Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Энтерос» Авторский мир, многожанровое фэнтези с элементами фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг, рисованные внешности. Контент для игроков от 18 лет. Игровой период с 3003 по 3005 годы.
их ждут в игру
15.11.2022. Обновлены активисты проекта и кристаллы за голоса в Топ'ах начислены. Объявлены победители конкурса «Лучшие посты месяца», немного изменены показатели в кристаллах активности. 27.10.2022. Начался хэллоуинский императив, награды за титулование и кристаллы начислены. Сделано объявление для мастеров игры связанное с улучшением динамики квестов. 23.10.2022. Мы обновили дизайн, мобильная версия проекта появится чуть позже. За прекрасную работу благодарим дизайнера — Вещий дух. При возникновении багов, просим сообщать в тему «связь с АМС» или в ЛС технического аккаунта Вестник. 19.10.2022. Энтеросу исполнилось 7 лет! 16.09.2022. Мироустройство «переехало» на новую планетарную систему. Обновлена справочная информация. У нас появилась планета Нордскол, ее описание будет после полного обновления всех карт остальных планет.
активисты
пост месяца Хель: Тьма, такая глубокая, обволакивающая, сменилась жгучей болей неожиданно резко с прикосновением, будто бы к коже приложили каленое железо. Такая смена заставила Хель невольно вздрогнуть, отстраниться в попытке прекратить ее. Однако вместе с тем скромная искра-озарение вспыхнула в ее рыжей голове... читать дальше.
пост месяца Тонатос: Темная дрожь бежит по телу как маленькая армия плотоядных насекомых. Извивайся сколько хочешь, бей свое тело, кричи — они никуда не уйдут, они уже под кожей. Шайка незримых термитов просачивается сквозь броню, через горячее дыхание, влажное порхание дрожащих ресниц... читать дальше.
пост месяца Эйдалон: Белая княгиня. Ледяные белые волосы, холодное бледное лицо. Она действительно под стать своему «прозвищу», ведь она ведет себя, абсолютно также, как и выглядит. На протяжении всего времени их разговора, Эйдалон ради интереса надеялся пробить эту ледяную скорлупу... читать дальше.
пост месяца Рейнира: Любопытство зудит под кожей, стремясь преломить пополам стальной стержень выдержки; Коалиция рас была крайне озадачена рвением архимага поучаствовать в устранение аномалии, которую она сама же отыскала. Их погрязшие в шаблонности бюрократии разумы были неспособны не осознать, насколько сильно... читать дальше.
пост месяца Эзекиль: Вовсе не телепортация словно из ниоткуда незримо уколола Эйзенкелларианнара в основание черепа, заставляя мгновенно напрячься и проскальзывая сквозь иллюзию истинным цветом глаз; что значительно более неожиданно — это приближение того же знакомого чувства, что незримо присутствовало с момента приземления.... читать дальше.
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Энтерос

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



eternal

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Локация и дата

Эридий | около 3 млн. лет назад

Участники

Тонатос | Инвиктус

https://i.imgur.com/HtNBZvX.gif

доверие - вещь субъективная
в отличии от божественной клятвы

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/72/805/893166.jpg[/icon]

Отредактировано Инвиктус (27.10.22 16:35:34)

+1

2

Погибель завораживает.
Хрупкие жизни, хрупкие державы _хрупкий мир_

[indent] Столь любимое богами бытие крошится в грубых ладонях подобно тонкому стеклу, впиваясь острыми гранями в кожу, раскрашивая картину всеобщего краха в чудесный алый цвет. Красный. Этот цвет во многом стал для покровителя Хаоса самым любимым предвестником коррозии до омерзения статичой вечности.

[indent] Инвиктус - создание из ярости первозданного пламени и токсичного безумия. Эта деструктивная смесь на удивление превосходно способствовала его хорошему настроению в любой ситуации. Иронично. Тот, кто создан приносить горе, на сам деле предпочитает маску сытой доброжелательности... таким Хаос и явился пред взором Тонатос. Все такой же безумный и голодный, подобно юному космосу, что еще не обрел даже намека на постоянство. А вот деос порядка с каждым днем изменялся все сильнее, дорабатывая свой обреченный на неизменность образ новыми деталями, которые прорастали в Несущем Рассвет, подобно злокачественным опухолям. Преобразуя. Разлагая. Уродуя.
Напоминая всем и каждому насколько уязвимым может быть порядок в час смуты.

[indent] Мучительное для взгляда любящего брата зрелище. Только вот Инвиктус понятия не имел, что значит сковывающее трепетом ощущение сопереживания, вместо этого деос с детским восторгом неотрывно наблюдал за неторопливым преобразованием Тонатос, про себя отмечая новые незначительные новшества.

- Кажется мы все не досчитаемся еще одного собрата, - после трехсекундного перерыва на раздумья констатировал Инвиктус, с леденящей душу безошибочностью определив, что деос порядка вновь поглотил одного из сотни младших сородичей. Издевка. Инвиктус всем своим существом усугубляет иррациональные мучения, пытаясь посеять семена разлада и смятение самой стойкой из существующих существ, и судя по сытому удовольствию захватившему все естество Хаоса - ему этот факт доставлял нечто наподобие извращенной эйфории, - только не говори, что ты об этом сожалеешь.

[indent] Аномальная сущность Хаоса  вступила в богомерзкий симбиоз с алыми искрами роящиеся вокруг божества порядка. Все еще беспокойные огоньки потревоженной ауры Тонатос вспыхнули ослепительно-кровавым светом, озаряя лик застывшего в нескольких шагах Инвиктуса. Теперь он стал нетипично серьезен, с выразительным прищуром выжидая совершенно очевидного ответа.
Слишком поздно для любых сожалений.
Ди и кому они нужны?
Стертым с лица бытия братьям-ничтожествам?
А может быть Инвиктус глумливо намекал, что ныне сам великий Тонатос заслуживает каплю снисходительного сострадания?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/72/805/893166.jpg[/icon]

Отредактировано Инвиктус (27.10.22 16:35:49)

+2

3

ЭТОТ МИР ТАК ПРЕКРАСЕН...

Больно. Одна новая часть ее личности никак не желала забыть последнюю самостоятельную мысль. А старая не могла с этой мыслью расстаться. Мгновение перед непоправимым было столь долгим, что кажется сердце успело пропустить несколько ударов, а теперь никак не могло вернуться в прежний размеренный темп. Больно... Раздвоившиеся после поглощения аметистовые глаза моргают слишком долго, а уютный закатный свет заслоняет внезапная туча. Тонатос нерешительно и нехотя возвращается в реальность, и на мгновение ей чудится, будто над ней нависла темная фигура Калебриума. Реальность настолько же искренняя, насколько жестокая - внутри вновь мечется эфемерное нечто, а бессмертная её сглатывает, упираясь взглядом в того, кого хотела бы узреть меньше всего сейчас. Став сильнее, Тонатос напротив чувствовала себя особенно уязвимой. Так бывает, когда осознание слегка запаздывает, а тело сковывает легкая дрожь. Паническое состояние лишь нарастает от чужого присутствия, ведь ей кажется, что Инвиктус тоже пришел пытаться украсть ее существо себе. И вздрагивает от ехидного чужого голоса.

Так было нужно - ей хочется сказать это в ответ, но уста не умеют лгать. Тот сородич напал первым и, если быть до конца честной перед миром, то Тонатос осталась победителем лишь чудом, но этого вероятно хватит, чтобы в последствии не позволять себе проигрывать никогда. - Сожалею о чем именно? - наконец мрачно реагирует она в ответ, обращаясь к сородичу на первом языке, который сквозь тысячелетия забудется настолько, что станет понятен лишь божествам.

Простой вопрос действительно стал её волновать. Нечто, что кажется идеальным, с обратной стороны внезапно оказывается покрыто уродливой душной плесенью, медленно, но упорно разъедающее любые ценности. Ожидаемо неприятно. Хуже чем зуд вины, терзавший ее дух после недавних событий.

- Ради чего это все?! - она вдруг срывается в обществе разумного существа, самого первого добравшегося до нее после поглощения, кроме молчаливых солнечных лучей. Инвиктус мог знать ответ, ведь тоже был частью... в с е г о. Глаза пока что цвета неба перед рассветом заметно увлажнились от мыслей столько времени и сил было вложено в созданный вместе мир. Золото ведь не ржавеет. Так она думала, любуясь каждым рассветом ровно до позавчерашнего дня, пока к ее горлу не приставили пульсирующий адалантин. Пальцы нервно трутся друг об друга, словно пытаясь нащупать эту неприятную слякоть, эфемерность которой преследовала деоса даже спустя несколько дней.  Не забыть. Не отмыться никогда. Ей казалось, самыми невзрачными и легкими осколками воспоминаний, которые она старательно и тщетно пыталась утопить в себе же, что эта слизь должна иметь характерный красноватый оттенок. Увы руки навсегда запомнили, как последний раз, перед теберосумом, касались лица Калебриума — она тихо прошлась по нему, начиная со лба, задевая застывшие мутные белые глаза и скрывая их веками. Тонатос хотелось точно также прикоснуться к Инвиктусу, но проверить не его, а себя на предмет реальности. Может она все таки умерла тогда, но сука, почему же тогда до сих пор так больно?!

- Мы ведь этого не хотели... Я этого не хотела, - слишком мрачное уточнение преследует ее после понимания, что сам Хаос не испытывает никаких терзаний или мук. Братоубийственная война разгоралась, но приносила сородичу очевидное приятное волнение.  - Будь это все неправильным... были бы мы способны вообще на такое? - Тонатос шепчет, вспоминая каждый завиток печальной пентаграммы. О такой не прочитаешь в книжках, не узнаешь из чужих уст. Она просто была внутри, в голове, как программа, известная с самого рождения, и проявившаяся в нужный момент. Страшное понимание заставляет внутреннюю суету стихнуть, оставив уже знакомое, неразлучное ноющее болезненное чувство. - Зачем ты здесь?

Глумиться? Отнять ее жизнь? Тонатос отворачивается, бросая печальный взор на крохотный кусок того, что уже сложно было назвать миром, который всегда так прекрасен...
... за секунду до взрыва.

[icon]https://i.imgur.com/UjCbdR1.jpg[/icon]

Отредактировано Тонатос (19.10.22 17:19:39)

+2

4

[indent] Он смотрел на нее так пристально, словно от продолжительности зрительного контакта зависела судьба всего мира... любуясь аметистовыми глазами с застывшей, вмёрзшей в душу тоской. Но даже этого космически-ледяной стужи смятения не хватило, чтобы в горящем взгляде Безумного божества нашлось даже самая ничтожная льдинка понимания чужой трагедии. Но в том не было его вины. Бесконечные слияния, убийства, преобразования. Для Инвиктуса метаморфозы гибели так же естественны, как буря Хаоса. Деос может принять почти все формы творящегося вокруг безумия, но даже сейчас. Когда разум и плоть Тонатос корежило под натиском иррациональных внутренних сил, Инвиктус даже близко не мог постичь ее природу. Суть самого вселенского порядка. Хотя... в пульсирующей, подобно незаживающей открытой ране, энергии сестры вдруг мигнула первая и столь ясная Повелителю Хаоса искра.

А ты не понимаешь? - выразительный смешок с привкусом ироничной горечи, - или просто не хошь понимать?

[indent] Меняется. Медленно. Неохотно. Оказывая немыслимое даже для древнего божества сопротивление, но процесс преобразования был запущен, и постепенно идеальный первозданный порядок покроется коррозией, став немного... ближе. Инвиктус улыбается этой въедливой идеи, прежде чем вернутся к имеющейся на данный момент разочаровывающий реальности. Разные божества очень по-разному относятся к своим противоположностям, прекрасно осознавая их необходимость и место в мироздании, но Инвиктус имел на этот счет немного другое представление.
Тонатос пленница одной катастрофической ошибки всеотца, запертая в прочном панцире догм и правил.
Она - единственная сдерживающая Хаос сила.
Она должна стать свободной.

- Ради тебя, - ответ последовал почти сразу, никаких сомнений, никаких компромиссов только улыбка, какая-то участливо-понимающая, открытая, располагающая. Он не лжет ей. Не видит в этом смысла... ведь Тонатос способна распознать зловоние лукавства, - причина всего, сестрица, это - Ты.

[indent] Небрежно и сухое “ты” было подобно осколку стекла, притаившемуся на дне бокала с любимым вином. В безумном мире Инвиктуса его речи - единственно возможная правда, исключающая любые рациональные аргументы против только что озвученной теории. Во вселенной могло быть сколько угодно войн и горестей, но только эта бойня смогла добавить крохотную крупицу общности в бескрайний океан фундаментального различия между порядком и хаосом. И это было лишь начало долгого пути, пускай сейчас Инвиктус не особо размышлял о будущем, что казалось бесформенной, неразличимой массой. Сгустком воскресших надежд и крохотных шансов, похожих на наводящую тоску пыль.
Легко было лишиться этих шансов, растерять в нескончаемой пляске невисти и противостояния.
Допустить это было нельзя.

- Как всегда холодная и рассудительная, - по тону Инвиктуса, можно было подумать, что он глубоко задет недоверием, если бы еще покареженная глумливым торжеством мимика хоть немного поменялась... эффект “обиженного ребенка” смотрелся бы хоть на каплю натуральнее, - какая разница? Правильно. Неправильно. Нужно. Ненужно. Это всего лишь скучные условности, придуманные для того, чтобы у смертных не сносило крышу от осознания неизбежности перемен. Так пускай они и дальше трясутся в своих тесных раковинах комфорта, страшась неизведанного. Но мы - боги, у нас нет острой необходимости держать себя в плену чужих ожиданий, - Инвиктус капризно закатил глаза, своей беззаботностью смешивая с грязью череду страшных трагедий, - а ты все пытаешься заточить меня в свою тюрьму предсказуемости и придать деянием Хаоса этот самый... как его... смысл. - хочется смеятся, но избранная роль “до глубины души оскорбленого брата”, не позволяет Инвиктусу разбавить поток речей раскатами звонкого хохота, - я пришел сюда потому что захотел, не имея цели, задачи или, упаси Создатель, злого умысла!

Лжец.
У Хаоса всегда есть цель. Единая и незыблемая. Известная, вероятно, каждому божеству и смертному. Он пришел потому, что сейчас сестра была уязвима и подвержена влиянию сил, которые в обычных обстоятельствах вызвали бы у нее омерзение.

- Я всего лишь хочу тебе помочь, - уже более мягко продолжил мужчина, согрев насмешливый тон сводящим с ума бескорыстием, - как на счет силы, Тонатос? Она ведь не имеет цвета и принадлежности кому-то одному. Она просто есть. Прямо как тепло. Прямо как свет. Они есть или их нет. Однако, в нынешних обстоятельствах наличие могущества решает слишком многое, уж поверь мне... в войнах и их капризах я что-то да смыслю. Однако... не все так просто.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/72/805/893166.jpg[/icon]

Отредактировано Инвиктус (27.10.22 16:36:03)

+2

5

Вот она. Причина, почему Инвиктус - самый нежеланный собеседник на свете в этот час.
Существо, деос, брат... тот самый, который может и способен понять причину переживаний Тонатос чуть ли не лучше всех, но обязательно не станет этого делать. Ведь это против природы. Против правил самого Создателя. Прозрачная слеза грозится упасть на каменистый склон, но белые пальцы касаются ее быстрее, чем даже отражение солнца успело бы поймать там блик. Ведь опаснее всего слабость когда она хорошо заметна...

- Не хочу. Не хочу понимать.
С ней так просто, не правда ли? Ответ всегда будет честным и искренним. Никаких масок, хитростей, скрытых замыслов, двойного дна. Отсутствие гибкости - первое проявление порядка, и Тонатос следует всем столпам своего творения безукоризненно и не задаваясь лишними вопросами. Во всяком случае, до недавнего времени. - А ты как всегда во всем находишь скуку, требующую твоего внимания? - незамедлительно и раздраженно отвечает следом, словно короткий всполох эмоций заставил ее отогреться от затравившей разум личной метаморфозы. Для многих деосов процесс поглощения был скорее приятен - греющее нутро чувство первородной сытости и целостности.... Однако для такой как Тонатос, перемены всегда исключительно что-то болезненное, словно кости, которые нужно было сначала сломать в нужных местах, а потом правильно срастить. Двойные зрачки провожали ленивым взглядом каждое излишне театральное движение сородича - Инвиктус прав, но отследить истинный смысл в его действиях было также бесполезно, как ждать расцвет дня на западной стороне.

...
?!
Медовые речи липли к бессмертной, делая мысли вязкими, а внимание чуть более рассеянным. Но вот что-то настойчиво полоснуло подсознание, оставляя неглубокий порез, совсем незаметный и почти неосязаемый. Черная жижа пузырится в нескольких местах, наливаясь и собираясь в едкую каплю, которая ощутимо горчила во всей грандиозной речи нестабильного сородича. Ложь деос всегда отличала на вкус, но в этот раз ей как будто бы жизненно важно было просмаковать её подольше. Тонатос расфокусирована, она мутно смотрит на расплывающееся в услужливой улыбке лицо, а теплая, весенняя зелень глаз уступает яркости неба за мужской спиной. Сила. Прямо как свет.
И внутри как будто что-то мигом стихло...

- Если бы ты наверняка знал как ее заполучить, - бессмертная возвращается к собеседнику резко, придя в себя вместе с колким замечанием, - Ты бы вряд ли стоял здесь. Значит в одиночку у тебя ничего не вышло и... - все также скрестив руки, она медленно встает плечом к плечу темноволосого мужчины. Такие похожие внешне, но с такой разной начинкой создания, - ... и знаешь, допускаю, что есть деосы куда сговорчивее меня. Но ты пришел именно сюда. Я может не Астериум, но точно не последняя идиотка в мире, Инвиктус.

На шахматном поле всегда слишком много фигур, но желанное может вручить всего одна единственная. Из наблюдений Тонатос - столкновение непохожего всегда дает самый сильный и одновременно разрушительный эффект. Опасная близость двух противоположностей как будто бы начинает сказываться на окружении, словно ехидная щекотка, танцующая где-то на ребрах. Воздух продолжал густеть, формируясь в осязаемое напряжение, и, кажется, еще немного и начнет выбивать легкие искры. - Итак?

[icon]https://i.imgur.com/UjCbdR1.jpg[/icon]

+2

6

[indent] Тонатос парит над погрязшим в мерзости невежества миром, но не на крыльях.
Богиня подвешена за тончайшие ниточки истиной боли, раз за разом обреченная платить высокую цену за право не касаться липкой грязи анархии. Очень мало существ способны страдать красиво. В основном мучения до безобразия скучны, лишь очаровательно-больная садистка Синистер способна распознать в конвульсиях агонии хоть какие-то грани прекрасного ужаса. Для Инвиктуса же чужая боль была всего лишь болью... заслуженной карой... приятным призом. Мужчина горестно качает головой, словно укоряя собеседницу в чем-то, а затем еще раз лизнул взглядом следы отгремевшего сражения, читая их, словно открытую книгу.

- Твои силы множатся день ото дня, но растет и мощь врагов, - обманчиво доброжелательный тон Инвиктуса, постепенно расцветал всеми оттенками злорадства, - ты не задумывалась почему каждая новая битва не становится легче? Почему все так же невыносимо поглощать чужие сущности? Отчего победа сочится сквозь измазанные в крови собратьев руки? - теперь Хаос уже позволяет себе язвительную усмешку, - а дело в том, милая сестрица, что в этой игре невозможно "победить", можно лишь играть до смерти.

[indent] Инвиктус лучезарно просиял от больного подобия счастья. Так сладко говорить о победе той, что уже проиграла.
Проиграла как только позволила ему говорить.
Проиграла, сделав крохотное усилие над собой.
Малейшая уступка. Первая из бесконечной череды... ведь Хаос - это лестница. Падение в прожорливое чрево мрака начинается с первого неосторожного сомнения... первого шага. Сложно заподозрить в чем-то столь ничтожном реальную угрозу. Но... раз за разом. Шаг за шагом. И вот следующий шаг - уже вредная привычка и единственное, что имеет хоть какой-то смысл. А остановится так трудно. После всего, что уже оказалось позади...

[indent] Внезапно холодный свет резкими контрастами теней очертил благородный лик бессмертного, многоцветным бликом застыв в серой радужке глаз. Но откуда сияние? Ответ на эот вопрос найти несложно: в ладонях мужчины переливались холодом далеких звезд самоцветы, что были прекраснее всех прочих драгоценных камней. Неестественное совершенство. Было даже как-то неправильно видеть их в лапах Хаоса, который за все свое долгое существование так и не сумел создать хоть что-то отдаленно приближенное к прелести самоцветов... чистых и непорочных, точно слезы молодой Луны.

- Победа подразумевает возможность поражения, я же хочу предложить тебе абсолютное превосходство, - только теперь Инвиктус предпочел перейти к делу, аккуратно вкладывая один из камушков в ладонь Тонатос, - маленький, - страшный, - секрет, только для нас двоих.

Прикладывает когтистый палец к искривленным в улыбке губам, заговорщически подмигивая.

- Но ты, разумеется, хочешь знать почему предложение это пренадлежит именно тебе, а не кому-то другому... знаешь... просто я знал Калебриума, - упоминание этого проклятого имени оставило горечь на языке, милый, наивный Калебриум... он был таким удобным, до тех пор пока не стал ненужным. Коготь оторвался от губ и уперся в сверхпрочные чешуйки разумной брони, ровно между ключицами Тонатос, - и теперь брат - часть тебя. Такой как он не упустил бы шанс возвысится. Эта пылкая, отчаянная страсть много стоит, уж поверь. Ведь чем сильнее мотивация, тем совершеннее будет результат. Такая причина тебя устроит?

[indent] Совершенные самоцветы продолжали безмятежно сиять в открытой ладони свободной руки. Надменно-отстраненные. Словно были выш рассуждений об уничтожении и войнах. Инвиктус милосердно прервал повисшую паузу, не дав сестре уйти в глубокие раздумья, переходя на вкрадчивый шепот.

- Мы с тобой создадим нечто особенное, способное преумножить могущество любого, кто посмеет воспользоваться этой силой. Концентрат Хаоса и Порядка и ответ на все вставшие перед тобой вопросы. Награда для последователей, ужас для врагов и неоспоримое преимущество в каждой грядущей битве. Нужно лишь понять как заставить наши энергии сосуществовать в единой материи, не разрывая ее в клочья. И кому как не деосу порядка знать о том, как заключить чистую мощь в темницу.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/72/805/893166.jpg[/icon]

Отредактировано Инвиктус (27.10.22 16:36:19)

+2

7

ОРУЖИЕ, КОТОРЫМ ТЫ ОБЛАДАЕШЬ, НО НЕ ВЛАДЕЕШЬ - ПРИНАДЛЕЖИТ ТВОЕМУ ВРАГУ


Тяжелый бас кутал темным плащом, закрывая мысли от реальности, заставляя дышать ложным, но делал это очень естественно и незаметно. Было что-то такое в этом голосе... как будто в голову ввинчивали спицу, и та своим острием вскрывала нечто темное, дремлющее под черепушкой. То, что есть в каждом всегда, и что так старательно, но тщетно душила в себе правильная Тонатос. Чужой голос хотелось слушать, навязчивым сказкам - верить, словам - отдаться и принадлежать, ведь они были так приятны и сладки в отличие от родных страданий. Речи Инвиктуса - оружие куда сильнее и серьезнее, чем то, что украшало мужское тело. Этот голос заглушал собственный разум и оставлял только терпкое послевкусие в голове, он запросто вытягивал из своей жертвы что-то, что ему было нужно.

Что будет, если она просто отвернется и исчезнет с горизонта близнеца, отвергнув предложение? Мир продолжит свое естественно-замедленное падение, деосы и дальше будут убивать друг друга, заодно стравливая других разумных существ. Все самое ужасное визуализировать так легко, особенно когда понимаешь, что ничего сделать невозможно. Покалывание волнами расходится от места едва ощутимого прикосновения, мурашки украшают тело, но к счастью их совсем не видно под матовой Ризанис.

Тонатос заметно колебалась. Ласковые блики танцуют по впалым щекам, искрятся в отражении аметистовых глаз. Сила, прямо как свет, так он сказал? Кристаллы словно неосязаемый барьер чистоты и непорочности, что делил две противоположности, замерли в воздухе на уровне глаз, позволяя рассмотреть себя во всей красе. Инвиктус все тщательно продумал, но Тонатос до сих пор этого никак не могла осознать. Нежное мерцание самоцветов подпрыгивает и сливается с белым светом ладони богини, которую она тянет навстречу. Порядок обволакивает камни, топит в своем свете, словно примеряя силу к будущему сосуду, и тот податливо отзывается, сверкая еще сильнее в ответ. Колкие грани кристаллов не ранят кожу, но ощутимо впиваются, словно неслышно просят о чем то: кажется, сожми руку совсем немного сильнее, и всё закончится. Не будет страданий, ни тьмы, ни крови, ничего того, что овладеет Тонатос на несколько тысячелетий и подведет к шаткой пропасти. Точка бифуркации начиналась прямо сейчас, ведь бессмертная почти прекратила свои внутренние колебания. Сила может быть ключом к миру без боли, страха, насилия и убийств - так она решила, сдавшись слишком легко. В тот момент, когда деос больше всего нуждалась в утешении и оправданиях - владыка хаоса оказался рядом, с правильными словами. Маленькое разрушительное зерно, посеянное чужой рукой внутри её мыслей и чувств, однажды разрастется настолько, что корнями придушит все прежние ценности и взгляды.

- Ты хочешь создать катализатор, который позволит соединить нашу первородную сущность, - пьянящая, чистая мощь, похожая на искру зарождения вселенной. Слишком глупо в этой ситуации назвать Инвиктуса безумцем, ведь в этом весь он и есть. Бессмертная вернула хрустальный осколок в воздух, упустив из виду, как на мгновение могло поменялось лицо сородича, осознавшего свою маленькую-большую победу. В отражении чужих зрачков деос наверняка узрела бы лишь призрачное удовлетворение - капкан захлопнулся без характерного щелчка, а Тонатос с аппетитом заглотила тщательно наточенный крючок. Ей все еще казалось, что она контролирует ситуацию, и принимает решения самостоятельно. Аметистовые глаза недовольно блеснули близнецу в ответ, - У всех деосов одно начало, божества одновременно и похожи, и уникальны в своем существовании и замысле высших сил, но мы с тобой, - теперь уже ее указательный палец левой руки касается чужих ключиц, впуская в мир тонкую белую нить чистой энергии порядка. Она искрилась, сбилась в молнию от быстрого сопряжения с нестабильной аурой владетеля хаоса, выбив серию коротких всполохов прежде чем погаснуть. В нос бил легкий запах горелого, - Мы с тобой явно нечто большее, чем "одно начало". И ты прекрасно об этом знаешь, однако убеждаешь, что тебе нужен был Калебриум?

Будь осторожен - то, что пыталась сказать ему Тонатос, и каждый из четырех зрачков внимательно и неотрывно смотрел в упор, пока мир вокруг стремительно плыл. Телепортирующая магия перенесла их в особенное место, крохотное убежище где-то на отшибе вселенной с прекрасным видом на сконструированный мир. Под ногами - чернильная пустота израненного звездами космоса, и от каждого шага по тонкому слою воды плыли круги, смешивая точки света в белые полосы. Капли влаги срывались с поверхности пола в своеобразном водопаде, поднимаясь к небу, откуда открывался вид на самую большую из существующих планет, а лучи энергетического ядра их мира были еще чуть мягче и рассеяннее, путаясь в двух темных фигурах неярким рыжим бликом. Тонатос сознательно перенесла их сюда, ведь в том случае, если что-то пойдет не так, и катализатор разорвет, пострадают только они вдвоем. Украденные самоцветы остались зафиксированными в невесомости, Тонатос задержала свой взгляд на них, словно любуясь в последний раз неоскверненной чистотой, - Ты должен быть первым, наоборот не выйдет.

[icon]https://i.imgur.com/UjCbdR1.jpg[/icon]

Отредактировано Тонатос (27.10.22 10:02:23)

+2

8

[indent] Белоснежная энергия порядка шелковой лентой облизнула Хаос, прежде чем пропасть во мраке. Приятно. Инвиктус бы сравнил это ощущение с ударом хлёсткого кнута, в момент когда плеть впервые прилипает к коже, проникая алой болью в поры, вызывая яркую агонию нервных окончаний... и вся эта головокружительная вспышка чувств нужна лишь для того, чтобы потом обернуться ничем. Уродливым шрамом или погасшей искрой, как в случае с магией Тонатос. Безумному богу было мало подобных последствий, его воспаленное сознание жаждало бури, разрушений и вселенских бедствий. Здесь. Сейчас. Немедля. Алчный огонек одержимости затрепетал сильнее, мужчина нервно облизнул губы, не отводя взор от сестры.

- Верно, мы - противоположности, - благосклонно ответил Инвиктус почти с нежностью вглядывались в слишком знакомые черты лица, её черты, свои черты. Хаос в каком-то смысле завораживал этот нелепый парадокс... ведь смотря на Тонатос он как будто бы видел свой самый худший кошмар - себя заточенного в темницу порядка, - а мне так хотелось, чтобы мы стали немного... ближе.

[indent] Поэтому те смерти были так необходимы. Гармония - хрупка, идеальность - лжива, равновесие - стерто. Но Хаос милостив и готов принять сестру в любом, даже самом изломанном варианте, радуясь каждом новому деструктивному противоречию, что будет раз за разом расцветать в душе богини, подобно алым розам в саду. Тем боле... она так славно придумала уместное описание опасному оружию, которое он решил присвоить себе. Ах, нет... они решили. Инвиктус ни за что не позволит сестре забыть о том, что они собираются сотворить... никогда.

[indent] Мужчина хотел вонзить в разум деоса порядка еще одну отравленную ложной теплотой спицу, но телепортация оборвала нерожденную фразу в самом зачатке. Тонатос перенесла их в поистине прекрасное место, чем-то напоминающую возвышенное воплощение умиротворения. Инвиктус, уподобившись любому смертному завоевателю, оглядывает пространство, пока блуждающий взор не останавливается на замерзшей в объятиях звездного света брюнетке.

- Так вот как выглядит конец Старого мира... - завораживающий как шепот бездны голос божества раздался отовсюду сразу, но его губы даже не дрогнули, замерев в торжествующей улыбке, - как одинокое спокойствие.

[indent] Поздно. Никто не попросит его остановится, не придет на выручку, не отговорит от опасного шага.
Игра началась. 
Энергия Инвиктуса черна, словно обступивший их со всех сторон космос. Она клубится вокруг плотоядными тенями, стремительно подползая все ближе с каждым ударом сердца... охотится... выжидает момента, чтобы обрушить неудержимую мощь на упрямо светящиеся камни. Тьма. Густая тягучая смола. Удушающая пустота. Ти-ши-на. Она неспешно обтекает Тонатос со всех сторон, стремясь своей омерзительной сущностью сплестись с аметистовыми всполохами света, жадно облепить чернотой, запятнав и без того истерзанную душу. Казалось эта сила была живой, и подчинялась Инвиктусу лишь пока его действия ее устраивали. Ведь имя ей - Хаос.
Но вдруг, тягучее напряжение взрывается в головокружительном пике.
Расклеятся и плавится, подобно сердцу умирающей планеты.
Кипящее буйство тьмы, пламени и злобного хохота безумного божества. Все это месиво хищным ураганом мечущихся в яростном беспорядке частиц устремляется к лежащем на зеркальной поверхности кристаллам, стремясь к единственному и вечному - разрушению. Но самоцветы лишь тускнеют, с неохотой впитывая поток безумия: чернея, чернея, чернея, черня... пока и вовсе не пропадают в круговороте Хаоса.

- Сейчас, - ласковая бритва угрожающим холодком приказа застыла возле горла сестры, немилосердно бросая ее на самой грани, отделяющей их от очередной страшной ошибки.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/72/805/893166.jpg[/icon]

Отредактировано Инвиктус (28.10.22 22:32:17)

+2

9

Никто не видел мир, полный благодатной тьмы. Средь пустоты недвижного хаоса и теплого света первых светил легла наша колыбель, заботливо взращивая силы и вкладывая в ладони каждого особенный дар - творить.
... и разрушать.

https://i.imgur.com/TLaB5g3.png

Темная дрожь бежит по телу как маленькая армия плотоядных насекомых. Извивайся сколько хочешь, бей свое тело, кричи - они никуда не уйдут, они уже под кожей. Шайка незримых термитов просачивается сквозь броню, через горячее дыхание, влажное порхание дрожащих ресниц, через приоткрытые уста, что не в силах вспомнить стоп-слово. Слишком поздно. Ощущения были отвратительнее, чем при болезни, когда уродливый вирус словно ломает кости, и с каждой бесконечной секундой напряжение лишь росло, не находя источника разрядки. Тонатос не знала как справиться с этим обуявшим ее чувством, нет, целой сотней чувств, подобно иголками вонзившихся в некогда безупречно трезвый рассудок. В хрустальной, звенящей тишине застывшего подпространства колыбельная звезд была слышны весьма отчетливо. Их молчаливое мерцание впервые ощущалось как нечто осуждающее - единственные свидетели порока и греха, которым сдалась Тонатос.

Черные нити больно тянут, оставляя незримые полосы-шрамы по всему телу бессмертной. Потерпи совсем немного - утешает она саму себя, не в силах признаться в ошибке, и потому идет до конца. Впереди - пьянящее чувство свободы от золотистых прутьев боли, что впивались в нее уже несколько суток. Инвиктуса было так много, что к горлу подступала тошнота, которую не сглотнуть, ни выплюнуть, только принять. Мутный взор старательно фокусируется на единственном источнике света, оставшийся в облаке мрака. Инвиктус сеял энергию не раздумывая, как и должно хаосу - лишь заполняя все вокруг доверху, грубо вбивая силу в крохотный сосуд. Некоторые самые хрупкие кристаллы рисковали дать сколы раньше, чем Тонатос сможет начать стабилизацию - именно поэтому бессмертная просила брата начать первым. Тонкое кружево пентаграммы расходится по тонкой водной глади, линии расчерчивают области тьмы на отдельные фрагменты, разрезая пространство на четкие кластеры. В самом центре застыли почерневшие кристаллы, в которых грязными кляксами билась нестабильная энергия. Каждое тело повисло в невесомости, ноги Тонатос были на ладонь выше уровня спокойной воды и её тело неподвижно висело в воздухе. Линии этого особого магического рисунка тоже медленно поднялись в пространство и висели над поверхностью, опутывая две фигуры, словно паутина. Полосы пентаграммы ярко светились аметистовым светом, образуя трёхмерное графическое заклинание, что было призвано объединить на миг, всего лишь на миг, две слишком разные энергии. Легкие капли воды, некогда имевшие четкую траекторию движения, теперь бесконтрольно плыли вокруг, с шипением ударяясь о магическую сеть, которую развернула Тонатос. Золотые искры энергии пульсировали в такт биения ее сердца, исходя от самых ближайших к телу нитей, и волнами докатываясь до центра пентаграммы, накапливая магию у пограничных контуров. Тонатос трясло, те трещины, которые должны были рассыпаться по украденным самоцветам, деос переносила на себя, травмируя Ризанис. Некоторые из трещин уходили глубже, слегка задевая белоснежную плоть. С кончика носа брюнетки сочилась алая кровь, она блестела особенно красиво, как яркий акцент в мире, который быстро стал слишком монохромным.

Оглушающий треск исказил пространство. Каждая из нитей сворачивалась одна за другой, подобно лепесткам цветка, со скрежетом утрамбовывая нестабильность в четкие грани, словно стежок за стежком кропотливой работы, только ускоренной в десятки раз. Свет всегда был быстрее чем что либо, быстрее, чем хаос смог бы опомниться и обнаружить себя в магическом капкане. И, умирая вместе, перерождаться в нечто абсолютно новое. Материя, которая абсолютно незнакома Энтеросу - сизый коктейль чистой, как слезы Создателя, эссенции. Закрываясь, пентаграмма породила ударную волну, отбросившую всех от эпицентра все также застывших в сердцевине подпространства кристаллов, теперь наполненных идеальным манящим свечением. Тонатос оказалась на полу, покачиваясь на четвереньках и вглядываясь в мутное, слегка розоватое от капель собственной крови, отражение. Оно недолго плыло, но даже наконец замерев не дало ожидаемой картинки - бессмертная с ужасом всматривалась в свое-не свое отражение.
Его отражение.

[icon]https://i.imgur.com/UjCbdR1.jpg[/icon]

+2

10

[indent] Тьму прорезали тонкие нити аметистовой энергии, они растеклись по мраку, собираясь в сложные магические узоры, напоминая больше фигурное касание инея к обсидиановому стеклу. Мрак в ярости метался от новорожденной структуры, стремясь разрушить совершенный строй древних рун, но энергетическое сияние продолжало беспощадно светить, светить, светить. Порядок принес страдания: томный спазм жгучей боли, на миг наполнивший горло Хаоса острыми иглами нарождённого крика. Но мужчина даже не думал мешать чудесному таинству противоестественного союза заурядным воплем, тем более агония очень быстро угасла, став частью привычного потока хаоса. Прекрасно. Рваный лающий звук срывается в искаженных в безумном оскале губ. За первым мимолётными смешком  последовал второй, за ним — третий, и вскоре они слились в единый бесконечный гортанно-хриплый хохот, равно исполненный страдания и ликования.
Взрыв.
Он стал пиковой точной зарождающегося безумия, несдержанной силой раскидывая божеств, точно жалкие пылинки. Огромные перепончатые крылья режут стенающее в муках пространство, замедляя падение, не давая повелителю войн отдалится от желанной цели далеко. Получилось? Для Инвиктуса не существовало такого понятия как "невозможно", но сейчас... он был действительно поражён... обескуражен... практически опьянен. Чудовищные крылья божества с чудовищной мощью ударили по воздуху в мгновение ока стерев расстояние между Хаосом и чем-то новым. Измененные до неузнаваемости кристаллы лежали на земле, грозно поблескивая морозными гранями. Холодные и надменные, как сам первозданный космос. И не менее могущественные... Инвиктус чувствовал это и мог сравнить их с сестрой творение с осколками концентрированного могущества. Мужчина бережно поднимает беззащитные кристаллы, разглядывая свое новорожденное порочное дитя, которому суждено было получить имя, как и всякому чудовищному оружию.

- Они прекрасны, - в восторге шепчет Хаос, впервые обращая свой взор на Тонатос, - подойди же, сестра! Подойди, чтобы узреть будущее.

[indent] Жестокую душу Инвиктуса не тронули сомнения, разделит ли с ним богиня чашу восторга или преисполнится отвращением к творению, важно было одно... сегодня в этот день, в этот час появилось нечто способное преломить ход войны деосов. Совершенство... Lyrium

- Держать его в руках недостаточно, - с некой досадой сообщил Хаос, который явно делал ставки на то, что кристаллы можно будет использовать как постоянное улучшение для доспехов и оружия или на крайний случай - имплантировать под кожу, - ты очень сильна, твоя печать надежно сдерживает могущество кристаллов так, что их нельзя будет использовать как отдельный элемент, но зато... - мужчина аккуратно, почти галантно, поднес сочащийся холодом кристаллик к приоткрытым губам Тонантос, обжигая нежную кожу концентратом грозы, - сила с удовольствием поменяет темницу острых граней на совершенный сосуд из плоти и крови бога...
...прими её
https://i.imgur.com/zAgEWZD.png

[indent] Тонатос первой вкусила могущество, но второй из трех кристаллов достался Инвиктусу, который с жадностью разгрыз холодный осколок, для мужчины это было не сложнее, чем раздробить невинную льдинку, но вот эффект... Хаос еще не осознал до конца пьяный хмель всевластия, провалившись в объятия непонимания. Он попросту престал ощущать что-либо помимо загнанного стука сердца: бух-бух-бух... из легких вырывается раскаленный от внутренней силы восторженный вздох. Горячо. Как же горячо!

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/72/805/893166.jpg[/icon]

+2

11

Язык щекочет приторный металлический привкус, а мышцы наполняла неприятная тяжесть, совсем не так, как бывает после хорошего поединка. На пентаграмму, в эффективности которой деос была до последних секунд не уверена, ушло изрядное количество сил. Если быть совсем честными, то Тонатос просто не верила в возможность совместить две противоположные энергии в единый резервуар – идея, граничащая с абсурдом, и бессмертной казалось, что миллионы осколков, которые обязательно вопьются в их тела в наказание, будут отличным тому доказательством. Но блеклый аквариум на отшибе мире ныне наполняло нежное сияние, какое бывает у самых юных звезд, что начали свое царствование в океане мрака – еще неуверенное, но бесспорно манящее объятие чистой силы. Лазурные блики мерцали на коже, наполняя мир теплым и искренним оттенком первого, но не последнего, общего греха.

Тонатос медлит, внимательно вслушиваясь в бархат чужого ропота; всматриваясь в безупречные грани, словно смакуя этот застывший момент перед шагом в не имеющую дна пропасть. К несчастью, близнец не обладал схожим с бессмертной терпением, и вот красный от крови язычок пачкает теплую льдинку. Стекло хрустит на зубах, ранит аккуратные трещинки на пухлых губах, взрываясь острыми искрами в горле, но это уже совсем неважно. Тонкие нити силы опутывали тело медленно, словно липкая паутина, по коже бежали бескровные новые вены, что служили проводником морозной мощи хаоса. Тонатос почувствовала, как тело стало тяжелым и непослушным, непривычно холодным, а после её накрыл резкий удушающий жар, сковавший легкие, и не позволяющие сделать такой нужный вдох. Организм словно отторгал попавшие в него зерна раздора, а те неумолимо пускали корни, пульсируя и сжирая любое зарождавшееся сопротивление. Волны силы наконец достигли головы, пустив синий иней по бледным щекам и, докатившись до глаз, отметились в сиреневой радужке, поглощая самые светлые из отражающихся лучей. Красивое зрелище, должно быть, однако весь лириумный концентрат вытеснили сильно расширившиеся зрачки. От этого расфокусированный взгляд, старательно направленный на сородича в поиске безмолвной поддержки, казался тяжелее привычного. Божество только сейчас начала ощущать это забытое чувство покоя: когда тревоги не терзают внутри, ни органы, ни что-то еще, что пряталось внутри и не давало мыслям спать и отдыхать. Маленькая смерть и новое рождение – внутри хрупкого осколка, который так хотел, чтобы его разрушил кто-то вроде неё.

Сегодня рассвет будет уже не таким теплым.
Сегодня тьма и свет стали на несколько тонов ближе друг к другу.

- Что теперь? –  резко похолодевшем после за хлопнувшейся пентаграммы воздухе каждое слово курилось влажным паром. Бессмертную правда волновал этот вопрос. Деос ощущала как кипяток внутри плескался с навязчивой мыслью облачить новый дар в осязаемую форму, прекрасную и разрушительную, несущую лишь свет. Инвиктус ведь обещал именно это? Два создания, что подсознательно всегда старались отдалиться друг от друга в мирное время, ныне находились опасно близко и, даже более того, сполна вкусили чужой силы. Ни один их сородич, не смотря на хрупкое положение мира, не одобрил бы подобного; против такого протестовала и бунтовала бы природа; рыдали бы смертные, не в силах найти спасение хоть где либо, весь всё очевидное переставало быть таковым, когда боги сами стирали древние границы. Тонатос грубо, словно не рассчитав силы, хватает чужое запястье, рука которой совсем недавно заботливо вложила ей в уста яд. Даже сквозь чужую броню, минуя адалантин кожи, она чувствует жизнь внутри темного сердца, так похоже бьющегося с ее собственным. «Это» никуда не денется, - полушепотом говорит она, словно в бескрайней пустоте их мог подслушать сам Создатель. Говоря про «это» деос имела ввиду невероятно тянущее внутри чувство острой необходимости выплеснуть всю вернувшуюся с горкой мощь. То, что они потратили на сотворение лириума – лишь малая искра того огня, что сжигал сейчас изнутри каждого из них. Синергия хаоса и порядка порождала бесконечно возобновляющийся источник могущества, которое непременно хотелось пустить вход, потратить, лишь бы измученное тело вновь до краев наполнилось лазурной негой. Быть может, Инвиктус сейчас логичным образом решит, что честная сестра в раздумьях остановить его безумные помыслы и помещать предстоящему веселью, но…

- … Поэтому я хочу, чтобы мы сделали это вместе.

[icon]https://i.imgur.com/UjCbdR1.jpg[/icon]

Отредактировано Тонатос (15.11.22 16:33:09)

+2

12

Горячо.
[indent] Ивиктус никогда раньше не боялся огня... напротив, божество вознесло пляску красно-рыжих перьев пламени в разряд своих любимых зрелищ. Огонь сжирает города. Коптит души. Обращает в пепел все, что было до него. Но жгучая эйфория лириума была совершенно непостижима для сравнения с простым пожаром. Хаос с хрипом вдыхает прохладный воздух, чуя как его душа плавится от накала небывалого могущества, но разве под силу всей космической пустоте погасить жар испитой амброзии? Мужчина резко распахнул веки, впервые узрев мир по-новому... вкус расплавленного сердца звезды болью осел на растянутых в торжествующей улыбке губах, а в руках трепетало долгожданное господство.

Настал мой черед торжествовать, отец.
Я всегда побеждаю
Но сегодня меня ждет...
[indent]  [indent]  [indent] ...триумф.

[indent] Увенчанное торжественной славой слово, которое не предназначалось в украшение для безумного повелителя резни. Зато... как влитое подходило Тонатос, прямо как этот нездоровый блеск в глазах и неестественная сила, превратившая тонкие пальцы сестры в стальной капкан. Инвиктус с больной нежностью разглядывает искаженное воплощение Света, ища в привычном женском облике очертания столь горячо любимой бездны. И находит. Но не во взгляде или мимике, а в словах Несущей рассвет.

- Теперь я исполню свое обещание, - пробирающийся под кожу шепот звенящими иголочками завис в воздухе, готовый дарить надежду, но обреченный отравить сожалением, - дам силу, которой никто не сможет противостоять, - наклоняется ближе, и беззвучно одними губами завершает условия самого противоестественного контракта - «никто... кроме тебя самой.»

[indent] Но сестра не противилась греху, кажется она уже полностью престала бороться, опьяненная ядом разъедающей отравы лириума, и это было самое пленительное зрелище из тех, что доводилось наблюдать богу за минувшую вечность. Тонатос не будет сопротивляться. Она сгорит дотла. И вместе с ней огненная сметь постигнет всю мыслимую реальность. Она и есть его триумф. Грандиозная насмешка над законами Демиурга и главное оружие против нее же самой.

- Когда мы встретились, на твоем нетленном теле были свежие и старые раны, сердце точили черви сомнений, а будущее представляло из себя непроглядную пучину мрака, - Хаос отстраняется, вновь прячется за безупречно-обаятельной улыбкой и сладостью слов, - теперь ты сияешь ярче звезд. Нам предначертано было стать врагами, ведь это было заложено в нашу природу отцом... но разве моя сила принесла тебе боль? Страдания? Разве она была горька на вкус? А может быть и все остальное, во что мы так сильно верили - не более, чем несмешная шутка ничтожного труса, что испугался нас? Нашего могущества. Тем, кем мы можем стать, если престанем сдерживаться.

[indent] Инвиктус отвернулся от сестры, обратив голодный взор на бескрайние просторы Эридия, для бога войны сейчас было не сложно отыскать цель для испытания их новой силы. Мужчина не спешил, тщательно перебирая нити эфемерных энергий сородичей ища ту самую - достаточно яркую и изысканную, чтобы быть достойной стать частью чего-то ужасно-прекрасного.

- Вместе.

• • •

[indent] Новая сила очень сильно изменила Инвиктуса и не в лучшую сторону... близнец с жадностью вобрал энергию Тонатос, и она ничуть не усмирила буйный нрав божества. Наоборот. Злобный хохот Хаоса колокольным набатом звучал над выжженным полем сражения, в котором гибли все, кому не посчастливилось оказаться на пути Темных близнецов. Триумф... понятие которое никогда не должно было оказаться в руках Безумного бога. Он упивался могуществом, словно дорогим вином, смакуя послевкусие страданий. Могучий силуэт деоса оплетали нестабильные вихри разрушительной энергии, но звук шагов торжествующего зла был поглощён устилающим землю пеплом.

- Ну разве здесь не прекрасно, - почерневшая от запекшейся крови рука легла на плечо Тонатос, которая в равной степени была виновна в пришедших на планету разрушениях. Касание обещающее сочувствие и покровительство - не более, чем очередная издевка над идеалами богини порядка, - но в следующий раз нужно попробовать проявить сдержанность. Ведь все, кого мы сегодня убили вернутся через сотню лет, а мы ведь хотим навеки избавится от причин раздора.

[indent] Тонкая песня смерти, облаченная в свист: энергетическая стрела пронеслась рядом с ухом Безумного бога, на миг отвлекая его внимание от сестры. Признаться честно, он не ожидал, что новая жертва найдется так скоро... наверное бедняга прятался все это время и решился напасть на двух свирепствующих хищников только сейчас. Не побежал. Смело. Но напал. Глупо.

[icon]https://i.imgur.com/80IryLe.png[/icon]

+2



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно