Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Энтерос» Авторский мир, многожанровое фэнтези с элементами фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг, рисованные внешности. Контент для игроков от 18 лет. Игровой период с 3003 по 3005 годы.
их ждут в игру
15.11.2022. Обновлены активисты проекта и кристаллы за голоса в Топ'ах начислены. Объявлены победители конкурса «Лучшие посты месяца», немного изменены показатели в кристаллах активности. 27.10.2022. Начался хэллоуинский императив, награды за титулование и кристаллы начислены. Сделано объявление для мастеров игры связанное с улучшением динамики квестов. 23.10.2022. Мы обновили дизайн, мобильная версия проекта появится чуть позже. За прекрасную работу благодарим дизайнера — Вещий дух. При возникновении багов, просим сообщать в тему «связь с АМС» или в ЛС технического аккаунта Вестник. 19.10.2022. Энтеросу исполнилось 7 лет! 16.09.2022. Мироустройство «переехало» на новую планетарную систему. Обновлена справочная информация. У нас появилась планета Нордскол, ее описание будет после полного обновления всех карт остальных планет.
активисты
пост месяца Хель: Тьма, такая глубокая, обволакивающая, сменилась жгучей болей неожиданно резко с прикосновением, будто бы к коже приложили каленое железо. Такая смена заставила Хель невольно вздрогнуть, отстраниться в попытке прекратить ее. Однако вместе с тем скромная искра-озарение вспыхнула в ее рыжей голове... читать дальше.
пост месяца Тонатос: Темная дрожь бежит по телу как маленькая армия плотоядных насекомых. Извивайся сколько хочешь, бей свое тело, кричи — они никуда не уйдут, они уже под кожей. Шайка незримых термитов просачивается сквозь броню, через горячее дыхание, влажное порхание дрожащих ресниц... читать дальше.
пост месяца Эйдалон: Белая княгиня. Ледяные белые волосы, холодное бледное лицо. Она действительно под стать своему «прозвищу», ведь она ведет себя, абсолютно также, как и выглядит. На протяжении всего времени их разговора, Эйдалон ради интереса надеялся пробить эту ледяную скорлупу... читать дальше.
пост месяца Рейнира: Любопытство зудит под кожей, стремясь преломить пополам стальной стержень выдержки; Коалиция рас была крайне озадачена рвением архимага поучаствовать в устранение аномалии, которую она сама же отыскала. Их погрязшие в шаблонности бюрократии разумы были неспособны не осознать, насколько сильно... читать дальше.
пост месяца Эзекиль: Вовсе не телепортация словно из ниоткуда незримо уколола Эйзенкелларианнара в основание черепа, заставляя мгновенно напрячься и проскальзывая сквозь иллюзию истинным цветом глаз; что значительно более неожиданно — это приближение того же знакомого чувства, что незримо присутствовало с момента приземления.... читать дальше.
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Энтерос

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » СВОБОДНОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ » first among the ancients


first among the ancients

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

[icon]https://i.imgur.com/mWV4p8k.png[/icon]

Локация и дата

Нонтергар
[остров Лурум, официально открытый для гостей из других планет, одноименный г.Лурум и его окресности]
и другие локации...
3001 год

Участники

Эйзенкелларианнар | Лиритиалирэна

https://i.imgur.com/zExIUam.png

Дополнительно

Эпизод является игрой в мире Энтероса и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту официальную систему боя, соигрок будет использовать любую систему боя.

Отредактировано Лиритиль (29.10.22 22:25:11)

+1

2

Он никогда здесь не был.
Странно и в какой-то мере забавно, но за шесть сотен лет древний монстр так и не нашел время для того, чтобы посетить искалеченную и вылепленную заново темную планету, хотя излетал большую часть всей галактики... точнее, того маленького огрызка галактики, чтобыл брошен Демиургом в качестве подачки. Строгие законы Нонтергара на посещение чужеодцами определенно делали свое дело, превращая планету в не то чтобы очень привлекательное место для наемников, отдыхать же Эйз предпочитал в обширной инфраструктуре развлечений техномиров либо на заснеженных просторах Дизариаса. Да и не было, по мнению монстра, в этой несчастной планете-химере ничего особенно интересного, за исключением ее печальной судьбы и живого напоминания об амбициях смертных.
И все же он здесь - Эзекиль видит силуэт планеты в иллюминатор корабля, увеличивающийся с каждой секундой; телепортацию было решено не применять по различным причинам, включая желание не афишировать свою сущность лишний раз, хотя бы до прохождения портовых сканеров. Вообще весь этот заказ прямо сквозит  чем-то странным и неясным: пожалуй, требование обязательного личного контакта он видел последний раз лет сто двадцать назад.
Первое, что он увидел - это мрак. Вечная ночь окружала планету еще на орбите - темный шар, испещренный россыпью яркихз огней и опалесцирующей теплой аурой; ничего не изменилось ни внутри атмосферы, ни снаружи - когда антиквэрум, спрыгивая с трапа и коротким жестом приказывая пилоту сидеть и ждать команды, глубоко вдыхал холодный воздух странного места.
Тогда он думал, что на Нонтергаре ночь: но если и так, то жители его, похоже, категорически решили игнорировать сложившуюся систему. Чуть позже он осознал, что не решили, и атмосфера на планете вызвала довольно противоречивые чувства.

...Он ступал по гладким камням мостовой сквозь толпы людей, спешащих сквозь сумрак по своим делам, и на каждом углу ему чудилось, будто он видит и ощущает чужое присутствие, ловит вззгляды - но не враждебные или опасающиеся, а... он не знал этого слова. Капитан Эзекиль привык натыкаться на недоверие и страх, они стали его постоянными спутниками, чье присутствие столь же естественно, сколько естественно наличие старой раны. Здесь все было иначе, и он несколько раз резко оборачивался и даже пытался магически отследить того, кто пытался смотреть ему в спину - но вновь ничего не находил.
Дипломатический квартал был довольно многолюден, и окружающим хватало забот и без присутствия чужака - одного из десятков прилетающих каждый день и каждую ночь; помня указания заказчика, Эйз прошел до самого центра квартала - к фигурной беседке на краю невыносимо прозрачного озера, сияющего в окружающем сумраке многоцветными огнями прямо из-под воды. Он не заметил и сам, как стал смотреть туда, на беснующихся в воде рыб и причудливые светящиеся растения, ни о чем не думая. Обычно его успокаивала мертвая тишина заснеженных пространств, но вот здесь... здесь словно было нечто иное, и в то же время - смутно знакомое, как знакомо нечто, что ты уже встречал невыразимую бесконечность времени назад, когда еще не был монстром. Или когда не существовало самой категории "монстр". Когда все было иначе.
К сожалению, память не помогала.

+1

3

[icon]https://i.imgur.com/sh2EwTa.png[/icon][nick]Элета Тэйлиар[/nick]

Взгляд Элеты придирчиво скользил по каждой букве доклада о деятельности давнего конкурента. Сколько прошло лет, а глава уважаемого рода, относящегося к дриммейрской династии Фирз, все никак не мог смириться с давним поражением. Герцог Ателайт Фирз, в отличии от первозданной, уже не мог похвастаться прежней молодостью и казалось чем сильнее в его спину дышал неминуемый конец жизненного пути, тем сильнее голову герцога посещали странные идеи граничащие безумием и отсутствие страха рано или поздно поплатиться за это. Элета долгое время отмахивалась от выходок герцога как от надоедливой мошки, они из разных «миров». На Нонтергаре у графини Тэйлиар была власть и влияние, но она не могла выступать в открытую конфронтацию с родом Фирз близким к императорскому двору Лайнадара на доминионе Эвилариум. Это означало потерю доверия и преимущества на рынке, где корпорация «Сказочные узоры» занимала лидирующую позицию.

Когда Элету все считали преемницей мастера Эйгара Тэйлиара никто не знал ее истинной расы, но теперь все менялось и уже не для кого не секрет, что связать антиквэрума с дриммэйром, для последнего может стать фатальной. Это чисто психологически заставляло относиться к первозданной более настороженно, при открытом конфликте сторон правящая верхушка Лайнадара поддержит сторону Фирзов. Кто бы знал как истинную Лиритиалирэну раздражала политика и вся эта аристократическая мишура. Ателайт сделал очередной ход перейдя все рамки дозволенного, он потерял всякий страх наивно полагая, что дразня хищника рано или поздно не поплатиться за такую дерзость. Леди Тэйлиар задействовала все связи чтобы найти не кого попало, а наемников с высокой репутацией и опытом, готовых выполнить работу любой сложности, но была одна небольшая загвоздка и заключалась она в характере Элеты, она привыкла все проверять и контролировать. Поэтому личная встреча с предводителем группировки может о много рассказать, в первую очередь, насколько это серьезные ребята, что могут выполнить работу на должном уровне. Конечно графиня тогда даже не предполагала кем может являться их предводитель…

Мужчина прибыл на место раньше Элеты, она решила немного перестраховаться и понаблюдать издалека. Даже так графиню посетило странное ощущение дежавю, словно они уже где-то встречались. Делая один шаг в короткой телепортации женщина практически беззвучно появилась в беседке нарушив покой лишь легким дуновением магии.
- Господин Эзекиль… - голос первозданной звучит мягко, но она не сразу завершила фразу встретившись взглядом со знакомым ей антиквэрумом. Это произошло не одно столетие назад и не с личностью Элеты, но сам факт нападения прочно отпечатался в памяти Истинной, только непоколебимое спокойствие графини позволил ей ничем не выдать промелькнувшее воспоминание.

Губ молодой женщины коснулась легкая улыбка, а в глазах цвета насыщенного изумруда мерцали более яркие крупицы придающие эффект легкого свечения. Внешний вид графини Тэйлиар соответствовал общему стилю Нонтергара, темное платье расшитое узорами слегка мерцающей серебристой нити идеально сидело по ее фигуре, гармонируя с платиновым блондином волос и все же образ графини не был перегружен деталями, почти отсутствовали украшения. Элета не скрывала принадлежности к расе антиквэрумов, но значительно занижала настояний уровень магии, первозданная внимательно наблюдала за Эзекилем пытаясь уловить отголоски эмоций. У нее все же промелькнула мысль не связываться с неуравновешенным сородичем, напавшим почти без всякой весомой причины в прошлом, но прошло столько времени и вот он здесь. Перемены рано или поздно касаются каждого, а значит поспешные выводы могут стать ошибкой.

- Элета Тэйлиар, мы договаривались с вами о встрече и сразу к сути дела. Вы знакомы с работой коалиции рас, их вездесущее око может помешать восстановить справедливость. Есть один дриммэйр, Ателайт Фирз, решивший присвоить себе то, что ему не принадлежит. Во первых это редкие и достаточно дорогие ткани, поставку которых я не получила, из проверенно источника перехватил именно он срывая крупный заказ в Сказочных узорах, помимо тканей там была дорогая фурнитура из натуральных самоцветов и кристаллов. В прочем, эту проблему еще можно было решить по букве закона... если бы все тот же Фирз не решил похитить моего помощника. Причем его шантаж настолько не знает меры, насколько не бесконечно мое терпение. Суть задания взломать защиту поместья Фирзов, благо оно находится на отшибе подальше от столицы Лайнадара, найти и вызволить моего помощника из плена, вернуть похищенное имущество и доходчиво донести до самого герцога, что еще одна такая выходка и она станет для него последней. Не спасет ни родство с императорской династией, ни связи, не продажное правосудие коалиции. Так же у меня есть подробная карта и даже план поместья, флешку я смогу вам передать после подтверждения, что вы беретесь за это задание. Так же если у вас появились вопросы и важные уточнения, можете смело их озвучивать, - пока Элета говорила у нее была возможность получше рассмотреть собеседника. Это определенно Он, вне сомнений, высокий рост и резкие черты лица. На внешний вид немного старше тридцати лет, а в глазах алая бездна, но в отличии от прочих Первозданная не испытывает при прямом взгляде ни страха, ни дискомфорта, ее истинная суть, такого же древнего монстра, показалась лишь на несколько секунд в потемневших склерах глаз и изумруде радужки поменявшей оттенок на льдистую лазурь, всего один взмах ресниц и «наваждение» исчезло словно его не было.

+1

4

Вовсе не телепортация словно из ниоткуда незримо уколола Эйзенкелларианнара в основание черепа, заставляя мгновенно напрячься и проскальзывая сквозь иллюзию истинным цветом глаз; что значительно более неожиданно - это приближение того же знакомого чувства, что незримо присутствовало с момента приземления.
Он резко развернулся, щуря глаза телесной оболочки и быстро изучая явившуюся навстречу; монстр не видел ее ранее, по крайней мере - в этом облике, либо просто не мог узнать или отличить от тех двоих, кого встречал столетия назад. Что более важно и отводило все прочее на дальний план - так это сопричастность - он нашел слово, что больше всего подходило к испытываемому чувству. Нечто, разделяемое сотворенными из одного материала одними и теми же руками творца.

- Не ожидал встретить кого-нибудь из нашего рода - медленно произнес мужчина, опираясь спиной на ограду. За более чем шесть веков Элета была третьим антиквэрумом, которого он встречал - включая чудовище в обличье женщины, что едва не порвало его в клочья; зная столь мало собратьев, он едва ли отличил бы одного от другого чисто магически, не беря в расчет внешний облик. До чего же необычной и мелкой казалась ее просьба: вернуть... ткани и кристаллы? И человека?
Эйзенкелларианнар не мог понять, зачем. Что ей до какого-то смертного и уж тем более до жалких побрякушек? Он понял бы, будь она, к примеру, дриммэйром - но антиквэрум, привязанный к вещам мира, из которого они были изгнаны самим Отцом? Нет, он и сам свыкся с правилами этого мира и законами его существования - но до конца так и не стал частью его экосистемы, существуя внутри на положении полухищника, полупаразита, питая свои инстинкты низшими существами.
Впрочем, какое ему дела до желаний заказчика?

- Операция категории "Б", инфильтрация/террор. Мои люди изучат ваши данные и найдут оптимальный способ проникновения и вид акции.  - кивнул он совершенно буднично и бесстрастно, словно бы под этими словами не подразумевалась кровавая бойня. Для антиквэрума, впрочем, это подразумеваемое и не значило ничего особенного. - Если у вас есть пожелания к формату акции, можете изложить заранее.  Должна ли цель знать, кто передает ей привет? Есть ли у нее близкие ей люди или вещи в непосредственной доступности? 

Под акцией, конечно, наемник подразумевал способ донесения до герцога необходимого "предупреждения" - и это хорошо читалось по его тону и взгляду, бросаемому на сестру. Элета уже видела этот взгляд - на пустынной улице Либертэйма, сквозь пелену черного мрака, несколько сотен лет назад на нее смотрели точно такие же глаза древнего хищника, но на сей раз - этот инстинкт сидел на коротком поводке, ослабляемом лишь на мгновения. Алое пламя пропало через доли секунды, не погасло - спряталось в бронированном кардонием черепе за иллюзиями спокойствия и бесстрастия.
- Теперь об оплате. Мы не работали вместе до того, поэтому должен предупредить. Наша специальность - штурм и нейтрализация с применением требуемых вооружений, включая тяжелые. Материальная часть и ценности, оставшиеся после операции, обычно реквизируется в целях амортизации расходов. Если заказчику требуется сохранение любых предметов окружения в целостности - оплата расходов дополнительной статьей. То же самое если требуется   деликатный подход с минимумом шума или жертв. От себя гарантируем результат. Мои люди исполнять все, что требуется, либо погибнут в процессе. Если все устраивает - сделка заключена. Авансов мы не берем. 

Авансов они и правда не брали. Всем в определенных кругах известно, что за пытавшимися кинуть они приходили следующими.

+1

5

[nick]Элета Тэйлиар[/nick][icon]https://i.imgur.com/sh2EwTa.png[/icon]

Жизнь порой преподносит интересные встречи, но сколько помнила Лиритиалирэна ее знакомство и общение с немногими встретившимися сородичами всегда складывалась не очень удачно. Если вспомнить самую первую встречу с одним из «великих отцов» там еще можно было понять почему они сцепились друг с другом, движимые инстинктами, тогда личность истинной еще не была раздроблена на столько частей, а самая первая и них — Талена, неохотно уступила позицию другой. Так начался иной путь с пониманием, что кровопролитием она не добьется ровным счетом ничего, а существование без целей и без смысла хуже вечного сна полного неведения. По-началу она стремилась к знаниям, чтобы постичь все тайны мироздания казалось бессмертия недостаточно, стремление к силе толкало вперед, к новым горизонтам возможностей, все выше. Мнение Элеты, последней из появившихся граней личности Истинной, но самой уравновешенной и взрослой по ментальному восприятию, на это счет звучало как «можно играть по чужим правилам, но все равно быть победительницей», не важно какими методами добивать целей затеянной «игры», каждый выбирает тактику и общую стратегию лично для себя.

Пока наемник говорил графиня его не перебивала, просто наблюдала за мужчиной, но она едва сдерживала легкую снисходительную улыбку. Террор, насилие и кровавая бойня, про них Эзекиль подумал в первую очередь, иного не стоило ожидать антиквэрума, в прочем как и от наемников этого класса. И все же брат чем то напоминал первозданной ее первоначальный путь. Элета вспомнила о Талене, ей было все равно какое выполнять задание, ведомая инстинктами она хотела утолить жажду охоты, ту пустоту, что образовалась вокруг, огромный и словно чужой мир казался таким неправильным, но сколько бы она не пролила крови ничего не менялось. Застрявшая между минувшим в океане забвения и чуждом настоящем, у нее не было будущего, это наглядно показала череда поражений где на хищника нашлись охотники. Сейчас, смотря на Эзекиля, все же сумевшего обуздать инстинкты, Лета понимала, что он ведь тоже обладатель неустойчивого нутра. Для этого не нужно пытаться заглянуть расовым зрением, все вполне очевидно, учитывая его встречу с одной из других личностей в прошлом.

- Деликатный подход с минимумом шума и жертв это то, что желаю получить от нашего сотрудничества. Уверяю, любая материальная часть вопроса для меня не проблема, а что касается «привета», я сделала достаточно предупреждений. Хорошо зная «цель»... наверняка его стратегия достаточно проста, вызвать на переговоры, попытаться что-то стребовать, поскольку я редко вступаю в открытые конфликты находя компромисс, но мне это откровенно не интересно. К тому-же, дорогой Эзекиль, - графиня Тэйлиар сделала шаг ближе, проследя взглядом за прогуливающийся по дорожке парой эделиров, те заприметив, что место занято, ушли искать другой укромный уголок, - мой помощник не совсем обычное существо, он наполовину антиквэрум и пусть его пытались спровоцировать переступить букву закона, Рейш предпочел поступить иначе. Поэтому я узнала о произошедшем достаточно быстро, точное место расположение и всех участников, даже часть диалогов, ментальную магию можно заблокировать, но с узами первозданных это сделать гораздо сложнее. Сейчас иду на опережение действий герцога, пока он пытается со мной связаться отсиживаясь поместье, я конечно же якобы очень занята, нанимаю Вас. Цель не будет ожидать вооруженного налета, обычно не действую такими методами, они не успеют среагировать, - Элета щелкнула пальцами высекая искру энергии изумрудного цвета, небольшой черный предмет появился в ее руке, - а в этой флешке подробно записан «мыслеобраз», иными словами, лица увиденные Рейшем и переданные мне по узам уже переведены в графическое изображение, этих людей можно не щадить. Самого герцога оставить в живых, его единственная ценность и страсть, коллекционирование редких вещей, больше всего на свете он любит материальное благосостояние, в его поместье, если постараться, можно разыскать тайники и многое другое для амортизации ваших расходов. Конечно, не стоит исключать вероятности, что моего помощника попытаются либо устранить, либо использовать как заложника, что более вероятно, но Рейша не так просто расколоть. Если случиться такая ситуация, в него выстрелить, но не убить, во первых он вынослив, во вторых владеет целительной магией и сам себе сможет помочь, вам подыграв. Если Фирз попытается сделать хоть шаг и обвинить меня нападении, то вскроются все его темные делишки, Рейш как пострадавшее во время налета лицо выступит свидетелем, разумеется вас никто не подставит, и это будет не более чем любопытной чередой совпадений, в этом свете не просто можно, а даже нужно вынести из поместья все ценные вещи. Нет более явного мотива нападения на герцога, что при огласке не будет слишком удивительным, на этом уточнений больше нет, - Лета протянула наемнику флешку. Она могла бы так не расписывать свои цели, но первозданная все это время наблюдала за братом, словно изучая насколько Эзекиль изменился.

+1

6

- Люди герцога сумели пленить наполовину антиквэрума? Должно быть, не не так просты, как кажется. - Эзекиль тут же заметил этот момент, но вслух не высказался: не в правилах было проявлять сомнения в присутствии клиента. Было ему в основном все равно и до мотивов заказчика, и до того, кем являлся и что сделал этот герцог; и все же один главный вопрос продолжал его мучать, зудеть словно назойливый москит: почему заказчица не справится с делом сама?
Антиквэрум смотрел на нее разными глазами, тщетно пытаясь понять, почему совершенно точно незнакомый облик сестры кажется ему таким, будто они уже встречались. Он видел ее силу - слабее той, что была у него; хотя в какой-то миг неясное предчувствие шептало ему не верить своим глазам - мужчина отбросил его в сторону, словно назойливый морок. Чужие голоса, лезущие в голову, и без того занимали слишком много осколков его жизни.
И все же он знал: даже довольно слабый антиквэрум сильнее многих из смертных. Просто по своей природе, которую Элета, похоже, упорно отрицала, играя в человека: как ни отрицай, она все равно будет твоей частью, и в минуты опасности эта природа проявится, выпустит наружу острые когти, а маска на лице обратится в звериный оскал.
Он знал это - ведь сам десятилетия, если не века, прожил человеком, с памятью и силой, запечатанными под прессом ограниченного смертного разума. Он помнил и знал, каково это. И помнил о том,  что в это время был по-своему счастлив, не видя общей картины; но в отличии от сестры - он не выбирал этот путь. Не знал, кем является, до той самой встречи с другой своей сестрой.
На какое-то мгновение воспоминание он той встрече и том кратком сражении всплыло в его разуме острой вспышкой, и антиквэрум долю секунды взглянул на собеседницу раскрывшимися глазами сквозь пелену иллюзий. Нет, невозможно. Это не она, совершенно точно не она - слишком много различий как во внешности, так и энергии и силе.

Все эти мысли заняли не более пары секунд. Оставшееся время он внимательно слушал детали операции.

- Понятно. - протянув руку, антиквэрум взял взял предмет и сжал в кулаке, касаясь маленького перстня. Бледно-синие сполохи иллюзонрого пламени охватили флешку, отправляя в подпространственный карман. - Я свяжусь с вами, когда все будет готово. Возможно, результат увидите в новостях.

Он чуть склонил голову вниз в полушутливом поклоне: будь на мести Элеты кто угодно иной расы, он удостоился бы просто слов, но в присутствии сестры что-то внутри сознания Эзекиля делало его более... живым? Как и в целом на этой планете. Он думал сказать что-то еще, и слова плясали у него на языке - но все же не сказал ничего, лишь взгляд был полон невысказанных слов.

- Есть ли еще что-то, что мне следует знать?

+1

7

[nick]Элета Тэйлиар[/nick][icon]https://i.imgur.com/sh2EwTa.png[/icon]

От внимательно наблюдающей за братом Элеты не ушла эта мимолетная перемена во взгляде, где таится такой же древний хищник как она сама. Они — пришедшие из бездны минувших времен, единые по происхождению, но столь различные по мироощущению и способах найти себя. Элета удержала маску доброжелательности, с легкой улыбкой лишь уголками губ, почти непробиваемая на другие эмоции. Она знала, что Эзекилю могут подсказывать инстинкты, особое чутье сродни интуиции, поскольку сама первозданная никогда не забывала собратьев с которыми успела столкнуться. Помня каждого из них, из того малого числа… в этом огромном мире, на разных планетах нити случайностей могут их не столкнуть и все же она узнает встреченных ранее, что не видно глазами и неощутимо по ауре, на то реагирует чутье хищника. Элета прислушивается к инстинктам, но никогда не будет ими ведомой, такова грань этой личности, в полном равновесии разительно отличалась от остальных.

И все же он ее не узнал, за все время разговора они присматривались друг другу, стоя так близко, стоит лишь протянуть руку и коснуться, но никто не сделал этого шага. Названные брат и сестра, но такие чужие... Лично Элете казалось это неправильным, что их раса никак не может объединиться. У них есть способность устанавливать особую связь друг с другом, они в силах призвать другого на помощь и все же единства нет. Инстинкты могут столкнуть в сражении, как жажда древней охоты уходящей за границы памяти, но это словно проверка сил, но так ли видят действительность другие. Разность взглядов и мировоззрения, как чужие сны, не делает их ближе.

Только из-за того, что мнение и поведение разных граней личностей Истинной могут сильно отличаться и противоречить друг другу, миролюбивую доброжелательность Элеты не могли развеять воспоминания. Ведь всегда есть две точки зрения и они могут отличаться с разных ракурсов воприятия. Тогда, пошедшие столетия назад, Эзекиль первым обнажил клыки и получил отпор. Теперь же они стоят рядом не стремясь друг друга растерзать на части, не желая быстро расходиться каждый свой дорогой, где-то на уровне интуиции первозданная это ощущала. На последний вопрос графиня Тэйлиар ответила не сразу, молчание растянулось на несколько мгновений в повисшей тишине парка, где всегда царит ночь, катавшихся слишком долгими.

- Что-то найдется… касательно Рейша. Он не совсем обычный полукровка, его отец антиквэрум по имени Эксфирентум, которому в принципе все равно на разбросанных по Энтеросу детей, но необычность не в этом, он выглядит как каджит хоть и умеет принимать человеческий облик ему проще замаскировать свою полукровность под именно под кошачью сторону. Рейш скрывает, что он наполовину антиквэрум, возможно защиту его артефакта не смогли сломать и они еще не в курсе, кто он такой. Зная Рейша он не станет использовать способности и раскрывать себя когда положение заведомо проигрышное. В отличии от нас он не способен принимать иные обличья, не истинную, не первозданную, у него нет диадемы, - Лета жестом указала на свою, в человеческом облике она невидима и хорошо скрыта защитным контуром, но находилась над ее головой, - но вместе с этим он такой же выносливый. В его теле есть кардоний и я обучила его всем способностям антиквэрумов которыми владею сама. Если на него нацепили блокаторы магии должна быть причина по которой он не пустил в ход кардониевые когти, возможно в поместье герцога есть что-то еще скрытое от моего взора. На этом все, - она не знала насколько такая информация может быть полезна для наемника, по невероятной случайности оказавшего ей братом и может быть это не совсем то, что он мог желать от нее услышать. Элета задержалась на этой встрече дольше, чем планировала. Ей оставалось только развернуться и уйти, переместиться прочь, но едва стоило сделать несколько шагов в сторону как она, еще не выйдя из беседки, застыла у самой арки.
- Мое истинное имя Лиритиалирэна, - не оборачиваясь обронила первозданная все же призывая магию и исчезая во всполохе изумрудных искр. Невысказанный вопрос остался для нее самой, зачем решила назвать настоящее имя, ведь его знали лишь единицы, только самые близкие ей...

Отредактировано Лиритиль (09.11.22 11:54:23)

+1

8

Эвилариум, поместье Фирз. Несколько дней спустя.

[indent]
[indent]
[indent]

Все было не зря. Все эти дни тщательного изучения планов и мыслеобразов, сканирования с орбиты и даже копаний в мировой сети - Эвилариум никогда не был настолько закрыт, как Нонтергар, а тщеславие богатых и влиятельных никогда не играло им на пользу - помогли, наконец, дойти до конечного плана атаки. Нарочито жесткого и хаотичного с виду - хотя и не настолько, каким мог быть первоначально  - но по сути своей полный изящества хорошо отлаженного и смазанного механизма войны, под уродливо-угловатыми обводами брони которого скрываются идеально подогнанная, выверенная и настроенная система.

"Атраментор", флаг-крейсер "Детей ночи", вот уже как девять часов дрейфовал в пространстве между Викией и верхними слоями атмосферы Эвилариума, всеми силами изображая один из многих частных кораблей-фрилансеров, удивить которыми уже давно невозможно в принципе. Три дня назад с его борта - совершенно официально, на маленьких пассажирских челноках - на зеленой громадине планеты растворились несколько человек, прошедших регистрацию в одном из крупных космопортах Лайнадара и растворились в толпе путешественников; сегодня же корабль, уловивший несколько входящих радиосообщений с о. Эвис, прежде чем замолкнуть выпутил на волю совсем иной груз. Небеса ночной стороны Эвилариума молчали, скрывая под темной пеленой силуэты вытянутых, чем-то похожих на пузатые летучие мыши кораблей, медленно идущих курсом над необитаемыми областями планеты к своей спящей цели.

...Высокий и бледный человек - а может, и уже не человек, а может, и вовсе не уже - столь же медленно шел по ночному лесу; впрочем, назвать это лесом - слишком продешевить. За столетия своей жизни человек повидал немало диких ландшафтов - от безжизненных камней, полируемых лучами одинокой луны до ледяных пустошей Нордскола - и ни один из них не казался настолько фальшивым, как это тщательно выверенное, прилизанное и искусно драпированное под мерзкое подобие реальности нечто. Казалось, что каждое деревце и каждая травинка, да что там - каждый камень и каждая молекула воздуха в этом месте была пронизана магией - но магией не той, что вдохнул в жизнь сам Демиург, а рукотворной, безвольным орудием в руках тех, кто посмел считать себя венцом творения. Обычно ему было все равно: его Отец славился своим безразличием к перворожденным детям, и один из детей отвечал взаимностью всему его наследию - но сегодня, шагая по творению чужих рук, улетающую в бездну на глубине зловещей долины, этот человек чувствовал себя на редкость сентиментально.
Пожалуй, эта    р а б о т а    вызовет у него удовольствие. Наверное.
Он глубоко вдохнул, когда несчастные деревья раскрыли перед ним слитые в чудовищную арку переливающиеся сине-зеленые листья, открывая обзор на затейливо переплетенную высокую изгородь перед безусловно красивым - этого было не отнять - домом. Наверное, даже дворцом - если судить по размерам и количеству вплетенного в текстуры магического дерева мрамора.
Человек улыбнулся, растягивая тонкие губы в оскале древнего хищника, вышедшего к норе спящей жертвы.
Уже скоро он сможет не притворяться.

https://forumstatic.ru/files/0015/e5/72/29772.png

https://i.paste.pics/52c31bf556980ffd8c03fe44bbe33161.png

Тем временем на посту секторального наблюдения Лайнадара
[indent]
[indent]
[indent]

- Капитан, сэр, возмущение в секторе Y-97! - юный дриммэйр в мундире младшего офицера мониторинга с плохо скрываемым изумлением наблюдал, как мониторы магического контроля сходили с ума и сияли кажущимися хаотичными всплесками сигналов, отражающих искажения навитонных струн в самой структуре мира. Что самое странное - искажения исходили из сектора над океаном Элвандэйс: пустого и безжизненного, если речь шла о ком-то разумнее планктона и бледных китов.
- Вывести подробные спецификации. - молодой офицер, вероятно, ожидал совсем не такой результат своей поспешности, когда уже успел трижды проклясть себя за необдуманную реакцию при виде помех. Не то чтобы он никогда не встречал дефекты сенсоров, и не то чтобы сигнатуры "помех" за прошедшие полтора года службы были ему знакомы, но... Лайандар никогда не отличался особенно передовой техникой.

В отличии от подчиненного, капитан был встревожен сразу. Сложно сказать, почему - но движение и характеристики искажений навитонных структур казались чем-то очень знакомым. Настолько, что само внутреннее чутье заставляло его полагать, что перед ним вовсе не дефект и не случайность.

- Крыло 4.2.1, да старт в сектор Y-97. Протокол "Призрачная угроза".

https://forumstatic.ru/files/0015/e5/72/29772.png

Шеф-сержант Атар Ритис по своей обычной привычке кусал внутреннюю поверхность щек, крепко сжимая зубы с того самого момента, как "птичка" вошла в темные облака над океаном. Штурмовой транспорт типа "Призрачный ястреб" - при всех своих непререкаемых плюсах вроде отражающего  покрытия, высокой скорости и приличного набора бортового вооружения - никак не мог заслуживать звание комфортной машины даже для пилотов - и сегодня сержант, будучи одним из утрамбованных в десантный отсек корабля, на всей своей шкуре успел прочувствовать справедливость такой характеристике. Его трясло при каждом маневре, швыряло на пару футов вверх и гулко ударяло лысой головой о переборки, заставляя прикусывать щеки едва ли не до крови и лишь поэтому не ругаться в голос - вместо того накапливая ярость и злость к грядущей битве.
"Дааа, битве". - ухмыльнулся про себя Атар, поглаживая коленное сочленение черно-алой силовой брони. Будучи высшим трансдентом, шеф-сержант эволюционировал более полутора сотен лет назад, однако по сути своей так и не избавился от сущности кровожадного чудовища, не столько охотящегося ради пропитания, сколько испытывающего вершину удовольствия от самого созерцания чужой боли и крови. Неудивительно, что с такими инстинктами он довольно легко стал командиром второй штурмовой роты "Детей", что славились  сомнительной репутаций. Второй - потому что для первой требовалось нечто большее, чем гора мышц и чистого берсерка.

Атар прекрасно знал, что их цель не сможет дать отпор. Не должна - не им, не  е м у. Он видел таких, как этот Фирз, изнутри - причем во всех смыслах; он помнил вкус страха тех, кто ставит деньги превыше силы и надеется, что громкие титулы и длинные цифры в чековых книжках смогут спасти их от ярости Зверя. Они обманываются. Он знал это. Знал и ждал.

Когда корабль стало ощутимо меньше трясти, Атар едва ли не затрясса от предвкушения: сейчас, еще немного - и ветер ринется в лицо навстречу Зверю, летящему к земле на крыльях прыжкового ранца; еще несколько минут, и он ощутит приятную тяжесть оружия, и экстаз от ударов отдачи, что вырвали бы плечо с мясом любому слабаку; и кровь, море крови. Скоро. Скоро. Скоро. - стучало в его висках и отражалось вкусом крови на кончике языка. Скоро. Скоро.

- НУ СКОРО ТАМ? - рявкнул сержант, хлопая кулаком в переборку прямо перед собой и просовывая голову в проем к пилотским сиденьям.
- Полет отменяется, зверюга. - мрачно послышалось ему в ответ вместе с медленно сбрасывающими обороты маршевыми двигателями. - Нас засекли. Шефу придется самому.

...По обе стороны от "Ястреба", сбрасывающего обороты и медленно заворачивающего на северо-запад, быстро закладывали виражи атмосферные перехватчики. Тяжелый штурмовик мог пройти под радарами и аннигилировать целый батальон - но в воздухе был практически бессилен.

https://forumstatic.ru/files/0015/e5/72/29772.png

Он стоял прямо перед вратами поместья - высокий, неестественно седой для своего кажущегося довольно молодым лица, а еще - совершенно театрально закутанный в длинный черный плащ, чьи полы, кажется, смешивались с тенями. Магические кристаллы по обе стороны ворот определенно уже считали его ауру - но он и не думал скрываться: наоборот, его задачей было собрать на представление всех, кого только можно.

Сто двадцать. Сто девятнадцать. Сто восемнадцать.

Какой-то автономной мыслью, записанной на неведомый смертным участок древнейшей коры его разума, он отсчитывал внутренним хронометром секунды до начала.
Он постучал вновь, добавив удар ногой, от которого стало неприятно даже плотнейшему кардонию.

Сто пятнадцать. Сто четырнадцать. Сто тринадцать.

- Чего нужно? - недовольный и недобрый голос прозвучал, кажется, из-за спины: на самом деле первородный прекрасно знал этот старинный фокус, самый распространённый вид магических дверных систем. Странно, что могучий герцог Фирз балуется таким... фарсом.

Сто десять. Сто девять. Сто восемь.

- У меня дело к его милости. Вопрос жизни и смерти.

Что может быть проще, чем чистая правда? А чья жизнь и чья смерть - говорить не обязательно. Он чувствует колебания магии сквозь слабый барьер - слабый, но достаточный для того, чтобы он не смог заставить плоть всех жителей этого дома раствориться и стечь с костей.

Сто семь. Сто шесть. Сто пять.
Сто четыре. Сто три. Сто два.
Сто один.

Неясное предчувствие шевелится внутри; не страх и не опасность, нет. Просто что-то пошло  н е     т   а к. А что именно - неясно.

- Его высочество не принимает гостей, а вам не назначено.

Ну разумеется. Его высочество и не знает о его существовании. К счастью. Или к сожалению - кому как.

Девяносто девять.

- И все же я вынужден настоять. Поверьте, ему стоит знать о том, что я ему скажу. Вы не пожалеете

Ведь м е р тв ые   не умеют жалеть ни о чем. Смерть обладает свойством освобождать от последствий любых решений, а потому является лишь самым последним оружием в руках истинного мастера.

Девяносто пять. Девяносто четыре. Девяносто три.  За вратами тишина - такая, что слышно, как перекатываются тяжелые жернова чужих мыслей и колебания магических потоков. Конечно, они что-то замышляют - уже это идет не так. Он не ожидал, что враг будет готов, ведь сестра говорила иначе - но это не пугало. Он вообще едва ли умел бояться.

Восемьдесят пять. Восемьдесят четыре. Створки ворот медленно задрожали, расходясь в стороны; громко вдыхая приятно пахнущий настоящей природой воздух, Первородный широко и наигранно улыбнулся, демонстрируя блестящие неестественно белые зубы - прямо на острия направленные в его лицо остриям алебард.

- Не слишком гостеприимно. - он успевает обвести взглядом внутренний двор, параллельно вымеряя шестой десяток секунд обратного отсчета. Стражи герцога - мрачные, угрюмые, крепко сжимающие свое оружие: копья, посохи, мечи; у нескольких поодаль - вполне современного вида автоматы. Впрочем, кому как не Первородному знать, насколько может быть обманчивой внешность?
Их много. Больше, чем ожидал - но меньше, чем могло быть. Но все же больше, чем он один. И даже чем снайперы, наблюдающие за ними через прицелы и излучатели. Впрочем, количество никогда не решало там, где в ходе вступали "Дети ночи".

Пятьдесят пять.

- Мы знаем, кто ты, тварь. На месте, без резких движений. Капрал, немедленно оповестить его высочество. - столь же хмуро произносит кажущийся юным офицер в расшитой золотом портупее; в отличии от остальных, в своих руках он не держит оружия, и это значило одно: этот человек - едва ли не самый опасный из всех, кто присутствует.
Барьер сдвигается чуть назад, охватывая стражей и оставляя охотника за пределами.
Пятьдесят один.

Охотник деланно вздыхает, безразлично глядя на стоящих солдат. Его мысль - третья, словно по изолированному каналу, устремляется вдаль - туда, где за тысячами метров воздуха и пустого пространства замерла черная махина "Атраментора".
"Приступай" - бросает он команду, начиная складывать пальцами незаметный символ и повторять мыслеформулы.
Сорок семь.
Сорок шесть.
Сорок пять.

Он не верит тому, что слышит - и в это мгновение знакомое чувство все-катится-в-бездну разливается по его нутру холодным взрывом, заставляя скрипеть внутренние оковы, не дающие утерять контроль над собой.
Кто бы мог подумать, что стелс-транспорты могут засечь на пути от океана к побережью? Какова была вероятность того, что идиот за магоскопом, которому нечем заняться, обратит внимание на мелкую аномалию?
Впрочем, не то чтобы это что-то меняло.

- Стой на месте и не дергайся. - продолжает офицер, подходя ближе. Он довольно силен, это нельзя не признать - как и то, что его товарищи сработали хорошо. Будь на месте древнего антиквэрума кто-то другой - он уже оказался бы в темнице следом за полукровкой, который так нужен Лиритиалирэне.

Прости, сестра. Я пытался сделать все тихо. - подумал Первородный, касаясь мыслью кольца с черепом и материализуя из карманного измерения в руке маленький прибор: совершенно обычный технологический передатчик, настроенный на одну единственную волну в открытом и общедоступном диапазоне, глушить который в здравом уме не станет абсолютно никто. Стража поднимает оружие, офицер что-то кричит именно в тот момент, когда Эзекиль - именно так звали Первородного, почти попавшего в плен - исполняет его команду и бросает передатчик на землю.

Тридцать один. Тридцать. Двадцать девять.

Где-то на орбите Эвилариума резко включаются маневровые двигатели крейсера, бросая махину в атмосферу. Скорость и внезапность не позволят перехватить корабль, получивший экстренный сигнал на реализацию плана Б.

Двадцать семь. Двадцать шесть. Двадцать пять.

В точке эклиптики высоко в небесах шлюзы ангарного отсека раскрываются в ревущий ветреный шквал, выпуская наружу звено хищный темных машин, увешенных направляющими ракет.

Двадцать четыре. Двадцать три. Двадцать два.

Резко выпрямившись, антиквэрум бросает руку вперед, материализуя из пустоты устрашающего вида длинный меч. Мертвенный огонь срывается из вырезанных на темном кардонии рун маленькими змейками, сливаясь с всплеском энергии от знакомой пентаграммы деосфера, высвобождаемой на полупрозрачный барьер, что покрывает поместье. Точнее, покрывал: столкнувшись с силами древних, барьер рассыпается мгновенной вспышкой, обнажая орущих стражей. Они еще не видят незримые лучи, что устремились из лесных укрытий - не на них, но к меньшим строениям, каждое из которых отвечало за что-то важное.
Энергостанция. Манафильтр. Узел связь. Казарма. Общежитие слуг. Птичник. Ангар. Игровые площадки и бани. Каждая точка, что могла что-то значить для герцога, но в которой совершенно точно не будет его самого - каждая из них стала целью наведения корректируемых ракет.
Девятнадцать. Восемнадцать. Семнадцать.
Последний подарок на тот случай, если инфильтрация по-тихому, как того желала заказчица, не выйдет. У Детей ночи всегда был второй план.

В сторону антиквэрума устремляется настоящий град - металлические пули, вспышки огня и молний, маленькие металлические иглы, чистая энергия: совершенно безмолвно он уклоняется от первого из ударов, резко вздымая меч и формируя вокруг себя сферу из прозрачного льда.
Пятнадцать. Четырнадцать. Тринадцать. 

Снаряды бьются о магический лед и высекают бледные искры - один за другим они гаснут, не нанося урона. Первородный смеется.
Черный плащ исчез, словно втянувшись в самое его тело, облекая его силуэт своим покровом, увеличивая и формируя плотную защиту. Еще несколько мгновений - и вместо странного аристократа перед лицом стражи стоит закованный в тяжелый доспех воин, вздымающий меч.
В обратный отсчет в его голове стремительно подходит к концу.

- Вы были предупреждены. - безразлично произносит он, опуская ледяной щит, и в ночном небе проносятся стремительные темные силуэты.

Резкий свист и рев разрывает пустоту вместе с тихим смехом и очередным поднятием ледяного барьера - в то самое мгновение, когда вокруг поместья Фирза разверзается огненный ад.

кубы

https://enteros.rusff.me/viewtopic.php?id=667&p=18#p270508
Бросить кубики
Бросить кубики

Отредактировано Эзекиль (15.11.22 03:19:16)

+1

9

[icon]https://i.imgur.com/ckoCVAD.jpg[/icon]

Предусмотрительная Элета Тэйлиар не оставила наемников без присмотра, насколько это было возможно, следила со стороны за их перемещениями, но эти дни на замок герцога никто не покушался. Очевидно к подготовке они подошли основательно первым делом изучая данную им информацию, это безусловно было плюсом в сторону профессионализма, серьезного подхода к делу, но кто бы мог подумать, что данную команду возглавляет именно Он. Мысли Элеты периодически возвращались к их встречи в прошлом и настоящем, теперь она даже знала его имя… Эзекиль... первозданная не могла судить насколько оно настоящее, сокращенная версия от истинного или любое из других имен, что можно примерить в этом мире. Возможно лишь она уделяет отдельное внимание истинным именам, хотя казалось бы это должно быть не так важно и все же каждый раз цепляло ее внимание. Дни ожидания пролетели быстро, первозданная не теряла контакта с Рейшем на уровне инстинкта ощущая, что пока с ним все хорошо, но глубоко внутри уже поднималась волна протеста заставляя графиню Тэйлиар отступить...

В многогранной личности первозданной произошла смена приоритетов, являя собой одну из самых хаотичных и любопытных — Лиритиль. Смена облика произошла дома у Элеты и младшая из них, по ментальному возрасту и внешнему виду, уже вертелась перед зеркалом поправляя ободок с кошачьими ушками, спрятанный под светлыми прядями волос постепенно переходящими по цвету в фиолетово-розовые локоны. Лиритиль на внешний вид сложно дать возраст больше четырнадцати лет, она невысокая и миниатюрная, с глазами насыщенного фиолетового цвета, обладательница безмерной любви к блесткам и сладостям. Сейчас Лиритиль было невероятно любопытно вмешаться в ход событий, младшая из личностей категорически была не согласна с Элетой, что можно так взять и все доверить наемникам, она ведь могла сама спасти Рейша, потомучто котика жалко. Разные личности могли противоречить друг другу, конфликтовать во взглядах на разные ситуации и остановить любопытство Лиритиль практически невозможно, если она что-то задумала, то это будет сделано. В руки первозданной с запозданием дошла еще одна любопытная информация, а значит герцог точно не сможет скрыться, никто не позволит ему такой роскоши.

Первоначальный план резко поменялся, Лиритиль не стала ждать удара наемников чтобы посмотреть на штурм замка, она первым делом ушла проверять новые данные об убежище Ателайта Фирза, как оказалось оно находится всего в двадцати километрах от его дворца. Не такой помпезный, но очень хорошо защищенный охотничий домик, с виду наоборот сделанный неприметным в лесном массиве. Из внешнего осмотра и ощущениям всей навешенной на домик магии Тиль сделала вывод, что это самое настоящее убежище на случай непредвиденного. Оно конечно все интересно, но для мелкой разрушительницы не преграда. Лиритиль свободно пользовалась навыками и знаниями других личностей не всегда контролируя сколько силы может вложить. Благодаря умению создавать артефакты и верстать магические письмена уровне мастера, пока никто не видел, девушка поменяла часть энергонитей на барьере сплетая их в нужный для себя узор. На будущее пригодится, а пока…

https://i.imgur.com/HInRJXu.png

Внимание Лиритиль привлекла полянка рядом охотничьим домиком, да и место здесь было красивое, домик окружало множество мелких разноцветных цветочков похожих на маргаритки, пели птички, где-то недалеко журчал родник и даже послышался смех фей. Тиль немного прошла вперед, подальше в лес, наблюдая за золотистыми бабочками и тут на опушку леса вышел он, красивый лесной дух в образе белого единорога, на его шкуре мерцали золотистые крупицы. Дух смотрел на Тиль, а сладкоежка смотрела на него с нескрываемым любопытство и детским восторгом, с шумным «Уиии!» мелкая конечно же пристала к единорогу. Дух немного опешил от такого внимания, но не спешил уходить позволяя девчонке себя потрогать и погладить. На руках Лиритиль осела та самая золотая пыльца, она прицепилась к волосам и одежде, теперь девушка сверкала почти так же как лесной дух. За весельем первозданная ощутила, что барьер вокруг дома дал сигналку, кто-то попал внутрь, а значит домик самое время проверить. Тиль прекрасно видела по взгляду духа, что он вполне разумный, просто предпочитает молчать, а значит к нему можно пристать с просьбой покатать. Кукольно-лольная внешность Лиритиль в купе с обаянием искренней радости подкупили духа и тот присел, чтобы девушка забралась на его спину, до домика в лесу он доскачет быстро.

На самом деле сладкоежка не особо умела кататься верхом и чтобы позорно не свалиться с  хранителя этого уголка леса поддержала себя гравитационным влиянием. Дух очень быстро оказался рядом с домиком и тут Тиль заметила портал. Не долго думая девушка подкатила к нему на единороге, портал оказался активен, более того из него вдруг шагнул знакомый ей антиквэрум... Эзекиль. Дух что-то фыркнул, очевидно решил, что ему пора уходить, девушка  спрыгнула с его спины ловко приземляясь прямо перед мужчиной, задев рукой гриву единорога подняла в воздух целое облачко золотых блесток. Лиритиль конечно сделает вид, что с этим братиком не знакома.
- Ась? - вопросительное восклицание на все случаи жизни.
- Ты конечно не тот, кого я тут поджидаю, хотя может чего-то пропустила и приехала только сейчас, взял единорога испугал своим хмурым лицом! - девушка шутливо сделала обиженный вид, но не удержала улыбки.
- Конфетку будешь? - сладкоежка тут же выудила конфетку-карамельку, пытаясь вложить ее в руку мужчины, попутно с этим в белокурой голове возникла озорная идея еще больше потрогать Эзекиля, мелкая его совершенно не боялась.
- Братик! - Лиритиль хоть и маскировалась под эссенцию, но делала это откровенно плохо, особенно сейчас, решив, что конфетки недостаточно и Эзекиля нужно обнять. Для этого мелкой пришлось встать на носочки, из-за разницы в росте, хотя вряд ли мужчина через защиту что-то ощутит, зато станет более… сверкающим!

как выглядит Лиритиль

Рост 145. Визуальный возраст 14-16 лет. Цвет глаз фиолетовый с изумрудным отзеркаливанием (при определенном наклоне головы и освещении радужка отсвечивает ярко-изумрудным цветом). Цвет волос смешанный : макушка головы белоснежная с парой розовых прядей,  далее цвет плавно полностью переходит в розовый, а после в насыщенный фиолетовый. Длина волос чуть ниже поясницы, слегка волнистые, местами собраны в незамысловатую прическу фенечками с бусинками. Под глазами блестки в виде мини-серебряных звездочек. Все идентично внешности на аватарке. Одета в одежду современной стилистики: черные джегинсы с модными дырками на коленках, темно-фиолетовый топ. На ногах легкие туфли-лодочки без каблука. Мелкие украшения в виде кулончика-лунницы, сережки и кафы, тонкие браслетики из кожаного шнурка с редкими зеркальными бусинками и звездочками.

способности

Гравитационное подчинение [Фундаментальная расовая, I | I] — способность антиквэрумов, которая заключается в подчинении гравитации некоторой территории. К примеру, вокруг особи могут подниматься камни или капли воды в воздух или слабый соперник не сможет поднять с земли голову, его притянет гравитация, но чем больше у антиквэрума сил, тем мощнее способности к гравитации, чем антиквэрум слабее, тем меньше.

Отредактировано Лиритиль (23.11.22 22:55:44)

+1

10

Серия сливающихся в один мощных взрывов сотрясла землю и воздух чудовищным грохотом и вспышкой ревущего пламени, в считанные секунды поглотившего высокую ограду с вратами, изящные домики и резные скульптуры. Волна жара обдала Эзекиля с ног до головы, дохнула в лицо сквозь ледяной покров непроницаемого барьера, заставила на долю мгновения пошатнуться и выбросить в поддержание щита энергию - и вместе с неслышным предсмертным криком десятков разумных существ она резонировала с поврежденной сущностью внутри диадемы первородного монстра, ликующими мыслеобразами пролетая внутри чертогов разума.
Он улыбался выражением, больше похожим на оскал - улыбался выжженной земле и обугленным остовам, и выползающим из-под них обожженным людям, уже неспособным даже вопить, и полоске густого черного дыма, ползущего над крышей кажущегося почти неповрежденным основного поместья.

Мгновение спустя - ледяной щит покрыт паутиной тонких трещин, каждая из которых бьет антиквэрума слабым толчком отдачи: те из охраны, что пережили ракетный удар, и не думали сдаваться, стреляя в единственного врага из всего, чем владели. Впрочем, монстру нет дела до комаров и их укусов - он продолжает двигаться к дверям, словно бы не обращая внимания на льющийся в его сторону дождь из пуль, стрел и магических ударов; на фоне вакханалии смерти не слышим отдельный щелчок - одиночный выстрел откуда-то сзади, лишь крупная женщина в форме стражи вдруг оседает, держась руками за пробитую грудь. Еще один - и в окне, сверкавшем отблесками магических пентаграмм, вдруг замолкает и гаснет, а следом - роняет свою диковинную винтовку стрелок, едва не снесший барьер Эзекиля.  Финишная прямая, у дверей уже никого: последние из тех, кто стрелял, подавлены скрытыми неподалеку наемными снайперами; не мешкая, он летит к дверям и сносит их широким ударом Полярной Ночи.

Острая вспышка фиолетовой молнии бьет прямо в грудь, раскалывая ледяной щит на мириады мелких осколков и отбрасывая антиквэрума назад.
Неплохо - отстраненно, словно это не он поймал довольно неслабый магический заряд, Эйзенкелларианнар отметил про себя довольно приличную мощь неизвестного прежде врага; стоило отдать ему должное, еще немного энергии - и тот бы победил. Наверное, именно на это он и рассчитывал: по виду совсем еще мальчишка, враг выскользнул за двери к поверженному, как ему казалось, врагу.
Молча, лишь направляя энергию в свое тело для незначительного ускорения, Эзекиль метнулся прямо к врагу - лицом к лицу, не ожидая пока тот свернет новую печать, на ходу выбрасывая вперед оружие. Он еще успевает почувствовать взвесь из перемешанных чувств, исходящих от противника: недоумение, удивление, страх, ярость; он видит и перескакивающие с одной на другую строки магических плетений в попытке защититься от оказавшегося слишком живучим врага. Неосознанно аниквэрум отдает врагу должное - но не настолько, чтобы позволить ему жить. Воин с опытом в столетия слишком быстр: кажущийся тяжелым и неповоротливым меч с неожиданной легкостью пронзает мантию, кожу и мышцы юнца, заставляя того взвизгнуть от неожиданной боли и тут же прекратить колдовские попытки; захлебываясь кровью и хрипя, он не успевает даже удивиться тому, как легко покромсанные внутренности покидают выпотрошенное тело и падают на дорогие ковры, застилающие дорожку от дверей.

Эзекиль потратил на сражение меньше секунды: около сотни килограмм человеческого мяса - ничто для первородного сына Демиурга, некогда швырявшего своим хвостом осколки разбитых планет; толкнув остывающее тело в сторону, он перешагивает через исходящие паром кишки и быстро бросается дальше, топча кардониевыми сапогами мягкий ворс и заляпывая белоснежный паркет грязью и кровью. Метры проскальзывают за мгновения, а встреченные вооруженные люди - немногие из тех, кто уцелел в ходе атаки и был достаточно глуп, чтобы пытаться что-то изменить - падают под ударами рунного клинка посеченной травой.

- Где твой хозяин? - кричит он в лицо очередному смертному, столь похожему на остальных: слабому, трясущемуся и наверняка припустившему в свои узкие штаны еще до того момента, как на глазах оказался чудовищный воин. Разумеется, смертный не знает что ответить, а может быть - просто не может, скованный животным страхом, оставляющим лишь нечленораздельно мычать воспаленным языком да мелко трястись. Злобно выругавшись, первородный бьет мечом наотмашь, забрызгивая стену и зеркала алым. Громким ужасом кричат смертные поменьше, прячутся под кровать и в шкафы, чем вызывают лишь еще большую злобу в сияние мертвенно-голубых огней в прорези шлема.

Серия ударов в спину звенит о кардоний - развернувшись, он видит еще одного человека с автоматом наперевес; человечек кричит что-то злобно-обреченное, всеми силами желая отогнать охотника от его мелкой добычи - пусть так, он вовсе не против. Ледяная молния срывается с лезвия клинка и срезает стрелку руку по самые плечи, вслед за ним - его товарищам позади, пытающимся пронять древнего своими слабосильными заклятьями. Наверное, они умирают с улыбками на лицах, уверенные в том, что спасли детей: им невдомек, что монстру безразлично, чья кровь будет литься. По первоначальному плану обречены они все: не ракетным ударом, но десантом в силовой броне, что куда-то пропал в атмосфере над океаном; каждый живущий за исключением Фирза и его пленника должен был погибнуть, чтобы стать символом и последним предупреждением для хозяина; сейчас же план претерпел изменения и Эзекиль просто шел этаж за этажом, разыскивая следы и не ставя себе задачу уничтожать всех до единого. Горящее имущество на миллиарды было более чем доходчивым сигналом для того, кто смел переходить дорогу его сестре.

- Господин. - голос связного прозвучал в передатчике именно в тот момент, когда Эзекиль поторшил очередного стража, решившего поиграть в героя. В развороченном и залитом кровью флигеле, разумеется, не было и следа ни Фирза, ни его пленника. - Поторопитесь, к поместью Фирза летят правительственные корабли. Ожидаемое время прибытия - десять минут.
- Где Ритис? - антиквэрум надеялся, что шеф-сержант найдет способ избавиться от преследователей и продолжить задание, но надежды, похоже, медленно укатывались куда-то глубоко.
- Команда Ритиса под конвоем приближается к столице. Атмосферные перехватчики, мы можем сбить их из лазпушек прямо с орбиты.
- Отставить. - он думал лишь долю секунды. - Транслируйте на транспорты Ритиса последовательность обнуления. И уводите "Атраментор" из системы, мне не нужен корабль чтоб улететь отсюда.

И - конец связи - новый коридор, на этот раз пустой; а за ним - короткая перестрелка с троицей из охраны: потеряв одного своего, вояки разбежались прочь, но Эйзу уже не было дела до их жалких тушек. Десять минут - слишком мало на полноценный обыск, но импульсы внутри головы, порожденные выведенным из равновесия нутром, звали его продолжать свою охоту. Метр за метром, шаг за шагом. Удар с размаху поперек спины, перешагнуть через тело. Выбить дверь, поднять того, кто прятался под столом у окна: не тот. Не герцог. Полярная Ночь напоена чужой кровью, трясущееся в агонии тело летит в ворох тряпья - и снова, и дальше.
Очередная группа стражей смыкает ряды, направляя в его сторону сияющие искрами копья; за их спинами - дверь, ничем не хуже и не лучше иных.
- Бегите. - протягивает он и перебирает пальцами латной перчатки, до предплечий заляпанной чужой кровью. Иллюзия с глаз слетела давным-давно, и из его пустых глазниц навстречу врагам сияет ядовитое сине-зеленое пламя чистой смерти, сполохами огня вырывается наружу. Вместо ответа они стреляют - слаженно, залпом, перекрывая всю площадь коридора; магический стрелы хлопают о кардоний, шипя и разрываясь снопами искр, церапают и обжигают свободные участки кожи, каким-то чудом не попадают в горящие глазницы. Безмолвно ухмыляясь через опущенное забрало, рыцарь смерти шагает навстречу, ловя грудью новые удары; один из них впивается в плечо острой болью, проплавляя дыру в первородном металле - но что такое боль для воплощения смерти?
Он срывается на бег, уклоняясь от новых выстрелов, нескладных и неточных перед лицом надвигающейся на них закованной в металл фигуре; Полярная Ночь выписывает неуловимые глазу финты, складывая пентаграммы магии сияющим следом от рун - и кровь льется фонтаном вслед за отрубленными руками и головами, между сочащимися сочленениями прочных доспехов из зачарованной стали и перерубленными пополам древками волшебных копий.
Ему нелегко и самому: к первой ране присоединилась и вторая, и третья, и кардониевый доспех уже похож на проржавленный дуршлаг. Он восстановится - но не сразу; а диадема пульсирует и горит, и внутренний Зверь всем своим весом бросается на тонкие и покореженные решетки своей клети.
Он открывает дверь и шагает внутрь, крепко сжимая меч: определенно герцог здесь и определенно ждет, и если то что рассказала Элета правда - это будет не так и легко.
Его шаги не слышны, ступая на глубокий и мягкий ковер - и пустота ему ответом, ведь внутри никого и ничего, кроме портала.
Он шагает внутрь и закрывает глаза, ведь что окажется впереди - неизвестно; он делает это в тот самый момент, когда над военным космопортом столицы, куда воздушная стража конвоировала захваченных штурмовиков Детей Ночи, раздаются три мощных взрыва.


Эйзенкелларианнар очнулся спустя мгновение/вечность в месте совершенно ином, режущем глаза яркими красками и светом. Пульсация нутра не давала двинуться, не давала подумать, заставляя лишь сжимать рукоять меча и искать горящими глазами новую цель: Зверь выламывал одну за другой решетки, и это совсем не тем, что нужно. Усилием воли преобразовав тяжелый и поврежденный доспех в более подходящую этому месту одежду, он направил команду в самоцвет Короны Ночи, закрывая глаза и готовясь к болезненному упокоению.

Это чувство - словно кто-то очень злой пронзает тупой иглой каждый нерв тела - все-таки очищало сознание и возвращало контроль, загоняя Зверя глубоко в новую клетку; может быть, именно боль и была тем самым ключевым оружием, возвращающим контроль над собой? Мертвенное пламя больше не горело в алых глазах, а темный плащ скрывал сочащиеся кровью раны человеческого тела - отражение структурных повреждений в битве с десятками хорошо вооруженных врагов; о том, что позади была бойня, говорил лишь меч в руках да бледный и потрепанный вид. И все же портал привел сюда не просто так - понимая это, Эйз медленно шагнул с постамента, намереваясь просто идти вперед и искать следы беглеца, улизнувшего в это место, как вдруг...

Вот чего он не ожидал - так это... он не мог описать свое удивление при виде девочки-антиквэрума, причем не испытывающей совершенно никаких предубеждений и страха. Может быть, в их общем прошлом сотни миллионов лет назад первородные, перешедшие из формы диких зверей, действительно не нуждались в условностях и могли позволить себе нечто подобное?

Кто знает, какова была бы его реакция несколько секунд назад - но сейчас увенчанная багровым самоцветом Корона Ночи крепко сжимала его голову, охватывая диадему ледяными оковами боли и не давая Зверю сорваться в инстинкт, как пару сотен лет назад - и потому Эзекиль удивленно таращился на девочку, соскочившую с единорога и кинувшуюся к нему. Черт, он в принципе не знал, как стоит реагировать.

- Что - только и сказал он в весьма обалдевшем состоянии, когда тонкие ручки едва достающей ему до подбородка девчонки сомкнулись вокруг него, прижимая пропитанный кровью на боках плащ к поломанным ребрам. Впрочем, на лице воина боль не отразилась никак - лишь поза, в которой он стоял, кажется, стала чуть менее устойчивой.

- Ээээ что. Что ты тут делаешь. - прошипел он, когда малышка наконец чуть отстранилась. В присутствии людей собственной расы, к тому же - под контролирующим влиянием короны, он всегда был несколько более устойчив и вежлив, нежели в других условиях.  - Что это за место? Откуда ты здесь? Где Фирз?

+1


Вы здесь » Энтерос » СВОБОДНОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ » first among the ancients


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно