итог: он очень устал. Отсюда могли возникнуть проблемы, а этого информатору не хотелось. От него не будет проку, если он не сможет адекватно и быстро реагировать на происходящее, а это напрямую зависело от того, насколько Штейлес отдохнувший, и ещё от наличия под рукой сигарет или хотя бы в пределах досягаемости.
Закрыв за собой дверь комнаты, Лорен бросил ключи на тумбочку и направился прямиком к кровати, на ходу стягивая с себя майку. Он хотел плевать на всё, да и забить на всё дерьмо, что творилось в его жизни, но он не мог подставить своего напарника. Упав на кровать, он некоторое время лежит, не двигаясь и не меняя положения, уставившись в потолок, на котором наличие трещин было слишком заметно. "Всё слишком плохо, чтобы у нас были хоть какие-то шансы," — лениво думает, после чего закрывает глаз. Следом — тяжелый вздох, словно Лорену поручили решение слишком сложной проблемы, настолько сложной, что она кажется нерешаемой. Ну а что? Такие ведь тоже есть. Спустя десять минут, Штейлес поднялся с кровати. Проведя рукой по лицу, он отметил про себя, что, похоже, заснул, хотя ему так не казалось, пока он лежал. Сейчас же голова была слишком тяжелая, словно в неё залили свинец. Прикурив, он поднялся и достал из шкафа с оружием свои кинжалы, после чего привел их в порядок. Потом занялся другим оружием, которое ему предстояло взять завтра с собой. В то время, пока он этим занимался, то делал всё почти что механически, словно на автомате, а его мысли были слишком далеко. Он вспоминал всё, что было связано с Синдикатом и Кантой. То, как попал сюда, как его до сих пор ненавидели за то, что он смог занять место рядом с антиком, вспоминал их первую встречу. Она как раз произошла в кабинете Гитала. Тогда оба офицера были готовы вцепиться друг другу в глотку, но именно тогда они очень остро почувствовали, что стоят друг друга. От своего занятия Лорен отвлекался изредка и то только для того, чтобы достать сигарету изо рта и стряхнуть пепел в стоящую рядом на столе пепельницу. Снова лечь в кровать он смог только за несколько часов до того, как ему надо было вставать. За это время он успел привести в порядок не только оружие, но и свою форму офицера, которая была полностью черного цвета и без каких-либо опознавательных знаков. Синдикат любил интригу. Или сохранял её лишь до тех пор, пока его подчиненные не становились рангом повыше. А Лорен был лишь офицером. И, если его завтра убьют, он так и останется им, но сейчас его это меньше всего заботило. Раньше он задавался вопросом, о чем думает тот, кто завтра, скорее всего, умрет? Что он чувствует, видя, как минутная и часовая стрелки неумолимо приближаются ко времени, которое станет сигналом к действию, в результате которого он не останется среди живых? И сейчас информатор был на этом месте, однако, как ни странно, он не терзался никакими противоречивыми мыслями и чувствами. Он не боялся, а в голове была предельная ясность, так что казалось, что желание отдохнуть отступило на второй план.
Он так и не смог заснуть, хотя лежал в кровати. Прокручивая в голове раз за разом всё то, что случилось с ним, он не жалел ни о чем. За те последние несколько часов он выкурил слишком много сигарет, но, скорее всего, именно они и не дали ему заснуть. Оставшиеся полчаса перед тем, как начать собираться, он сидел на подоконнике рядом с открытым окном. Он не чувствовал ни намека на усталость, а в его душе и в сознании появилась какая-то холодная и непоколебимая уверенность. Собравшись и убрав документы, касающиеся противозаконной деятельности Синдиката, он вышел из своей комнаты. Во всей этой ситуации больше всего было жаль Канту. Себя же он не жалел да и не собирался. Обидно только, что он так и не смог вывести эту организацию на чистую воду и не нашел надёжного союзника в лице своего напарника.
Добравшись до кабинета, откуда их обоих должны были увести под конвоем туда, где они будут драться, Лорен остановился рядом с дверью. Опустившись на корточки, он облокотился спиной о стену и закурил. Надо было дождаться напарника, а в душе что-то кольнуло, когда он подумал о том, что скоро снова посмотрит в синие, бездонные глаза. Хотел бы он, чтобы Канта его простил, но зарекся больше рта не открывать и не просить прощения. Всё равно бесполезно.

+2

4

Они расстались у дверей комнат антиквэрума, на что Канта, прежде чем, скрыться за тяжелой дверью, бросил короткий, но выразительный взгляд на напарника. Менять что-либо сейчас было уже поздно, от них мало что зависело. Мория даже не задавал лишних вопросов, зная, что это тоже бесполезно. Ничего не поменяется, а подробности той фатальной встречи с монстром ему не нужны. Детали же предстоящего поединка пока не раскрывались. Единственный известный и подтвержденный факт - драться придётся с такими же, как они, двумя офицерами, что тоже чем-то не угодили начальству.
Несколько демонстративно отвернувшись от Лорена, Мория скрылся за дверью, прижимая её за собой, и остался так стоять, не убирая ладони с дверной ручки. В голове был полнейший вакуум, и ни одна мысль не приходила на ум. Вероятно, он слишком устал, и физически, и морально, чтобы адекватно хоть что-то соображать. Во всяком случае Канта остановился именно на этом. Таки отойдя от дверей, антиквэрум направился в ванную, на ходу снимая с себя верхнюю одежду и отправляя её на пол. Всё равно она была вся в пыли и крови, и для дальнейшего ношения ну никак не годилась. Распустив хвост и расправив длинные пряди привычным движением руки, Мория едва заметно поморщился. Теперь от усталости болела голова, хотя спать антиквэрум категорически не хотел. Закрыв за собой дверь ванной, Канта бросил короткий взгляд в зеркало, откуда на него смотрел красивый синеволосый антиквэрум с глухой яростью в прищуренных глазах. Мория слишком устал, чтобы продолжать злиться, но ярость осталась, незаметно отравляя своим ядом изнутри. Впрочем, к ней Канта привык, но сейчас ярость была другая. Больше всего выводило из строя не ближайшее бесперспективное будущее, а ссора с Лореном. Мория никогда не мог подумать, что до какого-то полукровки ему будет дело, и уж тем более до его отношения в сторону Канты, но вся случившаяся ситуация обезоруживала своей однозначностью и невероятно злила. Сдержавшись, чтобы не разбить зеркало вдребезги, Канта стянул с себя брюки и зашёл в душ, рывком задернув тяжелую водонепроницаемую ткань. Ледяная вода отрезвляла, заставляя думать поступательно и взвешенно, но взрывной характер Мории мало что могло остудить. Холодный струи, что быстро стекали по уставшему телу, дарили обманчивое ощущение, словно эта самая усталость могла так быстро отступить. Здесь, в этих четырех замкнутых стенах, у него была возможность побыть наедине с самим собой. И он думал, позволяя разуму погружаться в самую пучину темноты и мрака, что никогда не покидал его существо. Предавать Лорена он не собирался, но и оставлять всё так, как есть - тоже. Если они оба выживут, то Мория обязательно устроит полукровке пару допросов с пристрастием, ибо ситуация так и не прояснилась до конца.
Покинул ванную комнату он только через полчаса, когда здравый рассудок разумно подсказал потратить время на отдых, а не изнурительные размышления. Экипировка и одежда к предстоящему у него были уже готовы, так что тратить время на сборы он не стал. Оказавшись на кровати, Канта накрылся с головой одеялом, пытаясь согреться после ледяной воды, что забрала слишком много тепла. Много сил забрали и последние события, но теперь оставался последний удар. Либо они, либо их. Выживет кто-то один. "Двое противников никогда не выживают, если дерутся насмерть. Остается кто-то один". Или вообще никого, что тоже вполне себе вариант.
Проснулся Канта от липкого страха, что опоздал, хотя понятное дело, никто в таком случае в покое его не оставил бы. Откинув одеяло, поднялся с кровати, бросая взгляд на настенные часы. Времени, чтоб собраться было не так уж и много, да оно и не нужно. Натянув одежду, застегнув пуговицы, молнии и затянув ремни, Мория одернул длинный плащ, что красовался поверх всей амуниции, и бросил оценивающий взгляд в высокое зеркало, что недвусмысленно стояло в спальне. Вид, по его собственному мнению, оставлял желать лучшего, но затягивать далее со сборами антиквэрум не собирался. Захватив с собой катану, он покинул комнаты.
Уже на подходе к назначенному месту Канта увидел своего напарника, которого спутать было просто невозможно. Тот снова курил, и Мория недовольно нахмурился, вдыхая горький сигаретный дым, который в последнее время преследовал его слишком часто.
- Давай, поднимайся, чего расселся? - Для пожелания доброго утра не слишком дружелюбно, но по-другому Мория не умел, к тому же он был зол на Лорена ещё с их последней ссоры, и это никак не оставляло его. Привалившись спиной к стене рядом с Штейлесом, антиквэрум скрестил руки на груди и поставил ногу на стену, чувствуя под подошвой гладкую поверхность. Небрежность движений выдавала в нём крайнюю степень напряженности, но настроен был решительно. Погибать, по крайней мере в этот раз, он не собирался.

+2

5

Подготовка в предстоящему кровопролитию началась ещё тогда, когда Тристанд Бэлмонт отдал однозначный приказ. Согласие остальных глав Совета не требовалось, что не удивительно - Тристанд обладал удивительной способностью переиначивать ситуации под себя и свои потребности. На этот раз его потребностью было всего ничего: утолить кровожадность и потешить самолюбие, когда на арене сойдутся в почти что равном поединке четверо охотников. Сам начальник, конечно же, будет присутствовать, но никто его не увидит за непроницаемым для взгляда непробиваемым стеклом.
Итак, за Лореном и Кантой был отправлен конвой, что должен был забрать их и провести в помещения, предназначенные для проведения мероприятия. Конвой состоял из семи воинов, закованных в доспехи - элитная охрана Синдиката, предназначенная для решения узкоспециализированных проблем. http://s1.uploads.ru/oN4yI.png На этот раз занесенные в список опасных личностей, угрожающих спокойствию организации, Лорен и Канта должны были передвигаться только в присутствии стражи. Шаги солдат было несложно услышать в почти абсолютной тишине коридора. Они приближались к местонахождению двоих охотников и очень скоро показались из-за поворота. Всего их было семь - один впереди, остальные парами сзади, в общем, классическое расположение охраны. Ни лиц, ни опознавательных знаков, только черные латы, отливающие серебром, и тяжелое вооружение в виде мечей и копий.
- Без лишний движений, лицом к стене, руки на стену, - механически скомандовал начальник, как только стража окружила обоих охотников, отрезая пути к возможному сопротивлению. В принципе, если б Канта и Лорен хотели сбежать, они бы постарались сделать это раньше. Теперь же менять что-либо было поздно. И все это понимали.
Руки им, как особо опасным преступникам, заломили за спину, застёгивая на запястьях блокираторы магии, которые снять самостоятельно просто нереально. Впрочем, самый строгий способ давления на подчиненных, ибо что-либо предпринять в таком случае они не могут.
- Следуйте за мной и без глупостей, - снова начальник стражи. Отдав жестом приказ, он вышел вперед. За ним - двое солдат, затем шли охотники, а уже потом остальные четверо, замыкая эту мрачную процессию.http://s0.uploads.ru/Pp9Kc.png
Мрачные помещения здания сменились лестницами, многочисленными переходами и узкими коридорами, следующими вниз, казалось, в самое подземелье, раскинувшееся под огромным комплексом зданий Синдиката. Температура окружающего воздуха значительно снизилась, и при каждом вздохе ощутимо виднелся пар. За очередной дверью охотников встретил едва освещаемый коридор, ведущий снова вниз, со множеством ступеней с белой плиткой. Коридор уходил в темноту, откуда веяло влажностью и ощутимым запахом земли, бетона и плитки. Здесь было настолько тихо, что каждый шаг, и охраны, и охотников, отдавался далеким эхом. Где-то даже капала вода, правда очень далеко. В самом низу, по всему видимому, и находился пункт назначения. За весь путь стража ни проронила ни слова, и не давала разговаривать охотникам, хотя последние вполне успешно могли общаться через Единение душ. При желании, разумеется.

0

6

Многозначительный взгляд в сторону подходящего напарника, взгляд, частично спрятанный за завесой белого дыма, не то поднимающегося наверх, не то почти неподвижно висящего в воздухе. Информатор медленно подносит сигарету ко рту, лениво затягивается и чуть откидывает голову назад, чувствуя затылком холодную стену. Подобие приветствия напарника нисколько не удивляет, ведь оно более, чем привычно. Хорошо, что ещё придурком не назвал, или как похуже. Лорен лишь хмыкает в ответ и не меняет своего местоположения, все также оставаясь на корточках, позволяя Канте занять место рядом. Напарник занимает привычную позу, а Штейлес лениво думает о том, что тот стоял точно так же, когда саэтэрус пришел на тренировку. Привычка? Или ему реально так удобнее? Лорен стряхивает пепел прямо на пол, даже не задумываясь о том, что так не делают. Но кто не делает, тот пусть и не делает, а ему всё равно.
Со стороны могло показаться, что офицеры ожидают какое-либо важное лицо, которое даст им информацию об очередной миссии, слишком уж непринужденно они выглядели сейчас. Но в реальности все было хуже. Это было похоже на ожидание казни, с той лишь разницей, что у напарников был хоть минимальный шанс на выживание. А, если он имеет место быть, его надо использовать, в этом информатор не сомневался. За то недолгое время ожидания офицеры не проронили ни слова, но это вовсе не значило, что им не о чем говорить. Как раз, наоборот, им было, что обсудить, но лично Лорен решил отложить этот разговор на потом, когда они справятся со своими противниками и будут залечивать раны. Ему нисколько не беспокоила судьба тех двух, кто будет его противником, ибо здесь либо ты убиваешь, либо убивают тебя. Лорен выбрал первый вариант и не собирался становиться кормом для червей, стервятников и других тварей, а там уж, как сложится, вот всяком случае он не испытывал никаких угрызений совести, что совсем скоро ему придется лишать жизни точно такое же существо, как и он сам. Ну, может, с разницей лишь в расе.
Едва слышные шаги нескольких пар ног неприятно отдались от стен коридора, а после в сознании информатора. "Похоже, за нами идут," — и Лорен был чертовски прав, но не успел что-либо предпринять, так как конвой слишком быстро достиг своей цели. Да и что информатор мог сделать? Вот только он никак не предполагал, что с ними обойдутся так жестко. Значит, разгуливать оставшиеся сутки по зданию Синдиката и за его пределами можно, а теперь под строгим надзором в главный зал, где будет битва? Странно, но Лорену было не привыкать к сумасбродствам Тристанда. Они даже и его уже перестали удивлять. С ними только мириться и всё. Штейлес не смог бы купить себе спокойствие даже, если бы спал с этим блондином, ну а так нечего и возмущаться.
"Лицом к стене. Хм, неплохое такое начало," — информатор сделал так, как приказал командир отряда, пришедшего за ними. Дергаться бесполезно, да и не нужно, всё равно поединка не избежать, а, если сопротивляться, то можно сделать ещё хуже, поэтому лучше всего было делать так, как приказывают. Информатор не покорно ждал, когда на запястьях рук, грубо заведенных за спину, застегнуться блокираторы магии. Ситуация стремительно становилась всё дерьмовее, и Штейлес не удивился бы, если бы Тристанд уже успел придумать, как ещё развлечься с помощью провинившихся офицеров. Синдикат пляшет под его дудку, когда Гитал ничего не может сделать, — это слишком очевидно.
Коридоры, куда повели напарников, и так были мрачными, а сейчас вообще придавливали ещё больше. От них веяло какой-то безнадежностью, и Лорен начинал сомневаться в успехе. Понятно, что без серьезных травм не обойтись, то что, если его убьют? Или Канту? Ведь это вполне возможно.. И от этой мысли становилось совсем не по себе. Несмотря на наличие здесь по крайней мере ещё восьми личностей, Штейлес вдруг почувствовал себя настолько одиноким, что где-то в душе стало невыносимо холодно, и единственным выходом было — поговорить с Кантой, но саэтэрус боялся испортить настрой своего напарника. Вдруг его лучше не трогать перед этим боем, хотя, если это их последний бой, то во время него они уже не смогут нормально поговорить. Но каяться во всех грехах Лорен не собирался, иначе потом будет хуже, если они останутся живы.
"Ты как?" — самый обычный вопрос, заданный через Единение душ, и Лорен был готов услышать в ответ что-то вроде "нормально" и не более. Ведь это настолько в стиле его напарника. А ведь жаль, могли бы и сдружиться.

+2

7

Напарник ничего не ответил, Мория же только хмыкнул. Это становилось закономерно, и Канта уже начал привыкать. Это как необходимость их не лучших взаимоотношений: антиквэрум грубит, полукровка либо взвешенно отвечает, либо вообще топит всё это в тоннах своего пофигизма. Продолжать так невежливо начатый разговор, если брошенную фразу можно было именно так назвать, Канта намерен не был, поэтому последовал примеру Лорена и замолчал на долгие несколько минут. Ровно до того момента, как подошедшие стражники повели себя слишком нагло, приказывая развернуться к стене и продемонстрировать руки без оружия, что следовало прижать ладонями к гладкой поверхности.
- Да пошли вы! - Огрызнулся, когда за весьма дерзкую попытку не дать запястья под наручники его с силой развернули и приложили щекой к холодной стене. "Ещё б коленом прижали, мрази!" - зло и возмущенно пролетело в мозгу, когда пути к инстинктивному сопротивлению оказались отрезаны. - Тч! - Зло зашипел, словно до сих пор не хотел смириться с необходимостью, но чужие грубые руки, закованные в латы, уже скрутили хрупкого антика, лишая всякой возможности показать свой характер. А потом пришлось встать рядом с Лореном и идти вперед, прожигая взглядом широкую спину начальника отряда, что вышагивал впереди. Мрачные декорации помещений организации не вносили в не менее мрачный настрой антиквэрума ничего нового. Дерьмовость ситуация становилась всё очевиднее и очевиднее. Да, даже когда коридоры сменились бесконечной лестницей, ведущей вниз, в тот самый ад, что ждал их, распахнув смертоносные объятия. Всё это время они шли молча, не решаясь проронить ни слова, ибо в противном случае точно оказались бы грубо заткнуты стражей. Да Мория и не хотел разговаривать. О чём им сейчас говорить, что обсуждать? О том, что слышать любопытным ушам не следует? Или о том, какая погода сейчас на улице? Канта почему-то предполагал, что такая же скверная, как и происходящее, и ближайшее будущее и как вообще его душевное состояние. Их вели на казнь. На добровольную казнь по вине Лорена. "Вот же ж рыжий придурок", - так и вертелось в голове, хотя Мория прекрасно понимал: если Штейлес поступил так, как поступил, значит, у него просто не было другого выбора. Весь Синдикат в курсе, как обожает Тристанд изгаляться над своими подчиненными, и вот теперь на потеху этой белобрысой твари на арену выйдут четверо неудачников. И погибнут слабаки. Канта не причислял себя к таковым, но будущего знать не мог. Вполне вероятно, что даже при выигрыше, их всё равно убьют, уже дабы замести следы. Хотя и подавать жалобы на Триса - это самая безбашенная затея. Впрочем, если захочется, чтоб отымели повторно, можно попытаться, и никакой Гитал с его абсолютной властью не поможет. Сейчас же Тристанд всё равно имел их обоих, явно рассчитывая на свою потеху окончательно изнасиловать на арене. Конечно же, в переносном смысле, но легче от этого не становилось.
Неожиданно в голове звучит вопрос, предусмотрительно заданный напарником через Единение. "Никак", - машинально отвечает Канта, рассматривая пол под ногами, что иногда сменялся ступенями, ведущими вниз, в их, скорее всего, могилу. На душе было настолько дерьмово, что хотелось убивать. Вопрос Лорена, тем не менее стал чем-то сродни молча протянутой по направлению к Мории руке с предложением взяться за неё и проследовать именно так до самых дверей, ведущих в откровенный ад. Канта охотно ответил на этот предполагаемый жест, хотя в мысленном ответе звучала некая обречённость, злое безразличие и, наверное, глухая решительность. Выбора у них всё равно нет, так, может, стоит выкупить шанс на жизнь собственной кровью? И в первую очередь важны слаженность и доверие. Нет, Мория не даст беловолосому подонку наблюдать за кровавым спектаклем, щедро приправленным ненавистью между рассорившимися напарниками. Для него они - в идеальных взаимоотношениях.

Отредактировано Канта Мория (22.11.16 18:41:50)

+2

8

http://s5.uploads.ru/wzv8h.pnghttp://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Дерзость напарников, у одного - скрытая, но хорошо ощутимая, у второго - очевидная и ненасытная, всё это категорически не понравилось начальнику стражи. Он был уже порядком раздражен, когда Тристанд небрежно бросил очередной приказ, заставляя уважаемого воина возиться с провинившимися. Стоит сказать, что между силовыми объединениями Синдиката постоянно шла скрытая война за место под светилами, и каждый пытался выслужиться перед неприветливым начальством. Кроме некоторых личностей, что предпочитали независимость благосклонности со стороны глав. Бесконечный коридор тем временем наконец-то закончился, и все присутствующие оказались в небольшой комнате, стены которой были покрыты мокрой от постоянно стекающей воды плиткой. Видимо, падающие капли воды слышались отсюда, ибо с потолка и правда время от времени срывались холодные капли, падающие в обширные лужи, занимающие по площади почти всё помещение. В общем, под ногами оказалась холодная вода, хотя от силы её было пару сантиметров. Впереди в конце комнаты виднелись двери, заблокированные тяжелыми засовами и, видимо, магией, потому что подошедший к ним начальник стражи открыл их только после того, как коснулся ладонью специального встроенного в стену устройства, что считывало энергетику. Двери дрогнули и с железным грохотом стали расползаться в стороны, являя взору мрачную комнату, а если быть точнее - арену. Она была пуста. Стража буквально втолкнула напарников туда, и с ними осталось по одному стражнику, остальные скрылись за снова закрывшимися дверьми, что с грохотом сомкнулись.
- Итак, - прозвучало откуда-то сверху, и голос был знакомый, одному из охотников так точно и принадлежал он Тристанду. Правда хищность и кровожадность приторно осторожных интонаций несколько сглаживалась передатчиками. Глава, очевидно, видел своих жертв, а вот они его нет, ровно как и другие двое напарников, но по другую сторону гигантской арены, сплошь заполненную всевозможными препятствиями. - Думаю, стоит начать с приветствия?
Вряд ли бы и Лорен, и Канта добровольно опустились на колени перед начальником, но вот стража прекрасно знала, чего в таких случаях требует Трис. Поэтому на колени их поставили насильно классическим ударом сзади чуть ниже колена. Придётся послушаться, хотя выглядело это всё, как откровенное унижение.
- Добро пожаловать. С правилами, надеюсь, вы знакомы. Хотите выжить - деритесь, нет - сдавайтесь, но уйти безболезненно не получится, - Тристанд явно усмехался, смакуя каждое слово власти и упиваясь этим. - Я хочу чтобы вы усвоили одну простую истину - здесь нельзя ошибаться, и уж тем более пытаться эту ошибку скрыть.
Последнее прозвучало с некоторым нажимом, словно Трис хотел на что-то этим намекнуть. Или уже намекнул? В любом случае чудовище издевалось, и выхода у напарников не было, разве что только проложить его чужими трупами, что от них, впрочем, и требовалось.
- Тому, кто выйдет отсюда живым, я обещаю неприкосновенность интересов, но ровно до следующей ошибки. Надеюсь, повторяться не придётся, - тихое шипение отключаемой связи, и в помещении наступила тишина. Ни тебе пожелания удачи, ни хоть какого-то, пусть и лживого участия. Впрочем, вряд ли и Лорену, и Канте это столь необходимо. Впереди их ждёт неизвестность, а сзади продолжают давить два стражника, чьи лапы всё ещё смыкаются поверх плеча. А потом они отпускают, отступая и давая возможность подняться. Лязг приоткрывшихся, а потом снова захлопнувшихся дверей даёт понять, что ад начался. Только вот где противники, пока непонятно. Очевидно одно: надо успеть раньше них занять атакующие позиции, что возможно сделать только следуя вперед, где за мрачными фигурами в конце арены открывались другие локации, очевидно, составляющие собой единый смертоносный лабиринт, в недрах которого предстояло столкнуться со своими заклятыми противниками.

+2

9

Пока его и напарника вели по коридору, Лорен не особо смотрел по сторонам, вместо этого сосредоточившись на плитках, что мелькали под ногами. Его и Канту сопровождали несколько стражников, которые были настроены весьма решительно и несколько агрессивно, особенно тот, который был главным. Он, по всей видимости, был уже чем-то разозлен и решил выместить эту свою злость на офицерах, что сейчас оказались в его власти. Думать о том, как ещё Тристанд мог наказать напарников, если бы другие два офицера не допустили ошибку, Лорен понимал, что им ещё повезло. Конечно, Трис имел возможность сполна отыграться сразу на нескольких, утолив тем самым свою жажду крови, но вот этот монстр мог быть намного изощреннее. А, слава богам, его голову посетила именно такая идея, а не похуже, потому что при таком раскладе Лорен и Канта могли хотя бы что-то предпринять и их собственная судьба была все-таки в их руках. Воля случая и везение тоже имели место быть, но все-таки больший вес будет иметь сила и слаженность действий. Лорен не хотел продумывать план действий заранее, потому что даже не знал, где они будут драться и что их там ждет, а грузить мозги чем попало тоже не было хорошей идеей. Накручивать себя он тоже не любил. Главное — прислушиваться к своему внутреннему голосу, к напарнику, считаться с его мнением, действовать быстро и решительно. А самое важное — никого не жалеть и не щадить, ибо доля секунды, потраченная на раздумья, может стоить, если не жизни, то очень многого.
Когда перед коридор наконец-то кончился, Лорен оказался перед дверью, которая вела в зал, где им предстояло драться не на жизнь, а на смерть. Дверь вела из небольшой комнаты, с потолка которой капала вода. Именно наличие воды и вывело Штейлеса из раздумий: он словно очнулся, когда ботинки погрузились в неглубокие и прозрачные лужи, но сапоги офицера не промокли, потому что были не только водонепроницаемыми, но и были на подошве, высота которой позволяла оставаться обуви сухой при таком количестве воды. Ожидая, пока командир откроет дверь, Лорен бросил недолгий взгляд на своего напарника, но ничего не сказал, даже через Единение душ. Сейчас это было бессмысленно, потому что намного большее значил настрой, а он был таким, какой нужен, это информатор понял по сухому и короткому ответу Канты на его вопрос, заданный, пока напарников ещё вели сюда по коридору. Спустя несколько минут дверь открылась, и напарников столкнули в зал, который, по-видимому, и является ареной, где всем четырем офицерам предстояло драться. Лорен даже не успел окинуть взглядом зал, как услышал голос Тристанда, правда, несколько искаженный микрофоном. Эта тварь была здесь, но не собиралась показываться в открытую. Вдоль позвоночника сначала прополз холод от воспоминания о той встрече, и Лорен поблагодарил богов, что не оказался с этим чудовищем снова один на один. Ему казалось, что, если это повториться, то он не только не справится с собой, но и не сможет ничего сделать. Этот тип ломал всех через колено, подстраивал под себя и сейчас было стыдно признать, что Лорен чуть не поддался. Тогда его почти свела с ума энергетика этого трансдента, но сейчас, когда он его не видел, а только слышал, он был готов разорвать его на части от ярости, полоснувшей, словно ножом, по сознания. А начальник сам провоцировал, словно это диалог велся только с самим Лореном. По сути Штейлес и был причиной всего, что происходило сейчас. Тупо из-за своей ошибки. Почему-то ему показалось, что переспать с начальником тогда было лучшей идеей, чем сейчас стоять тут, ожидая, не известно чего, и готовясь к самому худшему. Но что Тристанд сказал на это тогда, в кабинете, когда прижимал Лорена к своему рабочему столу? Он сказал, что он и так его получит, верно, и то, что Лорен не будет расплачиваться за ошибку своим телом? А, жаль, это было бы проще, да и скрыть от напарника истину тогда было бы возможно. Сейчас же — точно нет. С одной стороны, было лучше, что всё вскрылось сейчас, когда Штейлес ещё не успел сделать что-либо похуже, но, с другой стороны, он потерял доверие напарника. Что делать, он не знал. И как исправлять ситуацию — тем более. Но, если они выберутся отсюда живыми, однозначно надо будет что-то решать, и информатор не боялся этого.
— Что б тебя, — прошипел Лорен, когда грубым ударом оказался поставлен на колени. Очень унизительно, но Штейлесу было вообще плевать на свое положение относительно того, с кем он разговаривал. На коленях, так на коленях, ему от этого не жарко, ни холодно, пусть Тристанд потешит своё самолюбие. Суть не меняется.  "Ты мне  сказал в кабинете, что тех двоих надо убить, сейчас ты в этом сомневаешься. Ну что ж, я напомню тебе о том, что ты тогда говорил," — звучало жестоко, но иначе саэтэрус не мог. Те слова, сказанные Тристандом, так и звучали в голове и были почти что механизмом, спускающим с цепи дикого зверя, они давали право на убийство. Чем будет больше крови, тем лучше, но Лорен будет драться не только для того, чтобы выжить, но и для самого Тристанда. Он хочет крови и зрелищ, он это получит, но Лорен собственноручно претворит в жизнь его слова.
"Обещает он. Знаю я, как ты обещаешь," — и он точно знал, что больше не попадется этому монстру. Когда сзади захлопнулась дверь, Лорен сразу же поднялся с колен.
— F*ck you, Трис. Если я выберусь отсюда, ты об этом пожалеешь, — произнес почти не слышно, тем самым не выдавая своего местоположения. Но Лорен не знал, что сделает с этим начальником, но то, что-либо предпринять точно собирался. А пока свою ярость и злость он мог выплеснуть только на своих противников. Что ж, кровожадному трансденту долго ждать не придется. Информатор вооружился одним Ингрэмом, и тихо и незаметно последовал к препятствиям, за которыми мог спрятаться. Стопроцентно, что другие два офицера тоже не полезут на рожон, но вот долго играть в прятки Лорен был не намерен. Он быстро просчитал вероятность того, куда могли пойти противники, потому что первоначальное их местоположение он приблизительно знал.
— Будь с правой стороны от меня, — Обращенное к напарнику через Единение душ. Хоть Лорен и привык действовать один, его правая сторона была слишком уязвима из-за отсутствующего глаза, а это напрямую означало проигрыш, если кто-то зайдет оттуда. И, если быть честным, настолько в прямой схватке Лорен не сходился ещё ни с кем, зная за собой эту слабость и стараясь действовать как-то иначе. Обычно его сильными противниками были твари, либо тот, кто в чем-то был неравен ему, хоть но по силе такой же. А эти тоже были офицерами и у них были почти такие же преимущества, как и у Лорена с Кантой. И, наверное, связь посильнее.

Отредактировано Лорен Штейлес (26.11.16 17:02:03)

+2

10

Дерьмовость ситуации становилась всё дерьмовее, с каждым шагом, с каждым действием, с каждым словом, что всё больше и больше прибивали своей неотвратимостью и грядущей мерзостью. Канта честно старался настроиться на поединок и вести себя как можно сдержаннее, лишний раз не провоцируя на новые проблемы, но из относительного состояния равновесия антиквэрума вывел грубый удар тяжелого сапога под колено, подкашивающий ноги и заставляющий, глотая ругательства, упасть на колени. "Вот же ублюдок!", - злится синеволосый, сверкая глазами и пряча взгляд за небрежно упавшей на глаза чёлкой. Бешенство так и захлёстывало, но здравый рассудок не туманило, как раз наоборот, позволяло действовать решительно и максимально эффективно. Он не станет срываться сейчас, стражникам его злость - это только лишние проблемы, а вот касательно поединка - там злость нужна. Он убьёт их, он перережет им глотки, заставит хлебать собственную грязную кровь и молить о пощаде. Он покажет, кто здесь слабак, а кто силен, он покажет, кого надо рвать в клочья и кого надо было бояться. Они с напарником справятся, а те двое им не ровня. И как Тристанд ещё не понял? Или этот шут видит только себя и то в зеркале. Похоже именно на это, и дальнейшая речь блондина - прекрасное тому доказательство.
Канта не сдерживал себя, чтобы презрительно не скривиться, как раз наоборот, выражение его лица являет высшую степень осознания самодурства невидимого оратора и высокомерное отношение к нему, хотя начальник именно Бэлмонд, а Мория - всего лишь один из множества подчиненных. Вполне возможно Трису такое откровенное пренебрежение не понравится, вполне возможно, что он позже, если Канта выживет, постарается отыграться на напарниках снова. Сейчас же за свои ошибки отвечал Лорен, Мория же просто собирался помочь ему не сдохнуть. Или сдохнуть? Он сам ещё не определился, но злость в нём кипела просто невероятная, которой хватило бы для победы легиона над легионом. Он хотел убивать.
- Поддерживаю, полукровка, - сухо бросает в сторону Лорена, но слова сдержаны несмотря на переполняющую антиквэрума ярость, что пляшет по натянутым нервам. Сейчас Канта вполне себе солидарен с Штейлесом, наверное, потому что проблемы объединяют даже врагов. Сейчас у них был единый враг, и не только в лице противников. В лице самого Синдиката, который предпочел плюнуть в лицо, нежели цивилизованно разобраться в произошедшем. Они с Штейлесом стали всего лишь дикими зверушками на арене на потеху глумящемуся начальству, которое наверняка даже не знало, что такое цивилизованные способы решений. Несомненно, появление Лорена в мрачной жизни Канты открыло глаза на некоторые вещи, хотя умом Мория ещё не смирился. Он старался сохранять дистанцию между рыжим и собой, но это получалось всё хуже и хуже. Даже сейчас. Видимо, судьба знала о чём-то больше них.
С колен он поднимается вслед за напарником, проклиная всё на свете, ибо гордость оказалась ощутимо уязвлена, но он не позволит этому белобрысому подонку влезть ему в голову. Только этих лап, играющих на нервах, в его жизни не хватало. Он с Лореном не марионетки и управлять ими никто не будет. И это надо доказать, прямо сейчас, разнося противников в пух и прах. Хотя... кого Канта обманывает? Они и так марионетки, уже пляшущие под чужую дудку. Это злит и бесит, заставляет воспринимать происходящее особо ярко и моментально анализировать, снова и снова приходя к однозначным результатам. Несомненно, плюсы от такого состояния были, Мория вполне себе успел настроиться на предстоящее.
"Хорошо", - бросает в ответ через связь, зная, что лишние разговоры вслух запросто могут выдать их местонахождение. С тихим и долгим звуком скользящей стали антиквэрум обнажает чёрный клинок катаны, чей конец привычно соскакивает с края ножен, отдаваясь в тишине тихим звоном. Теперь атаки противников можно ждать в любую секунду, хотя если пораскинуть мозгами, становится ясно - ублюдки ещё далеко. Наверное. Антиквэрум следует параллельно с Лореном прямо в жерло смертоносных событий, хотя ничего опасного сейчас не происходит. Но это может в любой момент измениться, и смотреть по сторонам не приходится.
"Нам надо идти порознь, потому что единую цель проще уничтожить и проще засечь. Не дай им найти себя, первый удар должен быть за нами. Застигнутый врасплох уже труп, можно и не отбиваться", - чрезвычайно спокойно и взвешено озвучивает мысли через связь, а сам старается не лезть на рожон, бесшумно и тихо продвигаясь вперед и не забывая прятаться параллельно с Лореном. Ублюдков нигде нет, но они тоже не полезут прямо на засаду. Сейчас кто кого, и им с напарником нельзя попасться.

Отредактировано Канта Мория (26.11.16 12:09:22)

+1

11

Итак, Лорен и Канта решили следовать вперед, что, в общем-то, было верным решением. Существует такое понятие: "Пока ты стремишься и двигаешься вперёд, ты живёшь". Сейчас ситуация как нельзя лучше отражала смысл этой фразы. Оставаться на одном месте сейчас это было смерти подобно, поэтому охотники рассудили вполне правильно, отбросив смело сомнения и двинувшись навстречу возможной смерти. А вероятность умереть на этой странной арене, представляющей собой огромное множество следующих друг за другом локаций, была слишком высока.
Переходом между небольшой круглой ареной, где охотники оказались в первую очередь, служил небольшой мост, со стороны следующей локации заслоненный огромными валунами, так что напарники пока могли спокойно и беспрепятственно продвигаться вперед - спереди их всё равно никто не увидел, разве что услышал бы, но они ведут себя тихо и передвигаются бесшумно, так ведь? http://s8.uploads.ru/3GeiK.png[abbr="float:right"]http://sh.uploads.ru/gnmzD.png[/float]За валунами, впрочем, их никто не встретил, как раз наоборот - здесь было тихо и пусто, только вот взгляду открывалась следующая картина: небольшое распутье дороги, состоящей из крупных, подогнанных друг к другу валунов. Одна дорожка вела в темноту, если точнее, то к небольшой арке, где было в разы темнее, нежели в нынешнем помещении, где находились охотники. Вторая дорожка вела к свету, точнее к следующему помещению, где было значительно светлее и явно просторнее. Обоим охотникам надо принять вполне единое решение: куда следовать дальше? В темноту или неизвестность, или же к свету, хотя вероятность прямого столкновения именно на обширной площадке, куда по всему видимому ведет вторая дорожка, намного значительнее. А, может, им нужно что-то придумать или предпринять? Если говорить об общей ситуации, то ни звука шагов, ни разговоров, ни чужой энергетики - ничего этого нет. Противники либо уже постарались и заняли свои позиции, либо ещё находятся слишком далеко и просто-напросто не добрались до Лорена и Канты. В любом случае плана арены нет ни у тех, ни у других, и все четверо действуют, по сути полагаясь на интуицию и опыт. Что же они подскажут?
Если, проходя по небольшому каменному мостику, посмотреть вниз, в зияющие пустоты по обеим сторонам, то совсем нетрудно прийти к выводу: падать туда очень и очень нежелательно. Доставать оттуда никто не будет, и придётся справляться самостоятельно. Сами по себе ямы очень глубокие, дна не видно, стены прямые и скользкие. К тому же там, внизу, сильная гравитация, что должно натолкнуть на разумные мысли - упасть туда смерти подобно. В общем, если говорить коротко - местечко то ещё, в котором царит мрачная, гнетущая атмосфера, ощутимо пропахшая опасность и смертью.

+1

12

Было несколько странно слышать, что напарник согласен с Лореном, но сейчас Штейлес на этом факте не зацикливался. Это вообще прошло несколько мимо его сознания, ведь сейчас самой важной и главной задачей было — выжить, а любая ошибка могла стоить жизни. Если они что-то упустят или не заметят вовремя, им несдобровать. Здесь выиграет кто-то один, а Лорен не собирался сдаваться. Противостояние только началось, и всё впереди, так что стоит попытаться сыграть в эту игру, где ставка — жизнь. Что ж, Тристанд неплохо придумал, потешится на славу, вот только посмешищем информатор не особо хотел становиться.
— За развлечения платить надо, мразь, — зло шепчет сам себе, зная, что его услышит только напарник. В руке сжимает верный Ингрэм, который ещё ни разу не подводил. Сейчас пистолет переключён на ведение одиночного огня: так у Лорена есть шанс не истратить слишком быстро все пули. Он прекрасно знает, что, если выстрелит, то его местоположение будет известно, но пули могут убрать цель раньше, чем она подойдет достаточно близко. Оба напарника неслышно пробираются вперед, и Канта прав насчет того, что им надо разделиться, но сейчас это несколько проблематично. На его слова Лорен лишь кивает, мол, я тебя понял, а внутренне не знает, что будет делать. Вообще неплохим вариантом, а то и единственно возможным, было держать с левой стороны препятствие. Таким образом с этой стороны к информатору было невозможно подойти. Но сейчас он не использовал эту тактику, так как вместе с Кантой следовал по мосту, расположенному между валунов, за которыми было распутье. Информатор только приподнял бровь, смотря на две каменные дорожки, которые вели — одна к свету, другая — в темноту. Конечно, можно было подождать противников здесь, а, когда они покажутся, каким-либо образом столкнуть их вниз. Неплохой план, вот только у него были свои минусы. Во-первых, офицерам тогда придется слишком долго сидеть на одном месте, при этом не имея ни малейшего представления, где противники. Те, в свою очередь, могли сами где-нибудь засесть. И со стороны, да и вообще. это будет выглядеть не особо. Конечно, Лорен не собирался бороться за красоту их боя, но вот как-либо действовать было необходимо.
Лорен шел первым, и имел возможность атаковать противников, если они покажутся, при этом по минимуму выдавая свое местоположение. Атака техникой против выстрела. Наверное, Лорену лучше было взять сейчас в качестве оружия Эгревандель, но он этого не делает просто потому что это оружие сразу же напомнит причину, по которой они здесь оказались. Вообще огнестрельное оружие, имеющее немалую мощность давало преимущество, но им было невозможно отбиться в случае более ранней атаки со стороны противника. Информатор спрятался за валуном так, что, если кто-либо выйдет их прохода, не увидит ни его, ни напарника. По сути, сейчас атакованным мог быть только саэтэрус из-за того, что он стоял так, что закрывал собою Канту.
"Я не думаю, что они сейчас будут где-то рядом," — через Единение душ, — "Но лучше было бы это узнать. Я могу призвать своего питомца, змею, но при данном раскладе у неё немного шансов, так как искать их долго. Лучше оставить в качестве стражника. У тебя есть кто-либо, кого можно подослать? Или, может, способность есть?" — Говоря всё это, информатор не отрывал взгляда от обоих проходов, но также контролировал и другие возможные пути подхода. Ему хотелось курить, но это было нельзя, так что сейчас он подумал о том, что, чем раньше они разберутся с противниками, тем быстрее он сможет получить необходимый никотин. Его концентрация в крови сейчас снижалась, из-за чего саэтэрус рисковал выйти из состояния равновесия и абсолютного пофигизма, но тогда он мог наломать дров и стать легкой целью.
"Останемся здесь? Мне кажется, это неплохая локация для атаки и внезапного нападения," — Лорен держал обеими руками Ингрэм, чувствуя привычную тяжесть пистолета. Он слишком давно не ощущал её, и сейчас ощущение приклада под пальцами помогало ему чувствовать себя максимально комфортно, словно он вернулся в свое прошлое, когда был хозяином своей жизни. Не хватало только сигареты в зубах, но ведь здесь темно, а там, где светлее, можно будет закурить.

Отредактировано Лорен Штейлес (27.11.16 19:43:04)

+1

13

Путь вперёд пока не скрывал каких-то неожиданностей: всё было вполне закономерно и логично. После начальной арены, где напарникам пришлось выслушивать сумасбродную речь одного из начальничков, следовал небольшой мост, прикрытием на котором служили большие валуны. Затем простиралась мрачная и короткая дорожка, сплошь состоящая из скользких камней. И вот на ней офицерам предстояло прийти к однозначным решениям, да и желательно побыстрее. Перспектива так себе, если честно, но бездействие и того хуже - могло запросто погубить.
"Нет, они вряд ли рядом", - Канта поддерживает мысленный диалог, резонно отвечая на логичные предположения напарника, находящегося поблизости. Бросает короткий взгляд в его сторону. - "Я могу подослать Голема, но это гиблая затея, если они увидят, откуда он прилетел. Да, он летающий, этакое мелкое недоразумение". Едва заметно усмехается. Его личный питомец, к помощи которого Мория прибегал совсем нечасто, принадлежал к тем немногим, кто был дорог этому бесчувственному антиквэруму. Сейчас он молча взвешивал свою готовность или не готовность рискнуть слабым и совсем небоевым существом. "В принципе он может регенерировать, так что, думаю, смысл в этом есть".
Прикрыв глаза, синеволосый мысленно призывает Голема, который материализуется спустя мгновение. Странное существо, без тела, головы и конечностей, за исключением крыльев, лишенное морды и даже глаз, зависает в воздухе рядом с охотникам, около правого плеча Мории. Также мысленно он отдает существу приказ найти тех мразей, что прячутся где-то в недрах этой чертовой арены. Но он почему-то уверен, что они не могут находиться поблизости, наверное, потому что подобраться к ним с Лореном настолько близко не получится. Они всё-таки опытные и сильные охотники, уже повидавшие видов на совместных миссиях. Мория отпускает Голема в сторону хода, ведущего к свету, всё-таки натолкнуться на противников там наиболее велика, а потом переводит взгляд на Лорена.
"Думаю, для того, чтобы остаться здесь, надо занять более выгодные для атаки и защиты позиции", - даже в мысленном обращении антиквэрум агрессивен, хотя эта агрессия скорее следствие напряженного и решительного настроя. Наиболее тактически выгодная позиция сейчас, как подсказывает элементарный анализ, - это пройти вперед к стене, что разделяет два прохода, и затаиться там. Таким образом у каждого из охотников будет возможность контролировать оба выхода, откуда могут прийти противники. Этой идеей Канта делится с Штейлесом, также через мысленную связь. А затем отступает к этой самой стене, что может послужить и неплохим прикрытием, прислоняясь к ней спиной так, что сам Канта находится ближе к темному ходу. Эту позицию антиквэрум выбрал не зря: он следовал озвученной ранее просьбе Лорена, и теперь по мере возможности находился по правую сторону от него. Так он мог успешно защищать слепую зону Штейлеса, которая имела место быть из-за его отсутствующего глаза. Нечто похожее случилось на их первой миссии, когда пришлось продвигаться вперед обширной компанией с дамами, да ещё и закрывать правый бок Лорена. Сейчас же они были предоставлены сами себе, но ситуация от этого проще не становилась.
Оставалось надеяться, что его летающий питомец сможет выудить хоть какую-то информацию, да даже по поводу следующих локаций, даже если противников там не окажется. Знать, куда двигаться и за что прятаться, лишним никогда не бывает. Предупреждён, значит, вооружен. Наверное, идея Лорена выяснить ситуацию при помощи питомцев - разумна и логична, да и оказалась предложена вовремя, ведь Канта не собирался натыкаться на препятствия, как слепой котёнок. Чем больше они смогут узнать и о противниках, и о самой арене, тем лучше.
Привычное ощущение подогнанной по руке рукояти катаны тем не менее тоже вселяло уверенность, ведь пока они оба вооружены, у них есть шансы выжить. Но одного оружия всё же мало, чтобы остаться в живых. Информация - вот что было сейчас необходимо, и, соответственно, дезинформация противника, хотя, как именно это сделать, Канта пока не знал. Да и придётся ли вообще? Теперь же приходилось ждать любого сообщения от улетевшего в неизвестность Голема. Вот только... справится ли он? Канта не знал, да и старался не задумываться, но всё же неосознанно кусал губы до крови, чувствуя под лопатками сопротивление холодной гладкой стены, служащей хоть какой-то защитой.

Отредактировано Канта Мория (27.11.16 15:08:15)

+1

14

Короткий мастерский «post factum»

http://se.uploads.ru/2bgqC.png
Летающий питомец Канты отправился погулять, хотя гулял он, стоит сказать, осторожно, да и темнота хода, куда он направился, играла ему на руку крыло. А вот далее следовало просторное помещение, больше напоминающее подземную пещеру, если бы не плитки, едва различимые на стенах, сплошь обросшие мхом, растениями и выцветшие от постоянной влажности. Ничего примечательного здесь не было, хотя, постойте, голем смог засечь какое-то движение внизу, по небольшому переходу, а потом и магическую энергию. Слабую, но энергию. Может, это совсем не их ожидаемые противники, а кто-то другой? У напарников есть выбор: не двигаться с места и поджидать противника на занятых позициях или всё рисковать дальше, но никто, разумеется, не гарантирует успех. Ни в одном из случаев...

0

15

Хоть в чем-то мнения напарников сходятся, и пока никто из них двоих не собирается ломиться в сторону противников, которых поблизости нет. Нету и гарантии, что офицеры здесь одни, ведь наверняка Тристанд подготовил ещё какие-нибудь сюрпризы в качестве монстров или, того похуже, — ловушек. Вот этого напарникам точно не хватало. А вообще вся ситуация начинала бесить по причине того, что Лорен чувствовал себя слепым на оба глаза, несмотря на то, что потерял всего один. Он не знал, как ему действовать, так что слова напарника, откликнувшегося на идею Штейлеса отослать на разведку питомца, как нельзя лучше дают понять, что ещё не все потеряно, и они оба смогут узнать, что же их ждёт, ну или хотя бы они смогут определиться с направлением своего пути. Да, хорошо, что у Канты летающий питомец, — это дает реально много преимуществ.
"Хрен с ним, если увидят. Они всё равно нифига не поймут, ибо здесь завались всяких переходов и выходов-выходов, откуда твой Голем может прилететь. Чего ты боишься?" — Информатор сверкает единственным глазом в сторону напарника, и сейчас его зрачок совсем темно-зеленый и отсвечивает каким-то странным огнем. И то, что совсем заметно в его глазу, — это сумасбродная решимость и полная уверенность в том, что убьют не сегодня и не сейчас точно. Да, Лорен был уверен, что сдохнет не в этом бою и не рядом с Кантой, так что сейчас был готов действовать, как угодно. Адреналин давал о себе знать, и его концентрация в крови саэтэруса неумолимо росла вверх, срывая стоп-краны и лишая возможности действовать слишком аккуратно. Штейлес в такой ситуации шёл напрямую, так что теперь уже не собирался отсиживаться за каким-то валуном, хотя изначально эта локация и показалась ему оптимальной для начала боя. К черту всё, сегодня он снова поставит на кон свою жизнь, как делал это много раз, и выиграет. Уверенность? Пожалуй, она самая, но Лорен не умел иначе. Но, несмотря это, он давал себе отчет в том, что рядом напарник и что он отвечает ещё и за него, так что все-таки переться, куда попало, не станет. Он поступил бы так, будь он один, когда всё зависит только от него самого и когда карты только у него в руках. А сейчас ситуация была другой, но всё же Лорен не собирался медлить. Когда призванное Кантой животное скрывается в проходе, Лорен перехватывает взгляд напарника, и ему очень и очень хочется усмехнуться. Собственно он и не сдерживает себя, так что губы искривляются странной усмешкой, наполовину хищной, наполовину кровожадной.
"Окей, воля твоя," — Соглашается с напарником и плевать, что это была его собственная идея — остаться здесь, по крайней мере, пока не вернется Голем антика, делать что-либо точно бесполезно. Можно, конечно, двигаться вперед наугад, но Лорен не хотел выступать в роли посмешища, совершая ошибки, свидетелем которых будет не только напарник, но ещё и ненавистный Тристанд. Ох, как же информатор сейчас мечтал засадить этому трансденту нож между рёбер. И ещё мечтал увидеть бессилие в его жёлтых глазах. Тряхнув головой, он отгоняет наваждение, снова сосредотачиваясь на происходящем. Но ведь сейчас ничего не происходит, но терять бдительность не стоит. Это своего рода испытание на выдержку, а Лорена её давно нет. Конечно, он умел часами где-нибудь сидеть, ожидая удачного момента для того, чтобы сделать снимок, но, когда дело касалось боя, он был нетерпелив и самоуверен.
"Да, неплохая идея. Надеюсь, это прокатит," — снова согласен с антиком, и кивает, когда тот делится своими соображениями. Спустя мгновение саэтэрус смотрит, как тот меняет своё местоположение, и следует за ним, вставая слева, таким образом у информатора оказывается закрыта правая сторона. Он призывает Кодарда, своего змееподобного питомца, и, приказав ему изменить длину тела на более маленькую, отпускает, позволяя животному залечь где-то поблизости в тени, ближе к небольшой арке, где нету света. Казалось бы, никакого толка от этого нету, но на самом деле змея элементарно почувствует любую, даже самую малую вибрацию, и даст об этом знать своему хозяину.

Отредактировано Лорен Штейлес (27.11.16 20:39:04)

+1

16

"Я не боюсь", - злобно огрызается через мысленную связь. - "Я просто стараюсь здраво смотреть на ситуацию". Хотя какое там - здраво, стоит согласиться. Неоднозначность, спутанность, неизвестность и спонтанность - вот что окружало их сейчас, и так категорически не нравилось Канте. Конечно, разумно и вполне логично было пустить это всё по пути импровизации, чтобы хоть как-то удержать контроль, но ничего не происходило, чтобы импровизировать. Испытание выдержкой, вот что это такое сейчас, когда Мория чувствует рядом только напарника, да едва догадывается, куда улетел его питомец. Слабаки при таких же условиях срываются ещё до старта, но ни Лорен, ни Канта таковыми никогда не были. Чтобы их сломать, придется потратить намного более значимые усилия, и вполне возможно, что машина Синдиката с её чертовой системой при прямом столкновении сломается раньше них. Они вдвоем вполне могли стать тем камнем преткновения, налетев на который, Трибунал рисковал проиграть, но об этом они ещё не знали. Вполне возможно, что никто не знал, хотя... Тристанду, вероятно, что-то было известно. Или это просто совпадение? Сложившаяся в последнее время ситуация, что должна получить кульминацию именно сейчас, определенно требовала более детального анализа со стороны обоих напарников, вот только понял это Мория слишком поздно. Тогда, когда происходящее стало слишком очевидно, чтобы не обращать на него внимания. Откинувшись на холодную и скользкую стену и видя боковым зрением напарника, Мория думал о том, насколько же на самом деле надо было провиниться, чтобы быть отправленным сюда. А ложь Лорена, пусть и не столь безвредная, таким предлогом быть просто не могла, это слишком абсурдно. Тем временем происходящее, болезненно замедлившееся и сузившееся до ощущения каменной стены и Лорена рядом, оказалось нарушено вернувшимся питомцем Мории. Антиквэрум едва не вздрогнул, когда ему на плечо приземлился голем, а затем, снова взлетев, продемонстрировал голограмму - визуальную проекцию видимой им локации. По сухим фактам, переданным питомцем мысленно, Мория смог сделать вывод, что впереди никого нет, разве что голему попалась едва ощутимая магическая энергетика.
"Впереди чисто, если верить голему. Локацию, которую он показал, ты видел, так что, думаю, надо двигать туда, пока нас тут не застукали", - мысленно обращается с идеей к Лорену, бросив на рыжего выразительный взгляд снизу вверх в силу своего роста. Насколько именно там безопасно в отличие от этого помещения с его ямами по обеим сторонам от мостика, Канта, разумеется, не знал, но оставаться на месте было нельзя. Хотя если посмотреть с другой стороны: судя по полученным сведениям, если напарники решат идти в сторону светлого помещения, то им придётся высунуться из достаточно узкого хода, куда вполне себе легко можно ударить из засады, если противники уже затаились там или где-то поблизости. Голем никого не засек, но это совсем не значит, что там на самом деле никого нет.
"А знаешь, к чёрту это всё, мы чтобы драться здесь или прятаться?" - Даже в мысленном обращении хорошо ощущается злость, нет, не по отношению к Лорену, а ко всей ситуации, куда так легко их загнал Тристанд. Сейчас антиквэрум был не в лучшем состоянии, просто потому что злость и бешенство правили его разумом, и он мог вот-вот сорваться. Неизвестность - это, пожалуй, страшнее всего. Уж лучше видеть ублюдков перед собой и знать, куда бить. Того, кого надо рвать на куски, надо видеть перед собой, в противном случае это диалог с собственными демонами, которые, увы, намного сильнее и влиятельнее разумных мыслей.
"Прикроешь, если что", - бросает Мория, легко и бесшумно скользнув мимо напарника и направившись прямиком туда, откуда недавно прибыл его питомец. У него почему-то было такое ощущение, что он бросается в омут с головой, и смертоносное лезвие уже приставлено к горлу, осталось только быстрым движением перерезать трахею и сосуды. Если Канта уверен, что поступает правильно, то тогда почему у него такое чувство? Наверное, он сделал шаг в неизвестность, когда под ногами бездонная пропасть. "Если они нападут, то по-любому обнаружат и своё местонахождение", - почему-то считает нужным сказать, хотя очевидно: в выигрыше именно тот, кто нападёт первым. Наверное, Мория с напарником были слишком самонадеянны, но в этом их главное преимущество. Бешеное животное проще убить нежели остановить, но убивать здесь будут сразу и в голову. Сразу наповал, поэтому... прав ли Мория, что настолько рискнул?

+1

17

Стоит отдать должное - и Лорен, и Канта действовали разумно и правильно, по возможности не допуская столкновения характеров, но вот только ситуация из более-менее контролируемой превратилась в нечто бесконтрольное всего из-за одного опрометчивого поступка. А всё потому что Мория решил продолжить путь вперед, тем самым опрометчиво раскрывая местонахождение офицеров. Несомненно, рассредоточенную цель сложнее уничтожить, но иногда именно это способно погубить. Напарники разумно выбрали удачное место для своей засады, и стоило подумать, ведь противники тоже заинтересованы их найти, а значит, будут искать. Однако момент был упущен...
http://sg.uploads.ru/VHSB6.png
В первые пару мгновений ничто не предвещало беды: ни интуиция, ни призванная Лореном змея, ничто не распознало приближающийся кошмар. Сначала задрожала земля, покрываясь мелкими трещинками и грозя вот-вот провалиться куда-то вниз, мостик, по которому они пришли сюда, обвалился под натиском смещённых плит, а следом из одной из ям с высокой гравитацией вырвался монстр! Похоже, ручные питомцы были не только у них... Монстр был отвратителен: этакая огромная многоножка, с мощным панцирем и длинными щупальцами, в сосредоточении которых поместился напичканный зубами круглый рот. Помещение заполнил булькающий рык, с оглушительным стрекотом, в то время как само насекомое продолжало вылезать, возвышаясь над напарниками и демонстрируя хорошо защищенное толстой броней брюхо. Ближе к нему находился Лорен, поэтому в первую очередь оно набросилось на него, норовя поймать своими щупальцами и отправить в свой голодный до крови и плоти рот. Конечно, стоит рискнуть и вступить с монстром в схватку, вот только теперь его длинное туловище заполняет собой почти всю локацию, ограничивая возможность совместных действий, и новоря вот-вот отрезать от единственного выхода, ближе к которому оказался Канта. Если быть точнее, антиквэрум вообще мог беспрепятственно бежать вперед, но вот... бросит ли он напарника? В эти мгновения ни одного из противников по-прежнему не видно, но несомненно они где-то рядом, ибо контролировать такого монстра с большого расстояния просто невозможно...

ОЧЕРЕДНОСТЬ
Лорен Штейлес, Канта Мория, НПС

0

18

Если ожидание и было недолгим, то Лорену оно таковым вообще не казалось. По его меркам прошла целая вечность, прежде чем питомец напарника вернулся. Странный такой питомец, информатор таких раньше не видел, но, видимо, от него было много пользы. Во всяком случае информацию он передавал неплохо, да и самон был небольшим, да ещё и передвигался бесшумно. Что ж, это явные плюсы. Лорену такой бы пригодился. Поймав себя на этой мысли, Лорен вдруг осёкся, так как услышал в подсознании тихое шипение своего питомца, который явно не одобрял таких мыслей. "Да не брошу я тебя, Кода, можешь не ругаться," — информатор усмехнулся, но совсем незаметно, однако ж не посмотрел в сторону своей змеи, хоть и разговаривал с ней. Вместо этого его внимание было сосредоточено на том, что показал голем. Теперь в распоряжении напарников был план соседних локаций, а это было весьма и весьма полезно. Значит, они не будут идти наугад и на всё натыкаться. Но у Лорена всё были некоторые сомнения.
"Ты уверен в том, что, если мы пойдем туда, то не обнаружим себя?" — информатор перехватил взгляд синеволосого, стоящего рядом, после чего снова отвернулся в сторону прохода. Руку всё также холодил приклад Ингрэма, — "Чёртов Синдикат," — ещё секунду Лорен молчит, словно подбирая слова, или концентрируя внимание на чем-то едва уловимом, и не продолжает мысль, вместо этого снова слушая напарника, — "Иногда лучше подождать действий противника," — но Канта не слушает его, и Штейлесу лишь остается делать так, как он сказал, то есть — прикрывать. Конечно, Лорен постарается не допустить, чтобы с антиквэрумом что-нибудь случилось. Он не допускал этого даже тогда, когда они были едва знакомы, прекрасно зная, что за напарника приходится нести ответственность. Гораздо проще спасти себя самого, когда только от тебя всё и зависит, но рисковать собою ради жизни другого намного сложнее. Здесь слишком большой вес имеет инстинкт самосохранения, который побороть удается не всем. Но Лорен точно знал, что не подставит напарника и закроет его, если будет нужно.
"Не факт, Канта, ты не знаешь, как они собираются атаковать," — но продолжить свою мысль или хотя бы завершить её Штейлес не успел. Словно в подтверждение его слов ситуация стала меняться кардинальным образом, а дальше события начали развиваться с бешеной скоростью. Но в тот момент, пока Лорен говорил, его интуиция молчала, так же молчала и его змея, каким-то странным образом не почуявшая приближение опасности. Сначала задрожала земля, словно давая понять, что действия Канты были не вполне правильными и что напарники совершили свою первую ошибку. Их обнаружили быстрее, чем они предполагали, и теперь обстоятельства были против них. Удача оказалась на стороне двух других офицеров, но ведь не только она. Здесь играло свою роль скорее всего и то, что те были опытнее и у них не было внутренних разногласий, чем не могли похвастаться Лорен и Канта. То, что они подходили друг другу и были прекрасной возможностью максимально реализовать способности офицеров Синдиката, сейчас не имело значения. Когда из-за дрожи земли обрушился мостик, Лорен ещё надеялся на то, что не всё так плохо, но, когда из-под камней вырвался монстр, сомневаться в развитии событий по не лучшему сценарию уже не приходилось.
— Черт! — Вырвалось самом собой, когда страшная многоножка с щупальцами вокруг рта, возвысилась над напарниками. Однако спустя мгновение она атаковала, видимо ей был отдан четкий приказ — найти и убить. Лорен не успел ничего предпринять, лишь на краю сознания пролетела мысль, касающаяся того, что всё-таки Канта в относительной безопасности. Но, если с Лореном случится по-настоящему что-то плохое, напарник его тоже погибнет. Эта ошибка могла стоить им жизни. А ведь случай обычно и губит жизнь. Но при данном раскладе — малейшая ошибка, невнимательность и всё иное, что имело место быть и заставило Канту пойти вперед. Знал бы Штейлес, что так получится или хотя бы, что противники где-то рядом, ни за что не стал бы настолько рисковать. Лорен не успел ни поднять руку с Ингрэмом и выстрелить, ни хотя бы как-то закрыться руками от атаки монстра, не успел даже отпрыгнуть в сторону. И в этом свою далеко не последнюю роль сыграло то, что информатор не спал вторые сутки. Пусть он и был магическим существом, но эти двое суток он не на диване лежал, так что к началу боя был уже порядком вымотан. Оставалось лишь надеяться на то, что либо Канта, либо Кодард успеют что-либо предпринять, хотя, ясное дело, что от атаки монстра его уже не спасти.

+1

19

Не успел Канта сделать и нескольких шагов, как ситуация стала изменяться, причем в самую худшую сторону, явно намекая на то, что поступил антиквэрум слишком опрометчиво и ошибочно. Хотя, если посмотреть с другой стороны, не сидеть же в засаде вечно? Лучше нападать первым, хотя сейчас нападали явно не они с напарником. Как раз наоборот, офицеры оказались атакованы, но не другими охотниками, а нечтом совершенно другим. В первые мгновения Мория посчитал, что никаких "других охотников" и не предполагалось, а их с Лореном просто хотят убить. Может, так оно и было, но предаваться философским размышлениям на эту тему сейчас явно не стоило. Штейлес находился ближе Канты к мерзкому монстру, что вырвался прямо из гравитационных ям. "Мать вашу, какой же оно силы?" - только и успело пролететь в голове, в то время как мозг уже автоматически подкидывал возможные решения. Мория честно рассчитывал, что Лорен успеет среагировать, но ждать не стал. Тратить время на то, чтобы вооружиться катаной, не пришлось - подогнанная по ладони рукоять уже находилась в руках, и Канта ответил ударом на удар.
- Сигиллум! Сдохни, мразь! - Пожалуй, в интонацию было вложено слишком много злости, да и нелестное обращение к монстру говорило само за себя, но антиквэрум и так находился на одной из границ собственного бешенства и размениваться на мелочи не собирался. Эта тварина, подло подосланная невидимыми противниками, собирается убить его полукровку. Ну уж нет, этого он не допустит. Они напарники или кто? Мория рассчитывал просто-напросто запечатать чудовище, ибо возиться с ним себе дороже - никаких сил не останется на других противников. А ведь, скорее всего, так и есть - до сих пор не показавшиеся мрази рассчитывали подсунуть им выносливого и сильного противника, чтобы добить уже обессиленных от боя с насекомым напарников. Но этого им не видать, они со Штейлесом не настолько наивны и глупы, чтобы повестись на подобные уловки.
Призвать печать удалось, и теперь её сложная структура стремительно материализовывалась прямо под монстром, что в бесконечном движении всё вылезал и вылезал из проемов в земле. Мерзкое зрелище, тем более если взять во внимание расстояние твари до Лорена и её очень прочную броню на теле и брюхе в том числе. Перспектива заведомо проигрышного поединка так себе.
Как известно, на формирование запечатывающей структуры требуется примерно десять секунд, а в бою это очень внушительное значение, растянутое во времени. За этот промежуток может произойти настолько много хреновых событий, что смысла в печати уже не будет, ибо окажется, что спасать уже некого. Канта допустить этого не мог, но и монстр ждать не стал, закономерно бросаясь прямо на Лорена - первую цель, попавшуюся на пути. Что оно собиралось сделать с рыжим, Мория знать не хотел, но напичканный зубами рот и длинные щупальца вокруг были слишком красноречивы. Вряд ли чудовищу потребуется много времени, чтобы сожрать трансквэрума, предварительно отравив его ядом своим клыков. И Мория, не раздумывая, прибегает к помощи очередной магической способности, называемой Пятой иллюзией, которая не раз спасала его собственную шкуру в подобных поединках. Действительность в какие-то мгновения становится замедленной, а вот Канта может действовать со стремительной скоростью. И он делает первое, что приходит в голову в данной ситуации - в долю секунды оказавшись рядом со Штейлесом, сбивает его с ног, рассчитывая убрать с траектории атаки чудовища, уже почти полностью захваченного формирующейся печатью. Страшно думать, как повернуться события, но выбора у антиквэрума не было. Он должен был помочь напарнику, и он это сделал, а как лягут карты на этот раз - это воля случая. Но при любом раскладе Мория не собирался подыхать здесь слишком быстро, и напарнику не разрешил бы.

Способности

1. Сигиллум – мощная запечатывающая печать, используется для «закрытия» как существ, так и важной информации. Если речь идет о запечатывании живых организмов, то можно выбрать, либо печать в пространстве, либо в объекте. Запечатывая существо в пространстве, следует проецировать печать в той точке мира, где будет располагаться пространственная складка, далее спроецировать копию печати на объекте, который следует запечатать. Если персонаж запечатывает антиквэрума, деоса, архонта, даденгера, трандсента, эделира или дриммэйра, то для выживаемости этих индивидов не нужна энергия, если же запечатывают более человечных существ, например, людей, лигрумов, эльфов, то для их выживаемости, создающий печать будет тратить энергию до тех пор, пока объект не распечатается. В противном случае, если энергия поступать не будет, то через двое-трое суток, запечатанное существо погибнет. Запечатывая в объекте, следует найти объект, к которому будет привязана пространственная складка. Распечатать существо можно лишь при воздействии на пространственную складку. Длительность запечатывания зависит от силы создающего печать, если создающий еще неопытен в данном виде магии, то максимум он может запечатать на двадцать четыре часа, если создающий опытен и силен (девятый или десятый уровень сил), то создающий может закрыть жертву на тысячелетия и даже когда запечатавший умрет, печать не исчезнет. Если речь идет о запечатывании документов или важных объектов, печать следует проецировать непосредственно на них. Как именно запечатывает Сигиллум, зависит от существа и его вкусов: объект можно просто испарить в пространственную закрытою складку, как делается с живыми организмами; объект можно подделать, к примеру, он будет иметь не тот облик или написан будет не тот текст. Использовать за эпизод печать можно лишь один раз, призывается она мысленно или вслух, произносить следует название печати. В диаметре Сигиллум около полутора метров. На полное формирование печати затрачивается около десяти секунд.

2. Пятая иллюзия – при использовании этой способности скорость антиквэрума достигает невероятных значений. Благодаря этому создаётся впечатление, что Канта находится в нескольких местах одновременно. Способность позволяет увернуться от молниеностных атак противника, атак его фамильяров, других существ и атак магической природы. Для Мории происходящее словно становится замедленным. Для использования этой способности не требуется истинный облик или берсерк. Способность можно использовать либо три поста подряд (тогда один раз за бой), либо три раза за бой.

+1

20

Хорошо всё-таки иметь напарника, не так ли? А напарника, который не бросит на съедение твари, ещё лучше. Итак, почти вышедшую из-под контроля ситуацию попытался стабилизировать Канта, и давайте теперь посмотрим, что у него получилось. Печать успешно формировалась прямо под монстром-многоножкой, но на то, чтобы начать действовать, ей требовалось время, а этого самого времени у напарников не было. Монстр тем временем уже бросился на Лорена, почти достав до своей жертвы длинными щупальцами, и вот-вот рассчитывал сомкнуть на теле трансквэрума ряды зубов, коими были напичканы его круглые челюсти. Кто знает, что бы стало с Лореном, если бы не Канта. Наверное, Штейлес посмотрел в глаза смерти ещё раз, а если противостояние начинается с подобных нот, сомневаться в серьёзности происходящего не приходится. Очевидно, что в этот раз обязательно кто-то должен погибнуть. Из подземелья выйдут только двое, а может, и никто вовсе? Конечно, Тристанд пообещал неприкосновенность, но стоит ли ему верить, если в самом начале на напарников нападает невесть кем контролируемая тварь? Вполне возможно, что эта арена - кладбище для всех участников. А что же охотники? А они не собираются сдаваться. Антиквэруму удалось сбить рыжего с ног и тем самым спасти от неминуемого и смертоносного укуса мощных челюстей твари, но не стоит забывать, что поединок происходил на краю, прямо рядом с пусть и разрушенными, но не исчезнувшими ямами. Что же теперь? Теперь и Лорен, и Канта вследствие силы инерции и траектории падали прямо вниз, туда, куда их помимо прочего притягивала и сила гравитации. В то время как они ещё не успели отправиться в неизвестность благодаря Мории, запечатывающая структура захлопнулась на монстре, запечатывая его крайне неаккуратно. Можно было слышать страшный визг, который оборвался где-то наверху, а от местонахождения чудовища и печати в разные стороны разлетелись части насекомого, которое распрощалось со своими щупальцами и частью туловища. И хорошо, что напарникам пришлось упасть вниз, ибо кровь у твари оказалась настолько ядовитой, что её зеленые брызги, вместе с ошметками попав на камни, моментально разъедали их.
После того, как первый кошмар остался где-то наверху, охотников ждала чернота приближающего пола, причём Лорен, согласно логике, падал первым, а Канта находился над ним. Удар, усиленный гравитацией, вполне мог лишить сознания, но вот пол, оказавшийся кирпичным и мокрым от воды, провалился под обоими охотниками, снова утягивая в черноту, которая, тем не менее, длилась совсем недолго. Сначала можно было увидеть странную, явно заброшенную шахту, в самое жерло которой они падали, а затем эта декорация снова поменялись, и они снова упали, на этот раз окончательно.

http://s1.uploads.ru/t/dD20N.png

http://s3.uploads.ru/t/Zv7nA.png

Перед глазами открывалась типичная для подземелий картина, однако было в ней что-то зловещее. Ещё одно помещение скорее напоминало пыточную, откуда вывезли орудия пыток, но та жуткая атмосфера осталась. Пол кое-где украшали лужи ржавой воды, а сам пол также был ржавым. То ли это камень такой, то ли он на самом деле был покрыт слоем ржавчины, неизвестно, но напарникам повезло упасть не в эту самую ржавчину, так что их вид вполне себе презентабелен, а не в разводах рыжих подтеков. Кроме всего прочего, потолок украшали толстые балки, явно предназначенные укреплять свод, такие же ржавые и не внушающие доверия. Наверху можно было услышать чьи-то голоса, явно составляющие короткий, злой и наполненный яростью разговор. Сомнений быть не могло - там находятся их противники, которые вот-вот окажутся здесь. Ясное дело, нужно срочно что-то предпринимать, и постараться напасть в ответ. Для справки - спрятаться здесь невозможно, но за квадратными колоннами виднеется какое-то подобие зала.

ОЧЕРЕДНОСТЬ
Лорен Штейлес, Канта Мория, НПС
Посты вне очереди не допускаются!

+1

21

В стрессовой ситуации, особенно, когда что-либо угрожало жизни, Лорену в большинстве случаев удавалось сохранить холодный рассудок, в результате чего но мог принять правильное решение и действовать, не поддаваясь панике. Он всегда стремился предотвратить развитие событий, где финалом будет его собственная смерть, но сейчас он слишком отчетливо видел её перед собой. Странно осознавать, но она каким-то странным образом одновременно являлась монстром, стремительно сокращающим расстояние между собой и жертвой, но также была и везде вокруг. Она пряталась в тени разломов, оставленных монстром, под сводом, в углах пещеры, даже в тусклом свете, выхватывающем из темноты очертания предметов. Она была в камнях, в сгущающихся красках, в страхе, заполняющем сознание. И она была настолько реальна, что казалось, надо лишь протянуть руку, чтобы коснуться её и почувствовать ледяное дыхание, высасывающее душу. Но эта была лишь иллюзия, временно и мимолетно захватившая разум саэтэруса, и именно она вытеснила все остальные эмоции. Казалось, что время замедлило свой бег и секунды стали минутами, однако мысли стремительно пролетали в голове. Лорен понимал, что не успеет, осознавал это настолько четко, что другого выхода из ситуации для него просто не было. Он уже был готов к тому, что совсем скоро безобразные ряды зубов твари вопьются в его тело, разрывая на куски и оставляя после себя лишь ошметки и полосы кровавой плоти, но ситуация слишком резко стала менять свой ход. Да, Лорен помнил про напарника, но он очень сомневался, что Канте все же удастся что-нибудь предпринять. И думать о причинах незамедлительной реакции антиквэрума, направленной на то, чтобы спасти своего попавшего в беду напарника, Штейлесу не предоставилось возможным. Конечно, можно было предположить (и это, скорее всего, являлось бы наиболее приближенным к реальности), что Канта не выживет тут без напарника, поэтому и спасает его, чтобы потом уже выбраться отсюда вдвоем. Видимо, так оно и было, во всяком случае, Лорену так казалось, да и предполагать что-то ещё было бы в высшей степени неверно и абсурдно, ведь какие эмоции может испытывать Мория к тому, кто его обманул и почти что предал? Ненависть — и только. Больше ничего. А действия, предпринятые им, — лучшее доказательство того, что они просто напарники, но не более. Нет, Лорен не думал об этом всем, пока монстр продолжал приближаться к нему. Не думал даже тогда, когда в опасной близости от самого саэтэруса стала материализовываться призванная антиквэрумом печать, которая по мере появления все сильнее освещала все вокруг ярким фиолетовым цветом. Очень красивым, кстати. Через мгновение зубы монстра оказываются совсем рядом, но вместо того, чтобы почувствовать, как они прорезают плоть, Лорен чувствует, удар, и земля стремительно уходит из-под ног. Он чувствует совсем рядом напарника, который сбил его, убрав тем самым с пути многоножки. Что ж, весьма рискованный поступок, если учесть тот факт, что была высока вероятность того, что Канта мог не успеть и оказаться в зубах твари на пару со своим напарником. Если умирать, то вдвоем. Ну и выживать — тоже.
Падая вниз, Лорен не осознает, что с ним происходит на самом деле. Вместо этого — ощущение полной невесомости и ощущение напарника рядом. Он настолько близко, что у Штейлеса перехватывает дыхание, и, если бы не обстоятельства, то, кто знает, как он себя повел бы. Но он же в курсе, что при другом раскладе Канта не оказался бы рядом? Конечно, в курсе, ему ли этого не знать? Но сейчас почему-то всё не кажется настолько абсурдным, каким было бы при отсутствии адреналина в крови. Адреналина, заставляющего чаще дышать, а сердце биться быстрее. Ситуация воспринимается совсем иначе. Лорену кажется, что нет ничего плохого и странного в том, чтобы взять напарника за локоть, сжав его руку так, словно в ближайшем будущем не собирается отпускать. Но события диктуют свои условия. Они падают на пол, но из-за своего положения относительно поверхности Лорен пробивает его собою, безуспешно пытается ухватиться за край, который обваливается ещё до того, как саэтэрус касается его. Следом — очередной удар, но на этот раз пол выдерживает. Штейлес лежит навзничь, а на нём сверху — напарник. Весьма живописно.
— Черт, как больно-то! Я же не железный, — возмущается вслух, прекрасно понимая, что в данной ситуации лучше всего заткнуться и общаться через Единение. Но спину ломит от удара о пол, а по телу разливается сильная боль, однако это не мешает услышать голоса противников. "Значит, они были совсем рядом. Быстрые," — Живо вставай, — Лорен встает, одновременно с этим отпихивает Канту в сторону, но тем не менее успевает придержать того за руку, тем самым не давая упасть или как-то ещё зашуметь, тем самым выдав местоположение. Хотя, куда уж дальше выдавать, если они с таким грохотом падали вниз?
Лорен бросает короткий взгляд туда, откуда они упали, потом окидывает взглядом помещение:
— За мной, — и не дожидаясь комментариев напарника, быстро и тихо бежит в сторону виднеющегося неподалеку зала, где, скорее всего, удастся спрятаться, а после — атаковать.

+1

22

И вот о чем думал Канта, когда так самоотверженно полез спасать рыжего? Явно не о собственной шкуре, которая при таком раскладе весьма успешно оказывалась под ударом. Чудовищный монстр вполне успешно мог вместо Лорена вцепиться в Канту и времени бы ему хватило. Видимо, сам Мория надеялся на какую-то волю каких-то богов, и эти самые боги его услышали. Ему удалось не только вызволить напарника из адового положения, но и не попасться самому. И теперь они стремительно падали вниз, прямиком на кирпичный и мокрый пол тех самых ям, оказаться где Канте хотелось меньше всего. Удар о поверхность пола выбил из легких воздух, силой отдачи перебрасывая Канту куда-то в сторону, но антиквэрум всё ещё оставался по сути верхом на Штейлесе, весьма недвусмысленно уткнувшись ему куда-то в плечо. Кирпичный пол разверзся под их весом, разлетаясь на множество обломков. Они провалились ещё ниже и на этот раз падали на очередную твёрдую и неприветливую поверхность. Повторное приземление на камень пола, даже несмотря на то, что антиквэрума от этого самого пола разделял напарник, своим ударом свело челюсти, заставляя мысленно проклинать всех и вся. Под собой же Мория отчетливо ощутил каждое ребро Лорена, которое он вполне мог сломать, если б падали они с ещё большей высоты. И теперь антиквэрум лежал на рыжем, несколько поперёк него, а под рукой, которую он уже успел оцарапать о грубую поверхность камня, ощущалась холодная вода, в которую они, тем не менее, не упали. Его ноги в высоких сапогах до колена находились рядом с ногами напарника, а колени кусала боль от удара о кирпичную поверхность. Ещё не совсем понимая, в каком положении относительно пола он находится, Канта глухо шипит от боли и отбрасывает растрепавшиеся волосы с лица.
Злобные слова Лорена доходят до Мории не сразу, а потом до слуха долетаю чужие голоса. Это бьёт по сознанию похлеще разряда тока, заставляя быстро подскочить и не менее быстро подняться с напарника, который тоже встает с пола и вполне логично отпихивает мешающегося на пути антиквэрума. Чужие пальцы смыкаются немного поверх локтя Канты, заставляя на мгновение зависнуть, а потом, сообразив, что к чему, постараться двигаться максимально бесшумно.
- Именно поэтому ты был снизу, - шипит в ответ на слова Штейлеса, хищно щурясь и параллельно пытаясь прикинуть пути дальнейших позиций относительно противников. А всё дерьмовей некуда, но надо постараться извлечь выгоду из любой ситуации. Напарник тем не менее соображает значительно быстрее антиквэрума, и начинает брать ситуацию под контроль раньше него, направляясь в сторону колонн и виднеющегося за ними помещения.
- Блять, - срывается ругательство, и Канта следует за Лореном куда-то в темноту помещений. Вполне вероятно, что там их может ждать новая жесть, но выбора у охотников просто нет. Антиквэрум легко и бесшумно преодолевает расстояние до виднеющихся колонн, а затем следует дальше - в помещение, где есть хоть какой-то шанс занять выгодную позицию и успешно атаковать.
"Давай только с разных сторон. Хотя нет...", - обращается к Штейлесу через Единение, притормаживая. "Эти ублюдки точно двинут сюда, поэтому прятаться просто бессмысленно". Помимо адреналина в крови закипает чувство приближающегося поединка не на жизнь, а на смерть. Поединка, который станет их единственным шансом остаться в живых и не потерять позиций в Синдикате. Жестоко, но факт, - организация не принимала других, более цивилизованных методов. И заправлял всем этим мерзкий трансдент, которого Мория всегда ненавидел. Напарник, похоже, разделял его мнение. Быстро бросив взгляд и оценив обстановку в данном помещении, Канта мысленно обратился к Штейлесу. "Я предлагаю не прятаться от них, всё равно они сунутся именно сюда. Им некуда деваться, а нам выгоднее развернуться и атаковать, ведь они меньше всего будут этого ожидать от сбегающих охотников". Канта не собирался вечно бегать от противников, наверняка, ровно как и Лорен. Те охотники уже сделали свой ход, надо сказать, весьма подлый и провальный, теперь очередь Мории и Штейлеса, а они не будут бить исподтишка. Они развернутся и ударят в морду, как того жаждут противники. Им нужна драка? Они получат её. Остановившись, Канта развернулся по направлению к колоннам, что остались позади.
"Прикроешь", - коротко бросает в сторону Лорена, занимая атакующую позицию и вооружившись катаной, лезвие которой опасно и предупреждающе мерцало люминесцентно-голубым. Мория был зол и хотел уже спустить свою ярость с короткого поводка, познакомив её с нерадивыми противниками.

+1

23

Вывод о местоположении противников был верный - те находились наверху, там, где оказалась запечатанной атаковавшая Лорена и Канту тварь. Теперь от твари остались только части да зеленая кровь, что быстро разъедала камни и кирпичи. Владельцем монстра оказался один из противников, и сейчас ему приходилось совсем несладко. Вред, причиненный его питомцу, плюс столь неаккуратное запечатывание отразились на Ксанате (а это был именно он) сильнейшей головной болью и головокружением.
- Чтоб они подохли! Да отвали ты от меня, - огрызнулся архонт на своего напарника, и именно эту реплику слышали Лорен и Канта, когда уже упали вниз.
- Они упали туда, в эти ямы, но вряд ли убились, - холодно и сухо констатирует факт Сантарс, который хотел помочь архонту подняться, а теперь отошёл к краю ямы и заглянул туда. Ксанат же сидел на полу, прислонившись спиной к холодной стене и плевался кровью, мучаясь от всё продолжающейся головной боли.
- Конечно, не убились, крепкие, ублюдки. Но мы-то схватим их за одно место, - архонт усмехается, а затем зло, как психопат, смеется.
- Ты не рассуждай, а поднимайся, и следуем за ними, - в свою очередь отрезает Астгард, тем не менее, отвечая напарнику усмешкой. Они оба жаждут смерти своих противников, ровно как и антиквэрум с полукровкой. Это взаимная ненависть.
http://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/91652.png
Лорен и Канта в свою очередь могли слышать, как двое спрыгнули вниз, приземляясь почти бесшумно. Но действовать и оставаться при этом незаметным - в таких условиях это было почти невозможно, да и от кого прятаться, когда и так всё известно? Затем звуки приближающихся шагов. Противники направлялись прямо сюда, прямо за ними, поэтому, когда Лорен и Канта заняли атакующую позицию спина к спине, архонт и трансдент почти сразу же показались из-за колонн. А припали, разбиваясь и заходя с двух сторон по кругу.
- Ну что, ублюдки, вы готовы умереть? - Каждое слово, произнесенное архонтом, так и сквозило ненавистью и неприязнью. Было заметно, что он еле сдерживает себя, чтобы не набросится. Он был вооружен своим мечом, магическая аура которого недвусмысленно намекала на высокий уровень и опасность этого оружия. Его напарник держался несколько позади, и нападать пока что не спешил.
- Вы уничтожили моего насекомого и с рук вам это не сойдет, - продолжал свою яростную речь Ксанат, сверкая темными глазами. - Готовьтесь к смерти!
С этими словами он атаковал, сделав выпад в сторону противников и сбрасывая с клинка оружия ледяную энергию, призванную способностью Ледяной шторм. Тонкие ледяные лезвие в количестве пяти штук в окружении разрушительной такой же ледяной энергии сорвались в сторону Лорена и Канты, но на этом атаку их противники не закончили. Почти одновременно с Ксанатом их атаковал трансдент, выпуская несколько стрел, которые оказались под прикрытием ледяной атаки архонта и стремились стать для полукровки и антиквэрума крайне неприятным, если не смертоносным сюрпризом. Бой, которого так жаждал Тристанд, был объявлен открытым.

Используемые способности

Ледяной шторм - мощная атакующая способность. Концентрирует на клинке меча энергию архонта и высвобождает её в виде ледяных лезвий (от 2 до 10), сила и разрушающая способность которых зависит от количества потраченной на призыв энергии.

Астгард Терра атаковал стрелами, усиленными магической энергией. При их попадании -1 на последующие броски кубика.

ОЧЕРЕДНОСТЬ
Лорен Штейлес, Канта Мория, НПС
Посты вне очереди не допускаются!

+1

24

Ответ напарника бесит не менее всей складывающейся ситуации, но Лорен лишь молчит, ничего не произнося, ибо на это нету времени. Потом он с ним разберется, а сейчас надо отбиться от противников, выжить и выбраться отсюда в более менее нормальном состоянии. Хотя после падения Штейлес не особо хорошо себя чувствует, все-таки высота была немаленькая, а напарник не такой уж и легкий. Раньше Лорен думал, что он легче, хотя тут сыграло свою роль притяжение планеты. Убраться подальше от места падения не трудно, но вот что делать дальше? Видимо, драться, потому что убегать можно очень долго, а те все так же будут гоняться за ними. Так себе перспектива.
"Убегающих? Про себя ли это ты?" — с долей иронии отвечает напарнику через Единение душ, таким странным образом поддерживая разговор. Конечно, по сути Канта прав, больше им ничего не остается, если они хотят хоть как-то использовать эффект неожиданности, который, скорее всего, поможет. Для себя Штейлес уже всё решил ещё до того, как Мория высказал предположение. Он остановился в зале, находящимся сбоку от места их недавнего падения, и один Фредомонд тихо покинул ножны, привычно оказываясь в руке. Сегодня не известно, за кем будет победа. Противники сильны, понятное дело, но информатор не собирался так просто сдаваться и оставлять Канту с ними один на один. Хотя, было бы куда свалить, свалил бы. Ну, и при условии ещё, что это было бы возможно и не несло бы никаких нежелательных последствий. Но сейчас единственный выход все-таки драться. Но Лорен не любил убивать себе подобных, хотя тут всё предельно просто: любо убиваешь ты, либо убивают тебя. На свидание со смертью Лорен был не готов идти, так что драться до последнего — вот выход.
"Я тебя всегда прикрываю, можешь не напоминать," — хмыкает в ответ на слова напарника, а после того, как тот вооружается своим мечом и встает спина к спине, замечает:
"Тебе не кажется, что по свету твоего клинка понятно, где мы?" — Больше ничего сказать не успевает, лишь мысленно ругается, когда перед ними возникают противники. Взгляд привычно цепляется за выражения их лиц, за детали одежды, отпечатывая в мозгу необходимую картинку, называемой зрительной памятью. Может, Лорен их где-то уже видел, но в Синдикате так много охотников, что повстречаться со всеми крайне трудно. Хотя этих он запомнил бы. Один их них ругается по поводу уничтоженной твари. Поделом ему, не надо было лезть, куда не просят. Лорен усмехается, отлично зная, что усмешка бесит врагов. А потом он думает о том, что Тристанд все-таки умеет получать своё. Мерзкий тип, но его сила и уверенность заставляют воспринимать его иначе. Не смог затащить в постель, но зато хоть так развлечется.
Архонт атаковывает, и Штейлес стремительно реагирует на его выпад. Руна быстро материализуется, закрывая от ледяных лезвий и Канту, и Лорена, тем самым не позволяя травмировать охотников. Силы руны хватает, чтобы остановить атаку, сделав её бесполезной и не опасной, сведя её на нет. И в этот момент Лорен краем глаза замечает, что напарник архонта тоже атаковал. "Неплохо они сработались," — молнией пролетает в голове, и в ту же секунду информатор осознает, насколько опасно иметь дело с охотниками, связанными Единением душ, и тем более тому, кто один. Не хотел бы он оказаться в таком положении, а пока у него есть Канта. Если у них и мало шансов, то это не повод не попробовать выжить.
От стрел, которые могли нанести неприятные травмы, Лорен успевает увернуться, но не оставляет напарника без прикрытия, он не увеличивает на слишком много расстояние между ним, но, увы, собственная магическая энергия почему-то не подчиняется Лорену, и он не успевает призвать Клинок чистой крови, который мог бы стать весьма серьезным ответом на атаку противников. Но, увы, остается надеяться на то, что Канте это удастся.

Витриония

Витриония – может призываться в любой точке пространства и создать до пятнадцати своих копий. Витриония служит исключительно барьерной руной, создавая энергетические щиты, не требующие большой затраты энергии и способные выдержать атаку средней силы. Если же атака мощная, руна выстраивает свои копии друг за другом, создавая многогранный щит. Витриония может использоваться лишь три раза за бой.

+1

25

Противники появились в поле зрения слишком быстро, что наталкивало на мысль о том, что следовали они прямо за Лореном и Кантой. Быстрые ублюдки, что не могло радовать. Быстрые и злобные. Вон тот, чью тварь антиквэрум запечатал, так и плюется злостью, готовый в любую секунду вцепиться врагам в глотку. Что ж, Мория собирался ответить им тем же.
- Да пошёл ты, - не менее злобно отвечает Канта, опасно прищуриваясь и уничтожая обоих противников надменным взглядом синих глаз. - Сейчас станет ясно, кто должен сдохнуть, слабаки.
Как обычно, синеволосый был самоуверен, но его самоуверенность не строилась на одних амбициях и принципах. Вместе с Лореном они на самом деле представляли собой опасную боевую единицу, встречаться с которой себе дороже. Окажись на месте их противников кто-то другой при схожих обстоятельствах, конец был бы предрешен. Но сейчас всё решали лишь слаженность, удача и опыт.
После короткой перепалки, в которую вступили лишь Мория и Ксанат, архонт, разумеется, сразу же атаковал, и это было слишком предсказуемо. Его магическая атака тем не менее была мощной и стремительной, вполне способной навредить сразу двоим напарникам, которые оказались у неё на пути и, собственно, являлись её целью. Но Лорен и Канта ответили на слаженный удар не менее слаженно. Стремительная атака противника оказалась остановлена призванной рыжим руной, и её ледяные лезвия так и не достигнув цели, разлетелись на множество осколков. Но Канта не собирался просто терять время и смотреть, как напарник закрывает его от первого удара. Пока Ледяной шторм ещё приближался к барьерной руне, быстро формирующейся перед напарниками и защищающей своей магической структурой, Мория мысленно призвал Иллюзорное лезвие, на формирование которого требовалось время. Способность сработала, беспрекословно и привычно повинуясь приказу, и от рукояти охваченного люминесцентным светом меча стала формироваться его копия, оказываясь в левой руке Канты и выстраивая катану от рукояти к концу острого и прочного клинка. Копия Мугена ничем не уступала оригиналу, с той лишь разницей, что была временной. Не собираясь терять ни секунды, Мория хотел было уже атаковать в ответ, но тут в его поле зрения попала вторая атака, а именно - несколько стрел, выпущенных напарником архонта одновременно с Ледяным штормом. Что ж, неплохой ход, который, увы, застиг антиквэрума врасплох, в отличие от его напарника, который успешно уклонился от быстрых стрел. Понимая, что не успевает что-либо предпринять и даже увернуться, Мория предпринял единственное, что ему оставалось в таком случае - это подставить плечо под удар, дабы свести на минимум серьезность полученных травм. По плечу неминуемо коротко полоснула боль от задевших острием стрел, заставляя зло зарычать. Оказаться раненым при первом столкновении ну никак не входило в планы синеволосого, но тем не менее первой кровью оказалась именно его кровь. Кусающая плечо боль и пульсом распространяющаяся на руку лишь разозлила и без того злого антиквэрума ещё больше. Он не задает вопросов, почему его напарник не атаковал в ответ, а вместо этого сам наносит ответный удар.
- Восемь цветов богомола, - повинуясь быстрым разрезающим воздух атакам, с обоих лезвий срывается мощный поток ярко-белой энергии, формирующейся в единую ударную волну и направляющуюся прямо на обоих противников, что ещё находились рядом друг с другом. Вряд ли это могло их убить, но нянчиться с этими ублюдками у антиквэрума желания не было. Первым раненым оказался именно Канта, что не могло не злить, а постоянное ощущение пульсирующей боли в плече слишком ясно намекало о возможном исходе событий, если ни Лорен, ни Мория не смогут уничтожить своих противников. Теперь оставался ход за архонтом и трансдентом, которые не смогли толком нанести вреда напарниками и теперь сами оказались под ударом мощной разрушающей способности антиквэрума.

Способности

Иллюзорное лезвие – пентаграмма усиливающего типа (повышает атакующую магию антиквэрума на 7-15%). Проецируется на основание клинка Мугена, в результате чего во второй руке Канты появляется дубликат его меча. Второй меч не уступает оригиналу по прочности и другим свойствам. Пентаграмма действует в течении четырёх постов, после исчезает. Способность возможно использовать два раза за бой.

Восемь цветов богомола – атака мощного, универсального разрушающего типа. Мория наносит восемь почти одновременных ударов дальнего направления, продолжением которых становится очень мощная ударная волна энергии, состоящая из восьми режущих лезвий. Волна способна разрушать пентаграммы, печати и руны, существ, магические барьеры и другие преграды. Также ударная волна может противостоять магическим атакам или же атаковывать противника. Можно использовать два раза за бой.

+1

26

Вероятно, вызвавшись лично разобраться с делом, заведенным на Лорена, Тристанд рассчитывал получить именно такое зрелище, какое разворачивалось в лабиринтах подземной арены. Провинившиеся перед Синдикатом охотники наконец-то сошлись лицом к лицу, и теперь вряд ли что-то или кто-то способен их остановить, разве что только смерть. Пришло время платить по счетам, именно так считал Бэлмонт, стравив подопечных между собой и теперь наблюдая за кровопролитной картиной из своего кабинета. Вероятно, он считал это привлекательным зрелищем, коим для психически здоровых существ оно быть не могло. То, что Тристанд Бэлмонт - тот ещё садист, к сожалению, было общеизвестным фактом.
Если вернуться к поединку между охотниками, то его начало не было особо удачным для обеих сторон. Лорену удалось остановить первую атаку, и её мощь, столкнувшись с барьерной руной, быстро потеряла свой потенциал, разлетаясь на множество осколков магической энергии. А вот вторая атака достигла цели. Конечно, не совсем так, как того хотели архонт и трансдент, да и вред она нанесла почти незначительный. Однако на арену всё-таки пролилась первая кровь. Тем не менее противники Лорена и Канты, нанеся первый удар, не успели толком подготовиться к удару ответному, что могло очень плохо закончиться, если б Астгард не успел призвать способность фэдэлеса - Отражение. Быстро направляющаяся в сторону противников магическая атака антиквэрума вот-вот должна была достигнуть цели, но на её пути возникла отражающая пентаграмма, приняв удар на себя и тут же перенаправляя его обратно. Теперь Восемь цветков богомола вместо противника атаковали призвавшего и его напарника. Но терять время Харронэй и Сантарс не стали, каждый призывая очередную способность.
Архонт снова атаковал способностью своего ледяного меча, а именно - абсолютно чёрной пентаграммой, которая материализовалась под ногами рыжего. Если её не уничтожить, то последствия весьма плачевны. Помимо вампиризма способность легко могла лишить сознания, отравляя организм своей энергетикой и смертоностным воздействием. Трансдент же предпочел снова воспользоваться магическими стрелами, повторно выпуская их прямо следом за отраженной способностью антиквэрума. На этот раз стрелы несли в себе более разрушающее и смертоносное воздействие - при успешном попадании в цель они лишали возможности двигаться, а в худшем для синеволосого случае могли лишить сознания. В чем-то способности архонта и его напарника были похожи, но ясно становилось одно - размениваться на мелочи они не собирались, нанося удар за ударом. И удача пока что была на их стороне. Что же будет дальше?

Использованные способности

Отражение [Энергетическая школа, защитная магия] - пентаграмма, позволяет отражать энергию любого вида, отражение происходит довольно быстро, в течении 2-3 секунд. Состоит из семи магических кругов и нескольких сотен знаков. Под отражением подразумевается перенаправление атаки обратно на создавшего. За эпизод можно использовать не более трех раз. Призывается обычно мысленно.

Поцелуй смерти - активирует абсолютно чёрную пентаграмму, что проецируется под ногами противника. Вытягивает жизненную энергию, магию, силу. Слабого противника способна убить, равного по силе при значительном по времени воздействии лишает сознания [2 поста].

2-й тип стрел - лишает возможности двигаться, при проваленном противником броске кубика лишает сознания [max. на 2 поста]

ОЧЕРЕДНОСТЬ
Лорен Штейлес, Канта Мория, НПС
Посты вне очереди не допускаются!

0

27

Бой начался не слишком хорошо ни для Лорена, ни для Канты, но для каждого по-своему: антиквэрум оказался ранен, а информатор не смог призвать способность, почему-то так некстати не совладав со своей магической энергией. Когда стрелы противника задели плечо синеволосого, Лорен почувствовал чужую боль, но несколько притуплённую, и ему не составило труда понять, что случилось. Ранение в плечо — это плохо, ведь с течением времени рука станет всё хуже слушаться, и призванное Морией Иллюзорное Лезвие станет невозможно использовать. Напарника ранил трансдент, имени которого Штейлес не знал, но вот это никак не спасёт того от желания информатора поскорее отправить его на тот свет. Хотя, если саэтэрусу не удастся это сделать во время боя [причины могут быть разными], он найдёт его потом, если тот всё-таки останется в числе жителей Энтероса.
Когда стрелы пробили плечо напарника, Штейлес лишь чуть оскалился, чувствуя его боль, но больше никак не выдал этого. Он чувствовал, как вместе с этим, внутри него закипает злость, но не та, которая бывает вызвана чужими словами или неоправданными действиями, злость, хорошо контролируемая, а та, которая не поддается ничему, та, которая заставляет бесконтрольно рвать глотки врагам, ломать им хребты и шеи, убивать, не думая о последствиях и не чувствуя боли. Эта злость даёт мнимую надежду на то, что с врагами, если их много, можно справится, но именно она обладает сокрушительной силой.
Канта в это время уже успел атаковать обоих противников, но то, что произошло дальше ни коем образом не входило в планы Штейлеса. Архонт просто отразил атаку антиквэрума, причем настолько удачно, что она не потеряла своей силы. В этом момент Лорен успел лишь поблагодарить богов за то, что ему доводилось драться с Кантой один на один, так что теперь он знал, что делать с его пентаграммами, и, вместо того, чтобы впасть в ступор и пытаться понять, что происходит, и, в конце-концов, решать, что делать, он призвал Антрапанолом, который ответил Восьми цветам богомола мощным потоком ярко-красной энергии трансквэрума, которая в мгновение ока столкнулась с отражённой пентаграммой Канты. От удара стены вздрогнули и застонали, ловя на себе отблески смешивающихся цветов: синего и красного. В результате этой борьбы погибли оба, распавшись на цветные осколки, которые больше не несли в себе опасности ни для одного из присутствующих.
Следующая атака архонта была стремительной, так что Лорен не успел напасть первым, а призванная противником пентаграмма была столь опасной, как и предыдущая его способность. Она несла в себе реальную угрозу здоровью информатора. Если он хочет взять на себя лучника, то сначала придётся разобраться с этой проблемой. Призвать Рахбертау было не трудно, и пентаграмма надежно закрыла тело Лорена совершенно прозрачной броней, через которую не смогла пробиться вражеская атака, поэтому её абсолютно чёрная структура не нанесла Штейлесу никакого вреда.
— Вот, мразь, — выругался Лорен, понимая, что враги действуют весьма верно и слаженно, но сейчас он понял их план: лучник атаковал Канту, у которого не было оружия дальнего боя, и это напрямую означало, что антиквэрум рано или поздно проиграет по причине того, что использует все свои способности в то время, как трансдент просто будет стрелять по нему. Конечно, Мория сможет нанести ему вред, но перевес будет не в его пользу. Бесконечно отбиваться от его атак Канта не сможет, так что исход предрешён. Сам же Лорен, если вступит в схватку с лучником, может предпринять несколько вещей. Первое — это вывести из строя оружие трансдента. Второе — вывести из строя самого лучника, либо серьёзно ранив его в тело, либо отрубив руку, либо глубоко разрезав плечо [при неудачном ударе]. И, наконец, третье — сократить расстояние между ним и собою, тем самым заставляя трансдента перейти на ближний бой, а это напрямую значит, что тому будет крайне сложно одновременно блокировать выпады информатора и стрелять из лука, чего нельзя сказать об оружии Лорена — Ингрэмах, которые он взял с собой. Правда, он пока не был ими вооружен, но времени на это хватит. Так же, как и на то, чтобы повысить концентрацию магических пуль в теле врага.
"Возьми мечника на себя, а я с этим чёртовым лучником разберусь. Они и добиваются того, чтобы ты дрался с трансдентом," — бросает своему напарнику через Единение душ, — "Поверь, против него у тебя будет немного шансов. Держись, давай," — Его речь была краткой, но ясно давала понять ситуацию. После этих слов, не глядя на Канту, Лорен сокращает расстояние между собой и лучником до нескольких метров и оставляет за своей спиной синеволосого, тем самым не давая трансденту шансов выбрать в противники Канту.
— Иди сюда, ублюдок. Думал, что вместе со своим напарничком обманешь нас? — Призывает Совершенную казнь, которая заполняет красной энергией расстояние между двумя частями лезвия Фредомонда.

Антрапанолом

Антрапанолом — мощная атакующая и разрушающая способность, способна уничтожать пентаграммы, печати, руны, живых существ, неживые объекты, магические барьеры и другие преграды. В момент использования способности кинжал поглощает огромное количество энергии трансквэрума, тут же выпуская его сжатым потоком почти чёрной энергии, светящейся красным. Чёрный цвет, разумеется, от сверхплотности. Короткий поток энергии, сорвавшись с клинка, принимает форму зазубренного полумесяца. Как уже было сказано, способность обладает большой разрушительной силой. Если выпустить энергию с обоих кинжалов, то поток объединяется в один, и его режущая часть имеет вид ярко-светящегося креста, размеры которого могут колебаться от двух до десятков метров. Сила и мощь атаки от её размеров не зависят. Способность можно использовать два раза за бой.

Рахбертау

Рахбертау — пентаграмма защитного типа от всех видов атак. Можно использовать не больше, чем на две цели. Пентаграмма проецируется под ногами того, кого надо защитить, после чего всё тело цели покрывается своеобразным панцирем, очень тонким, прозрачным и плотно прилегающим к коже. Также пентаграмму можно спроецировать только на какую-то часть тела, после чего эта часть тела покроется бронёй, но тогда мощность и время действия способности значительно возрастут. Панцирь обладает способностью чрезвычайно быстро перемещаться по телу цели, то есть если сначала он закрывал всё тело, то силой мысли его можно заставить переместиться на руку, после чего поставить блок. Количество времени, в течение которого панцирь будет держаться на цели, зависит от силы атак противника и от площади, которую закрывает броня. Максимальное время действия — 4 поста, можно использовать один раз за бой.

Совершенная казнь

Совершенная казнь — атакующая и разрушающая способность. Позволяет при попадании в тело противника изменить форму двойного лезвия, концы которого расходятся десятком клинков, пронзая тело противника, его магическую паутину, и нанося повреждения. Также позволяет разрушать пентаграммы и руны. Между двойными лезвиями каждого кинжала появляется красный поток энергии, который пульсирующими ярко-красными вспышками доходит от гарды до острия лезвия. Как только один дошёл до конца, около гарды появляется следующий. Время действия способности — 3 поста.

Отредактировано Лорен Штейлес (14.01.17 18:31:18)

+1

28

Честно говоря, Канта не мог предположить, что удача отвернётся от них именно сейчас. Да, атаковал он успешно - вовремя и застигнув находящихся рядом с другом противников в расплох. При хорошем стечении обстоятельств им можно было неплохо так попортить шкуру, но, увы, удача продолжала симпатизировать не Лорену и Канте, а их врагам. Один из них оказался фэдэлесом, причем хорошо владеющим классовыми способностями. Призванная им пентаграмма спроецировалась в какие-то мгновения, прямо на пути ослепительно-белой атаки антиквэрума, но не чтобы остановить или поглотить, а - отразить. Осознание хреновости происходящего дошло до Канты тогда, когда отраженный поток разрушительной энергии, его собственной атаки, молниеносно сокращал расстояние между собой и своими новыми целями. Застигнутый врасплох, Канта остался недвижим: всё-таки нечасто собственные призванные способности атакуют призвавшего. Неизвестно, чем бы закончилось мимолетное бездействие Мории, как внезапно сбоку, со стороны напарника, в ответ по ослепительному потоку ударила чёрная энергия, отливающая красным. Удар пришёлся точно и в цель - обе способности, яростно столкнувшись посреди помещения, уже не могли существовать.
Этот удар они отразили, но что будет дальше? Противники показывали себя с лучшей стороны, легко демонстрируя слаженность работы и собственную силу, которая пока не была увеличена ни берсерком, ни чёрным союзом. Стоит ли задуматься? Нет, Канта не задумывался, даже больше - он не рассматривал той ситуации, что они с напарником могут проиграть. Пусть враги и сильны, но победа будет принадлежать не им. Они не смогут постоянно атаковывать и защищаться с таким же успехом и такой же силой. Лучше дать им выдохнуться и подождать, когда удача изменит. Однако бездействовать тоже не стоило. Враги вот не бездействовали, и не успел Мория отойти от первой атаки, как в его сторону уже летели магические стрелы, готовые вот-вот вцепиться в его тело. Уклониться антиквэрум уже не успевал, поэтому ему пришлось активировать барьерную руну - Витрионию, которая, к счастью, успешно материализовалась, моментально выстраивая свои копии на пути стрел. Столкновение атаки с барьером свело на нет её опасность, а потерявшие скорость и силу стрелы разлетелись по полу разбитыми щепками. Канта усмехнулся.
"Да, этот лучник слишком настойчив", - также через связь отвечает своему напарнику, который уже успел быстро разобраться, что к чему, и чего на самом деле добиваются их противники. У Канты и правда было мало шансов против лучника, который с успехом может держать антиквэрума, вооруженного катаной, на расстоянии и выпускать в него магические стрелы. Такая перспектива и правда была хреновой.
"Договорились. Я беру на себя архонта", - также коротко отвечает Лорену, показывая, что суть уловил и теперь будет действовать согласно договоренности, взяв на себя противника с мечом. У мечника против мечника гораздо больше шансов, если ещё учесть, что у Мории было два меча, то шансы на успех увеличивались.
Он изменил тактику, начав действовать одновременно с Лореном, который сократил расстояние между собой и лучником, по сути не оставляя тому выбора. Мория, как и обещал, взял на себя архонта, отрезая его от его напарника и перекрывая путь к Лорену, тем самым исключая возможность их совместного нападения на рыжего.
- Ты уже ничем не поможешь своему неудачнику, так что дерись со мной, - достаточно сократив расстояние, Канта собирался атаковать, но вместо этого способность вышла из-под контроля, так и не сформировав разрушающей кромки. Понимая, что уже не сможет атаковать на полную силу, как рассчитывал, антиквэрум воспользовался дополнительной возможностью атаки - возможность коротковременно увеличить собственную скорость прямо перед ударом. Благодаря этому Мория в одно мгновение оказался на опасно близком расстоянии от своего нового противника и нанес удар лезвием катаны, рассчитывая вскрыть врагу защищенное одеждой тело. Но никакая ткань не способна остановить смертоносный укус острого лезвия, если противник не успеет взять ситуацию под контроль.

Использованные способности

1. Витриония – может призываться в любой точке пространства и создать до пятнадцати своих копий. Витриония служит исключительно барьерной руной, создавая энергетические щиты, не требующие большой затраты энергии и способные выдержать атаку средней силы. Если же атака мощная, руна выстраивает свои копии друг за другом, создавая многогранный щит. Витриония может использоваться лишь три раза за бой.

2. Удар взрывной души – огромное количество энергии Канты фокусируется в мече, от режущей кромки которого исходит сплошной и чрезвычайно мощный поток яркой энергии. Является атакой мощного, универсального разрушающего типа, которая способна разрушать пентаграммы, печати и руны, существ, неживые объекты, магические барьеры и другие преграды. Также ударная волна может противостоять магическим атакам или же атаковывать противника. При использовании этой способности скорость и ударная сила Мории увеличиваются, но на короткий промежуток времени, прямо перед атакой. Также позволяет взлететь над землёй, если антиквэрум рассчитывает нанести удар сверху. Можно использовать один раз за бой.

+1

29

"Чёрт, а они тоже не промах", - мысленно связался Астгард со своим напарником. Архонт на его рык только усмехнулся: "А ты как думал? Тристанд подбирает подходящие партии для своего представления". Выбора у противников не было, когда они оказались под слаженной атакой полукровки и антиквэрума, которые успешно перетасовали карты. Теперь перед лучником оказался рыжий, и размениваться на мелочи трансдент не стал, прекрасно понимая, что его ждет при таком раскладе. Он призвал берсерк, который моментально охватил его тело, изменяя не только внешний вид Астгарда, но и возможности. Теперь уровень его сил подвалил почти под шестой уровень, коим в Синдикате владел ранг капитанов.
- Сам ты ублюдок, - зло огрызнулся на слова своего рыжего противника. - Плевать я на тебя хотел. За что вас сюда отправили? За то, что ты подставился под климбата, но под Триса подставляться не захотел?!
Слова так и сквозили злостью, а в конце своей колкой речи трансдент засмеялся - холодно и жутко, даже кровожадно. Изменившиеся с темно-серых на красные глаза теперь сверкали толикой безумства, а в расширенных зрачках полыхал огонь настоящего хаоса. Очевидно, призванный берсерк изменял и нервно-психическую сферу трансдента, притупляя страх, ощущения боли и неуверенности, и в свою очередь активируя скорость реакции, магические резервы и боевые возможности.
Вложив в измененный берсерком лук сразу две стрелы, он натянул тетиву, вскидывая оружие и быстро ловя трансквэрума на прицел. В следующую секунду стрелы отправились в стремительный и смертоносный полёт, неся в себе ментальную атаку, что должна была обрушиться на цель при удачном попадании. Трансдент рассчитывал сначала вывести Лорена из строя, а потом уже, когда он не сможет сопротивляться стрелам, убить его. План, в принципе, классический, но другого здесь просто быть не могло.
Ксанат также, как и его напарник, оказался застигнут врасплох неожиданным маневром противников.
- Да чтоб вы сдохли, чертовы тактики, - прорычал он, когда на него накинулся Канта, собираясь нанести удар двумя клинками. Архонт среагировал молниеносно, блокируя атаку и сводя её силу на нет. А потом одновременно с трансдентом активировал берсерк, который частично оказался призван под действием чужого берсерка напарника, подействовавшего и на связь. Высвободившаяся энергия была вполне способна откинуть находящихся поблизости существ, чем Ксанат и воспользовался, призывая Испытание удачи на синеволосого противника. Пентаграмма уже начала материализовываться, как внезапно вышла из-под контроля и, так и не сформировавшись, разлетелась на множество осколков. Похоже, неудача начала преследовать и архонта. Но и он, также как и Канта, не растерялся, а бросился атаковывать мечом. Похоже, более действенным противостоянием между мечниками был как раз бой на мечах...

Использованные способности

3-й тип стрел - ментальная атака на разум, защищаться от которой нужно ментально. Подчиняет цель хозяину оружия на макс. 2 поста.

Испытание удачи - мощная способность. Действует с вероятностью [Мастером кидается кубик на 33% успеха]. Воздействует на разум противника (при выпадении 1-2 на кубике на двух противников), атакует ментальными кошмарами, настолько реальными, что атакованные частенько заканчивают жизнь самоубийством, что кажется им единственным верным выходом [действует три поста при условии равенства уровней].

ОЧЕРЕДНОСТЬ
Лорен Штейлес, Канта Мория, НПС
Посты вне очереди не допускаются!

0

30

Как разъярённые звери, доведенные до крайней степени бешенства, офицеры были готовы порвать друг другу глотки, причем даже не задумываясь о том, заложниками какой ситуации они все стали. И те, кто выигрывал, и те, кто проигрывал. Канте не повезло, но хорошо, что рана не вывела его из строя, но тем не менее действия противников оказались намного более слаженными, что давало им заметное преимущество. Однако своё привнесла и удача. Точнее то, на чьей стороне она оказалась. Лорену было странно осознавать, что сегодня она не его, хотя всегда, вообще всегда именно она помогала ему, когда ситуация и исход событий переставал зависеть от силы и степени подготовки. Он слишком часто [пожалуй, это и есть издержки его работы] оказывался в чьих-нибудь руках, но никакие из них не держали его за горло так крепко, как закованные в когтистые перчатки сильные руки Тристанда. За этот короткий промежуток времени, пока оказался с ним в кабинете один на один, да и после, ненависть Штейлеса к начальнику неуклонно увеличивалась, но, стоило признать, как бы это ужасающе не звучало, именно от этих эмоций информатору каждый раз рвало крышу ко всем чертям. Ни кто до этого настолько сильно не влиял на ощущения и мысли саэтэруса и уж тем более не захватывал их так надолго. Нет, когда Лорен не думал о начальнике, всё было в норме, но как только что-то напоминало о его существовании, Штейлес становился сам не свой, и, возможно, такое состояние у него было бы и сейчас, если бы не серьезность ситуации и обязанность отвечать за жизнь и здоровье напарника. Именно поэтому, с того момента, как оказался на арене, саэтэрус уже много раз мысленно успел не только обматерить сумасбродного начальника, но и подвергнуть его самым изощренным пыткам, где превосходным концом неминуемо была смерть трансдента, возомнившего себя вершителем судеб. Что ж, может, когда-нибудь, Лорен это и сделает. То есть не будет пытать, а просто убьёт, хотя, если трансквэрум и останется жив после сегодняшнего, Тристанд ещё успеет дать ему повод захотеть поступить именно таким образом.
Ненависть глухо и отчетливо растекалась по венам, сливалась в потоке крови вместе с горячей яростью, которая казалась почти что огнём, прожигающим всё тело информатора и не дающим дышать. Он ненавидит тех двух типов, которые оказались перед ним и напарником, ненавидел за то, что один из них ранил Канту. Ненавидел эту ситуацию за то, что ему не дали выбора. Ненавидел всё, что свело их четверых на этой арене, и, конечно, в большей степени — самого себя, ведь именно он, следуя своим законам, поставил Канту под удар, и единственное, что мог теперь сделать, — это противостоять лучнику. А вообще информатор никогда не терпел, когда терял контроль над ситуацией и переставал управлять ею. Так что при наличии большой вероятности подобного расклада просто избегал её.
Лорен лишь едва заметно прищурился, когда трансдент рассмеялся после своих собственных слов, больно ранивших информатора. По сути тот оказался прав, но саэтэрус не мог позволить ему взять и ему контроль над собой.
— Только огрызаться и умеешь? Думай, что говоришь,— Холодно отрезал в ответ на слова трансдента, смотря тому прямо в глаза, хотя прекрасно понимал, что это элементарно может быть истолковано, как вызов. Ну, а что ещё может прийти в голову к этому психически неустойчивому офицеру?
— Как тебя сюда только взяли, такого психа? — усмехается, — Наверное, не только за умение владеть луком? — Вопросительно приподнимает бровь, слегка наклоняя голову и сжимая в руке рукоятку верного Фредомонда. Оставив мечника на Канту, Лорен был почти уверен в том, что у них получится удачно противостоять, однако призвать берсерк все-таки прошлось. Теперь волосы Лорена стали золотистого цвета, а на теле появились чёрные татуировки, которые, правда, сейчас были видны только на открытых руках, а также появился пирсинг в губе и брови. Веко единственного глаза, который из зелёного стал янтарным, теперь густо подведено чёрным.
Его и противника разделяет всего несколько метров, но преодолеть их Лорен не успевает. Оттолкнувшись от земли опорной ногой и чувствуя под рифленой подошвой крепкую поверхность, он стремительно начинает сокращать разделяющее их расстояние. Как на замедленной киносъёмке: противник вскидывает лук, и в последнее мгновение перед выстрелом прямо в мозг саэтэруса врезается то, как свет скользит по острому краю двух стрел, очерчивая его тонким бликом.
Он уже не видел, как Канта сошелся в смертельной схватке с архонтом, не видел, как способность мечника вышла из-под контроля. Одна стрела пробила тело правее грудины, разрубив хрящ шестого ребра. Вторая вошла чуть ниже в бок. Поперхнувшись кровью, Лорен свалился, как подкошенный, но сила инерции ещё протащила его по полу на какое-то расстояние. Кинжал с красной энергией между лезвиями так и остался в его руке.

Отредактировано Лорен Штейлес (21.01.17 22:49:17)

+1

31

Антиквэруму вполне успешно удалось переманить архонта на поединок с собой, как раз, когда тот собирался наброситься на рыжего. Следовало драться по-честному, пока никто из четверых не выведен из строя. Разумеется, все понимали, что несладко придётся тому, кто останется один против двоих, в таком случае шансов выжить уже не будет. Жалости друг к другу у них не было. Молниеносно атаковав Ксаната, Канта всё же не смог застать его врасплох - противник был слишком опытен и внимателен. Клинки столкнулись лишь на мгновение, отозвавшись злым и холодным лязгом, а потом противник активировал берсерк, почти одновременно со своим напарником. Высвободившаяся энергия отбросила Морию в сторону, но он легко и пружинисто приземлился на ноги, припадая на колено и силой инерции проскользив по гладкому полу. На берсерк стоило отвечать берсерком, но Канта просто не успевал его призвать. По ногами уже стала загораться вражеская магия, формируя руны и древние письмена, складывающиеся в единую пентаграммную структуру, но внезапно что-то пошло не так, и пентаграмма, потеряв стабильность, рассыпалась на светящиеся и исчезающие осколки. Канта усмехнулся, опасно прищуриваясь и поднимаясь с одного колена.
Он почувствовал берсерк напарника, не столько по высвободившейся энергии, сколько по неминуемому изменению Единения душ, на которое он воздействовал, превращаясь связь в Чёрный союз и вынуждая антиквэрума принять берсерк. Ждать Канта не стал, позволяя мощному импульсу, передавшемуся по связи, высвободить его берсерк. Поток энергии обрушился на помещение, пульсирующими волнами исходя от первородного, и, закручиваясь вокрус него, сформировал разрушительный вихрь. Высвободившаяся энергия ударила в потолок и спустя несколько мгновений рассеялась. Внешний вид Канты теперь тоже несколько изменился, хотя этих изменений всё же было мало: из насыщенно-синих его волосы стали фиолетового цвета, ровно как и глаза. Претерпел изменения и его меч, став более тяжелым, но таким же идеально сбалансированным и смертоносным. Одежда антиквэрума не изменилась, но теперь сплошь состояла из тканеподобного кардония, что значительно повышало защиту. Едва он успел активировать свой берсерк, как на него снова налетел архонт, на этот раз атакуя ударом меча. Мория среагировал моментально, автоматически, ловя острый клинок на скрещенные перед собой клинки. Столь сильный и эффективный блок сразу же свел на нет всю скорость и мощь атаки Ксаната, и теперь оба противника, не разрывая расстояния и продолжая архонт - давить, а антиквэрум - сопротивляться, убивали друг друга взглядом. Внезапно сознание Канты молнией прошило ощущение чужой боли, концентрируясь на разуме и начиная сдавливать стальными, крушащими самообладание тисками. "Лорен?!" - пролетела в голове мысль, в то время как ощущение напарника стало глухим и недосягаемым, что ясно говорило о том, что Штейлес потерял сознание. Всего на мгновение упустив контроль над собой, Канта едва смог удержать со всей силы давящий на блок чужой меч.
- Чёрт, - зло прошипел Канта, уничтожая противника взглядом синих глаз. - Ты скорее надорвёшься, нежели грохнешь меня.
В принципе, Мория именно так и считал, если не считать сильно отягчающего обстоятельства - его собственный напарник был ранен и пребывал в отключке. Теперь понятно, что кого поимеет на самом деле, и Мории такая перспектива никак не нравилось. Если, конечно, он не успеет что-либо предпринять. В какие-то мгновения, пока ситуация ещё только разворачивалась, его мозг выдал логическую цепочку, результатом которой был вывод - Лорен отключился не от полученного ранения, а от чужого воздействия. И это только подтвердилось, когда к ощущению глухой боли добавилось ощущение бесконтрольности самого рыжего, словно кто-то пытался влезть ему в мозг, причём весьма успешно. Допустить этого Канта просто не мог, поэтому среагировал моментально и как того требовало происходящее - через Чёрный союз поставил ментальный блок на разум напарника. Это требовало хорошей концентрации и достаточного уровня владения Единением, но для Мории это было не впервой. Единением он владел, причем совсем неплохо, и поэтому попытка защитить разум полукровки оказалась успешной. Оставалось надеяться, что, придя в себя, Лорен сможет действовать, иначе им двоим точно конец. Впрочем, они и так играли со смертью, и её ледяное ощущение скользило где-то совсем рядом.

Способности

Чёрный союз – в этом состоянии через связь может передаваться энергия от одного напарника к другому, но главная задача активированной связи, это – усиление используемых техник. (Важно: эту способность возможно использовать только в состоянии берсерка). Чтобы она служила усилением используемых техник, необходимо использовать специальную пентаграмму, которая проецируется на оружие. Каждый напарник использует свою пентаграмму, и если обе сработали, то они усиливают атаку на 30% от исходной силы. (Дополнительно: сейчас у персонажа пятый уровень сил. Техники с использованием Чёрного союза на 7-го по уровню не окажут слишком разрушительного эффекта, но 6-му по уровню могут сильно навредить). Использовать техники, усиленные Союзом, можно только два раза за бой.

Ментальный блок – не позволяет другому менталисту или псионику как-либо воздействовать на существо, допустим, внушить что-то, загипнотизировать, раздобыть информацию и прочее. Если у существа есть подобная способность, то априори на его разуме стоит «контролер», защищающий от низких уровней опасности. Когда существо подвергается ментальной атаке, защита сообщает хозяину об опасности и тогда, хозяин ставит уже полноценный ментальный блок. Сила блока зависит от умений и уровня персонажа, количество блоков зависят только от уровня персонажа. Персонажу с десятым уровнем сил, за эпизод, можно поставит блок десять раз. Разумеется, способность не гарантирует абсолютную защиту, все зависит от случая, врага и мастерства персонажа. Если персонаж очень силен (12 уровень навыка и 10 уровень сил), то он может заблокировать пространство вокруг себя в радиусе одного километра, в таком случае, ни одна способность других менталистов или псиоников работать не будет, разумеется, это не относится к врагам такого же уровня и умения.

+1

32

Расстояние между Астгардом и его противником было слишком незначительным, чтобы трансдент смог промахнуться. Единственное, что могло спасти Лорена из столь невыгодного положения, в которое он попал, это магический барьер, способный материализоваться моментально. Однако две стрелы всё же попали в цель, отправляя рыжего в неизбежную темноту бессознательного состояния и позволяя трансденту легко взять контроль над разумом полукровки. Как же Астгард собирался воспользоваться таким успехом и полученным преимуществом? Вариантов было много, среди которых самым выгодным значился немедленный приказ напасть на Канту. У антиквэрума вряд ли получится защищаться сразу от троих нападавших, один из которых будет под полным контролем Сантарса. А потом они убьют и Лорена, который к тому времени уже очнётся. Идеальный план, который, увы, уже начал претворяться в жизнь с успешным попаданием магических стрел в цель. Опустив лук, Астгард подошёл к Лорену и легко опустился рядом на корточки. Казалось бы, он мог успешно помочь своему напарнику, который сошелся в поединке на мечах с синеволосым антиквэрумом, но трансдент почему-то медлил. Может, в нём говорило осознание столь легкой победы, превосходства и ощущения чужой жизни в своих руках, а может он просто хотел выместить на рыжем ту ненависть, которая успела поселиться в его чувствах за время поединка и после нескольких колких фраз между ними. Запустив руку в чужие рыжие волосы, он грубо сжал пряди и наклонился к Лорену. "Я прикажу тебе убить твоего напарника. Я приказываю. Убей". Мысленный приказ, направленный через магическую связь подчинения разума непременно должен был быть приведён в действие...
Тем временем противостояние между архонтом и антиквэрумом достигло той точки, за которой неизбежно следует переломный момент. Они не могли целую вечность сопротивляться и нападать, атаковывать и защищаться, а поединок, хоть и был достаточно непродолжительным, отнимал много сил. К тому же призванный берсерк не мог держаться слишком долгое время, и это все понимали.
- Неет, хах, твой напарник уже в отключке, - зло и с усмешкой шипел Ксанат в ответ, не уменьшая давления своего меча на скрещенные вражеские клинки. - Как ты собираешься выиграть, если его сейчас убьют? Ну же?
Ксанат тоже был опасен, в его арсенале было много злобных и эффективных способностей, которые легко могли перетянуть выигрыш на сторону архонта и его напарника. И он не собирался медлить, как медлил Астгард, он собирался выиграть и как можно быстрее. К тому же сейчас он находился в выигрышном положении, из которого можно было успешно атаковать. Так как воспользоваться оружием для простой атаки Ксанат не мог, по причине того, что всё ещё скрещивал клинок своего меча с клинками обеих катан, то он остановил выбор на магической способности. Высвобожденный берсерк позволил легко и быстро призвать способность Оковы, которая моментально стала выстраиваться под ногами противника, формируя единую смертоносную пентаграммную структуру. На этот раз стабильность она не потеряла, окончательно материализовавшись с намерением сковать свою цель и вывести её из строя на достаточно продолжительное время.
Но не всё было столь печально у Канты и его напарника. Удача и везение тоже не забыли и про них, снова возвратив поединок к неоднозначному результату. Антиквэруму удалось блокировать ментальное воздействие на разум своего напарника, который уже мог очнуться, так как на него более не давила вражеская магия. Астгард, конечно же, почувствовал ментальный барьер, о который моментально разрушился его контроль над разумом одноглазого, но вот предположить того, что рыжий, лежащий на полу под ним, столь быстро очнется, трансдент не смог...

ОЧЕРЕДНОСТЬ
Лорен Штейлес, Канта Мория, НПС
Посты вне очереди не допускаются!

Упомянутые в мастерском посте способности

Оковы - пентаграмма, формируется под ногами противника, из центра которой появляются сверхпрочные цепи. Они сковывают цель, лишая её не только возможности пошевелиться, но и использовать магию. Без посторонней помощи справиться с этой атакой очень сложно, но нет ничего невозможного. Помимо прочего пентаграмма атаковавывает и энергетическую паутину цели, разрушая её. Действует три поста.

+1

33

Его окружает абсолютная темнота и нету даже намека на свет, а со всех сторон — словно толща тёмной воды. Он слышит её шум, который наполняет собою изнутри и глухо бьётся о свод черепа, будто пытается расколоть его на части. Давление возрастает по мере того, как тело всё плотнее охватывают холодные потоки воды, и они тянут его куда-то всё ниже и ниже, на бесконечную глубину, заставляя тонуть, словно камень. Он не может дышать, но вода, заливающаяся в рот, не сводит с ума и не заставляет судорожно пытаться выбраться к поверхности, чтобы сделать глоток свежего воздуха. Наверху так же темно, как и вокруг, но никакого страха нет, лишь совершенное спокойствие и отсутствие мыслей в голове. Эти мгновения замедляют бег времени и останавливаются без какого-либо продолжения, и ничего не меняется. Абсолютно ничего. Но лишь до тех пор, пока на уровне подсознания не возникает смутное ощущение, которое постепенно становится всё яснее различимым. В конце-концов что-то в этой бесконечной толще лопается, как натянутая до предела струна, и её тонкий звон ещё долго дрожит на границе между реальностью и иллюзией. В голове пустота, и в этой темноте существует только он и этот меркнущий отзвук чего-то нереального.

По сознанию с силой бьёт ощущение близкой опасности и, как в кошмарном сне, перехватывает дыхание. Штейлес распахивает единственный глаз, но зрачок не режет свет, лишь только приглушенные отсветы на кирпичных, полуразрушенных стенах отражаются в темной зелени радужки. Лорен щурится, пытаясь сфокусировать взгляд, но даже от этого небольшого усилия его тело сводит судорогой боли. Он хотел бы выругаться, и матерные слова уже рвутся из горла наружу, чтобы вылиться на причину его бед потоком бессвязной ругани, произнесенной хриплым голосом, но информатор слишком отчетливо чувствует рядом чужую мощную энергетику. И через мгновение наталкивается взглядом на того, кто находится рядом ним. Это враг, сомнений нет, хотя Лорен абсолютно не помнит, что случилось и как он тут оказался, но ему приходится лишь стиснуть челюсти до скрежета крепких зубов и оскалиться. Он чувствует чужую крепкую хватку, которой его властно держат за волосы, а это напрямую значит, что шансов нет. Его взгляд тонет в глубине чужих хищных глаз, но за эти мгновения Лорен успевает всё вспомнить. Сжимает сильнее рукоятку своего кинжала, и, не долго думая, бьёт клинком наугад, стараясь попасть по телу близко находящегося противника. Он не знает, ранил его или нет, это не столь важно, потому что почти сразу же саэтэрус призывает Клинок чистой крови, а за вспышками энергии не видит, была ли Совершенная казнь активирована при соприкосновении с телом магического существа.
— Получай, сука! — Зло выплевывает, чувствуя, как большое количество собственной энергетики проходит через кинжал и начинает материализовываться в виде нескольких небольших пентаграмм на противника и на лезвие Фредомонда. Красная энергия охватывает своим отсветом большое пространство вокруг и отражается на стенах, а появляющиеся пентаграммы должны вот-вот обездвижить противника, не оставляя ему никаких шансов на выживание. Штейлес чувствует внутри себя нереальную ярость, которая находит выход только через призыв второй способности. Антрапанолом. Он уже использовал его в этом бою, и потратил весьма много сил, но сейчас считать не приходится. Он хотел вцепиться этому противнику прямо в глотку, вырвать её ко всем чертям, хотел, просто жаждал, почувствовать его кровь, хотел задушить его собственными руками, ломая хребет, но лишь подсознание решает все за него и упрямо твердит — "Трансдента так не убить". И поэтому он призывал одну способность за другой, словно хотел разорвать на части тело ненавистного врага и искупаться в его крови. Когда последний раз в нем было столько злости? Не похоже на него, но инстинкты диктуют своё.
— Сдохни! — Тело саэтэруса бьет крупная дрожь, а ощущение, что из него выпили всю энергию, не покидает его. От этого он почти теряет сознание, но мощный поток энергии, снова проходящий через кинжал, не дает этого сделать. Антрапанолом беспощадно высасывает большую часть сил саэтэруса и срывается с края клинка, чтобы нанести противнику сокрушающий удар. Красный поток быстро, почти мгновенно, рассекает воздух, и из-за этого отчетливый свист впивается прямо в мозг всем присутствующим.
Лорен сейчас не мог увидеть исход своих атак, вместо этого он откидывается на пол, а после заваливается на бок, отплёвывая густую кровь, которая быстро наполняет рот. Не понятно, либо это из-за ранения, нанесенного лучником, либо из-за использования пентаграмм, но из носа тоже льется кровь. Лорен не сразу замечает это, лишь, поднеся руку к лицу, видит, что пальцы быстро окрашиваются в цвет венозной крови, правда она светлее, а, значит, из носа.
— Чтоб тебя побрало, — хрипит и безуспешно пытается встать, а после затихает на полу, однако остается в сознании.

Совершенная казнь

Совершенная казнь — атакующая и разрушающая способность. Позволяет при попадании в тело противника изменить форму двойного лезвия, концы которого расходятся десятком клинков, пронзая тело противника, его магическую паутину, и нанося повреждения. Также позволяет разрушать пентаграммы и руны. Между двойными лезвиями каждого кинжала появляется красный поток энергии, который пульсирующими ярко-красными вспышками доходит от гарды до острия лезвия. Как только один дошёл до конца, около гарды появляется следующий. Время действия способности — 3 поста.

Клинок чистой крови

Клинок чистой крови (другое название: Девятое заключение) — пентаграмма атакующего и удерживающего типа. На лезвие проецируются четыре пентаграммы, а пять — на противника. В течение короткого промежутка времени между этими пентаграммами устанавливается мощная связь, разорвать или разрушить которую очень сложно. Как только связь установилась, противника парализует на время, в течение которого его тело начинает разрушаться изнутри, начиная с важных частей магической паутины. Длительность действия пентаграммы зависит от магического резерва Лорена. Её можно использовать два раза за бой.

Антрапанолом

Антрапанолом — мощная атакующая и разрушающая способность, способна уничтожать пентаграммы, печати, руны, живых существ, неживые объекты, магические барьеры и другие преграды. В момент использования способности кинжал поглощает огромное количество энергии трансквэрума, тут же выпуская его сжатым потоком почти чёрной энергии, светящейся красным. Чёрный цвет, разумеется, от сверхплотности. Короткий поток энергии, сорвавшись с клинка, принимает форму зазубренного полумесяца. Как уже было сказано, способность обладает большой разрушительной силой. Если выпустить энергию с обоих кинжалов, то поток объединяется в один, и его режущая часть имеет вид ярко-светящегося креста, размеры которого могут колебаться от двух до десятков метров. Сила и мощь атаки от её размеров не зависят. Способность можно использовать два раза за бой.

Отредактировано Лорен Штейлес (24.01.17 20:16:06)

+1

34

Было похоже, что поединок сходил на нет, и за кем окажется один из последних ударов, решали только время и успех. Канта, увы, находился не в лучшем положении, оказавшись в бездействии из-за заблокированных чужим мечом катан. Казалось бы, ну чего стоит отбросить клинок от себя и разорвать расстояние между собой и противником? Однако, это и было самое сложное - Канта не мог одновременно снимать воздействие на разум напарника и продолжать свой поединок. Ментальный блок через неустойчивую связь Единения требовал высокой концентрации и внимания, при этом воздействуя на мозг антиквэрума подобно тискам, крошащим всё на своём пути. Наверное, не очнись Лорен раньше, Мория непременно испытал бы на себе воздействие побочных эффектов. Но молчаливая и глухая темнота со стороны напарника спала и окончательно рассеялась, давая место новым ощущениям, среди которых ведущими были ярость и боль. Сплетаясь, подобно двум разъяренным драконам, чужие чувства ударили по сознанию Канты, вызывая в разуме буквальный взрыв атомной бомбы. Наверное, антиквэрум на какие-то секунды потерял над собой контроль, потому что энергия его берсерка стала принимать вид молний, быстро проскакивающих поверх чёрной одежды. Мощная аура магической энергетики, вызванная одновременным использованием сразу нескольких способностей, заполнила собой всё пространство помещения, вызывая своим давлением нарастающую дрожь стен, потолка и пола. Это была вышедшая из-под контроля Аура. И без того фиолетовые волосы антиквэрума приобрели насыщенный оттенок, что говорило о значительных затратах его магического резерва. Он стремительно и, похоже не совсем контролируя ситуацию, приближался к максимальной точке своих возможностей. Его глаза стали такого же насыщенного фиолетового цвета, а взгляд, если б мог уничтожать, уничтожил бы всё окружающее в радиусе сотни метров. Что ж, в вихрь неконтролируемой ярости Лорена, медленно, подобно смертоносным кольцам змеи, вплелась и ярость антиквэрума.
- Моего напарника... никто не убьёт, а вот тебя, - антиквэрум буквально рычал угрозы архонту в глаза, ибо тот всё ещё находился в опасной близости от Канты, так как происходящее развивалось столь стремительно, что быстро отскочить в сторону было проблематично. Аура Мории тем не менее не могла задеть Ксаната, если только тот не захочет схватить антиквэрума за руку.
- Сдохни, тварь, - выплюнув полные кристальной ненависти слова, Канта призвал одну из своих способностей, рассчитывая защититься ею от вражеской пентаграммы, что уже начала захватывать его в свои оковы. Времени, чтобы что-то успеть, оставалось слишком мало, но антиквэрум действовал скорее автоматически, позволяя вплавленным инстинктам решить за него. Под его ногами стала концентрироваться ослепительно-белая энергия, из центра которой наверх, подобно острым и тонким лепесткам, стали подниматься энергетические зубья. Они закрывали собой антиквэрума, вырастая наверх и разнеся не закончившую формироваться вражескую способность ко всем чертям, они поднимались страшным, сверхплотным и ослепительно ярким барьером, на пути которого, увы, оказался архонт. Была ли это тактика Канты или он действовал, ориентируясь сугубо на сложившуюся ситуацию, понять было сложно, но смертоносная ловушка вот-вот должна была захлопнуться. Архонт мог выжить, вполне мог успеть что-то предпринять, но хватит ли Мории на повторный удар такой же силы? Хватит ли его вообще на продолжение боя? Если б его мысли не оказались вытеснены бешеной злостью и первородной яростью, наверное, он бы сказал - "нет". Даже будучи сильным противником, профессионалом своего дела, Канта оставался заложником собственных слабостей. Он не мог проиграть, не мог позволить напарнику такой роскоши - как умереть здесь, и за это приходилось платить. Магия высасывала из него силы, подобно древнему, ненасытному вампиру, который оставит в покое, только когда опустошит полностью. Может, столь неконтролируемая попытка убить и была главной ошибкой?

Способности

1. Аура – энергия Канты принимает вид молний, которые вспышками и зигзагами возникают на его теле. Волосы антиквэрума приобретают фиолетовый оттенок, и чем больше высвобождается энергии, тем более фиолетовыми они становятся. Сами молнии могут быть белого или же чёрного цвета (в зависимости от мощи и плотности). Чёрные молнии намного мощнее белых и наносимый ими урон намного больше. При соприкосновении с противником, они наносят ему мощный разрушающий эффект. Действуют мгновенно. Могут также парализовать оппонента на некоторое количество времени (один пост). Мощь и сила способности зависит от количества высвобождаемой энергии антиквэрума. При использовании этой способности увеличивается скорость атак антиквэрума в целом. Можно использовать два раза за бой.

2. Рвущие когти света – способность мощного атакующего типа. Максимальный радиус действия сотня метров. Мгновенно высвобождается колоссальное количество ярко-белой энергии антиквэрума, которая достигает сверхплотности и в виде потоков или когтей окружает противника или какой-либо неживой объект, оказывая уничтожающее действие. По сути защититься от этой способности можно только барьером в виде сферы. Можно использовать два раза за бой. В очень редких случаях способность может послужить Канте специфическим барьером (один раз за бой), отражающим от двух до трёх атак противника.

+1

35

Опьяненный вкусом приближающейся победы и превосходством над Лореном, трансдент, увы, не учел одного - что бой продолжался, даже несмотря на то, что карты оказались в руках Астгарда. Именно в этот момент противники начали играть шахматами, и тут-то трансдент поплатился за свою неосмотрительность. Его атака, что должна была подчинить рыжего, натолкнувшись на поставленный антиквэрумом барьер, стремительно потеряла свою эффективность. Не успевая ничего предпринять, Астгард всё ещё оставался рядом с Штейлесом, когда тот очнулся. Расстояние между ними было катастрофически минимальным, а воспользоваться луком с целью своей защиты трансдент в таком положении не мог. Единственное, что он предпринял, это прижал Лорена собой, продолжая грубо сжимать чужие волосы в кулаке, и рассчитывая ограничить его движения. Однако рыжий нанес удар раньше, чем действия трансдента принесли хоть какой-то результат. Остриё клинка кинжала вцепилось лучнику в бок, стремительно, с силой разрезая тело и выпуская кровь. Трансдент лишь рвано вдохнул от неожиданности и поперхнулся собственной кровью. Он собирался нанести ответный удар, перерезав противнику горло острой кромкой своего лука, который он продолжал сжимать в руке, но следом за укусом кинжала последовал неминуемый удар магией. Боль прошлась по сознанию разрушающими тисками вместе с запоздалым осознанием ситуации. "Мой напарник... Чёрт... Он же не сможет..." В то же мгновение мысли, перевернувшись красными всполохами, исчезли в стремительно поднявшейся и захлестнувшей удушающей, чёрной волне бессознательного состояния. Так и не ответив на удар ударом, будучи отброшенным в сторону столь сильной магией, Астгард упал на пол, заливая его поверхность собственной кровью. Тепло разгоряченной в венах красной жидкости стало стремительно уходить в холод мраморной плитки, оставляя противнику Лорена всё меньше и меньше шансов.
Если говорить о состоянии Штейлеса, то оно успешно граничило с состоянием его напарника, так как оба находились на пределе сил, с той лишь поправкой, что рыжему досталось значительнее. У них оставался ещё один противник, архонт, который пока что мог поспорить за победу. Однако в те самые мгновения, когда Астгард по своей неосторожности оказался смертельно ранен, его напарника настигла также не самая лучшая участь. Увы, но он попался в ловушку, которая показала себя во всей красе, как только Канта атаковал. Смертоносные зубья разрушительной энергии незамедлительно вцепились в тело архонта, буквально надевая его на себя и легко разрушая. Сложно сказать, насколько сильную боль испытал в этот момент противник Мории, но его взгляд был красноречивым - взгляд загнанного в угол зверя, который, чуя неминуемую гибель, будет драться до последнего. И тут-то на сознание Ксаната обрушились ощущения его собственного напарника, проскочив ослепительным ощущением боли и смерти, а потом замолкли в тишине чужого бессознательного состояния. Архонт отозвался рыком, по-звериному диким и страшным, а потом ловко и несмотря на травмы легко отпрыгнул в сторону от энергетических зубьев, уходя от их дальнейшего разрушения. Кровь из страшных ран на теле заливала его одежду, в руках он продолжал сжимать меч, а самого Ксаната раздирало от жажды убивать. Он тоже дошёл до своего предела, ярость и бешенство сплелись в его чувствах настолько тугими кольцами, что магическая энергия, подчиняясь их импульсу, сформировала столь мощную пентаграмму Испытания удачи, какая возможна лишь при критической удаче. Архонт находился в состоянии аффекта, и сейчас, казалось, мог убить обоих противников.
- Вы сдохните, оба сдохните! Я вас убью! - Рычал и плевался злостью Ксанат. Могло показаться, что и слова он не особо контролировал, но о каком контроле может идти речь, когда его напарника почти убили, а самому ему грозила смерть? Пентаграмма, формируя структуру, разверзлась под ногами антиквэрума, грозя вот-вот захлопнуться на его разуме ментальными кошмарами, и тогда исход поединка снова станет неоднозначным. Травмы, нанесенные Кантой, не могли лишить выносливого архонта сознания, он даже смог атаковать в ответ, но что если он сам находился на пределе? Поединок как таковой, всё ещё был на равных.

ОЧЕРЕДНОСТЬ
Лорен Штейлес, Канта Мория, НПС
Посты вне очереди не допускаются!

Упомянутые в мастерском посте способности

Испытание удачи - мощная способность. Действует с вероятностью [Мастером кидается кубик на 33% успеха]. Воздействует на разум противника (при выпадении 1-2 на кубике на двух противников), атакует ментальными кошмарами, настолько реальными, что атакованные частенько заканчивают жизнь самоубийством, что кажется им единственным верным выходом [действует три поста при условии равенства уровней].

0

36

Скачок уровня высвобождаемой энергии антиквэрума прекрасно чувствовался через Единение душ. Как-то сопротивляться этому воздействию было бесполезно, ведь по сути ярость информатора и стала толчком к тому, чтобы Канта перестал себя контролировать. Оставалось надеяться, что напарник не потеряет контроль до конца. Вполне возможно, что это сделать ему не даст связь с Лореном, ведь Единение, хоть и было достаточно слабым, все равно стабилизировало уровень их эмоций и передаваемой друг другу энергии. Штейлес мог вернуть напарника в нормальное состояние, в принципе тем же путём, как и заставил его потерять контроль, только вот для этого было необходимо привести в порядок собственное внутреннее равновесие. А, если точнее, то вернуться к нему. Но сила чужой древней энергии пронизывала тело Лорена, который сам был на половину антиквэрумом, наполняла его, смешиваясь с его собственной энергетикой, и ощущение невероятной силы внутри его собственной энергетической паутины сводило с ума. Страшно представить, что с ним стало бы, будь он представителем более слабой расы. Но на общее состояние саэтэруса влияло также то, что он потратил слишком много сил для того, что победить своего противника и вырваться из-под его влияния. Теперь же Лорен лежал на полу и, отплевывая кровь, пытался нормально дышать. В перерывах между мучительными вдохами заставлял себя очнуться и в конце концов что-либо предпринять, чтобы завалить и второго, оставшегося, врага. Трансдент же, которого отбросило в сторону магическим ударом, сейчас затих где-то в темноте зала и не представлял опасности. Но судить о степени серьезности его травм информатор не мог. А вот архонта следовало немедленно вывести из строя, хотя это было весьма проблематично из-за специфики физиологии этой расы. Даже несмотря на то, что враг оказался ранен материализующимися из энергии антиквэрума зубьями, это не означало победы над ним. Архонту следовало нанести травмы глаз, чтобы он не смог быстро регенерировать. Дерьмовая ситуация, ничего не скажешь, и только Лорен мог как-то изменить её. Да, Мория отбился от врага, но сейчас он стал заложником своего собственного организма, попав под влияние своей невероятной силы энергетики. Причина этому, скорее всего, крылась в том, что Канта давно не использовал её на полную мощность, а, возможно, не использовал вообще, ограничиваясь определенным количеством магии, необходимой для ведения боя. Если в этой ситуации первый вариант, то тогда всё не настолько плохо, а вот, если второй, то тогда Штейлесу будет ещё сложнее повлиять на Первородного и вернуть его в нормальное состояние.
— Эй, Канта, очнись! — Кричит своему напарнику, почти не надеясь на то, что тот его услышит. Кажется, будто Канта сейчас находится за какой-то гранью реального восприятия мира, будто под действием какого-то гипноза, но в этой ситуации виновато его собственное тело, — Ты не справишься! Не справишься! Чёрт!
Действовать приходилось быстро, перешагнув через себя, через жуткое ощущение боли во всем теле, а желание закрыть глаза и провалиться в спасительную темноту отключки — вообще отбросить в сторону и даже не вспоминать, по крайней мере в ближайшее время, пока развитие событий поменяется на более благоприятное. С того самого момента, как получил от Гитала полиморф Эгревандель, Лорену не приходилось его использовать. Это оружие он не стал приручать даже в бою с Кантой, который должен был максимально подготовить их обоих к схватке с двумя офицерами. Сейчас же это оружие в обличии клинка словно само оказалось в руке и быстро покинуло ножны с едва слышимым металлическим звуком, а, когда информатор, все также оставаясь на полу, поднял руку для выстрела, отточенным движением устанавливая прицел на уровне глаза, то крепко сжимал в руке не рукоятку клинка, а приклад тяжелого и надёжного пистолета. Первый выстрел — в глаз архонта. Отдача откидывает руку в направлении наверх по отношению к информатору, а звук выстрела из-за того, что события разворачиваются в замкнутом небольшом пространстве, бьет по барабанным перепонкам. Второй выстрел неудачен: Лорен промахивается, но почти сразу же в каком-то исступлении нажимает на курок, снова пуская пулю в глаз ненавистного врага. Все выстрелы — с минимальным разрывом во времени. Их отзвук сливается почти воедино. Мысли предельно ясны, а картинка происходящего — как на замедленной киносъёмке.

+1

37

За ошибки приходится платить, за ошибки перед самим собой - тем более. Позволив эмоциям взять над разумом верх, Канта поплатился за столь опрометчивый поступок. Предел его сил оказался достигнут вместе с неконтролируемой атакой, обрушившейся на противника. Ослепительно яркие Когти света вот-вот должны были капканом захлопнуться на архонте, но противник оказался быстр и стремителен, разом оказавшись вне досягаемости магии антиквэрума. Канта видел, как архонт обессилен после полученного ранения, он понимал, что до победы остался всего один-единственный, но верный удар. И именно этого удара антиквэруму не хватило, чтобы поставить точку в поединке. Смертоносный цветок, сотканный из сверхплотной магии первородного, распался, потеряв стабильность из-за слабеющей магии антиквэрума. А прямо под ногами Канты уже материализовывалась вражеская пентаграмма, светящейся структурой расползаясь в стороны и захватывая собой холодный мрамор пола. Мория видел её, чувствовал острое прикосновение опасности, но ничего не мог сделать. Его резерв магии, затраченный на ведение боя и выплеснувшийся в виде неконтролируемых потоков, был почти что опустошен.
Он слышал голос Лорена, впечатавшийся прямо в мозг и острыми крюками засевший в подсознании. Он слышал, но не мог ответить. Он потерял контроль, и теперь ситуация подминала самоуверенного и гордого антиквэрума под себя. Он слышал тяжелую сталь выстрелов, оглушительно ударивших где-то рядом и отзвуком замеревших в накатывающем вакууме.
"Это конец. Конец, слышишь?" Но Канта не хотел принимать действительность. В его распахнутых, бездонно-синих глазах читалась такая степень непокорности, что её хватит не на одно восстание. Но восстанет ли он против себя? Против своего бессилия, которое подкралось и ударило со спины?
Канта был бессилен. Осознание этого поднялось в разуме тяжелой волной, выворачивая оголенные нервы и ледяными тисками подминая самообладание. Холод прокатился по нервам, ледяными лезвиями впиваясь вдоль позвоночника. Канта ничего не мог сделать. Ничего. Ему оставалось только наблюдать, как тяжелая и древняя магия беспросветной темнотой затапливает разум. Удушающая ментальная атака, смыкающаяся смертоносным капканом, ярким отсветом пентаграммы отпечаталась на синей радужке, чтобы в следующее мгновение поглотить разум антиквэрума.
Темнота. И спокойствие. Но их место очень скоро заняли кошмары, вцепившиеся в мозг мертвой хваткой, настолько сильной, что проще было умереть. Вырванные чужой магией из памяти, они обрушились на разум антиквэрума, в первую очередь ударяя по самообладанию и по слабостям психики. Канта видел своё прошлое. Он - никому не нужный и искусственно созданный для организации антиквэрум. Вещь. Оружие, призванное подчиняться владельцу. Призванное исполнять его незыблемую волю. Но дальше было только хуже.
Пентаграмма полностью подчинила разум Канты, вплетаясь в его сознание множеством смертоносных нитей, заставляя видеть то, что видеть он не должен. Жестокость и безудержность подчинения не знала границ, ломая психический стержень антиквэрума натиском чудовищных видений, с корнем выворачивая железо нервов и самоконтроля. Оставляя лишь кровавое, изломленное и изуродованное бессилие.
Под давлением ментальных тисков Канта, потеряв всякую связь с реальностью, осел на пол. Выпущенное из бессильных рук оружие упало на мрамор, звоном стали отпечатываясь в стенах помещения. Свалившись на колени и запустив обе руки в волосы, Мория откинулся назад. Кошмары, вцепившиеся в его разум, вырвали из его груди по-звериному страшный рык, переросший в вой убиваемого животного. А потом, окончательно лишенный сознания, первородный бессильно упал на холодную поверхность. Несколько прядей, небрежно свалившись на точеное лицо, перечеркнули излом синих бровей. Длинные волосы рассыпались по белому мрамору, составляя с ним мрачный контраст. Канта не шевелился, казалось, даже перестал дышать. Ментальная связь с напарником, подавленная мощным натиском пентаграммы, теперь представляла собой едва пульсирующую нить, где живой отклик со стороны антиквэрума полностью отсутствовал.

+1

38

Столь мощная пентаграмма, созданная на исходе сил, несомненно лишала архонта возможности продолжать бой. Его магия, также как и магия Канты, достигала своего предела исключительно из-за состояния аффекта, а оно, как известно, не может длиться слишком долго, и, отходя на второй план, лишает всяких сил. Когда Испытание удачи сработало и подействовало на противника, Ксанат почувствовал нездоровый прилив сил, который позволил ему предпринять попытку к последнему удару. Он собирался добить Канту.
Оглушительные выстрелы прозвучали приговором, эхом отдаваясь по помещениям и молнией прошивая голову архонта. Из трех пуль две попали в цель, впиваясь Ксанату в глаза и лишая архонта возможности не только что-либо видеть, но и регенерировать.
- Чёрт, мои глаза! Че-е-рт! - Схватившись за лицо и закрывая раны вместо глаз, Ксанат повалился на колени. Насыщенно-красная кровь быстро просочилась через пальцы и потекла по рукам стремительными широкими потоками, служа лишь отдаленным доказательством той боли, которую испытал охотник. Его берсерк спал, рассеиваясь энергетическими потоками и оставляя на своём месте лишь обессиленного архонта, обеими руками схватившегося за лицо. Спустя несколько секунд и он завалился на пол, лишенный сил и сознания от потери крови и огромных затрат магического резерва. Ментальная пентаграммная структура отпустила антиквэрума, но прийти в себя он уже не мог.
Воцарилась звенящая тишина и покой, свидетелем которых остался лишь один из четверых - Лорен. Время, набиравшее бешеные темпы во время поединка, теперь замедлилось, словно происходящее замерло в невесомости времени и пространства. Но не прошло и пары минут, как послышался тяжелый лязг отодвигаемых дверей, а затем шаги, отдающие звоном тяжелой брони. На арену происходящего вышел организатор всего случившегося - Тристанд. Следом за ним показались несколько приближенных лиц, которые держались несколько сзади и по бокам.
Хищный взгляд янтарных глаз трансдента отдавал кровожадным блеском, а на тонких губах застыла самодовольная усмешка. Монстр был впечатлен, всё произошедшее здесь идеально соответствовало пожеланиям его жестокого разума, алкающего смертей, казней и пыток. Как моральных, так и физических. Переступив через безвольно лежащего архонта и поочередно бросив равнодушный и несколько брезгливый взгляд на антиквэрума и трансдента, Тристанд остановился около рыжего. Пару мгновений он, пристально и едва прищурившись, смотрел на саэтэруса.
- Не думал, что ты не только выживешь, но и не потеряешь сознание, - вкрадчивые ноты стального голоса отдавали приторным участием. Трансдент усмехался. Легко опустившись на корточки рядом с одним из своих подчиненных, он запустил руку ему в волосы, почти сразу же сжимая пряди в кулаке и заставляя откинуть голову, заставляя смотреть себе в глаза.
- Скажи, - сталь голоса стала отдавать хрипотцой и придыханием. - Как тебе такое представление? Хочешь повторить?
Можно было сказать, что Тристанд в открытую издевался, если бы не взгляд его безумных и хищных глаз. Он считал всё случившееся великолепием хаоса и противостояния, крошащего чужие жизни и сминающего разум на раз и два. Он ликовал, а его внутренний зверь, чудовищный монстр, скалил смертоносную пасть, отражаясь во взгляде исключительной кровожадностью. Садист по природе, он чувствовал свою непререкаемую власть, подтвержденную снова и снова. Он всегда будет ломать и получать от этого удовольствие.

ОЧЕРЕДНОСТЬ
Лорен Штейлес, НПС
Канта в силу обстоятельств пост не пишет.

+2

39

Он попал. Попал два раза из трёх, притом поразив оба глаза архонта. Идеальный результат для того, кто почти теряет сознание. Он не ожидал такого сам от себя, но к удивлению быстро примешивается ощущение пустоты. Абсолютной, всепоглощающей и высасывающей последний силы. Ему кажется, будто отрезали часть его собственной души. Канта.. Его напарник остался нем к обращенным к нему словам, и теперь был без сознания после того, как оказался во власти кошмаров. Ощущение того, что потерял его приобретало всё более ясные очертания в мозге Лорена, где вместе с частым пульсом билась только одна единственная мысль: "Всё кончено." Что он мог сделать? Что изменить? Хотелось оказаться рядом со своим мечником, ведь на близком расстоянии Единение становится чуть сильнее. Их связь оказалась слаба для того, чтобы выдержать такое испытание, но она не разорвалась, хоть и могла. Что бы за этим последовало, было страшно представить, но для Лорена не было большего кошмара, чем видеть лежащего без признаков жизни напарника. Он хотел быть рядом с ним, но сил на то, чтобы преодолеть разделяющее их расстояние, не было. В голове застывал крик архонта, который уже давно затих, тоже упав на пол. Информатор знал, что такое потерять глаз, и теперь помимо прочего оказался брошен в водоворот воспоминаний. Тот момент, когда убивали его брата, снова всплыл в памяти, но с такой ясностью и чёткостью деталей, будто это произошло вчера. Фантомная боль прорезала пустую глазницу, словно её снова пробил клинок. Лорен инстинктивно дернулся в попытке прижать руку к лицу поверх повязки, но не сделал этого. Он слишком давно потерял свой глаз, а эта боль слишком часто посещала его ночью, чтобы сейчас он принял её за реальную. Он хорошо помнил хруст прорезаемых костей, и привкус крови во рту. Помнил, как кровь заливала его руку и лицо. Помнил, как она с мерзким хлюпаньем наполняла пазухи носа. Тогда ему казалось, что клинок полностью раскроил его голову и достал до мозга. С тех пор он не видит то, что справа от него. Он наполовину ослеп, но прозрел для того, чтобы видеть мир таким, какой он есть. Без прикрас и тому подобных вещей.
Боль всё ещё пульсирует в голове, когда он слышит лязг открываемых дверей, но лишь упрямо думает о Канте, и кажется, что кроме антика, для него больше ничего не существует. Что будет с его офицером? Что будет потом? "Мой мечник. Мой офицер. Антиквэрум. Канта," — проносятся мысли в голове, а грудь сжимает от боли. От душевной боли, которая, пожалуй, сильнее того, что он когда-либо испытывал. Он не может уйти от неё, не может спрятаться, поэтому сейчас во власти мыслей и чувств, разрывающих его душу и мозг. Он слышит шаги, направленные к нему. Сомнений нет, что это Тристанд. Эта двуличная, мерзкая тварь, которая заставила его страдать. Которая заставила его завалить двух сильных противников. Ощущение того, что всё-таки смог победить и трансдента, и архонта, проползает в душе ленивым удовлетворением. Когда Тристанд оказывается рядом и опускается на корточки, Лорен непроизвольно вздрагивает, словно тот замахнулся для удара. Он подчиняется, когда чужая рука грубо сжимает пряди и заставляет откинуть голову назад. Он не собирается сопротивляться, зная, что от этого будет только хуже, а он и так намучился за эти несколько дней. Проще делать так, как хочет этот ублюдок, и это правда, однако Лорен понимает, что тот его не сломал. Возможно, со стороны так покажется, но информатор не хочет лишних проблем, тем более сейчас. Когда-нибудь он разберется с этим садистом, отомстит за всё, но не сейчас.
— Я хотел бы не повторять этого. Но мои слова ничего не значат по сравнению с вашей волей, — Усмехается, смотря прямо в глаза своего мучителя. Своего красивого и сильного мучителя, который коварно заманивает в сети своего обаяния и своей власти. Его мощная энергетика чувствуется сейчас ещё сильнее, потому что трансдент совсем рядом, и это сводит с ума. В который раз, но Лорен подчиняется ему. Холод стальной перчатки, закрывающей руку, которая сжимает его волосы. И такой же холод от доспехов, закрывающих сильное тело трансдента.
— Заберите меня отсюда, — слова сами собой слетают с языка, словно информатор уже не контролирует себя. Он знает, что Тристанд хочет услышать в его словах мольбу, но её нету, вместо этого прекрасно ощутимое желание оказаться во власти этого хищника. Надо показать, что он нуждается в нём, именно это диктует уставший мозг информатора. Под ладонью Лорен все также чувствует крепкую рукоятку Эгревандель, оружия, что спасло и его, и напарника. Он отпускает её, и плавным движением поднимает руку с пола, чтобы опустить её на плечо Тристанда. Под пальцами скользит гладкая поверхность доспехов, сменяясь на ткань воротника, который Лорен крепко сжимает. Взгляд глаза в глаза, будто тут больше никого нет, будто с Тристандом никто не пришёл. Будто есть только он, саэтэрус, и этот безудержный в своих порывах хищник.

+1

40

Трансдент усмехается. Его и без того длинные клыки и белые зубы, кажется вот-вот явят оскал того монстра, который пожирает Тристанда изнутри и никак не дает насытится теми жертвоприношениями, которые он приносит в его честь. Вот ещё одна жертва, и она была принесена прямо сейчас, в этот день, в этот час, когда на мрамор равнодушных плит пролилась кровь подчиненных. Тристанд любил их кровь, любил её терпкий привкус вины, из-за которой охотники и отправлялись на эшафот. На этот раз монстр поймал сразу нескольких виновников, и один из них теперь терял сознание прямо в его ледяных когтях. Тристанд мог бы убить, но его жестокая душа, если она вообще есть у такой твари, жаждала продолжения. Продолжения, которое отпустит охотников совсем не скоро, а может быть, и со смертью кого-то из них.
Рыжий подчинился жесткому движению трансдента, на что чужая податливость прошлась волной глухого удовлетворения по стальным нервам монстра. Он обожал ломать и видеть результат, хотя в случае с рыжим всё было очень относительно. Стоит ли говорить, что такие личности, как Лорен, вызывали у Тристанда острое желание обладать и обладать не только морально? Перед самим собой трансдент этот факт не отрицал.
В ответ на тихие слова Лорена трансдет лишь хищно прищурился. Взгляд его пронзительно-янтарных глаз так и остался непроницаемым, лишь черта вертикального зрачка едва заметно сузилась. Но разум чудовища ликовал, воспевая ту единственную песню, которую хотел слышать - песнь власти, гордости и тщеславия, возведенных в чуть ли не максимальную степень. Тристанду льстили слова одноглазого, он упивался своей властью, своим превосходством, он упивался тем хаосом, который воздвиг на пьедестал в угоду своим пристрастиям.
- Повторится это или нет, зависит только от тебя, Лорен, - хищные интонации произносимых ранее фраз уступили место лживому участию и даже мягкости. Перед чужим именем трансдент сделал едва слышимую паузу. - Понимаешь?
Лживые эмоции в стальном и несколько хрипатом голосе Тристанда легко можно было принять за правду, но только если совсем не знать эту тварь. А тварь обманчива и лжива, вероломна и алчна до безумных пределов. Однако... чужое прикосновение к плечу, этот неосторожный жест, как же трансдент жаждал этой чертовой близости! Сквозь неплотно сомкнутые зубы вырывается глухой вздох. Прикосновение обжигает даже через холод и прочность доспехов, добираясь до самой животной сути трансдента - похоти. До собственнического желания обладать, старательно взращенного на прожорливом эгоцентризме. Рыжий однозначно когда-нибудь доиграется, но не сейчас. На этот раз представление окончено, не так ли?
Он опускает руку, закованную в доспехи, поверх чужой, сжимая в стальных тисках пальцев.
- Это закончится, когда я отдам приказ, - холодом и сталью звенит голос главы, эхом отдаваясь как в помещениях, так и в умах остальных присутствующих. Никто из этих случайных свидетелей не хотел бы оказаться на месте несчастных охотников, стравленных друг с другом.
- Тебя заберут в госпиталь, а остальных, - Тристанд коротко и холодно усмехается. - остальных, наверное, на кладбище.
Он отвечает на прямой взгляд глаза в глаза таким же взглядом, но с той лишь разницей, что он придавливает своей властью, своей мощью, своим превосходством и непререкаемым авторитетом.
Отпустив рыжие пряди волос и несколько аккуратным движением положив руку трансквэрума на пол, Тристанд поднимается с пола, одергивает плащ и переступает через Лорена.
- Уберите их, - бросает своим людям и, не оборачиваясь, направляется к двери. Чудовище довольно скалит клыки внутри Тристанда, а на тонких губах трансдента остается лишь холодная, словно отпечатанная усмешка. Он уходит, а совсем скоро сюда придут врачи, в чьих руках будут находится жизни этих четверых, так опрометчиво перешедших дорогу кровожадному начальнику Синдиката.

Закрыт 13.02.2017

+1

41

Слова хищника сливаются воедино, их отголоски пляшут внутри черепной коробки, отдаются от её сводов, вторят друг другу и накатываются на сознание удушливыми волнами. Он чувствует чужую крепкую хватку на своих волосах и понимает, что шансов нет. Он в очередной раз оказался во власти этого монстра, жадного до чужой крови и боли. Видимо, его внутренние демоны оказались довольны увиденным, так что теперь Тристанд не стремился подчинить Лорена настолько, чтобы у того даже не возникало мыслей ослушаться. Информатор молчит в ответ на слова начальника, принимая их, как нечто самом собой разумеющееся, и продолжая тонуть в янтарном взгляде, где нельзя прочитать ничего, кроме пороков, пожирающих живьем душу этого существа. Почему-то информатор отстранённо думает о том, почему Тристанду не больно, ведь душа обычно болит, когда ей плохо. Но, видимо, в этом чудовище один порок является продолжением другого, а чему-то другому просто нету места.
"Он вообще что-нибудь чувствует?" — Кажется, что, если смотреть в янтарные глаза слишком долго, они станут сплошь чёрными, а лицо трансдента потеряет какие-либо человекоподобные черты, превратившись в морду какого-нибудь чудовища, которое не могло бы присниться даже в самом кошмарном сне. Лорен хотел бы убить его, но лишь едва заметно хмурится от этой мысли, понимая, что это бесполезно. Он может сколько угодно мечтать о том, чтобы отправить Тристанда к праотцам, но вот вряд ли сможет справиться с ним, но, если есть цель, почему бы не идти к ней? Начиная с того момента, как попал в Синдикат, Штейлес хотел поставить эту организацию вместе с её начальниками на колени и первым, с кем он это сделает, будет Тристанд. Как бы нереально сейчас это не звучало, но Лорен знал, что когда-нибудь отыграется по полной. За все то унижение, через которое прошёл, за всю боль, которую испытал сам и его напарник, за всё, и лишь один раз скажет "Трибуналу" «спасибо» — за Канту, с которым оказался в одной паре, благодаря этой организации.
Он прекрасно понимает, что интонация Тристанда, ровно как и его слова, лжива, но монстру хочется верить. Если бы Лорен не знал, кто этот трансдент на самом деле, то действительно доверился бы ему. Но его слова, его тон, его взгляд. Он чувствует, как чужие пальцы сжимают его собственную руку, которую он так опрометчиво положил на чужое плечо. Которой сейчас крепко сжал ткань чужого воротника. Если бы не всё то, что случилось, если бы этого не было, то Штейлес хотел бы оказаться к этому хищнику ближе, чем дозволено. Но эта тварь слишком лжива, и ей чужды какие-либо нормальные эмоции. О возвышенных даже не стоило мечтать, а так, хотя бы, чтоб он был не настолько ужасным. Но Трис любит кормить своих демонов и делает это при любой удобной и не очень возможности. Этот раз не стал исключением.
"Неужели он отправит их на кладбище? Неужели не видит, что они ещё живы?" — Если то, что Тристанд переступил через него, как через какую-то ненужную вещь, валяющуюся на полу, Лорен ещё мог вытерпеть, то того факта, что его напарник и те, кто были их противниками, окажутся погребенными заживо никак не мог вынести. Он хотел сказать трансденту, какая же он мразь, но гнев начальника был страшен не только в своем проявлении, но и в последствиях. А новой войны не хотелось. Информатор слишком устал, чтобы сейчас продолжать эту борьбу, а, всё, что ему нужно было сейчас, это, чтобы Канте и двум другим офицерам помогли. Если они окажутся в безопасности, то тогда ничего не страшно. Тогда они справятся с кем угодно, не важно, насколько сложными будут трудности. Ему нужен Канта — это Лорен понимает настолько отчетливо, что уже не видит своей жизни без него. Без этого синеволосого антика, который порой бывает слишком несносен. Но ради того, чтобы увидеть его ещё раз и помочь ему, стоит жить. Стоит не только жить, но и убивать, ломать чужие хребты и убирать с дороги тех, кто собирается отобрать у Лорена его офицера. Его мечника. Его антика. Только его.

+1


Вы здесь » Энтерос » БЫЛЫЕ ПОВЕСТВОВАНИЯ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ » Опасная зона


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно