Свершилось! Сюжетная арка «Воронка Хроновора» подошла к своему логическому концу и мы даже не состарились. Всего было отыграно 25 квестовых эпизода и написано более 1700 постов! Итоги и события все желающие могут посмотреть в разделе сюжетных хроник. Не забывайте, что у нас проходит масса других квестов, не стесняйтесь открывать свои и участвовать в квестах других игроков.
Доброго времени суток, игроки и гости! У нас всё хорошо, квесты играются, сюжетные эпизоды идут своим чередом. Прошу не забывать про очереди в личной и сюжетной игре. Посетите раздел «объявления», там вы найдете важные новости, обратите внимание на новость от 04 апреля. И, конечно же, не забывайте мыть руки, соблюдайте режим самоизоляции и избегайте людных мест, ибо коронавирус не дремлет. К тому же, соблюдая эти правила, вам будет проще писать посты – с чистыми руками и дома!
Всем хорошего настроения! У нас всё идет своим чередом: квесты продолжаются, личная игра идет, ежемесячные конкурсы тоже не дремлют. В этом месяце у нас два февральских конкурса: ко дню всех влюбленных и традиционный конкурс лучших постов. Не забывайте про очередность в квестах и личной игре. Пусть последний зимний месяц и следующий за ним весенний будут отличными!
С Наступающим Новым Годом! Пусть в новом году жизнь играет всеми красками, как конфетти, сбываются мечты, сияют на лицах улыбки, глаза искрятся счастьем! Пусть в душе будет больше добра! Здоровья, любви, взаимопонимания, радости, достатка, путешествий, впечатлений и только хороших событий. Пусть Новый год дарит только лучшее! И не забудьте принять участие в 3-м туре Новогоднего ивента!
Охо-хо-хо! Зима пришла, зиме дорогу! Не простудитесь в трескучие морозные деньки или жуткую слякоть, а ещё не забывайте про все мероприятия, что приурочены у нас к Новому году и ежемесячному поощрению активных и лучших игроков! С нетерпением ждем ваших заявок и участия в наших конкурсах! И счастливых дней декабря, пусть первый серебристый месяц подарит вам много энергии и отличного настроения!
Салют! Вот на дворе последний осенний месяц 2019 года, надеемся, у вас все отлично и вдохновение плещет через край. Кутайтесь в теплые пледы, запасайтесь печеньками, мандаринками и сладким чаем, впереди нас ждут новогодние праздники и холодная зимушка-зима. Кстати, мы завершили ряд конкурсов, спасибо всем за активное участие и не забывайте про квесты и личную игру!
Все игроки проекта могут как организовать собственный квест, так и вступить в любой квест, открытый для вступления новых участников, также имеется возможность вызвать мастера игры или прийти GM по заявке.
          




Хао изогнул бровь, наблюдая за реакцией студента на свои слова. Его ответ ясности не внес, поэтому на всякий случай, мужчина на всякий случай сделал шаг назад. Не потому что испугался, а потому, что так было больше пространств для дальнейшего...
Да что вы знаете о сверхурочной работе? Так и хотелось спросить ему, но к несчастью, под руку никого не попадалось. А может быть потому и не попадалось, потому что подчиненные знали, что в раздраженном состоянии доктор всея Иерихона...
Ну, сложно сказать, насколько девиантны антиквэрумы-сладкоежки, потому что Чарли до сих пор не то чтобы встречал излишне много антиквэрумов в принципе и понятия не имел, как они в целом устроены и насколько велика у них тяга ко всему...


      
      

Лиритиль не была уверена, что выбранный путь верный, но если вообще не действовать так можно и остаться в непонятных подземельях. Если посчитать сколько нелогичных вещей она совершала за девять веков жизни, то их явно перевалит за добрую сотню...

– Не увлекаюсь подобным - не вижу смысла. Такие знания максимально бесполезны, ибо не несут ничего для саморазвития кроме витиеватых словечек и образов – равнодушно ответил антик. Ему была чужда вся эта развлекательно-досугная тема, которую он...

Снова сестра считала его несмышленым ребенком, не разумным птенцом верящим в сказки и живущим лишь созданной ей иллюзией целей. Только Алиесса не понимала, что самому Риону давно не нужен клан, это была та ниточка за которую он пытался вытащить...







Once Upon a Time: MagicideВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
Книга АваросаВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластияKARATADA
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieDark Tale



LYLФлудилка RPGTOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Один на один с отражением


Один на один с отражением

Сообщений 1 страница 93 из 93

1

http://s6.uploads.ru/BFC52.png
https://img-fotki.yandex.ru/get/4605/47529448.d7/0_ccbdd_9580cb2b_S.png
Планета Северика/Подземный лабиринт Пустыни мертвых земель

https://img-fotki.yandex.ru/get/63971/47529448.d7/0_ccbe4_4f93efef_S.png
Канта Мория, Лорен Кёри-Штейлес, Рани Даката, Мирэлиаликс, Ревери Фортиуан
(Если будут желающие присоединиться, то просьба сначала написать в лс либо мне, либо Канте)

https://img-fotki.yandex.ru/get/2713/47529448.d7/0_ccbe2_2fef2076_S.png
Поздним вечером по приказу Трибунала Лорен и Канта должны отправиться на поиски артефакта, который исчез столетия назад в Пустыне мертвых земель. Если верить слухам, артефакт находится глубоко под землей в одной из комнат лабиринта и охраняется монстром, который никогда не смыкает глаз и готов убить любого, кто посягнет на охраняемое им сокровище.

https://img-fotki.yandex.ru/get/15587/47529448.d7/0_ccbdb_b9c35479_S.pngБой по официальной системе. Участие мастера только приветствуется)

Теги: Один на один с отражением,Воронка хроновора

Отредактировано Лорен Штейлес (17.05.2016 16:48:41)

+2

2

Краткая характеристика местности

Данная характеристика введена мастером, чтобы не возникло расхождений в дальнейшей игре
Ближайший город к пустыни (с ее лабиринтами) — Терминус. Огромная махина за высокой стеной, неплохая инфраструктура, экономика и быт, развитый город — ничего не скажешь! Там давно бытует мнение: решил сунуться в «мертвые лабиринты» захвати с собой гроб и напиши завещание в пользу города!
Сама по себе пустыня не столь уж грозная... точнее сказать, вполне обычная, разве что костей и черепов там больше раз в сорок, чем в той же Мохаве. Добраться до лабиринтов труда не составит, имеется очень много путей практически с любой части территории, нередко путники, в поиске воды и спасения от жары, спускались в лабиринты, даже не подозревая... они еще более опасны.
Когда только-только спускаешься, ничего сложного: этакая подземная пещера, имеется множество ходов/выходов, персонажи могли насчитать как минимум семь! Но может стоит поискать получше? Или у героев другой план? И где они вообще находятся?

Отредактировано Мастер игры (27.01.2016 16:15:18)

+1

3

"Какого черта? Нет, какого черта? Мало того, дали напарника невесть какого, так ещё и продолжают издеваться", - антиквэрум бросил злой взгляд на только что закрывшуюся у него за спиной дверь, скрестил руки на груди, облегчённо выдохнул в сторону. Нет, ну наконец-то этот начальничек отстал, правда, перед тем, как выставить Канту за дверь из-за непозволительного хамства, успел всунуть ему в руки какие-то бумаги. Их следовало бы, конечно, отнести сначала той бестии, что гуляла у антиквэрума в напарниках. Как зовут этого самого напарника, Канта заморачиваться не стал, а прозвище он в любом случае ему придумает, ещё успеет. Впереди их обоих, по всему видимому, ждёт увлекательнейшее путешествие в недра адовых кругов, прямо в общество к уродским монстрам, готовым сожрать гостей не жуя. Стоит ли говорить, что Мория считал, что справиться с заданием сам, а напарника считал чем-то, мягко говоря, лишним? Но делать нечего, приказ Трибунала изменению не подлежал, поэтому следовало бы зайти за напарником. Разумеется, что-либо решать с ним и просчитывать планы дальнейших действий Мория не собирался. Ещё чего.
Прямо от дверей начальничка Канта направился к напарнику. Замысловатые коридоры наконец-то привели его к комнате Лорена, перед дверьми которой он и остановился. Придётся пересилить себя и начать разговор первым, хотя о каком разговоре может идти речь? Этот рыжий полукровка самым наглым образом вторгся в жизнь Мории, а теперь ему самому служить передатчиком приказов начальства?! Много захотели, очень много. Они все видимо забыли, какой сволочью может быть Мория, и что за скверный у него характер. Или сделали вид, что забыли? Конечно, им же это выгодно: выставлять из кабинета, хлопнув дверью за спиной, вместо толкового объяснения задания толкать в руки какие-то бумажки и прямиком посылать к напарнику передатчиком. Раздражение Канты планомерно перерастало в расчетливое бешенство. Он уже хотел было бросить документы здесь же и уйти, как вдруг вспомнил, чем грозит любое неподчинение приказам. М-да, умеет Трибунал затягивать гайки и хомуты на подчиненных. Да ладно, отдать документы он ещё отдаст, но не более. Мория силой заставил себя развернуться к двери, скрипнув зубами, всё же подавил своё недовольство и смог-таки натянуть на лицо раздраженно-недовольное выражение, которое присутствовало у него всегда, разве что в большей или меньшей степени. Не долго думая, постучал в дверь, и облокотился плечом об косяк, ожидая, когда Лорен соизволит подойти и открыть. Сам Мория намеревался сунуть ему в руки бумаги и уйти, чтобы отправиться на задание либо самостоятельно (!), либо в обществе напарника, но сохраняя чёткую дистанцию. В конце-концов, не в друзья же он ему записывался? А настоящие представления антиквэрума о напарниках стёрлись давным-давно. Всех, до единого, он считал подлецами и подонками, готовыми ударить в спину при любом удобном случае. Однако сам Лорен его несколько настораживал: мало того, возник в Синдикате невесть откуда, за короткий промежуток времени стал офицером, да ещё и попал к нему в напарники. Что-то здесь не так, а вот отсутствие любых ответов заставляло относиться к Лорену ещё более насторожено, чем ко всем остальным. Чёртов напарничек.

Отредактировано Канта Мория (27.01.2016 16:47:24)

+1

4

Уже несколько дней Лорен не выходил из своей комнаты. Не то, чтобы не было желания, скорее отсутствовали причины. А он и не собирался их придумывать или искать. Сигареты есть? Покой есть? Что ещё надо для полного счастья? Лорен сидел на стуле около распахнутого окна, закинув ноги на подоконник. В руке тлела очередная сигарета, в пепельнице рядом — ещё несколько. При каждой затяжке огонек сигареты разгорался ярче, освещая руку саэтэруса и отражаясь, вспыхивая, в его глазах. Мысли одна за другой всплывали в голове. Иногда воспоминания, но от них Лорен отмахивался, как от назойливой мухи. Хоть он и не собирался углубляться в смысл бытия и тому подобные философские вещи, но должен был признаться сам себе: мир его порядком достал. Все вечно куда-то бежали, спешили, никому не было дела друг до друга. Все слишком занятые своими проблемами. До такой степени занятые, что порой не чувствуют, как за ними по пятам идёт хищник. А Лорен привык быть свидетелем и наблюдателем, который способен заметить любые мелочи, сейчас же становился одним из актёров на арене мира, коих были тысячи. И ему досталась не лучшая роль и не лучший спутник для её исполнения.
Штейлес не сомневался, что его покой будет нарушен стуком в дверь, поэтому лишь тихо хмыкнул, когда все-таки постучали. Кому он нужен в столь поздний час? В это время все нормальные спят, а не расхаживают по чужим комнатам. А может не открывать? Мало ли, нет его на месте, кто знает, куда информатор мог уйти? Постоит посыльный под дверью, подождёт, может, постучится ещё раз и уйдет. А если что-то важное? Хотя разве к Лорену кто-нибудь обратиться для решения важной проблемы? Ха, размечтался. Штейлес глубоко затянулся, подавляя невольный вздох, выдохнул дым через зубы, сильным движением притушил сигарету в пепельнице, не без удовольствия наблюдая, как быстро потух огонёк. Зубами достал из пачки другую. Привычно щёлкнула зажигалка, резкой вспышкой огня выхватывая очертания предметов, находящихся в комнате. За окном и в комнате было темно. Лорен чувствовал, как дым заполнил лёгкие, сердце чуть ускорило темп. Так знакомо, так необходимо. Через пару затяжек ему станет плевать на всё, но пока он затянулся только раз.
— Там открыто, — выплюнул Лорен, чуть усмехнувшись и откидываясь на спинку стула. Привычным жестом закинул руки за голову, останавливая взгляд на трещинах потолка. За пару дней он уже успел выучить их расположение наизусть. Скоро так же выучит всё, что связано с Синдикатом. Он доберется до всего, до самого фундамента, на котором держится эта сильная организация, до самых корней, узнает всё, что можно и что нельзя. Причем последнее предпочтительнее. А почему нет? Он не должен упускать такую возможность, тем более его сам Трибунал пустил на свою территорию. А от окраин до самых недр не так уж и далеко. Не в первой ему грызть корни организаций, где у власти стоят заносчивые типы. А трибунал, наверное, догадывается, какую змею пустил к себе. Ну и пусть. Игра обещала быть интересной.

Отредактировано Лорен Штейлес (27.01.2016 17:28:38)

+1

5

В ответ антиквэруму прозвучала лишь тишина. Чёрт. Неужели его нет в комнате? И где тогда эту бестию носит? Прикажете искать по всему зданию Синдиката? Нет, уж лучше увольте. Мория презрительно и раздраженно фыркнул. Ждать он не собирался, но тем не менее, ожидание планомерно затягивалось. Антиквэрум хотел уже наплевать на затею отдать документы ещё раз, как напарничек соизволил подать голос. Дверь оказалась открыта - какая ирония.
Канта дёрнул ручку на себя, распахивая дверь, и перешагнул через порог. В комнате оказалось достаточно темно, но он тут же наткнулся взглядом на рыжего полукровку, сидящего около окна с закинутыми на подоконник ногами. Канта нахмурился.
- Тч, а оторваться от стула не судьба? - наезд? Да самый настоящий, Морию уже, откровенно говоря, порядком разбесило всё происходящее ещё до напарника, так что тот только подлил масла в огонь: вот сидит здесь себе и курит, не чтобы как-то поинтересоваться у начальства, будут ли какие приказы или нет. Здесь никто не будет за ним бегать. Хотя нет, постойте, походу будет. Канта, вдруг поняв весь идиотизм ситуации, готов был поубивать начальство за то, что его выставили в таком невыгодном свете: ведь якобы сам пришёл сюда.
Кстати, о сигаретах. Канта на дух не переносил этот отвратный, горький запах, от которого буквально выворачивало наизнанку. Нет, ну может и не выворачивало и может Мории иногда сигареты даже нравились, но точно не сигареты напарника, точно не здесь и не сейчас. Он только недовольно поморщился, даже не думая скрывать отвращение по поводу происходящего.
- Вот, - бумаги, переданные начальством, оказались впечатаны в стол, находящийся рядом с Лореном. Канта буквально прожёг взглядом напарника, не убирая ладони с документов. - В следующий раз сам ходи к начальству, - процедил сквозь зубы и только потом убрал руку, давая напарнику возможность прочитать документы. А информация там, кстати говоря, была очень и очень важная. Общие сведения о территории, о самих лабиринтах, о возможных чудовищах и, что самое главное, об артефакте, который им обоим нужно было найти и доставить в здание Синдиката в целости и сохранности. Да, и ещё там зачем-то значились, на последней странице, слухи и домыслы об этих местах. Ну, типичные сказки. Там же значилась и эта ерунда о монстре, который стережёт этот самый артефакт. Честно говоря, Канта вообще не верил во что-то подобное. Да, но и не исключал повышенную опасность задания.
- Начальничек сказал, что на миссию стоит отправляться немедленно, - Мория презрительно фыркнул: вечно этот Трибунал печётся о найденных артефактах, да настолько, что тут же, только узнав приблизительное расположение магической вещицы, готов заслать туда охотников, лишь бы они притащили злополучный артефакт в зубах.
Скрестив руки на груди, антиквэрум отвернулся от Лорена. Он очень надеялся, что у напарничка не возникнет никаких вопросов по поводу задания и они отправятся туда сразу же. К слову, сам Канта был уже вооружён до зубов, хоть прям из этой комнаты идти в лабиринты пустыни. Поэтому самому ему время на то, чтобы собраться и подготовиться к миссии, не точно не потребуется.

Отредактировано Канта Мория (27.01.2016 18:10:57)

+1

6

Нельзя сказать, что Лорен был удивлен, увидев на пороге своего напарника. Это было очень предсказуемо. Саэтэрус сразу понял, что Канта пришел к нему не по своей воле, но предпочел об этом промолчать. Не обязательно болтать про то, что заметил. Весьма полезный навык молчать за свою жизнь Лорен так и не приобрел. Скорее научился заменять важную информацию другой, а то, что нужно ему оставлять при себе. Этот раз не стал исключением. Лорен хмыкнул.
— Какая муха тебя укусила, что ты не в духе? — Штейлес беззлобно усмехнулся, убирая ноги с подоконника. Бросил взгляд на напарника, — Ты заранее в поход собрался, даже не зная, что за задание? Или по пути ко мне успел собраться? — Лорен затянулся, забирая бумаги со стола. Пробежался глазами по печатным строчкам, привычно выхватывая главную информацию, — Ну и барахло ты мне принёс. Трибунал только такой информацией что ли располагает? Хотя у нас там будет определенный план действий, импровизацией называется.
Лорен встал со стула и затушил сигарету в пепельнице. Тому, что на задание надо немедленно отправляться, он даже не удивился. Начальство думает, что подчиненные должны все делать быстро, не задавая лишних вопросов. Желательно, чтобы вообще не возникали, а лишь вели себя, как послушные марионетки. Ладно, пусть Лорен сейчас и будет этой самой марионеткой, но под несколькими километрами земли все изменится до неузнаваемости. И именно там Лорен поймет, кто же на самом деле тот, кто записан в его документах под словом "напарник". Лорена как-то не сильно заботило то, что будь Канта предателем, сможет найти способ отправить его на тот свет. Кажется слово "напарник" неразрывно связывают с доверием? Что ж, это придется проверить.
— Ты теперь всегда на меня наезжать будешь? — Лорен убрал под одежду Ингрэмы, привычным движением проверил, хорошо ли они достаются. Пристегнул к бедру ножны, взял с собой кинжалы и несколько пачек сигарет, благо много места сигареты не занимали.
— Пошли, — Лорен обошёл стоящего посреди комнаты напарника, при этом бросив на него взгляд. Канта был раздражен, это невооруженным глазом видно. Он не в духе и церемониться не будет. У таких, как он, катана из ножен достается быстро. Даже слишком быстро. Но даже не смотря на это, Лорен не собирался держать язык за зубами и потакать воле антиквэрума. На его пути были строптивые личности, не раз попадались, но почему-то Штейлес понимал, что Канта не похож на них. Не похож, просто потому что не такой. А вот какой? Это ещё предстоит узнать. Им всё равно предстоит далекий, трудный и опасный путь, который они должны пройти вдвоём. Но кто знает, получит ли он напарника, на которого можно будет положиться в любой ситуации, или получил нож в спину? Сейчас Лорен не хотел об этом думать. Не стоит. Всё равно скоро всё узнается. Или не скоро?

Отредактировано Лорен Штейлес (27.01.2016 18:49:29)

+1

7

- Да пошёл ты, - огрызнулся Канта в ответ на вопросы напарника.  Лорен ему откровенно не нравился, чего уж тут. Вот то и дело лезет, куда не следует. Ну и оправдываться по поводу своего внешнего вида и полностью готового вооружения не стал, а только фыркнул, вскинув голову и уничтожающе посмотрев на полукровку сверху вниз. Ну, сверху вниз, ровно до того момента, пока тот не встал со стула - всё-таки превосходство в росте было не в сторону Мории. Хотя... антиквэрум даже будучи достаточно низким по росту, ухитрялся ровнять всех с плинтусом, а на разницу в росте ему было плевать, но отчего-то только не в присутствии напарника.
- Это "барахло" мне впарило начальство, так что к ним все вопросы, полукровка, - Канта вырвал у напарника из рук документы и, коротко разорвав их напополам, бросил на пол. Не забыл и сверху наступить сапогом, гневно впечатывая ненавистные бумажки уже в паркет. Всё равно ничего важного там не было, так, формальность. - У "нас" не будет никакого плана действий, слышишь? Есть только я, и ты, напарничек, и мне плевать, что этот приказ отдан нам двоим. Ты не был моим настоящим напарником и не будешь, а так и останешься напарничком, - всю эту неприглядную речь он сказал вслед Лорену. Нет-нет, Мории было совершенно всё равно, как там, в подземельях, сложатся обстоятельства - полукровку он не воспринимал и на дух не переносил. Ну и что с того, что они так называемые "напарники" - это всего лишь наименование, не более. Да, а вот своими словами антиквэрум просто так не разбрасывался, если он ненавидел его, то ненавидел на самом деле, без всяких там "а может быть".
Первым выйти из комнаты Лорену он не дал, а обогнал прямо около двери, сильно толкнув плечом, потом глянул на напарника через плечо, надменно фыркнул и отвернулся. Он собирался уничтожить рыжего полукровку по всем фронтам, чтобы впоследствии начальство оставило и его, и Лорена в покое, а по сути, расформировало бы их как напарников. Но, разумеется, Мория не собирался набрасываться на него по любому поводу, не истеричка же он в конце-концов? Н-да, отношения складывались так себе, а ведь они вместе уже были на паре-трёх заданиях. Впрочем, эти миссии ничем толковым в их взаимоотношениях не сказались, только ещё больше рассорили. Да плевать.
Осведомив начальство о начале выполнения миссии, Канта без труда телепортировался на Сиверику. Как глупо: "К выполнению задания №L, приказа N, приступили. Канта Мория и Лорен Штейлес". Очень глупо - оказаться в пункте назначения вместе с напарником, которого ненавидишь и готов убить. Да-да, в самом буквальном смысле. Канта был готов его убить и, что самое страшное, рассчитывал это воплотить в жизнь.
Перед глазами антиквэрума предстала пустыня, со всеми своими бескрайними песками и останками живых существ - черепами и костями. Прекрасно. И ни живой души, да и кто тут может быть? Разве что самоубийцы только. Или безумцы какие.
Лабиринты значились неподалёку, поэтому Мория, толком не подождав напарника, направился туда: близко же, да и заблудиться - это надо постараться. Спуститься вниз не составило труда: как и следовало ожидать, началом служила подземная пещера, от которой шли несколько ходов. Канта не особо любил подземелья и лабиринты - кто их знает, там и до обвала недалеко или ещё хуже до закрытия тех или иных ходов. Да и выбор в виде нескольких ходов ему не нравился. М-да.
Но уже оказавшись в подземельях, он почувствовал этот самый артефакт, за которым их послали, благо способности охотника это позволяли. Магическая вещица явно находилась в нескольких километрах отсюда и в одном из ходов её энергетика ощущалась чуть сильнее. Канта не мог ошибиться - им следовало пойти туда, собственно, поэтому именно в этот ход он и направился.

Отредактировано Канта Мория (28.01.2016 12:38:41)

+1

8

Короткий мастерский «post factum»

Путь был выбран верный, Канта пошел по длинному пещерному ходу, становилось немного влажно... внезапно парень осознал одну важную деталь: до цели, конечно, где-то три километра, но! Эти километры исключительно вниз! То есть, сколько им придется петлять по тоннелям не известно, может найти какую глубокую яму и провалиться туда. Глубокой ямы пока точно не наблюдается. Герои могли почувствовать легкое журчание воды с одной стороны и... странный прелый запах с другой, вот как раз два тоннеля! Куда герои идут? К воде? Или в сторону специфического запаха?

0

9

Лорен никогда не задумывался о том, что в его венах течёт смешанная кровь. По крайней мере его ничуть не волновал этот вопрос. Да и какая к чёрту разница, что за кровь заливает асфальт или льется по рукам после неудачной вылазки? А ведь это было много раз. Лорен чуть усмехнулся на слова Канты, которые явно были рассчитаны на то, чтобы задеть самолюбие саэтэруса. "Не получится, Канта, не получится. Эта тактика со мной не прокатит, уж поверь. Можешь кусаться сколько влезет, можешь оскорблять меня, но это бесполезно. Думаешь, ты первый, кто ко мне так относится?" Хотя, Лорену стоило признать, что на его происхождение ему указывали впервые. Да ещё с таким презрением. Типа знай своё место, да? Неплохой ход, но не в этой игре. Лорен никогда не понимал тех, кто пытался самоутвердиться при помощи своего происхождения.
Когда Канта обогнал его в дверях, специально задевая плечом, Лорен ничего не сказал. Будто не обратил никакого внимания. Нет, он не собирался терпеть такое отношение и дальше, но подсознательно хотел узнать, сколько ещё это может продолжаться. Однако одновременно понимал, что предела этому нет, и всё будет только хуже. С каждым разом всё хуже. А это не стоит пускать на самотёк. Но так хотелось. Пусть они вдвоём и заложники своего положения и им придется терпеть друг друга до поры до времени, но настолько портить взаимоотношения не стоит. Хотя, может, кого-нибудь из них убьют в этом походе и тогда они никогда больше не встретятся? Ведь всё возможно в этом сумасшедшем мире.
Лорен не считал необходимым извещать начальство о начале выполнения задания, благо за него это сделал Канта. Надо же, какой ответственный и исполнительный. Так и хотелось запечатлеть на плёнке это серьезное лицо, но Лорен не хотел последствий. К тому же сейчас не время, лучше подумать о задании. Штейлес телепортировался сразу за своим напарником. Появившись в пункте назначения даже не потрудился осмотреть местность, а первым делом поджёг сигарету. Затянувшись, бросил взгляд на Канту. Тот уже направился в сторону лабиринтов. Даже подождать не может. Если бы Лорен последовал чувствам, укусившим за душу, то поступил бы, как неразумный подросток, но он не мог позволить себе подобного. Всё-таки в голове у него была другая реальность, отличная от этой, где он мог представлять, что угодно, копируя то, что происходит с ним и выстраивая цепочки возможных событий. Поэтому сейчас в уме он представил себе, как не пошёл бы за Кантой, а остался бы здесь. Антиквэрум был бы рад возможности избавится от напарника и не стал бы даже ждать, не говоря уже о том, что спрашивать, что не так. А потом, что потом? Не лучший расклад. Нет, Лорен не сомневался, что справится один, но он не мог, банально не мог подставить напарника из-за глупых чувств.
Размышления заняли немного времени. Вздохнув, Лорен направился за Кантой. Хотел идти первым, ну пусть и идёт. Да и какая разница? Штейлес поймал себя на мысли, что много думает об этих взаимоотношениях, точнее об их отсутствии. Что ж, бывает. Лорен чуть прикрыл глаза, затягиваясь. Дым привычно обжёг горло, застревая где-то в лёгких. Мысли перестали смешиваться и теперь можно было без труда найти необходимые. Лорен переключил себя на размышления о предстоящих поисках артефакта. В пещеру зашёл вслед за Кантой.
— Ты чувствуешь его? — саэтэрус притормозил рядом с напарником, когда тот остановился, после чего последовал за ним в нужный ход. На ответ он не рассчитывал. Через несколько шагов Лорен остановился. Подсознание чётко сказало о том, что что-то не так. За много лет Штейлес научился слушать его, когда оно говорило где-то внутри него, и научился верить этому голосу больше, чем своему единственному глазу, — Похоже нам опять придётся выбирать. Только, думаю нам сразу стоило бы договориться о том, что принимать решения в одиночку не стоит. Я не собираюсь каждый раз у тебя спрашивать, как ты считаешь или тупо следовать за тобой, типа твой путь верный, — да это определенно стоило обговорить раньше. Но почему-то именно сейчас Лорен очень надеялся на благоразумие мальчишки. Ведь Канта не глупый, чтобы пытаться что-то доказать своему напарнику в этой пещере, где на каждом шагу подстерегает смерть?

+1

10

Подземелья были ещё одной вещью, которую Канта терпеть не мог. Ну вот не переносил он всякие закоулки и переходы под землей, к тому же, чёрт знает, какие чудовища здесь водятся. Нет, офицер ни в коем случае не боялся каких бы то ни было монстров, просто в основном все подземные твари были до жути неприятными на вид и на манеры. Так уж повелось, и отрицать это было бессмысленно.
Напарник шёл за ним, и что вы думаете? Да, этот тип снова курил. "Чтоб его побрало", - Мория хотел было развернуться к Лорену и вырвать у него ненавистную сигарету изо рта, подтвердив действия какой-нибудь грубой фразой, как тот задал вопрос, чем прервал намерения Канты. Офицер только фыркнул, хмурясь, и по примеру напарника остановился, но чуть впереди. Развернулся к Лорену, скрестил руки на груди, словно отгораживаясь этим жестом.
- Да, я чувствую эту магическую хрень, - Канта на секунду задумался, словно пытаясь понять свои ощущения, потом продолжил. - Где-то около трех километров будет, но не вперед, а вниз, - дальнейшие слова напарника обратили его внимание на ещё два хода: один лучше другого, м-да. Впрочем, что делать в этом случае и как выбирать, Мория был без понятия.
- Чёрт, - офицер покосился в сторону коридоров из камней, с каким-то надменным выражением лица, если не сказать брезгливым. Потом перевёл взгляд на напарника, его слова Канте не понравились, но стоило признать, Лорен был чертовски прав: если не будет хотя бы элементарной согласованности в действиях, то у них возникнут проблемы, масштаб которых сложно недооценить.
Согласиться сразу Мория не мог, ровно как и сказать "хорошо, договорились". Словно под кожей ползало раздражение, а желание нахамить планомерно усиливалось. Но следовало бы здраво посмотреть на вещи: они, оба, на оторванной от цивилизации территории, где каждый ход в пещере грозит повышенной опасностью, а случись что, ждать помощи-то не от куда, да здесь даже связь может давать сбои, Мория был в этом почти уверен, пусть она и магическая. В общем, пора было наплевать на свою неуёмную гордость и крутой нрав, и наконец-то начать думать мозгами, чтобы быть здесь напарником, а не истеричкой-обузой. Но всё равно Канта ответил не сразу: сначала пару раз бросил в сторону Лорена колкие взгляды и фыркнул.
- Напарнички, значит? - эту фразу можно было расценивать как угодно, но ясно одно - Мория согласился на слова Лорена, да-да, именно так. Отрицать это не имело смысла, а вот рыжему полукровке пора отдать должное: одними словами ему удалось приструнить строптивого напарника, и заставить его думать мозгами, а не только поступать в рамках своего скверного характера, но вот только Канта это тоже прекрасно понимал. Злился. Ну, и спускать этого не собирался.
Вдруг относительную тишину подземелья нарушил какой-то шум, но такой, словно звучал достаточно далеко и словно кто-то с кем-то дрался. Один из них точно монстр, не иначе. Но тут Мория почувствовал ещё одну странную вещь - чья-то знакомая энергетика. Но кто может оказаться здесь, да ещё знакомый офицеру? Да и саму ауру антиквэрум чувствовал впервые, несмотря на то, что она казалась знакомой. Сознание вдруг прошила мысль - ведь точно также он ощущал кого-то в Синдикате, но в числе охотников его не было, да и помнил его Канта крайне смутно, но вот помнил, что тот был первородным. Собрат? Антиквэрум?! Здесь?! Но это точно не тот, которого знал Канта - тот ощущался по-другому.
- Там неподалеку кто-то есть, - кивнул Лорену в сторону хода, ведущего к воде, как подсказывал звук журчащей воды. - Нужно выяснить, - почему-то антиквэрум не сомневался, что напарник поддержит его затею, пусть такое вот рвение Мории было странным. Но вот Канта во что бы то ни стало, узнает, с кем ведёт поединок монстр этих подземелий.

*следующий пост за Мирэлиаликс согласно договорённости в ЛС

Отредактировано Канта Мория (07.02.2016 14:33:38)

+1

11

Если хочешь чего-то добиться, надо вкладывать в дело время и душу. Иначе ничего не получится. Это правило Рани Даката... ах. нет, уже - Рани Даката-Дансефей! - запомнила еще с тех времен, когда выступала в бродячем цирке, и ни один раз имела возможность убедиться в том, что работает оно на все сто двадцать процентов. Поэтому свободного времени у нее практически не было, а наставникам иногда приходилось заставлять ее отдыхать. Но никто не мешает совмещать приятное с полезным, тем более, когда никто ничего не узнает, а если не узнают - значит, и ругаться не будут...
Примерно таким образом рассуждала танцовщица, отправившись на предписанную обязательную прогулку после обеда. Она только забежала к себе в комнату переодеться: правила хорошего тона, предписывающие одеваться к обеду и ужину, ей соблюдать нравилось, а вот гулять по любимым глухим закоулкам огромного парка в длинном платье - не очень. Поэтому на прогулку Рани вышла в любимом костюме: шелковая кремовая рубашка, кожаные брюки, такая же жилетка, высокие сапоги, за голенищем одного из них - Вайпер, талию стягивает Кобра, маскирующаяся под обычный металлический пояс. И дело даже не в каком-то особом полиморфе, просто клинок настолько хорошей ковки, что сохраняет и гибкость, и упругость, и прочность. Странно, конечно, разгуливать по собственному дому с оружием, но это казалось Рани куда более правильным, чем бродить по дорожкам в платье с кучей нижних юбок и под кружевным зонтиком - а ведь именно так должна выглядеть послеобеденная прогулка по мнению ее горничной! А учитывая. чем собиралась заняться Рани, оружие могло ей пригодиться.
Окультуренную часть парка Рани прошла быстро, но не стремительно - ей не хотелось, чтобы у кого-то возникло ощущение, что она торопится. Она раскланивалась со встречными дамами ("Будь почтительна к старшим, даже если про себя называешь их старыми грымзами или расфуфыренными воронами!" - говорила мадам Васанна, ее наставница в этикете), которые по большей части совершали предписанный моцион как раз под кружевными зонтиками, и без особых усилий игнорировала неодобрительные взгляды с их стороны. Когда же девочке надоело изображать паиньку, она скользнула в кусты, промчалась под замшелым каменным мостом вдоль ручья, продралась сквозь заросли крапивы, оставленной здесь не то для создания эффекта дикости, не то - по недосмотру садовника, и очень скоро оказалась в одном из самых запущенных уголков парка, где даже тропинок-то не было. Вот теперь можно было заняться тем, ради чего все было затеяно.
Рани уже освоила азы телепортации, но до сих пор проделывала это только под руководством наставников, а ей хотелось попробовать самой. Для начала, с одного края поляны - на другой. И пусть расстояние всего несколько метров, но это ведь - только начало. Было страшновато, но первая попытка оказалась удачной. И вторая, и третья, и пятая - тоже. А на шестой раз произошла осечка.
Как известно, при телепортации самое сложное - это точно представить себе место, куда хочешь попасть. Можно наиточнейшим образом задать координаты, можно просто перенестись в знакомое место, можно представить свойство точки, где хочешь оказаться. И как раз в тот момент, когда Рани собралась в очередной раз "прыгнуть" под во-он то большое дерево, в сознании девочки мелькнула мысль о других приметах места. Почему-то она вспомнила про своды того самого мостика, под которым она пробегала, потом вдруг подумала о стене серого камня, ограждающей парк цитадели, а потом...
- Ой!... Мамочки....
... потом Рани обнаружила себя в каком-то темном и холодном месте. Она инстинктивно замерла, моргнула, перестраивая зрение. Своды пещеры, скользкий пол, где-то капает вода. Сыро. Зябко. Непонятно. И если "сыро" и "зябко" проблем для трансдена не составляли, то "непонятно" начало стремительно перерастать в страх. Где она? Куда попала? Что происходит?
Конечно, проще всего и правильнее всего было бы попытаться немедленно телепортироваться назад, в парк или даже в свою комнату, но эта мысль даже не пришла Рани в голову: если она так ошиблась один раз, то кто знает, куда ее занесет снова? Вдруг она недалеко от дома, и, выбравшись из этих подземелий, сможет быстро вернуться в Продитор?
- Э-эй! Здесь есть кто-нибудь?  - тихонько позвала девочка. Ей почему-то страшно было громко говорить: она хотела, чтобы ее услышали, но и боялась этого - потому что ведь неизвестно, кто именно может ее услышать. Вдруг здесь водятся какие-нибудь чудовища - а после встречи с Рэу Рассом танцовщица готова была признать, что монстры водятся везде.
Ей послышалось, или откуда-то донеслись шаги?...

+2

12

Лорен внимательно смотрел на Канту, пока тот молчал, явно обдумывая его слова. Хорошо хоть, что не ляпнул что-нибудь колкое сразу, даже не пораскинув мозгами. Уже хорошо. Значит, всё-таки можно договориться. Канта не глуп, просто взбрыкивает слишком часто.
— Не напарнички, а напарники. Напарничками мы и так являемся на бумаге, а я говорю про настоящее положение дел, — Штейлес слегка прищурил единственный глаз, чуть сверкнувший зелёным, — И постарайся идти справа от меня, — нет, Лорен никогда не собирался мириться с тем, что слеп на один глаз, но подземелье не располагало к тому, чтобы оставить правый бок не защищённым. Поэтому напарник должен был его прикрывать с этой стороны. Хоть Лорен и привык надеяться на свой слух, благодаря чему слепой зоны словно не существовало, но поход в подземелье был исключением. Здешние твари отличаются в первую очередь тем, что передвигаются крайне тихо, а, значит, внезапная атака справа может окончиться серьезными последствиями для Штейлеса. Мысленно он лишь подумал о том, чтобы Канта не намекнул на его травму. Пусть уж лучше промолчит.
От мыслей Штейлеса отвлёк далеко не шум битвы, который услышал Канта. Он услышал в противоположной стороне, откуда явственно ощущался прелый запах, ещё и чей-то голос. Голос явно принадлежал женскому полу, а, если быть точнее, то был голосом молодой девушки.
— Да, есть, — согласился он с напарником, в ответ на его констатацию факта о том, что в где-то рядом находится какое-то существо, но сразу же перехватил Канту за локоть, не давая уйти в ход, где слышалось журчание воды и откуда доносился едва различимый шум битвы, — С другой стороны тоже кто-то есть, и будет лучше, если мы пойдём сначала туда, — хотя в правильности своего решения Лорен почему-то частично сомневался. Слышал он и знал про таких монстров, которые заманивают своих жертв при помощи голоса, а потом жестоко убивают. Но что-то в этом голосе было такое, что заставляло поверить в отсутствие возможной опасности. Хотя, может, это тоже обман? Какая-нибудь удачная иллюзия? — Там девушка, и на неё ещё не напали монстры. Будет лучше, если мы не дадим этому случиться, — Лорен прекрасно понимал, что его рассуждение жестоко, но что поделать? Раз у кого-то есть силы драться с монстром сейчас, то он, скорее всего, сможет продержаться ещё пару минут. — Или ты предлагаешь нам разъединиться? Ты пойдёшь в сторону, где дерутся, а я в сторону, где девушка? — этот вариант Лорен не стал исключать, он тоже неплохой, но в подземелье этого лучше не делать, так как есть риск больше никогда не встретиться, — И, кстати, в обоих случаях нам придётся спускаться вниз. Что мне не очень нравится. Что скажешь? — Лорен поджёг очередную сигарету, затянулся, посмотрел на Канту. Спустя пару секунд, выдохнул дым сквозь зубы.

+1

13

- Что надо преодолеть, чтобы на самом деле стать моим напарником, тебе даже не снилось, - огрызнулся Канта, бросая на Лорена один из уничтожающих взглядов. Впрочем, уничтожать его на самом деле он не хотел, ведь прав же что теперь они должны серьёзно отнестись к своей должности напарников. Иначе не видать им благополучного выхода из этих подземелий.
- Хорошо, - мол, справа, так справа. Спорить не имело смысла. Канта, конечно, обладал очень и очень скверным характером, но не до такой же степени, чтобы огрызаться на любое слово? Разумеется, нет. Поэтому и согласился, собственно, занимая положение относительно Лорена с правой стороны. Впрочем, толком пройти вперёд они не успели. Напарник поймал его за локоть, беспардонно нарушив личное пространство антиквэрума, на что Мория обернулся, собираясь как следует задать ему, но...
- Что? С другой стороны? - Канте вдруг показалось, что он тоже слышал чей-то голос. Но не ловушка ли? Да чёрт с ней, с ловушкой, главное, выяснить, что же там на самом деле. Глянул на Лорена, теперь уже менее враждебно, но всё также раздраженно. Впрочем, мысли напарника насчет ситуации показались антиквэруму вполне здравыми, но вот с последним предложением он согласен не был. Поморщился, нахмуриваясь и сдвигая брови к переносице. - Нет, только не разъединяться, - немного подумал. - Пошли туда, - кивнул в сторону недавно раздавшегося голоса.
Канта никогда не понимал и не одобрял аргументов плана "там-то девушка, ей надо помочь, это же девушка". Чёрт с этими бабами, они могут доставить столько хлопот, что и в страшном сне не приснится. Но вот именно к девушкам Мория относился более-менее снисходительно, может, исходя из рассуждений: лучше не трогать, чтобы не получить ещё больше проблем. Может, и так, кто знает, но факт: Канта согласился пойти сначала в сторону женского голоса.
- Не кури, ты, придурок, - зло зашипел на напарника, заметив в зубах Лорена очередную сигарету. Здесь и так проблем хватало, а он ещё будет привлекать к себе внимание монстров всякими сигаретами? Нет, ну убиться можно. В голове у Мории подобное поведение никак не укладывалось. Вырвав у него изо рта ненавистную сигарету, бросил её на землю, придавливая сверху сапогом, и прошёл вперед, прямо туда, куда указывал Лорен.
Несколько сот метров по ходу подземелья вперед, и вроде бы никого нет, как вдруг... Чей-то силуэт, чья-то хрупкая фигурка, словно потерянная среди этих каменных сводов. Судя по излучаемой энергетике это трансдент.
- Эй, девчонка! - Канта остановился на месте, привычным движением опустив руку на рукоять катаны, но благо само оружие находилось у него под накидкой, так что заметить это движение было невозможно. - Не поздновато для прогулок?
Разумеется, разговор начинать он был не мастер, ровно как и вести беседу, но эти недостатки с лихвой мог восполнить его напарничек, который вряд ли отстал от Мории. Канта глянул на него через плечо, потом перевел взгляд на девочку, скрестил руки на груди и смеривая её надменным взглядом. По уровню сил трансдент явно была чуть ли не в пять раз слабее него самого. Что она могла здесь забыть? Канта даже не брался предположить. Но ясно одно - эта особа его очень и очень насторожила.
- Может, чёрт с ней и пойдем дальше? - разумеется, это обращалось к напарнику.

+1

14

— А словами разбрасываться ты мастер, — Лорен усмехнулся на слова Канты насчёт становления настоящим напарником, — Ты особо-то не переживай: мне все равно, кем ты там мне приходишься, — в том, что Канта расслышал его слова, Лорен не сомневался.
Говорить о том, что Канта слишком быстро согласился с его словами, Штейлес не стал. Да и к чему заострять внимание на ненужных вещах? А уж тем более на словах? Это было явно лишним, поэтому Лорен и промолчал. Согласился, так согласился. Его дело.
— Эй, ты чего творишь-то? — возмущению не было предела, когда Канта так своевольно позволил себе вырвать изо рта Лорена драгоценную сигарету. Однако офицер ограничился лишь несколькими матерными словами, произнесёнными не очень-то громко. Не хватало ещё привлечь своим голосом сюда каких-нибудь тварей, жадных до крови.
Лорен последовал за Кантой в сторону, где они услышали женский голос, продолжая тихо возмущаться и пытаясь подавить желание достать новую сигарету. Теперь о нормальном настроении, не говоря уже о хорошем, можно было и не мечтать. Идти на голос неизвестного существа было очень рискованно и опасно, но что сделать? Такова доля и участь офицеров — рисковать, пытаясь добыть артефакты, пока заказчики или начальники спокойно сидят себе в удовольствие где-нибудь в тёплом месте и в полной безопасности, ожидая, когда задание будет выполнено.
Пройдя достаточно далеко за Кантой и уже отчаявшись увидеть того, кому принадлежал голос, Лорен заметил женский силуэт, который на несколько секунд был выхвачен из темноты скупым светом подземелья.
— Да не кричи ты, сам что ли придурок? — Лорен подавил в себе желание закрыть напарнику рот, — Думаешь, на твой голос только она выйдет? Мы же в подземелье в конце-то концов, — Лорен был готов прибить неаккуратного напарника, так как ещё не смирился с некоторыми его выходками, а порой и вовсе не понимал его поведения. Или не хотел понимать?
Увидев силуэт, Лорен сразу понял, что это существо не опасно. Было гораздо хуже, если бы они так никого и не увидели, продолжая слышать голос. Но эта девушка была явно не их тех, кто специально пошёл сюда. Тогда что она здесь делает? Или она одна из тех безумцев, кто неправильно оценивает свои силы и возможности, думая, что им все по плечу. Да нет, вряд ли. А вот почему он был так уверен, что вряд ли, Лорен не смог ответить даже себе, из-за чего просто отбросил эти мысли в сторону. Не до них сейчас.
— Ты о чём вообще, зачем тогда шли сюда? Дурака из меня делать что ли собрался? — Лорен хмыкнул, снова бросая взгляд туда, где только что был силуэт, — Или боишься на себя лишнюю ответственность брать? Хотя, должен заметить, в другую сторону ты так рванул, что я с трудом тебя остановил, — усмешка снова скользнула по губам Лорена.

+1

15

И вновь пески: тягучие, опасные и до ужаса прекрасные. От одного только вида золотой пустоши нутро Первородной, кажется, переворачивается вверх дном. Неудачи, промахи, горе, боль, одиночество - все становится таким же крошечным, словно крупицы песка, и таким же необъятным, как сама пустыня. Палящее солнце изматывает днем, холод же по ночам заставляет сжаться в комок и не думать ни о чем другом, кроме как о своей жизни, висящей на волоске от смерти. Именно в таких вот местах, где нет ничего, что могло бы потревожить ее сущность, и любит время от времени показываться Николорада. Кто-то скажет о ее сумасшествии? Да, в какой-то мере они правы, но кто бы, что не говорил, Боунс не переубедить. Тянут ее зыбучие пески и опасные зоны. Недоумение, вздор и нервный смех, но девицу не остановить.
Тишина, для некоторых являющаяся проклятием, тяжело давит на измученный рассудок, спутавшийся от новоявленного миража. Он завораживает своей красотой: вода струится вниз по гладким камням, нагло расплескивая живительную влагу направо и налево -  но все это иллюзия, порождение изможденного разума и не более того. Встать, протереть глаза и мучительно облизнуть пересохшие губы. "Мне нужно идти" - проносится в голове антика, вот уже несколько минут наблюдающего за прекрасным антуражем. Время близиться к ночи, а значит, стоит подумать и о ночлеге, хоть сна нет ни в одном глазу. Место, укрытие - неважно, главное вновь не ощущать кожей этот мерзкий холод. Сколько Алая пробыла в пустыне? Дней пять - шесть, может более. Город изредка показывался вдалеке, маня своей жизнью и провиантом, но Никки не желала видеть никого и ничто. Давно она так не хотела остаться наедине с самой собой.
Ноги проваливались в зыбучие пески, норовя обжечь нежную кожу ног. Слава Демиургу, куски ткани, обмотанные вокруг икр и лодыжек, сделать этого не позволяли, а тяжелая на вид обувь прочно защищала нежные ножки девушки. Шаг, еще один, два, и вот она уже добралась до одного из входов в лабиринт. Последний раз, бросив взгляд на скрывающееся солнце, Боунс зашла в проход, снимая с себя солнцезащитные очки и кладя их в кожаную сумку. Сняв следом капюшон темно-охристого плаща, Первородная расчесала пальцами рыжие волосы и заплела косу на скорую руку. Мимолетная улыбка пронзила ее губы, а уши уже прислушивались к звукам подземелья. Ноздри пронзил запах талой воды и холодный ветер, отчего девушку настиг непроизвольный приступ кашля. "Что же сегодня приготовил для меня мой милый друг?". Осторожно ступая по каменным коридорам, занесенными песками и костями существ, антиквэрум не ощущала страха, скорее волнение вперемешку с возбуждением. Пройдя немалое количество туннелей и поворотов, Николорада отметила увеличение останков и мерзкого запаха, что усиливался с каждым шагом. "Стоит ли соваться в логово монстра или попытаться отступить назад?" - но хруст под ее ногами сам ответил за нее. Мгновенно тишину пронзил резкий рык подземного чудовища, а в следующую секунду что-то шершавое схватило за ногу и утянуло в глубину мрака. http://s6.uploads.ru/SNqvu.png
- Многоножка? Да ладно, вам, - буркнула девушка, висевшая вниз головой, разглядывая существо. Благодаря подсвечивающим усам монстра, можно было разглядеть огромные горы костей и разномастных вещиц, небрежно раскинутых по логову. Сама же гигантская тварь (6 метров длиной) казалась непробиваемой. Мясистое тело было покрыто толстой броней, на которой топорщились тонкие острые иглы, готовые в любой момент вонзиться в свою жертву. Бесчисленное количество ног нервно подергивалось, издавая слизкий противный звук. Две передние лапки, что располагались рядом со ртом, медленно тянулись к Первородной, из пасти несло пропастиной и остатками разложения, от которого Никки готова была выпустить свой скудный запах наружу. "И почему мне не попадаются гномы?". Раскачавшись на усе, удерживающим ее за ногу, Боунс отрубила половину подвижной передней конечности, но не ожидала, что на нее выльется струя вязкой зеленовато-желтой слизи. Многоножка взревела еще сильнее и, яростно размахнувшись усом, запустила антиквэрума в стену. Из груди Алой вырвался глухой всхлип, затем протяжный стон. Потеряв на несколько минут ориентацию, Николорада даже и не подозревала о том, что она не единственная в пустынных лабиринтах. Будет ли она рада подмоге? Скорее всего нет, чем да.

+2

16

Все бы ничего, но, увы, многоножки данного подземелья охотились стаями, как минимум по пять особей, они не отличались особой магической опасностью, но были очень прочны и имели иммунитет к стихийной магии любого вида, огнем, льдом или воздухом броню многоножек с трудом ли можно проломить.
Определенно, Рани с одной стороны слушала шаги и, кажется, даже голоса, а с другой, непонятный шелест, будто тысячи-тысяч скарабеев своими маленькими прочными лапками скребут по сводам и движутся в ее сторону, не успела девчушка опомниться, как с противоположной стороны пещеры показался еще один монстр, тоже многоножка, почувствовав добычу, тварюга бросилась в сторону трансдента, самое время бежать и, похоже стоит бежать, в ту сторону, где слышатся шаги и голоса! Или Рани уже видит неизвестные лица? Похоже на то.
Монстр, что терроризировал Мирэлиалекс, внезапно замер, хоть минуту назад и собирался напасть еще раз на добычу, пусть и лишился половины одной конечности, издав жуткий стрекот из своей пасти, многоножка резко развернулась и быстро направилась в другой ход, явно с определенной целью: ей показалось, что «там» больше существ и их можно загнать в угол, а стая поможет, плюс, с противоположной стороны от Николорады послышался еще один похожий звук, приближалась третья тварюга такого же вида, с минуты на минуту она будет здесь, самое время что-то предпринять!
Кстати, так как своды пещеры покрывали мелкие светящиеся камушки, тут была далеко не кромешная тьма... темно, конечно, но вполне можно видеть.

Отредактировано Мастер игры (08.02.2016 12:00:46)

0

17

Когда ты одна и в полумраке, да еще и в практически абсолютной тишине, слух поневоле обостряется, пытаясь уловить хоть что-то, и в результате ты начинаешь слышать то, чего нет. Вот и Рани, вслушиваясь в тишину подземелий, уловила звук капель, потом - что-то вроде глубокого вздоха, зловещий шепот, негромкий стон... "Это мне все кажется, просто кажется", - пыталась уговорить себя девочка, но получалось плохо. Она прекрасно знала о возможных обманах чувств в подобной ситуации, но рассудочное знание плохо помогало справиться с подступающим страхом. Даката поняла, что уже близка к тому, чтобы броситься бежать - хоть куда-то, в надежде непонятно на что, но невероятным усилием воли заставила себя оставаться на месте. Ей казалось, что из темноты ей в спину глядит чей-то голодный взгляд, кто-то шепчется в ближайших проходах, где-то раздается шорох... Шаги! Чьи-то шаги и голоса - вполне себе голоса разумных существ, и это ей не кажется, по коридору действительно кто-то идет, причем - к ней!
Рани успела обрадоваться, но тут совсем другие звуки заставили ее тихонечко ойкнуть: тихий шуршащий топот множества ножек не предвещал ничего хорошего. Ей стоило бы кинуться в ту сторону, откуда раздавались голоса, но тут девочке пришла в голову совсем неподходящая мысль: а почему она так уверена. что эти существа ей помогут? Вдруг они - тоже враги? 
Все-таки Рани не хватало опыта: вместо того, чтобы принять хоть какое-то решение, она заметалась: дернулась в одну сторону, в другую - а в результате так и осталась стоять посреди коридора.
- Эй, девчонка! Не поздновато для прогулок?
Рани вздрогнула - и, забыв про осторожность, кинулась к незнакомцам. Саэтрус, антикверум - ей было все равно, хоть сам Демиург, главное, что это разумные существа, которые могут ей помочь.
В последний момент Рани успела затормозить и не врезаться носом в ближайшего незнакомца. Она хотела ответить на ехидные слова в свой адрес, но вдруг почувствовала себя маленькой и беспомощной и позабыла почти сформулированный гордый ответ. Всхлипнув, танцовщица пискнула:
- Там кто-то есть! В том коридоре... И вон в том тоже...
И с трудом удержалась от того, чтобы не спрятаться за спины незнакомцев.

+2

18

И правда что, они же в подземелье, поэтому стоило бы быть потише и поаккуратнее. Но Канта не сильно-то и шумел, если честно, но гостей, по всему видимому, уже стоило ожидать. И здешние монстры не заставили себя ждать: прямо со стороны девчонки послышалось мерзкое шевеление членистоногих. Стоит ли говорить, что Мория ненавидел насекомых, считая их каким-то недоразумением и ошибкой природы? Хотя... этот антиквэрум ненавидел чуть ли не всё сущее.
- Да, пошёл ты, полукровка, - зло рявкнул на Лорена, сверкнув синими глазами, но продолжить не успел. Девчонка, неожиданно рванувшая в их сторону, чуть не влетела в него, так как именно Канта стоял чуть впереди Лорена. Мория смерил её уничтожающим взглядом, смотря сверху вниз, и в его взгляде, естественно, отчётливо читалось: "смотри, куда бежишь", но сам антиквэрум ничего не сказал, только чуть спустя фыркнул.
- А тебе не показалось? - надменно прищурился, но всё же руку на рукоять катаны опустил. Мало ли? Всё-таки подземелья здесь, кто их знает. Но девчонка оказалась права, чертовски права: прямо из темноты оттуда, откуда только что прибежала она сама, вырвалось нечто. "Многоножка?" - Мория удивленно приподнял бровь. Мерзкие твари, они никогда не нравились антиквэруму. И похоже, эта тварина была не одна, такие всегда охотятся стаей.
Не долго думая, он схватил стоявшую перед ним девчонку за локоть и дернул на себя, толкнув себе за спину, за себя и за Лорена. Ему было плевать, насколько грубым и неаккуратным был этот жест. Он не собирался, чтобы трансдент стояла у него на пути, условно закрывая собой, ну и перекрывая и возможность атаки, и противника. И всё-таки двое сильных здесь, способных дать хороший отпор - это он и Лорен, а не заплутавшая дамочка, и путаться ей здесь нечего. Разумеется, так считал Мория, заносчивый и грубый обладатель, как известно, очень и очень скверного характера.
Катана, повинуясь привычному движению руки владельца, быстро покинула ножны, лязгнув концом клинка. Сумрак подземелья тут же озарил свет вспыхнувшего лезвия активированного меча.
- Печать гончих, - почти прорычал Канта, и светящаяся сине-голубым пентаграмма тут же материализовалась под его ногами, покрывая собой площадь в три метра. Клинок катаны, повинуясь хозяину, стремительным движением распорол воздух перед Морией, оставляя за собой светящийся, замеревший в воздухе след. Из него тут же стаей вырвался десяток словно сотканных из энергии антиквэрума монстров, отдаленно напоминающих насекомых. Сами монстры были порядка трёх метров в длину, один из них тут же набросился на многоножку, а вот другие бросились в тот ход, откуда эта самая многоножка пришла. Если там ещё были такие тварины, то Канта намеревался их уничтожить. Разумеется, многоножку из другого хода он трогать не стал, оставив её своему напарнику. А то, что тот справится, Мория не сомневался.

Печать гончих – пентаграмма атакующего действия. Материализуется под ногами Канты и призывает монстроподобных существ. Их может быть от двух до двадцати. Чем больше количество монстров, тем меньшей атакующей способностью они обладают. Состоят из сверхплотной энергии антиквэрума, уничтожить их очень сложно, но исход всё же зависит от атак, уровня и мастерства противника. Является дальней атакой. Канта может управлять этими существами мысленно, однако чаще они действуют самостоятельно. Он может отозвать их или остановить, но при этом они исчезают. За бой можно использовать не более трёх раз.

+1

19

Лорен не любил подземелья по двум причинам: находясь под землёй, использовать пентаграммы надо было с осторожностью, чтобы по случайности не спровоцировать какой-нибудь обвал, который в лучшем случае просто перекроет путь назад, а в худшем, положит их нормальной жизни конец. Вторая причина — здесь нельзя было курить, ну, то есть теоретически всё-таки можно было, а вот практически — нет. Это особенно огорчало и заставляло злиться. В подземелье они, наверное, застрянут на несколько дней точно, а такое количество времени без сигарет было немыслимым. Уж больно не хотелось Лорену начать уничтожать всё вокруг только из-за того, что ему не позволено затянуться пару раз. А ведь через час или два такой момент наступит.
— За всё время нашего знакомства ты только и научился слать меня куда подальше, — хмыкнул Лорен, обращаясь к напарнику. Его вечное раздражение порой выходило за рамки разумности, но с этим приходилось мириться. Интересно только, что Канта сделает, если Лорен по-настоящему начнёт его провоцировать? От дальнейших размышлений Лорена отвлекли быстрые шаги, направляющиеся в их сторону. Их обладатель явно слишком резко перешёл на бег, тем самым обнаруживая себя. О том, что кроме офицеров и девушки, в подземелье кто-то был, Штейлес догадался уже давно. И этот кто-то явно был не один, и он не являлся загадочным противником подземного монстра в другом коридоре. Девушка появилась перед офицерами слишком неожиданно, хоть и не трудно было догадаться, что, перейдя на бег, она слишком быстро достигнет места, где стояли Лорен и Канта. В короткий разговор напарника с девушкой Лорен не посчитал нужным вмешиваться. Сейчас ему важнее было узнать, кем являются их противники. Мерзкий звук, доносящийся из коридора, сам говорил за себя: он мог принадлежать только членистоногим. Но где гарантия, что это не магическое существо призвало их? Если это так, то надо найти, где находится их хозяин и разобраться с ним.
— Побудь пока здесь. Тебя как звать-то? — обратился к девушке, после того, как Канта весьма грубо убрал её с пути, запихнув за себя и за Лорена. Что ж, отчасти это было верным решением: пока сзади них не было ни одного монстра, но это лишь временно, поэтому оставлять девушку позади было не лучшим решением. По венам и нервам слишком ясно и чётко полоснул обжигающий гнев, когда Канта призвал пентаграмму. Лорен даже не успел среагировать, чтобы его остановить. Конечно, умом о понимал, многоножки подобрались слишком близко, но действовать не по плану было сейчас не лучшим решением. Понятное дело, каждый из них привык работать в одиночку, с этим Лорен не спорил, но теперь пора уже привыкнуть, что эффективность каждого действия зависит не от одной персоны, а от двоих, и насколько слаженно они будут работать, зависит дальнейший исход событий. Один Ингрэм привычно покинул свою кобуру, оказываясь в правой руке саэтэруса. Тихо щёлкнул предохранитель, извещая о том, что скоро прольется кровь. Пара одиночных выстрелов предназначались для многоножки, которую Канта трогать не стал.
— Канта, — понизив голос, проговорил Лорен, при этом взяв своего напарника выше локтя, таким образом привлекая к себе внимание, — Не торопись, мы не знаем сколько их и сколько сил нам потребуется на то, чтобы завалить всех тварей. Я пойду вперёд. Ты останешься с девушкой. Прикрывай её сзади, я буду спереди, — Лишних слов не требовалось. Сейчас они отвечали не только друг за друга, но еще за одно существо, которое было намного слабее них, — Не вздумай никуда отходить и слушай его, — обратился он девушке, при этом кивая на Канту. Потом снова перевёл взгляд на своего напарника, — Про Единение душ не забудь. Если нужен буду, обращайся, — с этими словами Лорен обошёл своего напарника, бросив на него взгляд, смысл которого можно было растолковать, как "рассчитываю на тебя." После чего, на ходу раскуривая сигарету, пошёл прямо в коридор, откуда пару минут назад появились многоножки. Сейчас его оружием были уже два Ингрэма.

Отредактировано Лорен Штейлес (08.02.2016 20:08:21)

+1

20

Короткий мастерский «post factum»

Многоножка жутко заверещала, когда почувствовала стаю энергетических монстров, герои даже могли удивиться: голосовые связки такой особи способны издавать столь странный звук, он возрастал, больно резанув по ушам, земля под лапами и своды пещеры покрылись мелкими трещинами, вот только энергетическим тварям такие атаки оказались нипочем, монстры старались пробить защитный панцирь многоножки. Та определенно была занята обороной от печати гончих. Недалеко слышался еще стрекот - приближались новые враги, однако пока их видно не было. Несколько призванных Кантой существ стали пытаться разорвать тварь на две части, та же принялась визжать еще сильнее, если так и продолжится, то Рани может упасть в обморок, всем остальным здорово поплохело… оружие Лорена вполне способно навредить монстрам, но стрелять надо внимательно, броня на спине определенно прочнее, чем на брюхе!


(-2) балла всем, оказавшимся поблизости, на любой бросок кубика.

Отредактировано Мастер игры (10.02.2016 10:28:06)

0

21

Если в прошлый раз, столкнувшись с Незримым и Рэу Рассом, Даката готова была ринуться в бой, несмотря на страх, то сейчас ей хотелось одного: забиться в самую узкую щель и спрятаться. Она совершенно нормально среагировала на грубые действия антиквэрума, который в создавшейся ситуации были вполне естественными. Девочка даже ответила на вопрос второго -  длинноволосого саэтаруса с повязкой на глазу, от которого почему-то очень противно пахло. Она успела только сказать "Меня Рани зовут", а потом начался кошмар.
Сначала ее неприятно резанул прямо-таки физически ощущаемое напряжение между этими двумя созданиями. Рани стало очень неуютно от мысли, что именно она была тому причиной. Она только кивала на слова одноглазого, хотя ей очень хотелось заявить что-нибудь в духе: "А кого слушаться, если он одно говорит, а ты - другое? Вы бы сначала между собой договорились, что ли?", но смелости - или наглости - не хватило. А потом из коридора выкатились многоножки.
Даката не боялась насекомых, но только когда речь шла о нормальных насекомых, пусть даже кусучих, но маленьких. Они иногда очень симпатичные бывают. Пауков, например, Рани вообще любила: мохнатых, красиво раскрашенных и совсем не злых. Ведь правда, обычные животные, не монстры, никогда первыми не нападают, если ты им не угрожаешь, конечно. А когда большой паук-птицеед гуляет по руке, то очень смешно щекотится лапками...  Вот только то, что появилось в проходе, нельзя было назвать не маленьким, не милым. Рани прижалась спиной к стене, в панике глядя по сторонам. Конечно, эта парочка - антиквэрум и саэтэрус - выглядели настоящими головорезами, но справятся ли они, если многоножек станет действительно много?
А когда эта тварь заверещала, стало совсем плохо. Акустический удар заставил девочку упасть на колени, сжаться и обхватить голову руками. Она не видела, как порожденные магией антиквэрума твари накинулись на пещерного обитателя, она только слышала ужасающий, проникающий в голову визг. Может быть, Рани даже сама кричала, сжавшись в комочек на полу пещеры. потому что переносить это было невозможно...

+1

22

"С ней не справились мои гончие?! Да бросьте!" - однако в синих глаз застыло самое настоящее удивление, наверное, впервые за всё время, кроме ненависти, презрения или злости. Да-да, именно этой чёртовой многоножке этих подземелий удалось его удивить. Но потом Канта нахмурился, с трудом подавляя в себе нахлынувшее следом бешенство и тут же отдавая гончим, оказавшимся сзади многоножки в ходе, откуда она пришла, мысленный приказ немедленно вернуться и напасть. Точнее послужить отвлекающим маневром, а вот настоящий удар Мория намеревался нанести сам.
- Иллюзорное лезвие, - прошипел, вкладывая в эти два слова всю свою ненависть и презрение к тварине, которая мучилась перед ним, раздираемая гончими. А ещё она верещала, да так, что никак невозможно было сосредоточиться. Наверное, это мерзкое состояние охотников почувствовали даже в штабе Синдиката, да плевать, связь здесь плохая, они не помогут. Главное не потерять внимательность и точно нанести удар. "Лорен... Единение душ", - мысленно обратился к своему напарнику, нет, не ожидая от него какого-то ответа, а рассчитывая в его ощущениях не позволить потеряться своей сосредоточенности. Кажется, это помогло, по крайней мере Морию хоть и резал этот визг, но не до такой степени, как девчонку, которая уже оказалась на коленях на полу. "Чёрт", - мысленно выругался Канта, сам не понимая, чем вдруг обусловлено его неожиданное беспокойство об этой дамочке. А вот связь с напарником явно помогла, потому что активированное лезвие катаны, подчиняясь приказу хозяина, вспыхнуло ярче, занимаясь сине-белым светом наподобие языков пламени и озаряя собой темные своды пещеры. Энергия, излучаемая катаной, сзади рукояти приобрела подобие связи, переходя на вторую руку антиквэрума и принимая вид второго меча, связанного с оригиналом при помощи светящейся энергетической связи, проходящей за спиной хозяина. Дубликат катаны сформировался быстро, став осязаемым и привычно скользнув в левую ладонь офицера. Канта мысленно самодовольно усмехнулся, хорошо хоть удалось призвать эту пентаграмму, а ведь могло быть и хуже. Но об этом даже думать не хотел. Дальше терять времени не имело смысла, хотя на полное формирование дубликата катаны не ушло более трёх секунд, что одновременно и много, и нет. Заняв атакующую позицию, Мория стремительно сорвался с места, резко сокращая расстояние между собой и противником, то бишь многоножкой. Атаковать он намеревался сразу двумя клинками, вложив в удар хорошую долю силы, а с такими-то клинками пробивная мощность точно возрастёт, Канта был в этом уверен. Ему было плевать, что вероятность быть атакованным многоножкой при условии сокращенного расстояния намного больше. Эта тварь не может быть быстрее него, антиквэрума, у которого за плечами не один поединок.
- Сдохни! - буквально прорычал, испепеляя тварину взглядом синих глаз и нанося по её брюху, прямо под головой, удар высокой пробивной мощности. Разумеется, для этого он оказался сбоку многоножки, дабы исключить возможность её лобовой атаки. Ну и гончим приказал по возможности держать тварину, не давая сориентироваться уже ей. Той же монетой - всё по-честному. Привычно лязгнули клинки друг о друга на начальном этапе удара, чтобы через следующую долю секунды, повинуясь отточенному движению хозяина, приобрести молниеносную скорость прямо перед тем, как впиться в противника. Естественно, сил для такой мощной атаки антиквэруму дало и его бешенство, вызванное кажущейся неуязвимостью многоножки. "Не бывает бессмертных! Не бывает, и вот ты сейчас сдохнешь!" Разумеется, Мория был в этом уверен на все сто процентов, и его мало что могло разубедить, разве что печальный результат его атаки.

Отредактировано Канта Мория (11.02.2016 14:15:59)

+2

23

Только холодный рассудок. Его нельзя потерять, даже если ситуация выходит из-под контроля. Если Канта мог позволить себе терять голову от бешенства, то Лорен не мог. Если кто-то из них допустит достаточно серьезную ошибку, пусть даже одну единственную, то им уже не будет суждено вернуться и для всех троих пещера станет могилой. В голове настойчиво билась мысль — "любой ценой защитить девушку", лишь на втором месте стояло "выбраться самим." Это даже не требовалось в подтверждении, так как в силу вступило подсознание. Пещера не была тем местом, где Лорен собирался сдохнуть. Но вероломство судьбы и её упорные попытки загнать Лорена в угол порой удивляли. Иногда ему казалось, что вся его жизнь состоит из противостояния смерти и удачи. Кто кого. И пока выигрывала удача. Но надолго ли?
Когда пистолет знакомо дернулся в руке, отправляя в сторону многоножки несколько пуль, Лорен ещё был уверен в том, что ситуация под контролем, но когда тварина осталась жива, а в коридоре послышался стрекот ещё нескольких монстров, направляющихся прямо сюда, то Штейлес понял — не всё так-то и просто. К тому же по сознанию резанул визг многоножки, атакованной Кантой. "Блин, он что, разобраться с ней не может?" — где-то внутри всколыхнулось раздражение, но тут же замерло, заключенное в железные тиски самоконтроля. Не время отдаваться эмоциям. Лорен знал, если он отпустит их, то выхода уже не будет. Во всяком случае, для него точно всё будет кончено. Саэтэрус был не их тех, кто рвет врагов, полностью отпуская себя, позволяя эмоциям взять верх. Ему нужен был расчёт. Визг твари ввинчивался в мозг до тех пор, пока среди постепенно наступающего хаоса мыслей Лорен не услышал мысленное обращение Канты.
— Сейчас, — коротко прорычал Лорен, вкладывая в это слово все бывшие у него на тот момент эмоции, и сразу же впустил напарника себе в голову. Визг многоножки с удвоенной силой резанул по мозгу, будто разрывая его на части, теперь уже из-за того, что сознание Канты и Лорена почти стало единым. Штейлес не мог сам ограничить поступающий в голову поток информации, поэтому ему лишь оставалось сосредоточиться на мыслях напарника, в то время, как Канта, использовал его ощущения для подобия защиты от акустической атаки многоножки. Наверное, в этот момент, они оба слишком многое позволили друг другу. Лорену хватило несколько секунд, чтобы прийти в себя и отвлечься от страшного визга, продолжавшего терзать мозг. Девушку, назвавшую себя Рани, он сейчас не видел, но точно знал, что она позади него и Канты, а, значит, в относительной безопасности. О том, как подействовала на неё атака многоножки, он не мог знать, но привык думать о худшем. Пришлось надеяться, что Канта успеет положить конец существованию твари до того, как девушке станет совсем плохо. А они вдвоём как-нибудь справятся, даже если тварей будет ещё больше. В это хотелось верить.
Лорену пришлось снова стрелять в многоножку, которую он сразу не смог убить. Эти твари оказались не такими уж и слабыми противниками. Теперь офицер стрелял по сочленениям пластин монстра, служивших крепкой бронёй, стараясь попасть между ними. А так же в брюхо, которое было хуже защищено, но ведь тварь знает, где её слабые места. Визг продолжал ввинчиваться в голову,
— Канта, заткни уже её! — Лорен понимал, что даже если они убьют этих двух тварей, то им придется иметь дело ещё с несколькими. Не лучшая перспектива. Чтобы многоножка не атаковала его, Лорен отпрыгнул назад, приземляясь рядом с девушкой, лежащей на полу. Лорен бросил на неё взгляд, внутри будто резануло чем-то холодным. Он почувствовал себя виноватым, пусть и косвенно, в том, что он вместе с напарником не смог предотвратить атаку, в результате которой пострадала Рани. Насколько сильно, Лорен не знал, но предпочёл думать о худшем. Сейчас Рани находилась позади него, поэтому Лорен вполне спокойно мог предотвратить любую попытку многоножек напасть на неё. Из-за того, что Лорен был вооружен огнестрельным оружием, ему приходилось держать дистанцию со своим противником, что было весьма проблематично в коридоре, пусть и не совсем узком.

+1

24

Короткий мастерский «post factum»

Лорен взял часть атаки на себя, из ушей и носа полилась кровь, правда, заметил ее парень не сразу (-3 балла при броске кубиков на неопределенное время), на глазах самовольно навернулись слезы — как защитная реакция организма, но зато Канта смог лучше сосредоточиться и, поэтому, его лезвие перерубило многоножку пополам, в то время, как гончие держали ее как бы распятой. Вначале послышался треск панциря, а после меч рубанул по мясистым сочным внутренностям, мгновенно мощные мышечные волокна повыпячивались наружу, тварь беззащитно заскребла лапами по земле, оставляя глубокие борозды и, вздрогнув последний раз в предсмертной агонии, сдохла!
Звук прекратился, однако всех проблем это не решило, голова была как чугунная, перед глазами темнело, но все герои были в сознании, пока что... Тем временем, Лорен едва ли все это время мог нормально видеть вокруг, скорее, чисто на инстинктах он подбежал к Дакате и лишь в последнюю минуту заметил многоножку, что забралась на «потолок» сверху. Твари могли ходить по стенам и «потолку», монстр не стал мешать героям убивать собрата, а тихо взгромоздился на стену, перелез на верхний свод пещеры и засеменил лапками в сторону жертвы, и вот... последний миг, бросок... к Рани потянулась огромная зубастая пасть... еще несколько секунд и девушке откусят голову! А что же тем временем делает Николорада Боунс?

+1

25

Ох, лучше бы я не бросала кубики!...

Визг, ржавым болтом вкручивающийся куда-то в затылок, внезапно прекратился - вернее, прекратился его болезненный эффект, потому что намного тише не стало. Дикий грохот (ах, как звучит стрельба в замкнутом помещении!), чьи-то истошные вопли, что-то горячее время от времени стучит по спине... В общем, Рани абсолютно не понимала, что происходит, но ей стало немного легче. Совсем чуть-чуть, но достаточно для того, чтобы девочка рискнула поднять голову, оглядеться - и обнаружить, что прямо на нее буквально летит раскрытая пасть с растопыренными жвалами по бокам!
Рани завизжала и шарахнулась назад, выбрасывая вперед руки. На пальцах девочки начали формироваться потоки энергии насыщенно-аквамаринового цвета, еще миг, и они ударят в морду чудовищу... 
Трудно сказать, что подвело Рани: слабое владение магией? Скорее всего. Может быть, она еще не окончательно пришла в себя после акустической атаки многоножки. Гадать можно, сколько угодно. Так или иначе, но атака у трансдента не получилась. Вернее, призвать энергию Рани смогла, а справиться с ней - нет. Заряд, который должен был поразить многоножку, образовал нечто вроде шаровой молнии, которая сорвалась с рук Дакаты, взлетела вверх - и взорвалась, породив из своих недр ожидаемый поток энергии, вот только жертвой "молнии" стал не монстр, а Лорен. Приготовленная для пещерного чудовища атака обрушилась на саэтэруса, который как раз оказался рядом с танцовщицей.
Впрочем, кой-каких положительных результатов Рани все-таки добилась: треск разряда и вспышка перед самой мордой не понравились многоножке, и та притормозила, дав Рани время хоть что-то предпринять.
Но что делать?
Убегать, прятаться, позволить другим защищать себя - или все-таки действовать самой?
Да, берсерк Рани был еще не очень силен, но от нее будет, по крайней мере, хоть какой-то толк. Воспользовавшись замешательством противника, девочка вскочила на ноги, Кобра со щелчком развернулась в ее руке, одеваясь в энергию текучей воды, и следующую атаку многоножки Рани была готова встретить во всеоружии.
Не поворачиваясь к противнику боком, танцовщица скосила глаза, пытаясь понять, что же случилось с одноглазым?
- Прости... Прости-прости...

+2

26

- Мне что, поцеловаться с ней?! - взревел Канта в ответ на слова напарника, велевшие антиквэруму заткнуть тварину, причем в срочном порядке. Да Мория и не собирался медлить. Результат атаки на многоножку не обманул ожиданий, а точнее Канта просто убедился в правильности своих действий: лезвие обоих мечей, с силой впившись в туловище тварины, рассекло многоножку напополам, без труда выпустив ей внутренности, и как и обещал антиквэрум, она отправилась к праотцам. Но проблемы на этом не закончились. Почти сразу же через Единение Мория почувствовал состояние напарника, и оно оставляло желать лучшего, ведь на Лорена обрушилась акустическая атака многоножки в двойном размере, и как только Канта об этом не подумал! Ведь он просто использовал своего напарника для личной выгоды, и вот назвать Лорена неудачником, как в подобных случаях поступал Мория, язык не поворачивался. "Только попробуй сдохнуть!" - мысленно прорычал, очень надеясь, что напарник услышит его. Хотя и сам-то Канта чувствовал себя не ахти как: в голову словно влили жидкий свинец, и теперь мысли постепенно приобретали его характерную тяжесть. Видать, последствия визга многоножки, что б её.
Краем глаза Канта успел увидеть Лорена, который, кажется, закрывал собой девчушку. "Вот же ж придурок", - пролетело в голове, как вдруг последующие события стали развиваться с поразительной скоростью и ладно б, если в хорошую сторону, но нет. Вторую тварину, оказавшуюся прямо над напарником и Рани, антиквэрум заметил только тогда, когда в темноте пещеры полыхнуло светом чужой магической энергии. И по нервам почти сразу же прошлась чужая боль. Лорен?! Эта боль принадлежала никому иному, как напарнику. Его. Напарнику. Канте казалось, как будто его самого со всего маху бросили в до одури ледяную воду: грудную клетку сдавило так, что стало абсолютно невозможно дышать, а пульс, казалось, остановился. Остановилось и время, и в этой невесомости существовала только боль... чужая. Может, и не такая сильная, но через связь доведенная до бритвенно-острой. "Ло... рен" - не своим голосом прошептал антиквэрум, да и вслух ли? Себя он не слышал.
Всего несколько долей секунды на полную дезориентацию Канты, но в его сознании это время оказалось растянуто, словно на замедленной киносъмке. Что-то сродни шоковому состоянию, когда организм отказывается верить в произошедшее и намеренно силой адреналина растягивает время. Очнулся офицер также быстро: его словно толкнули, словно выдернули из невесомости, из ледяной воды, словно бросили обратно. А дальше впаянные на уровне инстинктов движения тела действовали сами. Пятая иллюзия. Действия любого сущего стали словно замедленными, плавными, а вот скорость антиквэрума достигла бешеных значений, но лишь на короткий промежуток времени. И ему этого точно хватит, чтобы сократить расстояние и атаковать, застигнув врасплох. От многоножки, атаковавшей Рани, Мория находился в сотне метрах, и словно исчезнув там, тут же появился прямо перед девчушкой, намереваясь атаковать тварину.
- Сдохните, мрази! - пламенно-холодный росчерк двух атаковавших клинков молнией распорол сумрак пещеры. Пятая иллюзия ещё действовала, поэтому у многоножки, как считал Мория, шансов пошевелиться и успеть было, прямо сказать, немного. Канта атаковал её, также, как и предыдущую, в сочленение панцирей на брюхе, прямо туда, где самое уязвимое место тварины. Он намеревался завалить её, во что бы то ни стало - второго шанса у него точно не будет, а вот сила и скорость собственной атаки точно могли помочь в этом.
А потом он развернулся к девчонке. В результате боя его синие волосы растрепались и чёлка небрежно падала на глаза, закрывая их ставший страшным взгляд, в руках он сжимал своё оружие, пытаясь унять дрожь. Антиквэрума буквально трясло от еле сдерживаемого бешенства. Нет, он вполне понимал, что девочке ещё учиться и учиться, она, может, вообще совсем недавно начала своё обучение, но... простить ранение напарника он не мог.
- Убью, - прорычал и неимоверным усилием сдержал себя от желания ударить Рани. Да-да, именно ударить, а то, что она женщина, его бы совсем не остановило. Отвернувшись, подошёл к напарнику, ну, как подошел - сорвался на полубег.
- Лорен, мать твою! - положив клинки рядом с напарником, схватил его за плечи, встряхнул, чтобы обратить его внимание на себя и по сути не дать отключиться. А ведь хорошо ещё, что Рани была в пять раз слабее, иначе всё могло быть и хуже, намного хуже.
Вид чужой крови, казалось, заполнял собой всё пространство, окрашивая стены, свод и пол пещеры в насыщенный кроваво-красный цвет. Самому Канте казалось, что он задыхается от этого тошнотворного ощущения, от этого цвета, словно его виски стискивало в стальных тисках, не давая о чём-либо подумать, не давая до конца понять, не разрешая осознать. Единственное, что шло на ум - это привязанная к браслету руна, для использования которой ему не обязательно знать хилерство как таковое. И выбора у Канты, по сути не было. Сорвав с руки перчатку и держа её в другой руке, он призвал руну. Повинуясь мысленному приказу, она появилась на теле Лорена, залечивая его травмы: и от акустической атаки чертовой многоножки, и от неудачной атаки Рани. Канта знал, что эта руна могла пригодиться и позже, но в том состоянии, в котором находился напарник, он прямо сказать - бесполезен.
- Придурок, - схватив Лорена за воротник, Мория собрался хорошенько врезать ему за опрометчивость, и вообще - врезать за всё хорошее. Хотя... не все ли втроем виноваты в том, что случилось? И опасность явно ещё не прошла, поэтому расслабляться точно не стоило. Но это не про Морию, он всегда начеку, даже будучи в таком вот состоянии.


Надеюсь, никого своим постом не обидел, если что - прошу простить хд

Пятая иллюзия – при использовании этой способности скорость антиквэрума достигает невероятных значений. Благодаря этому создаётся впечатление, что Канта находится в нескольких местах одновременно. Способность позволяет увернуться от молниеносных атак противника, атак его фамильяров, других существ и атак магической природы. Для Мории происходящее словно становится замедленным. Для использования этой способности не требуется истинный облик или берсерк. Способность можно использовать либо три поста подряд (тогда один раз за бой), либо три раза за бой.

+1

27

- Моя спина, - проскрипела Никоролада, наконец-то придя в себя. Первым делом девушка убрала большинство слизи на голове, волосах и одежде, нервно стряхивая остатки рукой.  "Теперь еще и благоухаю... Зашибись!". Немного приподнявшись, Первородная заметила, что твари нет на месте. Радоваться и ковылять из лабиринтов было бы не в ее стиле, потому опираясь на меч, девушка окончательно встала и побежала следом за тварью. Сумасшедшая, не иначе.
- И куда это мы направились, монстрило мое ненаглядное! - пытаясь привлечь к себе внимание, прокричала Боунс. Только сейчас она почувствовала огромное скопление энергии себе подобных где-то впереди. "Будет нехорошо, если какая-то многоножка опередит меня!". Антик побежала быстрее, держа меч наготове. Голова до сих пор немного кружилась, а громкий стрекот тварей лишь усилил пульсацию в висках. Рассмотрев существо вблизи, она знала в какие места стоит бить, хоть сильная встряска чуть поубавила девичий пыл. Мирэлиаликс была готова уже ударить по многоножке, как сзади послышалось быстрое передвижение и не менее громкий клич. "Только не говорите мне, что сзади еще одна хрень ползет?!". Нервно сглотнув, антик опасалась, что сзади тварь догонит ее раньше чем, кончится тоннель, таким образом заблокировав ее с двух сторон, но через минуту показался выход. "Слава еде! Надеюсь, моя магия не подкачает...". Остановившись между двумя многоножками, девушка мысленно произнесла имя печати Оруверенорра, но из-за сильной встряски Первородной до этого что-то пошло не так. Печать не сработала, и вместо того, чтобы напасть на монстров, монстры нападали на Николораду. На лице ее читалось примерно: "Твою мать, сегодня явно не мой день", но в голове происходил активный мыслительный процесс. Резко метнув взгляд в сторону двух антиквэрумов и девчонки, Мирэлиаликс, что есть духу пустилась к группе, чуть не оказавшись в лапах монстров. Сзади послышался огорченный стрекот, Боунс лишь усмехнулась, вновь повернувшись к ним лицом. "Что же я так ложаю в последнее время... надо что-то с этим делать!".
- Не поможете ли барышне избавиться от двух надоедливых ухажеров? - попыталась пошутить Алая, медленно пятясь назад ближе к группе. На данный момент от нее не было толку, и, если бы не спасательный круг в лице более сильных сородичей, Первородная станет долгожданным подарком для стаи многоножек.

Оруверенорра

Пентаграмма мощного атакующего типа, имеет в своей внутренней структуре два основных внешних кольца, множество рунических кругов с многогранными внутренними структурами, вмещает в себя достаточно большой массив древних рун. Пентаграмма условно имеет двойное деление, словно одна пентаграмма вросла в другую.
- Атака пиками из кардония: пентаграмма создаёт копию себя и между этими пентаграммами мгновенно выступают пики, они никогда не столкнутся друг с другом, ибо действуют слаженно, враг рискует быть проколотым насквозь.

+2

28

Когда Лорен думал, что ситуация под контролем, именно тогда она и начала выходить из-под него. Саэтэрус не сразу понял, почему его тело стало слишком резко отказываться выполнять настойчивые приказы мозга. Если бы у Штейлеса не сохранялся холодный рассудок, то мозг уже истерично кричал бы, что пора сваливать и спасать свою шкуру, несмотря на то, что здесь его собственный напарник и девушка, которую надо защищать. Наверное, если бы Лорен оказался в подземелье один, то даже не попытался бы драться с многоножками. И правда, зачем, если можно свалить по-тихому, пока его не видят? Но он был не один. Он отвечал за тех, кто разделял сейчас с ним тяготы подземной жизни. Лорен даже не подумал о том, что можно поступить как-то иначе. Он делал то, что диктовали ему его моральные принципы. Лорен даже не подумал о себе, когда из носа полилась кровь, а звуки вокруг стали слышны словно через вату. Появление собственной крови, конечно, было неожиданным, но не вызвало у него никаких чувств. Не проблема, он справится. Но, как известно, проблемы не приходят по одиночке, а, увы, любят разгуливать сомнительными компашками. И этот раз не стал исключением из этого, не известно кем установленного и совершенно подлого, но правила.
Следующая проблема — многоножка над головой. Как он не заметил её, остается лишь загадкой. Придется найти на неё ответ на досуге, сейчас просто не до этого. Перед глазами всё плыло, а тело предательски отказывалось служить. Пусть Лорен и не упал на пол, но был уже близок к этому. В руке он продолжал настойчиво сжимать верный Ингрэм, будто его рукоятка могла успокоить взбунтовавшиеся чувства. "Дело дрянь," — пролетело в голове, после чего Лорен получил удар энергией сзади. Сзади! Видно не его сегодня день. Осознание того, что это, наверное, трансдент не справилась со своей энергией, пытаясь атаковать многоножку, пришло вместе с ударом о пол. Казалось, что Лорена со всей силой приложили о камень пещеры, выбивая из легких воздух, словно намереваясь сломать ему крепкие ребра и отправить в спасительную темноту отключки. Но Лорен не потерял сознание. В голове пролетели слова Канты, кажется, тот оказался где-то рядом. Пятая иллюзия. Почему-то Лорен не сомневался в том, что Канта смог призвать пентаграмму.
Лежа на холодном полу, саэтэрус мог лишь чувствовать, как импульсы боли распространяются по его связи с напарником — Единению душ. Лорен не успел перекрыть этот поток информации, а Канте было не до этого. "Блин. Ну и толку от меня," — себя Лорен мог ругать сколько угодно, но стоило ему услышать в свою сторону знакомое "придурок", как злость тут же вспыхнула и забилась под ребрами противным и горячим сгустком обжигая лёгкие. Лорен чувствовал, как Канта встряхнул его, но открыть глаз он не мог, просто не мог, лишь отвернулся в сторону от антиквэрума. Даже полежать нормально не даёт. Не открывая глаза, Лорен автоматически перехватил руку своего напарника, которой тот собирался его ударить, и с силой сжал его запястье. Слова, сказанные и Рани и Кантой, доходили до Лорена с трудом. Похоже, Рани просила прощения за произошедшее. Внутренне Штейлес даже улыбнулся. Чего же она так переживает, не убила же его? Он простил её, простил, даже не думая о том, что можно как-то иначе. Чего уж, со всеми бывает, тем более видно, что она не такая уж и опытная в обращении с магией. Ничего, научится и станет опасным и сильным противником. Все с чего-то начинают. А он и так привык получать от окружающих, так что тем более не страшно. Удача изменчива, а в его случае особенно. Рассуждая об этом, Лорен почти не заметил, что Канта вылечил его. Он открыл глаз и остановил взгляд на напарнике, находящемся рядом, после чего взял его свободной рукой за воротник. Из другой он так и не выпустил свой пистолет.
— Не ори. И так башка раскалывается, — потом, чуть подумав, добавил, — Спасибо, — перевёл взгляд на Рани, — Не переживай, всё окей, — после этого поднялся с пола. Его пошатнуло, но он удержался на ногах. Мда, давно его так не отделывали. Всё тело ломило, будто его били палками несколько человек в течение нескольких часов, причём не переставая. Лорен усмехнулся. Поднял свой второй Ингрэм, который, похоже уронил, только вот когда, вспомнить не смог. Да и не важно.Казалось, что опасность миновала, но всё не так просто в этой жизни. Может, в прошлой Лорен был более везучим, но сейчас точно нет. Вот попадать в самый кошмар — это он умел. И сейчас словно притягивал проблемы к себе, вовлекая в это и тех, кто находился рядом.
— Да что за?! — прорычал Лорен, когда снова услышал стрекот из соседнего коридора. Он прекрасно понимал, что проблемы не закончились. А, может, даже только начинались? Странно, но оттуда, откуда послышался стрекот, донеслись ещё и чьи-то шаги. Похоже, что ещё одно магическое существо заплутало. Если будут ещё твари, то теперь уже им всем вчетвером не жить. Из коридора показалась ещё одна девушка. "Антиквэрум," — пронеслось в голове Лорена. Взгляд на секунду задержался на её ярко-рыжих волосах, хоть в темноте пещеры они и были темнее, и даже отливали красным, но Лорен не мог не отметить, что этот цвет по-настоящему красив. Что ж взять с него: он и сам был рыжим, правда его волосы были безо всяких оттенков.
— Ты че здесь делаешь? — не очень-то вежливо, но как иначе, если за девушкой топали еще две тварины? Интересно, они когда-нибудь закончатся? Или так и будут переть сюда до бесконечности? Хотя по-любому, застрять здесь придется надолго. Вечеринка в самом разгаре. Лорен не стал медлить, поэтому, как только многоножки появились в проходе, сразу пошёл в атаку на одну из них, достав из ножен один из кинжалов. Второю он оставил на своего напарника. Предстояло завались ещё двух тварей, тогда, может быть, наступит спокойствие хоть на какое-то время. "Клинок чистой крови," — но пентаграмма не появилась, клинок лишь чуть вспыхнул красным и тут же потух. Да и на что мог рассчитывать Лорен, если совсем недавно получил по полной программе? Понятно, что его собственное тело было против такого рода действий, поэтому попытка завалить многоножку при помощи энергетической атаки оказалась провальной.
— Чёрт. Проклятье, — несмотря на то, что призвать пентаграмму не удалось, Лорен даже не подумал отступать, — Я не собираюсь подыхать здесь! — с этими словами он нажал на спусковой крючок. Стрелял он в плохо защищенное брюхо твари, тем самым намереваясь отправить её на тот свет до того, как она доберется до него самого.

Клинок чистой крови

Клинок чистой крови — пентаграмма атакующего и удерживающего типа. На лезвие проецируются четыре пентаграммы, а пять — на противника. В течение короткого промежутка времени между этими пентаграммами устанавливается мощная связь, разорвать или разрушить которую очень сложно. Как только связь установилась, противника парализует на время, в течение которого его тело начинает разрушаться изнутри, начиная с важных частей магической паутины. Длительность действия пентаграммы зависит от магического резерва Лорена. Её можно использовать два раза за бой.

Отредактировано Лорен Штейлес (14.02.2016 14:33:05)

+1

29

Короткий мастерский «post factum»

Как не странно, но Лорен смог таки попасть в жизненно важные органы многоножки даже в таком состоянии, видимо, ярость дала о себе знать, а может безысходность? Так или иначе, все монстры валялись на земле, и, кажется, были мертвее мертвых, стрекот прекратился – врагов не наблюдалось. Лорену медленно становилось лучше, хотя еще какое-то время он будет оглушен звуком.
Итак, возможно не стоит продвигаться дальше в пещеру, не лучше ли вернуться назад и восстановить силы? Сейчас самое время, жизни ничего не угрожает!
Впереди был блинный ход, где-то в десяти метрах (в обратном направлении) шло двойное ответвление, в направлении одного вода продолжала журчать, надо бы решить, что делать дальше!

0

30

Когда антиквэрум накинулся на нее с криком "Убью!", Рани с трудом удержалась от того, чтобы не отшатнуться и не зажмуриться. Ей и без того было страшно, а так она испугалась еще сильнее, тем более, что антик имел все основания злиться на нее. И хвала все деосам, что одноглазый, похоже, легко отделался, а иначе, наверное, этот, страшный, ее, действительно бы убил...
А еще закрывать глаза было нельзя потому, что бой еще не закончился. И пусть от нее мало толку, но она может хотя бы внимательно смотреть по сторонам, пока эти двое уничтожают многоножек.
От берсерка Рани было мало толка: оружие, которое использовал саэтэрус, было совершенно незнакомо девочке, но оно отлично атаковало на расстоянии, а древний бил магией направо и налево. Какая тут польза от такого неопытного существа, как она, не мешает - и то хорошо!
А тут появилась еще один антиквэрум, за которой шуршащим и пищащим хвостом тянулись две многоножки, которые мгновенно были атакованы... Рани уже вообще перестала понимать, что происходит: в ушах звенело от дикого грохота, девочка вжалась спиной в стену, убрала Кобру, чтобы не выглядеть совсем уж глупо, но изо всех сил пыталась понять и оценить происходящее. Она первый раз оказалась пусть не участником, но очень близким свидетелем настоящего магического боя, и сквозь страх и растерянность все активнее пробивались любопытство и мысль "Я тоже хочу уметь так же!"...
Рани не сразу поняла, что сражение кончилось, просто вдруг стало очень тихо - особенно по сравнению с тем диким грохотом, который заполнял пространство в течение всего боя. Где-то что-то шуршало, падало, капало и скрипело, но в целом наступила блаженная тишина. Рани опустила плечи - оказывается, она стояла, втянув голову и ссутулившись, отлипла от стены и обвела взглядом окружающих. Внезапно она осознала, что сейчас ей начнут задавать вопросы - и решила действовать первой:
- Простите.... А кто вы? И куда я попала?

+2

31

Как и следовало ожидать, напарник очнулся сразу же, да ещё успел перехватить руку Канты, которой антиквэрум собирался ему хорошенько врезать. И врезал бы, если б крепкие пальцы с сильными суставами не сомкнулись на его запястье. Также, как и на той тренировке - непривычно жесткая рука и непреодолимо крепкий захват. Мория уже хотел было попытаться вырвать руку, как Лорен отпустил её сам. Антиквэрум только раздраженно фыркнул, движением головы отбрасывая с лица чёлку. Не успел Канта подняться с пола, вооружившись своими мечами, как снова послышались звуки приближающихся многоножек. "Чёрт, когда ж они закончатся?" Хотя нет, вперед тварин из хода показалась антиквэрум. Вот кого, похоже, тогда почувствовал Канта, прежде чем его остановил напарник. Значит, это была она - девушка с огненными волосами и на порядок слабее их с Лореном. Что ж, помогать ей Мория не собирался, но ровно до того момента, как в драку с многоножками ввязался Лорен. Вот же ж, только очухался, а девушку уже бросился спасать! Канта презрительно фыркнул, ему порой не понять напарника. Хотя нет, по-всему видимому напарничек собрался спасать не дамочку, а свою собственную шкуру. И Мории придётся в этом помочь, ведь он его напарник как-никак, а с подводной лодки никуда не деться. Вновь по многоножке на каждого из них, и вновь враги оказались повержены парой чёткий выстрелов и точным ударом двух катан. Ожидаемо, и на пару проблем меньше.
Наконец в этой пещере воцарилась тишина. Многоножек больше не намечалось, похоже, здесь они перебили всех тварин, каких потревожили. Канта мысленно отозвал второй меч, который тут же растворился в воздухе, озарив напоследок стены пещеры усилившимся светом, а подобие пламени вокруг клинка Мугена потухло, и теперь его лезвие было просто люминесцентного голубовато-синего цвета. Антиквэрум развернулся ко всем троим. Вопросов к напарничку у него не было, а вот к остальным двум особам очень даже были. Он хотел было уже рявкнуть в их сторону какой-нибудь грубый вопрос, без приветствия и определенного обращения, как его опередила девчушка. Канта покосился на неё и нахмурился.
- Это чертовая Северика с её подземным лабиринтом. Выбраться отсюда можно только пешком, - Канта ткнул концом меча в том направлении, откуда пришли они с напарником. На движение катана отозвалась тихим характерным лязгом. - Выход там.
Потом офицер перевёл взгляд на своего сородича, окидывая взглядом с головы до ног, коротко фыркнул.
- Эй, - обращение, разумеется, к антиквэруму. - Тебя это тоже касается.
Мории было ровным счетом плевать, как эта сцена выглядит со стороны. Да, он груб и неучтив до безобразия, но по-другому он не умеет, такой вот характер и воспитание, точнее его тотальное отсутствие. На второй вопрос девчушки он не посчитал нужным ответить, ведь какое кому дело, кто они с Лореном? А разбалтывать, что они охотники за артефактами и что уж тем более пришли сюда за дорогой вещью, он не собирался. Мало ли, а вдруг эти обе девушки тоже как-то связаны с этим артефактом, или вообще ищут его? Тогда боя не избежать, но лишнее кровопролитье и привлечение внимания сейчас точно не нужно. Ну и представляться по имени Канта тоже не стал, потому что встречаться повторно не собирался. Но что с него взять? Скверный характер и намеренное нежелание заводить не только друзей, но и какие-либо знакомства.
- Эй, полукровка, - обратился к Лорену, - куда дальше-то идти? - повёл бровью, намекая, что артефакт он продолжает чувствовать и что его местоположение не изменилось.

Отредактировано Канта Мория (17.02.2016 21:55:01)

+1

32

Вопрос одного из сородичей заставил ее повернуть голову по направлению голоса. Недовольного и немного усталого. На мгновение прищурить глаза, но не произнести ни слова, лишь сделать короткий смешок и несколько шагов в сторону, чтобы не помешать синеволосому в бою против ее "друзей". Боунс была слишком измотана за день, чтобы встать рядом, потому все ее внимание устремилось на двух оставшихся за полем действий, в частности за раненным. Говорить правду она не хотела, да и чем бы помог парню ее ответ. Несколько минут на раздумье все же привели Алую к действиям. Достать когда-то испорченную рубаху и подойти к собрату по цвету волос.
- Конечно, нам идет кровь, но все же..., - теплая улыбка долго не задержалась на ее губах, ибо второй голос мог отогнать любую теплую эмоцию. - Повезло же тебе с "другом", - Первородная подала Лорену чистую материю, всматриваясь в его глаз еще пару секунд, затем повернулась к синеволосому и прожгла его недовольным взглядом. Битва за жизнь осталась позади. Тишина вновь окутала подземелье, унося эхом последние отклики битвы в недра своих чертог. - Это был приказ, "командир"? Если да, осмелюсь ослушаться вашу милость и позволю себе оставаться здесь, сколько пожелаю.
  На этот раз смешок получился достаточно громким, чтобы быть услышанным всем присутствующим. Уголки губ приподнялись вверх, а золотые крапинки в темноте придали ее взгляду более таинственный вид. Наигранный вежливый тон девица давненько не использовала в своем обороте речи, да и не любила этого, но в подобном случае, ей показалось это довольно уместно. Конечно, для того, чтобы позлить собрата, нежели показать ему свою образованность, которая всегда поперек горла стояла. На вопрос же до этого Николорада не ответила, лишь озарив девчонку изучающим взглядом. Хрупкая блондиночка, казалась совсем беззащитной, и более всего Боунс злило то, что она была равной ей. "Это уже слишком...". Тем не менее, оставив про запас негативную энергию для братика, Первородная уже более спокойно произнесла:
- Как и сказала синевласка, мы на Северике, в подземелье, и лучше  бы одной на поверхность не высовываться. Замерзнешь или потеряешься. Проводник тебе нужен, коим я не смогу быть в силу того, что мне очень уж интересно стало, что мои братья забыли в столь отдаленном нелюдимом месте? - Сложить руки на груди и вопросительно посмотреть на Рыжика, в котором Боунс видела более сговорчивого собеседника. Скорее всего, парни не ожидали повстречать на своем пути кого-то вроде двух девиц, но антика это мало волновало, тем более, когда до нее дошли неизвестные энергетические потоки. - Вы ведь не просто решили прогуляться, не так ли?

+2

33

Уничтожить многоножек оказалось проще, чем изначально думал Лорен. Наверное, он привык думать о худшем и придавать слишком большое значение происходящему, особенно, если дело касалось его шкуры или даже жизни. Что уж говорить, оптимистом он точно не был. Сейчас же, когда в подземелье стало тихо, Лорен смог здраво оценить ситуацию, в которой он оказался вместе с напарником. Когда он дрался с многоножками, защищая обоих девушек, то даже не задумывался, как решать эту проблему, ведь охотники не просто так пришли сюда, чтобы погулять, и лишние свидетели уж точно не были им нужны.
На вопросы, которые задала Рани, ответил Канта. Пусть и весьма грубо, но Лорен не посчитал нужным вмешиваться. С этой девочкой он всё равно сможет поговорить, пусть и чуть позже. Сейчас Штейлес начинал осознавать, что ей, скорее всего, придется остаться с ними, иначе в одиночестве она не продержится в этом подземелье слишком долго. Вероятность того, что Рани из тех, кому тоже нужен артефакт, была минимальной, потому что, во-первых, весь вид девушки говорил о том, что она даже представления не имеет, как сюда попала. Конечно, это могло быть мастерски спланировано, и тогда Лорену оставалось лишь восхищаться её актерским талантом. Но вот другое отчётливо говорило о том, что Рани не охотник за артефактом: девушка была слаба для того, чтобы в одиночку пройти подземелье и сразить монстра, охраняющего артефакт. Если её кто-то и послал сюда, то только на верную смерть. Другого Лорен пока что не мог предположить. Чтобы понять всё более конкретно ему надо было просто понаблюдать за трансдентом, а это лишь вопрос времени. Если Рани что-то и скрывает, то это останется секретом ненадолго. А если трансдент и окажется соперником, то вдвоем офицеры смогут справиться с ней. Хотя почему-то Лорен не хотел даже думать об этом. Однако всё будет сложнее, если девушку где-нибудь ожидает подмога. Лорен понимал, что до поры до времени надо быть начеку и рассматривать все возможные варианты, чтобы не стать жертвой неожиданной развязки.
Что же касалось второй девушки, то она даже не ответила на вопрос Лорена, когда он спросил, что та делает в подземелье. Ладно, пусть так, ведь потом он дрался с многоножкой, а, значит, был занят. Вопрос на некоторое время утратил важность. Но всё же. Рубашку, которую она дала ему, Лорен взял и стер тканью с лица кровь. Да, сейчас его вид оставлял желать лучшего, но Лорен не был бы собой, если б не плевал на это. А как ещё он должен выглядеть, если ему досталось по полной программе? Штейлес чуть усмехнулся в ответ на улыбку Первородной. Что уж говорить, девушка ему чем-то понравилась. Но его хорошее мнение о ней резко изменилось, когда она заговорила про его напарника.
— Он мне не друг, а напарник. Это разные вещи, — отрезал он. Чего Лорен никогда не выносил, так это обсуждать с кем-то свои взаимоотношения. Это его личное дело, как кто к нему относится, с кем он в каких отношениях и с кем ему повезло, а с кем нет. Да не всё так прекрасно, как хотелось бы, но Лорен не чувствовал себя несчастным от того, что рядом с ним есть такая персона, как Канта. Да, тот грубый, порой срывается, но это его напарник. А на чужое мнение он плевать хотел. Просто потому что был уверен, Канта не бросит его, хоть и ведет себя так. Он не из тех крыс, что подлизываются и строят из себя слишком верных, а потом засовывают нож в спину. А выводы, которые делают о ком-то лишь по паре слов, Лорен никогда не воспринимал всерьез. Но учить кого-либо он не собирался. Каждый имеет право на свое мнение, только вот пусть не навязывают его ему. Как другие судят о людях, Лорен знал. За свою жизнь не раз встречал подобное, поэтому лишь фыркнул на слова антиквэрума, мол, много ты понимаешь.
Лорен бросил взгляд на Первородную, когда она обратилась к Канте, и чуть нахмурился. Ему совсем не понравился этот тон, который с чего-то взяла эта девушка. Или первый раз встречает того, кто груб? Но Канта не был пределом грубости. В данной ситуации тот говорил весьма адекватно. Ведь двум охотникам за артефактом не особо-то нужны свидетели. Но с другой стороны оставлять двух девушек здесь, где слишком опасные монстры, было жестоко. Лорен понял, что опять становится жертвой своих принципов.
— Он не синевласка, — спокойно сказал Лорен, обращаясь к Первородной, — Если тебе так нужно упоминать его в своей речи, то поинтересовалась бы сначала, как зовут твоего сородича, — с этими словами он взял Канту поверх локтя, тем самым удерживая его от безрассудного поступка. "Не смей," — эти слова отразились в голове Мории через Единение душ. Хоть Лорен сейчас и понимал своего напарника, но не мог позволить Первородным драться. Он вообще не хотел, чтобы Канта связывался с этой девушкой, которая, по-видимому, решила ответить Канте в том же духе, но она не учла одного: Морию этим не остановить. Это лишь разозлит и заведет его. А вот толк злить того, кто заведомо сильнее? О причинах Лорен решил не думать. Однако, если бы он сам оказался на месте девушки, то не поступал бы так опрометчиво. Ведь, кто знает, что может случиться в подземелье? Здесь никто не поможет, не спасет, да и бежать некуда. Плюс ко всему, Первородная сама пришла к ним за помощью, а спасибо, кстати, даже не сказала. Хотя, плевать. Её дело.
— Ты находишь любопытство достаточным аргументом, чтобы остаться рядом с нами и выяснить, что нам тут надо? — Лорен вопросительно приподнял бровь. Тон он не поменял да и манеру разговора тоже. Если девушка неглупая, то поймёт, что сказала что-то не то, раньше, чем ему придется в открытую на это указывать.
— Мы тебе не братья, — Лорен чуть оскалился, но сдержал себя. Слово "братья" больно резануло, тут же открывая старую душевную рану. В памяти вспыхнули воспоминания о погибшем брате. "Дэйв," — имя брата пролетело в голове. Лорен прищурился. Да с какого эта девушка решила Штейлеса роднить с собой? Ладно Канту, но его? У Лорена внутри всё вскипело, но он не посмел показывать свои эмоции. Тут и так одного Канты вполне хватает, — Это место не парк для прогулок. У нас есть дело, но я не обязан первому встречному говорить о нём, — да, девушка довела его. Давно он так не злился, но эта злость лишь отразилась в единственном глазу, но никак не в тоне. Внешне он так и оставался спокоен. Лорен был уверен на все сто процентов, что артефакт никто не может чувствовать, а если эти две девушки и чувствовали что-то, то уж точно не то, что искали охотники. От злости Лорен даже не обратил внимания на то, что Канта снова назвал его полукровкой. Сейчас на это было плевать.
— Нам дальше по коридору и потом вниз, — на автомате ответил он, помня их первоначальный курс, — Но сначала нам надо будет разобраться с этими двумя персонами, — спокойно сказал он, хотя внутренне понимал, насчет Рани он уже всё решил, а вот вопрос с Первородной оставался открытым. После её слов Лорен отлично понял, к чему приведет совместное путешествие, и поэтому ему не очень-то хотелось разнимать её и своего напарника всю дорогу и выступать в роли няньки, унимающей детей. Поэтому он решил дать Первородной шанс обдумать своё положение.

Отредактировано Лорен Штейлес (21.02.2016 16:32:58)

+2

34

Рани доводилось слышать поговорку "Из огня - да в полымя", и сейчас девочке казалось, что это древнее выражение очень хорошо описывает создавшуюся ситуацию. Не надо было иметь семь пядей во лбу, чтобы понять: эти двое - антиквэрум и саэтэрус - оказались в  подземелье по каким-то своим очень секретным и тайным делам, и лишние свидетели им совсем не нужны. А поскольку Рани, научившись читать, очень много времени тратила на книги, в том числе - на боевики и детективы, то мысли о том, что могут сделать с лишними свидетелями, зародилась в голове девочки почти сразу после того, как она услышала: "Сначала нам надо будет разобраться с этими двумя персонами". И она совершенно не представляла, как действовать в такой ситуации.
Убежать? Но она не знает, куда идти, а в пещерах, к тому же - разветвленных, от указания "Выход там", толку мало. И у танцовщицы не было никакого желания бродить по этим подземельям в одиночку, имея прекрасную перспективу налететь на очередную стаю многоножек. Возможно, Даката была бы благодарна, если бы красноволосая женщина-антиквэрум проводила ее к выходу, но та ясно дала понять, что никуда уходить не хочет. Значит, Рани тоже придется остаться с ними? А если просто телепортироваться отсюда? Судя по тому, что такого никто не предложил, с телепортацией были проблемы, к тому же Рани опасалась, что ее опять занесет куда-то не туда.
Когда одноглазый начал демонстрировать неприязнь к Красновласке, как про себя назвала Рани женщину-атниквэрума, танцовщица попыталась стать совсем маленькой и незаметной. Ей вовсе не хотелось, чтобы сейчас возникла ссора, но что она могла поделать? Оставалось надеяться, что взрослые и куда более опытные существа сумеют что-нибудь придумать и как-нибудь договориться. Может быть.

+1

35

Канта ожидал, что девчушка проронит хоть слово, после того, как он прямо указал ей на то, что выбраться отсюда без посторонней помощи она не сможет, и чтобы она уходила из этих пещер, но девчонка молчала. Это показалось Мории странным, но, может, она слишком напугана? Её ведь тоже можно понять. Однако он только хмыкнул, но от дальнейших размышлений его отвлек голос девушки-антиквэрума. Офицер раздраженно глянул в её сторону и нахмурился, замечая девушку рядом со своим напарником. "Что она задумала?" - пролетела в голове раздраженная мысль, но тут его взгляд наткнулся на чистую материю, которую антиквэрум подала Лорену. А потом ещё её непозволительно долгий взгляд прямо в единственный глаз напарника, его ответная усмешка, и Канта почувствовал, как сознание захлёстывает какое-то незнакомое, но очень сильное чувство, граничащее с желанием убивать.
- Да оставайся здесь сколько влезет, - буркнул Мория ей в ответ. Разумеется, недовольный взгляд, брошенный в сторону его персоны, он заметил, на что ответил совершенно уничтожающим и равняющим с плинтусом взглядом, полным холодной надменности. Вот чего-чего, а попыток "поставить его на место" Канта на дух не переносил. А эта дама похоже решила ответить на грубость грубостью. Или... он чего-то не понял? Да ладно, плевать. Но эта красноволосая дамочка ему точно не понравилась, и Канта намеревался сравнять её с землей, в буквальном и переносном смысле, потому что злость и раздражение давали о себе знать. Но на этом девушка не успокоилась, и её дальнейшие слова окончательно вывели антиквэрума из себя.
- Чтоо? - взревел он в ответ на "синевласку". - Не пора бы тебе отправиться вслед за теми многоножками?! - Повинуясь исключительно своим бушующим эмоциям, Канта схватился за рукоять меча, который к тому времени уже успел убрать в ножны. Но вдруг почувствовал сильную руку на своем локте, властным жестом останавливающую его от необдуманного поступка. Как же - напарник, а то кто ещё такой самоубийца? Только Лорен. И Канта сейчас был готов убить его, поэтому в ответ на короткое мысленное "не смей" посмотрел на одноглазого одним из уничтожающих взглядов, где ясно читалось желание убивать, а по сути простое "сдохни".
Но в процессе сдержанной перепалки между напарником и девушкой Мория предпочел молчать, чувствуя, что никуда не исчезнувшее бешенство продолжает подавлять все остальные эмоции. Плевать, что через Единение душ Лорен запросто сможет почувствовать настроение Канты, сейчас его волновало только одно: та персона, которая посмела обозвать "синевлаской" и причислить к женскому роду. Нет, Мория не ненавидел женщин, но такие выпады откровенно бесили, заставляя ненавидеть даже своего напарника, который в общем-то был здесь ни при чем.
- Заткнитесь, - прорычал Канта, чувствуя, что ещё секунда и его уже не удержит никакой напарник. Поэтому логичнее было бы всем присутствующим заткнуться. Постаралась же антиквэрум, да так, что теперь опасность мог представлять уже Мория. И причём выдержать его атаки мог только Лорен. - Если у тебя в аргументах только "любопытство", - обратился он к красноволосой, - то выход всё ещё ждет тебя, если нет - то придумай что-то получше, - Тон, с которым были произнесены эти слова, ясно скрывал угрозу, причем угрозу смертью. Грубо? Да. Жестоко? Да. Беспощадно? Бесспорно. Но Канте было плевать, она его вывела из себя, и теперь за это будет платиться не только она, но и остальные - даже та ни в чем не виноватая трансдент.

Отредактировано Канта Мория (21.02.2016 21:37:04)

+1

36

Рани не выдержала: похоже, ее мысль насчет "взрослых и умных" была не очень удачной. Вместо того, чтобы договориться между собой, они начали ругаться, да еще так, что можно было не сомневаться: еще немного, и они начнут драку, теперь - между собой.
- Простите, - тихонько пискнула она, вклиниваясь в разговор в тот момент, когда антиквэрум набирал в рот воздуха - видимо, для того, чтобы разразиться еще одной гневной фразой, - А можно я пойду с вами? Я не буду вам мешать, правда-правда, я буду очень-очень осторожной, и потом никому ничего не расскажу, - девочка добавила последнюю фразу, исходя из того, что эти двое явно тут были по какому-то очень важному и, возможно, секретному делу. - Просто я ведь, наверное, не смогу выйти наружу. Я не найду выхода и меня съедят. А с вами у меня есть шанс.... Пожалуйста! - огромные глазищи трансдента по очереди смотрели то на Канту, то на Лорена.
Надо сказать, что саэтэрус нравился девочке намного сильнее антика. Он был. на первый взгляд, спокойнее и выдережанее, да и симпатичнее, на вкус танцовщицы. Правда, от него почему-то очень неприятно, даже противно, пахло, но ведь Рани не собиралась с ним целоваться! Девочка даже сделала движение в сторону Лорена, но все-таки не сдвинулась с места. Вдруг ее неправильно поймут?...

+2

37

Воздух заряжался негативом с каждой новой фразочкой, отскакивающей от уст каждого из антиквэрумов, но Николорада даже виду не подавала, оставив лицо беспристрастным. Не тот день, не то время. Мирэли было смешно и тошно одновременно, но вместо обычного раздражения или хоть маломальской злости внутри простиралось беспокойство за свою душонку. Слабую_душонку. Она понимала, что нарушает покой обоих, которые, в отличие от нее или блондиночки, не просто прогуливались по холодным сырым пещерам пустыни. 
  Резкость со стороны рыжего по поводу напарничка не могла не дать пищу для размышлений. Не_все_так_гладко_и_ровно_между_этими_двумя - рассудила Первородная особенно после того, как саэтэрус высказался о некомпетентности Боунс в сторону синеволосого парня, готового в любую секунду разорвать ее на маленькие клочки. Не_иначе_как_два_сапога_пара.
- А вы забавные, - лишь вымолвила девушка, простодушно улыбаясь. - В таком случае стоит представиться - Николорада, а как вас зовут господа... - зеленый взгляд быстро проскользнул от парней к трансденту. - И вас юная леди?
  Стоит ли ей тащиться с двумя сильно восприимчивыми пареньками и малышкой, что напросилась вместе с ними? Этот вопрос ее более волновал, чем какие-то разборки мы_тебе_не_братья или где_ей_стоит гулять_а_где_нет. Кроме взаимоотношений с Вороном антика не слишком волновали другие сородичи. Они были среди общей массы невзрачны и безразличны ее сердцу, если, конечно, не становились более весомыми для Первородной, но это случалось крайне редко и то втихаря, чтобы не накликать на них беду в лице старшего брата. Тяжело выдохнув, Мирэлиаликс тряхнула головой, чтобы выбить любую мысль о черноволосом, и поспешила ответить на последнее высказывание Мории:
- Мне не нужно то, что вы ищете, но я бы с радостью подсобила вам, так как ничего другого интересного и увлекательного в этом месте не нахожу.
  Медленно потянувшись, хрустя суставами, девушка уложила волосы на правое плечо и внимательно стала выжидать ответа. Ей было очень интересно наблюдать за Кантой, нежели за Лореном в виду схожести темперамента. К слову последний, в свою очередь, тихонько посапывал внутри нее, не желая устраивать сверхмасштабный скандал. Пока.

Отредактировано Мирэлиаликс (10.03.2016 19:52:03)

0

38

Лорен прищурился, смотря на красноволосую девушку, стоящую напротив него. Скупой свет подземелья чуть отражался в зелени его радужки. Короткий щелчок собственной зажигалки казался каким-то чужим. Саэтэрус зажимает между пальцами сигарету, затягивается. Цедит из сигареты дым, смотря, как густая пелена закрывает на доли секунды почти всё поле зрения. Дым покидает лёгкие на выдохе. Обстановка между этими четырьмя личностями настолько резко накаляется, что времени, чтобы всё осознать катастрофически не хватает. Но сопоставление событий и их анализ происходит ещё быстрее. Лорен подавляет желание что-либо сказать и слушает то, что говорит красноволосая. За какие-то пару фраз, сказанных им и Кантой она кардинально изменилась. Ну вот зачем так делать? Если уж начала себя так вести, с намеком на вызов, то делай это до конца, хотя при таком раскладе не исключается плачевный исход. Если можно было бы говорить о том, что Лорен не мог терпеть, так это подобные перемены, хотя он вполне понимал эту девушку. Благоразумие и желание выжить взяло верх? Что ж, бывает. Смотри только, чтобы в другой ситуации не произошло тоже самое, когда надо будет кому-то спину закрывать. Однако его не сильно касалась судьба этой Первородной, у неё свои понятия, ему лишь остается сделать вывод. Пусть им и придется провести какое-то время вместе, как сложится дальше, никому не известно. Когда Лорен только увидел Первородную и трансдента, то сразу понял, что им всем четверым, скорее всего, придется продолжить путь вместе. И, честно говоря, была надежда, что он поладит с красноволосой, которая, кстати, назвала себя Николорадой. "Красивое имя," — почему-то подумал Штейлес, чувствуя, как раздражение, которое до этого размеренно и сильно билось в груди, отходит на второй план. Если бы рядом с Лореном был бы тот, кто в состоянии сдержать самого саэтэруса, то информатор даже не подумал бы о том, что в состоянии сам держать себя в руках. Но такой личности не было, поэтому Лорен мог надеяться только на себя. Здесь ещё для полного счастья не хватало его истеричного поведения. Нет уж, как-нибудь потом.
— Лорен, — представился, — Его Канта зовут, — назвал напарника, не давая тому представиться самостоятельно, зная о его плохом расположении духа в данные минуты. Лишних ссор не хотелось, тем более Канта был на взводе и мог даже на простой вопрос ляпнуть что-нибудь не особо вежливое.
На "забавные" Штейлес чуть заметно поморщился. Забавные? Он и напарник? Она сейчас серьезно? Или все-таки шутит? Странно было это услышать. О нём вместе с Кантой так никогда не говорили, в первую очередь из-за того, что догадаться о том, что они оба — убийцы, не составляло труда. Да тем более в этом подземелье. Кто сюда полезет просто так? Они оба ещё в форме, хоть и без каких-либо знаков, по которым можно догадаться, что они из Синдиката. Да ещё и завалили столько многоножек и без особого труда. Оба вооружены до зубов. Наталкивает на определенные мысли, не? А тут — "забавные". Интересно, интересно. В каком месте хоть забавные? Хотя, какая разница? Думает так, пусть думает. Придираться не стоит. А в том, что эта девушка ведет себя непредсказуемо, Лорен убедиться уже успел. Перевел взгляд на трансдента, которая решила все-таки вступить в разговор. Её слова звучали убедительно, но вот слова и действия являлись разными вещами. Хоть Лорен изначально и рассчитывал взять девушку с собой, это не мешало ему быть осторожным в своих решениях и действиях. Он заметил, что девушка больше тянется к нему, нежели к Канте, но виду не показал.
— Ты говорила, тебя Рани зовут? — хоть Лорен и был уверен в своей памяти, уточнить все-таки следовало, — Ты права, выйти отсюда в одиночку не сможешь, — о том, что её могут не только съесть, предпочёл промолчать. К чему пугать и без того напуганную, беззащитную девушку? Это будет жестоко, а вот если Лорена не провоцировать, то жестоким по отношению к какой-либо личности он точно не будет. И эта девушка этого пока не делала. Хоть он совсем не знал её, хотел верить, что она будет вести себя так и дальше, — Ладно, пойдешь с нами. И постарайся, не предупреждая, ничего не предпринимать, а то это может оказаться непоправимой ошибкой, — говоря это, Штейлес осознавал, что теперь ему придется отвечать не только за напарника, но и ещё за эту девушку. Идя сюда по прикажу Синдиката, он был к такому, мягко говоря, не готов, но сейчас принял это решение, исходя из собственных здравых соображений. Перевел взгляд на Первородную, которая вновь заговорила.
— Откуда такая информация, что мы что-то ищем? Вдруг, кого-то? — приподнял бровь, чуть усмехаясь, — С радостью подсобила бы? — повторил слова девушки, — Что думаешь, Канта? — спросить совета у напарника все-таки следовало, тем более насчет того, брать Первородную или нет. Хоть девушка и показала, что вполне в состоянии вести себя нормально, это не исключало того, что в будущем возможны стычки. Лорен обратился к Канте лишь для того, чтобы понять, как именно тот настроен. Чтобы сделать вывод, ему хватило бы даже тона. А другие пусть думают, что мнение напарника в подобной ситуации для него очень важно.

+3

39

Как правильно реагировать, когда на голову неожиданно свалились две дамочки? А если одна из них явно нарывается и раздражает? А если она начала симпатизировать твоему напарнику? Серьезно? Убить? Ну, а если это не предоставляется возможным в силу обстоятельств, то сохранять спокойствие и терпеть чужое присутствие? Ну, уж нет, это явно не про Канту. Стоять, смотреть и хлопать глазами было явно не про него, а уж переступать через себя непонятно-ради-чего он бы точно не стал. Да и рукоять катаны он ещё не выпустил из руки. И здесь вполне могла бы пролиться кровь, потому что уж кто-кто, а Мория был настроен серьезно и угрозы на ветер никогда не бросал, но тут в перепалку вклинилась Рани. Теперь уничтожающий взгляд предназначался уже ей, а по сути Канта просто не отошёл от разногласий с напарником и ещё был крайне не доволен им. И только хотел сказать ей пару ласковых, как его опередил Лорен, но в отличие от Мории ответил вполне себе дружелюбно. Канта только зубами скрипнул, даже не пытаясь спрятать своё мерзкое настроение куда подальше. А настроение и вправду было слишком мерзким, начиная сегодняшним утром и заканчивая теперешней ситуацией, и чёрт знает, чем это всё могло закончиться. И ему было откровенно плевать, что та рыжая могла посчитать их "шибко восприимчивыми" к её словам. Нет, ну а как, если её слова, а точнее обращение, Канте совсем не понравились? Но теперь мерзкое расположение духа едва не обрушилось на девочку.
- Хорошо, будешь с нами, - прозвучало всё-таки более мягко, чем планировалось. Нет, Канта не собирался подстраиваться под напарника, но отчего-то глядя на эту девчушку не смог сполна нагрубить. Да, и её казавшиеся огромными глаза не могли оставить равнодушным, даже Морию, поэтому выражение его лица с раздраженно-злого сменилось на просто раздраженное. Будь он тем же волком, то в таком случае сменил бы защитную и готовую к нападению позицию на более нейтральную. Но и полностью стать равнодушным, разумеется, не стал, поэтому почти сразу же добавил. - Но если будешь мешаться, прибью.
А ведь не врал, хотя девчушка ни чем и не заслужила такого обращения с собой. Но Канта был абсолютно равен со всеми, то есть был готов зарубить любого здесь находящегося. А вот на слова Первородной он предпочел промолчать и только презрительно фыркнул. Проигнорировал. Вполне себе в своем духе. Да и называться по имени совсем не планировал, а вот Лорен как назло представил его. Надо будет оставить ему позже пару шрамов, чтобы и думать больше не смел вот так вот себя вести. А ведь Штейлес был чертовски прав, стараясь взять ситуацию под контроль, даже после тех слов, что сказала Первородная, по сути стараясь спасти чужую шкуру, потому что эта самая шкура была в шаге от того, чтобы оказаться продырявленной двумя клинками катан, ведь Канта-то сильнее. Но напарник, как какой-то самоубийца, смог-таки вырулить ситуацию из того тупика, куда она благополучно скатывалась, по крайней мере в отношении Мории точно смог. Отпустив рукоять катаны и бросив раздраженный взгляд в сторону Первородной, Канта отошёл в сторону, за напарника, и хотел было продолжить путь дальше по ходу лабиринта, как Лорен обратился к нему. Офицер приостановился, глянул на него через плечо, и черт знает, что можно было прочесть в этом взгляде, обращенном к Штейлесу, единственное, чего там точно не было, так это раздражения и злости. Вот совсем. Странно, правда?
- Чёрт с ними, пусть идут с нами, - бросил также через плечо. В голосе можно было услышать угрозу, но такую скрытую и далекую, что надо ещё постараться её ощутить. И эта самая угроза была обусловлена словами рыжей, что она, мол, знает, что они что-то ищут. Хотя, не исключено, что это вполне могла быть сугубо логика, раз в подземелье два каких-то типа, то они явно что-то ищут. А и правда что, не переспать же друг с другом собираются где-нибудь в уютном закоулочке? Права она, права эта Первородная, но исключительно в своей догадке, а не в том, что озвучила это в слух. Лично Канта взял её на цель, и теперь малейшее подозрение может сказаться обнаженным клинком, и чего уж тут скрывать - лично Мория с удовольствием бы подрался с ней, и откладывать это в дальний ящик не спешил. Не обращая толком внимания на всех остальных, Канта направился в ту сторону, где слышалось журчание воды, не сомневаясь, что напарник и дамочки последуют за ним, ведь выбор не велик, да?

+2

40

Рани почти удалось подавить облегченный вздох: ее не прогонят! Она может идти вместе со всеми! Но уже очень скоро девочка поняла, что все совсем не так весело, как ей казалось поначалу: ведь она ввязалась в неизвестную аферу, и - кто знает? - может быть впереди ее ждут куда более страшные монстры чем те, с которыми им уже довелось столкнуться. К тому же танцовщица не обольщалась: на не смотрят как на обузу. и, скорее всего, никто не кинется ее спасать, если она попадет в беду. Вернее, никто, кроме блондина, но и тут трансдент не была уверена до конца.
Впрочем, вариантов у нее не оставалось - а, значит, надо было сообразить, как вести себя в такой, мягко говоря неординарной ситуации. Выбор бы невелик: не путаться под ногами, не лезть вперед, не приставать с дурацкими вопросами и отвечать, только когда спросят, внимательно смотреть по сторонам... В общем, изображать бдительный молчаливый хвостик... главное, не влезать в разборку. если трое этих взрослых начнут выяснять отношения между собой. Или - когда они начнут выяснять отношения?
С одной стороны, все было понятно: двое мужчин тут были по делу, и у них не было никакого резона радоваться появлению двух непонятных женщин. С другой стороны - ну можно же нормально, как цивилизованным существам, договориться, а не кидаться друг на друга? Эти двое - антиквэрум и саэтэрус - чем-то напомнили Дакате братьев-акробатов из их труппы (Как же давно это было!). Парни были уверены, что грубость - это признак крутизны... но ведь эти двое, Канта и Лорен, были куда старше той парочки дриммэйров, так почему же они так странно себя ведут?
Размышляя над странностями поведения разумных существ, Рани после следом за Кантой, не забывая поглядывать по сторонам и прислушиваться. Теперь, когда девочка более-менее успокоилась, ей пришла в голову интересная мысль: ее учили наблюдать и делать выводы, так почему бы не посмотреть на происходящее, как на практическую проверку полученных знаний?

0

41

Как была рада Первородная своему не язвительному настрою, который мог бы испортить все, что медленно выстраивалось в довольно интересную игру «Не съешь меня, я твой друг», хотя друг в данном случае здесь не подошло бы благодаря ярому объяснению Лорена о разделении понятий друг-напарник. Чтож, у Никки было куда все проще – друзей не существует вовсе. Нет, может быть, у кого-то и бывают таковые существа, но за всю жизнь Мирэлиаликс не встречала никого, кто бы мог назваться ее другом. Арнора она не брала в счет, относя его в группу любовника_возможного мужа, Мара же гордо носила статус матери_наставницы, а, в общем, понятие «друга» для нее не сильно много значило, скорее слово «знакомые» не импонировало и не подходило в их тандем.
- Очень приятно, - искренне произнесла Никки. Девушка хотела подать руку для рукопожатия, но затем передумала, боковым зрением видя недовольный взгляд синеволосого паренька. «Опасно_опасно!». - Решила предположить и не прогадала, - многозначительный взгляд падает на рыжего собрата. - Только не говорите, что вы не верите в добрые деяния со стороны других. Мне просто необходимо сменить деятельность, только и всего.
  Пожать плечами, радуясь мысли, что Канта не стал скалиться еще больше и дал добро на присоединение девушек к их небольшому отряду в поисках чего-то интригующего и занимательного. Одним словом назревало приключение, которого Первородная никак не ожидала найти в песках и заброшенных пещерах, где таились тайны и опасности на каждом шагу.
   Хотела ли она произвести какое-то впечатление: положительное_отрицательное_нейтральное - ей было побоку, но если уж они решили искать что-то вместе надо было все же найти подход к новым знакомым. Например, погрузиться в свои мысли и помалкивать, как делала Рани, увидев напряженные отношения между напарниками. Николорада могла только догадываться, что у них происходит, но сейчас это не сильно волновала думы антика. Пока_не_волновало. Тихая скромная блондиночка, напоминающая одну давнюю знакомую, была похожа на мышь-полевку, что оказалась посреди многомиллионного мегаполиса. Тепло улыбнувшись, девушка поравнялась с ней.
- С ними, - Боунс кивнула головой в сторону Канты и Лорена. – все понятно, но как тебя занесло сюда. Вроде не похоже на сумасшедшую, подобно мне, или я что-то путаю? Не боись, мне кажется они очень даже милы в общении – «Хотя бы один из них» - просто ответственно выполняют задание. Мне бы так…
  Рыжая задумалась, намотав на палец локон. Каждое задание, взятое ей, никогда тихо_мирно не заканчивалось. Всегда помимо основного приходилось вылезать из тех передряг, которые она заварила в процессе выполнения. «И почему я такая? Ах, да… у меня же матушка была такая же безбашенная. Гены как-никак!». И пусть они и не были родными матерью и дочерью, Мирэлиаликс буквально впитала каждый жест_манеру общения_поведение_повадки, потому было довольно умилительно наблюдать за их ссорами. Женские истерики_битье посуды_бои без правил обычно заканчивались совместным чаепитием или вылазкой на базар. За тем же чаем и сладостями к этому самому чаю.
- И как вы еще не поубивали друг дружку? – вдруг вырвалось у девушки, тут же прикрывшей рот руками. Если сказала А, говори Б. – Это довольно сложно ужиться вместе. У каждого свой подход, план действий и т.п. Я хочу сказать, что если вы – напарники, а не друзья… - сразу уточнила антик, оббегая парней, чтобы видеть их лица. – … Довольно длительное время – я вами восхищаюсь. Нет, действительно. Я бы давно настучало по голове Канте. Только не злись, я тоже могу быть чересчур вспыльчивой и обещаю ради боя с тобой подготовлю свои козырные фразочки.
  Ожидая ответов, девушка предположила несколько вариантов развития событий. Либо антиквэрум ее пригвоздит к стенке, и она станет одним из сталогмитов сего места, либо Лорен начнет опять упрекать ее в некомпетентности, а может и то и то сольется воедино? Одно она знала точно, Первородный и полукровка были идеальными напарниками, хоть и до конца этого не осознавали или осознавали?

Отредактировано Мирэлиаликс (28.03.2016 22:18:59)

+1

42

https://img-fotki.yandex.ru/get/50260/47529448.dd/0_cf1cb_f759e824_orig.png
https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/80123.png

Итак, наши герои пошли в сторону журчания воды...
   … Вначале персонажи прошли местечко, где атаковали Мирэлиаликс, далее пещера сужалась, поэтому к концу, нашим героям пришлось ползти на животе, однако, чем ближе они были к зияющему в конце просвету, тем сильнее слышалось журчание воды и тем более приятный запах влаги доносился от туда, кажется пахли какие-то сладковатые водоросли. В отверстие, что вело в новое помещение пещеры пришлось протискиваться, да-да, втягивать животы и пытаться пролезть, хотя девочки у нас миниатюрные им легче. Итак, из сухих пещер наши герои попали к подземному источнику.
   … Небольшой каменные помост, множество алых светящихся кристаллов, за скалистым невысоким обрывком в 1 метр, виднеется раскинувшееся прозрачное озеро, в центре которого растет один большой и красивый алый кристалл, воды невероятно прозрачное, видно кристаллическое дно озеро, глубина озера около 7 метров и там... на дне... есть пещера, одна определенно ведет в нижние части всего этого лабиринта, а ведь нашим персонажам нужно вниз? Кажется, логика тут предельна проста и ее поймет даже ребенок.
   … Вода обладает прекрасным лечебным эффектом, стоит искупаться и ты сразу ощущаешь себя куда лучше, конечно, все раны не исчезнут, но общее состояние и травмы процентов на шестьдесят-семьдесят исцеляться, знаете... приятная вещь, вот только, если налить чудотворной водицы в какую-либо склянку, вся ее магия исчезнет, будто ее и не было вовсе.
   … По пещере лился прелестный сладкий аромат, знаете, водоросли, что росли по своду берега, благоухали как прелестные алые розы, кружили голову ароматом и даже чуть мутили разум, расслабляли и будто заставляли думать о хорошем, приятном и забыть о целях.
   … В пещере росло и без того много растений, например раскидистое, но маленькое деревце, немного зеленой травки, грибы и какие-то синеватые ягоды, так похожие на голубику...

+2

43

Нельзя сказать, что Лорен привык к угрозам своего напарника по отношению к другим личностям, да и к самому Штейлесу, и нельзя было сказать, что привык к поведению Канты, порой далекому от элементарной нормы. Хотя Лорен все-таки обладал способностью, то ли в виду особого уклада жизни, а, точнее, его полного отсутствия, то ли в виду прошлого опыта, то ли чего-то ещё, но он мог очень быстро привыкнуть практически ко всему, касалось ли то людей, отношений, среды обитания и какого-либо распорядка, хоть временно и спонтанно, но появлявшегося в его жизни. Сейчас же саэтэрус, в общем, как и всегда, подсознательно знал, что Канта при всем своем негативном и резком отношении к двум девушкам, не сможет причинить им вреда, главным образом из-за того, что сам Лорен постоянно находился рядом. Когда же Мория не высказал ничего против их совместного путешествия, Штейлес почувствовал почти облегчение. Ну не собирался он ещё и выяснять отношения с напарником при этих двух дамах. И, кстати, на протяжении всего пути он намеревался все-таки держать с Кантой некоторую дистанцию, но исключительно внешне. Все равно возможность обсудить что-либо между собой без свидетелей у них была — Единение душ. К тому же лишние вспышки агрессии, к которым Канта, так или иначе, был склонен, не были нужны. Себя же Лорен пока вполне мог держать в руках. Что касается двух девушек, то с ними все-таки следовало найти общий язык. Ещё Лорена беспокоил вопрос, что напарники будут делать, когда найдут артефакт, за которым пришли? Казалось бы, сложности никакой нет. Но ведь Штейлес назвал своё настоящее имя и имя Канты, плюс, они оба были в форме своей организации. Это означало, что в будущем недоброжелатели, каким-то образом узнав от этих двух девушек, что напарники были здесь не по вопросу потерянного артефакта, а с целью его захвата, могли быстро выйти на не совсем легальные дела Синдиката. Нет, с одной стороны, Штейлес разумно полагал, что все-таки девушкам незачем будет рассказывать об этом путешествии кому-либо, но такой возможности он не исключал. До того времени, как они все выберутся отсюда, а ещё лучше до того, как найдут артефакт, этот вопрос должен быть решён.
— Я не знаю, что тобой движет, — обратился к Первородной, отвечая на её слова по поводу спонтанно предложенной помощи, — И пока не знаю, насколько эта помощь будет нужна, — нет, грубым Лорен показаться ни в коем случае не хотел, но все-таки сохранять дистанцию было необходимым. К тому же он сюда пришёл только с напарником, а, значит, Синдикат, отправляя их сюда как-то рассчитал их силы и возможности, хотя в этом расчёте Лорен сомневался. Он привык верить себе и только себе, а не кому-то со стороны, пусть информация того и оказывалась верной. Тому, что Штейлес до сих пор был жив, как нельзя лучше способствовало то, что Кёри крайне настороженно относился к людям. Но ровно до того момента, как начинал привязываться к ним.
Штейлес последовал за своим напарником, сначала пропустив обеих девушек вперед себя. Таким образом он находился позади всей компании и вполне мог следить за их безопасностью с этой стороны. Канта же шёл первым, две девушки за ним, саэтэрус, раскуривая очередную сигарету, шёл позади, на некотором расстоянии. Он точно знал, что, чтобы потерять здесь, надо очень сильно постараться, тем более он не плохо ориентировался на местности. Сейчас они все шли туда, откуда доносился плеск воды. Было ли это истинным направлением? Но ведь Канта чувствовал артефакт и шёл к нему, поэтому сомнений быть не могло.
— А что, взаимное убийство — это единственный нормальный выход? — Лорен чуть приподнял бровь. Всё-таки он не ожидал такой смелости от Первородной, ведь вопрос взаимоотношений напарников не очень-то касался её. И в ответ он решил посмотреть, насколько далеко она может зайти, следуя этому разговору. Подтверждать догадки Николорады, что они долго работают вместе, ровно, как и подтверждать их, он не стал, так как счёл это в данном случае лишним. Ну и какая разница, сколько они так работают? Результат-то есть все равно, а остальное не важно. Однако следующие слова Первородной заставили Лорена нахмурится, причем он не стал как-то пытаться скрыть свое, пусть и не сильное, но недовольство.
— Настучать по башке, подразумевает попытку перевоспитать. А он не маленький ребенок. Да и мне некогда этим заниматься, — фыркнул, чуть отворачиваясь и снова затягиваясь. Дым был едким и горячим, обжигал горло. Он заставил Лорена чуть прикрыть глаз и на пару секунд задержать дыхание, — Только без боев у меня тут. Мне ещё этого не хватало. Предупреждал же, — бросил взгляд на девушку, потом на Канту, мысленно думая о том, чтобы тот не сильно разозлился на слова сородича. Снова ругаться абсолютно не хотелось. Потом перевел взгляд на ещё одну спутницу, Рани. Её молчание казалось ему несколько странным, но все же он не собирался её в этом упрекать. А, может, даже и в какой-то степени и понимал эту совсем молоденькую девушку, все-таки слишком много событий произошло с ней за последний промежуток времени. Наверное, ей просто нужно время, чтобы привыкнуть к этому новому обществу.
Впереди четверку ожидало сужение пещеры, что не очень-то обрадовало саэтэруса. Но цель была ясна, маршрут тоже, поэтому ничего не оставалось, как преодолеть это препятствие. Хорошо, что вода, журчание которой они слышали, не оказалось иллюзией. Это весьма обрадовало. И теперь, оказавшись в небольшой пещере, Лорен подумал о том, куда теперь им всем держать путь. По всей видимости вниз, через дно пещеры, но вот только внутренний голос заставлял задуматься. Если это логово какой-нибудь твари, которая так удачно замаскировалась под кристаллы ли спряталась где-нибудь за ними? Может, это какая-то иллюзия, мираж, так как слишком уж прекрасной выглядела картина, представшая перед четреркой? А может и вообще здесь было что-то совсем другое, но так или иначе грозящее опасностью. Все-таки они оказались в тех пещерах, где каждый шаг был сопряжен с большим риском, поэтому, делать сейчас что-то, не подумав, Штейлес не посоветовал бы никому. К тому же они никуда не торопились, время было, а жизнь ведь дорога. Сейчас Лорен остановился чуть впереди девушек рядом с Кантой. "Что думаешь?" — мысленно обратился к нему, а, обернувшись к спутницам, приложил палец к губам, мол, молчите. Всё-таки, только оказавшись в пещере они не знали, чего ждать, а о безопасности стоило думать в первую очередь. Все равно поговорить они ещё успеют.

+2

44

Что ж, обстоятельства посмеялись над всеми попавшими сюда, и теперь наскоро сколоченная компашка должна была продвигаться дальше. Боковым зрением антиквэрум успел заметить, что напарник пропустил дамочек вперёд и явно рассчитывал идти позади всех. Нет, ну что? Тактически правильное решение, если учесть, что из всех четверых самыми сильными были они с Лореном, но Канта почему-то почувствовал внутреннее раздражение, граничащее со всем знакомой ревностью. Да-да, он ревновал своего напарника к двум девушкам, но сам толком этого ещё не понял. Так, раздражение раздражением, только какое-то сильное и с жгучим привкусом. Но не стоит думать, что эта самая ревность исходила из того, что Мория был неуверен в себе или какой-то такой вот подобной хрени. Нет, он просто был собственником, и сейчас ему было плевать, что напарника-то он ненавидит. И, конечно, Канту очень настораживало наличие двух свидетелей, но пока этот вопрос оставался открытым, и Мория рассчитывал решить его, исходя из сложившихся ситуаций. А пока что причин приканчивать дамочек не было. Канта хоть и ругался, угрожал, хватался за катану, плюясь ругательствами, но без очень веских причин никогда не ударит. Очень веских. Но эти причины каждый раз так и норовили появиться и заставить офицера действовать не самым лучшим образом. На этот раз новая знакомая решила возобновиться разговор, на что Канта только было открыл рот, как напарник уже ответил первым. Какая досада. Мория зло зыркнул на него, потом перевёл взгляд на Николораду.
- А не хочешь, чтобы я по твоей настучал? - Зло прорычал в ответ, еле сохраняя самообладание. Стоит сказать, что с того раза он так и не отошёл, и теперь мог вспыхнуть, как спичка, на любое неосторожное слово. - Лучше меч готовь, - зло фыркнул. И в этих словах не было ничего, кроме высокомерия и презрения. И если антиквэрум хотела словестного поединка с Кантой, то он рассчитывал на поединок настоящий, чтобы как следует спустить с неё десять шкур. Другого выхода их взаимной неприязни Мория не видел, да и не хотел видеть. И пусть только попробует она приблизиться к Лорену! Тут-то он точно порубает, и плевать, что потом придется объясняться в первую очередь перед напарником. Но и ненависть к Штейлесу была тоже значимой, так что сам напарник шёл вторым, кого Канта рассчитывал отправить на тот свет, ну а замыкала список Рани, только потому, что не успел ни чем не понравиться офицеру. Разве что молчала, но её можно понять. Ситуация-то дикая.
Шли они все вчетвером недолго, а потом ход стал постепенно сужаться и не трудно было догадаться, что потом придётся буквально ползти по земле, чтобы наконец-то достигнуть какой-то призрачной цели в виде журчащей воды. Так как через несколько метров за Кантой следовала Николорада, потом Рани и замыкал уже Лорен, то антиквэрум, вот честно, еле удерживался, чтобы не заехать ей своим тяжелым сапогом. И плевать, как это будет выглядеть со стороны, но в виду узкости данного хода вести бой здесь будет проблематично и у офицера все карты в руках. Но ещё больше он хотел наброситься на рыжую, когда первым оказался в небольшой пещере, и пока ещё не выбрались остальные. Но только какое-то чудо удержало его от этого опрометчивого поступка. Всё-таки Канта не собирался размениваться на всякую ерунду, а предпочитал сразу вести достойный бой.
В общем, данная пещера не отличалась ни чем примечательным, разве что небольшим озером, странным кристаллом и виднеющейся пещерой на дне. Вот последний пункт насторожил Морию больше всего. Неужто лезть туда придется? Хотя ни у кого потребности в постоянном потреблении кислорода не было, но всё же... Мало ли, что там? Вдруг, ловушка какая? Хотя, не единственный ли способ это проверить, так это сунуться туда? Походу единственный. Сделав несколько шагов к краю озера, Мория легко спрыгнул вниз, по колено погружаясь в воду. Благо сапоги у него были водонепроницаемые, а вот чуть выше них плотная ткань брюк уже намокла. Если идти по дну, то дальше явно будет глубже, но Мория пока туда не пошёл. Но тут к нему через Единение обратился Кёри. Антиквэрум только фыркнул, скрещивая руки на груди. "Да что тут думать-то? Ясное дело - лезть туда. По-любому беспокоиться о сохранности тех двоих я не собираюсь". Мория раздраженно дернул плечом и, слегка развернувшись лицом и корпусом к напарнику, глянул на него.
- Кстати, здесь вода-то обладает лечебным эффектом, - это было не сложно почувствовать, оказавшись по колено в ней. - Так что раздевайся.
Хищно прищурился. Тон, кстати, возражений не терпел. Мория не собирался дальше тащиться с еле живым напарником, который всё ещё плевался кровью от той атаки многоножек. А тут такой подарок судьбы, это ж надо! Это нельзя упускать. Ну, а раздеваться - пусть пощеголяет перед дамочками своим идеальным телом с выраженным угловатым костяком и заметными сильными мышцами. Сам же Канта тоже не рассчитывал оставаться в стороне, в общем, как и дамочки.
- Вас это тоже касается, - хмыкнул. Правда, не хотелось бы, чтобы именно сейчас на них кто-то напал. Хотяя... а зачем раздеваться-то, им всё равно всем четверым придётся лезть в воду с головой, дабы пробраться в пещеру, ведущую вниз.

Отредактировано Канта Мория (02.04.2016 22:28:07)

+2

45

Всю дорогу Рани держалась тихо, потому что ее по-прежнему пугало напряжение, царившее между взрослыми.  На языке девочки вертелась добрая сотня вопросов, но она боялась спровоцировать гнев синеволосого. Поэтому даже на обращенные к ней слова Красновласки она ответила негромко и даже в чем-то робко:
- Я только недавно научилась телепортироваться. И решила, что могу осторожненько попробовать сама. Без учителя. И сначала у меня все получилось, а потом... Наверное, я о чем-то не том подумала, и оказалась здесь. В этих пещерах. Я даже не знала, что это Сиверика, пока мне они не сказали. А назад вернуться у меня не получается. И я даже не пойму - это из-за меня, или отсюда вообще нельзя телепортом уйти...
На деле, Рани даже не пыталась вернуться: ей было страшно пробовать. Она жутко боялась, что что-нибудь опять пойдет не так, и она окажется в еще более жутком и непонятном месте, но, на этот раз, совсем одна. Подобная перспектива мгновенно делала нынешнюю ситуацию вполне привлекательной,  а ехидных и раздраженных взрослых - милыми компаньонами по приключению.
http://s017.radikal.ru/i403/1604/a1/004383342058.png
А уж когда компания вышла к подземному озеру, настроение Рани улучшилось на глазах. Танцовщица огляделась, не удержавшись от восторженного "Как тут красиво!" и буквально подбежала к воде. Она даже - впервые после встречи! - позволила себе улыбнуться в ответ на слова злюки-антика "Вас это тоже касается". Он что, думает, что для нее вода будет какой-то проблемой?
Впрочем, одна проблема все-таки была. Рани стеснялась раздеваться перед незнакомыми существами, к тому же - мужчинами, но выбора у нее не было.
- Отвернитесь, пожалуйста, - все так же тихонько, но уже куда менее робко попросила она, да и сама повернулась спиной к остальным.  Быстро сняла сапоги, отработанным движением состегнула пряжки и повесила обувь на пояс. Тонкий кинжал она засунула поглубже в голенище. На пояс же были повязаны брюки, а нижнее белье отправилось в карман жилетки. Освободив нижнюю часть тела от одежды, девочка решительно бросилась в воду. Она ушла на глубину почти без всплеска, и появилась на поверхности уже в изменившемся облике: стройные ножки превратились в роскошный русалочий хвост, а спутанная грива золотых волос - в диадему из увенчанных глубоководными фонариками отростков.
- Наверное, будет лучше, если я поплыву первой, -  из голоса Дакаты исчезли и робость, и зажатость. Она явно была в своей стихии и получала от этого настоящее удовольствие, -  Все-таки в воде я двигаюсь быстрее и ориентируюсь лучше.

Отредактировано Рани Даката (07.04.2016 13:24:55)

+3

46

Рани с самой первой секунды покорила Первородную своей скромностью и замкнутостью, хоть последнее могло быть вызвано резкой сменой обстановки и встречи с тремя незнакомцами, два из которых точно когда-нибудь окажутся в бою друг с другом. Один из-за вспыльчивости, вторая из-за длинного языка.   
- Ничего страшного не произошло, милая. Каждый учится на своих ошибках. Главное, что ты не осталась одна, а натолкнулась на нас, - мило улыбнувшись блондиночке, Никки представила, если бы девочка оказалась одна в пещерах, полных ползучих тварей, от которых невольно вставали волосы дыбом. Помотав головой из стороны в сторону, чтобы выкинуть глупые мысли, Боунс запоздало проверила присутствие сумки на плече и не могла не вздохнуть от облегчения, когда нащупала мягкую кожу ремешка. Обычно решаясь податься во все тяжкие, Мирэлиаликс никогда особо не заботилась о провизии, но в этот раз захватила пару яблок и сменную одежду, чтобы не заботиться о покупке последнего. Конечно, она могла себе позволить недорогие одеяния, но в последнее время старалась сэкономить, благодаря черной полосе, что усердно наступала девушке на пятки.
   Отчасти Никки решилась помочь двум напарничкам ради информации, которая могла бы хоть немножечко помочь вылезть Первородной из того кошмара, в котором она находилась. Любопытство любопытству рознь, и на сей раз ей хотелось более всего узнать, из какой организации были синевласый и рыжий, нежели, что они искали. Странные вибрации, ощущаемые ранее, по-прежнему исходили с той же частотой и самое главное не никоим образом не волновали девичью интуицию, яро желающую продолжения банкета, т.е. дискуссии с Лореном и Кантой. Оба парня не удивили своими ответами, потому Боунс немного огорчилась.
- Убийство заложено в каждом из нас, - спокойно ответила Алая, сузив на секунду глаза. – Хоть мы и разумные существа, инстинкты порой затмевают разум. – Девушка чуть приблизилась к Лорену, снизив голос на несколько тонов. - Например, Канта в скором времени спустит все на тормоза и врежет мне как следует. Возможно, им движет инстинкт убийцы, заложенный в нем с рождения… Или, скорее всего, я просто пришлась ему не по душе.
Увидев разъяренный взгляд антиквэрума, Николорада виновато улыбнулась и как можно дальше отошла от  трансквэрума. Затем последовало очередное предупреждение в ее сторону про «голову» и «настучать», на что она только усмехнулась:
- Я бы с радостью, только вот Лорен против боя, тем более не хочу пугать Рани до полусмерти. И вообще, неужели ты ударишь слабую девушку?
  На слабую девушку Мирэль не тянула. На языкастую – да, на слабую… чуть меньше. Затем послышался вновь голос Штейлеса, покуривающего в свое удовольствие. Честно говоря, рыжей нравилась компания. Редко она встречала себе подобных, тем более таких «приветливых», но даже колкость Мории казалась для девушки настоящим подарком судьбы. «Если бы мой брат был таким». Улыбка сошла с ее губ и более не показывала виду. Первородная молчала, раздумывая над своими проблемами и их решениями, потому автоматически выполняла все действия вслед за Кантой, вставшего во главе отряда, когда было необходимо ползти на животе, чтобы добраться до водного источника.
  Пещерный пейзаж, развернувшийся перед парнями и девушками после игры в крота, буквально играл на контрастах. Кости, многоножки и острые наросты на стенах пещеры, теперь предстали перед зрителями алыми кристаллами, мягко подсвечиваемыми подземное озеро, противный гнилой запах талой воды теперь струился нежным дурманящим ароматом, напоминающим розы. Улыбка, так полюбившая губы Первородной, вновь озарила ее лицо. Невзгоды растворились за прекрасной картинкой подземного мира, который был отмечен галочкой в разуме Боунс. Она любила путешествовать не только ради бед на свою пятую точку и получения прибыли, но и за посещения мест, подобных этому, оставшихся навсегда в бессмертной памяти.
  Пока напарники, молча, разговаривали между собой – Мирэль не могла не догадаться об их телепатии, очень уж пламенно смотрел Канта на Лорена – рыжая облюбовывала местность, приметив среди растительности пещеры ягоды, похожие на голубику. В памяти отчего-то всплыл недавний знакомы Сион, что жевал неизвестные ему ягоды. «Братец, надеюсь, ты добрался без происшествий до дома». На секунду ей стало грустно, то ли от того, что она не проводила парнишку до города, то ли от того, что использовала неправильно значение слова «дом». Пройдя еще несколько шагов вдоль стены, Николорада обнаружила небольшой осколок красного кристалла, что освещал пещеру. Руки корманника автоматически потянулись к находке и ловко застегнули сокровище в небольшой кармашек сумки. Подобные осколки памяти бережно хранились Боунс в квартире, больше походившей теперь на музей, нежели на жилье, потому еще один экспонат в ее копилку был очень даже кстати.
  Алая бы и дальше рассматривала великолепие пещеры, если бы не всплеск воды. Парни оставались стоять на месте, а вот Рани исчезла из виду, но в скорее девушка появилась уже в другом обличие. 
- Какая ты красивая, - не удержалась Первородная наполовину, войдя в воду. – Никогда не встречала подобных тебе. Может потому, что я более люблю огонек. – Щелкнув пальцами, в воздухе на несколько секунд появились небольшие языки пламени, соперничающие со свечением кристаллов. – Но теплая вода мне тоже по душе.
  Никки раздеваться не стала, ибо слизь многоножек была везде, включая плащ. Окунувшись на несколько минут в воду, Мирэль удалось рассмотреть хвост новообращенной Рани. Она была и вправду великолепной, завораживая своим длинным пластичным хвостом и мерцающими отростками-фонариками. Вынырнув рыжая глубоко вдохнула в легкие кислород, затем неспешно выдохнула. Теперь плащ полностью промок, как и вся одежда, если ее можно было назвать таковой. Костюм состоял из топа и шорт темной материи, схож чем-то на купальный комплект, не считая тряпичного материала, теперь плотно облегающего женское тело.
  Впрочем, этот факт нисколько не смутил Боунс, которая кропотливо замачивала плащ, несколько раз пошеркав места, где присохла слизь. «Придется отстирывать потом – пронеслось в голове девушки, аккуратно выжимающей ткань и складывающей ее в сумку». Бинты до этого, плотно обмотанные вокруг ног, полетели туда же, грузные ботинки же Первородная взяла в руки, поправив пополневшую сумку через плечо.
- Я не против, милая, - пожала плечами Николорада, окидывая взглядом парней. Рани поменялась на глазах, словно распустилась, едва коснувшись сего места. Ей было приятно наблюдать за изменениями в поведении девочки, проведя параллель с юной красноволосой сиротой, что боялась каждого шороха Циркона в первые несколько лет после пробуждения.

+1

47

[abbr="float:right"]https://img-fotki.yandex.ru/get/52127/47529448.de/0_cf2cf_d016ba72_orig.png[/float]Эх, может вообще не стоило суваться в эти лабиринты? Может работенка не по зубам? Неспроста здесь, в безжизненных и опасных подземных строениях, ни от куда не возьмись выросло потрясающее озеро, не бывает так! Ну ведь не бывает, всему имеется своя причина! А какая причина у этого события? Так или иначе озеро подлечило всех, поэтому они вполне могли идти в бой с новыми силами (все минусы на броски аннулируются), вот только как-то странно... очень странно... о! Кажется Рани поняла, что ее так напрягает! Легкая пульсация водной глади, совершенно неестественная; пульсация, которую могла ощутить лишь водный трансдент, она исходила от самого большого кристалла и все усиливалась, приятная пульсация... расслабляющая. Еще мгновение и это прекрасное помещение заливает потрясающе красивая песня, тонкий мелодичный женский голос... нежный... мягкий... проникающий в самую душу... гипнотический и никто не может пошевелиться... никто. Канта, Лорен, Мирэлиаликс, Рани просто застыли в оцепенении, смотря куда-то перед собой и жадно слушая песню, их головы полностью пусты от мыслей, тело расслаблено, в груди так тепло и приятно... двигаются лишь глазные яблоки. Мирэли видит обладательницу голоса, она находится рядом с самым большим кристаллом: прекрасная дева в полупрозрачном одеянии, у нее есть ноги, значит — сирена. Очень могущественная сирена, ее голос пробирает до костей, до сознания, до последней клетки тела, врывается в само естество, порабощает, дарит наслаждение, насильно загоняет в экстаз и лишает воли, лишает возможности двигаться и реагировать, опустошает мысли, эмоции и на их место вносит свое, навязанное... Сирена поет негромко, но пронзительно, ее голос слышится даже в самых отдаленных уголках пещеры... даже Рани, обладая генами водных жителей, не в состоянии противиться, даже антиквэрумы... никто! НО... это только пол беды...
[abbr="float:left"]https://img-fotki.yandex.ru/get/60682/47529448.de/0_cf2d0_dd6ef3e2_orig.png[/float]Из воды показывается высокая мужская фигура! Красив — одновременно изящен и неплохо сложен, тело украшает инкрустация из кристаллов и невероятно красивого металла, ноги имеются, но второй герой определенно тритон. Рани стояла в воде, точнее находилась,  тело само держало ее над водной гладью, подчиняясь песни, тритон подошел к девочке, - У нас сегодня богатый улов сестра... - голос ни чуть не хуже, бархатистый, нежный, но с легким оттенком высокомерия, - пой... а я каждого опустошу... - произнес с ласковым придыханием и жадно припал к губам девочки, властно врываясь в ее рот страстным и пылким поцелуем, влажным... и немного пошлым, лакая языком язычок девочки, проводя по белесой кромки зубов, облизывая губы... руки сцепились в замок за поясом трансдента, никто ничего не мог сделать... сирена пела... пела пронзительно... н е в ы н о с и м о.
Рани поняла всю суть слова «опустошу», энергия: моральная, жизненная, магическая — вся, стала покидать ее тело с невероятной скоростью, кажется, тритон поглощал даже витамины и калории, ведь Даката ощутила первые признаки гипогликемии (в варианте магических существ)... если так продолжится, то тритону хватит пары-тройки минут, а что будет в конце... ясно? Думаю, Рани сама поняла — она погибнет!

Правила последующих действий
Шаг 1. Выясняем, сможет ли Ваш персонаж произвести какое-либо действие (1 шт.) магического плана (без движения телом). Для этого кидаем 1 кубик с 10 гранями:
Интерпретация1: сможет провести два действия.
2 — 4: сможет провести одно действие.
5 — 9: неудача, повторная попытка в следующем посте.
10: персонаж теряет сознание на неопределенное время и все его попытки сгорают.
Тритону потребуется 1,5 круга постов чтобы убить Рани (Рани не может кидать кубик, поэтому круг у нас будет следующий: пост Рани без броска, пост Лорена, пост Канты, пост Мирэли, пост Рани, пост Лорена, пост Канты, смерть Рани), если вам повыпадает удача, но сирена выдерживает атаки (или атаки неэффективны), то следующее удачное действие (второй удачный бросок кубика) лучше (но по Вашему желанию) потратить на разговор с тритоном и убедить его опустошить другого персонажа. Чтобы опустошить Мирэлиалискс потребуется 2 круга постов (Рани, Лорен, Мирэли, Канта > Рани, Лорен, Мирэли, Канта), чтобы опустошить Лорена потребуется 3 круга постов, чтобы опустошить Канту 4 круга постов, учитывайте, что тот, кого опустошают, кубик не кидает!
Шаг 2. Производим действие: либо магия, либо разговор.

0

48

Рани не успела совсем чуть-чуть. Она уже почти поняла, что происходит - не зря ее саму в детстве принимали за сирену. Она даже почти крикнула это: "Берегитесь! Сирена!" - но только почти. А уже в следующий момент чужая магия захлестнула ее, могучей волной смыв все чувства и мысли, оставив только восхищение сказочным голосом, дарившим покой и наслаждение.
Девочка попыталась сопротивляться, она понимала механизм воздействия - но куда ей было тягаться с настоящей, могущественной сиреной! Чужая магия снесла слабую защиту, и Рани, как и остальные, застыла, полностью отдавшись чарующим звукам. И даже появление тритона в первый момент она приняла, как должное. Губы танцовщицы покорно раздвинулись, подчиняясь чужому языку, она с радостью готова была отдать себя всю, раскрыться навстречу прекрасному мужчине, позволяя делать все, что он захочет...  Возможно, так и было задумано, но, видимо, что-то позволило Дакате сохранить остатки рассудка, и она смогла осознать, что происходит.
Сказать, что девочка испугалась - это не сказать ничего. Ощущение близкой неминуемой смерти накатило смертной тоской. А самым ужасным было то, что она ничего, совсем ничего не могла поделать. И, словно этого было мало, какая-то часть Рани хотела полностью отдаться во власть чужой силы, потому что трансдент понимала: если она подчиниться магии сирены, то умирать будет совсем не страшно, а неимоверно сладко и приятно. Так. может быть, и не стоит сопротивляться, превращать уход в тяжкую муку? Закрыть глаза, раствориться в волшебных звуках, позволить этим рукам и губам делать все, что нужно?
Нужно - кому?
Если бы Рани могла двигаться - она шарахнулась бы в сторону, впилась зубами в чужой язык, начала бы драться - но сил не было. И девочка сделала то единственное, что еще могла: мысленно завопила, обращаясь к графу Агваресу: "Учитель! Мастер!!! ПОМОГИ!!!!" - прекрасно понимая, что ее никто не услышит.
Силу уходили стремительно, она уже почти была готова сдаться...

Отредактировано Рани Даката (04.04.2016 20:43:28)

0

49

Видимо о собственной безопасности никто из присутствующих, кроме Лорена, подумать так и не решил. Ну, ладно, сами не додумались, но хоть послушать саэтэруса стоило? Однако ж, нет. Видно, они все к тому же весьма туманно и смутно представляли себе, что такое командная работа, плюс ко всему, Лорен знал, к чему могут вести подобные вещи, но разве его кто-нибудь слушал? Сначала ничего не предвещало беды и присутствующие заметно расслабились, а зря. Опасность обычно вылезает, когда её не ждешь. И разве Лорен мог что-либо сделать, когда его попросту не слушали и игнорировали. Конечно, они подумали, что он слишком много берёт на себя и что-то возомнил, пытаясь сдержать их и указать, как поступать дальше. А ведь зря, очень зря, что не послушали..
Первым тишину нарушил, как ни странно, но сам Канта, спрыгнув вниз, прямо в воду, заставив её разойтись во все стороны ровными кругами, сопровождаемыми тихим плеском. И хотя, да, он был тихим, но в данной пещере и при тишине, которая здесь царила, оказался почти оглушительным. Лорен недовольно бросил взгляд на Морию, когда услышал слова, сказанные им в своей голове. "Если ты взял этих двоих с собой, то ты отвечаешь за них, а не только за свою задницу. А если придется их снова вытаскивать из какого-нибудь дерьма, то нам двоим. И попробуй сказать обратное," — Лорен выплюнул изо рта сигарету и придавил её сапогом, — "Достал уже своими тараканами." После этих недовольных и слов, произнесенных через Единение душ, Лорен собирался уже сказать Канте, что шуметь не стоит, как напарник подал голос. Штейлес был готов убить его на месте, но не за слова, а за то, что нарушает тишину, выдавая всех с головой. Хотя гарантии, что здесь кто-то есть, ещё не было, но наличие такого прекрасного места в бескрайних пещерах, мягко говоря, настораживало.
— Заткнись, Канта, — почти прошипел, нехорошо прищуриваясь, — Что за дурацкие приказы у тебя, — сейчас Лорену было абсолютно плевать, каким там эффектом обладает вода, все равно в неё лезть придется. Сейчас важнее другое, черт возьми. Штейлес чувствовал, как постепенно начинает раздражаться. И даже сильнее, чем при разговоре с Николорадой. Там саэтэрус держал себя в руках, а сейчас.. Сейчас он понимал, что, если так пойдет дальше, то они не то что не выберутся отсюда, они даже не доберутся до своей цели — артефакта. И, похоже, что в этой компании дурной пример заразителен: вслед за Кантой Рани побежала к воде. Нет, наверное, было бы неразумно ждать от двух спутниц более осторожного и аккуратного поведения, но вот Канта! И Лорен сразу же ощутил себя виноватым в том, что не смог удержать никого из присутствующих от столь опрометчивого поступка. А ведь мог. Или нет? Раздражение, которое вот-вот грозилось перейти в гнев, смешивалось с запоздалым пониманием ситуации и почти отчаянием, когда Рани, приняв облик русалки, решила плыть первой. Лорен, конечно же, не ожидал от робкой девушки не только того, что она вызовется быть в начале их небольшой компании, но и того, что вот так запросто обнажится перед не совсем знакомыми людьми. Эта факты как-то не сошлись в его рыжей голове, норовя вывести из равновесия ещё быстрее.
— Ориентируешься-то ты лучше, но хрен ты нас закроешь, если что случится, — зло выплюнул, отворачиваясь в сторону. Он ещё оставался стоять на берегу и не зашел в воду из принципа — все так делают, а я нет. Он прекрасно видел, как Николорада взяла красный камень и убрала его в свою сумку, но ничего не сказал: не его это дело.
Когда Николодара последовала за остальными в озеро, Лорен окончательно понял, что его испытывают на прочность. От неё он ожидал чего-то более благоразумного, но нет. Видимо, они все ещё не были в курсе, что значит, вывести саэтэруса из себя. Но так даже лучше. Он-то себя постарается сдержать, но потом, если они выберутся отсюда живыми и ничего из ряда вон выходящего не случится, он вложит им всем троим ума по самое не могу, чтобы потом хотя бы прислушивались к его словам, а то, честное слово, как за дурака его держат — он, видите ли, чего-то требует он них и постоянно надоедает своими попытками в чем-то помочь. А ведь Штейлес ни в коем случае не требовал слепого подчинения и тому подобного, но то, что его вот так откровенно игнорировали, убивало всякое желание помогать и невыразимо расстраивало, хотя Лорен почти не был способен обижаться. Он понимал, что раз они все ведут себя так, то урок с многоножками не пошёл им всем на пользу, и они ещё не осознали масштабы трагедии и явно не догадывались о возможных последствиях.
Когда Лорен услышал первые звуки песни, начавшей заливать помещение, он все сразу же понял, но что-либо предпринять было слишком поздно. Единственное, что он успел — это рефлекторно поднести руку к пистолету, висящему в кобуре, но достать его не успел: все тело словно парализовало. "Что б её.." — мысли с трудом пробираются через подчиняющие ноты голоса сирены, но Лорен сопротивляется, почти отчаянно хватается за каждую мысль. Ему приходится бороться с самим собой: желание расслабится и получать удовольствие пытается пересилить его ещё здравые мысли, когда он ещё осознает себя в качестве того, кто должен помочь выбраться отсюда. Он же отвечает за них.. За них всех.. И сейчас единственный выход — бороться сначала за себя, только так, снова взяв свое тело под контроль, он сможет помочь выбраться другим и прибить эту тварь. Когда появляется тритон, Штейлес чувствует почти ярость, которая на время, слишком короткое, чтобы успеть что-то решить, возвращает его в реальность. "Не сдаваться.. Не подчиняться.." Он чувствовал, как его пытаются сломить, но, сирена, ведь не так всё просто? Сейчас Лорен пожалел, что вместо того, чтобы пытаться вооружиться, он не закрыл себе уши. Было бы полезнее. Запоздало он думает о том, что многоножки тоже не пошли ему на пользу — они тоже атаковали акустически, а сейчас он этого не принял к сведению. А жаль..
Когда тритон припал к губам Рани, Лорен почувствовал ярость, которая моментально стала отрезвлять его. Эта тварь решила убить Рани да ещё таким извращенным способом? Чего Лорен не терпел ни в какую, так это насилия. А слабо было сразу на антиквэрума или на саэтэруса напасть, на тех, кто посильнее? Гнев, прожигая сознание, стал сгущаться где-то за грудиной, заставляя глубже дышать. Ярость была настолько сильна, что на время Лорен перестал воспринимать пение сирены, тем самым частично освободившись от её чар.
— Мразь! Отпусти её! — мысли моментально материализовались в слова, — Или меня слабо было атаковать?! А? Или ты думаешь, что времени на всех хватит? — выплевывая эти слова, Лорен откровенно провоцировал тритона и прекрасно это осознавал. Если эта тварь по-настоящему высокомерна, то не потерпит такого разговора с собой и решит заткнуть уже Лорена, однако чтобы убить Штейлеса, тритону понадобится больше времени. Но ведь они никуда не торопятся, — Ну, давай, иди сюда. Попробуй меня взять! — последние слова саэтэрус почти прорычал, смотря прямо в глаза тритона, бросая ему вызов, который либо будет принят, либо нет. Если да, то у них будет намного больше шансов освободится, а, если нет и если тритон прибегнет к помощи сирены, то не о трусости ли этой твари придется говорить?

+3

50

Не успел Канта закончить свою немногословную речь, как сбоку до него долетело недовольное шипение напарника. Мория уже рассчитывал зло огрызнуться в ответ, как был остановлен собственной неожиданной мыслью: "А ведь Лорен-то прав". На что антиквэрум только скептически хмыкнул. Но масла в огонь подлил совершенно не Канта, хоть он и начал разговор в этой чертовой пещере, а продолжившие свои разговоры две дамочки. Ну вот, дурной пример заразителен. Также, как и пример прыгать в воду. А ведь Мория-то зашёл в воду почти бесшумно, с целью разведать, что это таки за место такое.
"Да ясен хрен, что нам двоим. Не они же сами будут спасаться. Но взял с собой их ты, а я просто не стал возражать, вас же разве поймёшь?!" - гневная тирада в сторону не собирающегося униматься напарника, и параллельно молитва в сторону Демиурга, мол, на кой черт ты послал меня сюда с такой компанией?! Нет, ладно напарник, но две дамы. Нет, и даже напарник и тот достанет. Но Демиург слышать Канту не хотел и не собирался, видимо. Мория снова остановил гневный взгляд на Штейлесе, грозя пробуравить в нём дыру, потом глянул в сторону Рани, которая уже успела прыгнуть в воду и, по-видимому, принять свой истинный облик. Вот же ж. По виду она оказалась трансдентом-акваэром, это прекрасно, конечно, но зачем надо было так далеко отплывать?! Мория уже хотел было рявкнуть на неё, чтобы немедленно возвращалась обратно, ведь кто здесь основной силовой костяк? Она и красноволосая антиквэрум? Или же всё-таки они с напарником? А вот тот, кто сильнее, и должен идти вперед, и сзади закрывать тоже должен сильный. Ан нет же... Мория возразить на слова Рани банально не успел, а вот Николорада поддержала девчушку. Это ж надо! А кто спасать её будет, если что? И кто закрывать будет, если враг вылезет прямо перед ней? Рани закроет? Она же в пять раз слабее и Лорена, и Канты. Все эти соображения пролетели в голове антиквэрума в долю секунды, но в слова так и не оформились, буквально застряв в горле, когда всё сущее здесь начала заполнять красивая песня. Кстати, мысли офицера озвучил за секунду до этого напарник. Оказывается, они могут быть на одной волне. Мория точно скептически усмехнулся бы, если б мог, но вместо этого машинально опустил руку на катану и успел обнажить её лишь на пару-тройку сантиметров, а потом его сковала эта чертова мелодия. Сирена, сомнений быть не могло. Ну и что теперь делать, спрашивается? Попались, как какие-то малолетки за плохими делами, но чувства обиды Мория сейчас не чувствовал, а только глухую ярость, которая медленно и размеренно усиливалась. Хоть из сирены певица была прекрасная, и её акустическая атака смогла заковать всех четверых, то пересилить впаянные в сознание антиквэрума чувства ей было бы ну очень сложно. Но и хищнице надо отдать должное, Мория почти не сопротивлялся. Почти. Он просто не мог ничего сделать: ни ответить, ни двинуться, ни даже использовать магию, хоть катана и была в боевом состоянии. Но через Единение Канта отчетливо чувствовал сопротивление напарника, только вот кто знает, можно ли в этой ситуации также, как и с многоножками, перекинуть атаку на кого-то одного? Но рисковать сейчас было бы глупо. Каждое действие стоило бы спланировать и поступательно воплощать в жизнь, но как прикажете это делать, когда даже слово сказать не можешь? И остается не тронутой только связь с напарником, которую подавить почти нереально? У Мории было только одно решение - держать связь с Лореном, ну и постараться вытащить всех только на своей силе и силе напарника, если получится, конечно. Но сирена оказалась не одной-единственной проблемой. Появилась и вторая - тритон. И можно было только догадываться, что он с ними всеми сделает. Может, успеет и изнасиловать поочередно, и искусать, и сожрать потом? Кто знает, кто знает, но так подыхать Канта не собирался. А этот гад тем временем предпочел напасть на самое слабое создание из всей четверки, как подло, однако. Хотя, может, напал на Рани именно потому, что она оказалась ближе всех? А ведь Мория тогда прекрасно понял, что не стоит лезть туда, правда сказать не успел... Как глупо.
Первым временно вырваться из оков сирены удалось Лорену, в чём Канта почему-то не сомневался. Его слова ударили по сознанию, частично возвращая чувство реальности, но Мории всё ещё продолжало казаться, что он словно тонет в какой-то розовой, искрящейся воде, и вдохнуть никак нельзя, потому что от её сладости можно задохнуться и умереть. Игра больного воображения, атакованного искусной сиреной. Действительность, кстати, антиквэрум воспринимал также плохо, только успел увидеть несчастную Рани в объятьях того самого тритона. Чёртов извращенец.
"Что, Лорен? Что ты сказал? Хочешь, чтобы эта мерзость атаковала тебя? Хотя, да, ты прав - девочку надо спасать", - в ответ на собственные мысли Канта почувствовал бешеную ярость, которая вырвала из дурмана собственного воображения и ощущений. Теперь Мория смог видеть всё, происходящее здесь, но разве это лучше? Разве это что-то изменит?
"Если он среагирует, ему потребуется больше времени на твоё уничтожение, а я постараюсь что-нибудь предпринять", - через Единение. Да, Мория обязательно постарается что-то сделать, иначе быть не может. В противном случае он может потерять напарника. А что сейчас? Сейчас оставалось стоять на месте, будучи закованным, и смотреть, как именно тритон отреагирует на дерзкие и вызывающие слова Кёри. Но мыслей, что Мория может потерять напарника, у антиквэрума не было. У них всех четверых вариантов к отступлению не было.

+2

51

Прекрасное всегда таит ядовитое, уничтожающее и разрушающее, будь-то существо, местность или растение. Никто не свят, у каждого имеются тайны, скелеты в шкафу, шипы, наполненные ядом или острые клинки, готовые в любой момент разрезать тело пополам. Не существует одного без другого. Об этом не стоило забывать, когда в очередной раз Николорада глубоко вдохнула дурманящий ноздри аромат, медленно вырисовывая пальцами орнаменты по воде. Подвох обязательно должен был рано или поздно вскрыться, и как только все герои оказались по пояс в водоеме, словно табун косулей на водопое, райская атмосфера изменилась до неузнаваемости. Роль хищников заняли двое - тритон и сирена, что давно уже не видели гостей в столь труднодоступном месте и были несказанно рады четверым путникам, попавшим в их ловушку.
  Казалось, Боунс была более всего погружена в умиротворенную атмосферу и не успела среагировать вовремя. Расширенный зрачок до этого превратился в тонкую еле заметную иглу. Резко распахнув глаза, антик, не моргая, заворожено наблюдала за девой, что находилась поодаль брата, тем временем медленно подступающего к обездвиженной Рани. Яростный грудной рык не успел вырваться наружу, застряв где-то посередине гортани. Колдовское пение полностью обволакивало теплом и нежностью, но не то, ни другое не доставляло удовольствия. Попытки же вырваться из подчинения сводились к нулю.
  «Я должна освободиться» – отчаянно боролась антиквэрум, вытягивая мышцы, словно струны арфы, но тело оставалось глухо к ее мольбам, как и разум, медленно заволакивающийся пеленой. Еще некоторое время взгляд наблюдал, как тритон бессовестно высасывал из крошки Рани все жизненные силы, Канта оставался молчалив и неподвижен, а вот Лорен оказался выносливее остальных и попытал счастье переманить хищника на себя.
  «Нельзя отключаться» - попыталась задать себе обстановку Первородная, но голос сирены продолжал неистово давить в девушке всякую возможность здраво мыслить. Ноги подкосились, потому тело, потеряв равновесие, полетело в воду, словно камень с обрыва. Глаза по-прежнему были широко распахнуты, взирая на всех уже из-под толщи кристально-чистой воды. Последнее, что запомнила Мирэлиаликс, были небольшие пузырьки, быстро поднимающиеся вверх на поверхность и ярко-рыжие волосы незатейливо обволакивающие все пространство вокруг, перед тем как перестать дышать, окончательно провалившись во тьму.

+2

52

Тритон крепко держал свою жертву, наслаждаясь ее вкусом, ее энергией, беззащитностью, это было видно во всем: в его жестах, взгляде... ах да, он таки отпустил Рани в последний момент, когда Лорен закончил свою речь и его вновь пронзила песня до самой сущности...
- Сестра... он меня провоцирует? - возмутился «хищник», медленно переступая с ноги на ногу и подходя к саэтэрусу, - такой прелестный... знаешь, я люблю рыжих... в рыжих много жизненной энергии... - вообще, Лорен не являлся рыжим, но, похоже, у тритона были проблемы с цветовосприятием.
- Если ты так желаешь... - далее последовал немного мерзкий смех, влажная от воды рука монстра внезапно схватила Лорена за волосы, накрутив их на кулак, - какая доблесть! - хлесткая пощечина могла здорово отрезвить... на щеке мгновенно расцвела гематома, кажется, тритон бил не только рукой, но и энергией, что мощным ореолом сияла вокруг пальцев, - Какая отвага! - еще один удар, даже чуть сильнее прежнего, - Ты умрешь героем! - удары прекратились на втором, хищник не долго думая приоткрыл губы парня пальцами и без особых церемоний припал к ним своими, яростно кусая кожу до крови и проталкивая свой язык поглубже... язык эссенция был на редкость длинным и противным, правда с Рани тритон целовался иначе. Сейчас Лорен не мог ни ответить на поцелуй, ни сопротивляться, ни вообще как-либо реагировать — тело парализовано песней вновь. Теперь уже и он ощутил, что значит быть опустошенным... тело немного расслабилось болезненной истомой, язык русалки проник куда-то в горло, вызывая легкий рвотный рефлекс, зубы жестко прокусили губы и теперь по подбородку стекала струйка крови... но это пустяки в сравнении с тем, что творилось сейчас энергетически с парнем... сила покидала его быстро, хотя... не так быстро как Рани, появилась сонливость и первые признаки гипогликемии, кости стало чуть ломить — тритон высасывал даже кальций, витамины и минералы, его руки сцепились в замок на поясе, сам он припал близко-близко к телу саэтэруса, будто желая слиться с ним или вжать в себя... не «допив» тритон отпрянул от губ, внимательно озираясь по сторонам, - сестра... может мы свяжем их и развлечемся... ты как всегда сможешь помучить кого-нибудь, а мне на сладкое оставишь этого и вон ту красноволосую... обожаю рыжих... - интересно, что под «сладким» подразумевал тритон... думаю, что-то интимное... сирена продолжала петь, но в ее глазах блеснула одобрительная живая искорка...

Правила последующих действий
Шаг 1. Выясняем, сможет ли Ваш персонаж произвести какое-либо действие (1 шт.) магического/голосового плана (без движения телом). Для этого кидаем 1 кубик с 10 гранями:
Интерпретация1: сможет провести два действия.
2 — 4: сможет провести одно действие.
5 — 9: неудача, повторная попытка в следующем посте.
10: персонаж теряет сознание на неопределенное время и все его попытки сгорают.
Тритону потребуется 3 круга постов чтобы убить Лорена (Лорен не может кидать кубик, поэтому круг у нас подразумевается следующий: пост Рани, пост Лорена без броска, пост Канты, пост Рани, пост Лорена, пост Канты, пост Рани, пост Лорена, пост Канты, смерть Лорена), если вам повыпадает удача, но сирена выдерживает атаки (или атаки неэффективны), то следующее удачное действие (второй удачный бросок кубика) лучше (но по Вашему желанию) потратить на разговор с тритоном и убедить его опустошить другого персонажа. Чтобы опустошить Мирэлиалискс (если та придет в себя) потребуется 2 круга постов (Рани, Лорен, Мирэли, Канта > Рани, Лорен, Мирэли, Канта), чтобы опустошить Рани потребуется 1 круг постов, чтобы опустошить Канту 4 круга постов, учитывайте, что тот, кого опустошают, кубик не кидает!
Шаг 2. Производим действие: либо магия, либо разговор.

ОЧЕРЕДНОСТЬ
Рани, Лорен, Канта
Возможны посты вне очереди и в любых количествах, очередь будет редактироваться Мастером согласно ситуации!

0

53

Рани чуть не упала, когда удерживающие ее руки разжались, а чужой зык покинул рот. В какой-то момент она даже возмутилась, и если бы могла, то подалась бы вперед, не желая отпускать тритона, не желая прерывать эту жуткую и смертоносную ласку. Но уже через секунду к Дакате вернулась способность понимать происходящее. На миг она смогла здраво оценить все: и то, что Лорен предложил в жертву себя вместо нее, и теперь мерзкая тварь мучает его, а не Рани; что Красновласка бессильно погружается в воду, а злой антиквэрум застыл в неподвижности, но от него волнами расходится гнев и ярость; и что силы практически покинули танцовщицу, все тело болит, и на месте, в вертикальном положении, ее удерживает только пение сирены... которое снова начало захватывать внимание девочки.
"Нет! Я не позволю! Не хочу!... Но как противостоять этому?"
Ответ пришел неожиданно и оказался очень... интересным. Даже перспективным.
Рани сосредоточилась на музыке, но она не просто слушала, она анализировала. Как на уроке сольфеджио - ведь девочку учили не только танцевать, но и петь, к тому же все учителя уверяли, что в ней, в ее голосе есть что-то от магии сирен. "Значит",- сказала себе Даката, вспомнив и,по-возможности, воспроизводя интонации Заирена, ее учителя музыки и вокала, - "Будем считать, что это - урок. Задание: понять, на чем основана гармония этой мелодии. Работайте, юная леди!"
Это было сложно. Неимоверно сложно. Пение сирены пыталось вырваться из сферы рационального анализа, стремилось захватить и поглотить внимание девочки. Было очень трудно не думать о том, что испытывает Лорен в мерзких объятиях избившего его тритона. Но Рани заставила себя сосредоточиться на анализе. Последовательность звуков. Гармонии. Ритм. Переход высот и смена тональностей. Прима, секунда, терция, квинта...
Секунда!!!
Взгляд Рани остановился, глаза на миг расширились. Она поняла, что можно сделать - но беда заключалась в том, что прямо сейчас сделать она ничего не могла. Может быть, чуть позже, когда она хоть немного придет в себя. Ведь она не будет использовать магию, не будет драться. Ей надо просто запеть!
А еще где-то в глубине сознания девочки родился вопрос, который жутко напугал Рани, но в котором заключалось что-то неимоверно притягательное: "Интересно, а что будет, если опустошить сирену?"...

Отредактировано Рани Даката (13.04.2016 21:09:20)

+3

54

Бешеная ярость, прекрасно ощущаемая через Единение душ, была лучшим доказательством того, что сирена не смогла побороть волю напарника,  который сейчас являлся чуть ли не единственным звеном, связывающим Лорена с этим миром, и эта ярость была доказательством того, что антиквэрум ещё держится, а, значит, вдвоем напарники точно справятся, чего бы это не стоило. Девушек надо было спасать, и это не подлежало ни малейшему сомнению. Если Канта и был против того, чтобы дамы присоединились к их отряду, то сейчас хотел того же, что и Лорен — спасти их, и пусть он сам не давал себе в этом отчета, Штейлес прекрасно это чувствовал. Ему вообще редко, когда требовались слова и слишком явные поступки, чтобы сделать правильный вывод. Проще всего найти ответ — наблюдать и тонко чувствовать окружающих. И сейчас саэтэрус чувствовал своего напарника настолько ясно и чётко, как ни разу до этого. Чужая ярость захлестнула сознание, давая Лорену шанс остаться в сознании и не погрязнуть в прекрасном пении сирены окончательно. А она снова пыталась взять контроль над его телом, на что информатор не соглашался, всячески сопротивляясь и не давая себе потерять сознание. Слова Канты через Единение душ прозвучали в голове, будто напарник говорил с трансквэрумом не через связь, а так, как обычно, однако это было лишь иллюзией, подкинутой уставшим мозгом. Уставшим от долгого пути, от взбрыкиваний и постоянного недовольства Канты, от драки с многоножками, и сейчас он уставал ещё больше, пытаясь противостоять натиску сирены, которая восхитительно пела.
Краем глаза Лорен видел, как Николорада, вероятно не выдержав акустическую атаку сирены, упала прямо в воду. Внутри саэтэруса будто что-то оборвалось, пока вода обнимала тело Первородной со всех сторон и жадно, как хищник, тащила его на глубину. "Чёрт, только не это," — мысли почти не возникали в голове, но как-то контролировать чувства своих жертв сирена не могла, из-за чего получалось несоответствие — Лорен чувствовал ярость и бешенство, но не мог здраво мыслить и давать себе в чем-либо отчет, тем более сейчас, когда это было так необходимо. Единственное, что он мог сделать, это снова ухватиться за сознание Канты, который сейчас был в относительной безопасности, и именно это могло не дать Штейлесу потерять сознание.
Тритон среагировал на слова Лорена так, как и было задумано, и отпустил Рани, которой сейчас лучше всего было попытаться восстановить силы и ни в коем случае не лезть в драку. Где-то на краю сознания Лорен упрямо думал о том, что все-таки вложит всем троим ума, но только, если выберется отсюда. Но не умирать же он здесь собрался, в лапах тритона? У него ещё много незавершенных дел. А Канта? Не бросит же он его, не оставит совсем одного Синдикату. Ну уж, нет, сегодня информатор умирать точно не собирался. Хотя, в глаза смерти уже приходилось смотреть. И, наверное, именно поэтому Штейлес не испытал никакого даже подобия паника, совершенно спокойно осознавая, что в этот раз точно может умереть. Был ли он уверен, что Канта что-то сделает? Наверное, потому что тон напарника был слишком уверен и спокоен, хоть и звенел сталью от гнева. К тому же, он ведь напарник.. Не бросит.. Да..
Информатор все также с вызовом смотрел на тритона, ни в коем случае не желая признать его хоть и мнимую, но власть. Удар пришелся прямо по щеке, потом второй, боль обожгла с новой силой, но Лорен даже не прикрыл своего глаза, когда тритон замахивался. Он не боялся. Ни разу не боялся. Таких подонков слишком много развелось, а все они на проверку одинаковые. Если бы в жертву не выбрал бы себе Рани, то Штейлес, пожалуй, думал бы иначе, но такого обращения с девочкой он простить не мог. Он чувствовал, как тритон припал к его губам, но не испытал ровным счетом ничего, кроме противного ощущения, тянущего за грудиной. Тварь стала вытягивать из него силы, слишком быстро, пожалуй, но саэтэрус не думал о своей возможной смерти. Он лишь чувствовал, как его натура сопротивляется, не желая принимать власть этой твари, ведь Лорен никогда бы не позволил вот так просто брать над собой верх. Тритон пользовался своим положением, силой чужой песни подчиняя саэтэруса. Если бы они встретились при том же раскладе, но без этой девы, то разговор был бы совсем иной. Но расклад был не в пользу всех четверых жертв, которые из-за своей невнимательности оказались в западне. Да, было поздно винить других и себя, надо было что-то делать, придумать, но что? Лорен почти ничего уже не соображал, лишь мысленно рисуя перед собой образ своего напарника, так как не видел его из-за закрытого глаза. Он полностью абстрагировался от окружающего мира, сузив свою реальность до чувств напарника и до его образа. Это было единственное, что он мог сделать, и судорожно хватался только за эти сносящие все на своем пути чужие эмоции, которые, если дать им свободу, могли вырваться совершенно диким ураганом, который невозможно будет остановить даже ему, Лорену.
Штейлес почти не чувствовал тритона рядом, и лишь, когда тот отпустил его, снова смог воспринимать реальность. Он распахнул единственный глаз, чувствуя в теле жуткую слабость, кости нещадно ломило, а голова кружилась, как от недостатка никотина. Состоние походило на ломку, но имело другую природу. Слова тритона резанули осознанием, что ситуация резко ухудшается. Надо что-то делать. "Канта, сделай уже что-нибудь. Сделай уже," — Единение душ не могло быть подавлено акустической атакой сирены, что дало сейчас напарникам преимущество, "Идеи есть? Давай, пока я ещё мыслить могу!" — времени было в обрез, но Лорен так просто никогда не сдавался. Он не сдавался по определению, даже с дулом у виска, это было в его крови, впаяно в подкорку и винтовые лестницы генетического кода, и теперь он точно знал: сейчас его организм, пытаясь восстановится за время этой короткой паузы, направляет все свои усилия на работу мозга, так что Лорен пока что был вполне способен здраво мыслить, но для этого снова пришлось уйти с головой в эмоции Канты. Весьма дикий коктейль, но ничего не поделаешь. Оно того стоит.

+2

55

Наверное, вся эта ситуация выглядела просто ужасающе, и самое ужасное было в том, что никто из них четверых не мог даже пошевелиться, во честное слово, как статуи или изваяния какие. И если давление песни сирены и Канта, и Лорен могли выдержать, то Николораде повезло намного меньше. Краем глаза антиквэрум успел заметить, как девушка будто в замедленной киносъемке повалилась прямо в воду, толща которой почти сразу же сомкнулась над ней, закрывая девушку от взгляда. Только отсвет красных волос остался... Глухая ярость  только усилилась, и если бы не пение русалки, то она обрушилась бы на этих эссенциев потоком плазменной энергии почти доведенного до белого каления антиквэрума. Но внешне внутреннее состояние Канты было бы сложно понять, разве что глаза потемнели от бешенства, да и взгляд говорил сам за себя: полный кристально чистой злости, презрения, надменности и гордости. Этим хищникам не сломить их с напарником и не причинить вред девушкам, ни за что! Они выберутся отсюда, и обязательно живыми, и умирать им не от лап этих тварей. А действительность тем временем разворачивалась не самым лучшим образом, хотя что-то хорошее всё равно было: извращенец отпустил Рани, и теперь направлялся прямо к Лорену. Клюнул на слова одноглазого, засранец. Бешенство антиквэрума стало методично подниматься в своей силе всё выше и выше, стискивая нервы, легкие, горло, не давая дышать и постепенно опрокидывая всё на своем пути. Но пока это был только первый вал из девяти, обрушившийся и на сознание напарника прямо через связь. Но хорошо она пока не активирована, иначе состояние антиквэрума и саэтэруса было бы сплавлено воедино и любезно разделено на двоих. Но Мория мог бы поклясться, что Штейлес всё равно сейчас прекрасно ощущал его состояние, но антиквэруму было плевать. Его собственная ярость - это как шанс не отключиться, и они оба держались в сознании, но ровно до тех пор, пока тритон не припал к губам напарника, перед этим изрядно избив его прямо по лицу. Чёртов храбрец, он бы на равных так попробовал. А вот Лорена Канта как-то почти сразу перестал чувствовать через Единение, но всего пара мгновений, и почувствовать вновь, но ясное дело с напарником что-то не то. Хотя понятно, что - его энергию теперь насильно забирал тритон. К бешеной ярости вплелось ещё одно чувство, размеренно перетягивая одеяло на себя. Ревность. Дикая, страшная, непокорная, выжигающая всё на своем пути, по своей мощи сопоставимая с бушующей яростью. А Канте ничего не оставалось как стоять и смотреть, как тритон по-хозяйски разбирается с его напарником, как прижимает его сильное и гибкое тело к себе и всё никак не перестает целовать. Отвратное и невыносимое зрелище. Настолько невыносимое, что антиквэруму казалось, что он задыхается. Или правда задыхается? В любом случае дышать было совершенно нечем, а в голове, в ощущениях и в эмоциях словно взорвалась атомная бомба. Методично, страшно и мощно, с разрывом и уничтожением всяких мыслей. Мория слышал слова Кёри, обращенные к нему через Единение, но ответить уже не успел. Его разум словно кинуло в удушающих эпицентр, а прямо по нервам ударило добела раскаленным током. Здравый рассудок на какое-то мгновение уступил место диким инстинктам древности, и этого оказалось достаточно. Берсерк оказался высвобожден против воли самого Мории, ударив мощной разрушительной волной энергии, часть которой завихрениями поднялась наверх. Канта так бы и не пришёл в себя, находясь на грани какого-то исступления, если бы, повинуясь призыву берсерка, меч не изменил свою структуру. Небольшие крылья, появляющиеся прямо из рукояти катаны и защищающие от попадания в чужие руки, теперь впились в ладонь антиквэрума. Боль отрезвила, вернув разум Канты на свои места, ну, почти на свои. И всё это за такой короткий промежуток времени, что понять, что произошло, было бы сложно. Но вот через Единение Кёри точно мог почувствовать состояние своего напарника... Вместе с призывом берсерка оказалось активировано и Единение душ, став на время Чёрным союзом. Между ними в первый раз. С этим надо было бы осторожнее, их предупреждали, но не всё ли равно сейчас? Энергия антиквэрума тут же, посредством множества магическим печатей, поставленных на связь ранее, грубо и беспощадно вплелась в энергию трансквэрума, подчиняюще, давяще и подминая под себя. Наверное, это было больно, но Мория не чувствовал ровным счетом ничего, а только "убить, уничтожить, сровнять с землей" мерно повторяющееся в голове, как будто это кого-то другого накрыла истерика, но точно не Морию. Теперь он ощутил и состояние Лорена, походящее на ломку, которое ответной болью ударило по сознанию, но это только ещё больше отрезвило Канту, но и подкинуло уровень ярости на новые высоты. Но теперь благодаря прямой, но защищенной специальными печатями связи антиквэрум отдавал свою энергию Кёри, а значит, и тритону, если он снова припадёт к губам напарника. Но этого допустить Мория просто не мог. Мысленный приказ, и активированный ранее меч вспыхивает ярким синим светом, чтобы через мгновение атаковать. Чертову сирену. Чтоб она заткнулась! Чтоб сдохла, тварь, эта проклятая тварь! Это из-за неё они ничего не могут сделать, из-за её мерзкого пения. Запечатывающая структура - Сигиллум - спроецировалась в аккурат под сиреной, норовя заткнуть навсегда. Но даже Демиург не может знать, чем это закончится. А вот Канта по-любому почувствует последствия неконтролируемого призыва берсерка, но не сейчас, а позже. Сейчас ему было плевать на себя, единственной целью было - уничтожить мразей и помочь Штейлесу. Ведь Мория его личный напарник, или как?! Или зря Синдикат их вместе поставил?

Сигиллум – мощная запечатывающая печать, используется для «закрытия» как существ, так и важной информации. Если речь идет о запечатывании живых организмов, то можно выбрать, либо печать в пространстве, либо в объекте. Запечатывая существо в пространстве, следует проецировать печать в той точке мира, где будет располагаться пространственная складка, далее спроецировать копию печати на объекте, который следует запечатать. Если персонаж запечатывает антиквэрума, деоса, архонта, даденгера, трандсента, эделира или дриммэйра, то для выживаемости этих индивидов не нужна энергия, если же запечатывают более человечных существ, например, людей, лигрумов, эльфов, то для их выживаемости, создающий печать будет тратить энергию до тех пор, пока объект не распечатается. В противном случае, если энергия поступать не будет, то через двое-трое суток, запечатанное существо погибнет. Запечатывая в объекте, следует найти объект, к которому будет привязана пространственная складка. Распечатать существо можно лишь при воздействии на пространственную складку. Длительность запечатывания зависит от силы создающего печать, если создающий еще неопытен в данном виде магии, то максимум он может запечатать на двадцать четыре часа, если создающий опытен и силен (девятый или десятый уровень сил), то создающий может закрыть жертву на тысячелетия и даже когда запечатавший умрет, печать не исчезнет. Если речь идет о запечатывании документов или важных объектов, печать следует проецировать непосредственно на них. Как именно запечатывает Сигиллум, зависит от существа и его вкусов: объект можно просто испарить в пространственную закрытою складку, как делается с живыми организмами; объект можно подделать, к примеру, он будет иметь не тот облик или написан будет не тот текст. Использовать за эпизод печать можно лишь один раз, призывается она мысленно или вслух, произносить следует название печати. В диаметре Сигиллум около полутора метров. На полное формирование печати затрачивается около десяти секунд.

Отредактировано Канта Мория (19.04.2016 14:47:02)

+2

56

Кажется, у кого-то не хиленько так шалят нервишки! Да-да, и этот «кто-то» определенно Канта, как еще объяснить, что запечатывающая структура сработала как вакуумный «убиватель», да-да, Канта Мория прибил без зазрения совести жертву, лишил ее жизни без шанса на воскрешения, а может у бедняги были дети? Ну, нельзя же так! Нельзя быть таким жестоким! Ах! О чем это я? В принципе можно, если взять в расчет, что всю их компанию пообещали: раз — искалечить, два — изнасиловать. Вот только кое-что пошло не так! Тритон заметил, что дело обстоит не чисто и успел таки вытолкнуть Сирену из действия печати, однако сам оказался в ее центре, да-да, двигался парень быстро! Убил Канта не Сирену, а Тритона, что пытался защитить сестру! К слову, петь та прекратила и герои упали в воду, на несколько секунд (примерно 5-7) лишившись возможности двигаться из-за изнеможения, печать схлопнулась и от Тритона остались лишь кости... почти... костная ткань, превратившаяся в пыль и осыпавшаяся подобно песку в прозрачную воду... Ну надо же как-то себя сдерживать, ну, люди правые! Где это видано, что наемники кромсают направо и налево! Ахаха... пардон, снова заговорился, это видано везде...
Итак, когда Канта отправил Тритона к праотцам, Сирена поднялась... из ее глаз покатились алые, как это не шаблонно, слезы! И... она заверещала! Дико! Пронизывающе! Гадко! В сотню раз хлеще, чем вокалистка группы Слот в начале песни «Альфа-Ромео и Бета-Джульетта», да-да, в сотню раз хуже! Навзрыд... и голос этот не то чтобы парализовал... он просто убивал! Уничтожал! Лишал силы и норовил отправить на тот свет раньше, чем этого желали герои! У них от силы 20-30 секунд на спасение, - персонажи могут двигаться, Николорада пришла в себя, вода антиквэруму не вредна, поэтому тоже может попытаться заткнуть гадину! А заткнуть ее надо, пока вся группа коньки не отбросила! Физически всем было очень плохо! Серена явно не простит смерть своего брата...

ОЧЕРЕДНОСТЬ
Рани, Мирэлиаликс, Канта, Лорен
Возможны посты вне очереди и в любых количествах, очередь будет редактироваться Мастером согласно ситуации!
Все персонажи получают - 4 балла на магию и физ-атаки!

+1

57

Визг был еще страшнее, чем пение. К тому же с песней Рани знала, что делать. Если бы она успела, то попробовала подпеть сирене - но так, чтобы в результате мелодия звучала крайне фальшиво и противно. Девочка рассчитывала, что это поможет остальным освободиться от власти песни. Но что можно противопоставить визгу? Заклятие тишины - или еще более громкий вопль. Тем более, что ничего другого Рани сделать просто не могла - силы к ней так и не вернулись, а ее владение магией было настолько слабым, что даже пробовать было бесполезно. Танцовщица могла противопоставить атаке только что-то очень, очень простое.
Заорать, заглушив сирену? Можно попробовать...
http://s017.radikal.ru/i417/1604/65/0730b148a9b4.png

Но сначала Рани на всякий случай решила призвать берсерк. Девочка рассчитывала, что это придаст ей сил, к тому же можно попробовать достать сирену кнутом - вдруг получится?
И все бы ничего, вот только Рани до этого ни разу не пробовала призвать бесрерк, находясь в воде, да еще - в образе русалки.
Эффект был неожиданным. Вода вскипела вокруг девочки, когда изящный хвост русалки разделился на восемь длинных  мощных щупалец - и Рани откуда-то знала, что усеивающие их шипы ядовиты. Пальцы на руках стали длиннее, розовые ноготки превратились в острые когти. Вместо бледной опалесцирующей красотки возникла морская ведьма - из тех, которыми в детстве пугают живущих у моря детей. И эта ведьма, глядя на сирену, пронзительно заорала на нее, стремясь перекрыть визги своей противницы.
Надо сказать, что петь Рани умела всего-навсего чуть хуже, чем танцевать, а умение управлять голосом, то концентрируя его на нужном слушателе, то - распространяя на всех, относится к азам артистического искусства (Такой навык - так называемое умение "послать голос" куда-то, существует в действительности, и никакая магия для этого не нужна. Это даже не очень сложно) Поэтому Рани сосредоточила собственную "акустическую атаку" на сирене, посылая голос к ней, в нее, и дополняя своими пусть жалкими, но имеющимися у нее способностям контролировать чужие эмоции. Она хотела, чтобы сирена заткнулась. Немедленно. Сейчас же.
"Морские ведьмы во всех сказках - это злые сирены," - мелькнула мысль, - "Вот и проверим - правда ли это!"
При этом в глубине души девочка прекрасно осознавала, что морская ведьма - персонаж сказочный, но ведь сказки откуда-то берутся! Даже если она сама себя обманывает, вдруг этот самообман как-нибудь сработает? Ведь когда речь идет об эмоциях и чувствах, что угодно может сыграть свою роль.
А еще Рани попыталась достать сирену щупальцем. Шансы, конечно, невелики, и длины может не хватить, да и с координацией все может быть плохо, но она все равно попыталась...

PS
Я, правда, не знаю, как все это откидывать на кубиках...
И еще... Рани вообще-то одетая, она только брюки сняла, чтобы хвост отрастить. Просто мне как-то не попадались арты с русалками в белых шелковых рубашках и кожаных жилетках поверх них...

Отредактировано Рани Даката (20.04.2016 17:21:01)

+4

58

Разум Первородной, потопляемый до сих пор кошмарами и страхами, наконец-то смог прорваться сквозь завесу проклятой песни и вырвался из забвения. Обездвиженное до этого тело резко свернулось в комок, давая мышцам вновь налиться и нормально функционировать. Резко распахнув глаза, Мирэлиаликс аккуратно распрямилась, быстро осмотрела вид под водой, удивившись перевоплощению Рани в более опасную форму, смекнув, что лучше не стоит попадаться на шипы, и вынырнула, глубоко вдохнув в легкие как можно больше воздуха. Алые волосы эффектно рассыпались по оголенным плечам, мгновенно прилипнув к коже, создав замысловатые агрессивные орнаменты. Всего несколько секунд потребовалось, чтобы скоординироваться в пространстве и понять, что главной целью сейчас должна быть сирена, оглушающая своим криком всех присутствующих. Тритона и след простыл, словно его и не было, а это могло лишь означать то, что парни справились с половиной проблемы. Оставалось дело за малым.
«Как же меня бесят подобные дамочки!» - пронеслось в голове Мирэлиаликс, обнажая Сингвис из ножен, призывая огненную руну. Меч обуяло пламя, при виде которого девушке стало немного легче справиться с приступом ярости. Аруне медленно вычерчивалась в воздухе по направлению к врагу, но что-то пошло не так. Возможно, из-за сильных колебаний частоты голоса, что смогли пробить структуру руны, разрушило ее на части. Поведя ушами, Никки ошарашено наблюдала, как вместо стаи разъяренных птиц от руны остались лишь еле заметные языки пламя, что медленно развеялось в воздухе. С силой стиснув зубы, Боунс запустила в сирену один из своих ядовитых взглядов с мыслями подобными «Убью тварь!», но прекрасно понимала, что из-за недавней отключки ее силы не до конца пришли в норму.
- Тогда…, - шепот перешел в шипение. – Я просто прикончу тебя своими руками!
Был риск, что сил хватит лишь на принятие истинного облика, но антику благоволила удача. Алые волосы окрасились в белый, глаза налились кровью. Большие крылья с силой ударили о воду, поднимая ее в воздух, спасая от случая попасть под ядовитые щупальца Рани. Крик был невыносим, давя на барабанные перепонки. В глазах двоилось, но Николорада была настроена решительно. «Не смогла призвать птиц, сама буду таковой и растерзаю твое тельце в клочья!». За два взмаха добравшись до противницы, Первородная с боевым кличем направила огненный меч прямо на горло горгоны, чтобы навсегда решить белый свет столь ужасной «музыки»...

Аруне

руна простого типа, заключающая в себе стихийный элемент огня. Появляется рядом с противником и создает небольшую стаю огненных птиц. Птицы, состоящие из огня, по своим размерам сопоставимы с ястребом и обладают похожими чертами. Максимальное количество птиц в стае 15 штук. Птицы молниеносно атакуют врага и способны нанести урон не только огнем, но и своими острыми когтями. Чтобы призвать руну достаточно произнести её имя. Может использоваться для самозащиты, чтобы нейтрализовать похожую вражескую атаку.

+4

59

Да-да, с нервами у Канты было далеко не в порядке, и даже начальство об этом знало, да и не повод ли это напарнику задуматься? Хотя нет, не повод, ясное дело... Их же не зря вместе поставили? Но как бы то ни было, главной задачей было довести начатое до конца, а именно выполнить приказ Синдиката. И из замкнутого смертоносного круга опасности всем четверым удалось вырваться, и Мория понял это только тогда, когда послышался всплеск воды, а сам он упал на колени, по середину бедра погрузившись в эту самую кристально-чистую воду. В ту, которая как раз-таки обладает лечебными свойствами. Какая самоирония. И невыносимое, стискивающее сознание ощущение отпустило, ровно тогда, когда сирена наконец-то заткнулась. Собственно, и на колени антиквэрум упал из-за звенящей тишины и оборвавшегося пения девицы. Мерзавца-тритона уже и след простыл, только пепел остался, хотя так ему и надо. Мория испытывал что-то сродни садистскому удовольствию. А нечего было показывать свою власть при неравных условиях. Это тритон ещё легко отделался, а вот его сестре будет явно хуже, потому что теперь ей против четверых не устоять. Но кто знает какие у неё сюрпризы запрятаны? Но бездействовать тварина, ясное дело, не стала, и не успел Канта толком очухаться, как по сознанию с новой силой ударила акустическая атака. "Чёрт, когда вернёмся, пусть начальнички не удивляются, что будем требовать дополнительную защиту от акустики, что б её побрало!" Канта был на самом деле зол, и до такой степени, что плоховато себя контролировал. Но вопросами - почему именно сейчас, почему именно при таких условиях и почему, когда тронули его напарника, Мория не задавался. Сейчас было не до этого. На оценку серьезности ситуации ушло не более мгновения, но результат оказался не утешительным: у них всего максимум секунд тридцать. Тридцать чертовых секунд, чтобы выжить. Это чертовски мало, но и столько же много, тем более организм уже оказался подстегнут осознанием опасности. Легким движением Мория поднялся с колен, всё-таки для атаки следовало бы занять соответствующую позицию. Тело подчинилось беспрекословно, возвращая антиквэрума в вертикальное положение. Не обращая внимание на боль в правой ладони, Канта отточенным и быстрым движением освободил меч из ножен, на что тот отозвался смертоносным звуком стали и холодным лязгом конца, соскочившего с края ножен. Мысленный приказ призыва Иллюзорного лезвия, и копия катаны появляется в свободной руке антиквэрума, привычно ложась в его ладонь.
- Печать гончих! - Отчётливый и злой рык, и несколько монстров молниеносно бросаются в сторону сирены, стремительно окружая её и норовя обездвижить, впившись своими челюстями по разные стороны. Их количества должно хватить, а уничтожить их одним ударом очень сложно, но никто не говорит, что невозможно... Однако Мории было плевать, только бы убить эту тварь, сровнять её с землёй, как её братца-неудачника.
- Восемь цветов богомола! - Прямо следом за атакой энергетических монстров. Молниеносное движение сразу двух клинков, повинующихся своему хозяину и словно сбрасывающих с себя сверхплотную энергию антиквэрума. С их лезвий срывается мощная ударная волна, состоящая из восьми режущих кромок, направленных в аккурат по цели. Но... Николорада??!  Красноволосая антиквэрум оказалась прям под ударом атаки Канты, в своём истинном обличье бросившись на сирену с мечом наперевес. Понятное дело, убить её он не убьет, но разница в силах-то, да и берсерк Мории дает о себе знать вкупе с усиливающей атакующую магию пентаграммой. А смотреть на окровавленное тело девушки Канте ох как не хотелось, этого ещё им не хватало! Пусть он и грозился спустить с неё пять шкур, но не таким же способом, но сейчас же! Да и вряд ли кто поймет и поверит, что это произошло случайно, а не специально, хоть общий враг имел место быть. Но осознание всей серьезности ситуации ещё не дошло до Канты, он просто не хотел причинять Николораде вреда! Не хотел. Никак. Не сейчас. Но атака уже благополучно и стремительно сокращала расстояние между собой и целью. Двумя целями. А Мория банально не успевал...
"Лори, мать твою, поставь барьер!" Истерично, спросите вы? Конечно. Нервишки-то у Канты совсем никуда... А вот на напарника он рассчитывал, почему-то тупо рассчитывал, что у Штейлеса в арсенале изученных им способностей найдется та, которая сможет отразить атаку Мории от девушки. Что напарнику хватит сил ею воспользоваться, несмотря на то, что ему досталось сильнее всех... А вот лишние травмы и тем более травмы девушки сейчас ни к чему. Но вот злости и ярости в сторону красноволосой у Канты не было, но это пока что, если взять во внимание, что сейчас всё существо антиквэрума наполняла кристально чистая ярость и первозданное бешенство.

Использованные способности

Иллюзорное лезвие – пентаграмма усиливающего типа (повышает атакующую магию антиквэрума на 7-15%). Проецируется на основание клинка Мугена, в результате чего во второй руке Канты появляется дубликат его меча. Второй меч не уступает оригиналу по прочности и другим свойствам. Пентаграмма действует в течении четырёх постов, после исчезает. Способность возможно использовать два раза за бой.


Печать гончих – пентаграмма атакующего действия. Материализуется под ногами Канты и призывает монстроподобных существ. Их может быть от двух до двадцати. Чем больше количество монстров, тем меньшей атакующей способностью они обладают. Состоят из сверхплотной энергии антиквэрума, уничтожить их очень сложно, но исход всё же зависит от атак, уровня и мастерства противника. Является дальней атакой. Канта может управлять этими существами мысленно, однако чаще они действуют самостоятельно. Он может отозвать их или остановить, но при этом они исчезают. За бой можно использовать не более трёх раз.


Восемь цветов богомола – атака мощного, универсального разрушающего типа. Мория наносит восемь почти одновременных ударов дальнего направления, продолжением которых становится очень мощная ударная волна энергии, состоящая из восьми режущих лезвий. Волна способна разрушать пентаграммы, печати и руны, существ, магические барьеры и другие преграды. Также ударная волна может противостоять магическим атакам или же атаковывать противника. Можно использовать два раза за бой.

Отредактировано Канта Мория (22.04.2016 20:18:32)

+3

60

Мрачные лабиринты сознания затягивались сумерками, которые стремительно и незаметно превращались в непроглядную темноту. Ощущение реальности таяло также быстро, как и силы саэтэруса, которые совсем недавно высасывал из него тритон. Хоть эта тварь и отпустила свою добычу, Лорен не мог прийти в себя за такой короткий промежуток времени. А также и сирена не давала этого сделать, из-за чего информатор почти терял сознание, хоть его разум и сохранял свою ясность, впаивая всё происходящее в этой пещере прямо в мозг, в самую глубину его памяти. Дышать было трудно, а тело ломало внутренней болью, но она была ничто по сравнению с той, которая прошила его, когда энергия антиквэрума прошлась по Единению душ, вырывая Штейлеса из темноты отключки, чтобы тут же бросить его в омут дикой, почти ни с чем не сравнимой боли. Связь с быстротой молнии превращалась в Чёрный союз, заставляя Лорена задыхаться от боли, которая словно разрывала его тело изнутри и полностью подчиняла. Энергия самого трансквэрума стала смешиваться и сливаться с древней энергией Первородного, давая Лорену почувствовать всю её мощь, практически подминающую под себя. Чёрный союз нельзя было активировать в такой ситуации, но разве у Канты был выбор? Обычно первый призыв этой связи был крайне опасен и подвергал обоих напарников сложному испытанию, ведь они почти что впускали друг друга к себе в голову, в своё сознание. А этому охотники Синдиката целенаправленно учились. В этой же миссии не предполагалось, что напарникам придется активировать Чёрный союз. Теперь же в главном здании Трибунала ограничители связи напарников улетели за пределы возможного, но их никто не стал возвращать на место, ведь сразу стало ясно, что ситуация критическая. Может, Чёрный союз даст им шанс выжить, но факт призыва Союза не пройдет бесследно, чётко зафиксированный на бумаге очередного отчета. И вопроса "почему?" не миновать ни Канте, ни Лорену. И какое дело этим начальникам, что сейчас напарники находились без малого на краю гибели, что Лорен терял свою силу в лапах тритона и при этом оба охотника пытались спасти не только себя, но ещё двух? Какое кому до этого дела? Перед начальством отвечать придется — это точно, но почему Лорен был уверен в том, что будет молчать про этих девушек? Чтобы потом не увидеть их на очной ставке? А, может, в какой-нибудь темнице в подвале? А ведь сомнений, что так может случиться, почти не было. Синдикат не боится проблем, ясное дело, лишь сам их создает, играя в какую-то свою игру, правила которой известны только ему.
Пещера ещё раз вспыхнула синим от цвета энергии антиквэрума, когда тот призвал запечатывающую структуру, которая моментально спроецировалась под целью, однако.. Сирена не оказалась убитой, просто потому что её решил спасти тритон, резко сократив расстояние между собой и этой дамой, и отталкивая её в сторону. Благородно, ничего не скажешь, но таким образом он добровольно отправлял сирену на ещё худшие муки, если все четверо, кто в это пещере доберутся до неё. А с сиреной надо было кончать как можно скорее. Об этом Лорен думал, падая в воду, так как сирена на какое-то время прекратила свое сладостное пение, которое держало напарников и девушек в плену. Он упал на колени, опираясь руками о каменное дно и, скорее всего, ободрал себе руки, но боли от этого не было. Николорада смогла прийти в себя, почти сразу же появляясь над водой, и Лорен на секунду потерял себя, смотря, как красные волосы рассыпаются по плечам девушки,  струясь по ним алым потоком, прилипая к её телу и выгодно очерчивая его, потерял себя, смотря, как вода скатывается прозрачными каплями по красивому лицу Николорады. В эти секунды Штейлес мог поклясться, что ещё ни разу именно так не смотрел ни на одну девушку. Но реальность слишком скоро заявила о себе, намекая на то, что сейчас не время глазеть на Первородную, а пора заняться сиреной, которая сейчас разразилась жутким криком, прошивающим сознание. "Ч-ч-ч-ёрт, ну сколько можно?" — пролетело в голове вместе с мыслью о том, что в этом подземелье, пожалуй, самая излюбленная атака — акустическая. И сейчас такой же атакой решила ответить сирене Рани. От облика красивой девушки не осталось практически ничего, но не зря же говорят, что трансденты — монстры, однако, Лорен смог отметить про себя, что берсерк Рани поистине впечатлял. Перед ними сейчас был хищник, прирожденный убивать, и этот образ шёл этой девочке, пусть до этого она и выглядела весьма тихой и замкнутой. Но ведь не вся такая она, хоть это и её часть. В это же мгновение пещеру озарило ярким пламенем, вызванным Первородной, которая уже успела вооружиться мечом, однако её атака не достигла цели. Последним, кроме Лорена, в бой вступил Канта, сначала призывая второй меч, после чего призвал на сирену нескольких энергетических монстров, которые тут же бросились к соей цели. Краем глаза Штейлес успел заметить, что с руки напарника капает кровь, расплываясь в воде у его ног. Но времени, чтобы замечать все детали абсолютно не было, а напарник тем временем, не теряя ни секунды, призвал Восемь цветов богомола, и с лезвия катаны сорвалась мощная ударная волна, разрушающая всё на своём пути. И сейчас прямо по траектории находилась цель и Николодара, которая уже успела принять истинный облик. Девушка стремительно приближалась к сирене, норовя попасть прямо под удар Канты. По нервам Лорена в эти доли секунды словно разлился лед, отражаясь где-то внутри диким, ни с чем не сравнимым страхом, что напарник заденет Первородную. Нет, Лорен понимал, что одним ударом он её не убьёт, но увидеть кровь девушки казалось чем-то невозможным. Слова Мории, обращенные к Штейлесу через Союз, побудили информатора к немедленному действию. "Закрыть её, не дать Канте ранить девушку," — судорожно забилось в голове, подкидывая единственное возможное решение — Рахбертау. То, что Канта назвал его, Лорена, по имени, да ещё в таком сокращенном варианте, осталось за гранью восприятия саэтэруса. Кинжал моментально покинул ножны, и призываемая пентаграмма тут же материализовалась под ногами красноволосой, через кратчайший промежуток времени надежно покрывая тело Первородной тонким, прозрачным панцирем, закрывающим девушку от всех типов атак не только Канты, но и сирены. На себя Лорен не призвал пентаграмму, отправив двойную порцию своей энергии на поддержание барьера на Николораде. Сразу же за этим Кёри атаковал сирену, понимая, что хоть какая-то атака должна добраться до цели, ведь против четверых сирене не выстоять — это уж точно. На лезвие Фредомонда и на сирену спроецировались несколько пентаграмм, между которыми стала быстро устанавливаться связь. Лорен призывал пентаграммы, находясь на грани, поэтому сейчас, когда и Рахбертау, и Клинок чистой крови стали забирать его силы на поддержание и сохранение своей структуры, Лорен упал в воду, теперь уже полностью оказываясь в горизонтальном положении. Кинжал выскользнул из ослабевшей руки, а через сильное тело трансквэрума проходила энергия Первородного, ещё держа информатора в сознании, и заставляя едва заметно вздрагивать от внутренней боли. Перед глазами Кёри видел лишь поверхность воды и смутно — яркие вспышки пентаграмм.

Отредактировано Лорен Штейлес (24.04.2016 21:02:20)

+2

61

Хочется кое-что отметить особенно значимо... и Лорен, и Канта, и Мирэли, и Рани были живыми существами, у каждого определенное количество магической силы и свой магический резерв, что восстанавливается с определенной скоростью, конечно, исцеление физических ран — дело хорошее и полезное, однако оно не дает абсолютного эффекта на восстановление магического резерва, если Лорен и Канта, в особенности, продолжат использовать такое количество мощной магии, то еще через пару тройку серьезных магических атак рискуют полностью опустошить свой резерв магии, а восстанавливать будут его долго и кропотливо, разумеется, без магии они не могут достичь цели и им придется вернется наружу, а девушки далеко не способны их защитить и уберечь, ну, это к слову, не забываем господа и дамы о том, что все ресурсы тела ограничены, включая магию, а наши головорезы далеко не всесильны и по общим меркам не обладают реальным могуществом, поэтому будьте аккуратны со своими действиями и не стоит часто поддаваться эмоциям.


Сирена определенно считала, что сможет победить героев одним голосом, но «пение» Рани ее буквально ввергло в шок! Похоже, громкие звуки других, «смежных» по природе существ, она воспринимала очень и очень болезненно, как еще оправдать то, что сирена прекратила орать и зажала уши руками, из ее носика потоком хлынула кровь, и вот тут то на нее обрушилась череда мощных атак! Да столько и не надо было вовсе! Просто дождь из магии! Не будем вдаваться в подробности, но от тела сирены осталась изможденная кровоточащая тушка, что и на человеческую уже совершенно не похожа. Все тело изуродовано и буквально вывернуто наизнанку, кровь залила озеро и даже оно уже не могло исцелить смертельные раны. Прозрачная горячая вода окрасилась в кровавый цвет, но, как не странно, быстро все вернулось на свои места, воды будто поглотили кровь, плоть, и быстро остыли, становясь прежними... действительно необычная магия! Казалось, что здесь и вовсе ничего не случилось... что будут делать герои далее?

ОЧЕРЕДНОСТЬ
Рани, Мирэлиаликс, Лорен, Канта
Возможны посты вне очереди и в любых количествах, очередь будет редактироваться Мастером согласно ситуации!

0

62

Это было... внезапно. Насколько внезапно, что Рани даже не сразу осознала, что все уже кончилось, что опасность уже никому не угрожает, и что можно выдохнуть и успокоиться. Зато что ведьмочка прекрасно поняла, так то то, что вода, в которой она находилась, окрасилась кровью сирены.
Вообще-то Рани крови не боялась, но, видимо, нервы девочки были на пределе. Она с визгом кинулась на берег, берсерк спал, и на прибрежные камни выскочила уже прежняя Рани: правда, перепуганная, с голыми ногами и в мокрой одежде, еле прикрывающей попу. Обнаружив себя в таком непристойном виде, девочка опять метнулась в воду, благо, та уже потеряла свою кровавую окраску. Снова отрастив хвост - по мнению трансдента это выглядело куда приличнее, она обвела взглядом остальных членов убийственной - в прямом смысле слова - компании. Девочка выглядела почти успокоившейся, только бледной до прозрачности и очень ослабевшей.
- Ух ты, - с удивленной улыбкой сказала она, ни к кому толком не обращаясь, - А я и не знала, что так умею...
На последних словах голос Рани поплыл, глаза закатились и она бессильно опустилась в воду, теряя сознание...
Стресс. Стресс и истощение. Ничего страшного. Наверное.

+2

63

«Красный тебе всегда шел к лицу» - прошептала однажды Мара, укутывая свою засыпающую дочь покрепче в теплое пуховое одеяло. И ведь слова, тогда произнесенные наставницей, ничего толком не значили, пока один момент жизни не сменился другим. Более кровавым и жестоким. Эти слова на долгие-долгие годы засели в голове и не давали покоя. Красный должен был быть везде: как в ее несломленном первородном духе, обжигающем алой энергией, как пламя кудрявых локонов и алой крови, что нескончаемыми ручьями лилась от ее руки вот уже долгое время. И не было ничего странного, что еще одно существо распласталось перед ней, теперь напоминая больше кусок консервы в томатной пасте, медленно растворившейся в кроваво_красной воде, пока последняя вновь не стала на удивление прозрачной, заискрившись красноватой дымкой, отсвечивающего кристалла.
  Все-то время, пока парни пытались прикрыть ее от своих же атак, Мирэлиаликс бездонным взглядом смотрела на Сингвис, окропленный кровью уже мертвой сирены, что больше не посмеет потревожить покой путников. Лет сто назад, Первородная бы сожалела о своем поступке, мучаясь и кусая локти, но сейчас после того, как в ее слух врезался тоненький оживший голосок трансдента, девушка на пошатывающихся ногах аккуратно спустилась в воду, находясь в неком трансе, но не сочувствовала ни брату, покинувшему мир несколькими минутами ранее, ни сестре. Руки автоматически омыли меч, затем отправив его в ножны. Кровавый взгляд на мгновение коснулся отражения, на устах появилась безумная улыбка. Николорада была именно такой. Такой, какой воображала себе Риверра, лежавшая в песках и ожидавшая своей смерти. «Еще не время» - промелькнуло в голове. Тяжелой и мутной. Сполоснув в воде руки с лицом, Боунс вернула человечье обличье, быстро смастерив косу и перекинув ее на правое плечо.
- Рани, - спокойным голосом позвала русалку девушка, наконец-то, придя в себя. «Бедная, выдохлась». Подплыв к блондинке и подхватив ее за плечи, Мирэли бережно вытащила Дакату на поверхность. Для Первородной были страны чувства, направленные по отношению к крохе. Ранее не сталкиваясь с мелкими детьми, Никки понятия не имела, как с ними держать беседу и вообще стоит ли общаться. Ведь еще в детстве рыжая была не слишком воспринята своими сверстниками и чаще всего просто не существовала для местной шпаны. «Странная она» - слышала антиквэрум, находясь неподалеку от всеобщего сборища, каждый раз, не решаясь подойти ближе. Потому, скорее в образ Николорады Боунс и вошли некие детские замашки, похожие на игры, чем принятия осознанных, взрослых поступков, но сейчас, смотря в потерявшую сознание Рани, она не могла не улыбнуться. Тепло и тоскливо, вспомнив, что была такой же крохой только с ярко-рыжими волосами, отталкивающей энергией и опасным прошлым, преследующей ее по ночам. До сих пор.
- Кажется, нам надо было в подводные пещеры? – спросила Мирэлиаликс, переведя взгляд на напарников. – Вы в порядке?
Не было в ее тоне ни язвы, ни стеба. Лишь искреннее желание узнать правду и успокоить, разбушевавшиеся непонятные для нее чувства.

+2

64

Наверно, время ее теоретических тренировок было закончено. К такому умозаключению пришла пери, когда в один из вечеров хозяин пригласил ее к себе в кабинет и озвучил первое задание. Во всяком случае, Рен именно так это поняла. В тот момент она лишь сдержанно кивнула и удалилась – незамедлительно отправилась к телепорту. Но что же она ощущала в тот момент? Неспешно шагая по коридорам Продитора, освященным приглушенным холодным светом настенных канделябров, девушка задумчиво смотрела себе под ноги, совершенно не замечая встреченных по дороге здешних обитателей. Хотя это было для нее нормой, поэтому удивления ни у кого ее поведение не вызвало. Она была истинно нелюдимой. И в какой-то степени она этим даже наслаждалась. Когда наставало ее личное время, свободное от очередных лекций или практических занятий, она была предоставлена самой себе – и не нужно больше бояться, что тебя накажут за то, что ты ушел из своей комнаты, ушел из цитадели… или залез в подвал. Хотя Рен до сих пор вспоминала как колотилось ее сердце в страхе, что Деладор узнает о ее своевольности. Но она не сделала ничего плохого! Ну сунула нос в несколько камер, предназначенных не пойми для чего…
Тут она остановилась, пораженная появившейся вдруг мыслью – а вдруг узнал и решил наказать? Ревери тяжело вздохнула. Ладно… Ну злой ее хозяин, злой, что поделать…
Накинув на голову капюшон, Рен подошла к телепорту и снова на миг остановилась.
Ее первая вылазка с разрешения Агвареса. Нет. С его распоряжения.
- Думаю, тебе было бы полезно пообщаться с кем-либо из молодых членов клана, - передразнила Рен Деладора, попробовав скопировать его басок. –  Взять ту же Рани, пообщайся с ней, межличностный контакт полезен…
По правде сказать, она смутно помнила, как эта девочка выглядит. Она видела ее всего раз, на церемонии и то мельком. Еще бы! Пробыла Фортиуан там от силы пару минут… И даже не своими ногами оттуда ушла…
Ладно… Собрав остатки оптимизма, храбрости и уверенности в кулак, Рен шагнула в сияющих круг телепорта, в данный момент которому больше подходило название «неизвестность». Мгновенная вспышка, небольшое ощущение давления и вот уже ее мягких подошв на ботинках коснулся каменистый пол полуосвещенной пещеры.
Проморгавшись от резкой смены обстановки, пери вдохнула полной грудью весьма приятный аромат, что витал в этом помещении и осмотрелась. Она попала в пещеру, большая часть которой была заполнена водой. И органикой. Ревери непроизвольно втянула резко появившуюся слюну. Она даже чуть не забыла зачем, собственно, сюда явилась. Но наткнувшись взглядом на четверых незнакомцев, Фортиуан бегло осмотрела их и выделила взглядом девушку - подростка, которая почему-то была без сознания и покоилась на руках у красноволосой незнакомки. Ее вот только Фортиуан ни разу не видела.
«Наверно, это она?» - досадуя на свою короткую память на лица, подумала Рен и направилась в их сторону.
- Привет, - обратилась она к группе голосом, лишенным каких-либо эмоциональных оттенков, - Я ищу здесь Рани Дакату-Дансенфэй.
Затем пери, еще раз осмотрев стены, свод и плавающий труп в воде пещеры, так же спокойно добавила.
- А что это за место? Я надеюсь не тюрьма какая-нибудь? – Рен все еще не исключала мысль, что хозяин был на нее разгневан.

+2

65

Сознание медленно гасло, застилаемое едва уловимой синевой воды, смыкающейся над лежащим на дне пещеры саэтэрусом. Энергия антиквэрума разрывала тело Лорена невыносимой болью, и, он уже потерял бы от неё сознание, если бы эта самая энергия не держала его в этом мире, по факту, полном красок, а для него — абсолютно сером. Да и что в эти секунды он мог увидеть нового, если бы остался стоять, если бы его ещё держали ноги? Увидел бы, как мощные потоки энергии обрушиваются на жертву, разрывая её на куски и отправляя кровавые ошметки прямо в воду, которая принимает их с каким-то равнодушным снисхождением. А ведь ей все равно, верно? Так же, как и тем, кто убивал сирену? Ведь всё равно? Они же желали этого — смерти ненавистной, подземной певицы, которая чуть не отправила всех четверых прямо в лапы своего брата, а потом — на тот свет. Чего она заслужила? "Только смерть," — гласила истина, перебиваемая тонким голосом реальности, скользящей по стене пещеры тихим отблеском потревоженной воды. И Штейлес бессмысленно смотрел перед собой, слушая где-то в глубинах подсознания голос сожаления, который никак и никогда не мог пересилить все то, что окружало саэтэруса на протяжении всей его жизни. Ведь жаль деву? Кто не хотел бы выжить в этом жестоком мире? Одни выживают, прячась, другие — убивая. Она оказалась хищником, который ошибся, напав на того, кого не под силу убить. И что же теперь? А ничего. Тишина, такая же, как прежде, когда под сводами пещеры ещё не прозвучал дивный голос, такая же, как в тот миг, когда все четверо только оказались здесь. И было впечатление, что время отступило назад, давая шанс все исправить, но жизнь не была бы жизнью, если б это было так. И это хрупкое впечатление разлеталось, оставляя лишь свой отголосок, когда слишком отчетливо ощущался терпкий привкус только что использованной магии. Здесь пролилась кровь, но кто жертва, а кто убийца, наверное, решать не нам.
Казалось, что боль отдавалась даже в самом центре позвоночника, сжималась ядовитой змеей под ребрами, грызла нутро, а потом — темнота. Наверное, Лорен все-таки потерял сознание, а, когда открыл глаза, то Чёрный Союз уже отпустил его измученное тело, давая энергии антиквэрума покинуть саэтэруса, тем самым окончательно возвращая его в реальность. Сфокусировав взгляд на потолке пещеры, который каким-то неясным очертанием маячил наверху, Лорен оперся одной рукой о дно и сел, однако сразу занять вертикальное положение не смог, так как его сильно пошатнуло и саэтэрус чуть снова не упал в воду, но на этот раз — лицом вниз. Однако этого не случилось, и, найдя свой кинжал, Штейлес откинулся на находящийся рядом камень. Теперь саэтэрус при всем своем желании не смог бы снова упасть в воду. Сил, чтобы встать, у него не было, однако это не помешало ему окинуть взглядом пещеру и убедиться, что с присутствующими всё в порядке, а, точнее, что все живы. Его внимание сразу привлекла Рани, которая, по-видимому, потеряла сознание и сейчас находилась на руках у Николорады, которая уже приняла свой человекоподобный облик. Вопроса Первородной Лорен не сразу понял лишь потому, что сейчас слишком устал. Однако ему хватило пары секунд, чтобы все-таки ответить. Со стороны могло показаться, будто он просто обдумывал, что именно сказать.
— Да, нам туда, — вздохнул и сплюнул кровь, которая натекла в рот из прокушенных губ, — Мрази.. — последнее относилось и к тритону, и к его сестре. Сейчас от былого сожаления не осталось и следа, ведь в этой жизни выживает тот, кто смог обойти все препятствия. И, увы, это оказались не тритон с сиреной.
— Да, всё окей, — Распространяться о своих проблемах Лорен не любил, предпочитая отмахиваться, мол, все терпимо, однако сейчас ему было на самом деле приятно, что эта антиквэрум проявила хоть немного участия. Видно, не совсем ей плевать на них, хотя, кто знает? Подобная фраза вполне могла быть сказана, исходя из правил приличия. А вот, если так, то обидно. Хотя, какое Лорену до этого дело? Лучше прийти в себя и понять, что делать дальше. Но вместо этого он выдал в ответ:
— А ты? Не задели? — Всё-таки воспоминания о случайной атаке Канты были ещё свежи, поэтому Штейлес хотел узнать, все ли в порядке с этой девушкой. Затем он перевел взгляд на Рани, — А с ней чего? Сознание просто потеряла? — Голос Лорена сейчас звучал поразительно ровно, даже не сбивался, будто саэтэрус не дрался и не терял сознание совсем недавно. Хотя, нет, он же не отключился все-таки, просто перед глазами стало темно, но он все чувствовал также, как и, когда находился в нормальном состоянии.
— Эй, Канта, — теперь следовало подумать и о своем напарнике, все-таки он у него один, никто его не заменит. И пусть Мория не возмущается, что Лорен сначала спросил про других, ведь не в его это стиле сразу показывать, кто слишком дорог, — Ты-то как? И давай только без фраз типа "отвали," — Чуть усмехнулся, смотря на Канту. Напарник. Черт возьми, это его напарник, который хотел всех переубивать, лишь бы с Лореном ничего не случилось. А ведь в этом выводе саэтэрус ни разу не сомневался. Такое ни с чем не спутаешь, а ревность особенно. Мда, с каких это пор его, Лорена, к кому-то ревновали? Странно и неожиданно. Может, приятно?
Но мысли Кёри были резко нарушены появлением в пещере ещё одной персоны, коей оказалась молодая девушка, но вот какой она была расы, информатор не смог сразу понять, но почувствовал очень хорошо — это дама была такая же по силе, как и Рани. Странно, тогда что она здесь забыла? В том, что девушка появилась здесь посредством телепортации, сомневаться не приходилось, но зачем ей понадобилось это место? Секундное замешательство — и новоприбывшая назвала цель своего визита. А цель её — Рани, эта желтоволосая девчушка. И тут же Лорен неожиданно узнал, что эта самая Рани, оказывается, из клана Дансенфэй. Нет, благо Лорен лично ни с кем из клана знаком не был, но для него было странно изгнать, что эта девушка оттуда. Хотя, в этой жизни все неожиданно да странно, пора уже перестать удивляться. Речь прибывшей не отличалась каким-то даже намеком на эмоции, что заставило Штейлеса насторожиться. Он сразу подумал о не хороших целях, но те, кто приходят с ними, обычно себя так не ведут, но, может, это просто попытка обмануть всех троих, приняв их за дурачков, будто они отдадут девушку тому, кого не знают, который якобы по важному делу явился за ней? Ну, нет, так не пойдет. Вопрос, не тюрьма ли это, заставил Лорена опасно прищуриться. Она что, издевается или просто решила не делать выводы? Или поспешных выводов боится, хотя, наверное, её вопрос как раз на это и намекал? К тому же, присутствующие здесь никак не походили на охранников тюрьмы или, того хуже, на заключенных.
— Это не тюрьма, разве не ясно? — тон был далек от вежливого, но саэтэруса можно понять: сейчас он думал, что девушка может причинить Рани зло, а трансдента отдавать просто так он не собирался, — На что она тебе? — Поднимаясь на ноги, бросил взгляд на девушку, словно оценивая её возможности. Нет, опасности она не представляла, но вот если за ней прибудет кто-то ещё? Тогда всё намного хуже.

+2

66

Да, Канта даже был согласен признать, что на убийство сирены потратил слишком много магии и сил, когда можно было обойтись призывом только одной способности. Но видимо, свою роль сыграла близость быстрой смерти, когда нет права на ошибку и нет возможности ждать. А вот цель, атакованная сразу несколькими способностями, погибла сразу, да у неё и не было шансов, когда на неё напали сразу четверо, она, даже если бы и могла, то просто не успела бы отразить все атаки. Теперь же на её месте не осталось ничего, кроме какого-то кровавого недоразумения в виде безвольной тушки. Но у антиквэрума по отношению к этой хищнице не было даже намека на жалость или понимание, он бы так убил её ещё несколько раз. Он был слишком зол, а вот вопросами - почему? - пока не задавался. Да и скорее всего именно их ему задаст напарник, потому что сам Канта самокопанием не занимался категорически. Мимолетный взгляд на исчезающую в воде "несчастную" жертву, и Мория опустился на одно колено, отзывая берсерк за его ненадобностью и чувствуя как по середину бедра погрузился в ставшую снова прозрачной воду. Вместе с этим оказалась подавлена связь между охотниками, и Чёрный союз, быстро достав свои энергетические щупальца из энергетической паутины Лорена, уступил место намного менее агрессивному Единению. Теперь Мория не чувствовал напарника настолько пронзительно-остро, но точно знал, с ним всё в порядке, хоть Кёри и опрометчиво отключился на некоторое время. Привычными и отточенным движением антиквэрум вернул катану в ножны и, подойдя к уже очнувшемуся Штейлесу, опустился рядом с ним на корточки. Даже с такого расстояния он чувствовал, насколько напарнику хреново, но бывает и хуже - это Мория точно знал. Бывает намного хуже, но и этого пока достаточно. Краем глаза заметил, что полукровку повело в сторону, на что Канта опустил руку ему на плечо и крепко сжал, не давая упасть вперед лицом и чувствуя под пальцами напряжение чужих ключиц. И только сейчас он заметил, в каком состоянии находятся девушки - Рани так вообще отключилась, хотя её можно понять, а Николорада теперь находилась рядом с ней, что могло говорить о том, что с красноволосой всё в более-менее относительном порядке. Мощной атакой антиквэрума её не задело, ведь Штейлес успел и смог поставить блок, безжалостно потратив свою энергетику, с которой у него после общения с тритоном, весьма натянутые отношения. А Мория снова допустил ошибку, а исправлять её заставил своего напарника. Эгоистично и бессердечно, но Канте было плевать, ведь он ещё не признался сам себе, что напарник-то у него всего один. Такой - так точно.
Вообще тишина и молчание в этой пещере продлились недолго, что впрочем антиквэрума не волновало. Он глянул на Николораду несколько раздраженным взглядом, когда она осведомилась об их самочувствии. Но не успел офицер рта раскрыть, как почти тот же вопрос задал ему напарник. Мория перевёл взгляд на одноглазого, слегка нахмуриваясь.
- Я? Я лучше некуда, - фыркнул, поведя плечом. - Сам же знаешь, - уже более сдержанным тоном. Не долго думая, Канта отпустил плечо Лорена и поднялся, отходя от него на полшага. Кивнул на вопрос красноволосой. - Да, нам надо вниз. Километра приблизительно три вниз.
Но идиллия у озера, а точнее теперь уже в озере, оказалась снова нарушена, и на этот раз новым действующим лицом стала какая-то девушка. Машинально опустив руку на рукоять катаны, Канта окинул её оценивающим, колким и отнюдь недоброжелательным взглядом, ведь он всегда против чужаков, да даже вспомнить их с напарником встречу с Рани и Николорадой. Со стороны Мории не было ни грамма участия, понимания и хоть мало-мальски симпатии. Но вот увидеть именно здесь и сейчас кого-то ещё из внешнего мира антиквэрум ну никак не ожидал. Хотя... её уровень сил в пять раз ниже их с Лореном, поэтому опасаться явно нечего, и рукоять меча Мории пришлось отпустить. Пока что.
- Эй, тут что, общественная экскурсия по опасным местечкам Энтероса? - Но в тоне не было даже насмешки, только раздраженность. - А, так ты за ней? Вон там - девчушка на руках красноволосой - это Рани. Можешь её забрать с собой, - кивнув в их сторону, Канта скрестил руки на груди. Нет, вот честно, интересно, чем это всё закончится, если телепортироваться отсюда обратно нельзя. Ведь новоприбывшая этого не могла знать. И по всему видимому, ей придётся присоединиться, ведь у неё же такой низкий уровень сил. А вот эта мысль привела антиквэрума в бешенство, но он пока что всё-таки держал себя в руках. Пока что. Он так и остался стоять рядом с Лореном, скрестив руки на груди и прожигая взглядом незнакомую девушку. Да даже недавняя травма руки по собственной опрометчивости не давала о себе знать, так, только слегка болело, но даже не настолько, чтобы антиквэрум заострил на этом своё внимание. Он вообще к подобным ранам относился очень пренебрежительно.

+1

67

Рани отключилась совсем ненадолго, так что способность воспринимать окружающее к ней вернулась относительно быстро. Другое дело, что силы так же быстро восстанавливаться категорически отказывались, поэтому Рани так и лежала на руках у Мирэлиаликс. Ей было так спокойно и безопасно рядом с красноволосой антиквэрумом, так.... уютно. Какие-то давно похороненные воспоминания шевельнулись в глубинах памяти, возвращая забытое чувство ("Мама?"...), но появление нового действующего лица заставило девочку завозиться и попытаться встать на ноги.
Ей совсем не понравилось появление смутно знакомой девушки. Вроде бы Рани видела ее пару раз в Продиторе, но мельком, и понятия не имела о том, кто это такая и даже как ее зовут. Почему-то Рани считала эту девушку чем-то вроде личной секретарши графа, и ее появление совсем не обрадовало танцовщицу. Ей что, придется с ней куда-то идти? Отсюда же нельзя телепортироваться! И вообще, чего эту девицу сюда принесло? Ее граф послал?
Вопросов было очень много, и все они не нравились Рани. Страшное, опасное, но невероятно интересное приключение превращалось в действие под надзором секретарши Деладора. Расслабленное состояние, в котором находилась девочка, быстро превратилось в настороженное. Она все-таки встала на ноги, но продолжала держать Красновласку за руку, очень остро ощутив, что даже то, как она встала, подчеркивает какой-то антагонизм: она, Рани, с этими существами, с которыми они вместе дрались и победили, избежав страшной опасности, а не с "агентом" графа. Правда, она не собиралась ругаться и скандалить, но и возвращаться в цитадель вместе с этой странной девушкой не собиралась.
Но "добили" танцовщицу слова Канты. Зашипев, как отчаянный разъяренный котенок, Даката повернулась к Мории:
- Что значит - "можешь забирать"? Я не твоя вещь, чтобы ты мною распоряжался!

+4

68

Очередной нервный срыв. Пустота внутри медленно разъедает мягкие ткани органов и с удовольствием уплетает магическую паутину, словно китайскую лапшу с соусом терияки. Огонь, что стал основой для сущности антиквэрума, постепенно теряет свой прежний накал страстей. Жаркое пламя преклоняется перед палящими лучами солнца, медленно с позором возвращаясь в поленья, ставшие уже за несколько столетий черными, как смоль, углями, что медленно тлеют на раскаленном песке пустыни.
  Мирэлиаликс была бы не против испустить последний дух вдалеке от Циркона, ставшего  для нее домом. Хоть и ненадолго, но именно эта небольшая планетка распахнула перед ней свои технологические стальные челюсти. Именно челюсти. Ведь еще крохой она чувствовала лишь тепло холеных материнский рук. Поначалу рыдала взахлеб в подушку о несправедливости и жестокости мира, затем, пыталась стать частью столь непонятной и нелогичной для девичьего мышления среды обитания, а потом и вовсе смирилась и наплевала на систему, руководствуясь своими предпочтениями и желаниями.
  Добавить к своим «человеческим» чертам характера парочку отрицательных аспектов не составило огромного труда. Эгоистичность, самолюбие и нежелание делиться маленьким красочным миром ни  с одним разумным созданием, способным лишь на взаимовыгодное или не очень «сотрудничество», потому-то наемническая деятельность, поначалу настораживающая маленькую рыжую лисицу, стала по стечению обстоятельств чем-то обыденным и уже не вызывала особых трудностей или отказа в выполнении очередного задания.
  Сейчас Николорада со спокойной совестью вздымает подбородок вверх, расправляет плечи, похрустывая позвонками, хладнокровно устремляет взгляд на очередного мутного типа, желающего проучить своих коллег кровавой бойней или же добыть компромат на неверную жену или, может быть, изловить диковинное животное, ставшее еще одной красивой легендой Энтероса, чтобы продать на черном рынке подороже…

«Мне море по колено».

  Первородная думала, думает и будет продолжать думать, что справится. Со всем, но нервная система считает иначе. Протершаяся до дыр, в очередной раз она дает понять упертой рыжей дамочке, о вынужденной смене курса или хотя бы поиска какой-либо прерогативы на спасение оставшихся нервных окончаний, но кроме как очередного побега от самой себя вплоть до сегодняшней ночи в голове Мирэлиаликс не было иных вариантов развития событий. 
  Держа в руках хрупкое тельце блондинки, медленно приходящей в сознание, внимательно рассматривая ослабевших Канту с Лореном, что действовали сообща, когда этого требовалось… Зеленые глаза на мгновение распахиваются. Сердце замирает. В голове возникает путаница. Ведь так не должно быть, только не с ней. Помощь, поддержка, тепло, нежность – все ведет к тому, кем она была до появления личины Боунс. И нет более отторжения от девчушки, желающей собрать вокруг своего маленького очага  людей, что хотят погреться и расслабиться, улыбнуться и просто поговорить, не думая о черноте и ужасе мира, что поджидает за каждым углом.

- Могло бы быть хуже, - отвечает на вопрос Лорена рыжеволосая, растянув губы в миролюбивой улыбке, вглядываясь в милое личико Дакаты. – Она просто не рассчитала сил…

  Медленно закрыть глаза и попытаться насладиться моментом, которого никак не ожидала ухватить за хвост. Ведь несколько минут назад на лице и мече искрилась кровь, а холодная ярость выплескивалась через край, стараясь достать до ненавистной певицы раньше, чем оружие коснется ее тонкой бледной шейки. По венам текли медленно, словно целебная припарка, благие чувства, ставшие когда-то чужеродными. Вновь ворвались в ее жизнь, насыщая потухшее пламя новыми элементами и веществами. И хоть равновесие не маячило на горизонте, подтрунивая своими лучами светлой надежды, встреча с тремя путниками помогла открыть первые ворота для спасения…
  Женский голос возвращает Николораду в реальность, перенаправляя все внимание в сторону незнакомой дамочки, что заимела намерения в сторону Рани.  Женские пальцы нервно прижимают девочку к себе, давая понять, что не отдадут кроху без боя, но изящная блондинка не кажется такой уж опасной, потому секундная хватка ослабевает, предоставляя свободу действия златоволосой девчушке. Поведя ушами и не до конца понимая складывающуюся ситуацию, Боунс до конца пришла в себя, громко цокнув языком, закатив зеленые глаза и переведя взгляд на Морию:

- Какой же ты у нас добрый! На тебя всегда можно положиться.

  Даката не спешит вылезать из объятий, потому Никки по-прежнему поддерживает ее за плечи, давая понять, что не отдаст малютку телепортировавшейся девице. 

- Вряд ли бы ты решилась на такую авантюру, милая, - перекинув взгляд на незнакомку, произнесла рыжеволосая. «Держится хорошо, но уверенности маловато». – Как тебя зовут? И да, боюсь огорчить, что обратная дорога домой может стать чуточку сложнее, нежели твое внезапное появление. Не желаешь объясниться прежде, чем Канта обнажит свои белые острые зубки? 

  О, это чувство, когда непроизвольно поддеваешь нежную кожицу другого существа и медленно протягиваешь свои коготки под нее, отделяя шкурку и от мяса. И пусть сей факт остается лишь ярким сравнением, Боунс предвкушала удовольствие на кончиках губ, медленно облизнув последние. Смена обстановки, смена игроков, всколыхнувшиеся чувства и горькие воспоминания с привкусом цитруса. Она не могла вернуть маленького лисенка, ибо новая ипостась была так притягательна и могла свести с ума любого. Мория заворчит, а Лорен прочитает лекцию, на что девушка ответит ироничной улыбкой, радуясь вновь ожившему пламени внутри нее.

+2

69

О, очередные лица, окрашенные в надменный цвет силы. Рен тысячу раз видела такие выражения. Уверенные в себе и от того агрессивные – будто бы сила, главная составляющая всего мироздания. Будто бы для того чтобы самоутвердиться, нужно эту самую силу обязательно демонстрировать.
«Ну ты еще мускулами поиграй, одноглазый» - мазнула она бесцветным взглядом по одному из мужчин и посмотрела на второго, пышущего «дружелюбием» собеседника.
- Я не за ней, я к ней, - произнесла она не меняя спокойного тона, немного подумав, как ответить им обоим.
Затем она присела на корточки и внимательно посмотрела на девчушку. Да уж, пери определенно не хватало коммуникабельности. Она совершенно не умела общаться. Внешне оставаясь безэмоциональной, в голове у Рен варилась просто огромная каша из всевозможных вариантов начала разговора, из которых она никак не могла выбрать с чего начать. Обычно все ее разговоры сводились к односложным фразам – принеси, подай, спасибо, и были лишены какой-либо заинтересованности. Слишком много сменилось лиц рядом с ней. Лиц, которых она не помнила, да и не хотела запоминать. Они не были важны. Но теперь все иначе. Теперь нужно запоминать, развиваться, слушаться.
- Меня зовут Ревери Фортиуан и… - она запнулась, подбирая слова и боясь, что ее истолкуют неправильно, тем более в присутствии чужаков. Ведь, по идее, они не были членами их клана и для нее оставались теми, с кем Деладор не рекомендовал общаться. И как быть?
Врать она не любила. Но и говорить правду как-то неудобно – дескать, меня прислали пообщаться. Со стороны это выглядит как минимум странно, как максимум враждебно. Рен вздохнула, будто бы собираясь с силами. Ладно… Все-таки честность лучше, чем красивая ложь…
- Хозяин считает, что мне не хватает навыков общения… и вообще, навыков, - добавила наконец она после затянувшейся паузы, опустив грустно ушки, - А еще я подумала, что он меня сослал сюда в наказание… А что вы тут делаете? – обвела всех взглядом по очереди.
Сказала и даже как-то выдохнула расслабленно. Ну вот, теперь они все знают…
Но то, что отсюда нельзя было спокойно выбраться несколько пугало и не отметало мысли – все-таки это кара…

+3

70

ОЧЕРЕДНОСТЬ
Лорен, Канта, Рани, Мирэлиаликс, Ревери
Возможны посты вне очереди и в любых количествах, очередь будет редактироваться Мастером согласно ситуации!

0

71

Несмотря на то, что взгляд саэтэруса был направлен на новоприбывшую девушку, краем глаза Лорен все равно наблюдал за всеми присутствующими. Он постоянно был начеку, не важно, в каком состоянии он был сам и что с ним случилось. Чтобы выжить, нельзя было терять бдительности, и сейчас это относилось не столько к его настороженному вниманию к блондинке, сколько к подземелью вообще, ведь все присутствующие так и не покинули его мрачных стен, а, значит, в любую секунду могло произойти все, что угодно. Однако, убрав кинжал в ножны, Штейлес не спешил его снова доставать, так как по поведению девушки было не трудно догадаться: она пока что не желает никому зла, ну, а, если бы желала, то действовала бы по-другому. Хотя, сначала проще втереться в доверие, а потом уже претворять свои планы в жизнь, не так ли? Но Лорен сейчас не собирался прикидывать, насколько эта дама слабее или опаснее, и что из себя представляет: для него это было сейчас не столь необходимо. Гораздо важнее было узнать, что ей надо от Рани и как она собирается отсюда выбираться. Однако от этого его отвлекли слова антиквэрума, предназначенные для его напарника.
— Он добрый? — Штейлес перевел взгляд на красноволосую. Он прекрасно понимал, что её слова являлись сарказмом, но вот только зачем это ей? — Я б так не говорил, тем более, это никак не связано с тем, можно на него положиться или нет, — отрезал информатор, давая понять, что не потерпит таких слов, в силу того, что ему не нужны разборки и плохие взаимоотношения между собравшимися в этой компании. Им ещё долго быть друг с другом, разве не понятно? А трепать себе нервы из-за этих двух саэтэрус не хотел. На последние слова Первородной Лорен усмехнулся.
— Николорада, не надо к нему цепляться, — ему было, ясно, как день, что она собиралась позлить Морию, но вот только зачем? Ну, зачем? Это так необходимо? Так важно? В этой пещере выяснять отношения и драться? Ведь Лорен ясно сказал ещё при встрече с этой девушкой, что не намерен их разнимать. Ему ещё этого для полного счастья не хватало.
— А ты, Канта, что себе позволяешь? — хоть Лорен произнес эти, понизив голос, тон его был далек от нормального. Он сквозил абсолютным холодом, где чувствовалась какая-то скрытая угроза, мол, потом я с тобой разберусь. Каждый раз, когда Штейлесу приходилось останавливать Канту, затыкать его или одергивать, он думал о том, что по прибытии обратно на базу Синдиката вложит ума этому антику: уж больно не хотелось саэтэрусу делать это при всех и ругаться со своим напарником, хотя при желании он мог устроить разборки прямо здесь. Но элементарное уважение к девушкам, да и правила приличия не давали так поступить. А этот Канта этим явно пользовался, сам того не осознавая. К тому же, Лорен не собирался перевоспитывать синеволосого мальчишку и читать ему всякого рода лекции, ведь не в преподаватели же он или няньки подался? Жизненный опыт Лорена был далек от идеала, ровно, как и его прошлое, поэтому передавать его кому-то не имело ни малейшего смысла. А этот антик достаточно взрослый, чтобы понимать, что к чему, но столько же безответственный по отношению к своим словам. Этот Первородный, как привык рубить с плеча, так и рубит, но когда-то ведь надо уметь держать себя в руках, а язык за зубами. Нет, все бы ничего, но Лорена конкретно разбесило то, что Канта вот так просто отказался от того, кого решил защищать. Ему настолько все равно? Или при первой возможности он снимает с себя всякую ответственность? Нет, вполне возможно, что антик привык быть один и отвечать только за себя самого, но теперь, когда у него такой напарник, от этого придется отучаться. Штейлес нахмурился, однако не посмотрел на офицера, стоящего рядом. Видел он его тысячу раз, хоть они и недавно начали работать вместе, но эта рожа уже порядком надоела, тем более при таком вот поведении.
— Чуть что, так сразу на попятную? — бросил мрачный взгляд на Морию. Да, причин быть довольным этим антиком явно не было, хоть последнее время информатор полагал, что проблемы в достижении равновесия в их компании были решены, — Думай, прежде, чем что-то сказать, — И Лорен прекрасно понимал, что ответом на его слова будет гнев, но что он мог поделать? При надобности он и подерется с этим антиком, ведь он слишком быстро при каким-то столкновениях обнажает свой меч. Но Штейлес не даст, чтобы он направил этот меч против девушек. Вот с Кёри пусть делает, что угодно, а они ни при чем.
Стоит сказать, что новоприбывшая не знала того, что из этой пещеры не выбраться просто так, а, значит, ей будет в здесь весьма опасно. Однако ей об этом сказала Николорада, поэтому Лорен был избавлен от необходимости самому всё объяснять блондинке. И, если эта девушка не глупа, то сама поймет, во что ввязалась и что ей придется идти дальше с теми, кто сейчас разговаривал с ней. Однако, принять решение, идти ей с ними или же нет, могли только те, кто здесь уже был. С одной стороны, по мнению Лорена, было бы жестоко оставлять девушку здесь. Но с другой — Лорен и Канта оказались здесь по приказу организации, на которую работали и то, что они взяли с собой ещё нескольких, нарушало правила Синдиката и могло сказаться на секретности их миссии. Да, Лорен собирался до последнего молчать обо всем этом, а именно: не говорить, за каким артефактом они здесь, но рано или поздно им всем придется столкнуться с той тварью, что по поверьям, охраняет этот артефакт. А, если это так, то она будет очень сильной, и, беря с собой девушек, офицеры рисковали поставить всех троих и себя под удар, который им не выдержать. Одно дело защищать самого себя и напарника, при необходимости, другое же — ещё троих. Ладно ещё красноволосая, она только чуть слабее их охотников, но две другие девушки? А ведь они просто не знают, на что подписываются? Лорен точно знал, что не хотел бы видеть их растерзанными на части, ни каким-нибудь тварями подземелья, ни тем монстром, что охраняет артефакт. А, если девушки останутся в живых, но узнают про артефакт? Тогда есть риск, что Синдикат будет уличен в незаконных действиях и отвечать за это все придется Канте и Лорену, ведь с них первый спустят семь шкур. Штейлес на какие-то мгновения закрыл глаз, словно собирался с мыслями, когда на деле пытался восстановить хоть какой-то порядок в своей голове. Проблемы не были ему нужны, но выбор? Его попросту не было. Решать эту проблему сейчас, когда они ещё не добрались до цели и не знают, что их ждет? Нет, не самая лучшая идея. Перед этим стоило решить, что делать с блондинкой. Штейлес разумно полагал, что Канта будет против. Но что тогда он предложит? Бросить её здесь? Так не делают. Тогда придется бросать всех троих девушек, но Лорен не был на это способен. Опять выбор, и ещё такой.. Нет, Лорен привык работать один и без свидетелей, но сейчас он просто не мог противиться своим чувствам, которые превращали мысли в настоящий хаос. Пришлось вдохнуть и выдохнуть, чтобы вновь оценивать ситуацию здраво.
Штейлес мог отметить, что было весьма интересно наблюдать за поведением новой знакомой, ведь нечасто Лорен встречал тех, кто как-то особенно воспринимает окружающий мир, а эта девушка казалась именно такой. В этом не было, лично для информатора, ничего плохого, так как обычно с такими персонами намного интереснее, чем с обычными представителями какой-либо расы. Однако показное равнодушие этой блондинки являлось несколько странным в данной ситуации, поэтому Лорен чуть усмехнулся, а в его зеленом глазу слишком ясно мелькнули огоньки какого-то странного чувства, больше похожего на ожидание чего-то большего. У него возникло такое впечатление, что эта девушка отгородила себя какой-то воображаемой стеной от всех и всего, что находилось рядом с ней. Но почему? Однако ответ на этот вопрос явился слишком скоро, как только девушка начала говорить. Первое: она явно не знала, как ей вести себя в окружении тех, кто сейчас находился рядом. Второе: она, оказывается, кому-то принадлежит. Это было не трудно понять по мелькнувшему в её речи слову "хозяин." Она чья-то рабыня? Но ведь владение рабами запрещено. Лорен знал, что этим законом многие пренебрегают, но не стремяться демонстрировать кому-либо факт его преступления. А то, что эта девушка вот так просто об этом сказала, могло говорить о том, что сказанное не является правдой. Хотя, у каждого свои причины. "Узнать бы, кто её хозяин" — промелькнуло в голове саэтэруса, прежде, чем он заговорил.
— Ты сказала "хозяин"? — тон не предвещал ничего хорошего, но по отношению к тому, кто назывался этим словом. Однако, Лорену стоило взять себя в руки. Ох, как стоило, в первую очередь потому, что он начинал ощущать приближающуюся никотиновую ломку. Непроизвольные скачки настроения саэтэруса, бросающиеся в разные крайности, его возрастающая раздражительность и напряжение ясно говорили именно об этом. Да и ещё этому способствовало поведение окружающих трансквэрума персон. Однако его настроение основательно ухудшилось, когда он обнаружил, что его обожаемые и бережно хранимые сигареты промокли. Все до единой! И ведь это из-за того, что он упал в воду.
— Ч-ч-чёрт! — выругался, понимая, что всё совсем ужасно, — У кого-нибудь есть сигареты? — И лучше, чтобы они хоть у кого-то нашлись, ибо последствия ломки этого саэтэруса будут не самыми лучшими, — Ну что сегодня за день такой? Ну за что?! — Лорен швырнул промокшую пачку в сторону, понимая, что возможности высушить эти сигареты не будет, а, даже, если он и сможет это сделать, то курить их будет совсем невозможно.

+2

72

И на слова самой Рани, и Николорады и даже Лорена Канта только пожал плечами и, продолжая держать руки скрещенными, выдохнул в сторону. Обречённо так выдохнул, мол, ну что с вас взять? Соглашаясь на это задание он не подписывался вот на такую компанию, которая росла, как на дрожжах, можно сказать даже больше - он подписывался в документе, гласящем об устранении всех тех, кто мешает выполнению миссии. И как думаете, кто этими самыми жертвами должен стать? Конечно, эти три девушки, а Лорен ещё напоминает об ответственности.
- Я похоронил эту гребанную ответственность за таких как они, - он кивнул в сторону компании. - ещё несколько сотен лет назад. И не тебе меня учить.
Говорил антиквэрум достаточно тихо, так, что его слышал только напарник, но и что разговор между ними двумя не был похож на перешёптывание, а то кто знает, что может подумать этот женский коллектив. Опыт всё-таки подсказывал, что чем больше дам в коллективе, тем он неустойчивей... А тут даже намека на коллектив не было. Хотя, наверное, это и правильно - последовать примеру Канты и вести себя так, как хочется и как вздумается. Вон, только Лорен хоть как-то пытается сдержать разъезжающуюся по швам компанию, и то у него это получается уже хреново. Он сильно ранен, ему и так досталось больше всех, у него пропали сигареты, а он ещё чего-то пытается предпринять. "Вот же придурок", - фыркнул Канта. И всё ради чего, хочется спросить. А всё ради того, чтобы не засветить не только свои задницы в отчётах Синдиката, но и чужие. И чтобы все три дамы, двум из которых ещё развиваться и развиваться в магическом плане, смогли выйти отсюда живыми, не попав под раздачу и монстров, и самого крайне злого и бешеного антиквэрума. Смешно. А две из них ещё говорят какие-то достаточно немногословные речи. Да, Канта мог бы много чего сказать им в ответ, но вместо этого... промолчал. Да-да, он тоже умел молчать, но в его случае это означало только крайнюю степень бешенства, когда либо молчание, либо действие. И действие причём, направленное на уничтожение источника раздражения. В ответ на слова и Рани, и Николорады, и теперь уже новоприбывшей девушки он бросил на них такой тяжелый и убийственный взгляд, что можно было понять, насколько этому антиквэруму хреново сдерживать свою злость. И вообще насколько ему хреново. А потом место этому уступило игнорирование. И сразу стало как-то спокойнее, бешенство отдало главенствующее место этому тотальному спокойствию, наверное, всё-таки страшному по своей природе. Да, Мория вполне понимал, что та же Николорада просто дразнит его, испытывая таки на каком обороте он заведётся окончательно и разнесёт всё в пух и прах, в том числе и её лицо. Но Канта тоже уже давно не был тем подростком, который бросается на всех с кулаками и ответными словечками. Его раздражение, злость и взрывной темперамент - это часть характера, но когда раздражитель становится системой, то Мория просто его игнорирует. Увы и ах, но это так. И пусть красноволосая могла считать, что Мория не оправдал её надежд, слишком быстро перестал реагировать на провокации и прочее, и прочее, но она, скорее всего, даже не представляет, насколько ужасным и скверным характером обладает этот антиквэрум. Ну, а для того, чтобы полностью насладиться его гранями раздражения, бешенства, злости и постоянного желания убить, надо просто найти правильный подход.
Ругань со стороны напарника заставила глянуть в его сторону и неодобрительно нахмуриться, ломая ровную линию синих бровей.
- Да заткнись ты со своими сигаретами, нам не так-то много осталось до конца, - всё ещё продолжая быть раздраженным, Канта хотел было съездить напарнику локтём прямо в бок или толкнуть в плечо, но в последний момент сдержался. - Лучше сам очухайся сначала.
Потом коротко глянул на девушек, что расположились немного поодаль. Прям клуб по интересам, чтоб его.
- Оставлять их здесь не имеет смысла. Либо они с нами, либо у нас возникнут ещё большие проблемы, - полу шепотом в сторону напарника, а вот дальше Канта предпочел продолжить разговор через Единение. "Вон та сама сказала - у неё хозяин есть. Сам подумай, каким бы не был Синдикат всесильным, но он первый нас убьёт, как только появятся намёки на первые помехи после миссии. А они появятся, если новоприбывшую грохнут монстры, к тому же при помощи магии нас можно будет без труда вычислить. К тому же и Рани тоже... Они явно знакомы. Так что, я беру свои слова обратно, и пусть они идут с нами. Но и при убийстве главного монстра пусть не мешаются, иначе прибью их уже я". - Пройдя рядом с Лореном, Мория бросил на него короткий, но очень выразительный взгляд. И этот взгляд не предвещал ничего хорошего. Потом антиквэрум развернулся к девушкам.
- Идти с нами личный выбор каждой из вас, но если всё-таки продолжаете держаться с нами, то просто - без глупостей и таких же разговоров. Или хотя бы - болтайте тихо, - тон на удивление был спокойным. Хотя, это всё равно, что затишье перед бурей, так что это тоже стоило различать. И личное мнение каждой из девушек насчет его речей Морию очень мало колыхало. - Пошли, - кивнул напарнику, направляясь в сторону того самого подводного хода, ведущего прямо вниз. Видимо, дорога у них была только туда, и кто знает, что и кто могло ждать в темноте? И вроде бы всем из присутствующих дышать под водой не было необходимостью, так что проблем возникнуть ни у кого не должно было. Если, конечно, девушки решаться продолжить путь с этими "демонстрирующими свою силу, сильными и оттого агрессивными" типами. М-даа...

Отредактировано Канта Мория (14.05.2016 21:45:56)

+3

73

Они опять ругались! Рани не понимала, откуда в этом синеволосом антиквэруме столько злобы. Ему что, плохо? Или он ненавидит  кого-то конкретного, но срывается на всех окружающих, потому что ничего не может поделать с объектом своей ненависти? Ведь не может же быть так, чтобы это разрушительное чувство возникло в нем без причины, просто так?
Даката изучала психологию, но все ее знания пока ограничивались теорией, для того, чтобы применить их на практике, надо было пожить немного дольше - ведь по меркам своего рода Рани была еще подростком, пусть и с тяжелым жизненным опытом. Но она чувствовала эмоции окружающих, и не могла игнорировать тяжелую, напряженную"ауру" Канты. Ей хотелось держаться подальше от этого первородного, как можно дальше. А вот Красновласка ее не пугала, более того, Рани неожиданно поняла, что ей хотелось держаться поближе к  Николораде: если рядом с Кантой было жутко и неприятно, то возле нее девочку словно окутывало мягкое ласковое тепло... А она так давно не испытывала ничего подобного, и только сейчас осознала, как же ей этого не хватало!
В эмоциях одноглазого Лорена Рани пока не разобралась. Они были изменчивы, как вода... Нет, как дым. Вот он испытывает гнев - а вот уже его сменяют какие-то совсем другие чувства. То он с каком-то трепетной заботой относится  своему... напарнику?... другу?,,. а то готов его убить из-за того, что какая-то коробочка с какими-то непонятными штучками насквозь промокла... Совсем неопределенный тип.
Но настоящей загадкой была это новенькая - Ревери. Ее Рани вообще не ощущала, словно эмоции незнакомки были скрыты... Или их не существовало вообще? Но разве такое бывает? Она словно находилась и здесь, и где-то очень далеко. Рани это показалось подозрительным, но она все-таки ответила - правда, стараясь держаться поближе к Красновласке.
- Привет, Ревери, - наверное, надо сказать что-нибудь еще? Но что именно? Особенно если совсем не хочется общаться? - А кого ты называешь хозяином? - наконец сформулировала она вопрос. то есть логика подсказывала. что "хозяин" - это граф Агварес, но вдруг все еще хитрее? - И, знаешь.... Мне кажется, что подземелья, из которых нельзя телепортироваться, не самое подходящее место для того, чтобы заводить новые знакомства и учиться общению, - внезапно Даката почувствовала себя очень взрослой и опытной, но стоило заговорить Канте, как Рани снова захотела спрятаться за Мирэлиаликс.
- Наверное, нам лучше пойти за ними, - кивнула Рани на Канту с Лореном, - А то они...
Не закончив мысль, девочка наконец-то оторвалась от Николорады и, небрежно шевельнув хвостом, поплыла следом за мужчинами. Ей приходилось прилагать усилия, чтобы не обогнать саэтэруса и антика: они под водой были так медленны, так неуклюжи!  Но вперед девочка не торопилась: недавние события показали, что впереди их может ждать что угодно...

+2

74

https://img-fotki.yandex.ru/get/57296/47529448.e2/0_d027b_7a492b15_orig.pnghttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngИтак, выбор сделан! Та-та-та-дам! Вообще, к слову, не совсем верным будем говорить, что кроме этого у героев не было больше вариантов - варианты всегда есть, если хорошо обследовать пещеру, почудить с магией или совершать прочие активные действия, как ни как у нас тут открытый мир, а строгие рамки могут быть лишь в сухой теории, я думаю. Плыть под водой особого труда не составило, хотя... Рани определенно имела в этом неоспоримое преимущество. Проход оказался достаточно широким, чтобы в него могли без труда пролезть герои с их размерами тел. Отверстие на дне оказалось подводным тоннелем примерно четырех-пяти метров в диаметре, тоннель медленно и верно расширялся, ведя сначала строго вниз, около 3-4 минут быстрого плаванья, а после строго вперед, около 7-8 минут быстрого плаванья, на «все про все» ушло примерно 12 минут. Стенки тоннеля были покрыты прозрачными кристаллами, от которых исходил легкий голубоватый люминесцентный свет, мелкие водоросли, что без труда прорастали на рудной поверхности, мягко покачивались и чем ближе герои были в финишу, тем больше было мягеньких и приятных водорослей вокруг. Вначале они имели лишь зеленый цвет, после оттенков стало в разы больше: голубоватые, красноватые, с легкими фиолетовыми усиками, знаете, словно попали в сказку и казалось, что несколько минут назад их и не пытались убить по неизвестной причине неизвестные твари.
Наконец путь был кончен и вскоре герои могли выплыть и вдохнуть воздуха, к слову, все без проблем смогли бы пережить переплытие, даже Ревери, ее физиология тоже была не человекоподобной, энергетическая паутина присутствовала и она могла, при должной концентрации внимания, устранить все неудобства.
Воздух! Наконец! К слову: чистый, приятный, кажется даже пахло какой-то свежестью, елью и цитрусами, ммм, прелестно не правда ли? Герои выплыли из глубокой расщелены, что была в боковой части глубокого и широкого ручья и очутились они... возле странного сооружения! Нет, это не город, это скорее небольшой древний комплекс зданий, заросший мхом, растениями и живущий своей экосистемной обособленной жизнью, сверху струился свет от огромного количества тех самых люминесцентных кристаллов, что произрастали на верхнем своде подземного комплекса. Прямо перед героями виднелась гигантская широкая арка, справа от нее высокая, уже поврежденная временем и стихией лестница, слева какое-то здание, а рядом с аркой статуя, справа каменный помост, на котором также находится часть данного комплекса — но уже более вычурная, готическая, высокая и даже чертовски страшная. Около десяти этажей этакого древнего замка. Вообще, не нужно быть гением, чтобы понять и разобраться в историческом развитии места. Оно, видимо, было возведено как подземное убежище во время Великой Войны, но близкое расположение подземных вод в огромном количестве привело к затоплению комплекса и время вода схлынивает, а после возвращается вновь. Если герои хорошо изучали на уроках естествознания подобные места, то могли бы предположить, что цикл преображения примерно 5 на 5 месяцев: то есть пять месяцев тут сухо, а пять месяцев подземные воды бушуют, возникает вопрос: как тогда построено здание? А очень просто: пока были ресурсы, воду без проблем можно было сдерживать, но война дело всепоглощающее: нехватка ресурсов, кадров и прочего, легко приведет к полному краху.
Итак, что делаем? Как показывает «чуйка» наших уважаемых головорезов, их цель находится еще ниже, то есть под этим комплексом, но как туда попасть и может здесь есть что-то полезное? Оружие, пища... артефакты? Решение лишь за героями...

ОЧЕРЕДНОСТЬ
Мирэлиаликс, Ревери, Лорен, Канта, Рани
Возможны посты вне очереди и в любых количествах, очередь будет редактироваться Мастером согласно ситуации!

+2

75

Как и предполагала Первородная, Лорен упрекнул ее в язвительности, направленной по отношению к Канте, который, впрочем, проявил необычайную сдержанность и промолчал на фразочки рыжей. «А он крепкий малый… думала, удушит меня прямо на месте».
- Не знаю, понравится ли тебе подобная марка… но какие есть. Лови! - отозвалась Никки на мольбы Штейлеса, вскрыв непромокаемый кармашек и бросив сигареты в сторону рыжеволосого, когда тот приготовился их словить. – Немного, так что растягивай удовольствие…
  Николорада карикатурно изобразила курящего человека, подмигнув саэтэрусу - мол, не стоит благодарности – затем вновь обратила внимание на незнакомку с забавными ушками. Новоприбывшая же в отличие от расслабленной Боунс чувствовала себя явно не в своей тарелке. Это было отражено и в скованности телодвижений и в прерывистой речи. Сама же Ревери могла вполне сойти за еще одно невинное создание в их «грозной» компании и не могла не заслужить положительного отношения со стороны антиквэрума. Любила она подобные образы – нежные и беспомощные – в виду практически не использования таковых качеств в своей сумбурной жизни, если только не на показ или не для очередной игры в качестве «легкомысленной» дамочки.   
- Ревери… красивое имя, - произнесла рыжая, миролюбиво улыбаясь в ответ. – Николорада. Можно просто Никки. Мы…, - Боунс задумалась над тем, что же она и в самом деле здесь делает, но причину своего настоящего времяпрепровождения в пещерах выдавать было глупо. – Я гуляла здесь и натолкнулась на эту троицу. – Еще хотелось добавить о неком артефакте, что искали напарники, но взглянув боковым зрением на синеволосого, девушка вовремя осеклась. Все же их задание, им и рассказывать. - И да… задам не скромный вопрос: неужели твой хозяин столь жесток, чтобы подобным образом наказывать свою подопечную?
  На поставленный вопрос можно было ответить двумя способами: либо ее хозяин ответственно подходит к воспитанию и старается искоренить внутренние и внешние слабости своих подчиненных, либо он действительно жесток и хладнокровен, если же, конечно, знал, куда именно посылает столь слабое существо и каков будет возможный исход.
  Проведя по влажным от воды рыжим волосам, Первородная выгнула спину и с минуту потягивалась, отчего в образовавшейся тишине можно было расслышать едва заметный хруст позвонков. Путешествие только началось и кровожадные брат с сестрой были отнюдь не первым испытанием, что поджидало команду впереди. Теперь вместо двух аппетитных кусков мяса – Никки не считала себя такой уж и сильной – напарникам достался еще один. Лишний груз, лишняя ответственность… но все же Канта выразил добро, отчего на душе Мирэли стало чуточку спокойнее за Фортиуан.
- Не бойся, Ревери. Они только на первый взгляд такие буки, хотя на самом деле отличные ребята. Не отставай, - дружелюбно произнесла рыжая, вновь укомплектовав сумку и подвязав обувь на ремень, перед тем как скрыться в водной глади. Хоть ей и не требовалось дыхание, антик все же держала в легких воздух до последнего. Лишний раз тренировка не помешает, да и забавные разномастные пузырьки, поднимающиеся на поверхность, умиляли девушку и поднимали настроение после кровавой бойни. Первородная старалась держаться недалеко от Рани, маневренно работающей своим красивым изящным русалочьим хвостом. «И все же бывают в этом мире действительно красивые существа…».
  Подводная пещера оказалась достаточно просторной, чтобы пятерка смогла свободно передвигаться, не толкая друг друга локтями и ногами. Пока они плыли, Николорада с интересом разглядывала убранства пещеры, вновь поразившись красотой сего места. Конечно, на этот раз девушка была на чеку, все еще держа в голове пронзительный голос серены и непристойные действия тритона, который бы точно получил кардониевыми коготками по своему скуластому лицу, если бы распустил руки и свой длинный язык. Единственное же, что было невтерпеж, дак это заполучить образцы кристаллов, что покрывали стены тоннеля. В этом отношении Боунс была той еще вороной, падшей на красивые вещицы, особенно если они были либо природного происхождения – с изъянами, создающими уникальный образ, либо искусно выполнены золотыми руками мастера. Но за все время их продвижения под водой, Первородная не остановилась, решив не задерживать своей причудой группу.
  Как только рыжая вынырнула из прозрачной воды, первым ее делом были огромные глотки свежего воздуха. Она любила дышать, она любила чувствовать, она любила все, что могло бы приблизить жизнь к более-менее среднестатистическому образу простого существа, хоть всегда что-то да и мешало, например, та же аура антиквэрума, выдавая ее со всеми потрохами. «Хм… пожалуй, стоит задуматься об артефакте, скрывающем сущность…».
- Это стоит запечатлеть в памяти! – воскликнула рыжая, подбежав к одной из полуразвалившейся постройки. Глаза заинтересованно блестели, а руки то и дело исследовали архитектурные сооружения прошлых веков. – Куда теперь?
  Оторвав заинтересованный взгляд от арки, Николорада взглянула на озадаченных Канту и Лорена, которые по видимому вновь общались по телепатической связи.
- Эй, девчонки, смотрите! – решила отвлечь блондинок Боунс, чтобы дать парням спокойно подумать над дальнейшими действиями. [abbr="float:right"]http://s5.uploads.ru/Qb16q.png[/float]Поманив дамочек пальцем, Мирэлиаликс присела на корточки и раздвинула руками засохшие густо сплетенные водоросли красновато-бурого оттенка, обнажив небольшой кубок. Чаша была выполнена из перламутровой раковины и золота, окислившегося по мере затопления территории. На самой ракушке были выгравированы мелкие замысловатые растительные узоры, золотые же нити металла виртуозно переплетались в ножку, похожую на фигурку фавна, скачущего на другом мистическом существе, вторая половина тела которого переходила в коралл изумительного карминового оттенка.

+4

76

Проследив за полетом помятой коробочки, что с таким негодованием была отшвыряна в сторону одноглазым, пери тихо вздохнула – сама она не курила и не понимала этой зависимости, но раз он был так расстроен, то для него это было определенно чем-то очень важным. Иначе бы, человек так не реагировал. Наверно.
Но ничем Рен не могла ему помочь – здешняя вода была странная и не годилась для впитывания, как органический продукт. Поэтому пери оставалось лишь молча смотреть на его терзания.
- Может быть, вы представитесь, прежде чем задавать мне вопросы? Вроде бы, обычно так люди делают при первой встрече, - блеснув знаниями этикета, произнесла Ревери.
Это было сказано без какой-либо нотки сарказма или недовольства – просто Рен впервые по собственной воле с кем-то заговорила. И хотя в разговоре они уже обращались друг к другу по именам, среди них была Рани, а вторая девушка все-таки представилась – Фортиуан немножко коробило от того, что, прочитав правила в книжке, в реальности оказалось, что они совершенно не работают. Там ведь было написано, что мужчины здороваются с женщиной первыми, например.
Колкость подростка пери тоже не поняла. Ну что ж, она так и передаст хозяину, что его подопечная отказалась общаться, списав все на неподходящее место.
- Я – фамильяр господина Агвареса, - уточнила она и переведя взгляд на единственную здесь дружелюбно настроенную девушку с рыжими волосами, посмотрела той внимательно в глаза. – И да, мой хозяин способен на жестокость. Он разносторонняя личность.
В прочем, тон ее голоса не выдавал эмоций страха или недовольства по этому поводу. Фамильяры ведь не выбирают себе хозяев.
Чуть позже, оставшись в полном одиночестве в пещере, когда все нырнули в подводный грот, Рен еще раз осмотрелась. Ей захотелось кое-что сделать.
[video2=320|50]http://www.yapfiles.ru/static/play.swf?&st=aMDE0Njc4MTEt8dbc[/video2]
Голос тихим эхом прошелся по своду и вернулся к девушке, стоявшей прямо перед кромкой воды. Все-таки это сказочное место хотелось окрасить во что-нибудь романтическое, дополняющее картину. Рен улыбнулась самой себе и все-таки решила последовать за остальными. В этом поступке не было ничего стратегически важного или волшебного. Просто ей захотелось проверить, как звучит музыка в этом странном месте. Вряд ли кто-то из ее новых спутников услышал это, да и не хотела она этого.
Вынырнув и тут же услышав восторженные возгласы Николорады, пери, толи почувствовав стадное чувство, толи просто пытаясь влиться в эту разношерстную компанию, направилась к рыжеволосой посмотреть ее находку.
- Нравятся такие вещи? – спросила Рен у антика, когда увидела кубок.
Спросила из интереса к девушке, а не из интереса к вещи – она никогда не любила предметы интерьера, потому что сама недавно была одним из них, поэтому просто хотела лучше узнать новую знакомую.
К Рани пери больше не приставала. Раз Даката не хочет общаться – Фортиуан настаивать не будет, а раз выбраться отсюда проблематично - придется подстраиваться под ситуацию.

Отредактировано Ревери Фортиуан (23.05.2016 09:40:23)

+3

77

Появление нового лица в этой пестрой компании могло повлечь за собой только одно — очередной затяжной скандал, а по и вовсе противостояние между офицерами, может, даже и вооруженное. Ведь принятие решения и то, каким оно окажется, зависело только от них: возьмут ли они с собой девушек, либо оставят на растерзанием монстрам подземной пещеры. В сложившейся ситуации конфликт возникал не только на межличностном уровне, но он имел место быть личным внутренним конфликтом для самого Лорена. Ведь, с одной стороны, офицерам было запрещено кого-либо брать с собой при выполнении миссии, а также разрешалось убивать свидетелей, если таковые были и сила охотников позволяла это сделать без серьезных последствий. Если был риск того, что свидетелем окажется тот, кто сильнее, напарникам приходилось идти на хитрости, либо ждать до поры до времени. Вообще у их работы были свои тонкости, но также и незыблемые правила, главной причиной появления которых было желание Синдиката не выдавать свою тайную деятельность. С другой стороны, если бы Лорен оставил девушек, он предал бы свои собственные моральные устои, с которыми он жил до того, как попал в Синдикат. Отказаться от них он не мог, но и не хотел признавать то, что не сможет переступить через себя ради того, чтобы девушкам не пришлось потом связываться с Синдикатом. А ведь такой риск был. Нет, Лорен не собирался выдавать этих девушек, но кто знает, как сложиться дальше? Вдруг они натолкнуться еще на двух охотников, которые увидят их вместе? И тогда исход будет не самым хорошим. Но что будет делать в такой ситуации, Лорен точно не знал, да и думать об этом ему не хотелось, оставалось лишь надеяться на то, что этого не произойдет.
Выход из сложившейся ситуации явился вместе с нетипичной для Канты реакцией на происходящее. До настоящего момента Лорен даже не предполагал, что напарник может себя так повести. Это было настолько неожиданно, но и правильно, что Штейлес какие-то доли секунды смотрел на Морию с едва заметным недоумением. Но что ж сказать, напарник впечатлял, а его поведение ещё больше. Наверное, Лорен погорячился, думая о нем, как о эгоистичном и неуёмном мальчишке, поведение которого только и сводится к тому, что раздражаться по любому поводу и награждать высокомерным взглядом. Нет, Штейлес понимал, что Канта способен на что-то большее, отличающееся от его типичного поведения, к которому саэтэрус уже привык, но к тому, что это произойдет так скоро, трансквэрум был явно не готов. На слова, обращенные к нему, Лорен утвердительно кивнул, ещё не совсем понимая смысл сказанного.
— Согласен, — произнес в ответ, понизив голос и смотря на своего напарника. Однако вполне разумно было продолжить этот диалог через Единение душ, ведь не зря эта связь была предусмотрена. К тому же никто из окружающих никак не мог догадаться, что напарники переговариваются между собой, ведь их поведение ничем не отличалось от того, когда они не общались между собой. "Если уж так, то этим троим лучше не знать, какой артефакт мы заберем отсюда, так что проблемы еще впереди," — Лорен как-то неоднозначно посмотрел на своего напарника, перехватывая его взгляд. Он начинал понимать, что данная ситуация ничто в сравнении с тем, что им ещё предстоит. Нет, этих девушек однозначно не стоит подпускать слишком близко, и сейчас Лорен думал не о последствиях для самой миссии, а для себя. Он мог просто привязаться к этим дамам, и сейчас он понимал это как никогда раньше. А если с ними потом что-то случиться? Он же будет винить себя и только себя, его собственная совесть съесть его живьем, даже не подавившись. И почему-то Штейлес еще думал, что все-таки не привязался к этим спутницам. Он верил в это, но разве он был бы на их стороне, если бы нет?
Всё становилось ещё сложнее из-за отсутствия сигарет. Да, окружающим могло показаться странным то, что Лорен начинал терять контроль над ситуацией и над собой из-за этого, но разве они могли предположить, что он был настоящим никотиновым наркоманом и что не мог прожить без затяжки больше часа. Ощущение приближающейся ломки не покидало его и туманило разу, но спасение пришло слишком скоро, когда Лорен ещё держал себя в руках. Сигареты нашлись у Николорады, и Штейлесу было все равно, какой они марки и сколько их, хотя лучше, если бы было много. Главное, что они были! Поймав брошенную ему пачку, Лорен благодарно улыбнулся.
— Спасибо. Да плевать на марку, — Штейлес прекрасно знал, что при надобности будет курить любые, даже самые жуткие и дешёвые сигареты. И тут же достав одну из пачки, он прикурил, глубоко затягиваясь и прикрывая от наслаждения глаз. Потом бросил взгляд в сторону удаляющегося Канты.
— Ты что, уже пошел туда? Блять, дай хоть докурить! — нет, этот антик был настоящим садистом. Ну разве так можно? Ведь Лорен только что получил так нужные ему сигареты, а Канта решил продолжить путь, даже не думая о том, что Штейлесу понадобится хоть сколько времени, чтобы затянуться хотя бы пару раз, ведь не полезет же он в воду с сигаретой в зубах? Но Лорену никто и не оставил выбора, следуя за Кантой, лишь Ревери задержалась, но вот зачем? Лорен бросил на неё взгляд, ещё раз затягиваясь, а другие уже скрылись под водой.
— Прости, что не назвал себя. Я Лорен, а тот синеволосый — Канта. Другие вроде как назвали себя, — Штейлес хмыкнул. Ну не будет же он объяснять этой девушке, что там, где он работает, лучше молчать о своем имени? Не докурив до конца, Кёри бросил сигарету в сторону, туда же, куда совсем недавно отправилась намокшая пачка, — Ты идешь? — если честно, Лорен никого ждать и не собирался, но почему-то он захотел позвать эту дамочку с собой, ведь видно было, что она не привыкшая к такому пёстрому обществу, и сейчас, когда так резко стала с ними заодно, чувствовала себя не совсем уютно. А подумать о её хозяине Штейлес решил чуть позже. Ещё успеет, ведь слова девушки о его жестокости что-то, да значили. Ну для Штейлеса так точно.
Нырнув в воду, Лорен достаточно быстро догнал своего напарника, поравнявшись с ним, оставил позади Рани, которая уже не хотела вылезать вперед. Видно было, что тот урок пошел ей на пользу, и сейчас она не собирается так необоснованно рисковать. Да и Лорен тоже хорош, что не остановил её тогда. Не успел, да, но разве это было бы достойным объяснением тому, что так получилось, и если бы Рани все-таки убили. О том, что ему самому досталось, Штейлес не думал. Он вообще не особо привык думать о себе, когда рядом был кто-то еще. Вот, когда он один на один с собой, то да, тем более тогда все зависит только от него. В то время, пока плыли, напарники не обменялись ни единым словом. Да и к чему, спрашивается? Всё уже было сказано ранее, а просто так болтать не привык ни тот ни другой.
Путешествие под водой не заняло слишком много времени, и скоро все они смогли вдохнуть воздух полной грудью. Перед их глазами предстало странное сооружение, которое почему-то заставило Штейлеса насторожиться. Это и понятно: за все время пребывания здесь их ждало слишком много неприятных сюрпризов, и этот раз вряд ли мог быть исключением. Окинув взглядом сооружение, Лорен выбрался на берег, после чего сел на камень у самой воды, все-таки слабость после встречи с тритоном давала о себе знать.
— Похоже, этот комплекс был построен во время Великой Войны, но вот зачем? — обратился к напарнику и лениво пожал плечами, снова закуривая. Вопрос весьма странный, не несущий в себе ничего, что могло бы натолкнуть на какую-то идею или хотя бы задать верный ход мысли, — Может, там есть какие еще артефакты? Тебе было бы неплохо здесь все осмотреть, — о себе Лорен почему-то не сказал, но, если знать тонкости их работы, то все становится на свои места. Дело в том, что у Лорена не было той способности, которая помогает почувствовать артефакт и таким образом вычислить его местонахождение, а вот Канта такой способностью располагал. Разговаривая с напарником, Штейлес следил за остальными, не то чтобы внимательно или настороженно, а так, просто. Сейчас он не чувствовал, чтобы здесь кто-то был, кроме них, но где-то внутри все равно был напряжен. Он видел, как красноволосая Николорада снова, даже не осмотревшись, ломанула к ближайшему зданию. Ну как так? Или, может, это Лорен слишком мнителен и осторожен? Но почему-то его осторожность не раз спасала ему жизнь, странное совпадение, не правда ли? Но кто же их них знает о том, что это именно он сломя голову лезет под пули, даже не думая о собственной жизни, что это он на спор заходит в клетку к дикому зверю и может пойти против нескольких противников, что это он может драться на арене? Об этом не знает никто. Да и догадаться сложно, ведь что такого в этом рыжем, который думает лишь о сигаретах и о том, чтобы ничего не случилось?
Лорен продолжал сидеть, не двигаясь с места, будто ему было лень или вообще все надоело. Вид у него был потрепанный, уставший да и вообще выглядел саэтэрус неважно, однако на самом деле никакой усталости он не ощущал. Запустив свободную руку в волосы у их самых корней, он провел по ним, убирая с лица назад. Затягиваясь раз за разом, он прикрывал единственный глаз, будто получал от каждого вдоха дыма ни с чем не сравнимое удовольствие. Но он так и не отвел взгляда от девушек, которые уже занялись какой-то вещью, кубком, кажется. Эти дамы уже вовсю разговаривали, а Лорен думал о чем-то своем, и на его душе становилось грустно. Но эта грусть не была полна тоски, она была светлой и расцветала где-то за грудиной, становясь до невозможности теплой, почти горячей. Ему было жаль, что он не может вот так просто и беззаботно думать о том, что красиво, радоваться этой красоте и видеть её. А ведь за этим нехитрым действием пряталось то, что называется любовью к жизни. Наверное. А Лорен не видел ничего такого, да и чего разобрать в серых оттенках, которые приобретают краску только на фотографиях? Да и о какой любви к жизни можно говорить? Её мало любить, надо ещё уметь ею наслаждаться, и эти девушки явно умели. А Лорен просто сидел, и курил, будто в последний раз в жизни, которую он, если и любил, то как-то особенно и думал только о том, как бы не сдохнуть. От голода. Или чьей-то руки.

Отредактировано Лорен Штейлес (23.05.2016 09:13:13)

+3

78

Антиквэруму было плевать, какой путь они выбрали с его подачи - верные или нет. У охотников Синдиката не бывает верных путей, все они априори неверны, потому что главная ошибка - пойти работать туда. Ну а если касательно ситуации, то сам Мория даже представления не имел, каким именно путем будет безопаснее идти. Он не жил в этих пещерах, а магические способности позволяли определить только точное местоположение искомого предмета, но никак не дорогу к нему. Поэтому... поэтому оставалось надеяться, что этим путем они доберутся до цели быстрее, хотя лично Канте на это также было плевать. Да и о чем можно говорить, когда ему и до этого рыжего, так внезапно оказавшегося у него в напарниках, всё равно? Сейчас по крайней мере, а вот чувства в тот момент, когда Штейлес оказался на грани гибели в объятьях тритона, Канта предпочел не вспоминать и вообще сделать вид, что забыл всё произошедшее. Но нет, не забыл, и даже сейчас помнил, но это непременно стоило бы разобрать по полочкам. Но не сейчас. Сейчас выполнение треклятого приказа такого же треклятого Синдиката.
Как и предполагал антиквэрум, спускаться вниз пришлось по ходу, полностью заполненному водой - не самое приятное времяпрепровождение. Да, к слову, Канта даже и не заметил, что Штейлес задержался, докуривая одну из сигарет, заботливо предоставленных Николорадой. На её помощь в сторону своего напарника Канта даже не разозлился, он и так был слишком зол и раздражен, чтобы вообще хоть на кого-то обращать внимание, а вот через сколько он отойдет, неизвестно даже ему самому. В общем, пока трогать его не стоило, если здесь нет самоубийц, конечно.
Вынырнув из воды и отфыркнувшись, Мория легко подплыл к берегу, на который уже успел выйти Лорен. Оперевшись ладонями о холодный камень, легко подтянулся, также выбираясь на берег. Одежда была промокшая в воде, разве что кроме сапог, которые плотно шнуровались и были водонепроницаемыми. Досадно. Проводив взглядом Штейлеса, который тем временем сел на камни около берега, Мория расстегнул на себе плащ, поворачиваясь к напарнику спиной и сбрасывая верхнюю одежду с плеч, а потом бросил на другие камни рядом с берегом. Сам плащ, кстати, был из той ткани, которая должна достаточно долго находиться в воде, чтобы насквозь промокнуть, а те несколько минут, пока они плыли - не в счет. А вот майка и волосы у антиквэрума были насквозь мокрыми. Злило. Перекрестив руки и сняв майку через голову, Канта парой ловких движений выжал её от воды. Следом почти тоже самое пришлось проделать и с прической, но перед этим, разумеется, распустить хвост. И всё равно от оставшейся воды волосы были тяжелыми и почти черными, а не насыщенно-синими, как прежде. Уже собирая пряди в высокий хвост, антиквэрум глянул на Лорена через плечо, а потом перевел взгляд в сторону сооружения, масштабы которого впечатляли.
- Да хрен знает зачем, чего только не строили во времена войны, - небрежно пожал плечами, закончив завязывать хвост черной лентой и надевая майку через голову. - Но если он построен с целью защиты от нападения, вроде крепости или же места убежища, либо хранения, то он запросто может быть напичкан всякими ловушками. И многие наверняка ещё не сработали, - небрежно и немного раздраженно фыркнул, замечая, что девушки ломанули в каком-то только им известном направлении. А если на них тоже сейчас кто-то выскочит, как выскочил на Рани? Неужели совсем недавний опыт ни чему не учит. Или ловушка какая. Вот будь воля Мории, он бы вообще туда не полез, но видимо ход вниз придется искать в помещениях этого сооружения.
На предложение Лорена осмотреть здесь всё, антиквэрум пожал плечами.
- Разумеется, вдруг здесь ещё чего найдется для этой ненасытной свиньи, - под свиньёй, надо понимать, Мория имел в виду Синдикат. Да, вот так нелестно, и вообще у Канты были очень натянутые отношения с начальством этой организации. Оставалось только надеяться, что девушки считают их наемниками, которые тут по чьей-то прихоти рискуют задницами. Нет, ну так по крайней мере и выглядело.
- Долго тут рассиживаться будешь? - Коротко глянул на Штейлеса, который уже курил очередную сигарету. Сам же Мория уже накинул на плечи плащ и застегивал пуговицы. Взгляд в сторону Николорады, а теперь и приблизившейся к ней Ревери позволил заметить какую-то штуковину у красноволосой в руках. Артефакт? Или же, может, просто предмет интерьера? Да, похоже что так, а то антиквэрум уже совсем превратился в параноика, которому на каждом шагу чудятся мощные магические артефакты. Подняв катану и пристегнув её к поясу, Канта подошел к девушкам.
- Дай сюда, - разумеется, Морию мало волновало мнение Николорады, да и собственный грубый тон его нисколько не смущал. - Сама-то как его увидела? Заметила? - В это верилось с трудом, хотя, кто знает. Внешняя красота этой вещицы антиквэрума мало волновала, гораздо важнее было бы узнать, полезна она или же бесполезна? А если здесь всё напичкано магическими вещами? Тогда придется устанавливать координаты собственного местонахождения, детально вспоминать свой путь сюда или же вообще устанавливать магические приспособления, сигнализирующие о постороннем вторжении на территорию. А потом по возможности проверить на наличие возможных ловушек, ну а уже потом по специальной рации связываться с служителями Синдиката и вызывать их сюда. Чтобы уже разобрались с этим местом. Но это в идеале, а сейчас... Сейчас это невозможно по многим причинам. Поэтому оставалось надеяться, что это место не таит в себе бесчисленное множество артефактов, иначе придётся запоминать дорогу сюда, а потом уже в дополнительном отчете катать ложь, почему не вызвали наряд охотников. Мда. Лишние проблемы, но и соврать об этом месте тоже нельзя... Вдруг кто из девушек проговориться об этом место, а потом Синдикат через десятых лиц узнает, что в районе недавней миссии Лорена и Канты такая сокровищница. И что тогда прикажете врать, когда врать уже бесполезно?
- Глянь, что это за штуковина, - "А я проверю, где конкретно находится наша цель". Канта бросил кубок напарнику через плечо. - Если он тебе нужен, - обращение к Николораде. - то у Лорена потом спроси. Я постараюсь разобраться, куда нам дальше.
Отойдя от девушек, Канта опустился сначала на колени, а потом сел на камни, скрещивая ноги и поджав их под себя. Для той способности, которую он собирался использовать, нужна была концентрация. Иначе можно заполучить ложную или как-либо искаженную информацию. К тому же в этом месте слишком много факторов, способных помешать. Достав катану из ножен и положив ножны перед собой, антиквэрум закрыл глаза и мысленно призвал Энконтрар. Рассчитывал он узнать точное местонахождение искомого артефакта, его уровень, наличие каких-либо блокирующих способностей и другую подробную информацию. Разумеется, он мог бы и вообще ничего не почувствовать, но тогда придется разбираться с причинами, если, конечно, там нет никакой аномалии. Но Мория надеялся, что её не будет, а также и на то, что их спутницы не выкинут какую-то очередную неожиданность, ведь предыдущие случаи должны были их хоть чему-то научить. И да, если их раньше никто не заметит, пока Канта тут пытается узнать об артефакте хоть что-то... Да, и эта способность позволяла понять наличие других артефактов в этом радиусе, то бишь в этом сооружении, хоть цель находилась ниже.


Надеюсь, у Мирэлиаликс возражений нет, что Канта забрал у неё вещицу.
Если же будут - просьба мякнуть в личку, и я исправлю пост
  :з

Энконтрар – способность антиквэрума «чувствовать» более-менее сильные магические предметы, находящиеся в радиусе нескольких километров (эта способность работает всегда т.е для этого не нужно кидать кубик по официальной системе боя). Способность позволяет узнать и более подробную информацию о магическом предмете (точное местонахождение, уровень, есть владелец или нет и т.п), но в этом случае сработать может не всегда, тем более, если на предмете стоят специальных блокаторы или другие блокирующие аномалии. В этом случае способность сработает с вероятностью.

Отредактировано Канта Мория (29.05.2016 11:32:51)

+2

79

Как же хотелось обогнать всех и поплыть с той скоростью, с какой Рани могла! А вместо этого пришлось плестись, почти не шевеля хвостом... "Да так на плаву уснуть можно!"
Конечно, на самом деле девочка и не думала засыпать. Все ее чувства были напряжены до предела: она постоянно ожидала атаки, нападения, поэтому внимательно "прислушивалась" к колебаниям воды, но, кроме ровных подводных течений, она ничего особенного не уловила. Рани даже обрадовалась, когда они наконец-то выплыли из подводных туннелей и обнаружили невероятной красоты... грот? Пещеру? Рани даже не знала, как назвать это место. Но, главное, оно было красивым.
На берег дент поднялась позже всех: она завозилась, натягивая под водой белье и брюки. Потом потратила несколько минут на то, чтобы с помощью мелкой бытовой магии просушить сапоги и собственные ноги: будь ты сто раз магическое существо, мозоли особого удовольствия не доставят, даже если вероятность их появления стремится к нулю. Так что Рани не успела полюбоваться на красивый кубок, она увидела его только в руках Канты. Но куда больше - в очередной раз! - ее задело поведение синеволосого антиквэрума: ну как можно быть таким грубым? Он что, думает, что так показывает всем, какой он крутой и независимый? Вот глупость!
Не понимая, что за этим внутренним осуждением Рани скрывает собственную обиду на Канту, девочка подошла к Николораде и Ревери.
- А я даже посмотреть не успела, - недовольно буркнула она. Честно говоря, девочке очень хотелось осмотреть все вокруг, но она боялась, что мужчины начнут на нее орать, опять недовольные чем-то. Но любопытство оказалось сильнее опасений, и буквально спустя пару минут Рани протянула руку Ревери и предложила:
- Пойдем. посмотрим, что там? - и показала в сторону лестницы.
Почему она обратилась к пери? Рани не смогла бы сказать сразу, но на самом деле было просто очень неловко: и прошло-то всего минут пять после того, как она сказала Ревери о "неподходящем месте", как до Рани дошло, что ее слова могли воспринять как грубость. И теперь таким вот несколько наивным образом она пыталась исправить ситуацию.
- Ты магию чуешь? Сможешь уловить что-нибудь? - спросила Рани, пытаясь увлечь пери за собой.

+1

80

https://img-fotki.yandex.ru/get/96770/47529448.e3/0_d0ebd_3fd16c56_orig.png- Знаешь, я слышала твою песню там... далеко, наверху... - раздался позади мягкий детский голос, - красиво поешь, существо...
Что происходит? А все просто! Наши герои исследуют местность: Мира отыскала занимательную чашу, действительно произведение искусства, правда никакими особыми свойствами не обладает (то есть перед нами предмет +0), хотя знаете, такая шикарная вещь даже царский стол без проблем украсит! Девушки восхищались чашей до тех пор, покуда Канта наглейшим образом не отнял чашу и не передал ее Лорену. А что далее? Далее Канта решил проанализировать магией окружающий мир и... О Боги! Что это!? Антиквэрум мгновенно ощутил себя как контуженным пыльным мешком по голове, вокруг места была мощнейшая блокирующая магия, такого уровня, что «ни в сказке сказать, ни пером описать!». Антик быстро пришел в себя, но уже лежа навзничь на земле, глубоко и жадно втягивая перепрелый воздух, он казался ему от чего-то излишне кислым, будто раньше, секунду назад, он являлся чистым и свежим, а сейчас в нос ударил аромат сладковатой перегнившей зелени, это даже приятно... пока что информация заблокирована, но Канта может решиться на «взлом». Исход взлома и его последствия, как и эффективность, будут известны лишь после конкретным попыток, если Канта желает начать взлом, он должен сообщить о своим намерении: сосредоточиться, влить в магию больше атакующей энергии, защититься щитовыми чарами и попытаться пробить те блоки, что оберегают это место.
Что происходило у наших девчонок? Позади стояла эссенция! На вид милое и прелестное дитя, лет 10-12 на вид, определенно или дух воды или дух этого места, в любом случае духоподобная сущность — это легко определить даже не обладая очень высокими навыками, хотя дух была телесна и осязаема, по крайней мере на вид.
- Вы первые кто за столько десятков лет смог сюда попасть, я удивлена... - взгляд ее холодных «болотных» глаз не выражал негатива, скорее легкую степень заинтересованности и странную радость, что читалась в маленьких веселых бликах подле расплывчатого зрачка, - вы ведь убили их... тех... брата и сестру, эти твари время от времени притаскивали сюда трупы и издевались на ними, это было отвратительно, нет придела моей радости, что это место боле не будет осквернено. - Она чуть «отплыла» в сторону, да-да! Именно отплыла, словно парила по воздуху, не касаясь носками земли. Собственно, облачена дух в длинное светло-желтое льняное платье с аккуратным не вычурным фасоном, в балетки, волосы подстрижены и ухожены, кажется, что обычный ребенок, но ореол мягкого голубоватого свечения с переливающимися янтарными бликами вокруг ее изящного тельца говорит об обратном — это один их представителей магического мира и ей точно не 12 лет, а, возможно, несколько сотен или даже тысяч.
- Что привело вас сюда? - последний вопрос мягко тронул пространство... сама дева пока даже не представилась.

ОЧЕРЕДНОСТЬ
Мирэлиаликс, Ревери, Лорен, Канта, Рани
Возможны посты вне очереди и в любых количествах, очередь будет редактироваться Мастером согласно ситуации!

+1

81

«Агварес, Агварес, Агварес… хм… что-то знакомое… это же…».

Николорада на мгновение округлила глаза, чуть не подавившись слюной. Эта фамилия ей была знакома не понаслышке. Ведь примерно сто лет назад, именно от его лица или если быть точнее от его правой руки, господина Райта, Боунс, тогда еще малышка Риверра, выполнила пару заданий для клана Денсенфай, ускользнув вскоре навсегда из жизни трансдента, когда зов Ворона истончился, перелетев на другую планету. Самой с господином Агваресом рыжей так и не довелось познакомиться, что не сказать об Асато, оставленном без записки и прощального слова. Было ли ей стыдно? Скорее да, чем нет, но обида за разрушенную жизнь была куда сильнее, чем временная интрижка - Первородная ее считала таковой - ничем хорошим не окончившаяся бы или… Плывя под водой, девушка вспомнила о нежных прикосновениях мужчины, его страстный порывов и желании до последнего сохранить ей жизнь, а ведь он мог с легкостью сдать любопытную лису Тому Самому Агваресу, что являлся господином для Ревери и малышки Рани. В голове на мгновение все перемешалось, но быстро встало на свои места. Теперь благодаря знакомству с двумя великолепными барышнями она бы могла узнать судьбу Асато, но действительно ли ей так необходимо колыхать прошлое? Единственное, которое еще не успел выпотрошить «любимый» собрат. Давненько от него Боунс весточек не получала.

«Нет, Ворон не должен прознать ни о ком из них, иначе… вновь принесу смерть на крыльях всем, кто под ними решил укрыться…».

Просматривая неизвестную местность, краем уха антик услышала, что комплекс был построен во время Великой Войны. Она знала немного из учебника по истории и то, что ей благодушно прочитал Арнор перед самым экзаменом. Ее больше привлекала архитектура, разрушенная стихией и временем. Такая же древняя, как и сама Первородная. Заросшие полуразваленные колонны, потрескавшиеся камни, что отдельными группками лежали неподалеку, заросшие водорослями и другой растительностью и было удачей для антиквэрума найти великолепную вещь, стоящую наверняка немало деньжат, даже не как реликвия, а как дизайнерская вещь, украсившая бы любой роскошный интерьер. 

- Осторожно, там же коралл! - прикрикнула на синеволосого Боунс, подтолкнув парня локтем в бок. – Просто исследовала развалины. Думаю, если побродить чуть больше времени, можно найти подобные вещицы. Красиво же!

На Канту было злиться бессмысленно, да и в ее голосе не было угрозы, скорее легкое переживание по поводу сохранности предмета. Были у антиквэрума мысли забрать кубок себе, но в руках нести его было не очень уж удобно, а в сумку он бы просто не поместился, если все же не поломать красный коралл.

- Канта! – вновь воскликнула Никки, когда антиквэрум кинул найденную вещь Лорену. – Нельзя так обращаться с раритетными вещами! Хорошо…

Рыжая подскочила к собрату по волосам, внимательно вглядываясь в кубок. Нет, ничего сломанного не было, на что Первородная вздохнула, переведя взгляд на Морию.

«Интересно, что он делает…».

- Что? – мысли Николорады прервала речь маленькой девочки, что оказалась позади них, но сомнения в том что, ребенок материален развеялись, когда малышка поплыла по воздуху вместо того, чтобы переместиться на своих двоих. «Эссенция. Водная ли? И представляет ли она опасность?». – Я рада, что они не будут тебе больше докучать, милая. Ты хозяйка данной местности? Прости, если потревожили твой покой.
Боунс не хотела сердить духа, прошлый опыт был не совсем удачным, потому осторожность сейчас была как раз кстати. Отвечать на ее вопрос, антик не решилась, переглянувшись с Лореном и Кантой, который каким-то образом оказался на земле.

«Что случилось? Почему…».

Нахмурив брови, рыжая сделала несколько шагов вперед, перекрывая путь эссенции к Ревери и Рани. Не хотелось ей, чтобы девушки пострадали, а о Мории сможет и Штейлес позаботиться.

+1

82

Не успела девушка получше разглядеть сие произведение искусства и даже получить ответ на свой вопрос, заданный рыжеволосой, как кубок был весьма грубо вырван из рук Мирэ синеволосым угрюмым молодым человеком.
Рен внимательно уставилась на этого персонажа, которого ранее Лорен именовал Канта. Выглядело так, будто он ужасно чем-то недоволен… Или съел что-то не то на завтрак и теперь у него болел живот и поэтому выражение его миловидного лица было такое пугающе-хмурое. Хотя для Рен было не понятно, что значит мучатся несварением… Еду она не переваривала, а впитывала кожей, извлекая буквально сразу нужные ей органические элементы. А органы пищеварения, как сказал ее хозяин, у нее отсутствовали. Поэтому, ей было даже интересно, каково это – когда ты что-то съедаешь, это переваривается и потом выходит из тебя с другой стороны в совершенно другом виде. При чем ужасно вонючем. Она видела множество раз, как это делают другие существа. И даже не знала – радоваться или огорчаться тому, что ей этого делать не нужно. Ей хотелось подойти и спросить его, может быть он плохо себя чувствует, но решила не рисковать - еще под горячую руку попадет...
Но от мыслей ее отвлекла белокурая девочка, к которой пери, собственно, и заявилась. Сменив вдруг свой гнев на милость, Рани обратилась к ней совершенно дружелюбным тоном и предложила осмотреться.
«Переходный возраст?» - предположила Фортиуан, молча соглашаясь пойти за ней.
Вот в ее жизни, на сколько она помнила, такого не было. Хотя она даже детства своего не помнила. У нее было стойкое ощущение, что она была уже рождена такой – взрослой…
- Ты магию чуешь? Сможешь уловить что-нибудь?
- Нет, ничего такого пока не ощущаю, а ты? - ответила она Дакате. Хотя у нее самой и не было такой способности – чувствовать чужую магию. Разве что прочесть мысли могла чьи-нибудь, например. И то если получится. Хотя по уровню сил она здесь была самая маленькая, поэтому – точно нет. Да и зачем ей их мысли?
Но каково же было ее удивление услышать после своих слов, незнакомый голос. При чем он был адресован ей. Рен и подумать не могла, что кто-то ее тогда услышал. Резко обернувшись и найдя глазами нового фигуру, а именно маленькую девочку кукольной наружности. Пери рассматривала ее не отрываясь – слишком неожиданно та появилась и Фортиуан чувствовала сконфуженность. Казалось, перед ней настоящая кукла – она не моргала и не дышала. Но разговаривала.
Дернув ушами и кивнув, выражая тем самым что принимает похвалу, но не хочет заострять на этом внимание, Рен осталась стоять как стояла – внешне спокойная, но одновременно ожидающая какого-нибудь подвоха.
Она никогда прежде не встречала духов, но подсознательно чувствовала, что они могут быть опасны. Ведь не каждый же может так беззвучно появиться!
Хорошо хоть Мирэлиаликс начала с ней разговор, а то как бы пери с ней заговорила? В общем, пока дух не выглядел агрессивным или враждебным, поэтому она не стала что-либо предпринимать. Нужно было послушать, что ей от них нужно.

(Канта, не принимай на свой счет позязя, она просто рассуждает. Она у меня глупенькая Т_Т)

Отредактировано Ревери Фортиуан (25.06.2016 20:52:15)

+2

83

Короткий мастерский «post factum»

Девочка медленно потрогала свои волосы, переводя взгляд то на одну часть компании, то на другую, казалось, будто она плохо понимает язык или что-то-то в этом роде, ибо дух немного медлила с комментариями и чуть волновалась, пытаясь сосредоточиться и от чего на детском лбу проступала маленькая складочка.
- Я не стала бы называть себя хозяйкой этой территории, скорее... ее жителем, возможно теперь одним единственным, возможно теперь спокойно и беззаботно живущим тут, возможно... - она прикрыла глаза, глубоко вдохнув вязкий воздух, - желающим просуществовать целую вечность... так вы не ответили на мой вопрос, - взгляд стал чуть строже и несколько подозрительным, - что привело вас сюда?

0

84

Выкладываю пост вне своей очереди по просьбе Лорена
Не успел Канта закрыть глаза, чтобы погрузиться в исследование магической составляющей этой местности, как окружающая действительность поторопилась заявить о себе, как о месте, полном неожиданностей. Это подтвердилось и на этот раз: призванная способность антиквэрума со всего маху буквально налетела на блокирующую магию. Мощнейший барьер, который так просто не пересилить, да что там - даже взломать его будет не легко. Но решение самого Мории всё ещё оставалось окончательным - он собирался во что бы то ни стало узнать, что это за место, какие здесь ещё артефакты (если они есть, конечно) и куда им всем далее держать путь. А выбора-то у него и не оставалось, иначе они могли застрять здесь на невиданное количество времени, или же искать пути выхода отсюда путем проб и ошибок, что очень и очень опасно, если взять во внимание высокую опасность этих мест. А ведь они сунулись сюда, да ещё и все впятером, и надо было как-то продолжать путь. И если у других могли быть, разумеется, другие предложения на этот счет, то сам Канта, как уже говорилось, видел возможность выхода в исследовании этого места. И что же? Блокирующая магия отразилась на самом антиквэруме резким ухудшением самочувствия, словно сознание отказывалось подчиняться ему, и Мория предпочел бы отступить, пока всё не оказалось ещё хуже, но, разумеется, чтобы попытаться снова, но действительность оказалась быстрее мыслей и решений. Рваный вдох и медленный выдох, Канта распахивает синие глаза, быстро приходя в себя, но ощущает себя уже лежащим на холодных камнях. Какая досада, это ж надо так постараться. И когда он успел завалиться навзничь? Когда наткнулся на барьер, или когда столкновение с барьером дало о себе знать? А черт знает, да и не важно это. Вместе с кислородом в легкие неизбежно попадает сладковатый и пряный запах листвы, и Мория даже не сразу вспоминает, что до этого-то он не чувствовался. Что бы это значило? Но сейчас не время задаваться такими странными и неуместными вопросами, есть вопросы другие, намного важнее.
Разумеется, сначала стоило бы подняться с земли, что Мория и сделал, снова занимая сидячее положение и опираясь одной рукой о холодные камни. Вторая рука запуталась в синих прядях густых волос, а холодный, но колкий взгляд в сторону напарника вряд ли мог говорить о чем-то хорошем. Но в его глубине можно было, пожалуй, прочесть, что всё в порядке. По крайней мере с самим антиком, по крайней мере сейчас.
"Здесь просто мощный барьер, но я постараюсь его взломать. Главное, чтобы мои действия не потревожили кого опаснее тех, кого мы уже повстречали". А ведь и правда Канта мог, пытаясь сломать барьер, напороться на какое-нибудь нечто. И вряд ли живущим здесь монстрам придутся по душе действия излишне дерзкого и самоуверенного антика. И вообще, не пора бы ему обломать крылья? Но действительность покажет, а сам же Мория отступать так просто не собирался. А есть хозяева у этого места или их нет, покажет только практика, к чему антиквэрум рассчитывал неминуемо приступить.
Но не успел он снова продолжить своё увлекательнейшее занятие, как здесь оказалось новое действующее лицо. Эссенция. Почти ребенок. Сам антиквэрум относился ко всем подобным с предубеждением, а ей бы не стал доверять точно, да и её словам. Может, она вообще не имеет отношения к тому, что говорит? Может, это всё ложь? Ну, кто знает, кто знает...
- Мы мимоходом, у нас своя цель. Надеюсь, твой покой она не потревожит, - в голосе змеёй скользнул сарказм, но всего на какую-то долю секунды. Разумеется, озвучивать настоящую цель Канта не собирался, может, конечно, Лорен предпочтет уточнить, но тоже вряд ли пойдет на откровение с этой подозрительной дамочкой. Сам же Мория более разговор продолжать не собирался, у него была цель поважнее. Ну, он так считал.
Канта снова занял то же положение, что и в прошлый раз, закрыл глаза, снова сосредотачиваясь, но на этот раз по-другому. У него была другая цель, за которой стояла следующая, основная. Но до неё не добраться, если не попытаться взломать эти барьеры. Если место защищено, значит, нужно атаковать. Атакующая энергия, повинуясь мысленному приказу хозяина, вплелась в призыв способности опасными и мощными нитями. Если атаковать, но можно получить удар и в ответ. Защита. Антиквэрум не знал, от кого именно ему предстоит защищаться, а если не знаешь возможного противника, так сложнее всего. Но рисковать без защитной магии он просто не мог. Теперь предстояло самое опасное и сложное - таки попытаться пробить здешние барьеры. Колебание перед неизвестностью и возможностью навлечь новые, в разы более серьезные проблемы, всё-таки не было слишком продолжительным. У них нет другого выбора, а основные меры предосторожности Канта постарался соблюсти, поэтому сейчас он приложил все усилия, чтобы пробить здешние блоки. Но кто знает, чем это закончится?

Отредактировано Канта Мория (01.07.2016 20:30:12)

+3

85

Попытка №1
Неудача. Канта ощутил, что теперь взлом будет идти чуть сложнее (система сама себя защищает или ее защищает кто-то), однако пока что в ответ его не атаковали.
[Согласно броску кубиков]
Пытаемся еще раз?

0

86

Древний комплекс, возле которого находилась компания, мог натолкнуть только на определенные мысли, но они, как назло, так и не возникли в голове Лорена. Вместо того, чтобы решать, что же делать дальше, он просто так и продолжал сидеть возле воды и наблюдать за остальными, будто резко отгородившись от них всех, даже от своего напарника. И Штейлес прекрасно чувствовал, что именно в тот момент, когда он сам расслабился, другие стали напряжены, словно ждали любого подвоха. Что ж, видимо, после встречи с многоножками и тритоном они все-таки решили быть начеку. И даже тогда, когда девушки решили осмотреть комплекс и о чем-то переговаривались между собой, Лорен не стал им ничего говорить и одергивать, намекая на то, что сейчас лучше все-таки молчать. Не то, чтобы ему вдруг стало все равно, совсем нет, просто он чувствовал какую-то усталость, не только физическую, но и моральную. За последнее время на него навалилось слишком много, а внутреннее напряжение, которое не покидало его на протяжении всего пути, теперь в конец выматывало нервы. От мысли, что им еще предстоит долгих путь, становилось ещё больнее, однако с этим приходилось смириться. Нет, компания была очень даже не плохая, но вот слишком разношерстная, а регулярные выходки Мории уже выводили из себя. Наверное, Лорен просто ещё не привык к тому, что для Канты считается нормой постоянно на кого-то злиться, бросая на окружающих взгляд, полные ненависти. Ну ладно, Мория имел все права злиться на Лорена, но вот девушки при чем? Наверное, антику этого не объяснишь. Вот даже сейчас, отбирая кубок у Николорады, Канта совсем невежлив. Однако Штейлес ничего не говорит ему об этом, лишь как-то странно смотрит на напарника, в то время, как тот отдает ему кубок.
— В нем нет ничего особенного, — Лорен тихо хмыкнул, держа в руке предмет, — Или тебе уже везде мерещатся артефакты? — информатор не мог не намекнуть на то, что Мория слишком много времени и сил тратит на работу, из-за чего вполне возможно, в каждом предмете видит то, что может быть полезно его организации, — Ты как помешанный, — последнее сказано почти неслышно, словно Лорен обратился сам к себе, делая этот неоднозначный вывод.
Затянувшись, саэтэрус бросил взгляд на девушек, которые, видимо, неплохо проводили время, во всяком случае нельзя было сказать, что им сейчас грустно, страшно и так далее в том же духе. Вполне себе счастливая компания, где, правда, не без выяснения взаимоотношений. Однако Лорен не стал в это вникать, лишь делая вывод о том, что у девушек наладить контакт друг с другом получается куда лучше. Смотря на них, Штейлес чуть усмехнулся, однако от мыслей его отвлекла Николорада, которая неожиданно оказалась рядом. Лорен бросил на неё усталый взгляд, словно не понимал, откуда у нее еще берутся силы на то, чтобы вот так быстро менять свое местоположение в пространстве, хотя, стоит отдать девушке должное, она полностью оправдывала свой цвет волос. Лорен почему-то за все это время так и не привык к тому, что они у неё такого насыщенного красного цвета, хотя за время своего существования он, конечно же, видел такой оттенок. Ну, может, не совсем такой, но красный не был слишком неожиданным. Штейлес уже собирался сказать Николораде о том, что кубок она может забрать себе, ведь самому Лорену он не нужен, так как не является артефактом, как вдруг появилось еще одно действующее лицо. Ребенок. И это сразу насторожило, ведь девочка может оказаться не такой уж и безобидной, как на первый взгляд, а тем более она дух. "Кажется, мы снова кого-то потревожили. И не факт, что она тут одна такая," — от этой мысли по хребту прошелся холод. Мерзкое ощущение, причем Штейлес начинал ко всему прочему осознавать, что здесь все не так хорошо, как кажется. Тем более его напарник решился узнать, какие здесь артефакты, а данное создание вполне возможно, что могло помешать. А лишние вопросы и свидетели.. Как же Лорен устал от всего этого! Однако пока он был намерен обходиться без лишней крови и жертв, ведь и так в этот раз убитых оказалось много. С девочкой заговорила Николорада, Штейлес лишь бросил на красноволосую взгляд, отмечая про себя, что та встала так, что духу будет проблематично добраться до Рани и Ревери. "Вот смелая, однако," — теплая усмешка скользнула по губам, в то время как Лорен прикидывал, чем все закончится. Нет, конечно же, заговорить с духом было не трудно, но вот почти в открытую показать, что к этому существу испытывается недоверие, тот еще вопрос. А это, когда не знаешь, чего оно может сделать, как отреагирует на сказанное и как вообще будет действовать. Понятно, что ответить надо было, и тон, которым заговорила Первородная был весьма кстати. Лорен об этом тоже успел подумать, а со стороны могло показаться, что он все так же расслаблен и грустен. Что ж, мысли его сейчас не совсем соответствовали действительности. В их числе слишком большую долю заняли мысли о Николораде, что было в ту же секунду исправлено полным переключением на осознание ситуации с другой стороны. А подумать было о чем. Ко всему прочему попытка Канты узнать, где артефакт, не привела ни к чему хорошему, и антик оказался лежащим на земле. Первой мыслью и желанием было помочь Мории хотя бы встать, но Лорен остался недвижим. Его напарник не ребенок, которого надо успокаивать и помогать при любой неудаче, тем более исход того, сможет Канта узнать необходимое или же нет, зависел только от концентрации внимания Первородного, а Лорен при таком раскладе будет только мешать. Однако все же посмотрел в сторону Мории, пересекаясь с тем взглядом. "Ты справишься. У тебя получится," — читалось во взгляде Штейлеса, в то время как сам он оставался непроницаем. А Канта ещё и успел девочке ответить, вот везде влезет, только у Лорена это не вызвало негативных эмоций. Антик вправе говорить и делать, что хочет, если это не будет выходить за рамки дозволенного. А вот, где это самое дозволенное, Штейлес предпочел определять сам в силу того, что ситуацией очень часто приходилось руководить именно ему. Переведя взгляд на духа, Штейлес еще раз затянулся. В другой руке он все также продолжал держать кубок, потом поставил его рядом с собой на камни. Вставать не хотелось, да и смысла сейчас в этом не было, благо ситуация не принимала какой-то совсем иной оборот.
— Я с тем синеволосым по личным причинам, а эти, — кивок в сторону девушек, — просто с нами, — распространятся о том, что именно им здесь нужно, Лорен не хотел бы, и, да, он был согласен, что лучше сказать, что они здесь мимоходом, однако проблема в том, что искомый артефакт находился где-то совсем рядом, а, значит.. Значит, где-то здесь и было то самое существо, указанное в документах, которое этот артефакт и охраняет. Может, это, конечно, ложь, но воспоминание об этом поселило какие-то неприятные подозрения и ощущение, что что-то вот-вот случиться.
— А ты как сюда попала? — наверное, странный вопрос, обращенной к девочке, жительнице этого места, но Штейлесу было необходимо хоть сколько-то прояснить ситуацию и понять, вообще с кем и чем они все имеют дело. А ведь все не так хорошо и просто, как кажется на первый взгляд.

Отредактировано Лорен Штейлес (05.07.2016 21:52:36)

+2

87

- Ммм, понятно... - кивнула эссенция совершенно неопределенно и равнодушно что ли, словно ее не очень интересовала сложившаяся ситуация теперь, а может лишь показалось? Мало ли по какой причине в голосе проскользнули прохладные недоверительные и вместе с тем безынициативные ноты, - безызвестные путники, пришедшие сюда мимоходом... лично я советую вам покинуть это место также как вы и пришли сюда... или, - она чуть улыбнулась, да! Лишь краешком губ, от чего улыбка больше была похожа на нервный тик, -  я истрачу последние силы, от чего мне придется спать несколько месяцев, но создам вам прямой портал наружу... я вижу вы устали, не можете уже толком соображать... раны следует полечить и сосредоточиться на своем здоровье, моя маменька говорила в своем время, что здоровье это главное...
Лорену показалось или девочка на миг ушла в свои мысли? Лишь на миг! На один единственный миг, ее глаза вновь вспыхнули интересом и она чуть плавно отплыла в сторону, - жалко, что она так скоропостижно скончалась... - похоже, ситуация принимала абсолютно неприятный или даже растерянный оттенок, что сейчас делать? Как быть? Как заставить девочку помочь или как найти этот злосчастный артефакт и имеется ли он вообще тут, может все сказанное лишь легенда?
- Попала сюда? - ее голос вновь был лишен какого-либо интереса, складывалось ощущение, что эссенция не любит говорить о себе и о своем положении, может она что-то скрывает? Или... - Я уже и не помню, лишь одно знаю, те отвратительные животные в человекоподобных формах и правда были ужасны, - похоже, она все еще продолжает говорить о тритоне и сирене, - если честно, я мало что помню, у меня короткая память... как говорила маменька, словно у Карлеарской рыбки. Интересно... - ее взгляд скользнул куда-то в сторону, - что такое этот Карлеар... - взгляд задержался на Канте и стал несколько грустным, даже тяжелым, ребенок склонила головку чуть на бок и вниз, от чего ее подбородочек коснулся ключицы, - не делай этого... не зли... Ее. Она обычно спит в глубинах этого места и хранит свои никому не нужные сокровища, не люблю когда она выползает на свет, слишком много шума... жалкая кошатница, называет меня своей матерью, да-да... меня... матерью, посмотрите на меня... - девочка искренне удивилась, чуть пригладив волосы на голове и приблизившись невесомо к Канте, - а ты упорный, да? Но в любом случае я не боевой дух, атаковать вас не стану... да и за чем мне это, если умные, сами оставите это бесцельное занятие. Тем более я предложила неплохой вариант, еще никто не заходил столь далеко и еще никто не выбирался от сюда живым, вы первопроходцы... точнее с тех пор как... это место оказалось погребено под водой, с тех пор...
Знаете, наши девушки могли вот что понять, будучи неплохими эмоциональными эмпатами: кажется, в памяти этой эссенции все смешалось, она вроде как и помнит себя, какие-то события и одновременно ее память подобно пазлу из множества кадров, что лишены общего сюжета и смысла — именно это делает ее такой безынициативной и сухой, она не знает своего места и предназначения...
- У меня те твари как-то спрашивали хочу ли я наружу... но, что за глупый вопрос... - девочка усмехнулась, подняв взгляд огромных, немного несуразных и непропорционального больших глаз, все того же болотистого цвета, - как можно желать вернуться в мир, что погибает от Великой межрасовой Войны... а Вы сражаетесь на чьей стороне? За какую организацию или... разбойники? Похожая по расе девушка, - прямой непроницаемый взгляд в сторону Ревери, - как-то пыталась уже преодолеть опасности этого места, но... погибла, вместе с драконом, которого настойчиво называла своим хозяином... бедняги, а мне так нравилось наблюдать за ними... - определенно, эссенция очень быстро переключалась с мысли на мысль, несла какой-то бред или искаженные неверной памятью воспоминания, а еще считала, что Великая Война в Энтеросе продолжается... сколько она не выходила на поверхность? И вообще... это ее воспоминания? Лично мне кажется, лучше бросить это запутанное дело и поскорее пойти домой, в теплую постельку, выпить чашку молока с медом и радоваться тому, что страшные многоножки не сожрали и подводные жители не удовлетворили свои садомические наклонности...

ОЧЕРЕДНОСТЬ
Рани, Мирэлиаликс, Ревери, Канта, Лорен
Возможны посты вне очереди и в любых количествах, очередь будет редактироваться Мастером согласно ситуации!


Обратите внимание на ДАННОЕ сообщение!

0

88

Рани тихонечко стояла в стороне, не включаясь в разговор с непонятное эссенцией. Ну правда ведь, что она могла сказать? "Здрасьте, я случайно сюда попала?" Вот уж море информации, ничего не скажешь! И девочка стояла, слушала и смотрела по сторонам... Пока слова эссенции не привлекли ее внимания.
Вернуться домой?! Прямо отсюда? Избежать встречи с непонятной, но явно страшной "Ей"? И почему, кстати, "кошатница"?... Не видеть больше этого жуткого, немножко ненормального антика, который говорит и действует так, словно всех вокруг убить готов? И...  Домой, в безопасность и комфорт своих комнат? Вернуться - не познакомившись получше с Красновлаской, которая была такая милая, такая.... теплая и уютная? Вернуться домой?
Ну уж нет!
А тут эссенция начала говорить совсем странные вещи, и Рани, твердо решившая прикусить язычок, не выдержала:
- Но ведь Великая Война давно кончилась! Почему ты говоришь так, словно она все еще идет? И кто такая "она," которая может проснуться?
Может быть, это было не очень умно: встревать в разговор с такими излишне прямолинейными вопросами, но любопытство, как известно, погубило кошку. И пусть акваэр к кошачьим никакого отношения не имеет, на общий уровень любопытства это никак не влияет...

+1

89

Для той, кто обожала раритетные вещицы, украшая свое жилище, а также выгодно могла продать ту или иную безделушку в три дорого начальной цены, кубок был просто лакомым кусочком, который не хотелось бы упускать из рук. Зеленые глаза внимательно наблюдали за перемещением предмета, пока тот не оказался в руках стаэтеруса.

«Слава Демиургу, рыжий не причинит вред мой, прелести».

Напряжение, отображавшееся на лице Первородной в виде морщинок на лбу, хмурых бровей и прикусыванием губы, сменилось на облегчение. Руки, до этого сжимавшие локти, плавно опустились на бедра, глаза по-прежнему плутали по кубку, а в мыслях девушка и вовсе была далека от реальности, пытаясь представить сие чудо в своей спальне. Очередной упрек рыжего в сторону Канты, Боунс благополучно пропустила мимо ушей, как и слова Штейлеса о бесценности вещицы в магическом плане, но эссенция, появившаяся буквально из воздуха, заставила вернуться не одну Николораду в реальность, насторожившись в оба, после недавнего инцидента с сиреной и тритоном. 
Преградить путь незнакомке к девчонкам, осмелиться заговорить первой, стараясь быть предельно милой и осторожной в словах, при этом то и дело, поглядывая на обездвиженного Канту и Лорена, оставшегося на своем месте – все было необычным явлением для той, кто никогда не заботилась о других. Поправка. Кто старалась не заботиться о других, ведь сущность Николорады Боунс должна была быть в корне противоположной Риввере Дэйр.

«Черт! И все из-за того, что я встретилась с Этими… с Этими… существами!».

Под существами, конечно, Мирэли имела в виду компанию, что собралась вокруг нее. Компанию, состоящую из разных персонажей, с разными характерами и взглядами, с разной силой и целью. Компанию, о которой мечтала малютка Рив, но отвергала Николорада, прекрасно знающая чреватость близости с такими приятными личностями, даже несмотря на ворчуна Морию, обещавшего убить рыжую при удобном случае. Вскоре в разговор вступил Штейлес, но перед этим свою фразу вставил и синевласый антик.

«Везде ведь встрянет!» - усмехается Первородная, после недолгого осмотра вернувшись взглядом к духу. Рыжий задал точный вопрос, на который бы Мирэлиаликс хотела получить ответ, но что-то ей подсказывало - ответа они не получат. Малышка была очаровательна, и даже специфическое передвижение по воздуху не могло испортить в ней особенный шарм, присущий детям. И почему Боунс притягивало к подобным личностям, она понять не могла, но в первую очередь рыжая видела в ней ребенка, на мгновение, расплывшись в улыбке.

«Совсем кроха. Дитя. Одинокое и беспомощное или скрывающее ужас за милым обликом… И почему всегда ребенок? Чтобы лучше манипулировать сознанием? Если так, у нее это практически получилось».

Сложив руки на груди, Мирэли продолжает рассматривать светлую кроху, внимательно вслушиваясь в речи. Поначалу ей кажется все более-менее ясным, пока эссенция не вспоминает о своей «маменьке» и «скоропостижной смерти». Слова невесомо ударили в потдых, отчего Николораде пришлось резко выдохнуть и прокашляться. Приключение, в которое антиквэрум угодила по чистой случайности или же судьбе, перевернуло состояние Боунс буквально вверх дном. Поначалу девушка знакомиться с собратом, затем узнает о девицах, что являются приближенными некого Агвареса, ведущего невесомыми ниточками к любовнику из прошлого, теперь легко произнесенные слова ребенком пробудили воспоминания о собственной матери и ее смерти…
Взгляд тревожно падает на руки. С виду чистые и аккуратные, но воспоминания возвращают им прежний уродливый вид: грубые темно-бурые ногти с заостренными концами, покрытые тонкой красной пленкой, буквально впитывающейся в морщинки на коже рук. Скривить губы, вздрогнуть, судорожно схватив пальцами кожу на плечах, покрытую мелкой дрожью, и попытаться дослушать девочку. Прищурившись, Боунс теперь не видела в ней ребенка, только очередной подвох или виновницу в появлении жуткого состояния, медленно обволакивающего Первородную с ног до головы.

«Либо я схожу с ума, либо у эссенции раздвоение личности» - пригладив распушившиеся волосы, Николорада расправляет плечи, вновь приняв невозмутимый вид, и уже хочет задать наводящие вопросы, но ее благополучно перебивает Рани, до этого молчавшая и стоявшая позади нее. Первородная нервно выдыхает, опасаясь непредвиденного действия со стороны эссенции, сделав еще несколько шагов ближе.

- Моя подруга права. Война давно подошла к концу. Бояться больше нечего. Ты можешь пойти вместе с нами наружу и узнать, какого это жить среди других существ в мире и покое, - ее голос был нежным и вселяющим доверие. Николорада не хотела раньше времени будить непонятно кого для очередной битвы, потому продолжала деликатно вести диалог со странной девочкой. – Начать новую жизнь с чистого листа, узнать много неизведанных до этого времени мест, а также завести друзей или, быть может, найти любовь, м? Хорошая перспектива для такой обворожительной крохи…

+1

90

Пока все разговаривали, Рен решила примоститься на ближайших ступеньках – чего стоять столбом? Тем более, как она подумала, диалог будет долгим. И хотя ступеньки были холодными, кое-где заросшие мхом, девушку это нисколько не смутило. Вода, грязь… Кому-то точно нужно будет хорошенько отмыться по возвращению…
Синеволосый и рыжеволосый определенно что-то здесь искали. И явно скрывали, что искали, отгораживаясь общими фразами и недоговорками. «Свои цели». «По личным причинам». Казалось, они вдвоем держались особняком. Хотя при этом явно недолюбливая друг друга. Но Рен это никоим образом не касалось – просто она привычно наблюдала за всем вокруг и делала какие-то свои выводы. Ложные они или правильные – оставалось загадкой, ведь пери ничего не спрашивала. Не то чтобы ей было не интересно – просто она знала, что за любопытство может прилететь агрессия, а этого фамильяру не хотелось. Только лишние сотрясания воздуха…
Услышав про портал, перийка встрепенулась. Все равно было не совсем понятно, что она здесь забыла? И хотя Даката вроде бы не посылала ее на все четыре стороны с ее «пообщаться», все-таки это место действительно мало походило на безопасное. С другой стороны, как это она уйдет одна, без девочки? Внимательно зыркнув в сторону Рани, пери лишь обреченно вздохнула – та даже не собиралась никуда от сюда уходить… Значит, и она не уйдет. И вообще, надо бы узнать поподробней, что сама девчушка тут забыла? Может, стоит спросить?...
«Рани, а что мы тут вообще забыли?» - осторожно передала пери девочке ментально, весьма дерзко причислив себя к ее компании. Ну хотя они ведь члены одного клана, значит вместе.
Но далее последовавшие слова от духа, заставили удивленно расширить перийку глаза. Хотя она постаралась сразу взять себя в руки. Ну ладно, фиг с ней, с этой войной. Пери в этом не учувствовала, поэтому не ей судить. Но то, что она встречала кого-то из перийцев?! Здесь?! Рен ни разу за всю свою жизнь не встречала никого похожего на себя! И той ничтожной информации, что ей удалось узнать, было весьма мало для того, чтобы хотя бы знать, где искать еще.
- Как их звали?! – вырвалось у нее. Девушка даже с места вскочила. Слова ребенка ее явно взволновали. – Пожалуйста, расскажи о них! Они что-то говорили о себе?
Ревери подалась навстречу духу, совершенно забыв, что ее, вроде как, нужно опасаться. Но те слова взбудоражили всегда спокойную Фортиуан и кажется значили одно – девушке не безразлична судьба ее расы.

Отредактировано Ревери Фортиуан (15.07.2016 12:41:32)

+1

91

Чёрт. Неудача. Сколько же можно? Да, пусть подсознательно Канта и надеялся, что с первого раза прямо с ходу вряд ли удастся одолеть защитные барьеры, но всё же... Ещё и пробить их стало сложнее. Недовольство и раздражение снова захлестнули разум, когда Мория открыл глаза и снова осознал себя в подземелье. Взгляд тут же напоролся на всё тоже юное создание - эссенцию - которая не только не исчезла за это время, но обращалась к нему... с чем-чем, простите? "С советом", - мрачно закончил Канта. Он терпеть не мог, когда кто-то, пусть и по веским причинам, говорит, как поступить или же чего делать не стоит. Нет, Мория себя тупым не считал, так почему надо слушаться эту девчонку? Её слова он встретил крайне недоброжелательным и уничтожающим взглядом, мол, ты точно знаешь, что говоришь это тому, кому надо это слышать?
- Без тебя знаю, что это мало кому понравится, - зло отрезал, отворачиваясь, словно сил смотреть на девочку у него не было. Неудача со взломом пусть и гложила самолюбие, но вместе с тем и заставляла начать продумывать другие пути. А если взломать и не получится? Что тогда? Скорее всего придётся идти наугад с попыткой пробраться под это чертово сооружение, и приложить все усилия, чтобы найти артефакт. Ну или монстра, охраняющего его. Это уже как повезет. Если же взломать, допустим, удастся, то где гарантии, что Мория наткнётся именно на искомую и нужную информацию? Опять же - таковых гарантий нет. А эта мелкая, вон ещё, смуту лишнюю сеет, мол, опасно, вызовете ещё какое-то чудовище. Канта недовольно поморщился. Ну, вызовут, ну, дальше-то что? Если уже окажутся в полной заднице, достойно помереть ещё никто не отменял. Или же менее достойно дать отсюда дёру, при возможности, разумеется. А такая вряд ли будет.
- Только Великая война вас и интересует, - раздраженно фыркнул Канта, когда и Рани, и Николорада принялись объяснять крохе, что никакой войны уже давно нет. Хотя Рани можно было отдать должное - она спросила про то самое нечто, о чём как раз и собирался спросить Мория. - Да, что это за явление такое, о котором ты говоришь? И что за сокровища под его началом?
Ага, сокровища, значит. Это уже интереснее. Значит, они на правильном пути, по крайней мере многое на это указывает. Только вот стоит ли снова пытаться взламывать барьер? Можно, конечно, продолжать рисковать, надеясь, что это даст необходимую информацию, а не отправит по кругам ада. Ох, не хотел бы Мория стать причиной этого путешествия, но толком оценить ситуацию, как назло, не получалось. Либо верить словам этой крохи, либо верить самим себе, но с учетом того, что здесь они никогда не были, а все познания заканчивались на уровне документов, заботливо предоставленных Синдикатом. Аж сплюнуть захотелось, до чего противна сложившаяся обстановка.
- Никуда отсюда мы не пойдем, я с ним, - кивок в сторону напарника. - так точно. Не за этим мы сюда приперлись, чтобы от твоих сразу же сбегать. Но если ты подробнее расскажешь, чем именно опасно наше путешествие, то, может, мы ещё и подумаем.
Разумеется, передумывать Канта не собирался, но ведь надо как-то выуживать информацию? Конечно, в этом деле он никогда не был мастером, тем более, если способы касались разговоров. Выбить информацию - пожалуйста, но никак не психологически её выдавить замудрыми речами. Нет, Мория не был настолько ограниченным, просто не его профиль. Он и так-то со всеми окружающими разговаривает кое-как.
Что ж, наверное, придётся попытаться взломать ещё раз. Терять нечего. Наверное. Снова призвав магическую способность, Канта вновь погрузился в непосредственно взлом здешних барьеров. Раз не получилось взломать, а барьер только усилился, то нужна более убедительная атакующая магия, что и было сделано. Не забыл антиквэрум и про защитные барьеры, ибо получить в случае по мозгам и по всему своему существу за подобную дерзость не особо-то хотелось. Интересно, что получится на этот раз? А может... лучше просто не знать?

+1

92

В который раз приходилось убеждаться в том, что гораздо полезнее слушать и делать выводы, чем болтать без умолку самому. Стоило признать, что молчание Лорену давалось тяжело, словно он вообще не был приспособлен для того, чтобы держать язык за зубами, но сейчас это было почти что жизненно необходимо. Да и чего он добился бы, если б не обращал внимания на слова окружающих и если б не молчал, когда надо было? Пожалуй, ничего. Вот даже сейчас стоило послушать это очаровательное создание, но не по причине того, что эссенция могла дать дельный совет, а из-за того, что сказанное могло оказаться весьма полезным, тем более в тот момент, когда они почти добрались до своей цели. Стоило признать, что приступая к выполнению миссии, Лорен даже не предполагал, что они смогут встретить в этих подземельях разумное существо, которое не настроено агрессивно и не желает их смерти. Хотя никто не отменял того факта, что за этой милой внешностью может скрываться настоящий монстр. Нет, Лорену хотелось верить тому, что говорило это дитя, но он продолжал быть начеку. Ему все уже порядком надоело, он устал, да и сражение с сильным противником, в свое время охраняющим искомый артефакт, нисколько не способствовало улучшению настроения. Перебивать девочку не стоило, и вывод о том, что её мысли, ровно, как и слова, представляют собой нечто странное, пришел будто сам собой, стоило чуть внимательнее отнестись к сказанному. Встревать в разговор Лорен не спешил, да и со своего места он так и не встал, краем глаза наблюдая за всеми присутствующими. Он заметил, что Ревери села на ступеньки, Рани так и осталась стоять за спиной Первородной, а сама антик не двигается с места. Да, вот за ней Лорен наблюдал чуть дольше, чем следовало бы. Ему не слишком понравилось её состояние, будто девушку что-то мучило в эти мгновения. Сначала он видел её взгляд, направленный на кубок, но потом её явно поглотили собственный мысли, наверное, далекие от прекрасных и счастливых. Её тревожный взгляд, дрожь и попытки взять себя в руки — всё это не могло быть незамеченным саэтэрусом.
— С тобой все в порядке? — обратился к Николораде, говоря при этом негромко, словно не хотел привлекать внимание окружающих, — А кубок можешь забрать, если он тебе, конечно, нужен, — небрежно пожал плечами и кивнул в сторону названной вещицы, стоящей на камнях рядом с Лореном, собственно там, куда он её и поставил.
А слова эссенции обволакивают разум, подбрасывают ложные соображения и будят какие-то неведомые страхи, которые не имеют не только основания существовать в душе Лорена, но и не несут в себе ничего важного. Но они неприятно скользят где-то внутри, словно недавно проснувшиеся змеи, такие же холодные и медлительные, они будто хотят подняться по хребту вверх, чтобы полностью захватить разум Штейлеса. Но им не имеет смысла сопротивляться, ведь они слишком слабы, а слишком зацикливаться сейчас на том, что у самого на душе, не стоит, тем более Лорен больше верит фактам, чем своей интуиции, кстати, о которой он думает, не иначе, как о чем-то отсутствующем у него самого. Факты. Их достаточно, чтобы просчитать возможные варианты развития событий, ну, а, если таковых не хватает, то придется импровизировать. А эти факты приходится получать из произнесенных слов и из действий. Но сейчас Лорену важно знать не только то, что говорят присутствующие, но и их общий настрой, чтобы при возникновении даже намека на угрозу или опасность, успеть что-либо предпринять. Он понимает, что вместе они — весьма сплоченная команда, и убить их будет проблематично, но кто знает, что ждет их даже в ближайшем будущем. Кто знает, что может случиться? Сейчас они отвечают каждый друг за друга, от каждого зависит их общее будущее, поэтому хотя бы предугадать намерения окружающих было необходимым. Но из-за того, что Лорен устал, теперь он не настолько хорошо замечал каждую деталь, но это не мешало ему понимать саму суть и зацепляться за самое главное.
Слова девочки, касающиеся портала и какой-то второй обитательницы здешних мест, заставили Штейлеса только чуть поморщиться, но почти сразу же сделать вид, что эти слова не слишком его касаются. "Она сначала говорит про свою мать, а потом про того, кто её таковой называет. Это либо совпадение, либо намек на плохой исход," — Лорен чуть прищурил единственный глаз. В какой-то момент ему показалось, что он нашел нужное направление мыслей. Но когда девочка заговорила про то, что присутствующие "умные", Штейлес только усмехнулся. Вот уж никак он не связал бы тот факт, что они здесь, с наличием или отсутствием ума. Пожалуй, чтобы в этом разобраться и правильно об этом толковать, стоило сначала знать причину их появления здесь, но ни Лорен, ни Канта не сказали девочке о своей настоящей цели, а девушки по понятным причинам не могли об этом ничего знать. "Если она говорит про ту тварь, о которой было сказано в документах, то мне хочется надеяться, что все не так плохо, и она не настолько опасна," — информатор бросил взгляд на Морию, который был по прежнему чем-то недоволен, — "Вот упрямый." И похоже, этот антик собирался гнуть здесь свою линию, но не так, чтобы хоть сколько-то деликатно, а именно в своей манере, грубо и безапелляционно. Но внимания также стоили слова девочки, которые вызвали живой интерес у перийки, до этого спокойно сидевшей на ступеньках и наблюдавшей за всеми со стороны. "Чем-то на меня похожа," — мрачно подумал Лорен, наблюдая за девушкой. Её поведение заставило его вспомнить себя в былые времена, тогда, когда он ещё совсем не так относился к жизни, да и вообще к тем, кто окружает его. Наверное, будь он сейчас таким, как раньше, то точно так же отреагировал бы на какие-либо слова о тех, кто как-то мог быть связан с призраками прошлого. Но те, о ком говорила малышка, не были связаны с ним, поэтому Лорен предпочел лишь поджечь очередную сигарету, ибо на какие-то секунды его занимало только наличие её во рту. Выдохнув первую порцию дыма, который повис в воздухе белым облаком, Штейлес посмотрел на эссенцию. Ему стоило задать ей правильные вопросы, но, чтобы это сделать, надо было заставить себя думать о важном и необходимом, а ведь на самом деле мысли переключались лишь только в сторону неугомонного синеволосого антика. Выслушав то, что напарник сказал, Лорен ещё раз твердо решил, что, если вернется обратно в нормальном состоянии, вправит Канте мозги. Ну не то, чтобы вправит, но доходчиво объяснит, как вести себя при выполнении миссии, да ещё и намекнет, что для принятия решений у них есть Единение душ. И пусть сейчас он был согласен с антиком по поводу того, что им отсюда нельзя уходить, нарастающее раздражение все сильнее вступало в свои права. Но Канта, видимо, решил попытаться ещё раз взломать барьеры, поэтому отвлекать его Лорен не стал. Ну как же, напарник занят, мешать нельзя! Штейлес бросил мрачный взгляд в сторону девушек. Хоть они вопросов слишком много не задавали, и то лучше, а то фильтровать поток информации, который мог бы поступать в его голову, если б все девушки сразу заговорили, было бы весьма трудно, если не сказать — проблематично.
— Что охраняет та, про кого ты говоришь? И почему в этом месте блокирующая магия и барьеры? — Штейлес посмотрел прямо на девочку, но в его взгляде не читалось ничего, наверное, впервые за все время путешествия. Сейчас он больше походил на того, кто готов сделать все, что угодно, лишь бы узнать необходимую информацию. Но кому, кроме как не Лорену, знать настоящую цену важной информации? И ему хотелось верить в то, что на вопросы, поставленные не только им, но Кантой и девушками, малышка ответит четко и внятно. А, если это так будет, то ему не придется изощряться и придумывать иные формулировки, чтобы получить нужный ответ, и не придется пытаться найти в потоке речей девочки то важное и нужное. Но Лорена подсознательно продолжал мучить тот факт, что сказанное может и не быть полностью правдой, но вот тогда намного сложнее, ведь как отличить ложь? А что, если портал, про который сказала эссенция, — это ловушка?
— И ещё, меня интересует такой вопрос, — Лорен оперся локтями на колени, теперь смотря на девочку несколько снизу вверх, — Почему ты решила нам помочь и создать портал, ведь тебе это будет стоить очень больших усилий? К чему такая забота о тех, кого ты даже не знаешь? — Так же Лорен успел подумать и о том, что неужели девочка не учла того факта, что они ещё не добрались до цели, а, значит, велика вероятность того, что они откажутся от её помощи? Ведь они ей дали понять, что пришли сюда не просто так..

+1

93

Продолжение следует...

0


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Один на один с отражением