Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Энтерос» Авторский мир, многожанровое фэнтези с элементами фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг, рисованные внешности. Контент для игроков от 18 лет. Игровой период с 3003 по 3005 годы.
их ждут в игру
15.11.2022. Обновлены активисты проекта и кристаллы за голоса в Топ'ах начислены. Объявлены победители конкурса «Лучшие посты месяца», немного изменены показатели в кристаллах активности. 27.10.2022. Начался хэллоуинский императив, награды за титулование и кристаллы начислены. Сделано объявление для мастеров игры связанное с улучшением динамики квестов. 23.10.2022. Мы обновили дизайн, мобильная версия проекта появится чуть позже. За прекрасную работу благодарим дизайнера — Вещий дух. При возникновении багов, просим сообщать в тему «связь с АМС» или в ЛС технического аккаунта Вестник. 19.10.2022. Энтеросу исполнилось 7 лет! 16.09.2022. Мироустройство «переехало» на новую планетарную систему. Обновлена справочная информация. У нас появилась планета Нордскол, ее описание будет после полного обновления всех карт остальных планет.
активисты
пост месяца Хель: Тьма, такая глубокая, обволакивающая, сменилась жгучей болей неожиданно резко с прикосновением, будто бы к коже приложили каленое железо. Такая смена заставила Хель невольно вздрогнуть, отстраниться в попытке прекратить ее. Однако вместе с тем скромная искра-озарение вспыхнула в ее рыжей голове... читать дальше.
пост месяца Тонатос: Темная дрожь бежит по телу как маленькая армия плотоядных насекомых. Извивайся сколько хочешь, бей свое тело, кричи — они никуда не уйдут, они уже под кожей. Шайка незримых термитов просачивается сквозь броню, через горячее дыхание, влажное порхание дрожащих ресниц... читать дальше.
пост месяца Эйдалон: Белая княгиня. Ледяные белые волосы, холодное бледное лицо. Она действительно под стать своему «прозвищу», ведь она ведет себя, абсолютно также, как и выглядит. На протяжении всего времени их разговора, Эйдалон ради интереса надеялся пробить эту ледяную скорлупу... читать дальше.
пост месяца Рейнира: Любопытство зудит под кожей, стремясь преломить пополам стальной стержень выдержки; Коалиция рас была крайне озадачена рвением архимага поучаствовать в устранение аномалии, которую она сама же отыскала. Их погрязшие в шаблонности бюрократии разумы были неспособны не осознать, насколько сильно... читать дальше.
пост месяца Эзекиль: Вовсе не телепортация словно из ниоткуда незримо уколола Эйзенкелларианнара в основание черепа, заставляя мгновенно напрячься и проскальзывая сквозь иллюзию истинным цветом глаз; что значительно более неожиданно — это приближение того же знакомого чувства, что незримо присутствовало с момента приземления.... читать дальше.
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Энтерос

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » БЫЛЫЕ ПОВЕСТВОВАНИЯ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ » Холодный приём или Король свалки


Холодный приём или Король свалки

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Локация и дата
https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/72664.png

Участники
https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/72664.png

Дополнительно
https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/72664.png

9.09.2992-18.09.2995. Вольная планета Дезариас, опасная зона на северо-западе от Аматлана, предгорья Крайс-Тэйр

Ордалион Вестлер

Эпизод является игрой в мире Энтероса и закрыт для вступления любых других персонажей. Бои с использованием механики не предусмотрены, так как все описанные события являются прошлым и их исход известен. Эпизод повествует о трех первых годах пребывания Ордалиона на планете Дезариас и непрерывной борьбе за выживание в тяжелейших условиях. Это пролог к началу его пути.

https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/72664.png

https://i.imgur.com/moTAvw0l.jpg

https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/72664.png

Описание эпизода

Пожалуй, самым важным и самым неприятным из факторов, отвечающих за успех путешествия, является удача. Ею невозможно управлять и она способна разрушить любой даже самый тщательный план, либо с лихвой компенсировать его полное отсутствие. Прибытие Ордалиона и Эш в сектор Энтерос произошло одновременно, но порталы дальнего действия никогда не слыли высокоточными приборами, а потому простого нарушения физического контакта друг с другом хватило, чтобы оказаться заброшенными на огромном расстоянии друг от друга и в совершенно разных условиях. Если Эш посчастливилось появится прямиком на пороге цивилизации, то её спутнику повезло куда меньше. Жизнь в новом мире началась с выживания.

Отредактировано Ордалион Вестлер (09.01.22 14:45:33)

0

2

Они стояли в наполненном темнотой зале, единственным источником света в котором сложило сияние портала, мерцающего в арке высотой три с половиною метра. Двое замерли в нескольких метрах от светящегося полотна, за которым размывалась граница реальности. Сделать несколько шагов не трудно, трудно решить на них. Возможно поэтому они держались за руки, прекрасное небесное создание с белоснежными крыльями и чудовищный паук-антропоморф. Совсем не обязательно было находиться в своих истинных обличьях здесь, но перед лицом предстоявшего судьбоносного выбора, необходимо быть честными друг с другом.
- Это правда единственный выход? Оставить всё, - спросила она, явно не в восторге от предстоящего.
- Вариантов всегда больше одного, моя милая, вопрос лишь в вероятности их успеха. Этот – наиболее вероятный. Грядущее оставляет нам очень мало шансов выжить, а я не хочу терять тебя вновь, - ответил паук.
- Думаешь, это безопасно?
- Я точно знаю, что нет. Но когда на выбор предложены почти гарантированная гибель или неизвестность, я предпочитаю выбирать второе.
Она медленно кивнула, вынужденная согласиться с подобной логикой. Больше они не сказали друг другу ни слова. Более того, они не скажут друг другу ни слова и в следующие несколько лет, но в этот момент никто не мог знать о таком. Крепче сжав ладони друг друга, она шагнули в портал. По ту его сторону был ослепительный свет, словно тысячи звёзд обратились сверхновыми. Она инстинктивно заслонила глаза руками, спасаясь от этого света, и в следующее мгновение они исчезли.

*     *     *

Мы снова не в Канзасе

Как это всегда и бывает в жизни, яркая вспышка сменилась непроглядной темнотой, а приобретение нового – потерей старого. Тьма царила перед его глазами несколько секунд прежде, чем начала тускнеть, переходя из насыщенного чёрного в тёмно-серый цвет. Сквозь пелену неизвестности проступили очертания далеких горных пиков, редких невысоких деревьев и валунов. Местность впереди уходила вверх, указывая на то, что Ордалион у подножья холма. В этом мире сейчас были сумерки, еще достаточно светло, чтобы разглядеть окружающее пространство, но времени на это не слишком много. Местность, безусловно, являлась предгорным плато, однако это было третьим, что отметил для себя Ордалион. Первым же был тот факт, что он стоял посреди незнакомой местности по ту сторону пространственных врат в одиночестве, и отнюдь не гордом. Сейчас одиночество не было тем, чем стоило бы гордиться. Некромант огляделся вокруг, но никаких признаков его спутницы не обнаружил. Местность была открытой, да и освещение позволяло с уверенностью заключить это.
- Ширли?! Эсмирель!? Ты здесь?! Отзовикх-кхе-кха! – его оклики перешли в кашель из-за третьего открытия, сделанного после перемещения. Воздуха нового мира. Холодный, но совсем не свежий, а тяжёлый, затхлый, словно в ледяном склепе. Нескольких вдохов хватило для того, чтобы почувствовать первые признаки недомогания. И это был первый тревожный сигнал, прозвучавший в мозгу. А что если везение было окончательно израсходовано в прошлом мире, и на сей раз его забросило в необитаемый мир, или мир, где невозможно выживание таких как они? Такое было возможно, хотя в глубине души Ордалион знал, что опасности, которые таит в себе перемещение между мирами, выглядят совершенно иначе. Всё-таки Вселенная стремится к равновесию, а оттого заботится о тех, кто оказывается там, где его не должно быть. Перемещения вносят свои изменения, адаптируя к новому месту в Океане Звёзд. По крайней мере, так было раньше. Правда, раньше и воздух в новых мирах не казался Ордалиону ядовитым. Всё бывает в первый раз, не так ли?
Найдя в своих познаниях о путешествиях среди звёзд утешение, колдун сделал новое открытие. Он пребывал в своей человеческой форме, тогда как пересек портал в истинной. Он попытался вернуться в прежнюю форму, куда более удобную для предстоящего знакомства с явно не самой благоприятной средой. Ничего не произошло. Не было ощущения преграды, блокирующей эту способность магии или просто истощения, совершенно ничего. Просто это было больше невозможно. Что же, вполне ожидаемо. Поняв, что более подготовленным к исследованию, чем сейчас, он уже не будет, Ордалион сделал первые шаги. И тут его поджидало очередной неприятное открытие. Идти было труднее, чем прежде. Он почувствовал, словно движется по мелководью реки, борясь с затягивающим ноги илом. Только вот никакого ила здесь не было.
- Притяжение… здесь оно сильнее, чем я привык, - понял он. Впрочем, это виделось ему наименьшей из проблем. Стараясь чуть замедлить дыхание, давая лёгким распробовать вкус воздуха, он начал своё восхождение на холм. Не преграда для опытного путешественника, но настоящее испытание, когда это путешественник из иного мира. На вершине холма Ордалион дышал уже часто и через каждые несколько вдохов тихо кашлял. От этого увлекательного занятия его отвлек пейзаж, раскинувшийся внизу. Среди деревьев и камней возвышались причудливой формы громадины, возведенные из неизвестного минерала и расположенные на плато без всякой системы, словно кто-то бросил их сюда. В сооружениях виднелись окна, причудливые ответвления и крупные пробоины, что ясно давало понять – это поселение необитаемо. Ни единого источника света со стороны горной деревни, коей некромант посчитал увиденную картину, не наблюдалось. Он выкрикнул имя своей спутницы еще несколько раз. Оба её имени. Но ответом ему служило лишь уносящееся вдаль эхо. Пребывая в прескверном расположении духа от первого знакомства с местом прибытия, он зашагал в сторону строений, за неимением лучшего варианта. Начинало холодать, а значит, на время ночи ему требовалось укрытие. А еще будет здорово, если ночь в этой части мира не полярная.
Он шел по равнине так, что со стороны могло показаться, будто этот не по погоде одетый путник уже двое суток не делал привал и вот-вот свалится с ног. Но такая слабость присутствовала лишь до тех пор, пока её можно было себе позволить. Несмотря на быстро нарастающее чувство усталости и головокружение, вызванное ядовитым воздухом, Ордалион заметил в сгущающейся тьме какие-то отблески. Они появлялись то тут, то там, но не на мгновение, чтобы их можно было принять за светлячков или какое-нибудь природное явление, а примерно на половину минуты. Словно блуждающие огоньки, но при этом остающиеся неподвижными. Несколько минут спустя, по обе стороны от себя идущий начал отмечать какое-то движение во мраке. Он остановился, всматриваясь в темноту. Чувство тревоги начало стремительно набирать обороты. Те же, кто создавал это движение, великодушно шли на встречу, вскоре дав увидеть себя. Колдун различил в темноте знакомые очертания восьминогих созданий, облаченных в поблескивающий при свете лун хитин.
- Пауки… как иронично, - произнес он вслух, с явной печалью в голосе. Да уж действительно, радоваться тут было нечему. Несмотря на близкий ему образ паука и еще совсем недавно имевшую место быть истинную форму одного из этих прекрасный созданий, встреча с ними не сулила ничего хорошего в любом из миров. А сейчас всё сказанное следовало умножить на три. Как и следовало ожидать, увиденные им пауки, имевшие внушительные размеры и почти метр роста, не праздно шатались по плато, а вполне целенаправленно шли к нему. В намерениях же этих существ сомневаться не приходилось. От вида надвигающихся с нескольких направлений хищников, усталость отступила. И он побежал.
Бежал колдун, естественно, в направлении, в котором еще минуту назад неспешно шёл. И так было понятно, что если эти пауки и проигрывают ему изначально в скорости, выносливость, обусловленная тем, что этот мир им родной, определенно будет на их стороне. Поэтому марафонский забег будет иметь совершенно предсказуемый итог. Оставалось прорываться к домам и искать там укрытие. В тот момент Ордалион и не подумал о том, что заброшенные здания могут быть гнездами его преследователей, а он окажет им услугу, доставив еду на дом. А на сколько хватило бы вашей аналитики в такой ситуации?
Приближаясь к строениям, Ордалион понял, что те были не из камня, а из металла. Довольно необычное решение, но кто он такой чтобы осуждать архитектуру чужого мира? Главное, чтобы у них тут были двери. А еще нечестные люди, которые вынудили бы снабдить двери надежным замком. Наперерез выскочили еще два паука, решив перехватить добычу, преследуемую сородичами. С такой дистанции колдун смог разглядеть, что здешние пауки несколько отличались от привычных ему форм. Вместо жвал у них были непонятные щупальца, которые, впрочем, выглядели не менее опасными. Еще у этих существ был на удивление красивый, переливающийся разными цветами хитин, но в первую встречу Ордалион совершенно не обратил на это внимания. Он больше следил за их движениями. Ближайший к нему перехватчик прыгнул вперед, приземлившись чуть левее бегущего и тут же сделав выпад левой передней лапой. Атака была быстрая, но прыжок позволил просчитать возможную угрозу и Ордалион отклонился в право, начав уходить от атаки еще до того, как лапы паука коснулись земли. Второй же паук, преграждавший путь впереди, попытался атаковать уже с места, без всяких кульбитов. Его удар левой почти достиг цели, отхватив кусок плаща, но так и не остановив жертву.
Ордалион достиг первого сооружения и почти сразу понял, что там ему убежище не найти. Дверной проем ничто не могло преградить, а само здание под углом частично ушло в землю. Скорее всего, зайдя внутрь, он загонит себя в ловушку, скатившись вниз под уклоном. Он развернулся и продолжил бегство, заметив приближение еще нескольких пауков помимо тех, что пытались взять его на подступах сюда. Добежав до второго потенциального укрытия, вход в которое преграждала наполовину открытая дверь без ручки, он едва успел отпрянуть назад, уклонившись от выскочившей из темноты помещения паучьей лапы, попытавшейся достать его. Он метнулся к небольшому сооружению напротив. Там не было ни дверей, ни окон, однако множество торчащих по окружностям осколков говорили о том, что некогда это было застекленное помещение, хотя явно не оранжерея. Паук подобрался сзади, успев протиснуться в приоткрытую дверь и снова атаковал. Некромант отпрыгнул в сторону, а затем быстро взбежал по маленькому сооружению, оказавшись наверху попытавшись атаковать обидчика магией. Он почувствовал, что магия была вокруг, и была у него, но отказывалась слушаться. Здесь её приводили в действие иные законы, которые ему пока что были неизвестны. Итог неутешительный – он безоружен и бегство остается не просто основным, а единственным вариантом для него, вопреки сказанному ранее Ширли. Спрыгнув на землю с другой стороны строение, он приземлился словно мешок картошки, распластавшись в пыли. Плохая была идея совершать подобный трюк, не успев привыкнуть в силе притяжения. Однако зашкаливающий адреналин позволил в считанные секунды подняться на ноги и убежать прежде, чем преследователь приземлился на то же место, а еще один паук выглянул из-за края. Тьма стремительно опускалась на землю, уже в режиме отслеживаемого времени ухудшая видимость. Ордалион увидел метрах в двухстах от себя огромное сооружение, пожалуй, самое крупное из расположенных здесь. И он рванул что было сил по прямой, корректируя маршрут, дабы избежать встречи с лезущими из всех щелей пауками. Дверной проём чернел на фоне серого здания, но последнее не выглядело перекошенным, в отличие от предыдущих, да и на проверку оказалось, что дверь на месте. Только вот взяться было не за что. Кое-как упершись в холодный металл, Ордалион навалился на дверь и та, со скрежетом попавшего под нее песка и недовольного тем, что его разбудили старого механизма, всё-таки поддалась. Она захлопнулась прямо перед лидерами забега за свежим мясом, портя тем настроение, но не аппетит. Но праздновать победу было рано. Мрачное помещение, в котором оказался некромант, имел другую дверь, тоже открытую и попытки быстро её заблокировать уже не увенчались успехом. А он отчётливо помнил, что в здании были большие дыры. Стало быть, пауки могут попасть внутрь не только через эту дверь, что он закрыл, и, зайдя с противоположной стороны, загнать его в угол. Задыхаясь после забега, он, опасаясь на стены, побрел вглубь, в полную темноту, ища место, где не будет света снаружи и будут на месте четыре стены с потолком. Искать в полной темноте спасение было безумием, а потому он достал огниво. Делать факел сейчас было не из чего и некогда, но высекаемый сноп искр помогал на мгновение увидеть обстановку. В глубине здания во тьме послушалось бренчание хитиновых конечностей по металлическому корпусу. Как и ожидалось, пауки не нуждались в особом приглашении сюда. Идти вперед было слишком опасно, а потому Ордалион сосредоточился на поисках вокруг. Он свернул в коридор, что был слева, и в свете искр увидел аналогичную входной дверь. Прислонившись к ней, он одним рывком открыл её, это оказалось куда проще, чем в прошлый раз. А затем, юркнув в небольшое помещение, имевшее все запрашиваемые характеристики, в два рывка закрыл за собой, оставшись в темноте. Обессилев, Ордалион осел на пол возле двери, прислонившись спиной к стене. Дышать удавалось с большим трудом и ему качалось, что каждый следующий вдох станет последним. Мир вокруг начал расплываться, но он едва ли заметил разницу. Просто перетек из одной темноты в другую, потеряв сознание.

0

3

Утро не бывает добрым

Было ли это время сном, беспамятством или чем-то средним между ними неизвестно, но на краткий миг Ордалион увидел свет портала и ощутил прикосновение нежной руки Ширли, которое исчезло вместе с этим светом. В этот момент он дернулся, просыпаясь. Вокруг было всё так же непроглядно темно, что не удивительно, ведь он выбрал своим укрытием комнату без окон и с единственной закрывающейся дверью. Сколько времени прошло? Сейчас всё еще ночь или уже утро? Все эти вопросы требовали ответов. Но они были вторичны по сравнению с главным вопросом, касавшимся насущной проблемы. Ордалиону не стало лучше с момента прибытия. Напротив, к тяжело дающемуся дыханию, сухому кашлю и слабости добавилась боль во всём теле. Бег от пауков давал о себе знать. Он же был пока единственным доступным некроманту устройством для времяисчисления.
- Судя по боли в мышцах, прошло не меньше шести часов. Если период обращения этой сферы вокруг звезды близок к привычному мне, сейчас уже светло. Нужно выбраться наружу и осмотреться.
С большим трудом он поднялся на ноги, ощутив сейчас висевший в воздухе его временного укрытия запах смерти. Очень своевременный, как он заметил с присущей ему иронией. Судя по ощущениям, он был отравлен здешним воздухом и неизвестно, сколько сможет продержаться еще. Благо, поднимаясь, он не забыл о том, как важно оставаться в своём изначальном положении относительно стены, иначе в темноте ему будет непросто отыскать дверь. А дверь, к слову, будто бы стала тяжелее в два раза. Её открытие потребовало двух подходов и полной выкладки сил. И то она открылась лишь наполовину. Достаточно чтобы протиснуться наружу, чтобы впустить какой-никакой свет внутрь и успеть закрыть её снова в случае опасности. Предположение о времени суток подтвердилось. Снаружи был уже день и ползущий по коридору странного здания свет проник внутрь помещения, оказавшегося некогда жилой комнатой. Забавно, в метре от Ордалиона была двухъярусная кровать, пыльная, но всё еще вполне сносная, а он заночевал на железном полу возле нее, так и не узнав об этом. Возле кровати лежало истлевшее до костей тело в причудливой одежде синего цвета. Присмотревшись, Ордалион отметил, что материал, из которого выполнена одежда, был ему незнаком. Некромант прекрасно знал, как портится одежда во время разложения трупов, но эта выглядела совершенно целой, чего не сказать об останках её прежнего владельца.
- Кхах, похоже, меня приютил у себя мертвец. Лишний раз убеждаюсь, какие они славные ребята, - горько усмехнулся он, решив оставить исследования продуктов местной текстильной промышленности на потом. Держась за стены, переставляя ноги словно инвалид, он вышел из комнаты. Осмотрелся, прислушался. Пауков не было слышно ни внутри, ни снаружи. Кое-как преодолев коридор, он вышел на улицу, на встречу горному пейзажу, преобразившемуся с вечера. Чудесный вид, завораживающий. Прохладный ветер развевал полы его плаща, солнце ласкало кожу, пусть и едва согревая, всё было почти привычным кроме одного – свежий воздух завезти забыли. Дышать было всё так же трудно, а временами и больно. Он стоял на горном плато, но ощущалось оно как склеп, горный пейзаж в котором был просто гравюрой, сбивающей с толку.
Пауков действительно не было видно, что навело на мысль о ночном образе жизни этих хищников. Это была первая по-настоящему хорошая новость за сегодня. При свете дня никто не будут его преследовать, так он думал тогда. Ну а ночью в любом случае особенно нечем заняться, когда отсутствует освещение. Кстати об этом… Нигде внутри дома он не заметил держателей для факелов или подвешенных на стены масляных ламп. Однако одна из комнат определенно была спальней. Минималистической, но всё-таки обитаемой, судя по останкам человека. Значит, в этих зданиях жили люди, но что тогда служило им источником света? Или здесь они видят в темноте и не нуждаются в подобном? Последнее очень даже могло быть, но Ордалион надеялся, что ошибается.
Он плелся среди развалин, сначала осторожно осматриваясь по сторонам, затем уже равнодушно глядя на причудливые дома разных форм, размером и целостности. Его тело начинало дрожать от холода, пронизывающего далеко не зимнюю одежду. Голод тоже начал давать о себе знать, но это была уловка организма. О какой еде может идти речь, если ты отравлен? Нет, ни в коем случае. Нужно дать яду выйти или, как было в его ситуации, дать телу перебороть токсикацию. Подумав об этом, Ордалион попытался применить к себе целебные чары, выученные в одном из миров, из которого вместе с ними он принес невидимый сейчас символ на ладони. Ощущения были смешанными: он ощущал, что магия никуда не делась, но почему-то она отказывалась слушаться. То ли он сейчас был слишком слаб, чтобы воспользоваться ею, то ли не приспособился еще к новому магическому фону, что тоже случалось через раз. А может в этом мире чары приводились в движение по иным, неизвестным её принципам, оттого ничего и не выходило. И это пробуждало в нём один из его самых сокровенных страхов – страх беспомощности. Да, имея большую силу, но лишенный возможности её использовать, он был сейчас совершенно беспомощен. Без магии, без оружия, едва держащийся на ногах и, что хуже всего, без плана. Последнее, по его опыту, могло с лёгкостью аннулировать все прочие преимущества. Когда не знаешь что делать, любое действие идет во вред.
Он облокотился на выступ небольшого строения с разбитыми витражами, на которое взбирался вчера, спасаясь от пауков. Нужно было придумать план действий. Но для этого он слишком мало знал о том, где и в каких условиях находится. Где добыть еду – пока рано думать, всё равно проку от нее не будет. Оружие – чуть более близкая перспектива, но с его физическим состоянием очень сомнительная. Думая об оружии, он взглянул на острый карниз, отходящий от помещения и вонзавшийся в землю словно нож. Это нелепое решение иномирного архитектора выглядело как оружие, гипертрофированное и пристроенное к не подходящему объекту. Или всё не так и это он неверно истолковал увиденное? От этой мысли Ордалион даже как-то забыл о своём тяжелом состоянии, оттолкнувшись от опоры и встав напротив здания. Как жилой дом это сооружение совершенно не годилось. Слишком мало места внутри для комфорта, куча лишних, ненужных деталей, единственное кресло, да и то у самого панорамного окна, прилагающего к неровному столу с множеством блеклых украшений.
- Украшений ли? – он присмотрелся повнимательнее, различая на странном столе перед креслом рычаги. Они и делали стол неудобным для размещения посуды или документов, но они же наводили на мысль о том, что данная мебель и не была предназначена для столь очевидных целей. Рычаги управляли чем-то. Заинтригованный своим открытием, некромант заполз внутрь через разбитое окно и, усевшись в кресло, принялся поворачивать всё, что позволяло сделать это. Большинство рычагов, кнопок и тумблеров либо вообще были неподвижны, либо не давали никаких эффектов. Но очередной рычажок привел в движение какую-то часть правого острого карниза, в отличие от ушедшего в землю левого, торчавшего под углом вверх. Заметив это, Ордалион вдруг понял, что напоминает ему форма этого здания. Планер. Механическая, грубая копия птицы.
- Так получается, это не дом, это летательный аппарат! Но тогда остальные… - он покинул кабину пилота и побрел к ближайшему, более крупному строению. Внутри было темно, а потому Ордалиону пришлось осмотреться снаружи в поисках материалов для решения этой проблемы. На плато то здесь, то там встречались бесформенные, частично растащенные в стороны груды сухих костей и обрывков материи. Из них он и соорудил факел. Ткань, намотанная на берцовую кость, охотно загорелась, правда в процессе капала чёрной, чадящей жидкостью на землю, будто бы эта материя была сделана из нефти. Неудобство, зато горел факел дольше, чем ожидалось. Это времени хватило, чтобы исследовать помещения одного из домов, в противоположном его конце найдя похожую комнату уже с несколькими креслами и большим, но так же утыканным рычагами и кнопками столом.
- Это вообще не дома… ни один из них. Это корабли. Летающие корабли. Как у шефанго, но из металла и намного, намного больше. Я не в горной деревне, я на корабельном кладбище.

0

4

Кладбищенский шоппинг

Судьба однозначно издевалась над ним, делая намёки один ироничнее другого. Сначала пауки, а теперь он, некромант, открыл для себя, что оказался заброшен на кладбище. Разве не забавно? (нет). Однако это чудное открытие мало что меняло в настоящий момент. Кладбище кораблей или парк развлечений, а текущие проблемы оставались бы при этом неизменными. И самой насущной из них был холод, начинавший проникать глубоко в тело. Первой мыслью было собрать топливо и развести костер, чтобы согреться, однако она была быстро отсеяна. Вокруг слишком мало древесной растительности, да и расстояние между карликовыми деревьями такое, что на сбор дров уйдет треть дня. К тому же, вряд ли он тут на один вечер, так что очевидное решение не будет постоянным. Остался альтернативный вариант – одеться потеплее.
Здесь можно было разглядеть достаточно большое количество останков членов экипажа небесных судов, но все они были разворочены хищниками, как и некогда скрывавшая их одежда. Ордалион отметил, что эти иссохшие кости сгодятся для факелов, но не более того. При этом он вспомнил, что до сих пор единственный уцелевший костюм видел на теле, лежавшем в закрытом отсеке. Это было логично, туда местная фауна не смогла пробраться, ведомая запахом трупа, а стало быть, искать одежду надо не снаружи, а внутри. Для этой цели он принялся мастерить из человеческих останков новые факелы. Хватало их минут на десять, не так уж много, когда ты еле ходишь, по всё лучше, чем бродить в тёмных помещениях кораблей на ощупь. Ну а души умерших могут посчитать такое применение их костей как своеобразный погребальный костер. Последние почести мёртвым во благо живым.
Поиски начались с ближайшего корабля, и успех не заставил себя долго ждать. Отодвинув тяжёлую дверь с помощью найденного обломка какой-то металлоконструкции, колдун вошел в сеть помещений, на полу которых лежали мумифицированные трупы. Похоже, что эта часть судна осталась герметичной даже после крушения, и тела не были изъедены до костей насекомыми. Эту отменную сохранность Ордалион отметил профессиональным взглядом. Работай бы сейчас его магия как положено, он обзавелся бы первыми охранниками, но, увы, не сегодня. Да, синие и серые одежды покойных, явно бывшие военной униформой, изрядно пропахли мертвечиной и не отличались чистотой с внутренней стороны, однако лучше надеть на себя вещи мертвеца, чем самому вскоре стать таковым. Да и не так уж страшна вонь, когда ты с самого начала дышал с трудом. Словом, Ордалион не ощутил особой разницы, когда надел на себя два костюма синего цвета, и еще три прибрал про запас. Прочная ткань была драгоценным ресурсом в его положении. Были у этого мародерства и другие плоды. Снимая с тел одежду, он нашел два армейских ножа, фуражку с неизвестной ему символикой, четыре ремня, пишущую принадлежность, похожую на перо, но более компактную и заполненную чернилами внутри и странный мягкий футляр, запаянный с двух сторон. Внутри последнего оказалась твердая масса тёмно-коричневого цвета, очень похожая на затвердевшие экскременты, но запах указывал на то, что на самом деле это шоколад. Что такое шоколад Ордалиону было известно, хотя никогда прежде он не видел его в столь необычном виде. Он затолкал находку обратно в футляр, загнул открытый край и спрятал в карман.
- Похоже, это еда. Хорошо, надеюсь, она мне в ближайшее время пригодится. Жаль маловато.
Поскольку закрыть дверь в жилой отсек корабля уже не представлялось возможным, не могло быть и речи о том, чтобы сделать его новым укрытием. Другие суда поблизости выглядели и того хуже, а стало быть, пока что единственным приемлемым вариантом оставался корабль, в котором Ордалион провел прошлую ночь. Сейчас было самое подходящее время, чтобы изучить его получше.
Снаружи оказалось, что согревающие свойства обновок оставляли желать лучшего, однако кое-какой прогресс всё же наблюдался. Материал, из которого была сшита униформа, оказался непроницаемым для ветра. А это в условиях предгорий, уже половина победы над холодом. Используя арматуру как посох, Ордалион доковылял до уже знакомого массивного сооружения и, зажигая на пороге факел, углубился в недра большого корабля. Самого большого поблизости.
Коридор судна был довольно длинным и даже имел свои развилки, на которых с непривычки вполне можно было бы заблудиться даже при свете. По обе стороны шли закрытые двери. По большей части, это были жилые отсеки с многоярусными койками, в которых не наблюдалось останков членов экипажа. Из увиденного Ордалион сделал вывод, что это судно было транспортом. Много спальных мест, большие пространства и ни намёка на вооружение. А именно было это судно транспортом потому, что теперь его вряд ли можно будет когда-нибудь зачислить в списки уцелевших. За жилыми отсеками следовала открытая дверь в огромный зал, служивший, судя по валяющейся там искореженной мебели, столовой. Пожалуй, это было самое большое помещение на судне, и в нём же почти отсутствовала одна стена, вместо которой зияла огромная дыра с рваными краями. От дыры к потолку тянулась вереница пробоин поменьше, пересекавших потолок, через который внутрь падал дневной свет. Было странно видеть такое крупное помещение столь пустым. В нём не было не только тел, но и свойственной столовым посуды, столовых приборов, мелкой утвари. Остались только массивные металлические столы. Кто мог вынести отсюда всё это? Или оно само вылетело?
Как бы то ни было, столовая уже совершенно точно не была территорией, которую Ордалион мог бы присвоить себе. Многочисленные дыры и почти полное отсутствие стены делали её неоспоримой вотчиной пауков. За столовой следовал, судя по обилию странных устройств и тесноте помещений, технический отсек. Здесь были исправно открывающиеся и закрывающиеся без вмешательства лома двери, за которыми, среди техники, нашлось полдюжины трупов. Возле одного из них валялся ящик с инструментами. Не все их них были знакомы колдуну, но часть известных помогла распознать находку. Из черепа лежавшего рядом, видимо, техника, торчал инструмент, заканчивавшийся рогатиной с широкими рожками. Ордалион усмехнулся обстоятельству смерти и забрал себе разбросанные богатства.
На корабле обнаружились и другие места с пробоинами, но в целом, примерно треть помещений судна были пригодны для того, чтобы пересидеть в них ночную угрозу. Было там также и много секретов, остававшихся пока неразгаданными: дверей, что отказывались открываться даже при приложении скудной грубой силы, что была в распоряжении у некроманта, а также контейнеров, открыть которые не позволял причудливый замок или отсутствие специального инструмента. За этим увлекательным походом по местному рынку Ордалиона и застигли сумерки.

0

5

Наступит ночь

Изучение нового техногенного ландшафта, было по-своему увлекательным, и некромант даже почувствовал себя лучше, пусть это и было всего лишь эффектом отвлечения. Однако такая увлеченность процессом наживания имущества, с наступлением темноты, быстро превратилась в беспечность. Хотя не заметить это было и не мудрено, ведь помещения мёртвого судна и так пребывали во мраке, поэтому успевшие привыкнуть к нему глаза едва ли различали его оттенки. Приведшим Ордалиона в чувство ковшом ледяной воды стал уже знакомый ему по минувшей ночи звук, похожий на редкий град, барабанящий по металлической обшивке судна. Лишь услышав его колдун вдруг понял, что совершенно забыл про время, а пауки, как он заметил утром, являлись ночными хищниками. В помещении, где его настигло неумолимое время, не было дыр в стенах или потолке, но и дверь была безнадежно заблокирована деформированный проходом. Свет из зала-столовой проникал в этот закуток, тусклый, но всё еще позволяющий экономить факелы. Пользуясь остававшимся скудным освещением, Ордалион, насколько позволяло состояние быстро, зашагал в обратном направлении. Требовалось вернутся в его каморку, бывшую в настоящий момент единственным местом на плато, безопасность которого прошла полевые испытания. Наверняка, инженерный отсек тоже подошел бы для этой цели и Ордалион держал этот запасной вариант в голове, однако все пути к безопасности неизбежно проходили через крупный зал, дыр в котором было больше, чем в сыре.
Появившись в дверях зала, он замер на месте от ужаса. Сквозь пробоины внутрь уже проникло несколько ненавистных пауков. Трое из них ползали по стенам и потолку в поисках пищи, еще шестеро мирно паслись в разных частях отсека с той же целью. Пока они не заметили его, но некромант не сомневался в том, что это лишь вопрос времени, и времени совсем небольшого. Не приходилось сомневаться и в том, что в случае обнаружения, ему конец. Бежать было некуда, ведь комната позади представляла собой тупик с искореженной дверью, вход в технические отсеки лежал слева, как раз там, где копошились два монстра. Ну а для того чтобы вернутся в свою уютную коморку с засушенным трупом на полу, требовалось пересечь почти пустой зал, неизбежно став объектом интереса всех присутствующих.
- А ведь это я вчера думал, что оказался в дерьме… - подумал он, трезво оценив ситуацию. Мужчина прислонился к стене, дабы не стоять прямо в проходе, но вряд ли это сильно усложнит видящим в темноте паукам его поиск. Требовалось принять судьбоносное решение. Первое из многих, что предстояли.
Самым очевидным и безопасным вариантом было вернуться в покинутый минутой ранее отсек и сидеть там тихо, как мышь, надеясь, что пауки просто не заглянут туда. Но такой вариант Ордалиона совершенно не устраивал. В случае нахождения, спасения в этом случае не было, потому как отсутствовал простор для маневра. Да и не в его правилах было покорно ждать своей участи, дрожа от страха. Проскользнуть в ближайший коридор и запереться в машинно отделении – тоже гиблое дело, ведь две твари сами того не зная, преграждали путь туда. Оставался последний вариант. Безумный, а потому, подающий надежды. Он пересечет эту чёртову столовую от края до края, незаметно, словно тень, либо с боем, словно лев. И, как и подобает льву в высокой траве, он начал ползти.
Ордалион незаметно выскользнул из прохода, где оставил большую часть своих находок, и на четвереньках пополз к ближайшему привинченному к стене контейнеру, ставшему первым укрытием. Судя по размеренным звукам цокающих по полу паучьих лапок, его не заметили. Убедившись что монстры не смотрят в эту сторону ни с одного из направлений, он тихо шурша новообретенной униформой, верхняя из которых была ему великовата в талии и волочилась по полу в этом положении, продолжил свой поход. Ползти оказалась на удивление проще, чем идти на своих двух. В коленно-локтевой позе головокружение было слабее, а скорость выше. Кто бы мог подумать.
Вторым пунктом его сбора была опрокинутая скамья длиной около шести метров. Её дальний край был выкручен словно мокрое белье при отжиме, однако так и не оторвался от пола. Одна беда – она была слишком низкой. Чтобы укрыться за этой преградой, Ордалион лёг на живот и уже изображал не кота, но змею. Скорость заметно упала не только из-за неудобства, но и потому, что сильно шуметь было нельзя. Он прополз так, со скоростью около полутора метров в минуту две трети скамьи прежде, чем услышал приближающийся звук паучьих шагов.
- Неужели заметили? Неужели всё? – сердце ушло в пятки. Он замер на месте, понимая, что попытка рывка вперед ничего ему не даст. Если паук его нашел, то совсем скоро последует удар в спину, пауки точно не побрезгают бить лежачего. Некромант ненавидел это ощущение беспомощности, которое часто заставлял испытать своих врагов и которое сейчас чувствовал во всей красе. Паук подошел к скамье вплотную. Прошелся вдоль, поскрипывая хитином. Он находился сейчас ровно по ту сторону планки скамьи от Ордалиона и безусловно увидел бы последнего, будь еще на три сантиметра повыше. Но молодая особь монстра не могла заглянуть через стену перед собой, а перемахнуть через нее не имела причины. Двадцать бесконечно долгих секунд паук оставался в нескольких сантиметрах от своей добычи прежде, чем продолжил путь. Только сейчас Ордалион наконец выдохнул, вспомнив как это делается. И тут же приложил ладонь ко рту, напрягая горло, чтобы не дать кашлю вырваться наружу. Получилось.
Следующей остановкой был лежавший у стены стол. Надежное укрытие по сравнению с предыдущим, да и один из пауков только что вылез из-за него, убедившись, что там ничего нет. Поднявшись на четвереньки, Ордалион преодолел полтора метра открытого пространства между скамьей и столом, где его могли заметить, остановившись за стальной поверхностью. Он выглянул в зал. Всё спокойно. Уже было сделал шаг рукой, когда заметил, что на полу разбросаны мелкие обломки, кусочки металла, стекла и болты.
- Зараза, да вы издеваетесь! – подавив вздох негодования, он начал осторожно ступать между мусором, боясь зацепить объекты, шум которых привлечет внимание. Это было бы достаточно непростой задачей даже в привычных для него условиях, а уж с признаками отравления, уставшим и подрагивающим от напряжения – вовсе невыполнимой. Собственно, вскоре осколок стекла звякнул на полу, задетый штаниной. Колдун замер, пригнулся и стал вслушиваться в зал. Без перемен. Пауки ничего не заметили. Он продолжил ползти по этому минному полю. Стиснул зубы, когда коленом встал на валявшийся на полу болт, оттолкнуть его было нельзя, оставалось только терпеть. Наградой за это ему стало то, что больше он не издал ни звука, минуя новую преграду и прислоняясь спиной к контейнеру, что шёл далее по маршруту. Оставалось пройти последний стол, пересекавший зал по диагонали. Все враги были по ту сторону его столешницы, но чем ближе он будет подбираться к выходу, тем ближе будет подползать и к паукам. Это был не самый сложный но, без сомнения, самый опасный участок маршрута. Велик был соблазн просто рвануть изо всех сил вперед, на финишную прямую, но Ордалион, после предыдущего забега, отчётливо понимал, что сил не хватит. Ему неплохо бы вообще встать на ноги с той стороны. Итак, его ожидал последний рывок.
Всё шло на удивление гладко. Пауки лазали где-то там, а он сантиметр за сантиметром приближался к заветному чёрному прямоугольнику на другой стороне зала, который больше не казался непреодолимой пустошью. Но как это обычно и бывает, темнее всего ночь перед рассветом. И вот, когда оставалось проползти последнюю четверть стола и метнуться в двери, прямо перед ним появился один из пауков, движущихся вдоль двери и прямиком наперерез колдуну. Тварь смотрела не на него, а вперед, но от обнаружения его сейчас отделяло одно неверное движение или простая фокусировка зрения той пары глаз, что находились с этой стороны головы твари. Паук преградил единственный остававшийся сейчас путь к спасению, и с эти что-то необходимо было сделать. Он должен был уйти, по доброй воле и немедленно. Надеяться на это было глупее, чем все совершенные Ордалионом за последние десять минут поступки взятые вместе. Не имея иных вариантов разрешения этой критической ситуации, он потянулся за одним из армейских ножей, найденных днём. Лезвие блеснуло в свете уходящего дня, а затем отправилось в полет. Звук упавшей где-то в центре зала железки заставил всех пауков встрепенуться. Монстр, стоявший в нескольких метрах от Ордалиона, резко развернулся и побежал на звук. А следом и сам виновник переполоха быстро перебирая конечностями пролетел остаток расстояния, уползая в проход. Лишь за поворотом он позволил себе закашляться, не было сил больше терпеть. Но теперь было можно. Как он считал. И сильно ошибался.
Как только тихий кашель послышался в коридоре корабля, впереди, в темноте, где ждала заветная дверка в безопасную комнату, раздались режущие слух паучьи шаги. Одна из тварей, видимо, пролезшая на судно первой, успела углубиться в эту часть корабля и сейчас отчётливо видела добычу. Ордалион же понял о случившемся сначала по звуку, и лишь двумя секундами позднее по отблескам света на хитине существа, что бежало к нему по прямой. Как был – на четвереньках, он свернул в одну из комнат, чтобы были ближе всех, и исчез за поворотом. Закрывать дверь не были ни сил, ни положения в пространстве. Разумеется, паук не был идиотом и последовал за ним. Некроманту удалось доползти до какой-то тумбочки прежде, чем тварь появилась на пороге комнаты, ища его взглядом. Укрытие помогло, но совершенно точно на считанные секунды. Сейчас паук войдет в каюту и начнет искать его. Проскочить мимо – не выйдет. Нужно во что бы то ни стало выпрямить ноги и быть готовым к бегу. Или… принять бой.
Он достал другой нож, последнее остававшееся у него оружие. В этой, почти полной темноте, лезвие не блестело в дрожащих крупной дрожью руках. Нож был взят обеими руками и подготовлен к удару сверху вниз. Звук паучьих лапок приближался. Здесь было слишком мало мест, где можно спрятаться, чтобы поиски затянулись. Крупные капли пота выступили на лица человека, готовящегося к встрече лицом к лицу с чудовищем. И вот, головогрудь паука появилась из-за угла тумбочки. Резко выдохнув, Ордалион подался навстречу преследователю, обрушивая на него клинок. Удар был сильным, насколько мог судить умевший пользоваться режущими предметами ученый. Достаточно сильным, чтобы лезвие отломилось от рукояти при столкновении с хитиновым экзоскелетом чудовища и позвякивая упало на пол. Такого провала Ордалион не ожидал. Тварь пошатнулась от внезапной атаки, но решимости не потеряла. Левая передняя лапа сделала выпад вперед, но ударилась в стену, в том месте, где только что была жертва. Сам же Ордалион рухнул на пол сразу после неудачного нападения на паука и пополз под койку. Разумеется, паук последовал за ним, атаковав вновь и вновь нанеся удар полу. Но это паническое бегство в явно более выгодных для преследователя, а не уползающего условиях, было спланированным. Миновав вторую многоярусную койку, Ордалион сорвал с нее покрывало, а затем приподнялся, упираясь спиной в дно. Койка пошатнулась и рухнула в сторону. Не упала полностью, зацепилась верхом за стену и легла в диагональном положении. Но теперь зазор между её краем и полом оказался уже, чем мог преодолеть паук. Пользуясь же полученной форой, Ордалион выскользнул сбоку и всё так же на четвереньках устремился к выходу. Паук быстро смекнул что произошло и бросился следом, но был остановлен приземлившимся на него покрывалом. К тому времени как он избавился от наброшенной на него сети, жертва уже скрылась из виду. Но ушла совсем недалеко. Паук заметил мелькнувшую в проходе ногу, а следом услышал ругательное слово на иномирном языке. И ему было от чего прозвучать, ведь вместо жилой каюты транспортного корабля, Ордалион, дигаясь наощупь, забрался в шкаф, где хранились принадлежности для уборки помещений.
Видя приближающуюся погибель в виде отблесков, мелькающих в темноте сквозь прорези в дверцах, Ордалион испытал неприятное чувство «дежа вю». Когда-то давно, столетия назад, в его уже почти нереальном детстве, он уже бывал в такой ситуации. Шкаф, монстр, никакого оружия и помощи. Это была безнадежная ситуация, совсем как сейчас. Но он пережил её. Нет, не просто пережил, он победил той ночью. Стал сильнее, одолел множество своих страхов разом. И если он сделал это тогда, будучи ребенком, разве позволительно ему сдаться сейчас? Сейчас, когда до его спасительной комнаты остались считанные метры? Нет уж, пусть эта тварь, какой бронированной она ни была пожалеет, что не позвала на помощь, пока был шанс.
Он нащупал длинный шест. Очевидно, швабра. Подойдет. Паук трогает лапами незапертые дверцы шкафа. Они покачиваются, но остаются закрытыми, поскольку открываются наружу. Тварь знает, что он внутри и её терпение стремительно кончается. Паук нанес свой смертельный удар шкафу, пронзив тонкий лист металла. Попал бы, сиди Ордалион всё еще на коленях внутри. Но он уже успел встать на ноги и легко уйти от атаки, а затем контратаковать, всего-навсего приоткрыв дверцу. Лапа паука, оказавшись заломленной, застряла в дверце. Некромант выбрался наружу под негодующее щелканье монстра и уже было хотел проскользнуть мимо него, готовый в любой момент отклонить удар правой лапой, однако такового не последовало. Вместо этого паук, извернувшись, вцепился в его ногу своими щупальцами, извивающимися в том месте, где у привычных колдуну пауков должны располагаться хелицеры. Почувствовав хватку даже через трое штанов, двое из которых были чужими, Ордалион принялся отчаянно молотить паука по голове шваброй. Как и следовало ожидать, существо даже не поморщилось от таких побоев, может правда потому, что не имело лица. На пятом ударе ручка переломилась, оказавшись вовсе не деревянной, а сделанной из неизвестного, похожего на хрупкий металл вещества. Образовавшимся острым обломком Ордалион сделал выпад, вонзая его в один из глаз чудовища. Визг твари ознаменовал первый ущерб, нанесённый некромантом своему обидчику. Всё-таки глаза этих пауков были защищены куда хуже, чем их туловище. Щупальца разжались, давая беглецу драгоценную секунду свободы, которую он использовал сполна, бросившись к каюте и закрывая ставшую невесомой благодаря выбросу адреналина дверь, под стук десятков паучьих лап. Затем Ордалион обессилив, сполз по стене на пол. На то же самое место, что и вчера. Но в этот раз он не станет спать на полу, нет. Просто надо немного перевести дух. Всё-таки эта маленькая победа, пережить сегодняшний вечер, далась очень непросто.
- Ничего себе сходил по магазинам...

0

6

Мысли позитивно

Всю ночь Ордалиона мучали кошмары, которые, на деле, были всего лишь прокруткой в памяти недавних событий. Никакая, даже самая безумная фантазия не способна тягаться в с своей ужасности с реальностью. Однако здесь, в этом сне, не всё было достоверно похоже на случившееся. Стоило начать с того, что очутился некромант вовсе не в разрушенном корпусе железного корабля, а в своём доме. Своём первом доме. Правда, тот был несравнимо меньше этого места, с бесчисленными лестницами, коридорами и… тёмными комнатами, во тьме которых скрывалась незримая опасность. А еще Ордалиону было восемь лет, так что ни о каких схватках с врагом с применением подручных средств или магии и речи не шло. Бесконечно долго он бегал по дому, слыша вплавленные в память ужасом навсегда звонкие шаги маленьких ног в деревянных ботинках. Но как он ни старался, источник звука увидеть не мог. Этот сон был настоящей пыткой разума, которая, к утру, наконец, закончилась. Однако как и было сказано ранее, реальность хуже кошмара, потому что в отличие от последнего, продолжается и после пробуждения.
До этого утра колдун был убежден, что худшего состояния, чем уже имевшееся у него последние два дня, быть не может, но забыл мудрость, гласящую, что всегда может быть хуже. И эта мудрость напомнила ему о себе. Первым ощущением, что он испытал при пробуждении, было чувство сильной жажды. Да, его появление было всего лишь вопросом времени. Хотя как опытный путешественник, он носил с собой флягу воды, которая проследовала за ним и через портал, вчера остатки живительной влаги в ней закончились. Это стало ясно сразу, как только Ордалион взял флягу в руки. А эта новость, на секундочку, была хуже, чем если бы он узнал о том, что ни одна дверь на этом дырявом суденышке больше не закроется. От пауков можно было сбежать, и, как вчера стало известно, даже отбиться в определенной степени. Но вот от жажды – нет. Ордалион не видел снаружи ни намёка на какой-нибудь ручей или горную реку за минувшие дни, внутри кораблей тоже не нашел ничего, что походило бы на ёмкость с питьевой водой. Таким образом, жажда в одночасье стала проблемой номер один, куда более насущной, чем проклятые пауки. За жаждой, в числе обычных своих симптомов отравления, он почувствовал еще и голод. Вот это уже было странно. При отравлении не хочется есть, организм очищается от яда, препятствуя пополнению запасов последнего.
Кое-как поднявшись с койки, он едва не упал из-за резкой боли в колене. Дал о себе знать вчерашний шуруп, на который он наступил. Тогда, пот эффектом от адреналина, но не придал особого значения этой боли, но она оказалась злопамятной. Доковыляв в темноте до места, где была дверь, он отодвинул заслонку от пауков и выбрался в коридор. Путь лежал в столовую, с таким трудом вчера пройденную им, будто линия фронта. На той стороне его ждал узелок из униформы с завернутыми в него находками. Разумеется, пауков всё это не заинтересовало. Подобрав трофеи и надев поднятую с пола фуражку, Ордалион отнес находки в свою комнату, после чего выбрался наружу. Подышать свежим воздухом, которого там не было. Ему предстояло в течение этого и следующего дня найти воду или же умереть. Смерть от обезвоживания была поистине страшной, а потому он твёрдо решил, что заколет себя своим костяным кинжалом прежде, чем силы оставят его, обрекая на долгую агонию. Если уж ему суждено умереть здесь, он сделает это с достоинством. Пусть даже никто об этом не узнает.
Ковыляя, опираясь на импровизированный костыль, он направился к соседнему кораблю, предварительно завернувшись в несколько комплектов одежды. Было, навскидку, холоднее, чем вчера. Но его согревали усилия, что приходилось прикладывать для перемещения. Полчаса пути и вот он был на месте. Поиски внутри судна начались незамедлительно. Тел там не обнаружилось, ведь корабль был не закрыт да к тому же разбит на несколько частей, но некромант не падал духом, отчаянно продолжая поиски. Безуспешно. Потеряв вместе с потом больше воды, чем нашел, он покинул этот борт. Там было много любопытных находок, но на сегодня они остались без внимания, ведь являлись безделушками в ситуации, когда пить нечего.
Следующей целью был холм. Тот самый, с обратной стороны которого Ордалион прибыл в это забытое богами и людьми место. Сейчас он казался немыслимо далеким, в нынешнем состоянии колдуна. И правда, путь туда занял порядка полутора часов. Невиданная роскошь для того, кого могут убить уже сумерки. Поднявшись на холм, Ордалион долго кашлял, валяясь на спине и пытаясь восстановить дыхание после этого восхождения, которое случилось будто бы на гору, чей пик скрывался за облаками. Однако все усилия оказались напрасными. Сколько бы он не вглядывался вдаль, не пытался заметить отблески солнца на водной глади или хотя бы заросли прибрежных растений, ничто на многие мили вокруг не указывало на наличие источника воды.
- Да что же это за напасть такая? Эти чёртовы пауки ведь что-то пьют, а они не похожи на тех, кто способен ходить на водопой на другую сторону горного хребта. Или их норы где-то глубоко в земле, где проходят грунтовые воды? Вот ведь сукины дети… - виня во всех своих злоключениях пауков, он пошел обратно на кладбище кораблей, что в ближайшей перспективе могла стать его криптой. Утруждать себя аккуратным спуском Ордалион не стал, и просто начал соскальзывать короткими рывками вниз по склону. От этого его одежда испачкалась в пыли по колено, но ему было на это плевать.
Обратный путь занял два часа. Было уже далеко за полдень, когда он вернулся туда, откуда начал, только уже обессиленный. Поиски воды в этом районе окончательно утратили смысл, а значит, нужен был новый план. И план у него был, как всегда. Три с половиной часа в пути – достаточный срок, чтобы о многом подумать. Ордалион приступил к сбору материалов. На корабле, ставшем его временным укрытием, ему удалось найти кружку в кабине пилота. Кружка была алюминиевой, что более чем подходило для его замысла. Следом он набрал разного мусора с пола в каютах, уготовив ему роль топлива. Найти два листа металла и ткань униформы на этой свалке не составило никакого труда, а потому оставался последний компонент. Некромант принялся собирать листья растений, встречающихся вокруг. Набрав примерно половину кружки, он сложил небольшой костер, установив над тем лист металла. Поставил на лист кружку с листьями, накрыв её листом металла поменьше. Это был довольно примитивный способ получения воды, не говоря уже о низкой его эффективности, однако выбирать не приходилось.
Ближе к вечеру, Ордалиону всё-таки удалось добиться некоторого успеха. На донышке кружки была влага, которую он выпила залпом после охлаждения. Эта вода была мерзкой на вкус, всё еще горячей и, что хуже всего, её было слишком мало. Это не тот объем, что мог стать спасением, скорее небольшая отсрочка смертной казни уготованной ему природой. В расстроенных чувствах, он побрел в свою камеру, памятуя, что совсем скоро придут его восьминогие тюремщики.
Настроение было отвратительным. С каждым следующим днем его жизнь становилась всё тяжелее, а просветов в этой надвигающейся тьме не было видно. Не добавила оптимизма и попытка поесть. Съеденный кусочек шоколада уже через пять минут настойчиво попросился наружу и помешать ему это сделать не удалось. Теперь на полу красовалось коричневое пятно, пахнущее желчью. Чтобы отвлечься от этих негативных мыслей, Ордалион стал прокручивать в голове свой бой с пауком. Неудача при попытке заколоть того ножом, выглядела столь неестественной, что для верности Ордалион решил даже рискнуть и сделал вылазку в каюту, где его едва не нагнал монстр. Разумеется, сломанный армейский нож лежал на месте, куда еще ему было деваться? Подобрав оружие, некромант отметил, что сломалось крепление в рукояти, а не само лезвие. Металл был цел и на нём не наблюдалось зазубрин.
- Значит, они могут быть вовсе не неуязвимы к колющему оружию, просто от времени этот нож испортился, да и силы мои оставляют желать лучшего. Ладно, учтём. Глаз им, как мы уже знаем, вполне можно выколоть обломком швабры.
Когда он направился назад в свою камеру, вдалеке, в конце коридора, послышались быстрые шаги первых пауков. Она нашли его сразу, помня, где добыча укрылась в прошлый раз. Ордалион бросился бежать, насколько мог, но в темноте коридора в этот раз напоролся и без того больной ногой на торчащий из стены край внутренней обшивки. Резкая боль рассекла ногу. Он вскрикнул, но не остановился. Пауки не успели добраться до двери, закрывшейся в темноте. Однако радоваться было по-прежнему нечему. Неуёмная и, что куда важнее, несвоевременная жажда знаний, сделала своё дело. Теперь к и без того солидному багажу проблем Ордалиона добавилась рана на ноге. Достаточно глубокая, чтобы истечь кровью, хотя артерия и не была задета. Колдуну пришлось поджечь край одного из найденных комбинезонов, чтобы осмотреть повреждения при скудном свете в замкнутом пространстве. Рана была длинной, но не смертельной, если остановить кровь. Он использовал один из ремней как жгут, а часом позднее ослабил его, убедившись, что угрозы больше нет. Угрозы, но не боли. Так, в темноте, под запах гари и желчи, испытывая боль, голод и жажду, он с раненной ногой встретил конец третьего дня в новом мире.

0

7

Последняя капля достоинства

На этот раз, ему приснился сон. Знакомые места, внутренний двор замка барона де Шоте. Ночь, когда его группа проникла в сокровищницу, где их ждало разочарование. Но это разочарование не позволило днем позже угодить в смертельную ловушку благодаря сведениям, что они получили. Однако на сей раз всё было иначе. Ордалион спускался по веревке в темноту, когда в метре от земли в его ногу вцепилась огромная собака, одна из тех, что охраняли замок. Некромант вскрикнул и попытался стряхнуть псину, но та держала его мёртвой хваткой, продолжая вписаться в плоть. Рывком головы она вырвала кусок мяса из его ноги, и он сорвался вниз. Падая, он непостижимым образом увидел Ширли на стене замка. Она испуганно смотрела на него, в то время, пока полчище не весть откуда взявшихся сторожевых псов набросились на Ордалиона со всех сторон, разрывая на части. На губах возлюбленной застыл немой крик, и Ордалион проснулся.
Еще одно поганое утро в этом проклятом месте. На сей раз Ордалион проснулся раньше первых петухов, если такие и водились здесь. Его разбудила боль в раненной минувшим вечером ноге. Импровизированный бинт из униформы насквозь пропитался кровью и очевидно, что колдуну повезло пережить это ночное кровотечение, которое имело все шансы прикончить его во сне. Но поводов для радости не наблюдалось. Рана пульсировала болью, от усилившегося чувства голода голова кружилась так, что Ордалион уже не был уверен, что вообще сможет встать на ноги. Ну а уже хорошо знакомое ему со вчерашнего дня чувство жажды стало вовсе нестерпимым. Хотя он заснул в относительно теплом помещении, пота, проступавшего на коже вчера, не было. И это еще одна плохая новость. Его обезвоживание подошло к той черте, за которой спасения нет. Пока еще он хотел пить, а стало быть, время оставалось. Но как много? Он полагал, что совсем немного.
- Похоже, что моя удача взяла отпуск. Давно она не отдыхала, заслужила. Я бы сказал, что не вовремя, но я сказал бы точно так же в любой день, разве нет? – подбодрил он сам себя в свойственной ему манере и криво улыбнулся. Это не было проблеском оптимизма, скорее дежурная улыбка обреченного. Убедившись, что подвижность ноги сохранилась, хотя и была сопряжена с болью, он помог себе встать на пол. Теперь его костыль-арматура был еще актуальнее, чем прежде. Волоча ногу, Ордалион побрел на выход. Он больше не проверял, есть ли пауки в коридорах, хотя в тех по-прежнему царил полумрак. У него было слишком мало времени, чтобы бояться их. Уж лучше смерть от удара хитиновой лапой одного из этих сукиных детей, чем мучительная агония в запертой комнате. На сей раз для открытия двери потребовалось использовать арматуру как рычаг.
Он вышел на «свежий воздух», откашлявшись и едва не упав. Только сейчас Ордалион понял, что хоть дышать ему легче и не стало, кашель поутих. И поутих он еще вчера, просто ему было не до того чтобы заметить эту перемену. Единственную благоприятную перемену за последние четыре дня, которая ничего сейчас не решала.
- Ну да, ну да, если плохая новость, так сразу война или эпидемия чумы, а если хорошая – максимум что пекарня всё еще работает, - прокомментировал он. Юмор – последний рубеж обороны разума перед лицом всепоглощающего безумия.
Он медленно ковылял в случайном направлении, изредка поправляя фуражку капитана судна. Плана действий не было, ведь для выпаривания из листьев новой порции воды ему не хватит сил, необходимых для сбора материалов. Колдун посмотрел на горизонт, где только брезжил рассвет. Возможно, его последний рассвет. Он был красивым здесь, и Ордалион видел его впервые, ведь прежде не просыпался так рано.
- А ведь где-то там она, - подумал он, с грустью глядя на светлеющий горизонт. – Надеюсь, у нее всё хорошо. Хотя о чём я? Конечно же хорошо. Она справится с любой трудностью, такова её природа. Окажись она здесь вместо меня – все эти чёртовы пауки давно висели бы на стенах выпотрошенные, а она доедала бы их глаза. И ведь всё лишь потому, что мы на мгновение отпустили руки…
О походе на поиски водоема и речи быть не могло. Ордалион был ранен, смертельно истощен и чувствовал упадок моральных сил, что было самым опасным недугом. Он просто брел, бесцельно, лишь бы не стоять на месте. Не любил он стоять на месте, даже если идти было невыносимо. Возможно поэтому удача и улыбалась ему? Как сказал один мудрец: дорогу осилит идущий. И его утренняя дорога дала совершенно неожиданный результат. Почти за час добравшись до разбитого малого корабля с торчащим вверх острым крылом, некромант споткнулся о кочку и растянулся на земле ничком. Земля поглотила его стон боли, но вставать на ноги снова совсем уже не хотелось. Вместо этого, он перевернулся на спину, пачкая в пыли волосы, глядя на серое, чужое небо. Прибрежные воды бескрайнего Океана Звёзд, откуда он прибыл. Картину портило то, что напротив правого глаза возвышался край крыла судна, мешавший обзору. Ордалион невольно перевел взгляд на него и задержался дольше, чем рассчитывал. На обратной стороне металлического листа поблескивали в лучах восходящего солнца капли воды.
- Конденсат, - эта мысль пронзила его словно удар молнии. Каким же он был ленивым дураком, не найдя источник воды и при этом вставая так поздно, когда роса уже испарилась. Взгляд пробежался по всей поверхности крыла. Ожидаемо, она вся была мокрой. Отбросив в сторону мысли и подходящей позе для смерти, Ордалион нашел в себе силы подняться, приблизиться к крылу, и начал пить. Это выглядело бы вполне сносно, будь всё именно так, но на деле, было несколько иначе. Он облизывал холодную влажную поверхность крыла небесного судна, жадно поглощая каждую каплю росы. Мысль о том, что он сейчас окончательно превратился в животное, готовое слизывать капли воды хоть с давно погибшего корабля, хоть с чужих сапог, лишь бы выжить, была отвратительной. Но она не могла остановить его. Эта вода была настоящим сокровищем, прохладная, чистая, немного горьковатая, но именно такой и должна быть вода в природе. Как хорошо, что Ширли не видела его сейчас, израненного, слабого и жалкого. Он обменял эти капли живительной влаги на последние капли своего достоинства. Вылизывал крыло, вместо того чтобы собрать росу в ёмкость. Но быть может, это была справедливая цена? Жизнь, в обмен на унижение, которое никто не увидит? Да и как поступила бы Ширли, окажись она в такой ситуации? Разве она не заплатила бы любую цену ради выживания, отбросив гордость? Нет, он ошибся. Жаль, что она не видит его таким. Умирающим, слабым, но до сих пор не сломленным. Она одобрила бы его выбор.

0

8

На краю отчаяния

OST

Решение проблемы нехватки воды было найдено, пускай и выглядело неприглядно. С того дня Ордалион начал засыпать раньше, дабы не проспать раннее утро, когда роса еще есть. Это было непросто сделать для того, кто был по режиму дня совой и предпочитал активность в тёмное время суток. Однако особых дел с наступлением темноты у него не наблюдалось, за что спасибо паукам-переросткам и раненной ноге, рана на которой воспалилась. Да и мотивация для быстрой перестройки своего режима была более чем убедительна – проспишь и останешься на сутки без воды. Он не без горечи заметил, что судьба применяла к нему ту же отрицательную мотивацию, которую он считал наиболее эффективной и применял сам. Неужели это место его тюрьма, где он получает по заслугам? Хах, какая чушь. Должно быть, из-за голода в голову лезут такие нелепые идеи. Настоящее зло всегда остается безнаказанным.
С момента его прибытия в новый мир прошла неделя. И, как и говорилось в одном из религиозных мифов, на седьмой день бог решил отдохнуть. Примеру бога, которому Ордалион, без сомнения, был ровней, коли прожил здесь так долго, решил последовать и некромант. В очередной раз отполировав обшивку мёртвых кораблей языком, он, с привкусом горечи и кислоты ржавеющего металла во рту, вернулся в свою комнату. Сил на полезную деятельность сегодня у него решительно не было и не стоило полагать, что завтра будет иначе. Нет, завтра будет хуже, этот урок новый мир преподавал ему каждое утро и задавал учить дома каждый вечер. И похоже, сегодня экзамен.
Отсутствие каких-либо изменений его состояния в течение уже недели ясно давало понять, что это не отравление. Будь это оно, он должен был либо уже умереть, либо поправиться. Но вместо этого застрял где-то посередине. Это была плохая новость, ведь отравление, при всей своей опасности, хотя бы было понятной угрозой. А теперь было не ясно, что с ним и когда это кончится. И кончился ли? Создавалось устойчивое ощущение, что нет.
- Так это не отравление местным воздухом. Так в принципе на меня влияет новый мир. Означает ли это, что мне не полегчает? Я так и буду ползать как червь в таком состоянии, пока пауки или голод со мной не разделаются?
Да, этот день отличался от других, но не погодой или событиями вокруг, а настроем Ордалиона. Даже несмотря на нахождение источника воды, мыслить позитивнее у него не прибавилось причин. Он ослаб от недельного голода, едва ходил из-за боли в мышцах и головокружения, не оставлявшего его ни на минуту, хоть он и успел привыкнуть к нему. Даже рана на ноге болела терпимо и наверняка её можно было бы залечить, начни он есть и получать энергию, а не только тратить её. Но сегодня он проснулся мокрый от пота, и вовсе не потому, что в помещении было тепло. У него был жар. Не трудно догадаться, что причиной была воспалившаяся нога, порез на которой загноился от антисанитарных условий. Это лишь начало, еще день-два и всё выльется в заражение крови, некромант прекрасно знал, как это работает. Он доживал свои последние дни и мысли о том, что бороться дальше нет ни сил, ни смысла, посещали его всё чаще. Сегодня же эти мысли устроили настоящий парад.
Ордалион лежал на койке, прислонившись спиной к холодной металлической стене. Не лучшая опора для того, чьё здоровье и так уже подорвано и у кого нет даже намёка на лекарства, однако теперь ему было плевать. Мертвее он уже не будет. Он смотрел отсутствующим взглядом на пятнышко коррозии на противоположной стене каюты, размышляя о вечном. Вечном сне.
- После всего что я сделал, после славных побед, поучительных поражений и бесконечных странствий, неужели таким будет мой конец? Я умру в тишине и одиночестве здесь, на ржавой посудине, забившись в угол словно до смерти перепуганная мышь? Такой бесславной и жалкой смерти я не пожелал бы даже заклятому врагу. Интересно, какой она будет на этот раз? Только бы не такой же как паутина Юока. Вечность в пустоте и бездействии, безмолвным созерцателем того, как меняется мир, в котором меня больше нет, и никогда не будет. Но на сей раз никто не сделает предложение, от которого невозможно отказаться. Я медленно исчезну, растворившись в собственном безумии. Нет, только не туда… и… и почему именно сейчас? Сейчас, когда я только воссоединился с Ширли, когда нам впервые выпала возможность побыть вместе не под угрозой смерти. Это несправедливо! – он ударил о стену кулаком, стиснув зубы. На усталых глазах мужчины выступили слёзы, пожалуй, редчайшее явление для Ордалиона. То, что он скрывал даже от себя, доказательство того, что он всё-таки человек. Обыкновенный, слабый и хрупкий человек. От этой очевидной, но всегда неприятной мысли становилось только гаже на душе. – Вы и так отняли у меня всё! Отнимали каждый раз, когда мне было чем дорожить! За что?! Разве я мало дал вам?! Я выполнял свою часть договора как положено. Она не мешала мне идти вперед, напротив, она дала мне второе дыхание. Почему она должна расплачиваться по моим счетам?! – на самом деле, несмотря на эту истерику в театре одного актера, он знал ответ на собственный вопрос, но будто бы пытался обмануть невидимых собеседников, сидевших напротив и ухмылявшихся его безвыходному положению.
- Я никогда не боялся смерти, рисковал при каждом удобном случае, даже после того что случилось со мной в Долине. Но сейчас боюсь. Возможно впервые за всю жизнь мне есть для чего жить. Неужели весь путь был пройден для этого? Стать высушенным трупом на кладбище небесных кораблей это и есть моя судьба? Судьба… я не верю в судьбу… - он произнес это более чем неуверенно. – Она будет ждать меня. Месяцы, годы, десятилетия… но так и не дождется. Как скоро она начнет искать сама? Насколько хватит её терпения? И найдет ли? Вероятность этого стремится к нулю, - он снял в себя всю дополнительную одежду, чтобы хоть немного облегчить горящее тело. Под этими формами была его одежда. Та, в которой она видела его в последний раз. – Надеюсь, моя одежда сохранится, как и украшения. Тогда может однажды она придёт сюда и наконец, получит ответ на свой вопрос, - он достал свой костяной кинжал, глядя на него, вращая в руке. – Может, стоит поставить точку сейчас? Пасть от своей руки, а не от воли слепого случая? Умереть быстро, а не корчится в агонии часы, если ни дни? Подожду еще немного. Я прожил так долго, что могу позволить себе это.
За этими мрачными мыслями он не заметил, как провалился в сон. Во сне всё было логично и понятно. Он стоял на выжженных вулканических пустошах Лабиринта, на самом краю бездны, в черноту которой смотрел. Его жар был не более чем условием этого места, а значит, всё было в порядке. Под ним простиралось место, из которого никто никогда не возвращался, даже великие демоны, а значит, не могло быть места интереснее для исследователя вроде него. Всего один шаг и он познает одну из величайших тайн Вселенной. Да, скорее всего, он никому её не сможет поведать после, но ведь в этом и смысл тайны. И зачем делиться таким сакральным знанием с кем-то? Пусть они придут к нему сами, ведь это так легко. Нужно только сделать шаг…
И он почти сделал этот шаг с края парящего в пустоте острова, когда знакомый, рычащий, но в то же время такой соблазнительный и наполняющий теплом голос окликнул его. Ордалион обернулся. Там стояла Она, Ши Реконгаили, его милая Ширли. Она не притворялась человеком здесь, на своей родине. Людям здесь было не место. Свет пламени, пылающего где-то за искорёженными скалами играл на её багрово-красной коже, хитине, похожем на освежёванную плоть. Её жёлтые глаза внимательно изучали его, пытаясь понять, всерьёз ли он решил прыгнуть в бездну или же просто щекочет себе нервы.
- Неужели я правда вижу это? Твою капитуляцию, - заговорила Ширли в привычной ей надменной манере. Так она общалась с ним в начале их пути и со своими врагами всегда. – Должна признать, я разочарованна, ведь ожидала от тебя большего. Думала, что ты сильный, достаточно сильный, чтобы подчинить меня. Но, похоже, что я ошибалась, всё дело в том, что это я не в форме. Как мог подчинить меня себе тот, кто самим собой не управляет? – лик суккуба исказился в насмешке, обнажая звериные клыки.
- У каждого есть свой предел, милая. И я достиг своего. Прости, но мне не выбраться из положения, в котором я оказался. Я хотел быть с тобой, клянусь. Просто…
- Довольно этих жалких оправданий! – оборвала его Ширли громогласным криком. – Ты извиняешься… меня сейчас стошнит. Я не прощу тебя, и ты прекрасно знаешь это. Ты и сам бы меня не простил, окажись на моём месте.
Ордалиону лишь оставалось молча опустить голову. Она знала, о чём говорила и была полностью правда. Тем временем, демоница продолжала.
- Я родилась здесь, в месте, где нет ни мягких подушек, ни дорогого вина. Здесь, где выживание и есть жизнь, где бой единственное развлечение, а чужое сердце, вырванное из груди – единственная отрада. И ты мне рассказываешь о том, что тебе тяжело? Никакие тяжёлые условия не оправдывают то, что ты решил сдаться, ничтожество.
- Прости, что не оправдал твоих ожиданий. Ты знала, что я всего лишь человек.
- Ни черта подобного! Твоей слабости нет прощения! Никакой ты не человек! Я никогда не пошла бы на край Океана Звёзд за человеком! Не сделала бы человека частью себя, своей слабостью… - её гнев немного поутих, скатываясь в грусть, но лишь для того чтобы это пламя секунду спустя разгорелось с новой силой. – Если ты сдохнешь, то знай, что я не стану лить по тебе слёзы! Я найду твою гнилую тушу, где бы она ни была и плюну в то, что останется от твоего лица! Я забуду о тебе, словно тебя никогда и не было! Найду себе сильного спутника, и мы с ним сделаем всё то, чего ты не смог! Ты пожалеешь, что бросил меня! – да, демоница выглядела грозно, один только её вид кричал об опасности, которую она представляет, но весь этот облик портил её надломившийся голос. Она плакала, хоть слёз и не показывала. Сердце Ордалиона словно сдавила когтистая лапа, хотя Ширли не подошла к нему на расстояние вытянутой руки. И почему-то колдун понял, что даже попытайся подойти к ней он, у него бы ничего не вышло. Не время и не место для этого. Он сейчас находился в прошлом, которого не было, и видел перед собой будущее, которое могло не наступить.
- Что я могу сделать, Ширли?! – не выдержал он, закричав в ответ. – Чего ты от меня хочешь? Я при смерти и не властен над своей судьбой!
- Неужели? – глаза демоницы сузились, словно заглядывая в его душу. – Ты лжешь, - прошипела она. – Нет никакой судьбы, ты сам всё время это твердил. Есть только твоя слабость. Единственная сила, что всегда была способна тебя остановить, это ты сам. А потому я не верю тебе. Говоришь, что хочешь быть со мной, но занес ногу над краем. Снова не верю. Будь твои слова правдой, а не мерзкой брехней, ты сделал бы всё, чтобы мы встретились вновь. Нет, не так. Мы встретились бы вновь. Никаких полутонов.
- Ты думаешь, у меня еще есть шанс?
- Нет, не думаю. Я знаю это. И ты тоже это знаешь. Просто тебе хочется поскулить, словно побитому псу, чтобы тебя пожалели. Так вот хер тебе! Никто не сжалится над тобой, а в особенности я. Выживи, и тогда, быть может, я прощу тебе твою слабость.
- Хорошо.
- Чего, мать твою, тут хорошего? – Ширли была в ярости, в той степени ярости, на которую она была способна лишь тогда, когда её изнутри сжигало чувство обиды. Такое же, как Ордалиона, спящего сейчас на койке внутри мёртвого корабля. – Если смеешь открывать свою пасть, то говори по делу!
- Я обещаю.
- Что ты, ублюдок, мне обещаешь?! Открытку с того света?!
- Я выживу, обещаю! – увереннее отозвался Ордалион, почувствовавший, как всепоглощающее отчаяние начало отступать.
- Что ты там мямлишь?!
- Я выживу и найду тебя, обещаю!!
- Не слышу! Говори громче, мать твою! Что ты собираешься сделать?!
- Я собираюсь выбраться с этой свалки, прикончить всех этих сраных пауков до единого и оттрахать тебя так, чтобы ты пожалела о каждом дерзком слове, что сказала сейчас!!! Клянусь, так и будет!!! – когда он сказал это, он почувствовал, будто у него появились крылья. Атрибут высших демонов, о котором мечтала Ширли. Подул холодный ветер, сменяя огненные поля на ледяные скалы побережья Хисгара. Демоница благосклонно кивнула, медленно исчезая из виду в брызгах северного моря.
- Ты трижды пообещал мне, помни об этом. С возвращением, милый.
Он проснулся, ощутив на лице засохшие слёзы. Холод фьордов из сна каким-то невообразимым образом сбил реальный жар, но это была лишь вишенка на торте. Ордалиону не стало легче дышать, голова не прекратила кружиться и нога не исцелилась чудесным образом, но впервые с самой первой минуты здесь, он почувствовал себя лучше. Ему было за что сражаться, он знал своих врагов и наконец, обрел решимость. Все невзгоды разом отступили, бросились в россыпную, словно зайцы от появившегося на поляне волка. Ордалион наконец понял очевидное: легче не станет, а потому довольно ждать поблажек от это мира. Пришло время заставить его играть по своим правилам.

Отредактировано Ордалион Вестлер (07.02.22 01:14:51)

+2

9

Первая кровь

Эмоции – удивительное явление, лежащее за гранью привычной нам логики, абсолютно иррациональное и буквально раскалывающее объективную реальность на части. Когда Ордалион проснулся в районе, примерно, четырех вечера, ему впервые с момента попадания в это забытое богами и демонами место стало не просто лучше, а хорошо. На ровном месте, без какой-либо объективной на то причины. Жар от воспаления спал, голова кружилась меньше обычного, а ощущение тошноты исчезло вовсе. Его словно бы полечили, не сильно, так, на пол первой помощи, но эффект был ошеломительным. Умом он понимал, что на самом деле никакой Ширли здесь не было, он видел её во сне, пусть и столь реалистичном. Но по своему опыту он уже знал, что сны это нечто большее, чем просто картинки, рожденные нашим сознанием по мотивам пережитого. Нет, она была здесь. Пусть не телом, но разумом. Почувствовала его отчаяние и пришла, чтобы поддержать. Должно быть, она тоже сейчас спит и видела тот же сон, но с противоположной стороны. Как бы то ни было, у него еще несть время до заката, как он предположил, а значит, нужно потратить этот прилив сил с максимальной пользой.
Так и есть, снаружи было еще светло. Накинув на себя свой многослойный наряд из одеяний мертвецов, он заковылял в сторону ближайшего крупного корабля, чья открытая дверь была намертво заблокирована деформацией корпуса при ударе о землю. Он уже бывал внутри, не найдя ничего полезного и даже трупов, поскольку пауки явно поживились этой падалью еще в год крушения. Но о полном обследовании судна и речи не было. Если так подумать, даже корабль, служащий ему убежищем, Ордалион осмотрел лишь вскользь. Более того, даже на осмотренных участках всё еще оставались многочисленные запертые двери и контейнеры, к которым он не знал как подступиться. Пока не знал. В общем, ему было чем заняться и сейчас звучащее в голове эхо слов Ширли гнало его вперед. Нога по-прежнему болела, но эта боль необъяснимым образом придавала некроманту сил, замещая собой прочие неприятные ощущения, будучи при этом хорошо знакомым ему чувством. Он почти не опирался на кусок арматуры, двигаясь со скоростью, вдвое превышавшей ту, с которой он ходил вчера.
- Я не знаю, как ты это сделала, милая, но спасибо. Похоже, мои похороны отменяются. Теперь я знаю что надо делать. Мне никак нельзя больше сдаваться, ведь я тебе пообещал.
Путь занял всего десять минут, после чего колдун принялся быстро обшаривать каюты и технические помещения корабля в поисках полезного. На сей раз ему хватило сил отворить одну из заклинивших дверей своим «костылем» и спуститься в инженерный отсек этого крупного судна, куда прежде попасть не удавалось. Пауки определенно тут не бывали, поскольку в отсеке нашлось четыре тела, одежда на двух из которых всё еще была пригодной к использованию. Более того, один из костюмов оказался сделанным из более плотной материи, похоже, устойчивой к повреждениям и огню. Ткань после обработки огнеупорными составами была уже знакома некроманту и имела с этой явные сходства. Однако пока что костюм остался на владельце. Слишком много времени уйдет на его снятие. А здесь было чем поживиться. Среди разбросанных по отсеку вещей Ордалион быстро нашел кружку (их много не бывает), монтировку, целый чемодан с разными инструментами, куда более приличными, чем найденные в убежище, а также ключ. Искать замок долго не пришлось, он был здесь же на шкафчике. А внутри оказались упаковки с чем-то твёрдым но, судя по изображению на уже знакомой ему гладкой материи, съедобным. Упаковки были снабжены текстом, совершенно бесполезным для не знающего местный язык Ордалиона и, что уже куда сподручнее, схемой приготовления. Содержимое нужно было поместить в ёмкость, залить горячей водой и подождать несколько минут. С водой в должном объеме сейчас были явные проблемы, но это не отменяло ценности находки.
- Ммм, это похоже на еду куда больше чем моя прошлая добыча. А еще наводит на мысль о том, что здесь должен быть резервуар с водой. Они ведь как-то собирались это готовить?
Перспектива найти воду, ради которой не придется облизывать обломки судов, была интригующей. Быстро рассовав еду по карманам, собрав инструменты в чемодан, а ряд устройств непонятного назначения, обнаруженных в шкафчике в самодельный мешок из униформы, Ордалион полез наверх, покидая отсек. Пришлось слазать дважды, чтобы поднять обе поклажи и уже с ними выйти из комнаты с лестницей в коридор. Как оказалось, уже начало темнеть. Осознание этого быстро привела не в меру самоуверенного колдуна в чувство и он быстро зашагал, почти что побежал, насколько позволяло его нынешнее состояние, обратно в свой дом.
Если для кого-то, в силу беспечности, снег в декабре из года в год оказывается полной неожиданностью, то для Ордалиона таковой являлось пришествие пауков каждый вечер. Они всегда приходили с наступлением сумерек, случавшихся не за одну минуту, и всякий раз застигали его врасплох. Правда виной тому была не столько его беспечность, сколько нарушенное в новых условиях чувство времени, однако поди объясни это им. Но нет худа без добра. Это опоздание дало ему новый и, без преувеличения, бесценный опыт. Впервые он увидел как и откуда они берутся. Оказалось, что эти огни, увиденные им в первый вечер на кладбище кораблей, были ни чем иным как маленькими порталами, через которые пауки прибывали на плато. Теперь-то Ордалиону стало ясно, почему в разбитых кораблях он не нашел гнезда этих тварей. А также он узнал, что появляются они не прямо посреди свалки, а на окраинах. Это обстоятельство дало ему фору.
Чемодан был сразу же брошен на землю. Завтра заберет, паукам он всё равно не нужен. Но вот мешок колдун твёрдо вознамерился дотащить до своего логова и изучить на досуге вечером. Кто знает, что это могут оказаться за устройства? Да и время у него еще было. Правда, он не учел того, что появлялись порталы не только в разных местах, но и в разное время. Когда он уже подходил ко входу в свой корабль, один из пауков выскочил из-за корпуса словно чёрт из табакерки и кинулся к Ордалиону. Атака неразумного противника всегда очевидна, потому некромант легко уклонился от нее, сделав шаг в сторону и дав пауку ударить левой передней лапой по металлической стене. За этим последовал удар снизу вверх костылем, от которого паук отшатнулся, но не растерявшись тотчас выбил оружие из руки человека. Потеряв точку опоры так резко, Ордалион плюхнулся на пятую точку перед чудовищем, и не думавшим ослаблять натиск и уже приготовившим очередной выпад левой. Маневрировать было некуда, а потому Ордалион инстинктивно схватил лежавший рядом мешок с находками и закрылся им от смертельного удара. Звякнул металл и атака действительно была остановлена. Было ясно, что паук сейчас с лёгкостью настигнет его ударом правой лапы, но этого не случилось. Вместо него, отступив назад, нечисть вновь сделала выпад левой, теперь уже отклоненный в сторону удерживаемым в обеих руках мешком.
- Левая… почему всегда левая? – промелькнул в голове вопрос, ответ на который мог и подождать. Под такой плотностью атак гибель была неизбежной, лишь вопрос времени. Паук точно не собирался дать ему доползти до комнаты, даже просто забраться в корабль. А это означало, что придется принять бой. Впрочем, это и так уже происходило. Оставалось лишь разбавить глухую оборону контратаками. Что внезапно и случилось. Отклонив удар в сторону, Ордалион успел на мгновении быстрее паука дать мешку обратный ход, ударив им монстра. Удар был не сильным при таком слабом замахе, но паук пошатнулся, теряя драгоценную инициативу.
- Да сдохни же ты наконец! – прокричал некромант, собрав остатки сил и с размаху обрушив мешок на туловище врага. Удар оказался сокрушительным. Под весом мешка и силой инерции, паук рухнул на землю на подкосившихся лапках, одна из которых сломалась с приятным слуху колдуна хрустом хитина. Чудовище был повалено, но не убито. Такой результат не мог удовлетворить давшего обещание Ордалиона. Хотя другие пауки уже определенно знали о нём и мчались сюда на своих восьми, ярость натерпевшегося от этих тварей за последнюю неделю человека было не остановить. Он поднял мешок и обрушил его на животное снова, пресекаю попытку подняться. Заметил мельком, что хитин в нескольких местах промялся под ударом содержимого.
- Ну конечно! Их броню не порезать и не проткнуть ножом, но, как и любой тяжелый доспех, она уязвима к дробящему оружию! Я превращу его внутренности в отбивную!
На этой задорной мысли еще один удар огрел паука, переломав тому три лапы. Монстр противно заверещал, ни то зовя на помощь, ни то моля о пощаде. Какая бессмысленная трата воздуха. Впрочем, она прекратилась со следующим ударом, размозжившим голову существа. Мешок наконец порвался, окатывая землю вокруг россыпью находок, которым не суждено было сегодня попасть в руки ученого. Но Ордалион не был раздосадован этим, он ликовал. Паук был мёртв. В момент гибели колдун ощутил всплеск такой знакомой энергии смерти, прошедший по телу точно разряд молнии. Однако праздновать было рано. То, что секунду назад было врагом, теперь представляло собой уникальный материал для исследований. Пауки не брезгали каннибализмом, а это означало, что не в пример прежним находкам, труп нельзя было бросить. Ордалион подхватил останки паука и поволок их в свою комнату по тёмному коридору, оставляя за собой след бело-жёлтой крови. Преследователи не успели его нагнать.
Уже внутри, потратив добрых пять минут на отдышку, он зажег факел и еще раз хорошенько осмотрел останки, дабы удостовериться в правильности своего диагноза. Выжигать кислород в замкнутой комнате было бы не лучшей идеей, а потому исследования придется отложить до утра. Но ничего более вдохновляющего чем этот труп Ордалиону еще не довелось увидеть в новом мире. От волнения он почувствовал, как заурчало в животе. Съедобность гигантских пауков была под большим вопросом, однако надкушенный батончик шоколада уж точно не повредит. И он начал есть его, больше не боясь, что вырвет. Нет, только не сегодня. Этот маленький пир в честь первой победы будет идеальным. Он обещает.

Отредактировано Ордалион Вестлер (13.02.22 19:39:52)

0

10

Урок занимательной биологии

Это утро выдалось по-настоящему занимательным. Вдоволь нализавшись воды с обшивки корабля, более не испытывая стыда за сие действо, Ордалион выволок начавший пованивать труп гигантского паука наружу. Он удобно расположился на открытом месте среди разбитых судов, уместив труп чудовища на листе металла, имитировавшем хирургический стол, и приступил к препарированию. Конечно, скальпеля у него не было, да он и не помог бы, но вот содержимое чемодана с инструментами оказалось как нельзя кстати. Использовав отвертку как долото, а увесистый инструмент в виде неподвижной клешни как молоток, он сумел пробить паучий хитин, создав на нём пунктирную линию повреждений. Начал с брюшной полости, и без того уже треснувшей от вчерашних ударов мешком с деталями. Ничего примечательного внутри не обнаружилось. Это был вполне обычный паук внушительный размеров, пускай некромант встречал пауков и побольше этого. Разве что паутинных желез он не обнаружил, что было необычно.
- Получается, гнезд они не строят. С одной стороны это хорошо, шансы угодить в их прочную паутину теперь стремятся к нулю, но с другой, это означает, что любой тёмный закоулок может оказаться их убежищем. Нужно быть осторожнее при осмотре более отдаленных кораблей, если конечно я туда доберусь.
Изучение органов, расположенных в головогруди, было уже интереснее. Как это заметил Ордалион еще в первую встречу с местной недружелюбной фауной, вместо хелицер у этих созданий были щупальца, схожие с теми, что есть у моллюсков. Однако на проверку они оказались не покрытыми слизью, а имеющими грубую, шершавую поверхность. Эти органы служили явно не для захвата, а именно для разрывания добычи на части. Также у паука обнаружился более развитый головной мозг, чем ожидалось.
- Что ж, это логично. Теперь понятно, как этим тварям удается использовать магию пространства. Хотя вряд ли они способны на перемещение на такие уж большие расстояния, - кивнул самому себе колдун, вертя в руках нервный узел убитого чудовища. Была им отмечена и еще одна аномалия. У паука отсутствовала как ядовитая железа, так и возможный орган доставки яда в тело жертвы. – А вот это очень странно. Они конечно ребята агрессивные и стайные, но я не поверю, что им удается успешно охотиться здесь только за счёт этих щупалец и грубой силы. Да и на кого? Я не встретил здесь никакой другой живности с самого первого дня. Хотя ничего удивительного, ведь каждый вечер я запираюсь в комнате без окон. Но всё равно, мелковаты они для хищников, что могли бы так выжить. Здесь что-то не так…
И тут Ордалион вспомнил о вопросе, что уже не единожды задавал самому себе, видя, как атаковали эти пауки. – Точно. Почему они всегда атакуют только левой передней лапой? Не верю что все они левши, да и вряд ли к паукообразным такое вообще применимо. Настало время по-настоящему волнующих открытий!
Целый час ушел на последовательное разрезание паучьей брони, закрывавшей левую переднюю лапу чудовища, сохранившуюся после боя относительно целой. Раздробить её молотком как панцирь вареного краба было бы куда проще, но это могло загубить внутреннее устройство конечности, чего никак нельзя было допускать. И надо сказать, усилия стоили того.
- Так вот оно что! Их ядовитая железа сосредоточена в этой «ударной» конечности, а яд поступает в рану через небольшое отверстие в острие лапы. Ни разу не встречал пауков с такой необычной анатомией. Что ж, урок усвоен. Их левая лапа – по-настоящему смертельное оружие. Нужно избегать её удара любой ценой.
Запах, исходивший от останков чудовища, ясно дал понять, что пауки здешние не съедобны. Впрочем, не очень-то и хотелось пробовать эту гадость. Проголодавшийся после изучения врага некромант решил отведать более приземленной пищи, что предусмотрительно была собрана им днем ранее. Однако, оставалась одна проблема – для приготовления нужна была вода. Та самая прозрачная жидкость, ради пары сотен миллилитров которой он вынужден был вставать с первыми петухами, если бы они здесь водились, и вылизывать крыло погибшего небесного судна. Поиски запасов воды Ордалион решил начать с того места, где остановился в прошлый раз. Он заковылял в направлении упавшего корабля.
В инженерном отсеке резервуара с водой или из-под нее не нашлось, однако чтобы не ходить два раза, колдун потрудился снять с тела члена экипажа провинившийся мертвечиной комбинезон из плотной ткани. Пригодится. Осмотр перенесся в другие помещения судна. Там было много интересного, однако некромант не стал отвлекаться на всякую мелочь. Боль в желудке и накатывающаяся слабость подгоняли его. Сначала нужно найти воду, пусть он и понятия не имел, где она может быть да и есть ли вообще.
За одной из довольно хилых дверей внутри большого судна, Ордалиона ждал неожиданный сюрприз. Душевая. Это определенно было местной ванной. Оно и понятно, корабль-то был явно приспособлен под дальние перелеты, а при таком деле без гигиены никак. Ордалион поспешил провернуть краны, но ничего кроме гула из них не вышло.
- Это еще ничего не значит, - обнадежил он себя, - просто при падении повредился водопровод. Нужно найти, куда ведут эти трубы.
И следующие полтора часа он обшаривал корабль, выискивая траекторию движения труб. В первый раз он перепутал трубопроводы и те привели его к инженерному отсеку. Но спускаться туда он не стал, ведь уже успел его осмотреть. А вот вторая попытка оказалась куда успешней. Он очутился под палубой, где среди различных устройств и множества ранее встречавшихся ему повсюду металлических нитей в разноцветном покрытии, величественно возвышался массивный резервуар. И он выглядел целым! Поспешив к нему, Ордалион заметил клапан в нижней части резервуара, а рядом с ним задвижку и лежавший неподалеку в углу шланг. Устройство было пускай и не знакомое, но интуитивно понятное. Простукивание показало, что резервуар не совсем уж пуст, хотя и не наполнен до краев. Подсоединив шланг к клапану, колдун, мысленно скрестив пальцы, осторожно повернул задвижку. Несколько секунд томительного ожидания ничего не происходило, а затем, шланг надулся, и вода хлынула на пол. Задвижка была возвращена в исходное положение, а Ордалион с победоносным видом подставил под шланг ведро, найденное ранее на судне. Нельзя было проливать такое богатство на грязный пол.
Вода пахла плохо, будучи технической и не первое десятилетие стоявшей в ржавеющем резервуаре, но даже в таком качестве она была сокровищем, что теперь заметно облегчит жизнь. Ордалион хотел вначале процедить воду через одежду, найденную на трупах, но только лишний раз убедился в том, что она была водонепроницаемой. В итоге, пришлось довольствоваться старым добрым кипячением. Однако и этого хватило. Охладив содержимое ведра, после полудня Ордалион вдоволь напился не свежей, тёплой и кислящей от привкуса железа водой. Лучшей водой с момента прибытия в новый мир. Пускай она была не такой вкусной, как роса, зато её было много, а это главное. Затем пришел черед посмотреть на результат взаимодействия кипятка и некой сушеной лапши, извлеченной из пакетика. Хотя она давно остыла, Ордалиону стало понятно, что речь шла не о пяти часах, а о пяти минутах готовки. Так он узнал написание первого слова на местном языке. Минута. Что же до самого блюда… пусть оно было далеко не самым изысканным из отведанных узником этой свалки, сейчас это был деликатес. Ордалион вскипятил воду и съел еще две порции этой лапши прежде, чем почувствовал, что впервые за последнюю неделю поел по-настоящему. Экономить ограниченный запас пищи сейчас было бессмысленно, ведь его баланс энергии организма и так ушел в минус. После же небольшой дневной сиесты, дабы не рисковать вызвать тошноту, он решил уделить внимание разбросанным еще с минувшего вечера устройствам, что так и не донес до своей коморки, но разбросал их с пользой.

0

11

Трюки и капканы

А ведь находки оказались довольно занятными. Среди ряда предметов, определить функциональность которых не удалось, ровно как и понять, являются ли они цельными устройствами или же частью оных, были и те, о предназначении которых можно было догадаться. Первым был овальной формы предмет с небольшим металлическим штырьком. Торчавшим из корпуса и увенчанным шестерней. Шестерня свободно проворачивалась, что указывало на изначальную подвижность данного элемента, а с противоположной стороны торчало две уже знакомых веревки, под странным покрытием которых находилась медная нить.
- Эта вещица определенно вырвана откуда-то и сложнее, чем кажется на первый взгляд. Надо будет её разобрать на досуге, чтобы изучить внутреннее устройство. Хотя куда интереснее то, для чего служат это нити. Я уже не в первый раз их встречаю внутри кораблей. Сначала я решил, что они служат для укрепления внутренней обшивки, но всё указывает на то, что у них иное назначение.
Вторым предметом был некий прибор прямоугольной формы, с такими же торчащими по обе его стороны нитями и стеклянным таблом, увы, забившимся из-за нецелевого применения. Но пожалуй наибольшее внимание некроманта привлек увесистый металлический куб, внешний корпус которого треснул, явив на свет густую поблескивающую жидкость. Тёмное пятно на порванном комбинезоне, в котором переносились находки и резкий запах, исходивший от жидкости, безошибочно выдал опытному алхимику её происхождение.
- Ммм, серная кислота. Не думал, что буду когда-нибудь так рад её запаху. Это второе известное мне жидкое химическое соединение в этом мире, если так подумать. Только зачем было хранить её в такой неудобной и откровенно тяжелой ёмкости? Эти никакая это не ёмкость? Проклятье, как же много вопросов! Я снова чувствую себя студентов на экзамене, к которому совершенно не готовился. И это так замечательно… Столько открытий лежат прямо передо мной, нужно лишь найти к ним ключ.
Если большая часть находок была просто отнесена в комнату и уложена под одну из коек для последующего изучения, то этот кислотный куб Ордалион отложил отдельно. Не в комнату, разумеется. Только серной кислоты в и без того едва пригодном для дыхания воздухе ему не доставало. Кислота была опасной жидкостью, и колун чувствовал, что совсем скоро она ему послужит.
Между тем, вдохновившийся вчерашней победой и сегодняшним обнаружением запаса воды, Ордалион не собирался «ложиться спать пораньше». Нет, скорее наоборот – он был намерен хорошенько поработать сегодня, внеся свой первый вклад в трансформацию окружающего пространства в нечто чуть более приспособленное для его скромных нужд. Первым делом, он вновь вскипятил небольшое количество воды, погрузив в нее найденный в шкафчике платок, судя по размерам, шейный. Стерилизованный таким образом кусок ткани стал его первой настоящей повязкой, закрывшей промытую рану на ноге. Пока о последствиях судить было рано, но оптимистичный настрой подсказывал колдуну, что заражения крови не будет. И даже если это окажется откровенной ложью, сегодня он готов был принять её за чистую монету.
Начал же Ордалион преобразование своего нового, хотя хотелось надеяться, что не последнего дома с заботы о новой самой насущной проблеме – пауках. Убив одного из восьмилапых мерзавцев и изучив его анатомию, он теперь имел общее представление о том, чем угостить их в следующий раз, когда они заявятся в гости. То есть, через несколько часов. Первым делом некромант набрал из ближайшего корабля внушительную связку медным веревок, использовав их в качестве основы крепления для ловушек. Далее в ход пошел тяжелый чемодан с инструментами, арматура, металлолом и, конечно же, садистская выдумка.
Сил и средств для установки чего-то масштабного у него пока не было, а потому несколько капканов были установлены в коридоре, ведущем в его комнату, куда пауки непременно попытаются заглянуть по сложившейся доброй традиции, а также на входе в инженерный отсек и прямо под дырой в обшивке в столовой. Ловушка в инженерном отсеке была самой простой и оттого верной – самодельная кувалда из арматуры и смотанных вместе железяк на конце, подвешенная под потолком и удерживаемая лишь связкой медных нитей, что держались якорем за нижний край преграждавшего вход в отсек листа металла. Чуть более сложное, но всё еще примитивное сооружение было в столовой – сеть, растянутая между валяющимися на полу скамьями и крупными кусками металлолома. Стоит пауку попасть в эту паутину из хлама, и без посторонней помощи ему не выпутаться. Ну а настоящим шедевром инженерной мысли была ловушка у самого порога дома Ордалиона. Над ней пришлось попотеть, но не будем забегать вперед.
Как и положено, с наступлением сумерек на плато начали вновь открываться порталы, являя уже привычных гостей этого кладбища кораблей, пока еще считавших себя его хозяевами. Ордалион едва успел закончить последние приготовления к этому знаменательному событию и сейчас в небольшом напряжении ждал прибытия пауков. Как и ожидалось, те не отличались особенной изобретательностью и полезли внутрь судна привычным путём через дыру в стене столовой. В темноте послышался звук перебирающих по металлическому корпусу лапок, звук, что еще несколько дней назад вселял в сердце некроманта страх, но сегодня всё было иначе. Он вслушивался в паучьи шаги с интересом. Наконец, послышался грохот пришедшего в движение металлолома и возня. Похоже, первая тварь попалась. Оставалось надеяться, что паукам не хватит ума помочь своего сородичу освободиться. Так, вслушиваясь в эту возню и звяканье металла Ордалион прождал еще около пяти минут, пока не услышал где-то вдалеке скрежет отгибаемого металлического листа и последовавший секундой позднее глухой удар, который, кажется, сопровождался хлюпаньем.
- Ооо, это хороший звук. Вы не перестаете меня радовать, малыши. Но идите к папочке, он приготовил для вас особенное блюдо, - он сказал это вслух, дабы ускорить процесс. Долго ждать и не пришлось. Первый паук уже через пол минуты появился в коридоре, освещенном светом самодельного факела, стоявшего на подставке в одной из открытых кают. Завидев добычу, монстр, не раздумывая устремился к ней, заверещав что-то, видимо, призывая сородичей. Еще двое пауков угадывались на границе света факела позади первого. Разумеется, увлеченный видом лёгкой добычи хищник не обратил внимания на такую мелочь как медное плетение, натянутое в коридоре как раз напротив открытой каюты на высоте тридцати сантиметров, чтобы его достаточно просто было перешагнуть человеку и практически невозможно пауку, чья высота не превышает метра. Почувствовав преграду, паук, предсказуемо, не подумал остановится, а решил идти напролом. Благо, нить поддалась. А в следующую секунду звякнула вылетевшая из-за двери опорная планка, и двухъярусная койка рухнула в коридор, придавливая чудовище.
- Ха-ха-ха, спокойной ночи! – прокомментировал Ордалион случившееся, не двигаясь с места. Двое идущих следом пауков уже мчались к нему. Конечно же придавленный койкой сородич не был для них помехой, а потому монстры легко взобрались наверх и перемахнув новообразованную преграду… налетели на вторую натянутую нить, шедшую как раз в месте спуска с баррикады. С потолка сорвалась связка деталей, превратившаяся в некое неловкое подобие боевого цепа. Неловкое, но всё еще опасное. Лобовой удар отбросил активировавшего ловушку паука назад, разбив тому три глаза и сломав «ударную» лапу. Ползший следом третий паук столкнулся с раненным сородичем и провалился в пространство между койками.
- Сюрприииз! – Ордалион сделал несколько шагов вперед, взяв прислоненную к стене дубину из обломков арматуры, смотанных вместе, и одним точным ударом размозжил голову придавленного койками паука, отчаянно пытавшегося выбраться. – Прости, малыш, сегодня просто не твой день, - с этими словами он начал отступать назад, делая высокий шаг где-то в темноте. Упавший в пространство между койками паук как раз выбрался наружу и бросился в атаку, жаждая отмщения. Однако, какая неожиданность, через несколько метров наткнулся на очередную растяжку и из следующей по коридору каюты на него вывалилась койка, аналогичная предыдущей. На сей раз, добивание не потребовалось, ведь ловушка убила паука наповал, видимо, раздавив нервные узлы внутри резким ударом. Хохот колдуна разнесся по мрачному коридору.
- Аха-ха-ха! Какие же вы тупые! Ничему вас жизнь не учит. Да я так за неделю вас всех перебью! – он уже было хотел выдвинуться вперед, дабы попытаться разделаться с раненным пауком, получившим удар цепом, но появление еще одного «свежего» монстра отменило этот план. Решив, что на сегодня достаточно положительных эмоций, Ордалион плавным движением юркнул в уже знакомый дверной проем, быстро захлопнувшийся за ним.
Утренний осмотр поля партизанской войны принес хорошие вести. В столовой обнаружились еще две жертвы ловушек некроманта. Один из пауков был мёртв, его головогрудь практически впечаталась в тело от сильного удара свисавшей в проходе кувалды. Второй же был жив и, похоже, всю ночь бился в сети, запутываясь только сильнее. Ордалион вальяжно заковылял к нему, используя свою дубину как трость.
- Доброе утро, малыш. Ну как спалось? Что? - он приложил руку к уху, делая вид, будто паук что-то ответил, а Ордалион не расслышал. – Даже так? Не спал всю ночь? – паук стал биться еще яростнее, словно понимая, что над ним издеваются и даже оборвал несколько веревок. Впрочем, это мало помогло его положению. Некромант критически покачал головой.
- Ай-яй-яй, не хорошо. Не спать ночью, с некоторых пор, вредно для здоровья. Ну ничего, я тебе с этим помогу. У доброго доктора Ордалиона как раз есть отличное снотворное для решения твоей проблемы, - улыбнулся он очаровательной улыбкой, за которой последовал глухой удар.

0

12

Спящий пробудился

Из воспоминаний Ордалион Вестлера:
После того вечера и утра когда мне удалось убить четырех пауков, страх перед этим врагом улетучился. Образ несокрушимой смертельной угрозы дал трещину также, как их хитин. В последующую неделю удалось уничтожить еще троих и двоих серьёзно ранить, однако я вынужден был признать, что эти пауки сообразительнее, чем я полагал. Довольно быстро они поняли опасность ловушек и перестали в них попадаться. Нет, они не нашли способ их деактивировать и не перестали ходить ко мне в гости каждый вечер. Пауки по-прежнему хозяйничали на большей части корабля с приходом темноты, однако численность ночных гостей заметно сократилась, да и в ту часть судна, где я обитал, они заходить перестали. Умные сукины дети, но что это если не признание моих заслуг? Из беззащитной добычи я стал хищником, с которым приходится считаться, пускай и в масштабах нескольких кают и трех коридоров. Кажется, я получил повышение. Однако меня не оставляла мысль, что мои методы борьбы с ними варварские. Вокруг меня были невиданные ранее высокие технологии, а я не мог найти им лучшее применение, чем использовать для сборки ловушек, какие делали еще пещерные люди.

Ордалион сидел на свернутой униформе возле своего «дома», пристально разглядывая два относительно свежих трупа пауков и делая какое-то натужное движение вытянутой рукой. Увидь бы сейчас его лицо кто-нибудь со стороны, он сначала бы испугался, а потом понял, что некромант сконцентрирован. Впрочем, ясно было и то, что концентрация эта не принесла особого успеха. Через несколько минут, он опустил руки, признавая очередное поражение.
- Да что ж такое… сбываются мои худшие кошмары. От моих сил не осталось и следа. От сил, ради которых я стольким пожертвовал, - Ордалион покачал головой, глядя на неподвижные тела. – И ведь я ощущаю её. Она здесь, во мне, но почему-то не отзывается. Не могу направить жизненную энергию в пустой сосуд, как делал это прежде. То ли у меня самого сил слишком мало для этого, то ли правила игры здесь другие.
Эксперименты с попыткой применять старушку-некромантию к останкам пауков провалились, даже не смотря на детальное изучение колдуном анатомии поднимаемых существ. Ничего не поделать, настал черед исследований более классического характера. Для этой цели Ордалион как раз извлек некоторое количество кислоты из того железного куба и теперь наносил её на хитин паука, наблюдая за эффектом и прикрывая нос материей. После нескольких минут дымления, реакция прекратилась. Кислота выдохлась, однако ни малейших повреждений на панцире паука обнаружено не было.
- Да быть этого не может! Он же органический! Почему его не берет кислота?! – возмутился колдун столь неожиданным и несправедливым преимуществом своих врагов. – Да уж, похоже, планы по химической борьбе с вредителями можно сворачивать. Никаких перспектив.
Что остается делать дикарю, когда с наукой у него не заладилось? Конечно же заняться собирательством! Найти еще еды было бы не лишним, но Ордалион не питал особых иллюзий на этот счёт. На несколько дней ему этой удобной сухой лапши хватит, а вот что делать дальше… об этом пока что не хотелось думать. По крайней мере, воды ему хватало. Хватало даже на обработку раны, которая по-прежнему болела, но воспаление сошло на нет и порез явно начал затягиваться. Хороших новостей всё больше.
На сей раз Ордалион что-то дернуло получше осмотреть начинку малого корабля, с крыла которого он несколько дней слизывал конденсат, и внутреннее пространство которого не годилось на роль жилища. Он доковылял до корпуса судна, по-прежнему используя арматуру в качестве трости. Не то чтобы это было необходимым, просто надо было беречь силы. Забравшись внутрь кабины через разбитое стекло, некромант принялся теперь уже не просто искать плохо лежащие трофеи, а изучать панель с кнопками.
- И ведь все они для чего-то нужны. Сделано так аккуратно и изящно, что не приходится сомневаться, тот, кто создал это устройство, знал своё дело. И сейчас вся эта сложная система просто ржавеет под дождем. Как это печально.
Некоторые кнопки и тумблеры давно заклинило, и они были неподвижны. Другие всё еще успешно нажимались или поворачивались, однако, как не трудно догадаться, толку от этого не было никакого. Эта машина была мертва. Однако, её осмотр не оказался совсем уж безрезультатным. Скорее даже наоборот. Простукивая панель, Ордалион убедился в том, что она не представляет собой сплошной монолит и внутри нее есть пустоты. Попытка понять, как это устройство некогда было собрано воедино увенчалась обнаружением в нижней части защелки, определенно не относившейся к остальным. Повернув её, колдун почувствовал тяжесть на руке и убрав её дал отсеку открыться. Внутри панели была полость для хранения каких-то предметов капитана этого небесного судна. Быстро окинувший содержимое отсека взгляд, вскоре остановился на…
- Пистолет! – узнал он увиденное внутри оружие. Да, Ордалион прекрасно знал, что такое пистолет и даже умел пользоваться этим чудом военной инженерии. – Это определенно он. Но я такого прежде не видел. Такой компактный, гладкий, - он взял оружие в руку и немного повертел, - и раза в два легче тех, что я держал. А куда тут засыпается порох? Или он на кристаллах работает?
Ответ принесла маленькая кнопочка у основания рукояти, нажатие на которую дало обойме выпасть наружу. Некромант едва успел поймать её, не дав упасть себе на ногу. Внутри были пули, но какие-то уж слишком громоздкие.
- Так, мне нужно понять, как она работает. Прямо сейчас! Это же первое техническое устройство в этом мире, хотя бы название которого я знаю! – он извлек пулю из контейнера, в котором та содержалась и сразу же была заменена следующей благодаря пружинному механизму. Дальше последовали долгие попытки разобрать боеприпас, увенчавшиеся успехом. Опознав порошок внутри как порох, Ордалион быстро понял, что воспламеняет его в закрытой капсуле и похвалил выдумку местных оружейников. Затем последовала разборка пистолета и его гораздо более быстрая сборка обратно. И, конечно же, пробный выстрел. Первый вызвал разочарование, поскольку не состоялся. Однако колдун не оставлял попыток оживить хотя бы этот маленький островок понятной ему технологии. Оказалось, что верхняя часть ствола была подвижной не просто так, её было необходимо взвести. Правда, и после этого выстрела не произошло. Зато с третьей попытки, выяснив, что всему виной рычажок, блокирующий спусковой механизм, сделать еще одну дырку в и без того разбитом стекле удалось.
Были в этом тайнике и другие любопытные вещи, но они не были достойны такого внимания, как огнестрел. Наконец у Ордалиона появилось настоящее, а не собранное из говна и веток оружие. Однако его боеприпасы стоило экономить. Всё-таки с пауками он с некоторых пор научился справляться и без стрельбы.
Собрав всё содержимое тайника, Ордалион отнес это в своё логово и не стал выходить наружу. Тому нашлась довольно банальная причина.
- Да если такое сокровище лежало всё это время внутри совершенно бесполезного, на первый взгляд корабля, что же тогда таится здесь, на этом судне? Прямо у меня под носом. Вот хоть в тех контейнерах в столовом зале. Я ведь их так и не открыл. Может и там есть потайной рычаг?
Окрыленный такой идеей, он направился в столовую и принялся при свете факела, хотя на дворе был день, а дыра на половину стены никуда не делась, изучать тамошние ящики. Замки на них был, что уже намекало на то, что открыть их просто хитрым движением руки не получится. Причём замки были разные. Некоторые отпирались ключом, которого, конечно же, не было ни у Ордалиона в кармане, ни где-то поблизости на полу. Другие выглядели куда более любопытно: на них не было никакого замка со скважиной, только панель с цифрами.
- Хм, похоже, здесь нужно было вводить некую комбинацию, открывающую дверь. А зачем над панелью эта серая пластина? – он провел пальцем по гладкой поверхности над цифрами, стирая слой пыли. – Кхм, эта чёрная пластина с красным отливом.
Как открыть замки у него не было идей, ведь взломщиком он никогда не являлся. Зато кем он точно имел опыт быть, так это расхитителем гробниц. А стало быть, никто не отменял варварские методы вскрытия запертых пространств. Железную обшивку ящиков ему было не сломать, это Ордалион отчётливо понимал, зная свои нынешние силы, всё-таки их дверцы были довольно простыми по своей конструкции.
- Петли. Нужно просунуть стальной прут под дверь и нажать, чтобы снять её с петель. Нет, не получится. Верх двери упрется в потолок, она ведь внутренняя. А что если отогнуть верх в тот же самый момент? Металл с виду не такой уж толстый. Мне должно хватить сил его деформировать.
Проблема этого гениального плана заключалась лишь в том, что руки у некроманта было только две, и если отогнуть верх дверцы на какие-то секунды ему еще удавалось, то создать достаточное давление на импровизированный рычаг ногами было затруднительно. Ноги соскальзывали с него. Собственно, из-за этого попытка взлома закончилась травмой – некромант сорвался со своей осадной позиции, порезав руку об отогнутый край дверцы. Выругавшись, он вышел наружу, чтобы немного остыть.
- Да что б тебе провалиться! – продолжал ругаться, выходя из шлюза и бросая на землю металлический прут. – Я брал крепости, а теперь не могу справиться даже с дверью шкафа! Будь проклят этот мир! – он в сердцах махнул сжатой в кулак окровавленной рукой, и в этот момент заметил то, что вскоре изменит его жизнь в новом мире. Лапка паука дернулась в такт его движению.
- Что? – Ордалион замер на месте. Первой мыслью было то, что проклятый паук всё еще жив и очнулся. Но её он быстро отмёл. Уж живого монстра от мёртвого некромант с его стажем отличить в состоянии. Он сделал новый пасс рукой – ничего не произошло.
- Но я ведь не сошел с ума? Я же видел, что он двинулся. Как это получилось? - он подошёл поближе, заметив, что несколько капель крови с раненной руки попали на хитин чудовища. – Ага, вот значит как. Моя кровь служит проводником для энергии. Ничего нового, в общем-то, но почему я не могу заставить его пошевелиться снова? Может, нужны слова? А что я скала тогда? Будь проклят этот мир! – он встал над пауком, махнув рукой, окропив панцирь своей кровью, однако труп остался недвижим. – Да ты издеваешься надо мной! – выругался он и в этот момент конечности паука вновь шелохнулись. Грязное от пота и пыли лицо озарила понимающая улыбка. – Ааа, кажется, поминаю. Негативные эмоции. Вот что приводит в движение энергию некро.
Сделав глубокий, насколько позволял всё такой же душный воздух этого мира вдох, Ордалион вызвал в воображении моменты своего отчаяния, злости, страха и непонимания, стараясь придать им мысленно форму потока, устремляющегося к телу паука. Лапы чудовища пришли в движение и его огромное по паучьим меркам тело начало неуклюже вставать. Ордалион прикрыл на секунду глаза, почувствовав такое знакомое присутствие возле него нежити, по которому он успел соскучиться. Повинуясь ментальной команде, труп развернулся к нему остатками головы, затем сделал шаг, другой, чуть не упал. Да, для него было пока трудновато управлять нежитью даже так, не то, что делать её почти автономной. Это требовало куда больших затрат энергии. Но начало было положено. Его сила вновь была с ним и скоро он восстановит форму.
- Похоже, я вернулся, ха-ха-ха-ха! – его смех впервые разнесся по равнинам плато, уносимый горными ветрами.

Отредактировано Ордалион Вестлер (14.03.22 12:06:55)

0

13

Ордалион Вестлер и дары смерти

Тьма вокруг, что так уютно обволакивала своими объятиями, начала понемногу рассеиваться, покрываясь дырами пробивающегося через приоткрытые веки света. Ордалион открыл глаза. Он лежал всё там же на земле возле своего убежища, в тени стоящего над ним иссушенного трупа в униформе. Зомби не получал никаких указаний по понятным причинам, но встал на удивление удачно, защитив своего хозяина от солнечных ожогов лица. Пустые глазницы нежити не отрываясь смотрели на лежащего на холодной земле некроманта.
- Опять… понятно, в этом мире мне придется расширять свой магический резерв с нуля, - заключил колдун, начав потихоньку вставать на ноги. Вокруг него уже бродили по плато три разной степени целостности паука и два мумифицированных трупа членов экипажа погибших кораблей. Довольно скромные силы по меркам бывалого некроманта, поднятые за последние сутки, но с чего-то надо было начинать. Подняв минувшим днем трех пауков. Ордалион ощутил полное магическое истощение и побрел в своё логово, еле добравшись до комнаты и чуть было не зацепив растяжку в коридоре. Поднять ногу, чтобы перешагнуть её оказалось не такой уж простой задачей, когда сам еле стоишь. Сегодня же он решил перейти на цели покрупнее и, вытащив из корабля две мумии, применил свои вновь обретенные силы на них. «Он ожил, он ожил!», - воскликнул тогда колдун, видя как приходит в движение труп, но полный подъем тела увидеть не смог из-за резко накатившей слабости, лишившей его сознания. Дело было утром, а потому по положению звезды в небе он определил, что провалялся в отключке около трех часов. Сейчас было второе поднятие нежити, стоившее колдуну примерно таких же потерь времени, но оно стоило того. Появление своей маленькой армии мёртвых, открывало перед некромантом недостижимые еще вчера горизонты возможностей. И пора бы уже было нежити начинать работать.
На дрожащих ногах он поднялся, осмотрев свою руку. Кровь больше не сочилась, но лучше бы на сегодня закончить с некромантией. Пусть ему еще есть кого поднимать, уже имеющихся сил вполне достаточно для выведения освоения прилегающих территорий на новый уровень. Подобрав валявшийся здесь же со вчерашнего дня лом, Ордалион побрел внутрь судна, позвав с собой новообретенную свиту.
- За мной. Самое время навестить один шкаф, который мне задолжал, - с этими словами он поспешил в столовую к уже печально известному контейнеру, вчерашний штурм которого провалился, хотя и стал неожиданным успехом на другом поприще. Теперь же осаждающих было куда больше и с прибывшей подмогой колдун намеревался на сей раз взять непокорную твердыню. Он привычным движением закрепил рычаг под дверцей шкафа, другой протиснув сверху, чтобы её отогнуть. Поручать мертвецам столь тонкую работу было бы бессмысленно, но уж с нажатием на лом они справятся. По команде некроманта, двое зомби схватились за лом и нажали на него, упираясь лбами в дверь. Ордалион, в свою очередь, отогнул верх, и металлическая преграда слетела с петель, с грохотом упав на пол.
- Аха-ха-ха, ни одному шкафу не выстоять перед армией мертвецов! – воскликнул он, отставляя арматуру в сторону и подходя к открывшемуся пространству. Что бы он там не планировал обнаружить, увиденное предвосхищало самые смелые ожидания. Нет, увы, в шкафу не оказалось портала, ведущего в другое, более цивилизованное место, но было то, что заслуженно получало серебро в этом конкурсе полезных находок. Полки шкафа были доверху набиты жестяными цилиндрами с этикетками. Разумеется, прочитать незнакомый язык Ордалион по-прежнему не мог, но памятуя о предыдущих похожих находках, он сразу понял, что нашел клад.
- Консервы… это ведь консервированная еда, да? Нет, рано радоваться. Слишком хорошо, чтобы быть правдой. Нужно убедиться, - с этими словами он взял один из цилиндров и, не найдя способа открыть его без подручных средств, достал армейский нож. Корпус легко поддался, позволив вскрыть контейнер за полминуты. Внутри оказался брикет чего-то органического, похожего на мясо. Жир по краям также на это указывал. Ордалион принюхался. Его органы обоняния работали всё еще очень слабо в условиях, когда и дышать-то было нелегко, так что выбора не оставалось. Он снял перчатку и не очень-то чистой рукой отщипнул кусок массы. По языку прокатилась волна мясного вкуса. Нового, ранее не испытанного, но неописуемо приятного. Пожалуй, сейчас Ордалион бы даже сказал, что попробовать консервы нового мира было лучше, чем секс. Благо, никто из присутствующих не спрашивал у него об ощущениях.
- Нет, всё-таки может! Мы нашли сокровища! И эти богатства всё это время были у меня под боком?! Хотя, это логично. Если это небесное судно было транспортом, на нём просто обязаны быть запасы еды с длительным сроком хранения. Но чтобы с настолько длительным, чтобы мясо было свежим… Кажется, полоса неудач подошла к концу.
Соседний шкаф был взломан по уже отработанной схеме, и в нём оказалось похожее наполнение, правда, занимавшее лишь половину пространства. Свинтив замок с помощью отвертки, Ордалион вместе со своими неживыми грузчиками кое-как поставил дверь второго шкафа на место, закрепив с помощью проволоки. Авось пауки не откроют, да и вряд ли они знают, что в этих упаковках еда. Однако оставлять все богатства на волю случая на вражеской территории он не собирался. Ловушки по пути в комнату были убраны, и нежить принялась перетаскивать туда награбленное добро. Две койки были завалены грудами консервов, в которых Ордалиону хотелось даже искупаться, словно в золоте сокровищницы, но из-за риска после не выбраться из-под такой тяжелой ноши, он не стал этого делать. Разумеется, как и подобает уважающему себя некроманту, он никак не участвовал в переносе богатств шкафа, успев съесть за время работ две банки. Нежить управилась довольно быстро и, пользуясь оставшимся до сумерек временем, колдун решил сходить к другому крупному судну, примеченному им ранее, но недоступному для детального изучения ввиду нехватки сил.
Несмотря на истощение магических сил, Ордалион шел на удивление бодро. Маленькая процессия, тянувшаяся за ним следом, вселяла в его сердце уверенность в том, что теперь ему всё по плечу. Путь до корабля прошел быстро и незаметно. Нежить, следуя приказам своего предводителя, вонзила лом в узкий проем между стеной и едва открытой, заклинившей дверью, за которую колдун хотел попасть уже давно. Дверной проем перекосило страшным ударом, а потому Ордалиону пришлось переступить через себя и присоединиться к взлому этой преграды. Наконец, дверь удалось сдвинуть, открыв наполовину. Далее она наотрез отказывалась двигаться, но даже этого было достаточно. Внутри оказалось большое помещение, некогда увенчанное множеством окон, что теперь были все как одно разбиты вдребезги. Пауки определенно свободно здесь хозяйничали, влезая внутрь через эти пробоины, а вот Ордалиону до сего дня путь сюда был закрыт. Помещение было почти полностью чёрным от копоти – следов давно произошедшего пожара. В черноте при свете факела, что зажег колдун, угадывались панели, похожие на те, что он видел ранее в небольшом корабле. Только здесь их было много, как и разбитых чёрных зеркал, украшавших часть стен. Огонь либо полностью уничтожил, либо сильно оплавил рычаги и кнопки, многие панели были треснувшими или вовсе развороченными. Среди золы угадывались полу сгоревшие человеческие кости. Ничего ценного в этой части судна не было. Вернее, так подумал Ордалион, когда побывал здесь в первый раз.
Осмотр корабля продолжился. Внимание привлекла на удивление хорошо выглядящая дверь, снабженная глазком, что указывало на жилое помещение. Открыть её ломом не вышло, так как он была закрыта полностью, но совместными усилиями её получилось сдвинуть за счёт обычного трения. Благо, проем был целым, и нужно было лишь сообщить двери должный импульс. По внутреннему убранству Ордалион сразу понял, что перед ним капитанская каюта. Здесь была красивая мебель в виде мягких стульев, удобного рабочего стола и… роскошного дивана. Всё это сохранилось идеально по прошествии стольких лет благодаря герметичности отсека. Некромант зашел внутрь, принявшись осматривать ящики стола. Среди прочих, мало полезных для него безделушек, в нижнем ящике обнаружилась прямоугольная бутылка с янтарного цвета жидкостью и чёрной этикеткой. Всё указывало на то, что это алкоголь.
- Хм, выглядит многообещающе, - проговорил Ордалион, глядя на содержимое бутылки при свете факела, - но перейдем к эмпирическим методам. – Он вручил факел одному из мертвецов, поручив держать на вытянутой руке, чтобы сухая плоть ненароком не воспламенилась, а сам открыл бутылку. Махнул несколько раз кистью руки, подгоняя к носу запах, чтобы не вдыхать напрямую. Профессиональная привычка. Несмотря на ослабленное обоняние, он почувствовал алкоголь. Настал черед последнего этапа исследования.
- Да будь я проклят, если это не виски! – воскликнул он, после того как янтарная жидкость обожгла рот. Любителем крепкого алкоголя он не был, но сейчас выпить немного по такому случаю было не грех. Впрочем, находка так обрадовала его не по той причине, по которой можно было бы подумать. Взгляд плавно перешел на перевязанную ногу. – Кажется, горная медицина только что шагнула вперед.
Последнее утверждение было закреплено еще одной находкой в каюте капитана – белой коробочкой, висевшей на стене, в которой оказались медикаменты. Да, снова неизвестного назначения, но уж бинты-то некромант точно ни с чем не спутает. Не долго думая, он обновил факел в руках нежити и завалившись на диван принялся, наконец, обрабатывать свои раны по науке. До сих пор ему везло не схлопотать заражение крови в антисанитарных условиях, но полагаться на одну только удачу – последнее дело. Закончив с этим, он снял коробку со стены и решил забрать с собой. В карман последовали и причудливой формы свечи, зачем-то бывшие здесь, разбросанные по полу. Пригодятся. А вот что действительно не поддавалось логике, так это то, почему уходя, Ордалион вдруг обратил внимание на задвижку глазка двери и решил, что будет отличной идеей свинтить и её, забрав с собой. На самом деле, у него была идея на её счёт, но с выживанием они никак не связана. Вернее, тогда эта связь не была очевидной.
Закрыв дверь чтобы «пауки не нагадили на диван», Ордалион со свитой вернулись на родной корабль уже когда вечерело. Нежить загнана в одну из кают и заперта, ловушки снова активированы, а сам колдун на улице принялся натирать парафином украденную задвижку. Затем, он гвоздем принялся что-то выводить на нём, и, наконец, стал капать на блестящий металлический диск кислотой из найденного ранее устройства. Через десять минут он смыл кислоту, любуясь узором. В несколько кривых следах, оставленных кислотой на металле там, где парафин был соскоблен, легко угадывался силуэт дерева, которое обвивала змея. Фамильный герб из прошлой жизни. Продев через отверстие для винта веревочку, Ордалион торжественно надел медальон на себя.

0

14

Белая полоса, чёрная полоса

Прошло два дня, проведенных Ордалионом в относительном спокойствии. Он поднял еще два иссохших трупа и теперь при свете дня своей дружной немёртвой компанией исследовал близлежащие корабли, многие двери которых отныне были открыты для него с помощью некромагии и какой-то матери. С наступлением же темноты он возвращался в ставшую уже такой родной жилую каюту, где при свете масляной лампы, найденной среди личных вещей одного из погибших, рассматривал дневную добычу. Множество причудливых устройств неизвестного назначения. Большинство из них, к сожалению, не работали. Это было очевидно даже без знания их изначальных функций. С другой стороны, а чего еще стоило ожидать от находок, сделанных на корабельном кладбище четверть вековой давности?
Как это обычно и случается, рост возможностей ведет к неизбежному росту амбиций. Не стал исключением и некромант. За неимением пока что лучшей цели из числа достижимых, он решил впервые с момента прибытия в новым мир не отсиживаться ночью в комнате, а наконец дать решительный бой паукам. Доколе терпеть их восьмилапый террор? Пора бы окончательно и безапелляционно отвадить диких тварей от его жилища. Благо, небольшой отряд без страха и упрека у него в распоряжении был. Ордалион имел богатый опыт командования малыми диверсионными группами, так что проблем с управлением нежитью возникнуть было не должно, оставалось только их вооружить. Кувалда, топор из арматуры и острого обломка корпуса судна, булава из смотанных вместе веревкой деталей и полученный из погнутой арматуры с заострённым наконечником клевец – таким было вооружение крошечной армии тьмы. Пауки-зомби же шли в бой со своим природным оружием. Разве что их яд был бережно собран некромантом в пузырек. Всё равно у их живых собратьев к нему будет иммунитет, тут и думать нечего.
Лампа была подвешена в коридоре перед дверью так, чтобы в случае непредвиденных обстоятельств было видно ловушки. Ордалион впервые со спокойной душой любовался закатом, зная, что теперь он здесь не один. Предстоящее сражение было безусловно волнительным, но всё-таки прежнего чувства угрозы при встрече с пауками он не испытает, он знал об этом наверняка. Всё-таки он приготовил для них ловушку, а стало быть, бой случится на его территории и по его правилам.
Сидя на входе в корабль с тремя поднятыми в виде нежити пауками у ног, словно домашними питомцами, он с любопытством наблюдал за тем, как начали открываться порталы, выпускающие на плато врагов. Первые же вспышки перемещения как рукой прогнали навалившуюся сонливость. Всё-таки некромант по-прежнему чувствовал себя неважно физически, хоть периодически забывал об этом из-за высокого боевого духа. Его разум всегда был сильнее тела.
Пауки не проявили никаких эмоций (какая неожиданность), завидев добычу возле прохода в хорошо знакомый им корабль. Не колеблясь, восьминогие побежали к Ордалиону, явно не озаботившись вопросом о том, почему трое их сородичей возле него не нападают. Не стали они особенно отвлекаться и на разбросанные на земле по пути следования сухие тела в униформе, сжимающие оружие в руках. Трюк, старый как сама некромагия.
- Убить, - усмехнувшись произнес он и трупы тут же зашевелились, начав вставать на ноги. Для приближающихся пауков это стало полной неожиданностью. Тела, которые те даже за пищу не считали, вдруг пришли в движение прямо посреди их стаи. Пока пауки в основной своей массе остановились, пытаясь понять, что происходит и как на это реагировать, зомби нанесли свой удар. Зомби с топором перерубил левую переднюю лапу своей жертвы, лишив паука средства доставки яда, булава огрела другого проходившего мимо соответствующего тела паука, кувалда не поразила никого, ведь вокруг этого трупа пауков не оказалось, а клевец, точно угодивший в спину своей цели, застрял в хитине и был вырван из рук нежити убегающим монстром. Первая, внезапная атака имела успех в определенной степени, но потерь со стороны наступающих не было. А вот дальше дела пошли уже не столь хорошо. Преодолев замешательство первых секунд, пауки перешли к решительной контратаке, пусть сами они и не знали подобного термина. Раненный топором паук ударил острой лапой в ногу нежити, заставив ту пошатнуться. Удар топора прошел мимо отпрянувшего назад паука, затем последовал новый выпад, теперь в ход пошли щупальца. Он обвили поврежденную конечность и переломили её, опрокидывая зомби на землю. Рука, держащая оружие, тут же была пронзена лапой другого подоспевшего монстра. Третий же набросился на грудь нежити, принявшись раздирать её лапами и щупальцами. Зомби с кувалдой оказался самым бесполезным, так ни по кому за весь короткий бой и не попав. Несколько взмахов, рассекающих пустоту, и двое пауков, зажавшие его с противоположных сторон, искромсали ноги зомби, затем уже на земле уничтожая голову. Зомби с булавой успел обрушить сокрушительный удар на одного из окружающих его врагов, но после прыгнувший паук сбил его с ног, и свора чудовищ принялась терзать и этого защитника некроманта. На удивление, дольше всех держался тот из мертвецов, что остался безоружным с самого начала. Ему даже удалось дважды ударить своего оппонента кулаком, а затем, схватив его, укусить. Правда, пользы от этих действий не было никакой и схваченный паук расправился и с ним. Увы, но иссохшая плоть, прикрытая лохмотьями, совершенно не держала удары этих монстров. Видя скорый и бесславный конец своих воинов, Ордалион поспешил внутрь корабля. Ему не оставалось ничего иного, кроме как принять это горькое поражение. Пауки-зомби остались прикрывать его отступление, и, как колдун узнал на следующее утро, устроили довольно неплохой размен, убив двоих прежде, чем тоже были уничтожены. В сухом остатке у Ордалиона снова было три немёртвых паука чуть большей свежести, но не осталось помощников.
- Ясно, пусть эти мелкие засранцы и не блещут умом, но драться они умеют. Подними я еще хоть десяток зомби, их всё равно задавят числом, пользуясь тем, что нежить слишком медлительна в сравнении со зверем и совершенно не уворачивается. И всё это усугубляется тем, что трухлявые тела легко разрушаются хитином этих тварей. Будь бы они попрочнее… - и тут пришло озарение. Ордалион вдруг понял, как решить проблему с хрупкостью его немёртвых солдат. Металлолом, разбросанный повсюду. Вот из чего он сделает броню для следующего подобного сражения в ночи. Конечно, бронником он не был, и выковать доспехи для нежити не сможет, в том числе и ввиду отсутствия кузницы, зато у него был богатый опыт создания големов из частей различных тел. Почему бы не перенести этот увлекательный опыт на текущую ситуацию и не взять вместо мёртвой плоти металл? Некромантией железяки к телу не прирастить, но вот вбить их в плоть и закрепить механически – вполне возможно.
Следующим же утром Ордалиону удалось найти еще одно подходящее тело и, провалявшись без сознания два часа, вместе с ним шаткой походкой направиться на поиски новых работников. Где искать он примерно знал, нужно было лишь дойти.
Дорога была привычной, и колдун не обращал внимания на однообразный ландшафт вокруг, погруженный в свои мысли. Он прикидывал, как должны выглядеть крепления для деталей вживленной брони, когда совершенно случайно, боковым зрением заметил на земле тень. Довольно внушительных размером тень, что двигалась справа к нему с его помощником и свите из пауков.
- А это еще что за… - он поднял голову и солнечный луч ослепил его на секунду, после скрывшись за возникшей межу ним и Ордалионом преградой. – Твою мать! – некромант инстинктивно упал на землю, прежде чем осознал, что на него с воздуха мчится огромная крылатая рептилия. Это падение спасло ему жизнь, мгновенно сделав более привлекательной целью для крылатой бестии мирно шагающего дальше зомби. Кинжалоподобные зубы вонзились в область груди мертвеца, пропустив все, что было выше в пасть чудовища. А затем зомби оторвался от земли и был унесен в небо. Колдун успел разглядеть, как существо начало пожирать труп, но еще он разглядел кое-что более важное: существ было двое. И второе неслось к нему.
Что есть сил, некромант рванул в обратном направлении, теряя равновесие, спотыкаясь и даже один раз упав. Благо, этой его ошибкой враг не воспользовался, предпочтя сцапать паука-нежить, который был проглочен за один присест. Бег продолжился, но рептилии и не думали отставать. Чувствуя вибрацию рассекаемого позади воздуха, Ордалион обернулся и, заметив, что враг уже на подлете, отпрыгнул в сторону, уходя из-под удара. Тварь быстро пошла на взлёт и развернувшись вновь сделала заход на человека. На этот раз некромант успел нырнуть в неглубокий овраг, иначе не сносить бы ему головы, ведь монстр явно целился ниже, чем до этого, ожидая, что схватит его с земли. Вновь промахнувшись, чудовище спустилось на плато возле бегущих следом за хозяином пауков, сцапав одного из них. Погоня продолжалась уже пешком.
До корабля осталось не больше пятидесяти метров, но добежать у успевшего изрядно выдохнуться колдуна туда едва ли получилось бы. Поэтому, миновав небольшой холм, он скатился с его вершины и залёг в зарослях низкорослого сухого кустарника. Сработало. Преследовавший его дракон на минималках показался наверху и принялся вертеть головой, пытаясь найти добычу. Нашел он только паука, который, за неимением иного приказа, бодро перебирал лапами в направлении укрытия своего хозяина. И это сложно было назвать хорошей новостью. Понимая, что через несколько секунд вся затея с игрой в прятки пойдет прахом, Ордалион глубоко выдохнул, отдал пауку ментальную команду бежать вдоль холма, а сам, дождавшись когда рептилия заинтересуется пауком, бросился что было сил к кораблям. Отвлекающий маневр сработал. Остававшаяся в воздухе тварь спикировала к бегущему восьминогому зомби, не заметив другую, более крупную цель. Рептилии приземлились по обе стороны от нежити, беря её в клещи. В этот момент колдун увидел ситуацию и отдал команду прыгнуть в сторону. Эта задумка сработала на ура. Монстры что одновременно ринулись за лакомым кусочком, вместо захвата добычи ударились лбами и отпрянули назад, что позволило Ордалиону выиграть еще несколько секунд их бездействия. Затем паук был сожран, а оба небесных охотника обернулись в сторону бегущего человека. Поднявшись с воздух, за несколько секунд они почти догнали Ордалиона, буквально в последнюю секунду успевшего прыгнуть в зияющую черноту прохода и врезаться лицом в стену уже в безопасности корабля. Он тотчас откатился в сторону, и не зря. Морда рептилии протиснулась в дверной проем, пытаясь найти там еду. Нашла, но уже не могла развернуться чтобы схватить. Немного поерзав, тварь покинула помещение и улетела восвояси. А в коридоре корабля слышался ритмичный рык, бывший тяжелым, почти предсмертным по ощущениям дыханием колдуна, только что выигравшего кросс со смертью.
- Что это было?

Отредактировано Ордалион Вестлер (11.04.22 16:14:44)

0

15

Мы пойдем другим путем

Из воспоминаний Ордалиона Вестлера:
Кажется, после того дня я начал ненавидеть этот уголок Вселенной. С первой же минуты прибытия он пытался менять убить, испытывал все мои навыки день за днем и всякий раз, когда я думал, что наконец приспособился к сложившимся условиям и теперь смогу сделать рывок вперед, судьба подкидывала мне новое неожиданное испытание, рушащее все планы и отбрасывающее к подножью этой горы. Как будто мало было чёртовых пауков, рыщущих по коридорам моего дома в ночи, так теперь и при свете дня я перестал быть в безопасности. Не весть где всё это время скрывавшиеся крылатые твари, очевидно, являющиеся местными аналогами виверн, появились в небе, ознаменовывая своим прибытием новый для меня порядок вещей. Отныне днем я вынужден был неустанно смотреть в небо, а ночью – вглядываться в темноту под ногами. О дальних переходах и сборе нового «войска» нежити можно было забыть. На этом плато я как на ладони и если в первую нашу встречу с ними мне каким-то чудом удалось избежать участи их обеда, второго такого шанса не будет. С той встречи я оказался в полноценной, круглосуточной осаде. Теперь пауки не кажется мне такими уж плохими ребятами. Как долго продлится эта осада, я не знаю, но ждать её окончания слишком самонадеянно. Пускай мне удалось найти солидный запас пищи, он всё-таки ограничен, а пути к цивилизации пока что нет даже на горизонте. Я отнесусь к этому как очередному вызову, брошенному моему интеллекту.

Следующие два дня некромант провел в как-то уж очень быстро ставшим для него тягостным гордом одиночестве. Нежить – те еще собеседники, но хотя бы их присутствие вселяло в него некоторую уверенность. Теперь же он снова оказался в точке, близкой к той, с которой начал своё выживание здесь. Уже в который раз. Это вызывало раздражение, граничащее с желанием опустить руки и сдаться. Но пик своего отчаяния он прошел и больше к нему не вернется. Ширли ждет его где-то на просторах этого мира и он не может позволить себе разочаровать её. Только не снова.
Разумеется, о бесцельном просиживании штанов и пустой трате продовольствия речи не шло, Ордалион не мог сидеть без дела. Несмотря на ломоту во всём теле после марафонской по здешним меркам пробежки от крылатых бестий, он активно ходил по вверенной ему им же самим территории погибшего судна, поправляя ловушки для пауков, и предпринимал несколько вылазок наружу. Однако все они заканчивались довольно быстро. Убедившись что «виверны» кружат в небесах неподалеку, колдун возвращался внутрь.
- Чтоб вам ветром крылья обломало! – выкрикивал он в бессильной злобе.
В чудеса как таковые Ордалион не верил. Не бывает невероятных случайностей в нужном месте и в нужное время, это сказки для тех, кто не умеет планировать свои действия. Но он верил в то, что всякое упорство рано или поздно оказывается вознаграждено, пускай даже самым неожиданным образом. И вот, на третий день после авианалета, награда нашла своего героя. Утром Ордалион проснулся в ставшей уже привычной и по-своему родной каюте корабля. Поднялся на ноги, вышел в коридор, проверяя, увы, оказавшиеся пустыми ловушки, помянул ставших слишком умными пауков недобрым словом и только после этого вдруг осознал, что у него не только ничего не болит, но и дыхание более не требовало от него усилий. Он чувствовал себя… нормально. Не хорошо, а именно нормально, так, как и должно было быть. Дыхание было ровным, походка лёгкой, а разум ясным как никогда с момента попадания в это место. Он замер, прислушиваясь к своему телу и пытаясь найти изъян в своём состоянии. Но не нашел.
- Неужели это произошло? Я адаптировался к местному климату, и больше не будут бродить по этим равнинам как калека? Свершилось!! – хотя он воскликнул это с некоторым сарказмом, радость его была очень даже искренней. Он уже и забыл о том, каково это чувствовать себя нормально. Маленькая хорошая новость в окружении целой вереницы плохих.
- Итак, что мы имеем на текущий момент? Еды в достатке, но рано или поздно она закончится. Я могу передвигаться теперь с нормальной скоростью, однако это мало чем мне поможет в соревновании с летающим противником на открытой местности. Поднятие нежити бесперспективно из-за малого ресурса и подавляющего превосходства врага в воздухе. Как же мне быть? – он окинул взглядом интерьеры погибшего корабля и на удивление быстро смог дать самому себе ответ. – Технологии! Я должен освоить технологии этого мира. До сих пор я отталкивался от самого примитивного использования всего, что находил на этом кладбище, мысля в привычном мне ключе. В этот раз мне предстоит партия в шахматы со смертью и, оперируя правилами игры в шашки, я вряд ли выиграю. Осталось придумать, как освоить технологии, с которыми никогда прежде не сталкивался даже в рабочем состоянии, имея на руках лишь их обломки. Если получится, я поквитаюсь за всё с проклятыми тварями. Насколько я понял, эти погибшие корабли были военными а значит, вокруг полно оружия. Нужно лишь понять как его использовать.
Задача виделась колдуну более чем нетривиальной, но после некоторых раздумий, он нашел вариант, что может оказаться рабочим. В привычных ему мирах, любое мало-мальски сложное оборудование имело, так или иначе, руководство по эксплуатации. Таковое было у алхимических установок, огнестрельного оружия и даже у систем акведуков, с которыми по большей части имели дело вовсе не инженеры, а обычные крестьяне. То же, что видел вокруг себя Ордалион, было устроено определенно сложнее. А стало быть, инструкции ко всему этому хламу должны быть.
Он обыскал весь корабль сверху донизу, но не нашел ничего похожего. Пробоины в корпусе и следы пожаров объясняли причины бесплодности этих поисков. Но что на счёт других кораблей? До этого момента некромант был занят, главным образом, поиском пищи, трупов, одежды или оружия, но никак не документов. Самое время было расширить список желаемых находок.
В качестве наиболее перспективной цели он выбрал крупное судно, двери которого ранее успешно открывал при помощи мертвецов, и в котором даже нашлась нетронутая комфортабельная комната. Там было много места для поисков, да и общий вид говорил о том, что этому кораблю досталось от жизни поменьше, чем нынешнему дому Ордалиона. Там был шанс на успех. Только вот как пройти весь путь до корабля и не быть сожранным по дороге? Некромант пришел к выводу, что проделать этот трюк нужно вечером. Крылатые твари улетали в свое гнезда на далеких утесах, а пауки прибывали из порталов лишь с наступлением сумерек. Между двумя этими событиями не более часа, но теперь, когда Ордалион был здоров, ему хватит этого времени. Дабы не быть стесненным сроками, он подготовил с собой узелок, куда набрал удобного для переноски провианта примерно на неделю, причудливых устройств, найденных в прошлые свои вылазки, топлива для разведения костра, алкоголь, в сугубо медицинских целях, разумеется, и, конечно же, оружие. Оттягивать эту «первую технологическую экспедицию», как он нарек свой план, смысла не было, а потому назначен дерзкий марш-бросок через вечернее плато был ужа на ближайший вечер. Оставалось лишь скоротать время волнительного ожидания перед этим шагом в неизвестность.

Отредактировано Ордалион Вестлер (13.06.22 21:56:59)

0

16

Бегущие под звёздами

Закат в этом мире не был похож на прочие, что видел ранее Ордалион, бледно-синее свечение вместо красного или оранжевого, медленно гаснущее за ломаной линией горизонта, образованной горными вершинами. Он был таким же чужим, как и всё здесь, но, тем не менее, таким же прекрасным, как и везде. Раньше некромант этого не замечал, было не до того. Время на любование красотой есть только у тех, кому уже не надо бороться за выживание. Похоже, он расслабился раньше времени, его борьба была еще очень далека от завершения.
Но вот, силуэтов в небе не было видно уже около часа, да и их противные крики стихли в вечернем небе. Время пришло. В последний раз проверив собранные с собою припасы, Ордалион шагнул на землю, оставляя позади себя стальное убежище. И почти сразу перешел на лёгкий бег. Он не знал, как скоро пауки начнут пребывать к его жилищу, а потому, рассчитывая на худшее, следовало как можно быстрее покинуть гарантированно опасную местность. Его бег был лёгок, никакой боли в мышцах, мириться с которой он уже привык, никакого головокружения и риска рухнуть на ровном месте, просто потеряв равновесие, никакой усталости, наваливающейся через сотню преодоленных метров. Эта простая пробежка даровала ощущение невиданной свободы, уверенности в том, что эти трудности пусть и не скоро, но однажды закончатся. А пока он бежал наперегонки с наступающей темнотой, что сгущалась с каждой минутой. Всё-таки горы никогда не меняются.
Позади показались первые светящиеся точки паучьих порталов. Времени было меньше, чем ожидал некромант, однако его решение максимально быстро удалиться от свалки оказалось верным. Отсюда пауки его точно не заметят. Пока вокруг спокойно, а появление проклятых восьминогих уже шло полным ходом, торопиться было некуда. Ордалион перешел на обычный шаг, экономя силы. До обломков, что он наметил конечной целью сегодняшней ночной прогулки, было еще примерно два часа пути. А может и меньше. Всё-таки до сих пор ему не приходилось передвигаться на такие расстояния в нормальном состоянии. Идущий взглянул наверх, в пучину Океана Звёзд, откуда прибыл на эту холодную землю. Расположение далеких светил было всё таким же незнакомым, но если не обращать внимания на подобные мелочи, то звёздное небо везде одинаковое. Очередной порыв холодного ветра заставил посильнее укутаться в своё многослойное одеяние из чужой униформы. В целом, оно справлялось со своей функцией, хотя прохлада ощущалась. Надо будет в будущем заменить этого громоздкий костюм на что-нибудь более практичное.
Безмятежность прогулки улетучилась в тот момент, когда Ордалион увидел знакомые вспышки белых огоньков впереди, возле уже различимой во мраке громады погибшего корабля. – Твою мать, они здесь просто повсюду. Хотя на что я надеялся? С самого начала было очевидно, что прорываться придётся с боем, - подумал колдун, проверяя рукой покоящуюся в рюкзаке самодельную булаву с длинной рукоятью, которую он смастерил несколькими днями ранее. Пистолет тоже был при нём, но это оружие Ордалион считал крайним средством, потому как количество патронов было ограничено. Чего нельзя было с уверенностью сказать о количестве пауков и прочей хищной живности в этим местах.
Через двадцать минут пути, стемнело настолько, что ориентироваться можно было разве что по оттенкам серого и чёрного впереди. Благо, света луны хватало для того чтобы различать силуэты погибших судов даже вдалеке. Только вот этого оказалось мало для безопасного передвижения по ночным горам. Как будто такое вообще было возможным. Группа движущихся пятен, число которых установить не представлялось возможным, появилась из-за кустарника, растущего в понижении возле пути следования Ордалиона. Разглядеть их на дальних подступах некромант не успел, но судя по размерам, они соответствовали паукам. Не дожидаясь близкого знакомства, человек перешел на бег, но теперь уже не лёгкий, а очень даже решительный. Оглянувшись, он лишь подтвердил свои подозрения, луна подсветила миниатюрные паучьи фигуры, ползущие следом за беглецом на пределе своих возможностей. Всё-таки потому ночь и была выбрана подходящим временем для вылазки, что на своих коротеньких лапках паукам, в случае чего, Ордалиона не догнать.
Из кустов впереди выскочил еще один маленький мерзавец, тотчас кинувшийся на перехват бегущей добычи, пытаясь достать последнюю своей ядовитой лапой. Ордалион с лёгкостью ушел из-под удара, как делал это и в худшие свои дни в этих горах. За оружие браться не стал, пока что не было необходимости. Вскоре ему удалось оторваться от своих преследователей, однако прошло всего несколько минут, за которые он едва успел восстановить дыхание, как новая атака врагов заставила его продолжить этот марафон в темноте.
- Да когда же вы, сучьи потрохи, кончитесь?! – крикнул Ордалион, избежав еще двух атак с фланга от вынырнувших из мрака пауков. Маневр удался на славу, но не обошелся без побочного эффекта. Бегать по плато в почти полной темноте – затея изначально опрометчивая, так что через несколько метров колдун споткнулся о камень и растянулся на земле, упав на грудь и получив небольшую ссадину на подбородке. Перевернувшись на спину, он увидел приближающихся на полном ходу тварей и выхватил пистолет. Три выстрела прогремели в ночи. Первый попа вы бок одного из преследователей, но не нанес ему никакого вреда. Пуля просто скользнула по блестящему хитину, не сумев его пробить. Второй выстрел отозвался треском камней позади пауков, а вот третий прошел под монстром, перебив тому лапку. Паук запнулся, но быстро выровнявшись продолжил приближаться, не сильно потеряв в скорости. Эффект от ультимативного оружия, на которое Ордалион возлагал большие надежды, оказался более чем скромным. Поставив оружие на предохранитель и сунув в карман, некромант поспешил подняться и продолжить своё бегство. Потерянные секунды дорого ему обошлись и еще несколько пауков уже угадывались вокруг, выдавая своё присутствие движением и шелестом хитина. До корабля уже было рукой подать. Ордалион на ходу выхватил булаву, понимая, что теперь, когда он еще и выстрелил, его точно ждет официальный приём. И он не прогадал. Встречный бой был неизбежен. Несколько фигур уже спешили к нему со стороны корабля. Их можно было попытаться обогнуть сбоку, но поскольку вокруг были враги, Ордалион решил на сей раз не рисковать наткнуться на засевшего где-то поблизости в темноте паука, а в несвойственной ему манере пойти напролом против тех врагов, которых он хотя бы видел.
Вид несущегося на них двуногого существа с дрыном в руках, резко поубавил даже у не слишком рассудительных пауков решительности идти в атаку. В то время как часть пауков продолжила взаимное сокращение дистанции с потенциальной добычей, паук, что был справа и его сородич в центре стаи, сбавили ход, нарочно отставая от остальных. И не зря! Бесхитростная манера передвижения делала монстров лёгкими мишенями для атаки и самый резвый из кинувшихся на перехват пауков, встретился с самодельной булавой раньше, чем оказался на расстоянии атаки своей ядовитой лапкой. Размашистый удар снизу вверх буквально отправил чудовище в полёт. Скрежеча хитином, паук пролетел над своими сородичами и рухнул среди камней где-то в стороне.
- Ха! Прямо в лунку!! – окрылённый такой удачей первой же атаки, Ордалион ловко остановил выпад второго подбежавшего паука, после чего ударил его по лапам, опрокидывая на землю. А затем и на него обрушилась вся мощь самодельного оружия. Дважды. Пауки не перестал дергаться, но некромант быстро установил, что подняться после полученных повреждений враг уже не сможет. Впав от двойной победы над ненавистными обитателями плато в какую-то боевую ярость, колдун перевел взгляд на оставшихся боеспособными пауков впереди, которые уже не просто отстали от сородичей, но начали понемногу пятиться назад, осознавая что они только что увидели. – Раздавлю!! – он бросился к ним, как-то начав забывать, что его преследуют. Бегство пауков от разъяренного человека с металлической дубиной было потрясающим зрелищем. Удар Ордалиона промахнулся, придясь в землю между отступающими монстрами, от чего те перестали бежать рядом друг с другом и кинулись в разные стороны. Некромант продолжил преследование левого из них, направлявшегося ко входу в корабль, думая, что сможет укрыться там от неправильной добычи, что неверно истолковала свою роль. Вторая атака настигла свою цель, буквально размазав паука по земле. Только вот радоваться было некогда. Подняв испачканную вплеснувшимися наружу внутренностями недруга булаву, Ордалион вдруг заметил, что в ходе своей маленькой погони ворвался в скопление обломков, среди которых копошились другие пауки, теперь с интересом смотревшие на него во все восемь глаз. Недолго думая, Ордалион побежал к двери, перехватывая инициативу и еще не сообразивших что происходит животных. Из дверного проема выскочил еще один паук, попытавшийся налететь на добычу, но колдун в последний момент успел отскочить в сторону, пропуская его мимо себя и тотчас ныряя в темноту корабля позади атаковавшего. С гулким грохотом он побежал по коридору в сторону каюты капитана, примеченной ранее. Несколько пробоин в корпусе освещали коридор, позволив увидеть еще одного паука, ползущего навстречу. С этим разминуться было совершенно невозможно, так что некромант и не стал пытаться это сделать, занеся оружие над плечом и прихлопнув тяжёлым ударом преграду на пути к своему спасению. – С дороги! – в пылу бегства, переросшего в сражение, он как-то совершенно не чувствовал прежнего страха перед ядовитыми противниками, даже не допуская возможности что раненный враг может попытаться впрыснуть яд в момент, когда победитель будет переступать через него. А ведь этот паук едва не сделал нечто подобное, и помешало ему именно то, что Ордалион не стал осторожничать, просто двинувшись дальше. Лапа пронзила пустоту в том месте, где секунду назад была нога человека.
Заметив во мраке дверь, отделяющую часть коридора, Ордалион попытался сдвинуть её с места. Получилось. Эта, похоже, не сильно пострадала и её не придется отгибать ломом, как дверь каюты, что была впереди и представлялась наибольшей опасностью из всех, так как открывая её Ордалион несколько секунд будет уязвим для нападения пауков. Захлопнув задвижку, некромант вздохнул с облегчением. Ночная вылазка прошла легче, чем стоило ожидать, когда появились враги. И именно в этот момент на него из темноты коридора бросился очередной обитатель этих развалин. Прыжок паука застал некроманта врасплох, не дав никак подготовиться к защите. Мужчина упал на пол, уже лёжа успев перехватить своё оружие и им отклонить удар ядовитой конечности. Затем в ход пошли чудовищные щупальца, которыми паук обхватил середину рукояти булавы. Ордалион попытался выдернуть оружие из хватки врага, но безуспешно. Тварь намертво вцепилась в булаву, попутно готовя новый выпад. Атака задела ткань на плече, но соскользнула, ударив в пол. В таком положении победа паука была вопросом нескольких секунд, а потому нужно было срочно что-то менять. Когда монстр замахнулся в очередной раз, колдун оттолкнул от себя булаву, отдавая её ему, и следом лягнул паука ногами, отправляя в полет по коридору, откуда тот выпрыгнул. Грохот оружия дал понять, что за него больше никто не держится и паук уже бежит в новую атаку. Некромант принялся судорожно искать в кармане пистолет, отползая назад, пока не уперся спиной в только что закрытую дверь. Пистолет лёг в руку, палец убрал предохранитель… и тут из темноты прилетел новый удар, попавший точно в грудь. Тупая боль заставила ахнуть. Ордалион поднял оружие и уткнувшись стволом пистолета во врага, спустил курок дважды. Попавшие на лицо отвратительные брызги возвестили о том, что на сей раз выстрелы возымели больший успех, чем прежде. Тело паука упало на ноги и Ордалион поспешил его оттолкнуть.
- Он достал меня! Проклятье, он всё-таки попал своей лапой… - быстро обшарив карманы, некромант вытащил металлический прямоугольник, дающий пламя при открывании. Тусклое пламя осветило часть коридора, позволяя Ордалиону увидеть себя, сидящего на полу, не подающего признаки жизни паука с двумя кровоточащими ранами на месте двух фасеточных глаз и отблески булавы где-то на границе света. Убедившись, что паук мёртв, Ордалион бросил пистолет и принялся расстёгивать форму, желая увидеть то, что таилось на дне пробитого в ней отверстия. Добравшись до тела, источника боли, он увидел достаточно глубокую вмятину на не так давно сделанном им из задвижки от смотрового отверстия в двери медальоне с изображением древа.
- Случайностей не бывает. Похоже, даже здесь, на краю мироздания, боги на моей стороне. Ха-ха-ха! Ха-ха! Ха-ха-ха-ха! – его нервный смех наполнил мрак коридора погибшего судна.

Отредактировано Ордалион Вестлер (09.07.22 16:40:10)

0


Вы здесь » Энтерос » БЫЛЫЕ ПОВЕСТВОВАНИЯ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ » Холодный приём или Король свалки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно