Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Энтерос» Авторский мир, многожанровое фэнтези с элементами фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг, рисованные внешности. Контент для игроков от 18 лет. Игровой период с 3003 по 3005 годы.
Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Энтерос» Авторский мир, многожанровое фэнтези с элементами фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг, рисованные внешности. Контент для игроков от 18 лет. Игровой период с 3003 по 3005 годы.
их ждут в игру
29.01.2023. Обновлен раздел уровней силового могущества, скорректирована первая часть важных аспектов мира. 10.01.2023. Обновлены активисты проекта и выбраны посты месяца. 05.01.2023. Открыт набор заявок для участия в постах месяца, осталось пять дней до конца новогоднего ивента, кто еще не принял участие можете успеть получить подарки! 31.12.2022. Поздравляем всех с Новым годом! 24.12.2022. У нас появилась мобильная версия, с возможностью ее отключения через настройки профиля. 11.12.2022. Выбраны посты месяца. 10.12.2022. Обновлены активисты проекта и кристаллы за голоса в Топ'ах начислены. Начался новогодний ивент «Снежное торжество», не упустите шанс выиграть призы и подарить снежинки! 15.11.2022. Обновлены активисты проекта и кристаллы за голоса в Топ'ах начислены. Объявлены победители конкурса «Лучшие посты месяца», немного изменены показатели в кристаллах активности. 27.10.2022. Начался хэллоуинский императив, награды за титулование и кристаллы начислены. Сделано объявление для мастеров игры связанное с улучшением динамики квестов. 23.10.2022. Мы обновили дизайн, мобильная версия проекта появится чуть позже. За прекрасную работу благодарим дизайнера — Вещий дух. При возникновении багов, просим сообщать в тему «связь с АМС» или в ЛС технического аккаунта Вестник. 19.10.2022. Энтеросу исполнилось 7 лет! 16.09.2022. Мироустройство «переехало» на новую планетарную систему. Обновлена справочная информация. У нас появилась планета Нордскол, ее описание будет после полного обновления всех карт остальных планет.
активисты
пост месяца Тонатос: Излюбленное тепло как-то иначе отзывалось в теле, оно искрилось беззвучными хлопками-приливами, накатывая несуществующими мурашками и эфемерной дрожью. Игольчатая кольчуга лириума сотней незримых шипов пронзала ее тело изнутри, и Тонатос вела правой ладонью по коже... читать дальше.
пост месяца Астрид: Тьма — такая холодная, такая притягательная; мать, родительница, первозданная сущность всего живого и почившего. Мы появляемся из тьмы в неё мы уходим, навеки предаваясь забвению. Серебристый блеск лезвия клинка так и искрился радостью, полированная гладь отражала счастливую, поистине ласковую улыбку... читать дальше.
пост месяца Эзекиль: Он направляет острие меча в сторону троицы монстров и произносит интуитивно знакомые формулы, сопровождая бликами холодного пламени загорающиеся руны; неважно, какое солнце светит под небесами этого мира и есть ли это солнце вообще, ведь правила мира — одни для всех... читать дальше.
пост месяца Регис: Дождь тяжелыми каплями стучит в окно, словно оголодавший странник, молящий о горячем супе. Но, как зачастую бывает, оказывается проигнорированным. Погода в горах всегда непростая: холода преобладают даже в летнюю пору, из-за чего снег не сходит с вершин, маня прикоснуться к своим драгоценным... читать дальше.
пост месяца Алора: Доверие всегда является одной из самых хрупких вещей, как сфера из тончайшего хрусталя — сожми в руке и она ранит осколками, рассыпется на мелкие части, их не собрать воедино, не восстановить прежнюю форму. Алорэза слишком многое не позволяла себе в обычной жизни, следуя собственным правилам... читать дальше.
пост месяца Рейлан: Общество графини все чаще заставляло Рейлана улыбнуться. Стоило мужчине отметить как сложно просчитать Элету, она тут же сказала про проницательность, меняясь во взгляде. Отрешенная миролюбивость сменилась хитрым прищуром изумрудных глаз. К удовольствию Владыки графиня по прежнему оставалась... читать дальше.
пост месяца Эйяфьялла: Весь мир мог быть ей чужим, но было одно место среди всех планет, который она считала родным. И ей хотелось оберегать орден Рассвета, а так же всех кто как-то относился к нему или к деосу Тонатос. Равно как и не хотелось больше никаких перемещений в другой мир... читать дальше.
пост месяца Эхо: Когда рождается новая жизнь, то первое, что нужно сделать это начать дышать. Так же и Эхо, очнувшись и распахнув глаза, сделала свой первый вдох, но уже вовсе не новорожденным. Её дыхание было сбитым и учащённым словно она долгое время видела один и тот же кошмарный сон и только сейчас смогла... читать дальше.
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Энтерос

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » СВОБОДНОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ » from dusk till dawn


from dusk till dawn

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Дата и Место
Эридий | Соларис | ~2700 год

Участники
Регис Тонатос

it’s all about the blood, isn’t it?

https://i.imgur.com/OgqfGdq.png

Эпизод является игрой в мире Энтероса и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, мы будем использовать официальную систему боя.

[icon]https://i.imgur.com/yRnINUv.png[/icon]

+1

2

Дождь тяжелыми каплями стучит в окно, словно оголодавший странник, молящий о горячем супе. Но, как зачастую бывает, оказывается проигнорированным. Погода в горах всегда непростая: холода преобладают даже в летнюю пору, из-за чего снег не сходит с вершин, маня прикоснуться к своим драгоценным кристаллам лучей солнца, порывистый ветер, вынуждающий закутываться в верхнюю одежду плотнее, совершая прогулку на открытом воздухе. В минуты безумства, когда к перечисленному добавляется еще и дождь, не умеющий остановиться до того, как практически наполнит ров у подножья замка, — то все это превращается в самую настоящую какофонию. Ансамбль депрессии и сентиментального настроения. Набрось на голову капюшон и сможешь исполнить главную роль.

От камина, в котором потрескивают деревянной трелью заготовленные с незапамятных времен бревна, исходит мягкое тепло. Обманчивое, загадочное и очень коварное тепло. Любое существо, имеющее парочку ожогов скажет, что огонь — это первая ловушка свободного полета жизни. Красивое делает больно: первый урок выживания для себя и своей сути, который стоит занести в журнал под названием "сознательность". Это тепло облизывает лежащую на полу шкуру медведя, смотрящего в сторону окна осуждающе пустым взглядом. На кровати хаотично скомканные простыни, словно в них долго ворочались от не самых приятных мыслей. Собравшие в себя тепло горячих тел, сейчас они лихорадочно его теряют, выворачивая на изнанку чувство одиночества, запачканное несколькими каплями крови. Все же, красный неплохо смотрится на белом.

Из соседствующего со спальней помещения открывается дверь, выпуская облако пара. Он оседает причудливой дымкой на прохладных из-за непогоды стеклах окон. Регис выходит обнаженным, пока по натренированному телу неторопливо ползут капельки воды, словно страшась задержаться на одном месте дольше необходимого. Каждый шаг — грациозная поступь охотящегося льва. Красные волосы рассыпаются по спине прямыми лентами, тяжелыми от воды, делая внешний вид вампира более аристократичным — сексуальным, если говорить на чистоту, применяя необходимый в кругах эстетов жаргон. Красота — привилегия, которой дифинет обладает с рождения и с которой ни за что не расстанется. Он проходит дальше в комнату, чувствуя, как от смены температуры по телу пробежала мелкая дрожь, не доставляющая никакого дискомфорта. Останавливается возле искусно вырезанного зеркала в полный рост. Существует поверье, что вампиры обладают крайне скверными отношениями с зеркалами, однако это не всегда так: вся суть в том, какой материал лежит в основе отражения. Эмиелю повезло в свое время с мастером.

Рассматривать себя в зеркале становится каждодневным ритуалом после смерти бывшей жены. Наблюдая за тем, как некогда сильную и властную женщину — увы, это время взрослый дифинет не застал — сожрало безграничное в желании утолить свой грех чревоугодия время. Эмиель касается ладонями некогда пышущего молодостью и невинной юностью лица, но отражение, будто в злобной насмешке, показывает лицо зрелого мужчины. Красивого, но уже далеко не поры весны жизни. Отчаяние, до этого момента отстающее на несколько шагов, сейчас кладет свою когтистую лапу на плечо и сильно сжимает: такая холодная, такая костлявая, такая удушающая. В горле застревает ком, а желание сделать вдох наполняет все тело Эмиеля.

Секунда. Это утекающее сквозь пальцы время, что беспощадно уничтожает на своем пути все, имеющее свойство простого существования.

Вторая. Регис чувствует, будто на его лице появляются морщины, а былой насыщенный цвет волос тускнеет, теряет блеск.

Третья. Кожа на руках становится дряблой и покрывается пигментными пальцами.

Четвертая. В отражении издевательски скалится уродливый старик.

Дифинет дышит глубоко, чувствуя, как кровь крупными каплями стекает по костяшкам, а осколки разбитого зеркала отражают цвет пылающих осенних костров волос.

— Рафаэль, — молчаливый спутник появляется в комнате и молча накидывает на плечи главы белую рубаху. — Подготовь письменные принадлежности, мне нужно отправить письмо.

deja vu so i close my eyes let the demon sing me a lullaby

Соларис солнечный. Это отличается от привычного для вампира вида заснеженных и заросших лесом гор. Поэтому он тяжело вздыхает, поднимая ворот своего лучшего дублета. Ассиметричные величественные здания, цвет которых был слишком светлым, чтобы смотреть без боли в глазах, находятся здесь везде, где не тонут в синем океане вод. Шум разрушающихся волн, падающих с большой высоты, на удивление, не раздражает чуткий слух Региса, но ощущается гармонично.

Город дышит зеленью, торговцами и солнцем.

Но это не есть конечная точка путешествия. Эмиль проходит мимо всего этого, держа путь в самое сердце — в Рассвет. Здание столь величественное, что перед ним даже великолепные дворцы кажутся просто частью чего-то совершенно незначительного. Вампиру нравится роскошь и нравится смотреть на красивое. Однако в любом другом случае, но не сейчас. Все мысли занимает авантюра, пойти на которую подтолкнуло кромешное отчаяние. Оно, закрывая холодной рукой глаза, ведет за руку вперед. Лишившись зрения, дифинет может слышать только стук каблуков собственных сапогов, эхом отражающихся от гладких стен величественного строения. Путь прямой, не позволяющий свернуть в сторону — отступать поздно. Мосты уже давно полыхают последними искрами, растворяя возможность распознать скрывающееся на другом конце.

Что же.

Путь окончен.

Вампир открывает глаза, когда его оставляют в просторном помещении с девушкой. Могущественным деосом.

— Эмиель Регис Рогеллек Терзиефф-Годфрой, Госпожа, — вампир прикладывает ладонь к сердцу и склоняет голову, выражая тем самым почтение. — Я писал Вам о причине своего визита. Смею предположить, что оно Вас заинтересовало, поскольку я стою здесь.

+1

3

- Так скоро? Что ж... - в насыщенно алых глазах на миг вспыхнули угольки искреннего интереса. Тонкий шелк легкого белого платья едва слышно проходится по свалившейся на просторный зал тишине, разжимая ее неловкие объятия вокруг замершей стражи. Кажется, Тонатос вручила ответное письмо-согласие гонцу лишь вчера в полдень, а уже сегодня незнакомец, начавший переписку, решил продолжить диалог вживую. Стало очевидно, что время - как ресурс - вышло на первый план их переговоров, и по неким причинам играет ключевую роль.

Бессмертная привстает из-за стола, из кипы бумаг выделяя безымянным и большим пальцем одну нужную, и отодвигает ее в центр, идеально совмещая параллели и углы со всеми предметами на столе. Порядок. Деос чувствовала незнакомую ауру, уверенно сокращающую дистанцию за стенами и в это же время бегло оживляла в памяти чужие слова, полные уверенности стать частью Рассвета. Красивый и ровный почерк, без клякс и расплывшихся букв, словно автор делал огромный акцент на том, чтобы все было идеально. Либо был слишком умен, ища подход в небольших, но важных деталях к каждому нужному на своем жизненном пути существу - тоже интересное качество.

Двери открываются, впуская в увенчанный светом зал короткие тени и много красного цвета, а у Тонатос становится меньше поводов играть в "разгадай" с самой собой. Теперь она могла рассмотреть вампира как есть, убедиться в его вежливости, увенчанной решительностью. Деос делала ставку на то, что каждая считанная эмоция была подлинной, без свойственного аристократии притворства. Гулкий стук каблуков звонко резонирует с мрамором на полу, делая каждый шаг деоса навстречу к Регису более ощутимым.

- Господин, - она не касается груди там, где бьется её бессмертное сердце, но вежливо кивает в ответ. Недолгая пауза, нужная для того чтобы провожавшая гостя стража закрыла дверь с другой стороны.

- Khaless uss dosstan. На самом деле смысл этих слов куда изящнее перевода для смертных, но суть звучит как "солнце светит каждому, стоит лишь взглянуть наверх". - легко улыбнувшись, древняя жестом предлагает вампиру присесть на одно из кресел, в очередной раз отмечая про себя, как красиво теплый свет Солярии разжигают огонь на чужих локонах. - Как я уже и писала, у меня нет причин отказывать вам в такой простой просьбе, но всё же мне очень интересно, с чего вдруг Король Ночи решил пасть в объятия света.

На самом деле, наверняка многие любили Тонатос за то, что та не способна лгать, обманывать, предавать и нарушать договоренности. Это удобно и безопасно, но а сама Тонатос обладала достаточной мощью, чтобы держать это качество за свое достоинство, а не слабость. Прозрачные бокалы на столе бликуют на стены; любимое биорторусское вино - древняя всегда предлагает его своим почтенным гостям, и этот раз не исключение, даже не смотря на то, что Эмиель явно имеет другие вкусовые предпочтения.

Внутри небольшого зала, где проходило их знакомство, было много воздуха - окна не украшали стекла, и ветер свободно гулял по пространству, качая тюль легкими порывами. Убранство не было лишено сдержанности - это лишь один из множества залов огромного белоснежного дворца, где Тонатос пребывала в поисках тихого места для бумажной работы. Несмотря на наличие советников, внутри ордена все ещё существовали дела - как сейчас, например - которые приходилось решать лично. И все же нельзя было сказать, что бессмертная часто бывала дома, и застать ее для личных переговоров - почти что удача.

Тёмные пряди волос летят вперёд, прикрывая плечи и шею, украшенную тонкой линией адалантинового кулона с тёмной каплей аметиста, в которой пряталась Ризанис. Тонатос спокойно откидывается назад в кресле, сложив одну ногу на другую: она всегда держалась расслаблено, волнение деос испытывала лишь в крайних случаях, а за четыре миллиона лет вдруг перестаёшь удивляться любому королю. Чем то они все похожи, но вот в Эмиеле чувствовалось то, что Тонатос весьма ценила: власть даётся не тем, кто рождён для неё, но тем, кто её достоин.

- Цена. Хочу ее услышать, - прямолинейность - еще одно из качеств Тонатос. Улыбка в моменте сходит с лица, и взгляд становится серьезнее, - Вам объявили войну? Угрожает опасность? Вашу власть оспаривают? - она лишь перечисляла самые и очевидные варианты, подталкивающие могущественных существ на оковы привязанности к деосу. Такого рода сделки всегда выгодны, ведь за правителем часто тянутся и его подданные, но в своем обращении Эмиель изящно обогнул тему любых условий, лишь предлагая верность в качестве фэдэлеса. Была еще версия - банальная жажда власти и могущества, но, кажется, это всё и без того в достатке было у Эмиеля,

- Так что вы желаете от меня в ответ?

[icon]https://i.imgur.com/yRnINUv.png[/icon]

Отредактировано Тонатос (10.01.23 02:16:40)

+1

4

Соблюдение манер — это выказывание определенной степени уважения, которое следует соблюдать при ведении переговоров. Политика невероятно тонкая и хрупкая материя, разобравшись в которой однажды, не захочешь выпутываться — снова потеряешь связывающую все логические повороты нить. Потеряешь ту самую прощупываемую вену, под которой бьется пульс, выкачивая литры доверия не только из подчиненных.

Регис кивает на предложение занять одно из кресел, принимая его. Тонатос, как он может судить с первого взгляда, проявляет себя благосклонно к вампиру, с какой-то долей интереса, которую даже не скрывает. Подобное проявление честности и прямолинейности не могут не вызывать расположения, хваткими пальцами окутывающее все естество вампира. Однако он не забывает по какой причине пришел. Эта причина скатывается холодной каплей пота между лопаток и вызывают желание чуть ослабить светлого цвета жабо, подчеркивающее особенно бледный цвет кожи и выразительность глаз.

В какой-то степени, Эмиель представлял Тонатос другой: более... Слова сплетаются в отвратительно большой ком, не собираясь сосуществовать друг от друга порознь. Вампир морщит кончик носа едва заметно. Но и без слов-описаний отмечает красоту бессмертной. Гладкие черные волосы и светлая кожа, цепкий взгляд, пробирающий до основания и дальше. Взгляд, способный изучить изнутри, подчинить и заставить верить. Довольно полезный навык для деоса, управляющего Рассветом.

Вампир элегантно поддевает пальцами бокал, покачивая его из стороны в сторону, чтобы оценить качество. Сомневаться в том, что оно превосходное не приходится: винная дорожка элегантно стекает по прозрачным стенкам бокала, а чувствительное обоняние ласкает легкие древесные нотки. Еще немного и Регис готов будет назвать сорт древесины, в котором это чудо выдерживали. Но на это все еще нет времени.

Тик. Так.

Эмиель чувствует, как оно все так же быстро утекает сквозь пальцы, заставляя снова и снова всплывать перед глазами образ дряхлого старика в зеркале.

Но стоит держать себя в руках. Паника не приводит к хорошим последствиям. Паника ухудшает ситуацию, потому как сосредоточивание только на ней оказывает отрицательное влияние на внимание к собеседнику. А злить столь могущественную бессмертную ничем хорошим не закончится. А переход к делам весьма кстати. Регис не думает, что у Тонатос есть действительно много времени на общение с ним.

— Госпожа, — вампир наклоняет голову набок, из-за чего закрученная прядь волос спадает на лоб. Привыкший к подобному, Регис не спешит ее убрать. — Я бы начал с того, что уважаю Вас и Ваше дело, но раз Вы человек дела, не стану тянуть. Цель моего визита сугубо личного характера, не имеющая к клану прямого отношения. Возможно, моя мольба, обращенная к Вам, покажется жалкой, однако только Вы можете мне помочь.

Эмиль делает паузу, позволяя осмыслить сказанное. Это часть его специфической манеры вести диалог — не говорить все сразу, а делиться информацией частями, чтобы с каждым разом мысли у собеседника менялись, достраивая четкую картину необходимого для дифинета.

— Вы — прекрасная бессмертная, которой не стоит беспокоиться о том, что время в какой-то момент станет настолько оголодавшим, что сможет покуситься на Вашу жизнь. Но нам, смертным, подходящим к границе, что отделит осень от зимы, становится страшно от того, что за этим последует.

Волнение, ранее чуть отступившее, возвращается вновь. Регис делает небольшой глоток алкоголя, прикрыв глаза. Ему нужно совсем немного времени, чтобы вернуть прежнее самообладание и продолжить с тем же спокойным выражением лица:

— Бессмертие в обмен на вечное служение.

Регис понимает, что просит о большом одолжении. Понимает, что легко может быть отвергнут и обсмеян. Однако пути назад нет. Возвращаться туда, где все напоминает о скоротечности жизни? Подолгу сидеть возле могилы жены, к которой нежный чувств было меньше, чем у цыпленка, которого поймала лиса, к своему карателю, чтобы снова и снова думать о том, что через несколько, пусть и десятков, лет, Эмиеля сожгут или просто положат рядом? Окутывающий холод замка, в котором нет того тепла, необходимого для поддержания жизни, после солнечного яркого Солариса, покажется невыносимо тоскливым. Поиск артефактов, способных помочь оказывается очередной ложной надеждой, разбившийся о скалы реальности. Последний шанс и последняя попытка исправить свое положение.

Эмиель поднимает взгляд на Тонатос и смотрит ей в глаза, ожидая вердикта.

+1

5

- ... И только?

Темные брови ползут вверх. Не смотря на то, что они дышат одним воздухом, все еще кажется, будто бы два собеседника существуют в совершенно разных мирах. Тонатос задумчиво растирает правое запястье, а кожа, прокусить которую не так уж и просто, даже не краснеет. Регис был прав: время и смерть ей не враги, ведь деосы не стареют и даже не умирают в привычном понимании, а при убийстве перерождаются вновь и вновь в том или ином теле. А сколько еще отведено гореть этой искре, что ясно горит в чужой красной радужке? Несколько сотен лет, но вряд ли больше тысячи. Сильные артефакты способны дать Регису больше - пару таких тысячелетий, правильный рацион, состоящий из крови долгоживущих рас - лучше всего первородных или эделиров - продлит его срок еще на век или больше, а дальше его разум в любом случае ожидает неминуемое забвение. Эмиель просил вечность, а Тонатос лишь усмехнулась - но не над глупостью чужих переживаний, а над простотой желания, задав тот самый короткий вопрос.
Ведь это и правда сущий пустяк для таких как она.
И это та причина, по которой они вряд ли когда либо поймут друг друга до конца.

Тонатос отлично слышала участившееся сердцебиение гостя, и дело было не в бокале вина, а в том, что каждое слово вампира было наполнено искренностью. И от того так удивительно было осознавать, что некто, обладающий властью, самовольно просит нацепить на себя эфемерные золотые кандалы, а взамен просит лишь сделать его рабом навсегда. Солнце символично скрылось за облаками, погружая город и слишком просторный для двух существ зал в терпкие сумерки. В них приглушенный свет алых глаз богини казался особенно мрачным - Эмиелю, можно сказать, повезло обратиться именно к Тонатос, ведь та, как уже упоминалось ранее, была слишком честной и всегда оставляла другому существу выбор.

- Однажды, когда все вино в мире будет испробовано, все ваши враги - до капли иссушены, когда ночи сольются с днем и сутки перестанут сменять друг друга, когда чужие лица станут как одно бесконечно противное, и в голове не останется ни единой мысли о том, как украсить свое вечное существование - вы вспомните этот день.

Тонатос больше не улыбается. Их сделка - своего рода магический договор, и каждая из сторон должна иметь четкое представление на что идет. Деос протягивает Регису свою ладонь и, когда и если он прикоснется, то тотчас ощутит насколько деос опаляла жаром, будто бы пылала изнутри. Ведь солнце, как любая звезда, всегда жжется, просто иногда это не сразу заметно.

- Но у вас обязательно останется кое что еще. Вечное служение, как вы, Эмиель, и предложили. Как только вы станете обожжённым - я стану той, что будет хранить вашу жизнь в обгон времени, но бессмертие коснется вас лишь когда я буду безоговорочно уверена в вашей преданности. Кроме того, раз уж мы с вами на пороге того чтобы стать ближе, хочу предупредить, что я очень не люблю когда меня предают или обманывают, - рука, которую она все еще тянет навстречу Эмиелю, щелкает пальцами, мягко вклиниваясь ментальной магией в чужой разум. Её магическая энергия обнимала теплыми белоснежными жгутами рыжую макушку, но навязчивое видение вампир в состоянии в любой момент оборвать, - И раз уж я обещаю хранить вашу жизнь, предательство с вашей стороны будет означать то, что этой жизни вы более не достойны. Нет, я не убью вас в привычном понимании этого слова, лишь отниму назад все однажды дарованное, - мыслеобраз должен бы явить Регису его же отражение. Только теперь он вновь видел, вероятно, самый ужасный свой кошмар - немощного старика, иссушенного до такой степени, что морщинистая и покрытая пятнами кожа налипала на кости, а тонкие белые волосы путались в скрюченных пальцах. Кажется, вампир в видении отчаянно пытался их расчесать, но пряди сплетались лишь сильнее, а кое где вылезали из полулысой головы целыми клоками.

- Я не пытаюсь вас переубедить, - или напугать, - Вовсе нет, я лишь хочу чтобы мы понимали друг друга предельно ясно. То что вы просите - будет вашим, я свои клятвы никогда не нарушала за миллионы лет, - и наконец пухлые, подчеркнутые алым губы, вновь вежливо растянулись в улыбке. Ей правда хотелось, чтобы их отношения начались с такой вот честности - приятной для Тонатос и безопасной для Эмиеля. - Коснитесь меня, если согласны и готовы. Будет слегка горячо.


кубик

ментальная магия

измененная магической версткой способность → передача несуществующих, а придуманных воспоминаний
Мыслеобраз [ментальная магия, I | I] – способность передать свои воспоминания и ощущения другому существу, вплоть до передачи запаха, вкуса и тактильных ощущений. Само по себе это воздействие не сложное. Особенность мыслеобраза в том, что импульс ментальной магии может преодолеть огромные расстояния в считанные секунды и найти нужную цель даже на другой планете. Относится к положительной магии и может не блокироваться ментальной защитой. Чтобы связаться с другим человеком достаточно с ним просто иметь знакомство. При хорошем уровне развития передачи мысленного образа эту способность успешно применяют в шпионаже и наблюдении за кем-то от первого лица. С помощью мыслеобраза можно позвать на помощь или передать ощущения при невозможности говорить, указать на нужный предмет или живое существо. Начиная с VI  уровня угрозы или максимального развития ментальной магии мыслеобраз перестает быть безобидной способностью, с помощью него можно внушить ложные чувства, заставить испытывать боль, на время ослепнуть или увидеть того, чего нет на самом деле. Применить можно не более двух раз за эпизод.

[icon]https://i.imgur.com/yRnINUv.png[/icon]

Отредактировано Тонатос (10.01.23 14:56:20)

+1

6

символизм — проблематика многих и многого. искать смысл в том, что по определению смысла иметь не может, пустая трата времени. да и зачем: всегда нужно иметь какой-то план на случай действий и решать вопросы исходя из поступивших проблем, а не потому что мир выкрутил ручки цветокоррекции на максимум. такого мнения придерживался регис до этого момента. переломы страшны, когда касаются чего-то вне тела. тело — сосуд, который можно склеить, исправить, вылечить, даже наполнить бессмертием или осушить до дна. кому, как не вампиру, топящее свое горе в пучине страха, знать о подобном. ввергнутое в остроконечные грани абсурда, рассуждать о чем-то столь незначительном, пока над головой покоится гильотина — сизифов труд.

но регис надеется, он молится богу, в которого никогда не верил, уповая на помощь и кладя все свое существование на алтарь для подношений. стоит только сказать и белоснежная кожа окрасится красным цветом безумного отчаяния, а то, что до этого казалось грехопадением окажется всего лишь поступью на райских полях. amantes sunt amentes. смехотворно. в какой из вселенных два сердца, бьющееся друг ради друга могут стать сильнее сердца, давно остановившегося? сердца, окутанное в махровое одеяло, сотканное из страданий и слез. и страха. бесконечного страха, выедающего сознание подобно термитам, строющим новый дом в умершем дереве.

понять других проще, чем понять себя. копаться в голове, словно в запылившейся со временем библиотеке, переставлять книги с полоки на полку. встречаются гнилые экземпляры, что хочется плакать от осознания как больно было их читать в первый раз, и покрывшиеся апельсиновой корой старости от того, как долго их не трогали. кровоточащие раны, разорванные нещадным прикосновением когтистых лап. какое удовольствие делать это с другими, если только не врожденный и запущенный в сердце садизм. желание причинить боль другим, саднящее до искр перед глазами.

что значит вечность для существа, не посмевшим ее коснуться? несчетное количество времени. оно продолжит быть песком, утекающим сквозь пальцы. или подобно частицам пыли, зависшим в воздухе, замереть? солнце станет казаться чем-то большим, чем просто большой огненный шар, помогающим вдохнуть жизнь в непроглядное и мертвеющее сущее. каждая ночь перестанет быть секретом, за которым нужно гоняться и который нужно скрывать. секретом сладким и волнующим душу, секретом, растворенном в горячем паре и стучащих из-за порывов обиженного ветра ставень, смятых простыней и разделенного на двоих дыхания. дыхание, в котором один практически не нуждается.

— я не тот человек, что может придать свое слово. без честности нет уважения — без уважения нет статуса.

совершенная в своей искренности правда. запутавшаяся боль в золотых цепях, ищущая выход, когда в сознание врывается что-то. привыкший избегать подобного водоворота, что в силах разрушить заботливо собранную библиотеку, регис понимает, что сейчас беспомощен и слаб. перед деосом, способной разрушить его изнутри. абсурд настолько, словно бы на библейской смоковнице выросли свежие апельсины, вместо сочных яблок. и змей искуситель предложил бы вкусить цитрусовое угощение — новый символ падения нового бога.

— я согласен на все... только сделайте это, не теряя больше ни минуты. у меня остается так мало времени...

чужие слова становятся шумом перед восставшим с колен страхом. условия договора фарс, застегивающегося ошейника на шее. сердечный трепет сменяется жгучей болью, когда слова, не слышимые до этого врезаются в сознание слишком резким и сильным потоком. чужое прикосновение обжигает, а тепло в солнечном сплетении превращается в адский огонь. апельсин искушения разломлен. кожура снята и сочная мякоть на поверхности. король же ночи на коленях: до этого могущественно прекрасный, теперь же просто потрясенный случившимся. но счастливый.

желанное у него в кармане, а на груди под одеждой виднеется крест. символ, указывающий на то, кому он на самом деле принадлежит и с каким вниманием будет выполнять все возложенное на него.

— моя госпожа, — регис поднимает взгляд, а губы растягиваются в непривычно широкой улыбки, вычеркнутой сильной рукой из кодекса благочестия, — я сделаю все, чтобы доказать, что достоин вашего доверия, вашего времени.

время — самый ценный ресурс. регис думает об этом, когда прикладывает ладонь к груди в знак уважения и кланяется деосу в знак благодарности. сделка завершена. регис думает о том, что в его распоряжении самый ценный ресурс мира, когда выходит из зала, из-за чего стук каблуков этом отражается от стен.

вечное служение в замен на бессмертие.

это не столь высокая цена, чтобы воплотить в жизнь оружие, что сразило гидру одним движением.

+1


Вы здесь » Энтерос » СВОБОДНОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ » from dusk till dawn


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно