Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Энтерос» Авторский мир, многожанровое фэнтези с элементами фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг, рисованные внешности. Контент для игроков от 18 лет. Игровой период с 3003 по 3005 годы.
Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Энтерос» Авторский мир, многожанровое фэнтези с элементами фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг, рисованные внешности. Контент для игроков от 18 лет. Игровой период с 3003 по 3005 годы.
их ждут в игру
29.01.2023. Обновлен раздел уровней силового могущества, скорректирована первая часть важных аспектов мира. 10.01.2023. Обновлены активисты проекта и выбраны посты месяца. 05.01.2023. Открыт набор заявок для участия в постах месяца, осталось пять дней до конца новогоднего ивента, кто еще не принял участие можете успеть получить подарки! 31.12.2022. Поздравляем всех с Новым годом! 24.12.2022. У нас появилась мобильная версия, с возможностью ее отключения через настройки профиля. 11.12.2022. Выбраны посты месяца. 10.12.2022. Обновлены активисты проекта и кристаллы за голоса в Топ'ах начислены. Начался новогодний ивент «Снежное торжество», не упустите шанс выиграть призы и подарить снежинки! 15.11.2022. Обновлены активисты проекта и кристаллы за голоса в Топ'ах начислены. Объявлены победители конкурса «Лучшие посты месяца», немного изменены показатели в кристаллах активности. 27.10.2022. Начался хэллоуинский императив, награды за титулование и кристаллы начислены. Сделано объявление для мастеров игры связанное с улучшением динамики квестов. 23.10.2022. Мы обновили дизайн, мобильная версия проекта появится чуть позже. За прекрасную работу благодарим дизайнера — Вещий дух. При возникновении багов, просим сообщать в тему «связь с АМС» или в ЛС технического аккаунта Вестник. 19.10.2022. Энтеросу исполнилось 7 лет! 16.09.2022. Мироустройство «переехало» на новую планетарную систему. Обновлена справочная информация. У нас появилась планета Нордскол, ее описание будет после полного обновления всех карт остальных планет.
активисты
пост месяца Тонатос: Излюбленное тепло как-то иначе отзывалось в теле, оно искрилось беззвучными хлопками-приливами, накатывая несуществующими мурашками и эфемерной дрожью. Игольчатая кольчуга лириума сотней незримых шипов пронзала ее тело изнутри, и Тонатос вела правой ладонью по коже... читать дальше.
пост месяца Астрид: Тьма — такая холодная, такая притягательная; мать, родительница, первозданная сущность всего живого и почившего. Мы появляемся из тьмы в неё мы уходим, навеки предаваясь забвению. Серебристый блеск лезвия клинка так и искрился радостью, полированная гладь отражала счастливую, поистине ласковую улыбку... читать дальше.
пост месяца Эзекиль: Он направляет острие меча в сторону троицы монстров и произносит интуитивно знакомые формулы, сопровождая бликами холодного пламени загорающиеся руны; неважно, какое солнце светит под небесами этого мира и есть ли это солнце вообще, ведь правила мира — одни для всех... читать дальше.
пост месяца Регис: Дождь тяжелыми каплями стучит в окно, словно оголодавший странник, молящий о горячем супе. Но, как зачастую бывает, оказывается проигнорированным. Погода в горах всегда непростая: холода преобладают даже в летнюю пору, из-за чего снег не сходит с вершин, маня прикоснуться к своим драгоценным... читать дальше.
пост месяца Алора: Доверие всегда является одной из самых хрупких вещей, как сфера из тончайшего хрусталя — сожми в руке и она ранит осколками, рассыпется на мелкие части, их не собрать воедино, не восстановить прежнюю форму. Алорэза слишком многое не позволяла себе в обычной жизни, следуя собственным правилам... читать дальше.
пост месяца Рейлан: Общество графини все чаще заставляло Рейлана улыбнуться. Стоило мужчине отметить как сложно просчитать Элету, она тут же сказала про проницательность, меняясь во взгляде. Отрешенная миролюбивость сменилась хитрым прищуром изумрудных глаз. К удовольствию Владыки графиня по прежнему оставалась... читать дальше.
пост месяца Эйяфьялла: Весь мир мог быть ей чужим, но было одно место среди всех планет, который она считала родным. И ей хотелось оберегать орден Рассвета, а так же всех кто как-то относился к нему или к деосу Тонатос. Равно как и не хотелось больше никаких перемещений в другой мир... читать дальше.
пост месяца Эхо: Когда рождается новая жизнь, то первое, что нужно сделать это начать дышать. Так же и Эхо, очнувшись и распахнув глаза, сделала свой первый вдох, но уже вовсе не новорожденным. Её дыхание было сбитым и учащённым словно она долгое время видела один и тот же кошмарный сон и только сейчас смогла... читать дальше.
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Энтерос

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » СВОБОДНОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ » Новые подробности


Новые подробности

Сообщений 1 страница 3 из 3

1


Локация и дата

Участники

Нонтергар, Либертэйм и другие локации2984г

Рирариум | Элдориан Дархар

https://i.imgur.com/he4Ker3.jpg

Оружие хранит мир. Но стоишь ты всё равно в доспехе.

Дополнительно

Эпизод является игрой в мире Энтероса и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту любую систему боя, соигрок будет использовать любую систему боя.


Отредактировано Элдориан (11.12.22 13:28:09)

+1

2

Сухопарый жилистый доктор бурчит что-то неразборчивое прямо в усы и складывает целебные тюбики в свой саквояж. Красный тюбик, затем белый, красно-белый, белый с полосками красными и даже красный с полосками белыми.
Все эти мази, они разного цвета, разного назначения и свойства у них тоже разные. Но запах у них почему-то один и тот же. Словно кто-то наполнил лейку для поливки цветов и просто забыл на пару недель за шторкой на подоконнике. Даже жжение на ране от этих мазей не способно перебить этот запах. Теперь эта вонь пропитает кожу, ослепительно-белый бинт, даже одежду которой мазь не касалась. Можно очень тщательно вымыться, надежно закрыть эти мази повязкой, облиться лучшим эделирским парфюмом, но стоит лишь поглубже вдохнуть, как сразу понятно, что новая рубашка навсегда пропахла затхлой водой.
А когда лекарство совсем впитается в кожу и вдруг покажется, что можно, наконец, обновить гардероб – доктор снова придет со своим саквояжем, в котором лежат все эти разноцветные тюбики. Кто бы подумал, что лечение ранений окажется столь же неприятным, как их получение.
Врач поднимает голову от своей сумки и мягко улыбается. Его улыбка словно бы извиняющаяся и примирительная. Он говорит:
– От запаха никак не избавиться, уж простите, – кто б сомневался, – я надеюсь, что вы понимаете.
Граф Дархар лишь отмахнулся рукой.
Это всё еще лучше, чем лежать мертвым на поле боя. Или получить некроз тканей и несколько лет шататься по клиникам в надежде, что медицина и магия справятся раньше, чем разложение доберется до сердца. Или позволить ране заживать как ей вздумается, оставляя убогий шрам расчерчивать грудь.
Нет уж, лучше выкинуть пару рубашек.
Доктор закончил упаковывать саквояж и теперь принялся облачаться в пальто цвета дорожной пыли. Кому вообще нравится этот цвет?
Он всё так же бубнит себе что-то в усы и невозможно угадать в какой момент речь вдруг перейдет во внятный голос, обращенный к собеседнику. Непонятно даже есть ли в этом гуле какой-либо смысл. Каждый раз, когда слух стремиться зацепиться за кажущееся членораздельным слово, порывает спросить, уточнить, но в ответ будет точно «нет-нет, ничего».
Справившись, наконец, со своей одеждой, врач говорит:
– Я всё так же настаиваю, чтобы вы не подвергали себя излишним физическим нагрузкам, господин граф, – он застегивает пуговицы под самый воротник, словно на улице холодно, – в особенности, не ввязывались ни в какие сражения…
– Да-да, я помню об этом, – тот же небрежный взмах ладонью, – и без ваших советов понятно.
– Берегите себя, господин граф, – сказал доктор, прежде чем покинуть, наконец, кабинет.
Элдориан устало поморщился и стал тереть переносицу двумя пальцами. Словно бы эти нелепые движения способны избавить от боли и вони. Избавить от раздражения. Как на коже, в очертаниях заживающей раны, так и внутри, от всей неприглядности ситуации.
Вот он, Элдориан Дархар, возомнивший себя непобедимым, смело бросающийся навстречу противнику, искусно разящий искусным клинком, командир Туманного Легиона сидит здесь с туго перебинтованной грудью, старательно делая вид, что не потерпел поражения. Словно бы здоровенная рваная рана сама по себе не является символом сокрушительного фиаско. Словно бы каждое движенье не отзывается болью. Она, эта боль, похожа на внезапный порез, когда перебираешь стопку свежих бумаг и слишком резко проводишь пальцем по краю. Вроде бы мелочь, но как же пронзительно.
Можно утешать себя тем, что сражение то было выиграно. Тем, что другой бы на месте Дархара погиб прямо там, в грязи и крови. Можно говорить, что каждый боец получает ранения, что это нормально. Лелеять мысли о том, что шрамы – свидетельства силы. Говорить себе, что всё это лишь незначительные издержки, да маленькие неудобства. Можно, безусловно.
Можно говорить и думать вообще что угодно. Кто запретит?
Но каждое, даже самое осторожное движенье будет говорить тебе правду. Каждый взгляд в зеркало в ванной будет говорить тебе правду. Даже воздух, пропитанный запахом мази, говорит тебе правду.
Какой смысл быть непобедимым если ты побежден? Такой ли ты смелый, пронзенный практически насквозь? Искусен ли твой искусный клинок, если он не добрался до цели?
Вот она, правда: ты проиграл. И что дальше?
Рискнувшую затянуться на добрую пару часов саморефлексию прервал вежливый вопрошающий стук в дверь. Знал ли помощник Дархара о тяги своего начальника к нежелательному самокопанию или так просто совпало, но появление адъютанта позволило графу загнать свои мысли поглубже в сознанье. От них не избавиться, их не забыть, только отложить на полку повыше и закрыть ширмой из насущных проблем. Элдориан обязательно вернется к этим вопросам, это неизбежно. Но сейчас голос секретаря вещал о проблемах более приземленных, чем горечь личных поражений. Хоть и прямо связанных с ними.
Доспехи. Речь конечно же шла о доспехах.
Уникальный артефакт, чудо инженерно-магической мысли, лучшая защита из доступных. Почти двести лет прошло с того дня, как броня впервые сдержала натиск оружия. Пропущенный выпад какого-то глупого сопляка, возомнившего себя героем. Безумный храбрец, он решил, что остановит сражение одним резким взмахом. Не сосчитать сколько разных эмоций сменились на глупом лице, когда выпад окончился звонким металлическим лязгом, но яснее других в его больших глазах читалась одна: понимание. Только когда меч коснулся черного металла защиты, мальчишка понял какую же совершил глупость. Слишком поздно.
Их было сотни: глупых мальчишек, смелых солдат, бравых наемников, заносчивых магов, голодных животных, неразумных творений, огненных духов… всех не упомнить. Каждый стремился добраться до графа, пронзить его плоть, но каждый встречался с холодным металлом. С завидной верностью единственной цели доспехи держали защиту. Казалось, так будет всегда. Последняя битва сказала обратное.
Она сказала: ты проиграл. И что дальше?
Помощник Элдориана тщательно пересказывает всё общение с Кристэлл, куда Элдориан обратился за починкой доспеха. Секретарь говорит, а граф Дархар натягивает рубашку, мысленно сокрушаясь о запахе. Он морщится, когда нужно протиснуться в рукава, стискивает зубы, когда касается пуговиц.
Их, пуговиц, слишком много для раненого.
– Не понимаю, что значит не могут починить? – говорит граф, пытаясь справиться с верхней застежкой. Та упорно не поддается и граф оставляет воротник распахнутым. Взгляд его падает на пиджак и глаза наполняются болью. Он говорит:
– Они там хорошо понимают, кто именно к ним обратился?
– Боюсь, господин граф, что они всё хорошо понимают, – помощник, как и всегда, изображал эталон непоколебимости и спокойствия, – должен признать, что причина отказа заметно расплывчата. Не стану утомлять вас указанными в их ответе формулировками, – он витиевато взмахнул рукой, – но в них отчетливо прослеживается намек на ваше личное присутствие, господин граф.
Он молчал, ожидая реакции руководителя. Хладнокровно смотрел на его страдальческое лицо, когда Дархар всё же решился надеть свой пиджак. Лишь когда хриплый стон сорвался с уст графа, адъютант робко попытался помочь.
Граф отстранил его жестом и спросил:
– На твое мнение, это разумно? Встретиться с ними лично.
– Это Кристэлл. Сложно сказать, что у них там происходит, – помощник вдохнул – мне ясно дали понять, что информация о ваших доспехах там проходит под грифом секретно.
– То есть, – Дархар победил в сражении с одеждой и облегченно уселся на кресло – придется мне всё-таки ехать.
Элдориан шумно вздохнул и жестом позволил секретарю перейти к другим темам.
Кристэлл уже очень далека от ранга корпорации, на которую можно банально надавить для желаемого результата. Владелец Элморменталь, член Управляющего Совета? «Мы очень рады сотрудничать» – вот их ответ, услышав парочку титулов. А затем, после милой невинной улыбки последует «но», и сразу станет понятно, что никаких привилегий одним только титулом здесь не добьёшься.
Ничего личного, только бизнес. Или что хуже, политика.
Граф Дархар всё еще слушал помощника, но вниманием его уже безраздельно завладел Кристэлл. Сложно представить, почему же создатель доспеха вдруг отказывается теперь чинить его, да еще и закапывает все следы так глубоко, что даже личный помощник Элдориана не может добиться ответов. Броня создавалась довольно давно и за все эти годы внутри корпорации многое могло измениться. Почти наверняка изменилось. Даже в те далекие дни уровень секретности имел большое значение. Создать такой артефакт большой вызов даже сейчас, но тогда…
Нет проверенных технологий. Нет отработанной схемы. Нет ничего, кроме амбиций. Изначально даже не было четкого представления, кто именно будет делать работу. Да несколько месяцев ушло только на то, чтобы сделать подробный чертеж. И всё это время Элдориан практически не вылезал из застенков Кристэлл, активно участвуя в разработке. Ему нужно было видеть и контролировать всё. Каждую деталь, каждую мелочь.
И результат того стоил.
Элдориан жестом прервал помощника на полуслове:
– Я поеду в Кристэлл. Целый доспех мне нужен не позднее выздоровления, - он снова недовольно скривился, – остальные вопросы обсудим позднее. Ты знаешь, что делать.
– Как пожелаете, господин граф.

Сначала Элдориан собирался добраться до штаб-квартиры корпорации с помощью обыкновенного транспорта. Размять ноги, немного подышать воздухом, послушать монотонный шум двигателей. Просто немного расслабиться. Однако прогулка даже из собственного кабинета быстро всё расставила по местам – когда каждый шаг отдается протяжно-скрипучей болью в груди, расслабиться сложно.
Это не те ощущения, с которыми невозможно справиться. Граф даже какое-то время постоял в раздумьях, взвешивая уровень дискомфорта. Какое-то внутреннее упорство толкало его на преодоление себя, говорило шагать невзирая на боль.
Ты же сильный, ты справишься.
Уязвленная гордость твердила, что негоже достопочтенному графу отказываться от собственных желаний из-за какой-то там раны. Здравый смысл искал – и предательски не находил – причину отказаться от прогулки.
Как будто нужны причины не чувствовать боль.
Белая вспышка телепорта поставила точку во всех рассуждениях. Это был компромисс. Элдориан отказался от пешей прогулки и транспорта, но ему всё еще придется подняться по ступеням к самой штаб-квартире. И один Создатель знает сколько еще их будет внутри.
План состоял в том, чтобы как можно быстрее, не раскручивая бюрократический маховик, получить ответы на лишь пару вопросов. Первый: где сейчас команда, создававшая артефакт? Разумеется, графу не нужна была вся команда. Только ключевые фигуры. Смысл в том, чтобы выяснить смогут ли именно эти же люди поработать над починкой брони.
Второй вопрос… уже не так однозначен.
Сейчас, когда граф Дархар поднимался по этим треклятым ступеням, он вдруг понял, что ни разу так и не увидел мастера, создавшего доспех. Тогда, пару сотен лет назад, Элдориан работал с целой командой, с десятком высокопоставленных и очень умных людей. Разумеется, первородный контролировал процесс, следил за тем, чтобы каждая деталь его первоначальной задумки выполнялась с высокой точностью, но… Теперь, когда он стал думать об этом, только казалось, что контролировал.
– Кто именно ковал броню? – спросил граф, выслушав многочисленные формальности и любезности.
Иногда продираться сквозь политически верный корпоративный сленг утомляло сильнее сражений. В бесконечно длинном разговоре сменилось уже с десяток собеседников, каждый с высоким рангом и каким-нибудь титулом. В какой-то момент визит графа пришлось прервать, чтобы организовать и провести обед. Или это был ужин? Затем всё снова продолжилось, но уже с новыми лицами. Элдориан с терпеливым упорством поднимался по должностной лестнице собеседников, но никто из них не смог дать ответа на простой вопрос:
– Кто именно ковал броню?
От этих слов пересыхает горло. Даже разноцветные тюбики доктора не вызывали столько раздражения, как бесконечное повторение вопроса. Даже запах мазей из-под повязки не так отвращал, как это беспричинно затянувшееся разбирательство.
Обсудили сложности технологий, магическую привязку и проводимость. Разобрались в тонкостях дизайна и структуре повреждений металла. Даже затронули внутреннюю магическую структуру материала и ее влияние на связь с носителем в каждый отдельный момент времени. В какой-то момент показалось, что Элдориан узнал столько, что единолично способен починить свой любимый доспех. Но он так и не услышал главного:
– Кто именно ковал броню?
– Мириэль.
Это случилось настолько внезапно, как звонкая пощечина.
– Вашу броню ковала Мириэль, – повторил собеседник и обреченно откинулся на спинку своего кресла, – она не на Нонтергаре.
Элдориан молча смотрел на… он даже не совсем понимал, кто именно перед ним сейчас сидел. Имени точно не вспомнит. Граф ничего не говорил, словно боявшись вспугнуть визави и остановить откровение.
– Господин Дархар, не поймите неправильно, - мужчина устало потер переносицу, - я бы с большой радостью помог вам в этом трудном вопросе, но прямо сейчас я бессилен…
– Тогда я буду говорить с ней – теперь голос графа строг и напорист. Теперь, когда он подцепил возможно единственный шанс на ответы, он ни за что не позволит вернуть диалог в прежний фарс.
Очередь собеседника хранить молчание.
– И, если я говорю, что буду говорить с ней – это значит я буду, – граф наклонился ближе к мужчине, заглянул ему прямо в глаза. Движение тут же отозвалось яркой вспышкой в груди, но Элдориан мгновенно загнал ощущения поглубже.
С еще большим нажимом он говорит:
– Где она? Я отправлюсь немедленно. И вы, господин… как вас? – собеседник открыл было рот, но Элдориан тут же продолжил - неважно. Вы организуете мне встречу. Я знаю, вы имеете возможности это сделать. Вижу, что просто не хотите.
Граф откинулся на своем кресле, вновь подавив проявления боли. Он говорит:
– Вот что мы сделаем: я не стану спрашивать, почему вы не хотите мне говорить. Я даже не стану спрашивать, почему, во имя Создателя, я провел здесь целый проклятый день. Я вообще больше не задам ни единого вопроса ни вам, ни кому-то еще в этом здании, - граф говорил медленно, отчеканивая каждое слово. Словно бы опасался, что собеседник что-то упустит, – но только в том случае, если я прямо сейчас полечу на встречу к этой вашей Мириэль.
Кто она? Почему Элдориан ни разу ее не видел? Почему ничего даже не слышал о ней? Зачем так упорно скрывать ее имя? Для чего оттягивать встречу? Что еще скрывается за этим именем? Список вопросов можно продолжать очень долго. Дольше, чем всю прошедшую встречу и всё равно не закончить. В конечном итоге, несмотря на непростительно большое количество потраченного времени, Дархар добился хоть бы чего-то.
Мириэль. Либертэйм.
Даже то, что место назначенной встречи указали в координатах, вместо названия города или хотя бы поселка, уже не способно удивить хоть сколько-нибудь. Хоть в жерло вулкана, плевать. Граф доберется туда во что бы то ни стало, теперь всё это превратилось во что-то очень личное. Он починит броню, безусловно. Но главная цель – наконец разобраться, что на самом деле сокрыто за этим доспехом.

+1

3

[icon]https://i.imgur.com/Z2AxaW6.png[/icon][nick]Мириэль[/nick]

«Совы не то, чем они кажутся»...https://i.imgur.com/80OEowC.png

Жизнь полна неожиданностей и случайностей, способных завертеть круговорот событий, приводя к самым неожиданным исходам и результатам. Случайность или воля мифической судьбы? Рирариум помнила свое появление на Нонтергаре, всего лишь один шаг в знакомый зеркальный портал внутри Нидхёга и взору предстал удивительный мир — рожденный из облаков, пепла и дыма... но на самом деле процесс формирования новой планеты был гораздо сложнее образных ассоциаций.
Из подпространства своей обители Сновидящая могла перенестись почти в любую точку мира не тратя собственную магию, пройти через зеркала или проникнуть в чужие сны. Впервые зеркало Нидхёга, вопреки изначальной цели, переместило богиню к рассвету новой цивилизации. Это было неожиданно, Рирариум потребовалось время и знания из спектралиса чтобы понять куда именно отправило магическое зеркало. Богиня почти застала явление «чуда», с момента их сотворения прошло не более пары лет. Молодая раса семимильными шагами осваивала новые территории, у них были знания, но не все...
Первое время Плетущая сны лишь наблюдала, пытаясь понять почему зеркало Нидхёга переместило её именно сюда, оно древнейшее из созданных ей артефактов. Зеркало сотворено миллионы лет назад, когда деосы не были лишены сил, и ни разу не ошибалось за все эти бесчисленные тысячелетия бессмертной вечности. Рирариум пыталась найти ответ, имеет ли она право вмешаться в развитие новой расы, она всегда помогала ничего не требуя взамен и милосердие оттесняло грех сомнений, придавая уверенности, навевая мысли о не случайности. Мечтательнице всегда казалось, что Всесоздатель давно покинул этот мир, исчез, словно его вовсе не было. Она не ощущала присутствия той великой силы сотворившей деосов и наделившей своей энергией, возможностью созидания и разрушения. Не ощущала с того самого момента как все они были лишены первоначальных возможностей и идиллию мира растерзал горн войны.
С первым шагом на землю Нонтергара, богине показалось, а может быть она в это искренне поверила как часто бывает с грёзами Мечтательницы, что она впервые ощутила ту великую искру, крупицу или отголосок силы когда-то сотворившей богов и теперь возродившей эделиров. Может быть это знак и Рирариум решила помочь, но по-своему, деликатно и мягко поделиться знаниями, новыми возможностями не сильно вмешиваясь в ход событий. Когда-нибудь среди эделиров, возможно, нашлись бы мастера артефактов и оружия, способные создать нечто великое, но одних общих знаний о мире недостаточно чтобы попытаться хотя бы приблизиться к мастерству Рирариум. Кому-то не хватает для этого всей жизни заключенной в круговорот тысячелетий.
Созданное богиней снов и грёз невозможно повторить или починить при утрате, невозможно взломать магическую кодировку написанную ей на древнем языке богов, недоступным для понимания всем прочим существам. Искра её созидания, она есть в каждом из творений, преобразуя вещества в другие формы состояний, заставляя металл или кристаллы становиться гибкими и эластичными, не теряющими прочности. Некоторые из сочетаний сплавов можно повторить, потратив на это не мало времени, другие же воссоздать невозможно не обладая силой бога и знаниями Рирариум, последним же она могла поделиться.
По началу это было лишь попыткой найти эделиров стремящихся развить навыки мастерства.  Богиня не показывала себя настоящую, все они думали, что общались с такой же эдерой назвавшей себя Мириэль. Их было всего десять, бессмертные с пламенем жажды знаний в сердцах. Чтобы рассказать все основы и понять не ошиблась ли она с выбором прошел целый год. Она присматривалась к ним, пытаясь понять можно ли доверить не только знания, но и тайну о ней самой. Вновь переступая через сомнения богиня сократила бесчисленное число лет одним лишь прикосновением, передавая знания прямо в сознание каждого из них, мудрость тысячелетий в одном миге. Это было не просто, аккуратно вложить в чужую голову  столько информации и не повредить разум, осознанный риск и он оправдался.
Рирариум могла сколько угодно раз скрываться под разными именами и образами других рас, но когда она использовала свою силу так близко, напрямую касаясь, они всё поняли. Дальше нужно было лишь отточить знания на практике. Мириэль достала для них материалы и ресурсы, дала в руки инструменты. Богиня продолжала наблюдать и направлять, подсказывать, делала это ровно до тех пор пока не поняла, что е помощь больше не требуется. Они стали мастерами которых в Энтеросе не более десятка, достигнув такого уровня всего за пару лет.
Мириэль знала, что к ней прониклись симпатией, богиня могла ответить почти на любой вопрос, касающийся не только артефакторики, кроме…
«Что мы можем дать тебе взамен?»
Сновидящая никогда и никого не принуждала становиться своими последователями, она уважала ценность чужой жизни, не считая, что имеет права отбирать свободу сковывая меткой фэдэлеса. Рирариум не нравилось как все это устроено, но не было иного пути, не существует альтернативы. Мечтательница не желала сражений, но защита других толкала вперед, если она будет слабой не сможет никого спасти. Однажды Рирариум уже была близка к тому чтобы исчезнуть совсем, попав в сеть заботливо сплетенную Хаосом и Войной, стягивающей стальные нити жестокости, чужие боль и страдания почти сломали её крылья надежды, милосердия и всепрощения. Надломили, но все же не сломали…
Мириэль с пониманием отнеслась к желанию своих учеников стать её последователями, она не стала противиться этому выбору предупреждая каждого, что однажды став фэдэлесом обратного пути не будет, но никто из них не отступил. Постепенно на Нонтергаре собралась целая команда мастеров, её ученики уже стали наставниками для других. Мира не была против чтобы опыт Кристэлл с других доминионов переняли на Нонтергар. Ни у кого не закралось сомнений, что Кристэлл основали эделиры, они быстро приспособились развернув  небольшую компанию до размеров корпорации, а позднее заключили сотрудничество с казалось только похожими по сфере деятельности организациями, для более эффективного обмена ресурсами. Мириэль наблюдала, но не участвовала в чужих стремлениях, её считают основательницей, по факту она не влияет напрямую на деятельность ни одно из подразделений Кристэлл, давая свободу действий заинтересованным в развитии корпорации людям.
Когда богиня почти не появилась на Нонтергаре её вновь позвали на помощь, в которой она никогда не отказывала. Перед мастерами стояла интересная и сложная задача создать особую броню, им хватало теоретических знаний как это сделать, но воссоздать на практике никто не смог. Мириэль тщательно изучала все чертежи, даже видела издалека заказчика, но не приближалась к нему. Богиня строго наказала всем ученикам держать в тайне кто она такая,  помогла потому что хотела этого, ей не нужны награды и привилегии, не нужно признание, милосердие не имеет цены, это доброта и искренность идущая из самого сердца.
Все сделали так, как пожелала Мира, никто из посторонних не узнал истины. Она создала особые доспехи для графа Элдориана Дархара по образу и подобию своего верного спутника-балионтара. Он её защитник с момента сотворения, легендарное разумный артефакт, такой есть у каждого из богов. Нидхёл поделился частью себя и вместе с божественным созиданием из под молота Мириэль вышли доспехи ни на что не похожие, не имеющие аналогов, защита способная выдержать многое, но не все… Рирариум не была лично знакома с графом и не знала для кого она создает такую защиту, как мастера её привлекла сложность работы и ощущение, что она должна помочь, не только тем кому передала знания, раз Демиург наделил бессмертием эделиров на то его воля. Если магическое зеркало привело её на  Нонтергар, значит так, возможно, было нужно.
Прошло не мало лет и вот, граф Элиадас, один из её первых учеников на Нонтергаре, сообщил, что с ней настойчиво желает встречи граф Дархар. Была одна единственная причина по которой этот эделир мог желать найти мастера — его броня была повреждена и ожидаемо никто не сможет её починить. Рирариум помнила многие из творений, как мастер она стремилась делать так чтобы артефакты, в которые она вложила нечто больше стремления просто создать, не ломались. Сделать это так же сложно как попытаться переписать законы мироздания, в мире нет ничего абсолютного, даже прочнейший адалантин можно повредить. К тому же в Кристэлле уже сказали лишнего, а она не отказывает в помощи не только из милосердия. Мира дала координаты Либертэйма, хотя поведение графа Дархара вряд ли можно воспринять именно за просьбу о помощи...
~~~ Сомнения еще кружили вокруг богини неуловимыми тенями, они всегда проникали в её мысли заставляя задумывать об поступках, ведь она могла не соглашаться на эту встречу. В Кристэлле могли назвать её имя, но оно не подсказало члену Управляющего совета ничего, ведь это просто имя и у Рирариум их было бесчисленное множество: Мечтательница, Сказительница, Сновидящая, Геката, Риора, Мира… Иногда бессмертная задумывалась, зачем она помогает, и почти не находила иного ответа - на что еще тратить свою вечность. Она была уверена, что это не только влияние добродетели, так богиня ощущала себя кому-то нужной, не находя понимания от других деосов. Почти каждый из них, с кем знакома Мечтательница, когда дело касается спасения и помощи, вопреки своим собственным интересам, неизменно скажет - это всего лишь смертные, умрут одни появятся новые; всего лишь смертные чьи судьбы можно сломать; всего лишь смертные которых можно подчинить своей воле; всего лишь смертные, что никогда не получат истинного бессмертия; всего лишь смертные нужные для расширения магического резерва ордена; этих «всего лишь» слишком много. Рирариум смотрела на мир иначе…
Мириэль примерно знала когда граф Дархар прибудет на Либертэйм. На внешний вид, почти обыкновенная болотная сова, сидела высоко на ветке сосны и наблюдала, как на каменистый берег реки, берущей начало из самого сердца гор Монтер, приземлился космический корабль. Она хорошо видела эделира ожидающего встречи с мастерицей ковавшей его доспехи. Снова задумываясь Мира не заметила порыва ветра, одна из сосновых шишек метко попала прямо по пернатой макушке совы, заставляя бессмертную встрепенуться и отбросить сомнения. Взмах крыльев и птица бесшумно скользит по воздуху, медленно и плавно приблизившись к цели.
Сова была похожа на слабенькую эссенцию, её сила практически не ощущалась, только  глаза имели не желтый цвет, а тускло-розовый, что в зависимости от наклона головы и освещения плавно перетекал в бледно-фиолетовый. Делая пару торопливых взмахов пернатая на мгновение зависла на одном месте, а после птицу окутала магия, серебристые искры ставшие серым туманом собравшимся в образ девушки, еще пара мгновений и дымка развеялась являя человеческий образ Мириэль. Мастерица не спешила приближаться к мужчине, она осталась стоять на расстоянии  почти в полтора метра и выглядела настороженной.
Даже в человеческом облике Мира была похожа на сову по наклону головы и осторожным движениям. Тёмно-вишневого цвета волосы свободно ниспадали по плечам и были единственным ярким пятном в её внешности. Голову девушки по бокам венчали коричневые перышки похожие на совиные «ушки», сейчас они были прижаты к волосам выдавая недоверие. Нидхёл привычно подстроился и теперь выглядел как коричневый костюм с причудливой пернатой накидкой скрывающей шею, плечи и грудь девушки, сливаясь с её собственными совиными крыльями сложенными за спиной. Учитывая невысокий рост, не настоящая эссенция выглядела миниатюрной и хрупкой, как птичка. Повисшее молчание затянулось, девушка решила первой его прервать. «Пернатые ушки» на голове приводнялись вместе с робким шажком вперед.
- Мириэль, - подсказывает мастерица, позволяя себе заглянуть в глаза эделира, до этого её взгляд был направлен куда-то на грудь графа не только из-за разницы в росте.
- Граф Дархар, - девушка слегка склоняет голову в знак уважительного приветствия и больше не поднимает взгляд.
- Мне примерно описали суть вашей проблемы, так понимаю повреждения достаточно сильные, но они не должны были повлиять на возможность призвать доспехи, - сразу начала рассуждения Мира, - я не буду вам рассказывать об их особенностях, вы и так все прекрасно знаете. Однако, переданное на словах зачастую не совсем соответствует действительности. Чтобы я смогла оценить масштабы повреждений, призовите доспехи сейчас. Возможно, смогу их починить сегодня, - слова звучали не очень уверенно, Рирариум не давала четких обещаний даже когда знала, что точно справится с поставленной задачей.
- Не сочтите за излишнее любопытство, как вы получили такие повреждения? Каким оружием смогли пробить защиту? Если есть такая возможность я бы хотела взглянуть на него, если же нет, то обойдемся без этого, - мягко поинтересовалась Мириэль. Она хотела выяснить этот момент для большего понимания общей картины, какую именно нагрузку не смогли выдержать доспехи, чтобы сделать лучше и исправить уязвимость.
- Вы позволите, посмотрю поближе? - робкий вопрос из вежливости, ведь если граф Дархар не разрешит к нему подойти и прикоснуться к доспехам она ничем не сможет помочь. Нидхёл улавливал настороженное настроение хозяйки, слегка приподнимая перышки на накидке из-за чего Мира стала похожа на нахохлившуюся птичку. Богиня не знала об истинном отношении Элдориана к сложившейся ситуации, ей в общих чертах пересказали про настойчивость графа Дархара в решении вопроса с броней. Мириэль не станет брать за это никакой оплаты, починит и исчезнет как делала всегда, оставаясь лишь миражом в чьей-то жизни, неуловимым образом.

+1


Вы здесь » Энтерос » СВОБОДНОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ » Новые подробности


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно