Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Энтерос» Авторский мир, многожанровое фэнтези с элементами фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг, рисованные внешности. Контент для игроков от 18 лет. Игровой период с 3003 по 3005 годы.
их ждут в игру
15.11.2022. Обновлены активисты проекта и кристаллы за голоса в Топ'ах начислены. Объявлены победители конкурса «Лучшие посты месяца», немного изменены показатели в кристаллах активности. 27.10.2022. Начался хэллоуинский императив, награды за титулование и кристаллы начислены. Сделано объявление для мастеров игры связанное с улучшением динамики квестов. 23.10.2022. Мы обновили дизайн, мобильная версия проекта появится чуть позже. За прекрасную работу благодарим дизайнера — Вещий дух. При возникновении багов, просим сообщать в тему «связь с АМС» или в ЛС технического аккаунта Вестник. 19.10.2022. Энтеросу исполнилось 7 лет! 16.09.2022. Мироустройство «переехало» на новую планетарную систему. Обновлена справочная информация. У нас появилась планета Нордскол, ее описание будет после полного обновления всех карт остальных планет.
активисты
пост месяца Хель: Тьма, такая глубокая, обволакивающая, сменилась жгучей болей неожиданно резко с прикосновением, будто бы к коже приложили каленое железо. Такая смена заставила Хель невольно вздрогнуть, отстраниться в попытке прекратить ее. Однако вместе с тем скромная искра-озарение вспыхнула в ее рыжей голове... читать дальше.
пост месяца Тонатос: Темная дрожь бежит по телу как маленькая армия плотоядных насекомых. Извивайся сколько хочешь, бей свое тело, кричи — они никуда не уйдут, они уже под кожей. Шайка незримых термитов просачивается сквозь броню, через горячее дыхание, влажное порхание дрожащих ресниц... читать дальше.
пост месяца Эйдалон: Белая княгиня. Ледяные белые волосы, холодное бледное лицо. Она действительно под стать своему «прозвищу», ведь она ведет себя, абсолютно также, как и выглядит. На протяжении всего времени их разговора, Эйдалон ради интереса надеялся пробить эту ледяную скорлупу... читать дальше.
пост месяца Рейнира: Любопытство зудит под кожей, стремясь преломить пополам стальной стержень выдержки; Коалиция рас была крайне озадачена рвением архимага поучаствовать в устранение аномалии, которую она сама же отыскала. Их погрязшие в шаблонности бюрократии разумы были неспособны не осознать, насколько сильно... читать дальше.
пост месяца Эзекиль: Вовсе не телепортация словно из ниоткуда незримо уколола Эйзенкелларианнара в основание черепа, заставляя мгновенно напрячься и проскальзывая сквозь иллюзию истинным цветом глаз; что значительно более неожиданно — это приближение того же знакомого чувства, что незримо присутствовало с момента приземления.... читать дальше.
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Энтерос

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » СВОБОДНОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ » Игра теней


Игра теней

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

тени блуждают по дому, тени стучатся в окна
тени заходят в гости без спроса

https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/72/630/925702.jpg

Хорус • Еретик
[3000 год | Схаласдерон, территория клана Леонэйм | Дом скорби]

Голодный мрак сгущается над Домом скорби, затапливая в молочной белизне обугленные черные стены некогда величественного строения... сегодня из-за этого белого марева солнце так и не взошло, смешав день в одну бесконечную серую, гнетущую пору, за которой на цыпочках подкрался священный вечер, а следом за ним последует не менее сокральная для каждого культиста ночь.
Ведь сегодня свою корону получит новая глава Культа Короля, ознаменовав своим назначением новую эту...

Эру Великой Игры Теней

Отредактировано Хорус (17.05.22 23:40:02)

+1

2

Нет зрелища печальней, чем дворец, в котором поселилась смерть.

  Придирчивый взгляд Сибиллы скользит по стенам своих новых покоев (как много предстоит здесь изменить!), по лицам прислуги (спасибо, что не творения некроманта), по собственным пальцам, играющим с воздушной пеной. А что? Ванна здесь вполне приличная. Близкое соседство со смертью - не повод отказывать себе в простых радостях, особенно перед важным событием.

И всё-таки, я должна благодарить тебя, Цанхараш. Любезно нагретое тобой место, наши разговоры, твоя боль и погибель - ценнейшие уроки, которые не пропадут бесследно.

  Кстати, о них...

- Встань на страже и дай знать, если заметишь малейшее шевеление в коридоре. Мне не нужны сюрпризы.

  Одна неприметная девица послушно исчезла за дверью, а другой был подан знак подать полотенце. Кое-что о привычках графа Сибилла уже знала, например, он не раз врывался с визитом в комнату Цанхараш и с порога задавал вопросы, которые приличные люди держат при себе. Кое-что ещё предстоит узнать, но едва ли ей это понравится.

  До тех пор будет не лишним держать в голове, что это его дом. Пока он со всеми почестями не переехал в братскую могилу, где ему самое место.
  Здесь ходят и держат ушки на макушке его люди. Пока их не перерезали по углам.
  Это его принято бояться и почитать в сих мрачных стенах. Но больше всё-таки бояться.

- Что желаете надеть на церемонию?

  Шкуру Бледного льва, разумеется. Сибилла носила бы её с гордостью и почтением, как к паршивой в целом, но очень памятной вещи. Жаль, Азшара ничего подобного после себя не оставила. Графиня до самой своей смерти так и не поняла, что годится лишь на украшение Дома Скорби. Не несущее практической пользы, но безусловно симпатичное.

- Неси чёрное платье в пол, будем чуть скромнее обычного. Да, с золотыми наплечниками. Пусть сегодня назначают меня, но это его день, не так ли? В первую очередь моя должность должна послужить Повелителю, - а Сибилла должна убедительно делать вид, что верит собственным словам. Судя по горячо кивающим головам, получается недурно. Да, в первую же очередь она заменит этих болванчиков на своих верных прихвостней - эти сперва даже не знали, что нужно подавать госпоже сразу несколько украшений на выбор. Какой позор...

... и триумф одновременно. Видел бы меня сейчас дядя. Сказал бы «будет тебе улыбаться, всё самое вкусное впереди» и был бы железно прав.

  Пути назад нет. Игра с новым графом имеет отчётливый привкус крови, но к счастью для Сибиллы, она успела его полюбить. Вкус в смысле. Не графа. Неожиданно пришедшая в голову мысль отразилась на лице сдержанной улыбкой. Для стороннего зрителя Сибилла довольно любуется своим нарядом в зеркале, но сама она знает, что самую малость нервничает. И тут же великодушно прощает себя за это, ведь фигура Кайлана Лайонхарта - этой закованной в железо колокольни - мало кого оставит равнодушным. Особенно, если она вырастает прямо за спиной. Сразу после того, как стоявшая-на-страже-девица поспешно влетела в комнату с видом испуганной птицы.

  Лёгок же ты на помине, наш Граф.

- Наше Солнце, - подобострастно мурлычет Сибилла и поворачивается к нему лицом, склонив голову. Солнце бледное, как поганка, холодное, как тело Цанхараш, но какое ни есть. Остальные присутствующие (а именно - несколько девушек), синхронно склоняются вместе с ней, как вышколенные щенки. - Я рада вам.

  Когда плетёшь паутину лжи, вплетай туда ниточки правды и держись за них. Держись крепко, чтобы внушать доверие. Конечно, Сибилла рада. Всяко лучше, наконец, встать с чудовищем лицом к лицу, чем напряжённо ожидать его из-за угла. Она поднимает глаза, ненавязчиво, не слишком пристально, звери такое не любят. Она уже знает, что увидит сама и что в нём видят другие: сковывающий холод бесцветных глаз, тяжесть металла, частокол острых зубов и пренебрежение вместо таблички «не влезай, убьёт». Или нет, «даже если не влезешь - убьёт всё равно». Ведь это его единственное предназначение.

  Сибилла уже всё это видела, слышала от Цанхараш, а потому ищет в нём нечто большее. Можно бояться графа и отождествлять со смертью, а можно помнить, что его кровь - такая же красная. Можно видеть в нём бессердечного Короля Черепов, а можно понимать, что у любого нормального (и не очень) мужчины должны быть свои милые увлечения. Сибилла не собирается повторять чужих ошибок, потому что не собирается бояться.

- Девушки, - одного чётко сказанного слова достаточно, чтобы прислуга выпорхнула вон и оставила их наедине. Точнее, сбилась в кучку за дверью, ожидая новых приказов. - Все приготовления закончены, Повелитель. Если вы чего-то желаете...

  И тут Кайлан, вроде как, должен сообщить, зачем пожаловал без предупреждения. Сомнительно, чтобы венценосная особа подняла своё королевское седалище ради одних только поздравлений.

Отредактировано Еретик (18.05.22 03:39:53)

+2

3

[indent] Величие. Оно многолико и не всегда является желанным благом... для Кайлана возвышение на трон стало скорее неожиданным бонусом, а не желанным трофеем. На самом же деле, Бледный лев никогда не имел то, чего желал более всего в этом мире: все. должны. умереть. Ненависть внутри булькает раскаленным ядом, лениво обгладывая черную душу Графа, медленно и мучительно пытая его неутолимой жаждой чужих страданий, которые должны быть как минимум соразмерны с его вечным проклятием. Ненависть. Это все что от него осталось, но отголоски давно утерянной в лабиринтах безумия человечности оставили некие "вредные" с точки зрения его новой религии привычек. И самой разрушительной из них стала потребность в последователях.
Раз за разом. Раз за разом. Раз за разом...
Словно сломанный механизм, зацикленный в бессмысленном круговороте действий, Кайлан приближал к себе людей, возносил их на сложенную из черепов вершину, даровал все, что они только могли пожелать...
А затем ломал.
Калечил морально и физически, превращая в свои точные, несчастные копии.
И в итоге озлобленное, захлебнувшееся амбициями и вечным несчастьем существо неизменно вторило судьбе своего беспощадного господина: предавало.
Всегда.
Это дело времени.
Змея неизбежно укусит свой же хвост, усталые пальцы отпустят клинок, цепной пес сломает шею, пытаясь сорваться с цепи, а обречённый - смирится с судьбой. 
Забавно, но Хоруса это была далеко не игра.
Ведь здесь невозможно одержать победу... и конец всех и каждого давно оглашен безумным хохотом Темных богов, вдоволь забавляющихся, глядя на жалкие потуги смертных разорвать нерушимые оковы неизбежности.
Обреченность имеет любимый Хорусом вкус отчаяния, он смакует его, рисуя на бледных устах призрачную улыбку, ведь вскоре все начнется сначала:
Ведь настало время нового витка вечной трагедии
Настало время Сибиллы

https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/72/630/962429.gif

[indent] Хорус был вовсе не обязан наносить визит будущей главе культа Короля, однако, он этого хотел... а идти против своих желаний мужчина не станет. Его тяжелая поступь в миг нарушила покой искомой особы, и прежде всего Граф неторопливо ощупывает взглядом диковинное помещение, отмечая про себя, что оно выглядит совсем иначе. Здесь были запахи. Цвета. Блеск. Красиво одетые слуги. Зеркало... оно привлекло особое внимание Кайлана, Бледный лев уже давно позабыл, когда в последний раз находил нечто подобное в Доме скорби, и воитель даже затруднялся ответить почему же так вышло... быть может, зеркала оказались слишком хрупкими, а возможно многим трансдентам было отвратительно смотреть на то, чем они все стали?
Однозначного ответа быть не могло.
Сибилла почти мгновенно замечает своего повелителя, ее медовый голос был до последнего звучного слога наполнил сочащимся ядом удовольствия от встречи, а изумрудная зелень глаз куплетистки замерла прямо на Хорусе, который казался чуждым элементом в этом мире черного и золотого. Кайлан отреагировал на приветствие далеко не сразу, н так и продолжал буравить взглядом зеркальную поверхность, ловя взглядом сразу два силуэта: свой собственный и Сибиллы.

- Мне просто стало интересно, - совершенно мертвый голос: холодный, тусклый, но вовсе не тихий, а скорее гулкий и пробирающий до костей рокот... словам Графа вторили шипящие голоса, срывающиеся с проклятой короны «да-да, интересно, нам интерес-с-с-сно...», - насколько ты изменишь это место... хм... что же, готов признать - у тебя совсем другой вкус, можно считать это добрым знаком.

[indent] Воин неторопливо обошел просторное помещение, точно бестелесный призрак, заполнив пространство холодом исходящим от начертанных на доспехи рун, напитал запахом снега и стали, принеся каплю голодной стужи в священную обитель Еретик. Кайлан кажется абсолютно равнодушен к происходящему вокруг, но не сложно было понять: что сам факт его прихода говорил о том, что великого Короля Черепов что-то тревожит.
Но пока даже он сам не мог ответить что именно: Сибилла, возвращение Цанхараш или то, что последняя столько лет смогла прятаться прямо у него на глазах.
«Здесь, она все еще прячется...»
Шепот начал звучать отчетливее, капля за каплей подогревая болезненную паранойю Хоруса, который вопреки фактам был уверен в том, то богиня раздора умудрилась выжить. Или он просто до безумия желала убить ее еще один раз?

- Эта тварь не подохла, - сквозь зубы шипит Хорус, очи не имеющие цвета обожгли Сибиллу ненавидящим взглядом, подчеркивая накопившуюся злобу трансдента, - она все еще здесь. Прячется. Но... - выразительная усмешка уродует и без того жуткое лицо Графа, который выдерживает выразительную паузу, чтобы после продолжить неторопливо складывать слова в полные ненависти предложения, - Темные боги не примут новую преемницу, если жива предшественница. Ты умрешь. Если она жива, - мужчина облизнулся, словно эта мысль показалась ему приятной на вкус. Но зачем говорит это все Сибилле? Куплетистка и сама знает о злой воле Истинных божеств... может быть ему просто было занятно понаблюдать за ее реакцией, ведь именно эта женщина помогла разоблачить деоса и именно благодаря ей Цанхараш вновь встретила свою смерть, - не волнуешься пред посвящением?

Издевается.
Совершенно отрешенно, даже скучающе.
Словно сам факт издевательства был для Хоруса так привычен, что стал вполне нормальной для мужчины манерой общения.

+1

4

Без цветов, зато с угрозами. Ожидаемо и до боли похоже на то «изящество», с каким Бледный лев привык решать внутриполитические вопросы. Что бы они все делали, если б рядом не было умницы Ланселя? И что им делать теперь, когда умнице не хватило амбиций и смелости занять трон? Род Лайонхартов продолжает разочаровывать Сибиллу снова и снова. С каждым разом всё горше. 

  - Зачем тревожиться, мой лев? Всё случится так, как того пожелают Тёмные боги, - и Еретик, конечно. Давно пора вписать эту истину в законы мироздания. - Если Цанхараш жива, значит, я совершила ошибку. Если я совершила ошибку, моя кровь искупит её.

  Она прячет смешливые искры в глазах за опущенными ресницами, а в спокойном голосе нет ни капли сомнения. Упование на высшие силы, почтение и бесконечное терпение - отныне её новая маска, и клей с примесью безумия должен намертво скрепить её с лицом. Кто в здравом уме станет возводить в абсолют желания пациента со слуховыми галлюцинациями? Вот и глава культа Короля должна быть немного... того.

- Убить любовь порой так трудно. Особенно, когда она имеет облик божества, - Сибилла тоже умеет издеваться. Но, в отличие от Кайлана, делает это без усмешки и лишь участливо вздыхает. - Однако эта жертва уже им обещана. Долг каждого культиста довести начатое до конца.

  Хорус тяжело меряет шагами комнату, ему здесь не место, как не место мечу в богато украшенной шкатулке. Он должен вихрем прорезать поле битвы, покуда не сломается о следующего героя. Неужели Лансель не хочет признать очевидное? Пока новый граф здесь, он будет менять одного врага на другого, Цанхараш на Сибиллу, тревожные сны на изнуряющую паранойю. А сколько времени и сил требуют эти попытки укрепить свою броню...

  ...чтобы, в конце концов, быть выцарапанным оттуда, как из панциря.

  Она медленно и осторожно подходит ближе. Когда-нибудь Еретик будет от графа на расстоянии когтя, но сейчас останавливается на расстоянии меча. Приходится поднимать голову, чтобы смотреть ему в глаза. Сибилле не нравится, как Хорус возвышается над ней, заставляет почувствовать себя особенно маленькой, хрупкой. Жизнь в льдистых глазах будто застыла, но одного колебания больного разума хватит, чтобы стальная перчатка перебила женщине шейные позвонки. Подобные детали, всплывающие в воображении, здорово отрезвляют.

  Король Черепов - орудие, которое ещё не развёрнуто в другую сторону. Никогда нельзя забывать об этом.         

  - Знайте, повелитель. Ваши враги - это наши враги. Мы не будем знать покоя, пока их черепа не украсят вашу коллекцию, - Хорус отбрасывает большую тень, и она будет вторить его ненависти, отражать её, как это магическое зеркало, и приумножать, вынуждая искать предателей среди истинных сторонников. - К сожалению, Цанхараш успела пустить ростки предательства в этот мир и вряд ли действовала одна. Их следует выкорчевать, одного за другим. Мне уже не терпится приступить к своим обязанностям, чтобы лучше служить вам.

  Увидит ли он в «ростках» тонкую отсылку к своим отпрыскам? Что-то более явное Сибилла пока не может себе позволить. Слишком рано.

  Она с притворным восхищением рассматривает искусную броню, в задумчивости поднимает было руку, чтобы прикоснуться пальцами, но останавливает себя на полпути. Словно фокусник, отвлекает простым жестом, пока незримо тянется к разуму Хоруса, опутывая его гибкими ветвями Умиротворения. С этого дня начнётся кропотливая работа по формированию нового рефлекса.

  С Сибиллой - хорошо. Есть спокойная уверенность в том, что всё идет так, как нужно.
  Без Сибиллы - плохо. Хотя такие вещи мужчины должны чувствовать сами, разве нет?

  Робкий стук в дверь и голос прислуги, оповещающий о готовности культистов начать церемонию, прерывает их уединение. Еретик вопросительно смотрит на графа. Уже пора, или он хочет что-то добавить к своим ценным замечаниям?

+2

5

[indent] На черных доспехах выведены полные ненависти колдовские руны, из них сочится полупрозрачный белый дым, отравляющий дивно благоухающий пряностями воздух могильным холодом. Злость эта не имеет прочны, цели или даже тени здравого смысла. Она просто существует, упиваясь порочной тьмой... прямо как и сам владелец борони - Хорус. Мужчина не мог отыскать в осколках памяти роковой момент, когда окружающая его реальность вдруг стала блеклым пристанищем напрасной жестокости, что не несет в себе сути. Да и станет ли Бледный лев задавать себе подобные вопросы? Разумеется - нет. Бескрайняя злоба давно стала некой нормой для графа и единственным, пускай и разрушительным, способом ощутить хоть что-то помимо гложущей остатки черного нутра пустоты.
Любовь.
Ювелирно-тонко очерченные улыбкой губы Сибиллы слагают медовым голосом это слово.
Наверное... оно должно обжечь уста воителя страстью, опалить сердце ревностью и испепелить темную душу горем страшной потери...
Но он чувствует лишь вкус терпкой горечи пепла, да ноют, словно незаживающие раны, давно остывшие следы ядовитых поцелуев Цанхараш.

- Любовь - презренная грань священной ненависти, - бескрайний холод глубокого баса несет в себе искры пылкой ярости, которые на контрасте шипят и искрятся, подобно охапке сверхновых звезд брошенных в холодную пустоту равнодушного космоса. Любовь. Хорус не понимал глубокого смысла простого слова, извращая привычные смертным чувства до неузнаваемости. Темная и голодная тварь испытывала лишь одно ощущение при упоминании трепетной близости: безграничную ненависть ко всему... но в особенности гневили Графа блеклые воспоминания о теплоте, ведь нечеловеческие муки мрачного настоящего становились особенно невыносимы на контрасте с каплей выжженной дотла былой человечности. Вспминать о чем-то таком больно. Слишком больно. Мучения столь сильны, что их невозможно даже осознать, поэтому Хорус привычно путает их с гневом, - я пообещал темным богам кровь омерзительной твари. Пообещал всю до последней капли. И ты оказалась втянуто в мою исполненную благородства клятву, и значит навеки стала ее неотъемлемой частью служения высшим силам.
А значит...
Тебе надлежит служить верно.
Или умереть.

[indent] Наверное из уст беспощадного воина обещание погибели должно было прозвучать угрожающе... но нет... обещание вечной службы сулило суеверным ужасом безграничных мук, что не в какие сравнения не шло ни с болью от клинка палача. Смерть... что же, ей досталась роль вожделенного избавления и единственного способа завершить сотворенный из скорби путь слуги Темных богов. Однако, Хорус вовсе не желал даровать Сибилле свободу от мрачной тьмы богослужения. Его желание было куда более бессердечно - Хорусу хотелось вознаградить женщину за безупречную жестокость и невероятную преданность порочным идеалам культа.
Прагматичная кровожадность брюнетки бальзамом обволакивает истерзанный сомнениями рассудок, словно наркотический туман.
Королю черепов приходится по нраву токсичное опьянение ласковой кровожадностью.

- Ты права, - улыбка полная мрачного предвкушения искажает лик графа, обнажая бритвенную остроту акульих клыков, голос его понижается до злорадного шипения, а очи останавливаются на Сибилле, даже сейчас не утратив беспристрастной холодности, - каждое мгновение жизни мне слышится, как они трусливо шепчутся за спиной, роятся по темным углам, уподобляясь чумным крысам... но ты смогла найти их королеву, а значит и остальные ренегаты не познают сладостной безнаказанности. Так ведь, Сибилла?

[indent] Вкрадчивость тона -едва уловимы налет в повелительном басе графа... мужчина почти торжественно награждает плечо брюнетки неестественной тяжестью своей ладони, неотрывно утопая в токсичной глубине зеленых глаз кошки, которая по меркам воителей казалась хрупким созданием. Слишком уязвимой для когтистой лапы чудовищного льва, которая обжигала холодом стали открытый участок кожи...

+1

6

Любовь - это мягкая лапа с когтями, как бритвы.

  Весьма иронично, что из них двоих она удостоила своим прикосновением именно графа. Сибилла повидала на своём веку и более странные союзы, но Хорус и Цанхараш стоило бы вписать в учебники под заголовком «токсичные отношения». Бестолковая игра, где оба остаются побитыми, а граница между победой и поражением размывается, образуя зияющую пустоту. В таких случаях всегда лучше быть кем-то третьим, кто направит разрушительную силу в нужное русло и приберёт весь этот беспорядок.

- Разумеется. Всех, кто свернёт с верного пути, настигнет клинок палача, - глаза львицы при этих словах сверкают, как драгоценные изумруды. А может, как смертоносное лезвие?

  От её решительности теперь зависит многое. Вернувшись в Дом Скорби, пришлось многое себе пообещать. Например, если Сибилле и суждено умереть на пути к трону, она сделает всё, чтобы забрать с собой королевское семейство. Хладнокровно поставит жирную точку, как и привыкла поступать во всех своих делах. В конце концов, кто, если не она, способна исправить эту досадную ошибку, именуемую нынешней политикой.

  «Вот и остались на гибельной тропе. Ты да я, Кайлан Лайонхарт. Вдвоём нам будет тесно».

  Голос графа раскатистым громом проникает повсюду, в каждый уголок этих комнат, эхом отзывается будто бы между рёбер Сибиллы. Хищный оскал, заменяющий улыбку, заставляет остановиться взглядом на частоколе клыков. Хорус твёрд и холоден, как стены его дома. А если вдруг наблюдателю покажется мало, тяжёлый металл ляжет на плечо и даст понять, что внешность совсем не обманчива. Смотри, Еретик. Вот почему ни один подосланный тобой убийца не вернулся назад.

  Она вдыхает морозный воздух, расслабляет плечи, пропуская через себя чужую силу, не сопротивляется ей. Сибилла ведь не камень, чтобы всерьёз тягаться со сталью. Она - вода. Неважно, захочет ли Хорус войти в неё через нож или дружеское прикосновение, волна обступит, накроет и поглотит очередного самоуверенного кота. Затем улыбнётся с загадочным очарованием - прямо как сейчас, отвечая теплом на прямой взгляд графа. И утечёт сквозь пальцы - попробуй снова поймай.

- С вашего позволения, - выдержав почтительную паузу, Сибилла ловко выскальзывает из-под когтей и жестом предлагает проследовать за ней. И правда, сколько можно уже откладывать её назначение. Пусть даже в презренный культ, основанный Цанхараш.

  Поначалу были слышны лишь тяжёлые шаги Хоруса за спиной, но ближе к залу культа к ним присоединился звук барабанов, глухой и ритмический. Как если бы сердце Дома Скорби спряталось за этой стеной. Сибилла кладёт ладони на пульсирующую гладь высоких дверей, но в последний момент оглядывается на графа.

- Прежняя глава культа оставила после себя кое-какие описания прошлых церемоний, но я позволила себе их вольную трактовку. Пусть её позорная страница будет вырвана из истории и стёрта в прах жерновами времени.
https://i.imgur.com/hdbpRFi.png

  Двери легко поддаются, и первое, что бросается в глаза - это голодное пламя, взметнувшееся от повеявшего сквозняка. На фоне огненных языков возвышается фигура распорядителя, который при виде Хоруса торжественно возвещает: 

  - Его Величество Король Черепов, граф Кайлан Лайонхарт, Первый среди равных! - его гулкий голос мгновенно подхватывается десятками других. Культисты приветствуют своего графа, как тёмное воинство великого генерала. Сибилла намеренно поставила их по струнке и сделала всё, чтобы в этом помещении доспехи графа смотрелись как нельзя кстати. Никакой вычурности, сладкой музыки и золотых львов, которые так любила Азшара. Никаких затянутых условностей, от которых любой воин полезет на стенку.

  Только честная сталь, военные ритмы, пламя и обезличенные масками приспешники. И... кровь, разумеется. Куда ж без неё. Алтарь щедро напоен ею, алые ручейки спускаются к самому основанию и ярко окрашивают пол. Конструкция будто подрагивает в свете пляшущих огней, но если присмотреться, становится понятно, что весь алтарь держится на человеческих телах. Ещё дышащих, стонущих, вывернутых в неестественных позах и надёжно привязанных к неприветливому железу.

  - Верные приспешники Цанхараш, - скромно подсказывает Сибилла, становясь за плечом Хоруса. - Я пообещала: если они переживут эту ночь, то смогут искупить вину и вернуться к своим семьям. Но с другой стороны... вы им такого не обещали, не правда ли, повелитель?

   Культисты почтительно расступаются перед ними, а львица крайне внимательно ловит выражение и реакцию графа на весь этот радужный банкет, готовая тут же дать команду и пустить всё в другое русло, если ему хоть что-то не понравится. И повесить всех виновных (и не очень) прямо на месте, не отходя от алтаря.

+1

7

Ритуалы.

[indent] При упоминании этого слова бледный губы графа скривились в полу-презрительном оскале. Хорус испытывал отвращение к омерзительным повадкам культистов Крови... но... ничего более не могло доставить ему те скудные крохи наслаждения, которые можно было извлечь из богомерзкого чана с агонией и наркотиками. Когда мир теряет всякие краски, то начинаешь в тайне ценить удовольствие в любом проявлении. Однако, воитель не собирался демонстрировать свою порочную зависимость перед Сибиллой и пред взором изумрудных очей юной культистки он остался все так же равнодушен и злобен. Как обычно. Или же нет?

[indent] Дорога по которой они пошли была выложенная из черного камня, которой приобрел угольный цвет не по природным причинам. Когда-то в этих самых залах и бесконечных коридорах творились воистину ужасающие вещи. И стены запомнили. Впитали все, до последней капли черноту сердец и помыслов. Запах смерти и хрустальный смех самой презираемой из богинь. Сибилла шагала впереди гибкой бесшумной походкой, словно уже сотню лет повелевала святыней культа крови. Золотые украшения и лоск дорогих тканей опасно поблескивали среди упадка и разрухи, создавая причудливую иллюзию того, что Еретик - блик света, просочившейся сквозь бессмысленно-однотонные базальтовые витражи.
«Но она не свет»
«Скорее слишком уж ослепительная тень»

[indent] Шепот безумия роился в голове хором чужих голосов, но сегодня Кайлан был с ними согласен. Юная Муракатто была самой необычной из многочисленных слуг Хоруса, но она была при дворе, а значит обладала всеми нужными качествами для того, чтобы прочие хищники не сожрали живьем. Бледный лев лениво начал прибирать в осколках памяти образ новой главы культа: она могла быть такой разной в зависимости от ситуации. То приторно-сладкой, то ядовито-горькой, то тихим шепотом, доверительным и теплым, то безжалостной и решительной, как удар стали о беззащитную плоть.
«Всегда такая, как нужно.»
Сам же граф Леонэйм отличался пугающим постоянством. Он был жестким, повелевающим, и от звука его шагов эхо становилось гуше и тише, боясь лишний раз напоминать о себе. Подданные вели себя подобно звуку, стараясь не вызывать гнев графа всеми возможными способами. Но сегодня получалась у них это плохо.

[indent] Бледную кожу воителя лизнул свет трепещущего пламени. Мужчина гневливо морщится, словно это касание было реальным... двери распахнули для них целое царство звуков и запахов, оставив позади священную тишину Дома Скорби. Он не был среди них так давно, что былые образы старого культа успели размыться в памяти, но сейчас все события связанные со служителями Крови возродились вновь. И первое, что почувствовал Хорус - гнев. Тяжёлый и неповоротливый. Ему как будто бы понадобилось какое-то время, чтобы всколыхнуться во мраке проклятой души графа.

- Какое трогательное обещание, - непостижимый холод сквозил в каждом слове, сорвавшемся с клыкастой пасти чудовищного воителя. Однако, мертвенный безразличный взор вдруг наполнился смыслом, прямо как жертвенная чаша кровью, - я его исполню.

[indent] Мрачное удовлетворение замирает в уголке кривой улыбки.
Хорус слишком большое значение отдавал двум вещам: верности и мести. Все, кто сейчас стоял пред ним и дрожал от холодного липкого ужаса - наследие Цанхараш. И их пример должен был стать показательным...

- Найти каждого их родственника и привести сюда.

[indent] Первый его приказ был отдан властным рыком, который быстро заполонил собой храм, а затем Хорус наклонился к той, что привела его к добыче. Дыхание. Ледяное как у мертвеца. Оно путается в шелковом водопаде черных волос, когда граф отстраненным шепотом произносит особенное пожелание:

- Сначала убейте родных. Эти жалкие предатели должны смотреть... если кто-то будет смыкать веки - отрежете их, - голос опускается до хриплого шепота, слишком вязкого и насыщенного от злорадства, - а затем исполни свое обещание, Сибилла. Живых и мертвецов поместите в клетки и вывесите на стенах цитадели, дальше о них позаботится голод и воронье. Зато. Они будут вместе, разве это не есть милосердие? - закончив, мужчина выпрямился в весь рост, смерив молодую львицу оценивающим взглядом, - но пускай этим займутся другие, ты будешь нужна мне здесь. Ведь для ритуала посвящения все давно готово.

+1


Вы здесь » Энтерос » СВОБОДНОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ » Игра теней


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно