Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Энтерос» Авторский мир, многожанровое фэнтези с элементами фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг, рисованные внешности. Контент для игроков от 18 лет. Игровой период с 3003 по 3005 годы.
Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Энтерос» Авторский мир, многожанровое фэнтези с элементами фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг, рисованные внешности. Контент для игроков от 18 лет. Игровой период с 3003 по 3005 годы.
их ждут в игру
29.01.2023. Обновлен раздел уровней силового могущества, скорректирована первая часть важных аспектов мира. 10.01.2023. Обновлены активисты проекта и выбраны посты месяца. 05.01.2023. Открыт набор заявок для участия в постах месяца, осталось пять дней до конца новогоднего ивента, кто еще не принял участие можете успеть получить подарки! 31.12.2022. Поздравляем всех с Новым годом! 24.12.2022. У нас появилась мобильная версия, с возможностью ее отключения через настройки профиля. 11.12.2022. Выбраны посты месяца. 10.12.2022. Обновлены активисты проекта и кристаллы за голоса в Топ'ах начислены. Начался новогодний ивент «Снежное торжество», не упустите шанс выиграть призы и подарить снежинки! 15.11.2022. Обновлены активисты проекта и кристаллы за голоса в Топ'ах начислены. Объявлены победители конкурса «Лучшие посты месяца», немного изменены показатели в кристаллах активности. 27.10.2022. Начался хэллоуинский императив, награды за титулование и кристаллы начислены. Сделано объявление для мастеров игры связанное с улучшением динамики квестов. 23.10.2022. Мы обновили дизайн, мобильная версия проекта появится чуть позже. За прекрасную работу благодарим дизайнера — Вещий дух. При возникновении багов, просим сообщать в тему «связь с АМС» или в ЛС технического аккаунта Вестник. 19.10.2022. Энтеросу исполнилось 7 лет! 16.09.2022. Мироустройство «переехало» на новую планетарную систему. Обновлена справочная информация. У нас появилась планета Нордскол, ее описание будет после полного обновления всех карт остальных планет.
активисты
пост месяца Тонатос: Излюбленное тепло как-то иначе отзывалось в теле, оно искрилось беззвучными хлопками-приливами, накатывая несуществующими мурашками и эфемерной дрожью. Игольчатая кольчуга лириума сотней незримых шипов пронзала ее тело изнутри, и Тонатос вела правой ладонью по коже... читать дальше.
пост месяца Астрид: Тьма — такая холодная, такая притягательная; мать, родительница, первозданная сущность всего живого и почившего. Мы появляемся из тьмы в неё мы уходим, навеки предаваясь забвению. Серебристый блеск лезвия клинка так и искрился радостью, полированная гладь отражала счастливую, поистине ласковую улыбку... читать дальше.
пост месяца Эзекиль: Он направляет острие меча в сторону троицы монстров и произносит интуитивно знакомые формулы, сопровождая бликами холодного пламени загорающиеся руны; неважно, какое солнце светит под небесами этого мира и есть ли это солнце вообще, ведь правила мира — одни для всех... читать дальше.
пост месяца Регис: Дождь тяжелыми каплями стучит в окно, словно оголодавший странник, молящий о горячем супе. Но, как зачастую бывает, оказывается проигнорированным. Погода в горах всегда непростая: холода преобладают даже в летнюю пору, из-за чего снег не сходит с вершин, маня прикоснуться к своим драгоценным... читать дальше.
пост месяца Алора: Доверие всегда является одной из самых хрупких вещей, как сфера из тончайшего хрусталя — сожми в руке и она ранит осколками, рассыпется на мелкие части, их не собрать воедино, не восстановить прежнюю форму. Алорэза слишком многое не позволяла себе в обычной жизни, следуя собственным правилам... читать дальше.
пост месяца Рейлан: Общество графини все чаще заставляло Рейлана улыбнуться. Стоило мужчине отметить как сложно просчитать Элету, она тут же сказала про проницательность, меняясь во взгляде. Отрешенная миролюбивость сменилась хитрым прищуром изумрудных глаз. К удовольствию Владыки графиня по прежнему оставалась... читать дальше.
пост месяца Эйяфьялла: Весь мир мог быть ей чужим, но было одно место среди всех планет, который она считала родным. И ей хотелось оберегать орден Рассвета, а так же всех кто как-то относился к нему или к деосу Тонатос. Равно как и не хотелось больше никаких перемещений в другой мир... читать дальше.
пост месяца Эхо: Когда рождается новая жизнь, то первое, что нужно сделать это начать дышать. Так же и Эхо, очнувшись и распахнув глаза, сделала свой первый вдох, но уже вовсе не новорожденным. Её дыхание было сбитым и учащённым словно она долгое время видела один и тот же кошмарный сон и только сейчас смогла... читать дальше.
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Энтерос

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » СВОБОДНОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ » happiness is a butterfly


happiness is a butterfly

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Дата и Место
Нонтергар ☆ Лурум | 2920

Участники
Рагнарелентар
Тонантос

https://i.imgur.com/LuNGzts.png

if you dance I'll dance
i'll put my red dress on again
and if you fight I'll fight
it doesn't matter, now it's all gone

Мастер игры не вступит в игру, эпизод является игрой в мире Энтероса и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, мы предпочтем официальную систему боя.

[icon]https://i.imgur.com/5Hx4ckp.jpg[/icon]

+2

2

https://c.radikal.ru/c20/2112/d5/6f2b5d12ee82.png
Взгляд вновь возвращается к небу, усеянному мириадами ярких звезд. Прохладный ветер играет с белыми, выбившимися на лоб прядями, подхватывает полы плаща и перебирает серебряные цепочки, украшающие темный камзол. Он в очередной раз поправляет бляшку ремня, смахивает с плеч несуществующие соринки и криво усмехается собственным мыслям, что несколько сотен лет назад показались бы слишком глупыми. Время, в самом деле, опасная вещь, раз способно столь кардинально развернуть дышащее тело в иную сторону. Он делает глубокий вдох. Глубокий выдох. Возвращает напряженному лицу прежнюю беззаботность, спокойствие  и довольно вовремя – дверь на балкон раскрывается, выпуская наружу вихрь эмоций.

- Это великолепно! – почти кричит Тициан, но тут же осекается под недовольным взглядом. – Это великолепно…- произносит тише, подбегая ближе и буквально всовывая под нос Рагнару новенькую лютню. – Я таких торжеств еще не видел! Да там же ослепнуть можно! Как внутри фонтан оказался? А цветов сколько, видел? Меня вообще будет видно, когда я начну выступать? Кстати, надеюсь крепление у люстры хорошее, потому что она нееби…очень огромная! А еда? Она так пахнет, что там уже начинают поджирать потихоньку.
- Что с музыкой…

- А, это…Да, я поговорил с музыкантами, первым будет вальс, как ты и попросил. Не ожидал от тебя такой просьбы. Я думал, ты вообще танцевать не будешь, или это потому, что тут гости из Коалиции?
- Где Тонантос?
- Готовится. Выйдет эффектно, когда все соберутся. Над ней там уже часа три не меньше колдуют, но я прислушивался – в комнате той тихо. Наш деос сегодня очень….терпелива? Или ты её усыпил?
- Бредней не говори.

Кто-то из зала, увидев советника, махнул приветственно рукой. Следовало присоединиться к гостям и организовать должную встречу, как того требовал статус. Шаг вперед, и вечерняя прохлада сменяется цветочным ароматом и звоном бокалов, ярким смехом и приятной неспешной мелодией. Его окружают представители знати, служащие в Коалиции, и он улыбается, вежливо отвечает на вопросы, изредка поглядывая на часы. Минутная стрелка бежит к двенадцати, сердце отчего-то ускоряет темп. Он ждет её появления гораздо больше остальных, но показать этого не может и сдерживается каждый раз, чтобы не обернуться к хлопающей наверху двери.

Зал наполняет громкий звон часов, отчитывающих восемь. Голоса стихают, музыка умолкает, и все, как один, поднимают головы к лестнице. Он с придыханием смотрит туда же и не сдерживает восхищенной улыбки. Дыхание сбивается от чужой красоты – она сдержала обещание выглядеть безупречно, и это платье ей чертовски подходит. Черные локоны блестят в золотом свете, пухлые красные губы чуть приоткрыты. Уверенный взгляд выделяет каждого и одновременно никого, но вот алые глаза встречаются с изумрудными, и его улыбка становится еще шире. Он хочет подойти к ней сейчас же, но деос должна поприветствовать всех собравшихся, и советник покорно слушает четкую речь. Её одобряют аплодисментами, и она, наконец-то, начинает спускаться, придерживая ткань платья.

Музыка для вальса вынуждает мужчин неотрывно следить за красивой женской фигурой, но никто из них не смеет выйти вперед, потому что широкие шаги Рагнара достигают основания лестницы прежде. Он чуть наклоняется вперед, прячет левую руку за спину, протягивая вперед правую. Собранный, беззастенчивый и со стороны безупречный, но стоит взять его за запястье, как почувствуется слишком быстрый пульс.
- Позвольте мне иметь удовольствие пригласить вас на первый танец.   

[icon]https://i.imgur.com/g8Di2N0m.png[/icon][status]станешь ли ты моей?[/status]

Отредактировано Рагнар (04.12.21 13:50:25)

+2

3

Алые глаза всматривались в отражение, что казалось чужим. В привычной ситуации оно всегда скрыто в плотный слой карбункловой брони, но сегодня Ризанис оказалась в стороне, из угла мрачно и с легкой ревностью наблюдая за тем, как родные руки бережно разглаживают светлый подол всегда молчаливой ткани. Биорторусский шелк, эвилариумейские жемчужины, нонтергарские кристаллические вставки на корсете - платье специально собрало в себя всего понемногу со всех уголков каждой из тринадцати планет, и шло в дополнение к более скромному и немногословному приглашению на бал. Подушечки указательного и среднего пальцев мягко касаются шершавого пергамента на столике, на котором валялось куча косметики и расчесок. «Это твой мир» - аккуратное послание, и чернильное кружево почерка в котором безошибочно можно узнать Рагнара, красовалось на лицевой стороне, продолжая на обороте - «.... а ты - мой.»

Привыкшая видеть во всем изъяны, Тонантос не находила себе покоя. Что-то странное чудилось ей в каждом темном углу, она параноидально всматривалась в лица, вслушивалась в чужие мысли, но не находила ничего, кроме покоя, которым должна была, по задумке антикверума, наслаждаться сама. Но тот явно не понимал до конца, что быть отстранённой от каких то важных событий в ордене сродни страшным мукам для той, что привыкла всё держать под контролем. Молчаливая горничная суетилась в комнате, поднимая с пола не подошедшие вещи и куски ткани. Какой бы спокойной та не была на вид, в глазах таилась печаль, и Тонантос легко могла узнать ее причину - ноющее сердце тоскует по тому, кто ушел к другой женщине, оставив ее одну с малым дитем. Будь проблема в здоровье или финансовом, силовом благополучии Тонантос  легко нашла бы способ решить проблему. Но все что касалось эмоций - и для нее самой было миром мало изведанным... Подобное смятение она испытывала и каждый раз, когда смотрела на Рагнарелентара. Мысли и желания антикверума, в отличие от любого другого фэдэлеса, оказались спрятаны очень глубоко и надежно, сколько бы явно и не явно Тонантос не пыталась их прочитать. Весь этот уговор с балом казался ей странным безумием - алоокая богиня не понимала, но принимала чужие условия, ибо не могла нарушить однажды данное слово. Ей казалось, что всё дело просто в Рагнаре: ему слишком нравилась эта светская, прошлая жизнь, и подобная церемония просто как глоток воздуха и отдушина, дабы покрасоваться. Из глубоких раздумий богиню выдернул легкий стук в дверь - первый чародей ордена легко отворил дверь слабым потоком воздуха, разглаживая правой рукой свои промасленные черные усы. Чужой вопрос с порога материализовал главный страх Тонантос на сегодняшний вечер.

- Что ты на себя напялила? - темные брови также удивленно и даже смущенно сдвигаются к переносице - взгляд теплых карих глаз черствого старика был таким, словно вместо деоса тот увидел розового залупоида.
- Так ужасно? - слегка нервно алые глаза вновь обращаются к своему отражению, повернувшись к телу задом. Обилие тканей сильно шуршали в тихом полумраке личных покоев. Тонантос силой подавила в себе желание срочно снять подарок антикверума в пользу родной Ризанис, зная, насколько тот будет разочарован.
- Слишком прекрасно для тебя. Ладно, пойдем, а то там все всех пряных улиток без меня прикончат.

Двигаться и улыбаться казалось намного сложнее, чем сразиться с армией аномальных грибов, ледяных скульптур или мертвых шлюх. Бессмертная не боялась внимания, это было чем-то естественным для себя, но оказавшись в непривычной для себя обстановке и в таком наряде деос буквально чувствовала себя голой среди толпы важных особ. Здороваться с каждым, желая чего-нибудь хорошего и главное светлого - не самая сложная задача, но Тонантос едва справлялась и с ней. Кажется, этому не было конца и края - изматывало даже больше полуденных боев в каменных ямах, и могло продолжаться почти бесконечно, пока деос не уловила тот самый, один единственный непохожий на остальные изумрудный взгляд.
Вырядился. Алые глаза лукаво щурятся, а внутри разливалось уже ставшее привычное легкое тепло, которое усилилось вместе с прикосновением.

- Деос и первый советник в паре - что может быть идеальнее для первого танца этим вечером, - деловито улыбнулась, правда не скрывая этот дурацкий насмешливый тон. Происходящее казалось забавным спектаклем, устроенным в честь Рагнара, впрочем, в этом не было ничего ужасного. Казна не сильно опустела, а отдыхать иногда нужно всем - Тонантос окружали счастливые лица фэдэлесов, и этого было для нее в принципе достаточно для того, чтобы закрыть глаза на все прочие мелочи. - Все так, как ты и хотел? - спросила она, когда последнее движение танца было исполнено, а плавную музыку сменили тихие аплодисменты и танцующих пар, и наблюдателей.

[icon]https://i.imgur.com/5Hx4ckp.jpg[/icon]

+2

4

[icon]https://i.imgur.com/g8Di2N0m.png[/icon][status]станешь ли ты моей?[/status]

Шаг вперед.
Смуглая ладонь крепко сжимала тонкий стан, уводя его прочь от остальных пар.
Её пальцы, легшие на мужское плечо, задумчиво перебирали тканевые складки камзола.

Он смотрел в её глаза и улыбался, не в силах скрыть улыбку за покусыванием губ. Открытая тонкая шея, красивое декольте – каждый раз, когда Тонантос откланялась назад, позволяя волосам очертить в воздухе полукруг, он жадно притягивал её обратно, вдыхая аромат духов. Ткани нежного платья укрывали его от внешнего суетливого мира, и взгляд, вновь и вновь возвращавшийся к яркой радужке, пронизанной волнами, давал ложное представление о том, что в этом зале остались лишь они вдвоем. Её грудь высоко вздымалась, не то от духоты помещения, не то от танцевальных фигур, требующих поворотов и быстрых переходов. Его грудь высоко вздымалась от слишком сильных, бегущих потоком, чувств. Он не мог произнести ни слова, лишь бы не нарушить эту опьяняющую атмосферу, и нежно сжимал чужую ведущую руку в своей.

Плавная музыка оборвалась, и Рагнар остановился, в некотором удивлении бросив взор на оркестр. Зал разразился очередными аплодисментами. Мир грез покрылся трещинами и треснул, выплюнув разум в роскошное, излишне реалистичное помещение. Вернув лицу спокойствие, Рагнар сделал шаг назад, чтобы поклониться и оставить на бледных пальцах Тонантос невесомый растянутый поцелуй.
- Благодарю за танец, - произнес он хрипло, с трудом отпуская чужую руку и выпрямляясь, - вынужден признать, что сегодня ты выглядишь ослепительно красиво. Если бы ты надевала все платья, что я дарил тебе, я наверняка ослеп бы от красоты.
- Все так, как ты и хотел?

Рагнар улыбнулся и отрицательно мотнул головой, бросив многозначительный взгляд в сторону Тициана. Тот, почувствовав на себе прожигающую затылок дыру, поперхнулся вином, тут же бросившись к оркестру, что заиграл прекрасную, разливающуюся по залу мелодию. Официанты, до этого размеренно разносившие напитки, заметно ускорились, чтобы выдать каждому гостю бокал с алым напитком. Кто-то из зала стремглав устремился прочь в сторону улицы. С потолка медленно начали падать лепестки роз, кружась в воздухе и растворяясь у самого пола. Послышались восхищенные вдохи, девушки захлопали в ладоши, принявшись ловить пальцами нежные цветки, и, отвлекшись на потолок и на вихрящиеся потоком лепестки, никто не заметил, что Рагнар опустился на одно колено. В его руке сверкнуло кольцо, усыпанное драгоценными камнями.

Заметившие это гостьи прикрыли ладошками и веерами распахнутые рты – сейчас в вихре цветов это мгновение казалось восхитительным и поистине романтичным, настолько сильным энергетически, что одна из наиболее чувствительных дам, разрыдалась прямо в зале. Мужчины не скрывали улыбок, дожидаясь момента, когда можно будет вскинуть вверх бокалы, Тициан так и вовсе замер перед оркестром с вытянутыми руками, готовый в любое мгновение сменить мелодию на громкую торжественную. Все было так, как он того и желал, и, пускай в зале присутствовали те, чьи взгляды выказывали отнюдь не радость, Рагнар не без удовольствия взглянул в лицо Тонантос:
- Выйдешь ли ты за меня?

За огромными окнами в вечернем небе рассыпался салют. Золотые, алые, изумрудные и белоснежные цветки с грохотом распускались, отбрасывая искры на стены замка. Заглушив музыку, салют лишь на мгновение привлек к себе внимание гостей, полностью поглощенных представшей перед ними сценой.

+1

5

- Ты спятил?

Где-то в этот момент на одном из музыкальных инструментов лопается натянутая до предела струна, сердце пропускает удар, а широко распахнутые алые глаза забывают как моргать. Никому этого всего не видно и не слышно, ведь сотрясающее весь двор громыхание фейерверка спасительно утянуло на себя все внимание. Тонатос смотрит на прекрасное сосредоточенное лицо самым тупым взглядом, что когда либо могла явить, и в самом деле, не смотря на свой особый дар, не может ничего понять - шутка всё или правда. Чужой вопрос в мыслях отдается эхом, и язык кажется уже каким-то не родным, и приходится делать усилие чтобы правильно понять смысл чужих слов. Каждая кажущаяся ранее никчемной деталь становится внезапно на место: вот для чего столько приготовлений, гостей, блюд... и без того не сильно комфортное, но чудовищно роскошное платье стало колючим и тесным, но Тонатос чувствовала себя парализованной для каких либо действий. Она всегда мысленно готовилась к ситуациям, когда враг может застать ее врасплох, в постоянном контроле за собой и ситуацией она находила личную силу, а теперь вот так легко проиграла.

- Встань, - шок наконец отступает, вместе с этим Тонатос легко пятится, рукой накрывая чужую ладонь, а заодно и кольцо, которое кто-то всё же мог увидеть и начать шептаться за спиной. Кажется, пути назад не было, Рагнарелентар специально устроил все так, чтобы как можно громче и четче объявить едва ли не всему миру о своих намереньях.

- Прошу тебя. в с т а н ь, - более жестко и хрипло просит она, внезапно обнаружив что заодно разучилась хмуриться или злиться. - Ты что наделал? - она шипит жаром прямо ему в лицо. Двое стоят так близко, что ни один лепесток, кружащий с потолка, не имеет шанса протиснуться между. Быстрый взгляд в окно - шоу за пределами зала плавно идет к завершению, и нужно было что-то срочно решать. Бессмертная лишь качает головой в ответ на удивленный взгляд, утягивая их к одному из ближайших выходов. Легкая вибрация белоснежной энергии укрыла двоих ментальной шалью, отвлекающей глаза от расталкивающих нарядные пары фигур.

Темная ночь, в которой еще чувствовался тонкий запах отстрелявшего пороха, приветствовала влюбленных спокойным западным ветерком. Из красивой прически выбилось несколько прядей и деос, наплевав на все и точно зная, что не вернется уже на этот чертов бал, с облегчением вытаскивает из головы одну из десятка колких шпилек, хотя зажатое в ладони тяжелое кольцо впивалось в кожу намного сильнее и ощутимее. Рагнар ждал, а древняя быстро подбирала слова для более доходчивого объяснения, но не придумала ничего, кроме банального:

- Не в тебе дело. Как ты себе это представляешь? - ей нравилось наблюдать за чужими союзами. В этом чувствовалась какая то сила, два энергетических потока связывались воедино, являя что-то единое и более устойчивое. Некоторые заключали договорные браки, но и в этом для каждого была своя польза. Но Тонатос никогда не видела, чтобы подобное относилось к ее сородичам. - Ты просишь меня быть лишь с тобой, но забываешь что деосы прежде всего служат этому миру. - бессмертная подходит ближе, подхватывая его руки в свои. Раз за разом она пыталась проникнуть за изумрудный барьер и посмотреть что на самом деле скрывается в чужих мыслях. У нее вышло лишь однажды, а потом Рагнар стал её фэдэлесом и сознание оказалось под непроницаемым куполом, куда ей не было хода, ни одним из известных ей путей. Ласково она касается щеки антикверума, большим пальцем руки нащупывая идеально гладкую скулу, - Когда ты просил силы - я дала тебе ее. Ты хотел власти - теперь она у тебя тоже есть. Потом ты захотел чтобы я была с тобой - и я с тобой столько, сколько мне позволено. Разве этого мало?

[icon]https://i.imgur.com/5Hx4ckp.jpg[/icon]

Отредактировано Тонатос (29.03.22 14:49:48)

+2

6

Он улыбается широко распахнутым, удивленным, чуть испуганным глазам. Алый взгляд не блуждает по лицам, скорее, лихорадочно мечется в попытках найти того, кто мог бы увидеть лишнее, но десятки, сотни глаз словно в сговоре устремлены к небу, где искрами раскрывались яркие бутоны фейерверка. Увидеть её столь обезоруженной, растерянной, упустившей из рук контроль над ситуацией стоило всех приложенных усилий, и все же сердце невольно пропускает громкий удар, стирающий усмешку с губ. Её кулак, прячущий кольцо, сжат так сильно, что костяшки кажутся белыми, ровное дыхание, прежде гревшее его шею, ныне прерывисто опаляет щеку. Он представлял этот момент иначе. У всех на виду, с громкими поздравлениями и с чуть смущенной, но довольной улыбкой Тонатос, что сейчас отнюдь не благосклонно смотрела на него из-под нахмуренных бровей. Теперь удивление коснулось его собственного лица, словно вопрос «Ты что наделал?» был настолько глупым и странным, что на него невозможно было дать правильно корректного ответа.

- То, что должен был сделать уже давно, - ответил он шепотом, вопросительно изгибая бровь, - только не говори мне, что ты этого не ожидала.
«Не ожидала» - об этом говорят её напряженные плечи, торопливые шаги, пальцы, судорожно мнущие складки платья. Разве он поспешил? Отнюдь, они вместе слишком долго, чтобы подобное можно было охарактеризовать простым «поторопился». Рагнар планомерно, терпеливо, осторожно приближался к этому дню, чтобы, наконец, сжать тонкую талию и окончательно назвать Тонатос своей. Что бы она сейчас ни сказала, как бы сильно ни отпиралась, он уже подошел слишком близко, почти вплотную – делать шаг назад сродни тому, чтобы сдаться. Он обернулся, чтобы убедиться в том, что никто кроме них не покинул зал, но так и не заметил ту единственную тень, что тронулась вдоль стены вслед за ними.

На улице было прохладно. Куда лучше душного зала и теплой комнаты. Длинные женские пальца быстро, несколько нервно выдергивают из прически многочисленные шпильки, из-за чего черные пряди аккуратными волнами принялись спускаться на спину. Кольцо осталось в её ладони. Этого было достаточно, чтобы на все сказанные слова Рагнар ответил мягкой улыбкой. Он осторожно коснулся чужого кулака, поднял его к своему лицу, оставив поцелуй на костяшках. Будь Тонатос поистине зла или раздражена, она бы смогла сломать драгоценность или выбросить её прочь. То, что она продолжала сжимать кольцо говорило о сомнениях, и Рагнару оставался последний шаг – чуть подтолкнуть её в нужном направлении. Легонько коснуться плеч и заставить её сделать то, о чем она непременно пожалеет в будущем.

- Ты растеряна, - хрипло произнес он, попросту констатируя очевидное, - но разве здесь есть чего бояться? Ты преданна своему делу настолько, что, возможно, единственная из всех деосов цепляешься за прошлое в погоне за собственными идеалами. Гордыня – такой страшный грех, - Рагнар тихо рассмеялся. Казалось, начни он говорить громче, и слова его, подобно салюту, тотчас привлекут к себе внимание. Он желал этого. Тонатос – нет.

- Я представляю этот союз прекрасным. Он ни в коем разе не станет помехой для твоего служения этому миру, и уж точно никоим образом на него не повлияет. Брак…касается лишь нас, - Рагнар протянул руки вперед, притягивая деоса в свои холодные объятия, - я хочу быть ближе к тебе настолько, насколько возможно. Сколь я эгоистичен, столь ты жестока. Наши отношения…тебе по нраву? Ты притягиваешь меня к себе, а после отталкиваешь, и в такие мгновения мне начинает казаться, что ты отталкиваешь меня навсегда. Этот брак…это кольцо – моё подтверждение любви к тебе. То, что ты сейчас сжимаешь в кулаке – мои чувства. Ты можешь принять их, а можешь сломать. Я же просто хочу чувствовать, что ты всегда рядом. Хочу называть тебя женой, а не деосом-покровителем. А этот мир…этот мир может и немного подождать.

[status]станешь ли ты моей?[/status][icon]https://i.imgur.com/g8Di2N0m.png[/icon]

+1

7

Нервно сглатывая, деос по настоящему не знала о чем думать. Предательский вакуум надул множество мыльных пузырей вместо нужных мыслей, и те хихикающе хлопались как только сталкивались между собой - так начиналась пенистая каша, способствующая лишь участившемуся дыханию. Честное слово, ей было бы куда спокойнее одолеть какого ни будь сожранного аномалией монстра, чем заставить себя шевелиться и как либо действовать, не говоря уже о каких-то ответах. Как вообще можно быть к такому готовой, когда ты, хаос разорви, деос?

- Я не... понимаю... - начинает она, вбирая побольше воздуха внутрь, но чувствует что это было зря. Бессмертная задыхается, закатывая глаза и нервно моргая. И после напряженно рассматривая такое влюбленное лицо антикверума, которому нельзя было не поверить. Не было желания ответить нет. Но как можно ответить просто да? Некоторые вещи бесконечно цепляли в Рагнаре: и то, что чужая ложь всегда неожиданным образом уплывает из её внимания, и то что тот не смотря на долгую-долгую жизнь точно знал, как и чем можно удивить бессмертное божество. Удивляло и то, что кажется не только антикверум страдал провалом в памяти, но и сама Тонатос, давно выбросившая такой важный и нужный кусок их общего прошлого, полностью отдалась настоящему, и возможному будущему, которое первородный предлагал встретить вместе. Прикосновение к плечам такое теплое, что бессмертная льнет в ответном жесте, касаясь макушкой его шеи. Бледные пальцы неуверенно разжимают колючее кольцо - такие чистые, наполненные энергией кристаллы разве что Рирам мог сотворить, но отчего-то деос сильно сомневалась, что для всего этого Рагнар решил наведаться к богу грёз.

- Ты для этого тогда взял с меня обещание? Чтобы я не смогла его нарушить? - темная бровь лукаво ползет вверх. - Ты не эгоистичен, а просто неумолимо хитер.

Кольцо встает в пору, непривычно утяжеляя руку. Оно было слишком пестрым для нее, довольно массивным, да и видеть себя с подобным аксессуаром на руке деос не привыкла, но с удовольствием рассматривала танцующие блики луны в глубинах драгоценных камней. Это же рукой древняя касается чужого идеально выбритого подбородка, приближая к себе для долгого поцелуя. - Я люблю тебя. Раньше не знала как это, но теперь понимаю что люблю. Теперь я не понимаю что значит быть... женой, - лицо деоса кривиться от последнего слова, как будто оно означало не некий статус, а было наименованием диковинной болезни, - Но полагаю, что придется узнать. Я согласна.

Больше всего в антикверуме порой бесило то, что иногда он был неоспоримо прав, а бессмертная сама не верила всему что происходило с ними. И вновь никаких мыслей в голове, одна зияющая белая полоса, и только терпкие сладкие чувства, которые первородный смог однажды в ней разбудить. - Пышное торжество или скромная церемония? - глупый вопрос, ведь ответ предельно очевиден, - Я даже не знаю как к этому все отнесутся. Ты же понимаешь что это навсегда? Ты и я - оба бессмертные. Твои подружки сильно обеднеют от этого союза, - бессмертная ехидно качает головой, уводя взгляд куда-то в сторону, в глубину сада, где кажется от возмущения треснул целый куст роз. -  Принесешь сюда чего-нибудь выпить? Побудем здесь немного, пока нас не разорвали на части от вопросов.

[icon]https://i.imgur.com/5Hx4ckp.jpg[/icon]

Отредактировано Тонатос (05.04.22 18:56:18)

+1

8

[status]станешь ли ты моей?[/status][icon]https://i.imgur.com/g8Di2N0m.png[/icon]

Его рука скользит по лицу, пальцы чертят невидимую линию по виску и смахивают прядь, прикрывающую бровь. Её ресницы чуть дрожат, губы то тянутся в нерешительной улыбке, то сжимаются в строгую линию, как если бы она сама себе запрещала думать о чем-то излишне радостном. Черноволосая дева в окружении роз, подол платья которой треплет ветер. Мужчина, что прижимает её к себе так сильно, будто бы желает спрятать от всего мира. Картина, достаточно живописная для того, чтобы быть нарисованной. Произведение искусства, любящее наделять своих героев истинной трагедией, дабы в будущем описанное горе стало строчкой в балладе и стихом под чьим-нибудь окном.

Ему трудно поверить в услышанное. Люблю…Жена…Эти слова, сколь долгожданные, столь странные, падающие тяжелым обухом на самое дно души. На дно, в темноте которого не видно ни подлинных желаний, ни искривленных временем и разумом чувств. Сейчас, в эту самую минуту, в эту самую короткую секунду, он испытывал счастье, которого не мог познать уже слишком долго. Так важно ли было все остальное? Эта женщина – прекрасная, сильная, удивительная и недосягаемая – наконец, будет принадлежать ему, будет любить лишь его и получит в ответ всю ту любовь, на которую Рагнар был когда-то неспособен. Способен ли он на это чувство сейчас? Он думал, что да.

- Конечно, - он чуть прикрывает глаза и оставляет легкий поцелуй на чужих губах. Кольцо благородно украшает безымянный палец и идет Тонатос даже больше, чем он представлял. Алкоголь, чужая улыбка и долгожданные слова, тихий сад, холодное кольцо – все это опьяняло так сильно, что никого в мире более не существовало. – Я скоро вернусь, если Тициан не выловит меня в толпе с расспросами. Впрочем, трезвый бард на празднике – признак того, что праздник плох. Потому полагаю, наш…друг на расспросы неспособен.
Вновь поцелуй, но быстрый, опускающийся на мягкую макушку. Широкие шаги. И фигура, чей белый силуэт тотчас поглотила тьма арки.
https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Эйден никогда не позволял себе подойти ближе. Дисциплина всегда шла рука об руку с трудолюбием, как того завещал отец, но восхищенный взор вновь и вновь возвращался к той, что ярким светом направляла его путь. Он всегда был рядом, но никогда не переступал черту. Искренняя, но сдержанная улыбка, вежливый поклон, взгляд, не смеющий задерживаться на статной фигуре слишком долго. Для Эйдена Тонатос была не просто деосом, а спасением, неприкасаемым созданием, сродни святыне, и тем, кто волновал его мысли так часто, что это казалось непозволительным. Именно, непозволительным, и потому ему следовало быть благодарным за полученную возможность просто помогать Тонатос по мере своих сил и возможностей. Так ведь было всегда…Долго…
Пока не появился он.

Пропитанный ядом, желчью и самой настоящей злобой. В нем не было ничего светлого, ничего положительного, лживый змей, что был искренен лишь в своем гневе и жажде крови. От него нельзя было избавиться – Рагнар был силен и умел внушать людям собственные убеждения, умел врать, умел изворачиваться и управлять. Словно болезнь, прилипшая к телу Божества. Они казались несовместимы. Взгляды, идеи, планы – все шло врознь, но они продолжали стоять рядом друг с другом. Яркий аметист смешивался с аспидным цветом все больше, пока…
Эйден с трудом сглотнул. В горле пересохло так сильно, что ему нестерпимо хотелось укусить себя за щеку и ощутить хотя бы привкус крови. Он был одним из немногих, кто не смог в зале смотреть на салют, был тем, чьи глаза с ужасом поглощали происходящее в центре. Свадьба…Это невозможно. Такого просто не может быть.

Он вышел из-за беседки сразу, стоило Рагнару скрыться за поворотом. Быстро подошел ближе, приоткрыв губы, но тут же закрыл их, чтобы поклониться. Он не скрывал свою нервозность. А если бы и захотел, то не смог. Эйден выпрямился, но не смог произнести ни слова. Его душило странное чувство, давящее на грудину. Он надеялся, что это чувство – обычное непонимание. Быть может, это план? Вдруг, Тонатос подпускает эту тварь к себе ближе для того, чтобы было проще нанести прямой удар? Планы божества непостижимы смертным, и все же…
- Могу я…задать вам вопрос? – дисциплина, привитая с детства, не давала сорваться. С трудом удерживала тончайшую нить терпения. – Вы действительно желаете выйти замуж за этого…за это существо?

+1

9

Иногда Рагнарелентар был теплее, чем задумала его вселенная. В словах, улыбках, прикосновениях... особенно в них. Несвойственная для него нежность сквозила как песок сквозь пальцы, через призму образа чудовища, которого однажды Тонатос встретила на склоне позолоченной закатом горы. От древнего больше не пахнет кровью, легкий розовый дурман накрыл его плечи эфемерным плащом. От скромного поцелуя на губах остался алкогольный привкус с фруктовым шлейфом сахарных груш, обернутых в тонкую полоску вяленого мяса, которые официанты выносили на закуску в самый первый пролет. Алый взгляд на мгновение убегает за широкие плечи антика, ловя оставшиеся позади огни торжества. Первый советник хорошо подготовился, вместе с казначеем они просчитали все так, чтобы упрекнуть в расточительстве рассветной казны было просто некого, а значит каждый мог... просто отдохнуть этим вечером, не думая ни о чем. Слишком идеально даже для такой, как Тонатос.

Она улыбается напоследок, прежде чем нехотя расцепить пальцы рук, и зябко поежившись, укутаться в шелковый палантин, избегая чувства резко накрывшего одиночества. Колючее платье, которое она таскала не себя ради, внезапно стало слишком тесным, дыхание упиралось в тугой корсет, а горло неприятно щекотал колючий кружевной ворот. Обманчиво хрупкие пальцы тянут ткань, заставляя тонкие белые нити с треском уступить. Жемчужные пуговицы, слегка блеснув ночи в ответ, бесшумно утопают в коротко постриженном газоне. Неудобные туфли полетели в траву следом, и Тонатос, словно простая женщина, со вздохом коснулась горящих ступней, испытывая абсолютно смертное облегчение. Ни одна вещь в мире не могла быть для нее удобнее, чем родная Ризанис, молчаливая матовость которой украшала левую лодыжку скромным браслетом.

- Сегодня выходной у всех, - спокойно говорит деос, продолжая предаваться этому царственному чувству расслабленности. Она была полна надежд, что сегодня больше не вернется в этот наряженный вечер, улыбаться и отдавать через любезности свои силы всем кто этого захочет. - А значит тебе вовсе не обязательно быть всегда "под рукой".

Кажется, в одну из их последних встреч она сказала именно так. Уолдер, отец мальца, уступал времени в схватке. Старость косила его быстро, и верный фэдэлес уже не вставал с постели, но просил дать шанс младшему из своих сыновей. Занять пост советника молодому пока было рано, но деос быстро нашла ему другое применение. Задач у Эйдена было немного, малец умел быть везде и нигде сразу, легко вписывался своей внешностью как в вычурное общество аристократии ордена, так и сливался с толпой простолюдин. Но сегодня юноша превзошел даже самого себя - сумел ловко замаскироваться в кустах колючих роз. В нос бил тонкий металлический привкус - кажется, её любимым цветам такое общество мало понравилось, - Тебе не обязательно шпионить за всеми сегодня, - хотя вечер обещал быть богатым на сплетни, - подумала она, наконец догадываясь, что следили не за кем-то случайным. Эйден выглядел встревоженным.

- Существо... Рагнарелентар? Он уже долгие десятилетия первый советник. К тому же, лорд-протектор, аристократ, антикверум, - бессмертная задумчиво трогает большим пальцем гладкую дугу подаренного возлюбленным кольца. Алый взгляд наконец рассматривает юношу с ног до головы, с улыбкой отмечая торчащую из каштановых волос ветку с листиком, - Что именно тебя тревожит? Он еще далеко, - продолжая улыбаться, Тонатос кивает на пустое место на скамейке рядом с собой. Если верить внутреннему чутью, антикверум и правда пока довольно расхаживал в эпицентре торжества, зацепившись с лучшим другом и не сильно торопясь назад. - Или тебя тревожит другое? - темные брови слегка ползут наверх. на самом деле мальца можно понять, Рагнар с первого взгляда безоговорочно нравится только шлюхам, все остальные всегда инстинктивно чувствуют скорее страх и не доверяют изумрудному взгляду, - Ничего не поменяется. Все будет... как раньше.

[icon]https://i.imgur.com/l01up0T.jpg[/icon]

+1


Вы здесь » Энтерос » СВОБОДНОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ » happiness is a butterfly


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно