Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Энтерос» Авторский мир, многожанровое фэнтези с элементами фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг, рисованные внешности. Контент для игроков от 18 лет. Игровой период с 3003 по 3005 годы.
их ждут в игру
15.11.2022. Обновлены активисты проекта и кристаллы за голоса в Топ'ах начислены. Объявлены победители конкурса «Лучшие посты месяца», немного изменены показатели в кристаллах активности. 27.10.2022. Начался хэллоуинский императив, награды за титулование и кристаллы начислены. Сделано объявление для мастеров игры связанное с улучшением динамики квестов. 23.10.2022. Мы обновили дизайн, мобильная версия проекта появится чуть позже. За прекрасную работу благодарим дизайнера — Вещий дух. При возникновении багов, просим сообщать в тему «связь с АМС» или в ЛС технического аккаунта Вестник. 19.10.2022. Энтеросу исполнилось 7 лет! 16.09.2022. Мироустройство «переехало» на новую планетарную систему. Обновлена справочная информация. У нас появилась планета Нордскол, ее описание будет после полного обновления всех карт остальных планет.
активисты
пост месяца Хель: Тьма, такая глубокая, обволакивающая, сменилась жгучей болей неожиданно резко с прикосновением, будто бы к коже приложили каленое железо. Такая смена заставила Хель невольно вздрогнуть, отстраниться в попытке прекратить ее. Однако вместе с тем скромная искра-озарение вспыхнула в ее рыжей голове... читать дальше.
пост месяца Тонатос: Темная дрожь бежит по телу как маленькая армия плотоядных насекомых. Извивайся сколько хочешь, бей свое тело, кричи — они никуда не уйдут, они уже под кожей. Шайка незримых термитов просачивается сквозь броню, через горячее дыхание, влажное порхание дрожащих ресниц... читать дальше.
пост месяца Эйдалон: Белая княгиня. Ледяные белые волосы, холодное бледное лицо. Она действительно под стать своему «прозвищу», ведь она ведет себя, абсолютно также, как и выглядит. На протяжении всего времени их разговора, Эйдалон ради интереса надеялся пробить эту ледяную скорлупу... читать дальше.
пост месяца Рейнира: Любопытство зудит под кожей, стремясь преломить пополам стальной стержень выдержки; Коалиция рас была крайне озадачена рвением архимага поучаствовать в устранение аномалии, которую она сама же отыскала. Их погрязшие в шаблонности бюрократии разумы были неспособны не осознать, насколько сильно... читать дальше.
пост месяца Эзекиль: Вовсе не телепортация словно из ниоткуда незримо уколола Эйзенкелларианнара в основание черепа, заставляя мгновенно напрячься и проскальзывая сквозь иллюзию истинным цветом глаз; что значительно более неожиданно — это приближение того же знакомого чувства, что незримо присутствовало с момента приземления.... читать дальше.
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Энтерос

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » СВОБОДНОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ » трагедия триумфа


трагедия триумфа

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/72/630/100890.jpg
Лансель • Еретик • Азшара
[2951 год | Схаласдерон, территория клана Леонэйм | Дом скорби]

Все воистину ужасное имеет прекрасное начало...
Раскол между Азшарой и Ланселем становится все более ощутим, а вместе с великим союзом Золотых львов стал рушится и весь клан. А смута - идеальное время для того, чтобы попытаться посадить на престол "удобного" кандидата... или подтолкнуть государство в лапы хаоса и раздора.

[nick]Лансель [/nick][status]золотой лев[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/72/630/769464.jpg[/icon][sign]• этот грех — моя судьба, мой выбор и моя вина[/sign]

+2

2

https://i.imgur.com/oRSiQxF.jpg
Строкам не суждено сложится в стих; витающие по золотому дворцу эфемерные музы более не услаждали возвышенным изяществом тонкие струны души графини. Разочарование касается безмятежной мимики, придавая совершенно неземной правительнице сходство с простыми смертными жениными; покой хрупко рассыпается на мельчайшие осколки тревог, и леди встает со своего места, обходит изящный кофейный столик, пышный подол платья из тяжелой красной порчи надежно скрывает грациозную поступь, от чего у наблюдающих за госпожой фрейлин складывается ошибочное представление о том, что Азшара невесомо парит над землей, плавно перемещаясь к панорамным окнам. Солнечный янтарь радужки сверкает свойственным только Золотой львице прохладным высокомерием; женщина критично осматривает свои владения, пытаясь отыскать в лабиринте академий, театров и научных центров причину своего волнения, которое предательски превращало аккуратно выведенные буквы на бумаге в сплошной нескладный поток сознания.
.
- Графине не к лицу тревоги, - медовый бархат имеет совершенно равнодушное звучание, графиня не может познать истинную природу собственного беспокойства, чувства для неё - игра, в которой она привыкла одерживать безоговорочную победу, - это удел тех, кто не может повлиять даже на своё «завтра», а мне же вверено вершить судьбы этого невежественного мира.
.
С кем она говорила? Ранее, еще какие-то жалкие десятки лет тому назад, речь эта была бы подарена деснице, который бы наверняка утвердительно кивнул, прагматичностью своей поправив гротескный идеализм Азшары. Но брат был далеко. И вовсе не физически, для великих представителей знати расстояние - жалкая помеха, да только мыслями он был уже не с ней. Золотая львица холодно улыбается своим мыслям, упрямо не принимая их за чистую монету, даже если все факты мира будут кричать о грядущем предательстве самого близкого существа, правительница Леонэйм до последнего удара стылого сердца будет видеть во всем этом игру: очередной до мелочей спланированный военный акт, нацеленный лишь на одно... её победу. Потому что так было всегда. И так оно и будет во веки веков. Потому что он ей обещал.
.
- Но тогда почему же я никак не могу отделаться от мысли, что клан ныне пал в руки презренных чудовищ? - графиня царственно и неторопливо оборачивается и взор её замирает на одной из полноправных обитательниц Дома скорби; Сибилла Муракатто грациозно украшала собой из без того богатый интерьер, представляя из себя нечто среднее между произведением искусства и остро заточенным клинком. Брюнетка оказалась неподражаемо полезна в вопросах связанных со шпионажем, казалось она знает все и обо всех и Азшара не могла не оценить её способность искусно распоряжаться ценными сведениями, - не упрекай меня в мнительности, дорогая, лишь намекни как возможно вернуть всё на свои места.
.
Спрашивать совета у той, что сейчас временно занимала роль советницы - занятнее безмерно опасное, Азшара далеко не глупа и способна осознать насколько изощрен ум Сибиллы, и что она вовсе не полноценная замена слепо преданному Ланселю, который был готов по одному велению сестры вершить ужасные вещи в угоду прогрессу. Муракатто может быть смертельна, как капля яда в излюбленном графиней вине, но Золотая львица достаточно надменна, чтобы питать исключительную уверенность в том, что она сможет выбрать из вереницы хитрых манипуляций зерна вполне пригодных для использования идей. А мысли сейчас были попросту необходимы, иначе все над чем столько лет трудилась Азшара осыпается в пропасть, подобно осенней листве.

[nick]Азшара[/nick][status]золотая львица[/status][icon]https://i.imgur.com/DlMw7Qr.jpg[/icon][sign].[/sign]

+2

3

Золотые львы, золотые сердца, золотые дворцы... Золотой век.
  Как ярок ты, как щедр и как скоротечен.

  Ничто в этих стенах не укроется от пристального внимания. Сибилла, подобно пророчице с мешочком костей, читает неумолимо надвигающийся закат в разбросанных словах, напряжённой тишине, треснувших связях. Раскол никогда не случается «вдруг» на ровном месте, ему всегда предшествуют маркеры, а замечать их - святая обязанность Дома Муркатто. Дельцы, как никто, должны думать на два шага вперёд и искать возможности. Доклевать остатки чужой силы и возвысить следующего кандидата, ведь за каждой ночью настанет новый день, и им всем снова нужно будет что-то кушать.   

  Азшара тоже это чувствует. Клинку, что навис над ней, безразлично, насколько крепки её стены и насколько сильны её величественные братья. Смерть найдёт тебя и в глухой темнице, и в обьятьях любимых. И в бедной лачуге, и на высоком троне. Найдёт и не пощадит.

- Клан не падёт, моя солнцеликая госпожа. Пока вы направляете нас своей мудростью и безупречным вкусом, никакие чудовища нам не страшны, - разве что те, кто носит маски друзей и почитателей. Но они уже здесь, за спиной, за кровью, за тобой, о, великая.

  Сибилле не нужно время, чтобы подобрать слова. В её взгляде, прямом и серьёзном, нет места сомнению. В ответной реакции - мгновенной и непоколебимой - ни грамма вертлявости на тему «как бы ещё усладить королевские уши». Умный правитель чует такое на раз-два. Львица откладывает бумаги, которыми занимала себя до этого диалога, и передаёт слуге увесистую папку. Нужно вернуть это в кабинет Ланселя, пока десница не спохватился. Безусловно, какие-то отчёты он делегировал добровольно, чтобы Муркатто ознакомилась с ними, как торговый представитель клана. Но Сибилла не была бы собой, если б её любопытство ограничилось лишь тем, что разрешено.

  К счастью, Азшару больше интересуют стихи, чем сухие цифры. Поэзия даёт куда больший простор для сладкого самообмана.

  - Но мне знакомо ваше беспокойство. Как вы знаете, благотворительная кампания отца накладывает на меня определённые обязательства, приходится часто выезжать в город. Особенно в места, которые отсюда не разглядишь, - хотя вид, бесспорно, чудесный. Из-за тонкого плеча графини Сибилла почтительно обозревает то, чем золотые львы могут гордиться по праву. Наследие, которое должно сохранить и приумножить. - И там, среди рабочих лошадок и праздных лентяев, волей-неволей до ушей доносятся... некоторые вещи. Уверена, вы это всё и без меня слышали, королевская разведка недаром ест свой хлеб.       

  Графине нужны подтверждения своей проницательности? О, разумеется. Она их получит вместе с мешком когтистых тревог. Одна царапина ничего не сделает, но накладываясь одна на другую, рано или поздно они пустят достаточно крови. А Сибилле того и надо.

  - Не слышали? - она недоверчиво вскидывает бровь и тут же с глубоким выдохом поджимает губы - надо же так глупо проболтаться! Видно, что она не хочет тревожить графиню такими глупостями, как народная молва, но что уж теперь сделаешь. Соврала «а» - соври и «б». - Смешно сказать, но все обсуждают минувшие праздники в Люпорум. Лисы не жалеют денег, это верно, но разве подобные сравнения уместны? У них нет и половины ваших забот. Содержать войско и культурные центры намного важнее дешёвой популярности их графа.

  Львица бросает быстрый взгляд на фрейлин, улавливая молчаливое согласие, и в задумчивости складывает руки на груди, подпирая рукой подбородок. Как если бы ответ на вопрос графини сформировался лишь сейчас, а не был готов в этой тёмной головушке с самого начала.

- Думаю, всё дело в радости, - наконец, изрекает она. - Банальной, примитивной радости, которая станет топливом для того, чтобы перейти на новую ступень развития. Ваши подданые вас не достойны, Азшара, они ищут быстрых утех, однако в них есть потенциал. Только представьте: сегодня вы разговариваете с ними на универсальном языке простых удовольствий, а завтра они сделают шаг к элитарному и, наконец, увеличат посещаемость академий. Два зайца одним выстрелом.

  «Денег нет, но вы держитесь», - справедливо сказал бы на это Лансель.
  - Если вам будет угодно, Дом Муркатто отсрочит платежи по кредитам казны и предоставит нужую ссуду, - мягко мурлычет Сибилла. - Даже мой отец, коммерсант до мозга костей, понимает, что есть вещи важнее материальных благ.

Особенно забавно говорить это, ощущая нежный шёлк чёрного платья по коже, прохладу поблёскивающих браслетов на руках, вес золотых нитей и излюбленных зелёных камней в сложной причёске.

+2

4

Азшара редко искала успокоение в общении со слугами, питая необходимость оставаться для них недосягаемой и совершенной; по идеальному мрамору лица побежали хмурые трещинки, рисуя своими невежественным появлением мирскую эмоцию гнева. Заурядность человеческих чувств коробит львицу изнутри; возвышенной, почти эфемерной, графине мучительно осознавать, что какие-то не стоящие её бесценного внимания букашки грозятся бросить мрачную тень на сияющую в неге гедонической гордыни империю.
.
- Падение невозможно, построенная мою система слишком великолепна, - мёд слов имеет привкус ядовитой гордыни, женщина рисует на устах холодную улыбку, надменно взирая по сторонам, ища в каждом окружающем предмете подтверждение своим словам, - но превосходство дорого обходится, мы не можем позволить себе даже на миг отступить от идеала, - блуждающий взгляд Золотой львицы останавливается на Сибилле, - ведь тогда он уже не будет достоин быть частью нашего клана и придется искать совершенству достойную замену, а это будет непросто.
.
К дёгтю гордыни добавился едва уловимый, сладкий и немного пряный аромат безумия, ставшего для Азшары самым верным и ласковым спутником. Ланистер была могущественна - факт бесспорный. Благими были намерения, а грандиозные творения превосходили все мыслимые и немыслимые границы; но она безуспешно боролась с оскверненным жестокостью законами мироздания, стараясь исключить из жизни клана всё, что по её единственно верному мнению, не соответствовало неразумно завышенным стандартам. Упоминание Люпорум развеяло флёр золотого недуга правительницы, вернув графине ставший традиционным лик высокомерной снисходительности.
.
- Всего лишь обсуждают? - холодный смешок, изящный жест, бессердечный тон, - ты права, стоит немного отвлечься и ещё раз напомнить всем и каждому насколько тщедушны их потуги превзойти меня, - Азшара проходит за столик, где совсем недавно разглядывала пустые листы, и нескладные строки нерожденных поэм, - только будет одно повеление: «о нашем празднестве не должны ходит сплетни, о нем должны слагать песни и баллады»; иное меня не устроит.
.
Перо, что не могло найти прекрасных слов, бодро заскрипело по бумаге выводя расплавленным золотом тончайшие линии сухих приказов. То, что было сказано Сибилле в очень обтекаемой форме метафор и уклончивых формулировок, обрело форму невероятно затратного и переполненному алой помпезностью плана. Закончив свое дело, Графиня протянула свернутый пополам лист бумаги, позволив Муракатто пробежаться по содержанию взглядом: но и без подробного прочтения было видно, что празднество планируется неразумно пышным.
.
- Передай это Ланселю.
.
Беспечное прощание. Азшара никогда особенно не заботилась о тактичности преподношения информации для брата, оставляя сглаживание углов на слуг; но Сибилла была ей неподвластна, и могла поступить с имеющимися у нее на руках листком с золотыми буквами как ей будет угодно - Ланистер непредусмотрительно позабыла об этом, изнеженная беспрекословным почитанием приближенных и слепой верностью Ланселя. Но объяснение подобной беспечности отыскать не составит труда: графиня зацепилась за возможность вернуть спокойствие острыми когтями, смакуя в мыслях торжество утонченности и шика.

[nick]Азшара[/nick][status]золотая львица[/status][icon]https://i.imgur.com/DlMw7Qr.jpg[/icon][sign].[/sign]

+2

5

  - Как прикажете.

  Очень важно, что Азшара проговорила это сама, на удивление легко поддавшись провокации. Значит, и спрос будет с неё. А Сибилла что? Устроить праздник и похоронить государственный бюджет Сибилла напрямую не предлагала. Да и кто она вообще такая, чтобы раздражать графиню прямыми возражениями. Для этого есть Лансель.

  К нему и отправимся. Но не сейчас, а завтра утром. Остаток этого дня нужно потратить на приготовления: оповестить людей, сделать срочные заказы, пустить разговоры, словом, привести в действие машину, которую завтра будет уже трудно остановить. А даже если Ланселю удастся это сделать, слово не воробей. Все узнают, как венценосное семейство отменяет собственные распоряжения из-за собственной несостоятельности.


  - Сообщите Ланселю, что я пришла по важному вопросу.

  Перед тем, как войти в распахнутые двери, Сибилла принимает крайне загруженный мирскими проблемами вид. Ей некогда даже взглянуть и поприветствовать Золотого льва, как положено. Папка с записями в её руках таит неразрешимые загадки, которые она силится разгадать, хмуря тёмные брови. Иначе быть беде.

  - По моим подсчётам вам придётся распустить половину двора, заменить золотые статуи на папье-маше и перейти с вина на дождевую воду. Только тогда это будет иметь хоть какой-то смысл и пройдёт безболезненно, - беспокойные шаги по кабинету отлично дополняют её слова. Азшара вновь допустила ошибку: сказала, ЧТО следует передать брату, но не сказала КАК. - Я, конечно, сделаю, что могу. Договорюсь с поставщиками о скидке, использую предоставленный займ, заменю материалы на дешёвые там, где это всё равно никто не заметит... Но Лансель, скажи мне как есть. Вы сошли с ума? Может, вы ограбили инопланетный банк, о котором я не знаю?

  Вот теперь можно остановиться, оторваться от написанного и поднять глаза на ничего не понимающего льва. Разумеется, он не в курсе. Сибилла сделала всё, чтобы он узнал новость последним. Едва ли он этому удивится в свете последних событий: своенравность сестры проявляться всё чаще, управлять несущимся в бездну кораблём становится всё сложнее.

  - О, боги... Только не говори, что Азшара с тобой не посоветовалась, - ошарашенный вздох. Пальцы бегло перелистывают страницы и находят заветный листочек, чтобы резким движением опустить его Ланселю на стол: на вот, читай. Золотым по белому, всё как мы любим. - Мы с фрейлинами не смогли ей возразить. Ты же знаешь, в Азшару так легко влюбиться и поддаться её желаниям, когда она чем-то увлечена.

  О, Лансель знает. Как никто другой.

  Однако Сибилла не подаст виду, что закладывала в эту фразу иные смыслы, и с отрешённым лицом устроится на широком подоконнике. Отсюда прекрасный вид на провалившийся проект, именуемый империей. Поручение она выполнила, теперь её дело - ждать, пока он ознакомится с распоряжением графини. Вероятно, сейчас посыпятся обвинения в том, что ему не доложили сразу, но кого это волнует? Точно не Сибиллу. Пусть разозлится, пусть обвиняет. Потом скажет спасибо, когда избавится от своего бремени и сядет на трон.

- Если кто-то и может это остановить, то только ты, - и речь сейчас совсем не о празднике.

[icon]https://i.imgur.com/P9VQE5g.jpg[/icon]

+2

6

[indent] В горделивой тиши укутанного светом магического пламени кабинета одиноко восседал он: закованный в золотые латы образец безукоризненного превосходства... Лансель Ланистер. Тяжелый бархатный плащь алой рекой струился к его ногам, своим цветом утверждая власть Десницы графини. Мужчина был болезненно сосредотен на россыпи документов, донесений и хитрых посланий от коварных соседей, постепенно систиматизируя информацию и складывая в единую мазаику происходящего.
На аристокртичном лике Золотого льва проступила хмурая морщинка.
Великий сын древнего рода не получил удовольстия от открывшейся его прагмаичному разуму картины.

[indent] Отлаженный механизм власти работал на последнем издыхании, расходы уже многие века не покрывали растушие аппетиты высшего общества, а социальные программы для населения выпускали в свет лишь бесполезных изнеженных гедонистов, свято уверенных в том, что их песенки и пляски действительно могут привнести хоть капельку пользы. Лансель сухо ухмыляется, стирая с лица хмурость, пронзительный взор владыки мазнул по тексту несущему первую благую весть за сегодня. Кайлан одержал победу на свободных землях, и сейчас его воители во всю марадерсвовали в сожженом до тла гооде, сдирая с обугленных руин все, что только могло представлять ценность.
Рабы, ценности, трофеи.
Все это вскоре пойдет на корм алчущьих пираний-гуманистов, взрощенных Азшарой.
И они вновь смогут вести праздные беседы о мире и процвитании, пока... пока Бледный лев вновь не потерпит неудачу, оставив Ланселя один на один с высочайшими запросами Графини.

[indent] Едва уловимый скрип тяжелых дверей не смог заинтересовать Ланистера, словно отлитый из драгоценного металла мужчина слишком ценил свое бесценное время, чтобы реагировать на каждого гостя. Поэтому о том, что к нему ныне заглянула Сибилла, возвестил легкий аромат дорогого парфюма и мелодичный звон золотых цпочек. Фрейлина Азшары? Недоброе предчусвие вырвало Ланселя из омута раздумий и невыносимо тяжелый взор золотистых глаз одарил гостью колючим вниманием.
Судя по нарисованному на ладном личике выражении усталости и некого сочувствия, девушка несла дурные вести...
И речь ее заструилась шелковой лентой, постепенно сменяя мягость на колючки болезненых догадок. Разумеется, Азшара с ним не посоветоваласть. Как всегда. Лансель проглатил ком разъедающего гнева, словно смешанный с отравой терпкий алкоголь. Нельзя было показывать Муракатто насколько она оказалась права...

- Властителям нет нужды получать дозваоление пред тем, как отдать приказ, - сухая цитата из трактата о "Црстве и верности", одной из многочисленных книг изданных Азшарой, которую Лансель прочел от корки до корки, но так и не понял ни слова. В мире Золотого льва верность, честь и могущество были лишь заурядными пременными, зависящими от множества факторов, а вовсе не продиктованными свыше постулатами. Сибилла могла уловить нотки глумливого скепсиса и раздражения в спокойном уверенном голосе десницы, а вот его взгляд она больше не поймает, ведь мужчина уже принялся внимательно изучать послание Графини, - Хм.

[indent] Немногословнная ухмылка.
Она говорила о многом, а еще о большем умалчивала.
Недобрая тень омрачила лик Золттого льва, и если до этого момента он был просто серьезен, то сейчас злость предала его мимике оттенок мрачной усталости. Безумие. Все это походио на какую-то фальшивую насмешку или неуместную шутку, и Ласель какое-то время терпеливо ждал, что Сибилла звонко рассмется, известив его о том, что все это лишь нелепый розыгрышь от скуки.
Но вместо этого она воззила под кожу раскаленные илы давно повисших в воздухе слов.
Запретных слов.

- Изена карается смертью, - мужчина встает из-за стола, теперь гордый правитель возвышается над Муракатто, словно триумфатор, - всегда помни об этом, когда произносишь подобные речи вслух.

И ему следовало бы казнить ее.
Без сомнений и колебаний.
На месте.
Но... Лансель соблюдал липкое, тревожное молчание, от которого веяло предательством куда отчетливее, чем от всех скользких слов Сибииллы вместе взятых.

[nick]Лансель [/nick][status]золотой лев[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/72/630/769464.jpg[/icon][sign]• этот грех — моя судьба, мой выбор и моя вина[/sign]

+2

7

И кому он это рассказывает? Ей?

  Даже городские дворняги знают, что золотые львы близки и договариваются о политике. Неразлучные брат и сестра. Верный рыцарь и его прекрасная королева. Баллада о них ещё долго будет гулять по кабакам, но чем она закончится? Жертвой во имя любви? Предательством и смертью? Кровавым бунтом? Отдаст ли Азшара престол? А Лансель - отдаст ли Азшару?

  Все они - и правители, и подданные, - стоят сейчас на краю пропасти. Выживет тот, кто быстрее столкнёт другого.

- Измена, - Сибилла с горечью прикрывает глаза, словно получив пощёчину от десницы, но в душе улыбается. Таким она и хочет видеть Ланселя. Жёстким. Собранным. Даже сейчас он защищает королеву при её очевидных ошибках и осаживает того, кто смеет сомневаться. - Стыдись, Золотой лев. Слышали бы тебя сейчас наши отцы.

  Оскорбиться тут действительно было с чего. Чёрный лев всегда имел поразительную способность нравиться и графам, и простым обывателям. Он умел находиться так близко к верхушке, чтобы пользоваться всеми благами лояльности, и одновременно так далеко, чтобы никто не разглядел в этом посягательства на власть. И Дом свой он тоже держал под солнцем великого правления Ланистеров... но с краю.

- Не знаю, чем я заслужила эти жестокие слова, но речь идёт именно о несоразмерных тратах. Графиня прислушивается к тебе, - вернее, прислушивалась, но это пока опустим. Сибилла своими глазами видела, в каком состоянии пребывает казна, и уверенно давит в больную точку. - На бумагах о расходах всё равно должна стоять твоя подпись. Я лишь предлагаю помощь.

  Лансель тяжело стоит над душой, как палач, ожидающий одного только знака. Еретик так и хочется вскочить, взять его за грудки и прокричать в лицо «Да возьми ты уже всё в свои руки! Убери сестру с дороги, запри, утопи, наплевать, действовать нужно СЕЙЧАС!», но она знает цену нетерпеливости. Многие в этих стенах уплатили её своими жизнями.

  Вместо этого Сибилла поворачивается медленно, оценивает взглядом короткое расстояние между собой и разгневанным львом. Если она так оскорбила его ненаглядную сестрицу, чего же он ждёт? Одного толчка сильной руки хватит, чтобы устроить «предательнице» полёт из окна.

   Как так вышло, что боги вложили в Ланселя столько прекрасных качеств, но позабыли решительность?

  - Все мы служим государству, Лансель, - именно так. Не Азшаре, сколько бы та ни твердила «государство - это я». Не Совету, чей состав меняется от правителя к правителю. Даже не гуманизму и высоким идеалам, которые, как показывается практика, плохо сочетаются с грамотным управлением. - Если что-то должно быть сделано для его блага, не медли.

  Тонкий кинжал появляется в руке Сибиллы словно из ниоткуда, но в этот раз - рукояткой к Ланселю. Драгоценные камни переливаются в свете солнца, а смертоносное острие жадно смотрит прямо в грудь своей хозяйки. Палач ждал знака? Пожалуйста, вот он.   

  - Если, по-твоему, я предаю корону и заслуживаю смерти - действуй, - уводя тему с общего к частному, она спокойно и внимательно всматривается в лицо десницы. Поймёт ли он, что Еретик хочет ему сказать? А если поймёт - обрушит ли на неё свою ярость? Или эти слова отзовутся в нём чем-то другим? Чем-то, в чём Лансель, возможно, и не хочет себе признаваться. - Я приму любое наказание.

  Нет. Не примет. В случае с Сибиллой боги забыли вложить смирение и переборщили с риском. Однако порой риск необходим, чтобы понять, кто чего стоит. Если Золотой лев стоит на распутье, будет не лишне убедиться в этом лично.

[icon]https://i.imgur.com/P9VQE5g.jpg[/icon]

+2

8

[indent] Сомнения - яд. Он тонкими черными змеями порока вплетается в благородную кровь, расползается по хитросплетением вен и артерий черня душу все сильнее и сильнее пока... пока не достигает самого сердца. Символа непоколебимой преданности. Острые иголки входят в плоть, сверля дыры в благородстве, проказой смятения покрывая идеальные лики совершенных истин. Больно ли это? Почти невыносимо. Но мужчине пришлось привыкнуть к этому, сделать мучения неотъемлемой частью бытия, а спасение - несбыточной мечтой. Ибо его нет. Только не здесь. Чудовища вроде нас не заслуживают права на избавление.
Рукотворная догма мигнула в сознании подобно робкому свечному огоньку на ветру.
Сибилла явно знала что говорить.
И на что надавить.
И Золотой лев оценил это по достоинству, что же, принцесса теней… пора бы тебе получить желанную награду за труды. 

[indent] На лице Ланселя не мелькает даже призрачная тень тех нечеловеческих мучений, которые вызывает у него слова Сибиллы. Слишком горд. Или же слишком устал? Иррациональное спокойствие и собранность - удачная привычка десницы, даже когда ставки повышаются и в изящных ладонях девушки засияло голодное острие кинжала, Золотой лев продолжал украшать свой благородный лик царственной отстраненностью. Равнодушие его совсем не красит, а сводит на нет всю прелесть природного очарования, оставляя лишь тревожное послевкусие опасности. И лишь коготки жестокосердия царапают по тянущимся в воздухе струнам напряжения, когда Лансель едва заметно изгибает бровь в немом вопросе.

- Ты умна, Сибилла Муракатто, и не думай, что это комплимент, - Лансель оказывается рядом меньше, чем сердце успело отсчитать еще один удар, теплая ладонь контрастно грубо сжимает запястье девушки. Не с целью навредить. Мужчина с будничным интересом подносит зажатую в руке девушки сталь ближе к своему лицу, разглядывая смертоносное жало, - прими это за факт. И знаешь в чем беда поразительного интеллекта? Он не приемлет банальностей. Если бы ты искала смерти от моих рук, то нашла бы более незаурядный способ добиться своего, нежели убого истечь кровью у моих ног.

[indent] Он тяжело вздыхает, ослабляя хватку и жестом указывает девушке на кресло, стоящее как раз напротив рабочего места десницы. Обитое бархатом и украшенное золотыми львами. Впрочем, как и все в замке Азшары Ланистер. Сам же мужчина вновь занимает свое место, как ни в чем не бывало посвящая омраченное невежеством сомнений внимание разложенным на поверхности стола бумагам.

- Если ты хочешь поговорить со мной о наказаниях, придется делать это как полагается, - мужчина вновь позволил невежественной паузе прервать свою речь, взор глаз цвета расплавленного золота устремился на Сибиллу, стараясь прожечь хрупкую оболочку и добраться до чернеющих внутри гениального рассудка коварных планов, - но пока что я не усматриваю в твоих рассуждениях попытку разжечь смуту, но смелые речи не всегда могут быть оценены по достоинству теми, кому не ведома необходимость заниматься мирскими делами. Да. Я знаю, что мы не можем позволить себе это празднование, но и поделать с этим пока что ничего не могу. До того самого мига когда Азшара своими действиями не поставит под угрозу то, над чем наши отцы трудились… и что нам уготовано преумножить и превознести. А не бездарно растратить... - кулаки сжались сами собой о мысли о том, что Золотой рай может сложится, точно карточный домик, от дуновения даже самого легкого ветерка, ярость вскипает в крови, срывась с губ, - это все?

[indent] Последняя фраза. Куда делся непревзойденный деловой тон десницы? Золотой лев раздраженно рявкает, словно озлобившийся с голоду пес. Это становится неожиданность даже для него, мужчина скрипит зубами, во вкусе крошащейся эмали пытаясь различить знакомые нотки успокаивающей уверенности в том, что првление сестры есть лучшее, что могло случится с державой Леонэйм.

[nick]Лансель [/nick][status]золотой лев[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/72/630/769464.jpg[/icon][sign]• этот грех — моя судьба, мой выбор и моя вина[/sign]

+3


Вы здесь » Энтерос » СВОБОДНОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ » трагедия триумфа


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно