новости
Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Энтерос» Авторский мир, современное эпическое фэнтези с элементами фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для игроков от 18 лет. Игровой период с 3003 по 3005 годы.
20.10.2021. Завершились титулование и праздничный ивент, результаты данных мероприятий можно узнать в соответствующих темах! Нашему форуму исполнилось шесть лет. За эти шесть лет мы написали несколько тысяч постов, прошли множество интересных квестов и приняли в мир больше 250 анкет, и пусть многих с нами уже нет, мы всегда рады новым игрокам и с большим уважением относимся к творчеству игроков. Спасибо всем, что вы с нами, спасибо за поздравления и участие!
15.10.2021. Стартовало ежегодное «Титулование», приуроченное к шестилетию форума, приём голосов продлится до 19 октября 2021 года включительно, также начался праздничный ивент. Вдохновения!
14.10.2021. Всем доброго времени суток и вдохновенной осени! Подведены итоги месячной активности и результаты конкурса «Лучшие посты месяца», за последний месяц было написан 287 постов от 40 персонажей и GM. Впереди нас ждёт огромное количество конкурсов и всевозможных ивентов, время зарабатывать кристаллы, уважаемые участники. В разделе актуальных конкурсов будут последние обновления.
14.09.2021. Всем доброго времени суток и чудесной осени! Подведены итоги месячной активности и результаты конкурса «Лучшие посты месяца», за последний месяц был написан 341 пост от 40 персонажей и GM. Всё ещё принимаются заявки на конкурс «Магические способности» до набора 16 способностей.
05.09.2021. Всем привет и чудесного настроения! Стартует конкурс «Лучшие посты месяца», принимаем заявки до 10 сентября 20:00 по мск, также принимаются заявки на конкурс «Магические способности» до набора 16 способностей. Ознакомьтесь с главной темой объявлений, там есть важная новость для ведущих Мастером игры.
14.08.2021. Всем привет и отличного настроения! Завершены конкурсы «Лучшие посты месяца» и «Творческий императив», также были подведены итоги активности месяца, всего было написано за месяц 276 постов от 39 персонажей и GM.
14.07.2021. Стартуют два конкурса «Лучшие посты месяца» и «Магические способности», приём заявок на конкурс «Творческий императив» продлён до 10 августа. Произведена чистка архивного раздела, добавлен новый раздел в основные правила форума «Ведение карточки персонажа» и не забываем раздавать посты в наши 19 квестовых эпизодов. Подробнее обо всём читайте в разделе «Объявления».
14.07.2021. Объявлены победители конкурса «Лучшие посты месяца». Благодарим всех за активное участие и голосование.
10.07.2021. Обновлены активисты проекта и кристаллы за голоса в Топ'ах начислены. Открыто голосование на лучшие посты периода «июнь – июль» до 14 июля 19.00 МСК включительно.
09.07.2021. Напоминаем про конкурс лучших постов месяца, приём заявок завершится 10 июля 2021 года в 19.00 по МСК. Мы с нетерпением ждём в личные сообщения ссылку на два поста, понравившихся лично Вам, и размещенных на форуме в период с 10 июня по 09 июля 2021 года.
07.07.2021. Открыты два квеста «Роковая башня» и «Tainted Lands», приглашаем всех желающих принять участие, чтобы узнать подробнее, загляните в раздел «Набор в квесты». Внесены значительные послабления в «систему прокачки» [касательно количества постов], в связи с изменениями в магазине, количество деосов третьего поколения увеличено и теперь составляет 98 существ.
06.07.2021. Всем привет и великолепного летнего настроения! Мы обновили дизайн впервые почти за шесть лет. За прекрасную работу благодарим дизайнера — вещий дух. При возникновении багов, просим сообщать в тему «связь с АМС».
активисты
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Энтерос

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » БЫЛЫЕ ПОВЕСТВОВАНИЯ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ » Я светоч во тьме обрела


Я светоч во тьме обрела

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://s2.uploads.ru/LvSkc.png
https://img-fotki.yandex.ru/get/4203/47529448.d7/0_ccbe0_43358211_S.png
Нонтергар | северная окраина Соннэры | дом Эленхела Лакуа
https://img-fotki.yandex.ru/get/15555/47529448.d7/0_ccbe5_d89a9945_S.png
Эленхел Лакуа | Мирэлиаликс
https://img-fotki.yandex.ru/get/3508/47529448.d7/0_ccbe3_acd99e18_S.png
Говорят, если ждать любовь, она даже на горизонте не покажется, но как только все мысли и чувства сосредоточены отнюдь не на прекрасном возвышенном чувстве, оно с удовольствием пошлет того, кто сможет всколыхнуть в заледеневшем сердце... воспоминания. Неужели Мирэлиаликс раскроет душу перед малознакомым ей существом или же останется хладнокровна к точной копии ее погибшего любимого?   
https://img-fotki.yandex.ru/get/3109/47529448.d7/0_ccbdc_d4bceeff_S.png Боя не предвидится. Эпизод является знакомством между героями и входит в их хронологию.

Отредактировано Мирэлиаликс (22.04.16 20:08:26)

0

2

Кристаллы ровным белым светом озаряли постоянно темные переулки Соннэры. Существам, прибывшим на Эноделлуриум недавно, бывает крайне тяжело отличить день от ночи, ибо стоит им поднят голову на небо и они видят лишь тьму и может быть иногда опасные грозы. Что же до эделиров - свет кристаллов для них приятнее солнечного света. Ну а если взять одного конкретного эделира, то для него абсолютно все равно от чего исходит свет, так как он всю жизнь живет в непроглядной тьме. Вот уж кому точно все равно и до неба, и до освещения, и до великолепной архитектуры Соннэры. Эленхел неспешно шел по переулку, прокручивая в мыслях события сегодняшнего дня. День выдался достаточно интенсивным и напряженным: Лакуа большую часть дня провел в больнице, осваивая новые умения и навыки целительства, да еще и эта светская встреча с друзьями с Фаэла, на которую он чуть не опоздал. Для Эленхела этот день был наполнен только положительными эмоциями и полезными знаниями. Эделир продолжал бы все также спокойно свой путь, если бы не тихий стон, который разорвал привычные звуки мира. Эти стоны Эленхел бы узнал из тысячи - стоны тяжелораненых или умирающих существ. Стоны, пронизанные невыносимой болью, отчаянием и страхом. Он хорошо помнил крики тех, кого пытались вырвать из рук смерти. Прибавив шагу, он на ходу пытался ощутить степень повреждения тела и магическую энергию. "Женщина," - первое, что промелькнуло в голове Эленхела, когда он только посмотрел на раненую слепыми карминовыми глазами. Чем ближе он подходил к ней, тем сильнее он чувствовал запах крови и слышал ее тяжелое прерывистое дыхание. Когда Лакуа коснулся ее плеча, он почувствовал, как кровь окрасила его руку в алый цвет. С собой никаких лекарств и мазей почти нет, да и одного мотка бинтов тут явно не хватит. Не церемонясь, эделир подхватил девушку под руку и потащил ее в сторону своего дома настолько быстро, насколько это было возможно для слепого эделира с плохо развитой мускулатурой. Эленхела удивил тот факт, что девушка оказалась так далеко от центра и больниц. Возможно, конечно, она скрывается от кого-то и поэтому здесь. Что же... Эленхел как раз таки привык лечить именно тех, кто по каким-либо причинам избегает больниц.
- Лакуа!
Голос соседа-эделира прозвучал как гром среди ясного неба. Вот уж не думал Эленхел встретить именно его здесь. Шум шагов, и другой эделир обхватил ноги девушки, из-за чего Лакуа пришлось подхватить ее под мышками.  С тростью, конечно, это не слишком удобно, но такой способ передвижения более быстр и удобен. Здесь, на окраинах, никто не задает друг другу лишних вопросов. Так и теперь Вестильд помогал тащить раненую, абсолютно ни о чем не расспрашивая Эленхела. Благодаря помощи друга, они быстро достигли дома Эленхела и занесли девушку вовнутрь.
- Нужно отнести ее на второй этаж, - произнес Лакуа.
Эленхел не мог позволить раненой девушке лежать на мягком диване гостиной, ведь она просто "утонет" и задохнется в нем. А вот чуть жесткая кровать эделира более подходит. Да и наверху у него стоит целый шкаф, наполненный разными травами, мхами, мазями и порошками. С горем пополам, они все же дотащили незнакомку до кровати. Эленхел вежливо попрощался с Вестильдом и поблагодарил его за помощь, а потом, закрыв все двери на замки, вернулся к раненой.
Спальня Лакуа была выполнена в черных и синих тонах, стилизованная в готическом стиле - общепринятом на Эноделлуриуме. Из привычных для всех вещей здесь была кровать из темного дерева, массивный шкаф с одеждой, тумбочки рядом с кроватью, письменный стол; помимо всего этого здесь стоял большой шкаф с травами и прочими целительскими штучками, столик, на котором Эленхел готовил отвары и мази,  и серебряный таз с чистой водой. Комнату освещали голубые энергетические кристаллы. Первым делом, Эленхел снял с себя, залитый кровью пиджак, вымыл руки, закатал до локтя рукава своей рубашки и завязал в высокий хвост серебристые волосы. Что же... Раз теперь ничего не мешает, он может заняться своей пациенткой. Он осторожно разрезал на ней одежду, стараясь не касаться ее груди - все-таки это неприлично, даже несмотря на то, что ты лекарь. Убрав остатки одежды, Лакуа легкими движениями, начал  промывать раны водой, в который раз радуясь, что додумался держать воду в спальне. было бы неплохо, если бы девушка очнулась и поведала ему о своих ранах и о том, где она пострадала. Может, у Эленхела и неплохо развита диагностика, но он все равно не доверял самому себе из-за отсутствия зрения. Пожалуй, что эделир точно мог сказать - ран много, они сильно кровоточат, но он с ними справится.
"Почему-то мне кажется, что ей очень к лицу красный цвет", - на мгновение подумал Эленхел, выжимая тряпку.

Простите меня за задержку

+1

3

"И вновь я слышу его унизительный жестокий смех, едко впивающийся в мои уши. Глаза заволокла кровь, тело то и дело вздрагивает от боли и тяжело падает на землю. Маленькие камешки  и земля больно впиваются в раны и ссадины, заставляя меня морщиться и непроизвольно взвыть. Несмотря на нестерпимую боль, чувствую его ауру вдалеке. Он не собирается приближаться ко мне - сломленной, перепуганной до смерти девушке, пытающейся победить зверя - по крайней мере, пока. Кровь моментально пропитывает ткань одежды, больше напоминающей теперь грязную серую ветошь, нежели рубаху, обтянутую когда-то корсетом, с брюками из кожи, клочками, прилипшими к непослушным шатким ногам. Дрожащими пальцами пытаюсь дотянуться до Сингвиса, затрачивая на данное действие остатки своих сил. Остается сжаться в комок, прижавшись к оружию, крепко зажмуриться и стараться не вслушиваться в сладострастные никчемные речи Ворона. Никчемные, никчемные, никчемные...
  По хребту пробегает холодок. Мне впервые за все существование стало действительно страшно за свою жизнь. Никчемная здесь я, а не он. Никчемны мои силы, что не способны противостоять силам собрата. А ведь, когда-то я не уступала ему в схватке и могла оставить на теле противника глубокие царапины, полные ярости и мощи. Но что же теперь? Кто я? Рыжая красотка с острым язычком, которая даже постоять за себя не может? Глупо полагать было, что я справлюсь и одолею его. Глупо и самонадеянно. Мой стиль - не спорю - но в данный момент, я осознаю, что власть решает все. Чем больше ты обладаешь силой, тем легче противостоять врагам или же получать желаемого. Власть на его стороне, а так хотелось бы иначе...
  Мне нужна сила. Сила, чтобы получить желаемое. Убить. Убить его, поглотить без остатка, чтобы, наконец, привнести в свою неспокойную душу умиротворение... или это лишь усугубит мою н-и-к-ч-е-м-н-у-ю жизнь?".

  Первородная не помнит, как оказалась на задворках Соннэры. Последнее желание девушки было быстрая смерть и обретение покоя, ведь где-то внутри последняя неоскверненная частичка разума кричала о скорой встрече с Марой и единственной любовью. Мирэлиаликс бредила: вздрагивала, тянула руки к темному небу, пыталась произнести имя умершего парня, но вместо этого получалось лишь нелепое рычание, вырывавшееся из горла короткими урывками. Жалкое зрелище. Именно так бы описала свое состояние Боунс, не забыв пнуть себя в поддых для общей картины.
  Выплюнуть скопившуюся кровь во рту, пытаться остановить кровотечение на животе, все больнее надавливая на рану, обмотав руку клочком рубахи и тихо поскуливать в такт ветру, пытавшемуся успокоить, в свою очередь, израненного антиквэрума теплыми волнами. Металлический запах стал ее ореолом, красный был всегда ей к лицу, потому уголки губ, по крайней мере один из них, старательно пытались ползти вверх. Ждала ли она помощи? Конечно, нет. Она желала покоя, но и не подозревала о том, что сработает телепортация. Рыжая хотела быстрой смерти, а получила взамен мучительную в подворотне.
- У-б-б-б..., - Алая не смогла договорить мысль, тиранящую рассудок, взявшемуся из неоткуда незнакомцу. На мгновение ей показалась, что Арнор пришел за ней, потому последним ее действием была улыбка. Полная нежности и тепла, смешанная с болью и горечью.
  Казалось, что весь мир перестал существовать. Все вновь заволокло тьмой. Беспроглядной и безжалостной. Впрочем, Николорада не боялась, зная, что барышня не тронет ее, лишь усыпив на некоторое время - длинною в вечность. Покрутившись вокруг, девушка, однако, не обнаружила ни туннеля со светом на конце, ни одного из своих любимых людей. Неужели, они бросили ее? Не пришли и не показали дорогу к бесконечности, с которой всем когда-либо предстоит столкнуться? Упав на колени, рыжая от досады и боли ударила кулаками по темному невидимому полу. Крик застыл во мраке, слезы обжигали разгоряченные щеки, неприятно попадая на сухие потрескавшиеся губы. И хоть физическая боль могла показаться сильнее, духовная обгоняла ее в два раза, медленно разрезая сердце на части. "Разве я заслужила остаться в одиночестве после смерти? Разве все должно закончиться именно так?"…
  Все только начиналось, хотя об этом знать Первородная пока не могла, мучаясь в бреду, что медленно съедал антика изнутри. Холодный пот покрывал тело, тонкие пальцы сжимали мягкую материю одеяла, время от времени нервно стукая по нему, сжимающимися кулаками. Тело же изгибалось, подобно змее, потому лекарю потребовалось несколько раз удерживать болезную, стараясь сделать все возможное, лишь бы рыжая не встретилась лицом с полом. Рот был  чуть приоткрыт, тихие стоны сопровождала невнятная речь. Основные раны оказались на животе и на правой лопатке, потому одеяло медленно впитывало в себя алую кровь. Другие же порезы были куда менее опасны, они лишь казались неким антуражем для двух других их собратьев, усиливая боль, медленно растекающуюся по всему телу. В какой--то момент, Мирэль резко открыла глаза, захватив ртом как можно больше воздуха. Отстранившись от Лакуа, она чуть не упала с кровати, но все же удержалась на ней.
- К-к-т-т-о  т-т-ы? - дрожащим голосом произнесла Боунс, резко скорчившись от спазма в животе. Руки автоматически искали меч, но нашли лишь подушку, что в итоге полетела в сторону парня, едва задев его за плечо.- Ч-ч-то, т-ты пыт-таешься с-сд-дел-лать?
Да, она была ранена. Да, истекала кровью, но в ней по-прежнему бился неистовый огонь, готовый поглотить любого, кто затронет его хозяйку. Мысли о смерти медленно отошли на второй план, вращаясь теперь уже около незнакомца, чертовски походившего на ее возлюбленного. Голова шла кругом, отчего Первородная плюхнулась на живот, негромко вскрикнув от боли. Если бы не раны, она могла бы с легкостью прижать незнакомца к стенке, но не в данной ситуации, потому после небольшой передышки Николорада прорычала сквозь зубы:
- Если ты действительно врач, уйми эту невыносимую боль!
Несмотря на разрезанную материю на груди, благополучно прилипшую к ее телу, Боунс было плевать на наготу. Вновь подползя к Лакуа, антиквэрум попыталась сесть на кромку кровати, но лишь смогла перевернуться на бок, внимательно наблюдая за действиями лекаря.

+1

4

Попробуйте хоть раз в жизни подержать раскаленный металлический прут. Сложно и больно, не правда ли? Так сейчас было и у Эленхела, старающегося бережно и крепко удержать вырывающуюся девушку. Девушка подобно змее изгибалась на темной ткани покрывала то сжимая покрывало в руках, то слабо ударяя кулачком по кровати. Тихие стоны вперемешку с неразборчивыми словами сопровождали ее тяжелую борьбу с "болезнью".  Лакуа уже хотел было грубо схватить незнакомку за руки и перевернуть, наплевав при этом на раны, поскольку своими движениями девушка и без того ухудшила ситуацию, но вдруг нежное женское тело в руках обмякло. Услышав тяжелое дыхание, эделир отпустил девушку и отстранился, давая волю ее движениям. Раз она очнулась, то стоит понаблюдать за тем, что она будет делать. В голосе девушки он слышал страх, недоверие и злость. Так ведет себя раненый зверь, загнанный в ловушку, который ждет своей смерти. Может, он и ждет смерть, но отдаваться ей так просто он не намерен. Подушка, прилетевшая в плечо, Эленхела ничуть не удивила. Он аккуратно положил ее на кровать, рядом с головой незнакомки. Вдруг Эленхел вспомнил о том, что хотел сделать раньше. Он сменил кристалл с прикроватной тумбочки с голубого на белый. Возможно, девушка не очень хорошо видит в темноте или она не привыкла к освещению в Соннэре, так что так будет лучше. Для нее. Как лекарь, Лакуа старался всеми силами улучшить условия для своей пациентки.
- Пожалуйста, обходитесь без лишних телодвижений. Так вы делаете только хуже. 
Аккуратно взяв девушку за плечи, Лакуа заботливо перевернул ее на спину, устраивая ее на кровати, на взгляд эделира, как можно более удобнее. Удобнее как  и для самой  незнакомки, так и для себя. Склонившись над пациенткой, нежный и невесомым касанием ладони он убрал с ее лба спутанные пряди волос, лишь потом касаясь ее лба. Мимолетное касание позволило укрепить подозрения юного лекаря касательно наблюдающегося у девушки жара. Что же... Хватит уже бездействовать. Он промочи в травяном растворе кусочек толстотой ткани и положил его на лоб девушки. Не сказать, что это сильно поможет сбить жар, но травяная настойка обладает успокаивающим и расслабляющим действием. Быть может смесь трав сможет успокоить столь пылкую личность, рвущуюся в бой даже несмотря на раны? Придвинув стул к кровати, Лакуа убрал со лба прядь светлых волос и взял из таза холодную мокрую тряпку.
- Сейчас вам стоит воздержаться от разговоров. Я с вами охотно пообщаюсь, как только вам станет лучше, леди. Но да, вы верно подметили, что я лекарь.
С точки зрения Эленхела, сейчас ему предстояла самая сложная задача: убрать кровь с тела женщины. Он плохо был знаком с женским телом, да и среди эделиров телесные контакты никогда не приветствовались. В который раз он был благодарен  богам за то, что они лишили его зрения, иначе бы он точно не смог сдержать своего волнения и стыда. Лакуа много раз повторял в своей голове, что он лекарь, что это просто его обязанность. Тихо выдохнув, Эленхел легкими движениями скинул на пол остатки одежды  и коснулся влажным полотенцем кожи незнакомки.
- Я понимаю, что это не слишком приятно, но потерпите, пожалуйста, - негромко произнес Лакуа.
Холодная махровая ткань плавно скользила по теплой коже девушки, а вслед за ней ран касались чуткие пальцы эделира. Он старался причинить как можно меньше боли своими касаниями. Под нежными пальцами Эленхела кожа незнакомки становилась горячее, даже несмотря на холод воды. Он чувствовал как раны, словно алые маки, распускались на теле девушки. Чем чаще лекарь опускал полотенце в воду, тем краснее становилась вода в тазу. На испачканные покрывало и пиджак ему было все равно: это мелочи его профессии. Последними он обтер руки девушки и после опустил полотенце в воду. После обследования девушки он выявил две серьезные раны на ее теле - на животе и на лопатках. Причем про лопатки он узнал чисто случайно, когда переворачивал девушку на спину. Да и на животе рана куда сильнее кровоточит. Поднявшись со стула, он подошел к шкафу и начал обшаривать полки в поисках туго набитого мешочка с порошком. Лакуа решил начать с раны на животе: найдя мешочек,  он начал осторожно посыпать тело девушки кровоостанавливающим порошком, особенно обильно посыпая рану на животе. Нужно подождать, пока порошок впитает в себя "лишнюю кровь". А раз пока есть немного времени, Лакуа решил сменить воду в тазу. Взяв таз в руки, он осторожно направился к выходу из комнаты, стараясь ни об что не запнуться.
- Не двигайтесь. Я сейчас вернусь, - с этими словами Эленхел вышел в узкий коридор.

Отредактировано Эленхел Лакуа (24.02.16 23:26:34)

+1

5

Больно_больно_больно – в голове мысли выдавали лишь одно и тоже утверждение отличное лишь по своему звучанию все больше с нарастанием ярости, переходящим в рев, подобно дикому зверю. Бежать_прятаться_скрыться. Найти убежище, темное и прохладное, безлюдное и безопасное, чтобы ни одно существо в мире не лицезрело столь ужасную картину падения Первородной во тьму. Стыд_позор_презрение. Мирэль осточертело быть слишком слабой и беспомощной, но что могла предпринять рыжая, лежа на кровати?
Запах крови дурманил, заставляя желудок резко сокращаться. Подташнивало, но кроме как небольшой струйки крови вперемешку со слюнями на покрывале и тыльной стороне ладони не оказалось. Скривив дрожащие губы, Мирэлиаликс тяжело выдохнула, схватившись за грудь. Тишину, нарушаемую лишь плеском воды и дыханием лекаря, пронзил громкий кашель. Сквозь толстую, казалось, непроходимую пелену бреда, сопутствовавшего жару, пронесся спокойный размеренный мужской голос. Тело легонько вздрогнуло, когда его ладонь убрала влажные пряди, прилипшие к лицу. Прикосновение хоть и продолжалось в течение нескольких секунд все же принесло куда больше негативных эмоций, назойливо преследуемых девушку с поля битвы. Резко схватить руку, наскочить на противника и придавить к полу… лишь мысли, отразившиеся в ее действиях тяжелым выдохом и громким сопением. В глазах по-прежнему двоится, потому их проще всего закрыть, ощущая после неприятное жжение. Клацая зубами от досады, Боунс вновь чувствует прикосновение, но уже более холодное, напоминающее по материи ткани влажное полотенце, неспешно вдыхает травяной аромат и, наконец, разжимает кулаки, опуская уставшие пальцы на согревшуюся под ними ткань. Боль на мгновение отходит на второй план, разум полностью погружается в распознавание видов трав, но мгновенно возвращается к реальности, как только ран касаются пальцы эделира.
- Больно, - простонала Николорада, отодвигаясь немного в сторону, но в следующее мгновение вновь возвращается на место. Вновь морщась от боли, антик уже молча терпела, пока Лакуа осматривал ее. И было в его осмотре что-то странное, отличное от других. Чересчур много прикосновений, словно бы он читал тело с помощью пальцев. Приоткрыв один глаз, Мирэлиаликс внимательно вглядывается в своего спасителя, пытаясь разобраться в своих догадках, но в тот момент, мужчина перевернул ее на спину, чтобы осведомиться и о ране на лопатке. Тихий смешок, улетевший в подушку, вырвался изо рта. Ведь впервые в жизни она давала право так ловко управлять собой, даже ни разу не соизволив выразить свое недовольство. Вернувшись в исходное положение, то бишь на спину, Никки проследила, как незнакомец аккуратно подошел к ящикам, так же внимательно ощупывая предметы, будто сканируя каждый из них. Челка мужчины скрывала одну часть лица, но все же девушке удалось разглядеть в тени линии несвойственные чертам его второй половины не скрытой за серебристыми волосами.
Что_с_вами_случилось? – пронеслась в голове мысль. – Неужели_вы…
- А-а-а-акуратней, прош-ш-шу, - зашипела рыжая, вновь схватившись за одеяло. Порошок, нанесенный лекарем, тут же взялся за дело, а сам же мужчина решил сменить воду, окрасившуюся в алый. Пронаблюдав за ним до порога, Первородная опустила голову на подушку несколько секунд сверля потолок взглядом. Рану пощипывало, но довольно терпимо, потому ослушавшись эделира, Николорада, приподнявшись на локтях, неспешно окинула взглядом владения хозяина дома. Стиль был непривычен для девушки, слишком уж в интерьере преобладали темные оттенки, но, несмотря на это, ей понравилась обстановка, если бы не ослепляющий белый свет, от которого пришлось резко закрыть глаза. Вернувшись в позу солдатика, Боунс поежилась.
- Х-х-холод-д-но, - прошептала Алая, как только лекарь вернулся обратно. – И п-пить х-хочется…
прости_прости_прости

+1

6

Через несколько минут отсутствия Эленхел вернулся в комнату. Тихо скрипнула дверь, он осторожно нес таз в руках, стараясь не расплескать чистую воду. Хриплый и уставший голос девушки отвлек его от проблем с тазом, эделир прибавил шагу - вот уже таз с чистым полотенцем стоят на прежнем месте рядом с кроватью, а сам лекарь сидит на жестком табурете перед своей пациенткой. Каждое слово этой девушки важно, особенно, в ее нынешнем состоянии. Лакуа должен обеспечить пациентку всем необходимым, чтобы ее пребывание здесь было максимально комфортным.
- Потерпите еще немного, чуть позже я напою вас.
Он бы и рад напоить девушку, но сейчас это не представлялось возможным. Эленхелу нужно хотя бы частично обработать ее раны, чтобы незнакомка могла хоть немного шевелиться. Если он попробует напоить ее самостоятельно, то, скорее всего, он просто прольет всю воду девушке на лицо. Это было бы неприятно. Да и не стоит сейчас искушать судьбу  - эта глупая случайность может нанести леди еще больший ущерб, особенно, после того, что она пережила. Ну, так думал Эленхел. Когда девушке станет лучше, они обязательно поговорят: и неважно произойдет ли это сегодня ночью или же через несколько дней.
Лакуа коснулся пальцами порошка на теле женщины: кровоостанавливающий порошок должен был уже окрасится в цвет крови раненой. Осторожно взяв щепотку чудо-порошка, он понюхал его, а потом растер между пальцами - пытался понять, выполнило ли лекарство свое дело. Вновь намочив тряпку, Эленхел так же осторожно, как и в прошлый раз, начал омывать тело девушки, удаляя порошок и кровь с ее тела. А порошок-то все-таки сделал свое дело! Крови определенно стало меньше и,более того, она больше не хлещет так, как раньше. Вода в тазу вновь стала алой, придется снова ее менять, но об этом позже. Эделир поднялся с  табурета и подошел к столу. Пару дней назад он как раз сварил большую партию мази, предназначенной как раз для таких случаев. Он взял самую большую баночку и вернулся к кровати. Худая ладонь Эленхела легла на живот незнакомки: он раздумывал, как ему поступить с этими ранами. Он слаб в хирургии, так что наложить швы не получится. Вообще, хирургия - это последнее, чему Эленхел думал учиться. Ему было сложно представить даже то, как он накладывает самые обыкновенные швы. Повторно осмотрев тело, эделир повторно убедился,  что потратить чуть ли не полностью свои магические силы. Ну и пусть. Главное, чтобы с девушкой все было в порядке. Конечно, он всегда может отправить в одну из местных больниц, если ее состояние ухудшится.
- Пожалуйста, молчите сейчас и не двигайтесь. Это в ваших же интересах.
Легкими движениями Эленхел начал толстым слоем наносить мазь на раны девушки. Чуткие пальцы осторожно скользили по телу девушки: будь они в другой обстановке, то, возможно, они бы оба получили удовольствие от таких прикосновений, преимущественно, сексуальное удовольствие. Последний раз коснувшись тела девушки, лекарь на минуту отвернулся, переводя дыхание. Пусть он и не использовал магию, все равно обработка раны отняла у него силы, в основном, моральные. Обрабатывая раны девушки, Эленхел отметил, что  у нее прекрасное тело, к которому хочется прикасаться и прикасаться. Эделир мысленно одернул себя. Даже если он посмеет к ней прикоснуться слишком интимно, он определенно получит чем-нибудь тяжелым по голове - в этом Лакуа был полностью уверен.
- Вы же хотели пить? - спросил Эленхел, вытирая руки. - Я очень надеюсь, что вы мне очень поможете в этом деле.
Неспешно поднявшись, он проследовал к левой стороне кровати, где на тумбочке стоял изящный графин с водой. Графин Эленхел взял, а вот вместо аккуратного стакана он взял деревянную чащу. Внимательно ощупав чащу, Лакуа смог медленно налить в нее воды. Он предусмотрительно поставил графин на тумбу, которая располагалась у головы девушки.
"А сейчас осторожно... Очень осторожно..."
Эленхел низко наклонился к незнакомке и аккуратно приподнял ее голову за затылок, поднося чащу к ее лицу. Он не смел сделать лишнего движения, не хотел окатить девушку водой. Слепой вопрошающий взгляд был устремлен прямо в глаза незнакомки.
- Вы же можете двигать рукой? Давайте вы поможете мне напоить вас, у меня есть кое-какие трудности с этим.

Мне не хватит извинений, я знаю...

Отредактировано Эленхел Лакуа (24.03.16 14:41:17)

+1

7

Легкий вдох, тяжелый выдох с последующим завыванием. Ожидание было подобно летаргическому сну в колыбели, где жизнь носила лишь поверхностный характер, а сон представлял собой темную клетку, к прутьям которой нельзя было прикоснуться, даже вытягивая руки вперед. Повиснуть где-то между мирами, ощущая во рту горький привкус проигрыша и разочарования, смотреть широко распахнутыми глазами, но не видеть, словно слепой котенок.
  По хребту пробежал холодок, быстро достигнувший нервов головного мозга. Неприятное покалывание сопроводила головная боль. Медленно, но верно мышцы вновь начали сокращаться, кровь в венах, до этого находящаяся в желеобразном состоянии, теперь  стремительно неслась к сердцу, чтобы стать последней точкой отсчета до возрождения к жизни.
  Тяжелый вдох, короткий выдох. Все кажется странным и пугающим. Капсула, выросшая из кардония вокруг тела, теперь заметно прохудилась и пропускала еле заметные светлые пятна. Неспешно протянуть лапы и, еще пару минут не понимая, вглядываться в человеческие ладошки с аккуратными ноготками и нежной бледно-розовой кожей. «Что за черт? – промелькнуло в голове антиквэрума, когда шок медленно покинул ее сознание». Сжать руку в кулак и со всей силы стукнуть по стенке колыбели. Замкнутое пространство озаряет непривычный детский голосок, от которого Мирэлиаликс замирает, быстро мотая головой в поисках незнакомки. «Неужели?». Руки быстро касаются сначала круглощекого личика, затем переходят на еще плоскую несформировавшуюся грудь, после касаются коленей. Разум с каждой секундой накрывает новая волна паники и непонимания происходящего. Аура, что проступила теперь более отчетливо, став карминовой дымкой, медленно заполняла пространство. Зажмурив глаза и свернувшись калачиком, антик пытается вспомнить, как оказалось в заточении, но ее отвлекает взрыв, эпицентром которого стала она сама.
  Оставаясь неподвижной еще некоторое время Мирэль осторожно распрямляет ноги и пытается сесть, покачиваясь из стороны в сторону. Головокружение, звонкий шум крови в ушах, пульсирующая боль от ссадин на руках, ногах и голове – все кажется нереальным и неправдоподобным. «Не моя жизнь, не мое тело, не мое, не мое, не мое…». Первая попытка встать проваливается, вторая же приносит больше успехов, но лишь на третьей попытке антиквэрум встает на две ноги, все еще покачиваясь из стороны в сторону, словно неваляшка, взирая на красный плотный дым, смешанный с пылью. Еще мгновение и сквозь кровавую пелену начала проступать картинка. Непривычная картинка. Куски горной породы, кратер, вдали зеленые деревья. Откликаясь на шум сзади, Мирэлиаликс поворачивается и впервые видит море…

- Помогу, - вторит Николорада лекарю, выйдя из транса, длившегося каких-то несколько минут. Проследить за действиями эделира – аккуратными и несколько неловкими – затем, дрожащими руками принять чашу и в несколько глотков осушить ее. Осторожно взглянуть в слепые глаза мужчины, аккуратно вложив посудину в руки, прикоснуться к шраму, что до этого скрывался за серебристыми волосами и тихо прошептать благодарность. В нос мгновенно ударил запах мужского тела и трав, отчего голова  машинально подалась вперед, чтобы лучше вкусить аромат. Боунс бы тюкнулась носом о лицо Лакуа, но этого не случилась. Лекарь отстранился раньше, чем случилось столкновение.
  Рухнув на подушку, девушка несколько раз вдохнула и выдохнула, поморщив нос от жжения в ранах.
- И за что вам такое горе свалилось? – посочувствовала Мирэлиаликс своему врачевателю, зная, что ничем хорошим ее лечение не аукнется. – Бросили бы меня там, где я лежала… кстати, куда это я попала?
Антиквэрум задумалась, на какое расстояние ее могло бы выбросить в пространстве, но она и не подозревала, что находится в Нонтергаре. Тон ее голоса был более-менее бодрым, по крайней мере, она старалась сделать его таковым. Мысли же все были теперь устремлены на подтверждение догадки о слепоте незнакомца, отчего сильно сжало сердце.
- Я должна уйти, как можно скорее, - тихо прошептала рыжая, скривив мордашку от очередного приступа боли. Силой заставив себя подняться с кровати, Первородная попыталась встать, но первая попытка благополучно провалилась, как и в день ее пробуждения. Стянув с кровати окровавленное одеяло, Боунс благополучно приземлилась на копчик, тихонько ойкнув. Она молилась Демиургу, что не проехалась спиной по деревянной кровати, содрав тонкий слой, оставшейся мази.
– Если останусь, вы можете оказаться в большой опасности, - антиквэрум пристально взглянула на эделира. «Будто снова наяву». Губы чуть тронула нежная улыбка, смешанная с грустью. – Я не хочу брать на себя еще одну – «смерть» - жизнь…

+1

8

Дрожащими руками девушка зарала легкую чащу из ладоней Эленхела. Секундное касание прохладных рук обожгло кожу Лакуа. Будто огонь, таящийся в душе девушки, передался через это касание эделиру.  Он слишком долго думал о том, как же это приятно и опасно, что не сразу почувствовал, как легкие пальцы девушки коснулись его лица. Эленхел чувствовал, как она исследовала шрамы на его лице не то пытаясь понять, откуда они взялись, не то сочувствуя старым ранам. Легкий шелест ткани, в ноздри ударил запах незнакомки вперемешку с запахом мази. Он быстро понял, к чему могут привести подобные действия, а потому отстранился.
"Красивая. Опасная. Могущественная", - слова один за одним проносились в голове Лакуа. И чем больше он думал о ней, чем больше представлял, тем точнее слова в голове охарактеризовали раненую девушку. Эленхел находился в смятении, а потому не мог не вымолвить ни слова. Лишь крепче сжимал деревянную чашу в своих руках. Уж слишком смелыми оказались действия незнакомки, слишком опасными и соблазнительными. Хриплый голос девушки разрезал  неловкую тишину, возникшую в комнате. Эделир жадно вслушивался в слова девушки, пытаясь уловить чуть ли не каждый ее вдох.
- Вы в столице Эноделлуриума - Соннэре. На ее окраинах, если быть точнее, - быстро ответил Лакуа.
Вопрос пациентки пришелся очень даже кстати: он вывел Эленхела из раздумий и позволил тому продолжить лечение. действительно, нельзя же оставить пациента наполовину забинтованным. Эделир отложил было чашу в сторону и собрался взяться за бинты, как девушка сказала что-то про то, что ей не стоит здесь оставаться и... Упала с кровати. Последующие стоны незнакомки его ничуть не удивили. Ну вот почему этим авантюристам не сидится на месте? Почему надо куда-то постоянно бежать? Тяжело вздохнув, Лакуа опустился на одно колено перед девушкой и ласково положил ей руки на плечи.
- Я не могу вас отпустить. На окраинах Соннэры почти нет эделиров - это место предназначено для авантюристов разных рас. Здесь редко задают вопросы: предпочитают сразу действовать, - эделир еле заметно усмехнулся. - Это безопасное для вас место. А обо мне не беспокойтесь, лишнее волнение ни к чему.
Осторожными движениями Эленхел смог усадить девушку на кровать. Он проигнорировал ее грустные слова о судьбе и о том, что нужно и не нужно делать. Ах девушки... Их жертвенность не знает границ. Таких пациенток только больше хочется защищать и никуда не отпускать. Особенно, если пациентки даже сидеть нормально не могут. Лакуа провел ладонью по спине девушки, размазывая остатки мази. Хорошо, что она не вся осталась на покрывале - эту мазь отстирывать еще сложнее, чем кровь. Да и должна она быть на теле незнакомки, а не на покрывале. После падения пришлось обследовать девушку еще раз. К недовольству Эленхела у девушки вновь пошла кровь, но не сильно. С укоризной в голосе эделир произнес:
- И к чему были эти лишние телодвижения? Вы вредите себе.
Вытерев руки полотенцем, Лакуа взял бинт и сел на кровать рядом с девушкой. Он осторожно провел пальцами вдоль позвоночника, а потом чуть приподнял правую руку девушки. Бинт ложился ровно и плотно. И пусть сквозь него сразу же начала проступать кровь - Эленхела это не остановило. Пока он бинтовал девушку, он вновь и вновь безболезненно осматривал ее тело. Хотелось знать все до мелочей, хотелось предотвратить возможные кровотечение. Правда, при подобном осмотре Лакуа испытывал легкий стыд: он касается слишком... Эээ... "Личных" мест девушки, как, например, ее грудь.  Подгоняемый этим стыдом, эделир куда быстрее закончил перебинтовку, чем обычно.Тихо выдохнул и отбросил с лица длинные пряди, а затем поднялся. Он уже было собирался сесть за свой стол и начать готовить лекарство,  как резко остановился и посмотрел в торону девушки. Ее нельзя оставлять без присмотра, ее просто нельзя оставлять. А еще лучше бы было уложить ее в постель и чем-нибудь занять - например, разговором.
- Вам нужно отдохнуть. Пока что я не буду касаться ваших ран, так что, если хотите... Нет, вам просто необходимо лечь в постель. Я помогу вам комфортно устроится. Если не хочется спать, то мы можем с вами немного поговорить, пока я готовлю лекарство. Мне кажется, вам есть, что рассказать и что спросить.

Отредактировано Эленхел Лакуа (17.04.16 21:54:51)

+1

9

- Эноделлуриум, Соннэра… это меня в Нонтергар занесло! Хах… а я думала мне сил не хватит и на несколько миль, а тут…, - прохрипела Николорада, после чего хорошенько прокашлялась, выплюнув очередную порцию слюней с кровью. «Хорошо, что он не видит сие зрелище… Эх…».  Перечить эделиру не хотелось или быть точнее хотелось, но сил на лишние эмоции не оставалось вовсе. Ей было спокойно от мысли, что Ворон не просто далеко, а совсем у черта на куличках… или она оказалась у черта на куличках… В любом случае еще одна проблема более-менее разрешилась, оставив лишь после себя ужасную ноющую_режущую боль в груди, медленно разъедающую тело изнутри.
  «Как же больно дышать!».
  Вдохнув в очередной раз порцию кислорода, Первородная привстала на трясущихся ногах, чтобы сесть обратно на кровать, что без помощи Лакуа она бы сделать не смогла. Похожая на разряд тока, боль стремительно набрала скорость и перелетела на живот, отчего плечи самостоятельно подались вперед, чтобы хоть немного потушить мини-взрыв, что  медленно растекался своими ядовитыми языками из эпицентра в близ лежащие владения. Как не странно, органы были практически невредимыми, если не считать желудок, сводивший антика с ума и отшибленные легкие, что наотрез отказывались прокачивать достаточное количество кислорода, чтобы избавить голос Боунс от хрипоты и сухости во рту. Что уж там говорить о ломке, исчезающей и появляющейся вперемешку с дрожью и сменой температуры, бросающей девушку то в холод, то в жар.
  «Надеюсь, я хоть немного смогла потрепать его самолюбие и заносчивость…». 
  Открыв глаза,  до этого зажмуренные от неприятных процессов, что происходили внутри тела, Никки взглянула на мужчину из-под полуопущенных ресниц, задышав чаще. Тахикардия развилась страшная. Сердце, видно испугавшееся катаклизма, медленно подползавшего все ближе, не выдержало и жалобно забарабанило по грудной клетке, поднимая белый флаг.
- Ох, - тяжело выдохнула Николорада, остановив на мгновение перебинтовывание рукой, с силой нажав на громко бухающий орган. – Все в порядке, можете продолжать…
  Нехотя убрав руку в сторону, антик со скрипом в зубах дотерпела окончания процедуры, а затем аккуратно опустилась на подушку, стараясь принять более удобную позу, чтобы лишний раз не тревожить разгоревшуюся «вечеринку» внутри. 
- Вы… совершенно правы, - выдохнула рыжая, когда все же сумела расположить израненное тело, перевернувшись на бок и прижав колени к груди. – Лучшее лекарство для меня вино, а лучше что-нибудь покрепче… не хотите же, чтобы я начала изнывать от боли…
  Ее причина была понятна. Алкоголь бы помог в таком случае притупить не только разум, но и физическую боль, вновь устраивающую волновые представления то увеличивая, то уменьшая свои толчки в зависимости от ее же прихоти. Тишина, сопутствующая ее просьбе, могла лишь говорить о мыслительном процессе эделира. Еще несколько минут, показавшиеся вечностью, Мирэлиаликс произнесла жалобное «пожалуйста», после чего мужчина все-таки вышел из комнаты. «Слава богам! Надеюсь, у него будет что покрепче…». Ожидая его появления с панацеей в руках, Первородная вновь прикрыла глаза, на этот раз уже не сдерживаясь во вздохах и ахах, переходящих под конец в утробное рычание раненного зверя.
  В душе  антиквэрума тоже отнюдь не было все так гладко, как хотелось бы. И не было бы причин, истязаний, волнений, если бы лекарь не был так сильно похож на ее возлюбленного, от одного лишь упоминания которого сердце кровью обливалось, а глаза становились на мокром месте. Ну, когда-то становились на мокром месте. Прожив полвека без Арнора, Николорада смогла убедить себя в том, что более не должна зацикливаться на мужчинах. Не должна томно вздыхать по каждому упавшему на ее ладную фигурку взгляду, не должна краснеть и извиняться, а если и должна лишь сугубо для преследовании своей цели и не более того. Свое израненное сердце, свою душу в лице Риверры, хрупкой и нежной словно бутон розы, свой траур об утрате друга_напарника_жениха – Первородная все оставила на растерзание палящему солнцу и нескончаемым зыбучим пескам, воссоздавшим для всех мираж невиданной красоты, но, тем не менее мираж, медленно поглощавший добродушную воровку с наглой ухмылочкой на лице.

- Как это произошло? – все же осмелилась спросить Боунс, когда Эленхел вернулся в комнату. – Кто сотворил с тобой такое? – На мгновение она перестала говорить, медленно вдохнув новую порцию воздуха. – Мы вот с братом поссорились, как видишь, сила была на его стороне.
  Разговаривать самой было довольно проблематично, когда легкие упорно продолжали игнорить, посылая лишь гневные тирады в раны. Станет ли рассказывать свою историю лекарь или нет, Мирэли не знала, но зато было уверенна в другом. Ее тайна обязательно будет раскрыта, стоит лишь разуму затуманиться, обмякнуть и наконец-то вылить весь груз, что давным-давно тащился следом, словно оковы, сдерживающие сбежавшего преступника...

+2

10

Эленхел внимательно слушал девушку. Вернее, он внимательно слушал не только ее саму, но ее организм. Незнакомка делает слишком много лишних движений, отчего раны начинают только ныть сильнее, причиняя еще большую боль. Девушки... Сколько Лакуа помнил, девушки на его приемах всегда норовили сделать кучу дел одновременно: и поболтать, и повертеться, и даже собственную прическу заново уложить. Фраза про алкоголь заставила эделира нахмуриться. Алкоголь не способен вылечить раны, всего лишь дурацкий способ  забыться и временно притупить боль равно как и чувства. К тому же, лекарь никогда не был истинным ценителем вина, да и просто он его пробовал пару раз в жизни. Опасно спаивать слепца, неизвестно что будет: он кого-то покалечит или же покалечит сам себя. Легким движением эделир вновь наполнил чистой и прохладной водой чашу и поставил ее на тумбочку рядом с кроватью. Вдруг пациентке еще захочется пить. После этого Лакуа буквально на две минуты покинул комнату; назад он вернулся уже с пустой чашкой в руках - пригодится для будущего лекарства.
- Что именно вы подразумеваете под этим вопросом? - ответил вопросом на вопрос Эленхел.
Он только вернулся в комнату, а его тут же настигают подобные вопросы. Хотя Лакуа и привык слышать в свой адрес такие вопросы, он предпочел чуть-чуть помолчать перед ответом. Как раз этого молчания хватило, чтобы достать все необходимые ингредиенты из шкафа. Подойдя к рабочему столу, эделир положил ингредиенты на столешницу и придвинул стул, присаживаясь. Теперь он находился спиной к незнакомке, открывал баночки и флаконы.
- Если же вы про слепоту, то я не вижу с самого рождения, - произнес Эленхел и закрыл глаза, вспоминая о чем-то на минуту. - Если же речь идет о шрамах, то... Ничего особенного, всего лишь нелепая случайность. Мы были тогда юными и плохо умели контролировать собственные силы. Такое с каждым может произойти.
Любой эделир прекрасно знает о том, что нельзя мгновенно научиться контролировать эфемерный облик. Это приходит с возрастом и опытом.  То, что юные эделиры, как и всякие дети, в большинстве случаев предпочитают не слушать советы старших - абсолютно обычное явление. И ведь они никогда не преследуют каких-то огромных и правильных целей: всего лишь стремление похвастаться перед сверстниками. Большая часть эделиров закрывает глаза на разрушения и травмы, принесенные неконтролируемого использования эфемерных обликов. Давным-давно Вэлианне тоже не смогла удержать облик пантеры. А жертвой оказался самый беззащитный член компании друзей, просто напросто не смог убежать от пантеры. Как давно это было... Эленхел никогда не держал зла на подругу-эделирию.  Касаясь шрамов, он всякий раз вспоминает эту юную и скромную девочку, которая до последнего старалась отказаться от участия в данной затее. Пожалуй, именно поэтому он не прячет шрамы на лице под прядями белых волос.
"Я оставил эти шрамы, чтобы помнить", - мысленно сказал Лакуа, привычно касаясь шрама на шее.
Резким движением он зажег огонь и поставил на него маленький котелок с водой. Подвинув к себе деревянную доску и нож, лекарь взял корень и начал его резать. Когда-то давно Лакуа боялся держать нож в руках, а теперь абсолютно спокойно владеет им и не боится лишить себя пальцев. Закончив с корнем, он положил его в кипящую воду, а потом добавил туда еще и настойку из семи лечебных трав. В свободное время Эленхел нередко делает вот такие вот несложные настойки, чтобы в дальнейшем их использовать и тратить меньше времени на приготовление лекарств.
- Я не стану у вас выпытывать причины вашей ссоры с братом. Просто рассказывайте то, что считаете нужным. Если почувствуете себя хуже, дайте мне знать. Вам сейчас ни к чему переутомляться, - на мгновение повернувшись к незнакомке, сказал эделир.
Взяв в руки сушенную душицу, Эленхел на мгновение замер. Он сомневался касательно дозировки этого растения. Но сомнения рассеялись достаточно быстро, стоило ему в очередной раз услышать тяжелое дыхание девушки позади. Лекарь решил увеличить дозу душицы, так как она обладает усыпляющим действием, а девушке как раз таки сон пойдет на пользу. Да и самому Эленхелу было бы значительно проще лечить ее, когда она спит. Добавив сушеных листьев в отвар, эделир вдруг резко о чем вспомнил и всем телом повернулся к девушке.
- Ах да, я же вам не представился. Досадное упущения с моей стороны. Меня зовут Эленхел Лакуа.
Лакуа ласкового улыбнулся и слегка поклонился. Он не спрашивал имя девушки - прекрасно понимал, что, возможно, она не хочет лишний раз разглашать информацию о себе.

+1

11

Слепота и шрамы… Она не на много дальше ушла от своего спасителя, если не была еще уродливее во сто раз любого хворого и потрепанного жизнью существа в Энтеросе. И хоть ее соблазнительные формы, ласкающие взгляд любого встречного ловеласа, вьющиеся рыжие волосы, так завораживающе поблескивающие алыми искрами разгоряченного пламени; живой взгляд с золотистыми вкраплениями, заставляющий невольно всматриваться в глубину зелени радужки, улыбка, что проступает на женских губах чаще, чем следовало бы – все не сравнится с душой Первородной, что уже давно не так прекрасна, как человеческая ипостась, пышущая молодостью и природным обаянием. Она подобна засушенному в гербарии растению: пожухлое, ссохшееся, с обломанными ветками и стертыми в пыль листьями, остатки которых неуклюже распластались по растрепанному от многовекового хранения листу, принадлежавшему одному из фолиантов мудрецов, бережно хранящих свои знания в огромных библиотеках, где редко можно увидеть молодежь или случайно забредших путников. Быть может, именно в подобном месте Первородная с радостью забылась на мгновение, не задумываясь, передав прошлое в руки тем, кто так же надежно запечатают боль и страдание, смерть и горечь, время от времени проступающих через пот на кожу, ядовито шипя и поедая верхний слой эпителия, заставляя девушку скалиться и злиться за все содеянные ошибки, допущенные ею когда-то. Но нет никаких мудрецов и библиотек, а душа ее вовсе не растолченное растение, что в любую минуту может подхватить ветер и развеять на все четыре стороны, стерев из памяти любого упоминания о рыжей девушке с огромными ранами внутри, что червоточат день ото дня, не давая забыться в безвременье вечной жизни.
  Вглядываясь в светлую паутинку трещинок на темном потолке, Мирэлиаликс в какой-то мере понимает, что все же смогла задеть чувства лекаря, так усердно продолжавшего свое дело. На его месте девушка уже бы давно оставила попытки справиться со строптивым характером больного, а лучше бы вышвырнула его подальше, например, в те же самые улочки, где и нашла. Горькая усмешка отражается на лице, но длится всего мгновенье, заменив очередной гримасой боли. Приступ кашля не заставляет себя долго ждать, острыми коготками выцарапывая из антиквэрума последние остатки сил на более-менее активные действия, которые, впрочем, были потрачены на питье. Первое верное действие за весь день. Осушив чашу на половину, Николорада вновь опускается на подушку, внимательно вслушиваясь в голос мужчины. Он успокаивал, словно самый лучший лечебный эликсир. И не, потому что излучал чувство покоя и безопасности. Он был слишком знакомым. Знакомым до такой степени, что сердце, невольно продолжавшее яростно биться о ребра, еще и мучительно сжималось, обливаясь кровью.
- Вы когда-нибудь любили? – прохрипела рыжая, надавливая рукой на перебинтованную рану, чтобы хоть ненадолго заглушить слезы и всхлипы, медленно идущие в наступление. – Это прекрасное чувство всегда обходило меня стороной. Может, потому что я попросту не верила в него в угоду того, что матери не везло на любовном фронте, не считая подарков и пустых слов пущенных на ветер, слез и разбитых надежд на светлое спокойное будущее в объятиях «того самого», что предначертан судьбой… Эленхел…, - Девушка нервно облизывает губы, смакуя на вкус имя «возлюбленного». – Верите ли вы в судьбу? Раньше я не верила и в нее. Хах… может показаться, я раньше не верила ни во что, и скорее так оно и есть. Я просто существовала в чужеродном мне мире, просто пыталась стать его частичкой, а когда поняла о невозможности в осуществлении сего простого на первый взгляд плана… Впервые встретила своего брата, открывшего мне глаза на мир. Всегда думала о существовании родственной души, но и предположить не могла о разрушительной мощи, способной заставить совершить ужасный поступок, от которого никогда уже не сбежать, если, конечно, вы не поможете и не подсыпаете яду в воду…
  На несколько минут Мирэлиаликс взяла паузу, чтобы отдышаться и вновь сделать несколько глотков воды. Конечно, рыжей чертовски не хватало спиртного, но и без него язык был подобно помелу, а в голове эхом разносились последние, произнесенные ею слова «подсыпаете яду в воду». Взглянуть украдкой на эделира, приоткрыв рот и пустить первую слезу, огромной каплей пробежавшей по щеке и растворившейся в материи подушки. Всхлипнуть, проглотить в ком, застрявший в горле, и продолжить дрожащим голосом, поедая взглядом любимый образ:
- Мой единственный брат толкнул меня на убийство вместо того, чтобы дать желаемого тепла и заботы. Тогда мне казалось, что я заслужила их, ведь кровный родственник, «родная» душа должна была спасти от безысходности и отчаяния, разраставшегося внутри меня в то время, но я ошиблась, оказавшись всего лишь убийцей своей матери, и с позором покинула дом, следуя по пятам за тем, кого я могла бы гордо называть старшим братом… Есть ли у вас родственники, Эленхел? Есть ли человек, с кем бы вы могли поделиться горестями или же счастливыми моментами в вашей жизни?
  Слезы неистово обжигали раскрасневшиеся щеки, всхлипы стали чаще и в какой-то момент предприняли попытку задушить Первородную, быстро поднявшуюся и с большой силой начавшей поглощать воздух ртом, словно она была простым лигрумом. «Ты не Арнор… тебя больше нет… но, почему же ты здесь, сидишь передо мной и заставляешь медленно сходить с ума от невозможности прикоснуться к тебе, вновь ощутить сладость твоих губ, тихого шепота, успокаивающего мою окровавленную душу… или…» - Николорада растеряла остатки сил и рухнула на спину, пытаясь не закрыть глаза, чтобы вновь не провалиться в черную дыру своих кошмаров.
- Не надо, - умоляюще прошептала девушка, пытавшаяся из последних сил разглядеть комнату и образ лекаря. – Ведь, я люблю тебя… - Всхлипнув в последний раз, антиквэрум затихла, погрузившись в тревожный сон. Она еще не понимала, что все же смогла отыскать место, где сохранит свои воспоминания, разрушенные мечты и остатки надежды. Конечно, дом эделира не был схож с библиотекой, да и сам мужчина не мог похвастать в многовековых знаниях, но образ, нежно носимый Боунс в самом сердце – единственное, чего не смогла решить себя девушка, отрекаясь от своей сущности – разбудил в ней слова, которые она не хотела более слышать, тем более в своей собственной интерпретации. Шрамы, испещрившие сердце вновь кровоточили, а слепота привела к некому замешательству в распознавании личности. Сможет ли Лакуа стать тем, кто выслушает историю до конца, переняв обязанность прошлого принца мечтаний девушки? Сможет ли он залатать духовные раны и вновь вернуть зрение, выклеванное ее собратом еще задолго до первого убийства?

+1

12

Эленхел вслушивался в равномерный звук кипящей воды и осторожно раскладывал травы по мешочкам и коробочкам. Сухой цветок - коснись легко пальцами бутона, как он тотчас рассыпется в пыль. Острые листья - стоит лишь коснуться края листа и может остаться царапина. Тонкий стебель - чуть сожми в пальцах и он сломается. А ведь девушка лежащая на кровати в этой комнате чем-то очень сильно напоминает этот цветок. Она красива как цветок, определенно опасна, хоть и скрывает это, как лист, а вот стебель... Насчет стебля Энхе был не так уверен. Когда незнакомка впервые заговорила, он услышал в ее голосе иронию, силу и легкую грусть. Неужели ее можно сломать так же как этот несчастный тонкий стебелек? Погруженный в собственные раздумья, Лакуа не заметил, как сжал в ладони  пучок трав, от чего тот рассыпался ароматной пылью на пол. Какое расточительство! Обтирая руки тканью, он слышал хриплый и растерянный голос девушки. Что же это? Крик души или бред раненого существа? Слова, произнесенные незнакомкой, поражали своей глубиной и ничем неприкрытой болью. А чего же только стоили кощунственные слова про яд,особенно, в данной ситуации. Затаив дыхание, Эленхел внимательно вслушивается в каждое слово девушки и пытается собраться с мыслями. Даже когда пациентка замолкает, чтобы выпить воды, эделир не произносит ни слова. Он слышит ее немые всхлипы,  он чувствует ее горький плач. Осознание болью отдается в голове из-за того, что Эленхел понимает, что не сможет успокоить ее израненную душу. Лечить физические и некоторые магические раны легко. Тело, как правило, либо чувствует боль, либо не чувствует. А что же раны душевные? Каждый ежедневно переживает множество эмоций и событий, которые копятся в сердце. Практически невозможно проникнуть в душу другого существа и еще тяжелее понять его.
Своими речами незнакомка ввела в ступор молодого и неопытного эделира. Если бы не горячие капли воды, которые слегка опалили кожу Лакуа, он бы так и просидел на стуле, погруженный в свои мысли. Нельзя забывать о пациенте. Выключив огонь, Эленхел тихо выдохнул и негромко заговорил:
- Пока что я не встречал того, кому бы хотел подарить свою любовь. Мне жаль, но, увы, именно по этому мне не понять вас. Мне не понять вашу боль, - Эленхел сглотнул. - По этой же причине я не могу говорить о судьбе. Я недостаточно прожил в этом мире, чтобы рассуждать о судьбе. Вполне возможно, что все, что произошло в моей жизни совершила именно эта капризная дама. Быть может, даже наша с вами встреча... Я многого не вижу и боюсь, мне уж точно никогда не увидеть того, что совершают Всесильные. А может это вершит судьба, а не Боги... Нет, я не знаю. Простите, миледи. Я слишком сильно подвержен сомнению.
Тихий смех лекаря нарушает тишину, воцарившуюся в комнате. Отвлекаясь от раздумий, Лакуа осторожными движениями переливает горячий отвар в деревянную чашку. медленными шагами он подходит к кровати и негромко зовет больную. Почему она молчит? Поставив чашу на стол, Эленхел аккуратно нащупывает лицо девушки и смахивает слезы с ее щек. Уснула значит. Любой сон сейчас пойдет пациентке на пользу. Конечно, ей бы стоило сначала принять целебный отвар, который лекарь старательно варил. Увы, холодным он теряет часть свойств, в частности, усыпляющих.
Эленхел аккуратно сел на кровать, старясь не разбудить девушку. Прохладные тонкие пальцы коснулись мягких волос незнакомки, он ласково и легко гладил ее по волосам не то пытаясь успокоить, не то приободрить. Лакуа был все еще в растерянности от слов девушки и от ее горького признания. Ему были незнакомы такие отношения. Из родных у эделира были только отец и мать, да и то Эленхел старался не беспокоить их по пустякам. пусть тема болезни Эленхела никогда не поднималась в семье, но он всегда считал, что родителям тяжело с ним возиться, а потому никогда не беспокоил родных по мелочам. Душевными терзаниями Эленхел уже давно не страдал, вернее, он их просто когда-то давно пережил. Рассказ незнакомки пугал и отталкивал, и от того лекарю было еще сложнее пробраться в темные дебри ее души.
- Я вас не осуждаю за содеянное. Конечно, со стороны ваша история пугает, но... Я не имею права осуждать ваши воспоминания и вашу семью. И уж тем более я не имею право лезть не в свое дело. Если вам хочется плакать, то плачьте, миледи. Зачастую, слезы помогают заглушить душевные терзания. Я буду внимательно слушать вас и пытаться понять. И, конечно же, я вылечу ужасные раны на вашем теле, - шепотом произнес Лакуа.
Слова эделира прозвучали словно клятва. Но Эленхел и правда хотел помочь девушки всем, чем только возможно. по сути, пора бы уже приступить к магическому исцелению, как вдруг в полусне девушка начинает кого-то звать и говорить, что любит его. Рука эделира замерла на полпути к ране. Он беспомощно опустил руку, решив дождаться, когда незнакомка вынырнет из короткого и тяжелого сна.

Прости, прости, прости, прости, прости
Я готов произносить это бесконечно

+1

13

- Нет, он определенно был не прав, выгоняя меня с пары. Я… Я… Я ведь даже заданный параграф прочитала, а он унизил меня не только перед одногруппниками, но и перед Вами! – недовольные крики эхом разносил теплый ветер, играющий с зеленой лоснящейся травой и серебристыми кронами деревьев. Высокий стволистый великан нависал над двумя крохотными существами, что обосновались под его огромной прохладной тенью. Светловолосый парень, чьи волосы были собраны в хвост, спокойно наблюдал за своей подругой, что вовсю наматывала круги, пускала молнии из глаз и не хотела ни на минуту прерывать свою тираду. – Может мой косяк был,когда я подожгла ему брови, но, давай посмотрим правде в глаза, ему так гораздо лучше…

- Ага, а еще, лучше будет, когда его голова заблестит на солнце, словно наполированный шар, - добавляет голубоглазый дриммэйр, наконец отрываясь с места и останавливая рыжеволосый маленький смерч. – Ты ведь случайно это сделала? – Дэйр нервно прикусила губу и отвела стыдливый взор в сторону. – Риверра, даже если это не так, я могу переговорить с ним, чтобы ты смогла сдать итоговый экзамен, - мужские пальцы заскользили по щеке, плавно очерчивая подбородок и слегка приподнимая его вверх.– Тебя никто не отчислит. Поверь мне. Все-таки ты водишь дружбу не с кем попало, а с самим сыном сюзерена Виргении.

Парень засмеялся, улыбнувшись во все тридцать два зуба, затем отступил на несколько шагов назад, убрав руки за голову. Рыжая же наигранно сощурила глаза, но губы вторили улыбке парня, если не расползались до самых ушей.

- Ах, вот он, значит, ваш секрет, господин Варгас. Никак не ожидала от Вас услышать подобное. Вы же знаете, что с богатенькими мальчишками, я дел не имею, - иронично произнесла Первородная, приподняв одну бровь и сложив руки на груди.– А еще…

Девушка совершила два резких шага и буквально повалила юношу на землю, пригвоздив его руки своими.

- Говори, простолюдинка, не заставляй своего господина ждать, - с вызовом бросил дримм, едва касаясь губ своей подруги.

- Я слишком глупая, если скажу, что мое правило полетело ко всем чертям, когда я увидела тебя? – Риверра, из последних сил сдерживая себя, все же поцеловала Арнора, давая ему оказаться сверху.– Ведь, я люблю тебя…

Парень хищно улыбнулся, наконец-то, услышав ответ на свой недавний вопрос. Его руки нагло пробежались по женскому телу, но небесные глаза по-прежнему гипнотизировали свою жертву. С женских губ сорвался сладострастный стон, руки оплели шею и вновь притянули дримма вплотную. В следующую секунду легкие обдало жаром, щеки покрылись румянцем, лоб - испариной, их попытки за лидерство или кто же все-таки должен быть сверху, привел к тому, что парочка кубарем покатилась с холма.
Теперь ветер уже нес на своих крыльях веселый крик и признание той, кто пообещала себе никогда более не любить…

- Где ты? – хрипит девушка, вновь сильно откашливаясь и пытаясь приподняться. – Где… я? – дрожащие руки исследуют перебинтованное тело, влажное от пота и крови одеяло и, наконец, находят спасительную руку эделира, что вовремя оказывается рядом. – Эл… Эленхел… Я, наверное, самая ужасная пациентка из всех, что у вас были…, - попытка улыбнуться благополучно проваливается, потому вместо усмешки выходит нечто среднее между оскалом и натянутой улыбкой. – Прошу, не отпускайте мою руку. Побудьте со мной рядом. Еще пару минут…

Голова плюхается на подушку, глаза закрываются, разум пытается вернуть недавнее ведение, что всколыхнуло прежние чувства.

- Я люблю тебя, - шепчет, словно заклинание рыжая, пытаясь вновь увидеть эти светлые голубые глаза. – Я люблю тебя, - попытка вернуть тихий насмешливый шепот, обжигающий горячим дыханием ухо, - Я…, - попытка вернуть минуты, когда солнце купало обоих в мягких теплых лучах света. -… Люблю…, - попытка ощутить на теле неспешные исследования мужских ладоней. -…Тебя, - попытка обернуть время вспять, чтобы вновь услышать ответ на данные слова.
Вновь навернувшиеся слезы текут по недавним тропам своих предшественников, опаляя кожу своим жаром. Всхлипы становятся чаще, девушка медленно захлебывается в соленоватой воде, не желая быть ни в темной комнате, пропахшей кровью и горем, ни в мире, где более не существует того, кто бы смог вновь заставить Первородную смеяться от всей души. Рука с силой сжимает руку мужчины, тело автоматически подается вперед, и вот Первородная уже скрепляет руки на спине лекаря, обнимая его, перенеся большую часть веса на эделира, опрокидывая того на кровать.

- Вы так похожи на Него, - колеблющимся голосом произносит Боунс, медленно вдыхая незнакомый запах, состоящий в основном из свежести и различных видов трав. – Вы даже представить себе не можете, как сильно…, - Мирэлиаликс вытаскивает руки из-за спины Лакуа, чтобы повиснуть над мужчиной.– Как сильно можно любить человека, не задумываясь о возможных последствиях. Эти необратимые моменты в один прекрасный миг ломают твое светлое радостное будущее, - пальцы правой руки аккуратно скользят по лицу, убирая светлые прядки волос, обнажая шрамы. – Я не ценила свой маленький райский островок, не смогла его защитить, когда пришла беда. Я просто не смогла…, - несколько хрустальных капель капают на Эленхела, неспешно скатываясь с белой матовой кожи. – Я не смогла защитить свою любовь, а сейчас смотря на вас, я виню себя еще больше. За то, что не предупредила его, не рассказала о моем брате, решившем отобрать моего любимого мужа, а я ведь могла предупредить…, - холодный влажный нос Никки легконько касается мужской щеки, неспешно направляясь к виску. – Я могла бы спасти его, если бы не была такой глупой…, - горячее дыхание обожигает ухо лекаря. – А теперь появились вы. Точь-в-точь как мой любимый, и мне безумно хочется вас…, - слова утопают в поцелуе. Горячем, страстном и мучительном. Легких хватает всего на минуту, после чего Первородная нервно хватает ртом воздух и падает рядом с Эленхелом, бесшумно смеясь, словно сумасшедшая. Вместе к всхлипам вновь добавляется хрипота, затем кашель. Девушка поворачивает голову на эделира перед тем, как окончательно провалиться в сон. Безмятежный и умиротворенный. Где серебристый дуб раскинул свои ветви над холмом, что стал убежищем для двух влюбленных, не ведающих о зле мира, что наровит урвать кусок каждый раз, когда кто-то из них покидал священное поле.

«Я помню все и не помню ничего. Я забыла его. Я забыла себя. Я убила его. Я убила... себя?...».

+1

14

Лакуа сидел в ожидании того, что пациентка скоро проснется. Интересно, что ей сейчас сниться и сниться ли что-то вообще? Если бы Эленхел мог видеть, то он бы, возможно, что-то смог бы понять по лицу девушки. Но вот пациентка тихо застонала - для лекаря это послужило знаком, что девушка наконец покинула беспокойный мир снов.
- Вы на Эноделлуриуме,  на окраине Соннэры, в моем скромном доме, - ответил Эленхел на вопросы девушки.
Вопросы незнакомки эделира ничуть не удивили. Подобные вопросы задет каждый зачастую даже не во время тяжелой болезни, а просто каждое утро по утрам. Или же, например, после большого пиршества. Раз уж девушка проснулась, нужно расспросить ее о состоянии ее тела и наконец дать ей полезное лекарство.
- Что вы... Не бывает ужасных пациентов, - эделир мягко улыбнулся. - Бывают лишь невыносимые...
Лакуа резко оборвал фразу когда чуть теплые пальцы девушки коснулись его ладони. Из-за непривычного прикосновения хотелось резко одернуть руку, но Эленхел этого не сделал. В хриплом голосе девушки он слышал мольбу, слышал слезы, что, возможно, заставило его сжать ее ладонь крепче. Именно в этот момент эделир пожалел, что его кожа никогда не бывает теплой. Как же это у других рас...? Передать через прикосновение частичку не только тепла, но и частичку души? Увы, первое Эленхелу просто не дано, а насчет второго он не уверен.Что сейчас он может дать этой незнакомке? Сможет ли разделить ее боль? Ладонь лекаря потянулась к лицу девушки: он хотел стереть с ее лица настолько горькие слезы. Но лишь пальцы Эленхела нащупали рыжие пряди волос, как вдруг девушка резко прижалась к нему, обнимая. Для Лакуа это было настолько неожиданным и непривычным, что он оцепенел и позволил повалить себя на кровать. Эделир лежал на кровати не двигаясь и даже почти не дыша. Он был настолько растерян, что даже и слова не мог вымолвить. Как же долго он ни с кем не был настолько близок. Эделир остро чувствовал запах крови и пепла, исходящий от девушки, равно как и слышал ее слова, которые пронзали слух. Последней точкой данного события стал, по мнению Лакуа, долгий и страстный поцелуй. Лишь как только жаркие губы девушки коснулись губ лекаря, он замер словно маленький зверек, загнанный в угол. Мысли рассыпались, оставляя место лишь всепоглощающей пустоте. Один, два, три... Можно считать до бесконечности, а поцелуй все никак не прекращается. Но вот Эленхел чувствует, как тело незнакомки слабеет. Она отстранилась и упала рядом на кровати, погрузившись в крепкий сон. Силы окончательно покинули ее.
Эленхелу казалось, что он перенес шторм. Этот шторм захлестнул его, не давая выбраться. Но он все же выбрался, все же смог не утонуть. Лежа на кровати, эделир пытался привести и мысли, и чувства в порядок. Что это было и зачем? Конечно, раньше он уже целовал девушек, но это было по почти обоюдному согласию. Кроме того, эти девушки уж точно не были его пациентками. Эленхел закрыл глаза рукой. Этот поцелуй всколыхнул в нем доселе малоизвестные чувства. И ведь самое печальное, что девушка поцеловала его в состоянии бреда, а потому на утро она вряд ли это вспомнит. И уж тем более вряд ли этот поцелуй будет что-то для нее значить.Эленхел поднялся с кровати. Произошедшее явно выбило его из колеи. Обняв себя за плечи, он посмотрел слепыми глазами в сторону девушки и прошептал:
- Не стоит жить прошлым. А вы им живете, при этом отчаянно стараясь научится жить настоящим, не так ли?
В тишине комнаты шепот Эленхела звучал громко, и любой слушатель смог бы уловить в его голосе дрожащие нотки. Еще раз коснувшись своих губ, он поднялся с кровати, стараясь выбросить из головы мысли о столь страстном поцелуе. Завтра уже ничего не будет. Завтра они вряд ли будут говорить об этом. Эти воспоминания уйдут точно так же, как и раненая незнакомка покинет этот дом: неуловимо, быстро, без оглядки. Не стоит зацикливаться на том, что совсем скоро обратится в прах.
Первым делом Лакуа стащил с кровати окровавленное одеяло, а затем уложил девушку на кровать, накрывая одеялом. Взяв в руки деревянную чашку с остывшим отваром, лекарь осторожно поднес ее к губам пациенте и, легко влил отвар в рот девушки. Только убедившись, что девушка проглотила лекарство, Лакуа поставил чашу обратно на тумбочку. Итак, осталось самое сложное. Раны девушки слишком серьезны, а потому придет потратить всю магию до капли. Эленхел сел на кровать рядом с незнакомкой и положил руки на ее плечи, сосредотачиваясь. Апиритизм - крайне неприятная способность для лекаря. Тихий вздох, и вот уже магия эделира потихоньку начала перетекать в тело девушки, залечивая ее раны.  Процесс этот не слишком быстрый, а потому впереди лекаря ждет долгая бессонная изматывающая ночь.

0

15

Эпизод заморожен!
[чтобы вернуть эпизод в игру, обратить в данную тему, однако у Вас должен быть под рукой готовый пост]

0


Вы здесь » Энтерос » БЫЛЫЕ ПОВЕСТВОВАНИЯ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ » Я светоч во тьме обрела


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно