новости
Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Энтерос» Авторский мир, современное эпическое фэнтези с элементами фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для игроков от 18 лет. Игровой период с 3003 по 3005 годы.
14.09.2021. Всем доброго времени суток и чудесной осени! Подведены итоги месячной активности и результаты конкурса «Лучшие посты месяца», за последний месяц был написан 341 пост от 40 персонажей и GM. Всё ещё принимаются заявки на конкурс «Магические способности» до набора 16 способностей.
05.09.2021. Всем привет и чудесного настроения! Стартует конкурс «Лучшие посты месяца», принимаем заявки до 10 сентября 20:00 по мск, также принимаются заявки на конкурс «Магические способности» до набора 16 способностей. Ознакомьтесь с главной темой объявлений, там есть важная новость для ведущих Мастером игры.
14.08.2021. Всем привет и отличного настроения! Завершены конкурсы «Лучшие посты месяца» и «Творческий императив», также были подведены итоги активности месяца, всего было написано за месяц 276 постов от 39 персонажей и GM.
14.07.2021. Стартуют два конкурса «Лучшие посты месяца» и «Магические способности», приём заявок на конкурс «Творческий императив» продлён до 10 августа. Произведена чистка архивного раздела, добавлен новый раздел в основные правила форума «Ведение карточки персонажа» и не забываем раздавать посты в наши 19 квестовых эпизодов. Подробнее обо всём читайте в разделе «Объявления».
14.07.2021. Объявлены победители конкурса «Лучшие посты месяца». Благодарим всех за активное участие и голосование.
10.07.2021. Обновлены активисты проекта и кристаллы за голоса в Топ'ах начислены. Открыто голосование на лучшие посты периода «июнь – июль» до 14 июля 19.00 МСК включительно.
09.07.2021. Напоминаем про конкурс лучших постов месяца, приём заявок завершится 10 июля 2021 года в 19.00 по МСК. Мы с нетерпением ждём в личные сообщения ссылку на два поста, понравившихся лично Вам, и размещенных на форуме в период с 10 июня по 09 июля 2021 года.
07.07.2021. Открыты два квеста «Роковая башня» и «Tainted Lands», приглашаем всех желающих принять участие, чтобы узнать подробнее, загляните в раздел «Набор в квесты». Внесены значительные послабления в «систему прокачки» [касательно количества постов], в связи с изменениями в магазине, количество деосов третьего поколения увеличено и теперь составляет 98 существ.
06.07.2021. Всем привет и великолепного летнего настроения! Мы обновили дизайн впервые почти за шесть лет. За прекрасную работу благодарим дизайнера — вещий дух. При возникновении багов, просим сообщать в тему «связь с АМС».
активисты
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Энтерос

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » СВОБОДНОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ » the last mission


the last mission

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Локация и датаЛибертэйм. В горах Волиел. 10.3005.
УчастникиПаард, Шейлина
ДополнительноМастер вступит в игру. Эпизод является игрой в мире Энтероса и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту официальную систему боя, соигрок может использовать любую систему боя.

https://i.imgur.com/kVgukK8.png

Описание эпизода
http://forumstatic.ru/files/0015/e5/72/94417.png

Предстоит сложное задание, которое выполнить в одиночку представляется практически невозможным. Но что делать, когда другие наёмники отказываются браться за это задание, выполняя его в компании одной убийцы, кроме одного?

ost

Отредактировано Шейлина (18.08.21 16:04:05)

0

2

Задание за заданием, миссия за миссией, кровь за кровью рано или поздно опустошают любого наёмника, даже самого неубиваемого профессионала. Паард помнил время, когда сам обрывал нити жизни: накопившаяся усталость стирала границы дозволенного в общении с руководством, с коллегами, подзуживала сорваться на любом пустяке и рычать, как цепная собака. Рано или поздно без отдыха выгораешь.

Отпуск - это то, что наёмным убийцам было недоступно. Но все понимали: даже отбитых сумасшедших нужно отпускать на пару недель подлечить раненное тело и искарёженные нервы. Тогда они реже будут допускать фатальные ошибки. Тогда количество успехов будет расти.

Когда «Эстерус» на две недели покинула Шейлина, то воцарилась такая благодать, что большая часть солдат гильдии просто выдохнула от счастья. Процент неадекватности и шума уменьшился втрое, никто не устраивал драки, не провоцировал старших, не притаскивал в гильдию кошек. Камень с души упал, когда Шейлина уехала из «Эстеруса» в дом на Дизариасе, пусть временно, но без неё общая атмосфера стала больше походить на организованную группировку, а не дом для душевнобольных. Даже Паард за первую неделю отдохнул от безумных подарков после её миссий. Она притаскивала оторванные пальцы, уши и выцарапанные глаза как кошка, которая приносила хозяину умерщвлённых воробьёв. Паард каждый раз смотрел на неё, как на дуру, а Шейлина это не понимала. Или делала вид. Но раздражал сей ритуал  неимоверно.

Они не общались друг с другом, не поддерживали связь, просто позволили себе удовольствие друг о друге забыть. Паарду сломали рай первому.

- Тут всё не так просто, - резюмировал один из руководителей наёмников категории «Б», когда в его комнату зашёл Паард.

Кроме него за ширмой виднелся силуэт мужчины: высокий рост, щуплое телосложение, костюм галантного бизнесмена, растрёпанные волосы на макушке и профиль с длинным орлиным носом. Заказчик, который пришёл в гильдию лично, чтобы обговорить дело.

- Они убили мою дочь, - с нотами тяжёлого смирения прозвучали его слова. - Я долгое время не обращал внимание на это сборище на вершине горы: играются подростки - что с них взять? Рано или поздно людям удаётся переболеть оккультизмом, и они бросают это тело. Нужно только время. А вот дочка, Лита, с кем-то из них связалась… Бегала каждую пятницу на их «представления», чем дальше, тем становилось хуже. Она словно потеряла рассудок. Мы с матерью запирали её дома, переезжали в другие районы. Она ни в какую. Кто-то всегда помогал ей выбраться из окна, когда не было возможности телепортироваться. И утром она приходила вновь: накаченная чем-то…не знаю. Лита была не в себе. Мы пытались ей помочь. И в какой-то момент нам показалось, что эта секта начала её пугать. Мы с матерью оказывали ей поддержу и не давили. И когда она почти сорвалась с крючка…Лита не вернулась. Её нашли там, в горах. На месте их капища. Её принесли в жертву, изуродовали тело.

Паард поймал взгляд начальника, который обернулся с сочувствующим лицом в сторону ширмы. Наёмные убийцы обыкновенно берут заказы на устранение конкурентов, врагов, но изредка попадается нечто подобное.

Жажда справедливости.

Паард ничего не говорил. Его пригласили, чтобы он слушал. И он слушал, в то время, как заказчик продолжал говорить.

- Я хочу, чтобы вы их нашли. Мне нет дела до заблудших душ, кого они затаскивают в свои сети. Если кто-то опомнится - хорошо. Но мне нужна голова главаря. Головы тех, кто заколачивал гвозди Лите в лицо. Я заплачу столько, сколько будет нужно. Золотых хватит сполна.

Паард видел, как сквозь ширму мужской силуэт смотрел на него. И он молча кивнул ему в ответ, переведя взгляд на своего руководителя. Требовалось только уточнить:

- Двое?

- Двое.

Паард закрыл глаза, молча говоря: «Хорошо». Работа поручителя заданий требовала временами вытаскивать наёмников с другой стороны планеты. Или даже отправиться на другую.

Паарду было по пути. Правда, в совсем ином амплуа, какое можно было себе представить.

Паард прибыл на Дизариас на музыкальный вечер. Определённая каста аристократов высшего сословия любила слушать живую музыку из рук тех, кто её сочинял. Рагнар однажды пошутил: «Утром он перерезает сонные артерии, а вечером играет на фортепиано» - и попал не в бровь, а в глаз.

Да, так оно и было.

Один такой вечер позволял заработать не меньше, чем за большой заказ убийства нескольких человек. В некотором роде это была подработка: чистая, априори успешная и денежная. Но в гильдии об этом никто не знал.

Увидь они Паарда в отутюженных брюках, чёрной рубашке, с нотной тетрадью вместо убийственных сай - не поверили бы своим глазам. Однако этого неприятного пересечения удавалось избежать: наёмные убийцы крайне редко пили вино в закрытых ресторанах, наслаждаясь точностью воспроизведения музыки, а если и наслаждались подобным досугом - с Паардом расходились в месте и времени.

Всего и требовалось - за час до концерта наведаться к Шейлине,  отдать ей письмо и уйти.

Всего лишь.

Найти её адрес было не сложно. Благо, в гильдии всегда держали ухо востро и все имели возможность связаться со всеми - в любой точке мира и на любой из планет. Дом Шейлины не представлял собой тайну: верхний этаж одного из высоких домов. Паард убрал с шеи бабочку, потому что увидев его в торжественном виде, Шейлина, скорее всего, подействовала бы весьма предсказуемо. Смеялась бы на весь район, как психическая истеричка.

Паард коснулся кулаком двери. Варх не послушался, трижды проигнорировав призыв своего хозяина. Это была похоже на протест: магия тоже умела обижаться, когда её использовали не по назначению. Три раза Паард постучал в дверь и облокотился о стенку рядом со дверным замком в жесте покорного ожидания.

- Шейлина! Если ты здесь, выходи. У меня к тебе дело.
Три Варха - неудача

Отредактировано Паард (19.08.21 13:46:33)

+1

3

Если о чём-то постоянно думать, то это сбудется. Если постоянно о чём-то думать, то это свершится. Но почему-то если постоянно думать о том, что начальство – козлы и бараны, они почему-то ими не становятся, а только ведут себя как козлы и бараны. Возможно, где-то сверху (точнее, у Демиурга) имеется тетрадка, куда он записывает всякие желания своих созданий, и, издеваясь над смертными и бессмертными, осуществляет их пожелания, коверкая слова. Захотел человек деньги и много золота, но ему почему-то достаётся одно болото. У Демиурга плохой слух и не очень хорошее чувство юмора. Кто бы научил его шутить по-человечески? Да вот беда – до него ещё достучаться нужно.
Если постоянно думать о том, что работа бесит, то это так и будет. Если постоянно думать, что тебя окружают одни идиоты, то это так и будет. Шейлина же думала о том, что хочет в отпуск, но сама не уходила, получая одно задание за другим, получая зарплату за зарплатой, не успевая её даже тратить. После заданий хотелось только хорошенько выпить, повеселиться, затеять где-нибудь драку с выбитыми зубами и разбитым носом. Короче, повеселиться. Иными словами, оторваться на полную катушку, чтобы не думать о работе ближайшие двое-трое суток. Но сейчас Лину уже всё настолько бесило-перебесило, что она не подавала никакого заявления о предоставлении отпуска, а просто поставила начальство перед фактом.
А именно:

Дентка с разбитым лицом и расцарапанными руками и ногами, порванной одеждой врывается с ноги в кабинет руководства, не застав на месте своего наставника, чтобы ему всучить мешочек с «сюрпризом», соблюдая свои традиции. Поэтому пришлось найти замену – вышестоящих, кто стоял ещё выше, чем Паард. И выражение «врывается с ноги» не было переносным. Она на самом деле пнула дверь в кабинет начальства да с такой силой и мощью, что стекло на двери треснуло и посыпалось небольшой крошкой. Руководство, привыкшее к таким выходкам, лишь вздохнуло и посмотрело на трансдентку.
- На те. Получите – распишитесь, - процедила сквозь зубы девушка и бросила мешочек на стол. И там что-то захлюпало, шмякнулось и приглушённо зазвенело. Уже понимая, что это будет не просто зубы или монетки, а что-то мокрое и хлюпающее, директор надел маску и перчатки на всякий случай. Открывая мешочек с «подарочком», мужчина за столом мог увидеть там… язык, глаза и сердце. – Делайте в следующий раз пометки, что там ебучий лев вместо сторожевой собаки! А то указали: «Есть питомец», а какой именно – нет. Давайте я про своего кота буду указывать, что у меня котёнок, а не магическое существо! – дентка вытерла рукавом кровь, текущую ручьём из носа. Она пришла с задания прямиком в гильдию, не желая оттягивать момент со сдачей и отчётом выполненного задания.
- Достала пергамент? – трансдент посмотрел на Лину подытоживающим взглядом. На это Шейли громко выдохнула, цыкнув языком и закатывая глаза. – Нет? – мужчина приподнял брови в лёгком удивлении. Обычно Лина сразу с порога отдаёт отчёт об успешном выполнении задания, а затем уже задаривает своими «прелестями», которые она достала в процессе миссии.
- Как ты себе этот пергамент представляешь? – девушка скрестила руки на груди и опёрлась на правую ногу, согнув левую в колене. Она любила отвечать вопросом на вопрос. Прищуренный взгляд кошачьих изумрудных глаз устремился на руководителя, ожидая услышать его ответ в виде предположений.
- Свиток. Бумага. Что за вопросы?
- А теперь покопайся в мешке, если не брезгуешь, - огрызнулась трансдентка и слегка оскалила зубы. Всё тело болело и ныло после этого задания. – Я не просто так приношу эти «безделушки». Если бы мне было нечем заняться, то я бы просто пошла в бар, прибухнула и сняла какого-либо парня или девку. Вы ожидаете получить какую-то помятую бумажку с записками, а у этого клиента все знания с пергамента хранились в его звере. Он вживил чип в сердце своего льва. И в этом чипе находится вся информация, нужная тебе или кому-то там ещё, - пояснила ситуацию Шейлина, начиная потихоньку успокаиваться, но сердце колотилось в бешеном ритме, всё тело бросило в жар и дрожь. Кулаки чесались снова кому-либо врезать.
- Как ты узнала об этом? – руководитель покосился на неё. Вопрос достаточно логичный: «Откуда у неё эти познания, и как она их раздобыла?».
- Вы плохо изучали моё досье, - это всё, что она сказала в ответ. То ли парировала, то ли отрезала, то ли отчеканила. Но правду говорят про Шейлину слухи – она и немого разговорит, и глухого слышать заставит. Суровые сторожевые собаки и те пугались её присутствия, учуяв её запах. Нет, Шейли не славилась изощрёнными пытками и эпичной жестокостью, у неё были свои методы заставить говорить. Она беспощадно и кроваво только убивала, а вот похищала она достаточно аккуратно и информацию выуживала с трепетом, придираясь к любым мелочам. Но про досье она сказала не просто так: до заключения в тюрьму девушка была проституткой-коллектором-наркодиллером. В её задачи входило: найти потенциального клиента, обработать его, изучив все его слабые и сильные стороны, подсадить его на наркоту, а если он не платил за товар, то заставить об этом пожалеть. Хитрость и смекалка являлись верными её спутниками, а наблюдательность и отличная память только помогали. Так и дентка в данной миссии просто замечала в квартире жертвы различные фотографии и книги, где любой другой ничего примечательного не заметил бы. Но на одной из фотографий была оплошность – там замаячили странные цифры, которые и были паролем от компьютера. А в компьютере и хранились различные записи и другие фотографии, которые не поставили на всеобщее обозрение. Оттуда Лина и узнала, что лев является роботизированным существом, у которого имелись части тела настоящего животного, а вот скелет был не из костей, а из металла, что делало его достойным телохранителем и стражем дома. Махуру и тому досталось по самые гланды. Лина его заставила сидеть дома, зализывать раны и отлеживаться. Заставить заставила, но кот всё равно припёрся и ждал за выбитой дверью, а именно за порогом. Ухо подрано, губа разбита, отёкший левый глаз и поджата правая передняя лапа.
Начальник достал рукой в перчатках сердце, которое очень было похоже на настоящее, но чувствовалось, что материал не такой податливый, как мясо. Возможно, это был силикон или настоящее сердце, набитое чем-то изнутри. Мужчина достал из ящика канцелярский нож и сделал надрез, раздвигая разрезы в разные стороны и заглядывая вовнутрь. И он оттуда достал какую-то железку, похожую на материнскую плату размером с ноготь, слегка светящуюся зелёным светом.
- Невероятно… - выдохнул руководитель, бережно держа в руках чип с данными от цели задания. Он рассматривал её со всех сторон и положил на ладонь. Он боялся сделать лишнее движение, чтобы не сломать. Шейлине показалось, что он боялся даже в сторону чипа дышать. Мужчина, не отрывая от железки взгляда, протянул руку к ящику, открыл верхний правый отдел и положил на стол бумажку, не проверяя достоверность реквизитов. Лина – не дура, проверит сама. Она взяла реквизиты в руки и пробежалась глазами. Убедилась в том, что имя указано её, а сумма указана такая же, как и было обещано, и взглянула на начальника.
- Я в отпуск, - так вот она легко поставила перед фактом трансдента. Девушка развернулась на пятках и помахала рукой.
- Но…
- Я не слышу-у-у, - протянула свою ноту наёмница, а на прощание показала средний палец. Она больше не хочет видеть эту гильдию. Ей денег хватит надолго со всех этих заданий, которые она ещё не успела растратить. До конца жизни точно хватит.

Первым делом дентка отправилась пополнять запасы продуктов, в первую очередь кормить кота, чтобы у него раны затянулись быстрее. Даже такая сволочь, как Шейлина, это прекрасно понимала. Она набрала несколько пакетов продуктов и про выпивку себе любимой не забыла. Один пакет всучила зверю, чтобы держал в пасти, а остальные два пакета в руках тащила девушка. Но по ходу домой ручка пакета порвалась, настроение испортилось. Скрипя зубами, она дотащила эти злосчастные пакеты до подъезда и лифта. Но лифт не работал. А подниматься, к слову, на двадцатый этаж! Пожевав губами, дентка выдохнула и закрыла глаза, чтобы успокоиться. Хотелось бы просто телепортироваться, но кота с собой не прихватишь, поэтому она поднималась добрых сорок минут с перерывами, потому что у кота болели лапы после того поединка с «домашним котиком». Им обоим досталось сполна. К слову, Шейлина даже одежду не меняла после ухода. Она разгуливала по улицам в рваных штанах и наполовину порванной футболке, создавая новый «крик» моды. Или как Паскаль выражается, «вопль».
Девушка поднималась по лестнице и услышала чей-то голос на лестничной площадке, который звал… её? Нимфоманка ускорила шаг и поднималась, перешагивая через одну ступеньку, всё так же держа один пакет в руках, прижимая к груди, а второй – просто в руке за ручки. Махуру, как увидел «гостя», встал как вкопанный на лестнице, смотря на человека, не веря своим глазам. Шейлина же тоже не очень поверила глазам, слегка запнувшись о своего питомца.
- Чего встал как истукан?! Иди, давай! – она пнула его коленом под его пушистый зад. Кот неуверенно оглянулся на неё и прошёл вперёд, остерегаясь незванного гостя, наблюдая за ним, но и не подавая признаков агрессии: не рычал, не скалился. Он уже привык к наставнику своего хозяина, но продолжал его стеречься. Мутир опустил голову и выпустил изо рта ручки пакета, положив его на пол. Кот ждал, когда подойдёт хозяйка и откроет дверь.
- Чего тебе? – спросила дентка, не глядя на Паарда. Она поставила в известность, что ушла на отдых. Но прошла какая-то жалкая неделя и её снова решили напрячь. Не дают спокойно отдохнуть. Или отдохнёшь на том свете? А каково приходится деосам, которые практически бессмертные? – Я вроде бы сказала, что не при делах. И больше туда ни ногой. Сами выполняйте свои сраные задания, - всё также не смотря в глаза арходенту, проговорила трансдент и толкнула дверь ногой. Та бесшумно открылась, открывая на… довольно аккуратную и светлую квартиру с панорамными окнами.
https://i.imgur.com/bOC9GCe.png
Шейлина прошла вперёд и ушла в другую комнату, оставляя дверь открытой. Махуру бросил взгляд на парня, взял аккуратно в пасть ручки пакета и, хромая на одну лапу, зашёл внутрь квартиры. Квартира представляла собой простую однушку, но достаточно просторную и уютную. Справа находилась спальня, а слева уже проходила кухня с широкими диванами и столом, смотрящими в панораму. Из окон открывался прелестный обзор на город свысока, и где-то виднелся даже лесопарк.
- Ну проходи, чего стоишь? – из глубин квартиры послышался голос трансдентки, а также шуршание пакетами и недовольное мяуканье зверя. – Чёрт возьми, Флега! Твою мать налево! Ещё раз так сделаешь, шею откручу! – из глубин квартиры послышались вопли хозяйки дома. Она крутилась на кухне и приложила руку ко лбу. Кот как обычно начал помогать Лине доставать продукты из пакета, но не учёл, что картонная коробка из-под молока продырявится его клыками, а молоко потечёт. А коту и в радость: халявное молоко, и плевать, что слизывать с пола. Вместо швабры будет.
- Чувствуй себя как дома, но не забывай, что ты в гостях, - Шейлина элементарно не слушала и не слышала Паарда, если он там что-то говорил. А когда начинал говорить, то вставляла слово, перебивая его речь и сбивая с мысли. Она не хотела слышать что-то про очередное задание. Кот не оправился после предыдущего, продолжая хромать на переднюю лапу.
Девушка прошла к себе в спальню, и оттуда прошёлся громкий стон-выдох, словно кто-то что-то забыл сделать и только сейчас обнаружил, что надо было сделать раньше. У Лины не всё так мило в квартирке, как кажется на первый взгляд. В спальне у неё стоял стул напротив зеркала, повёрнутый к нему спиной, а на стульчике сидел завязанный-перевязанный парень с кляпом во рту.
- Совсем про тебя забыла. Давай до следующего раза, - произнесла дентка и потёрла переносицу, не зная что с этим делать. Ей было пофиг, что подумает на этот счёт её наставник, но планы, правда, были немного испорчены. Что этот парень делает в этой квартире было загадкой – то ли она его сняла и забавлялась с ним, как хотела, то ли она ловила кого-то заблудшего и издевалась над ним всячески. Лина растягнула наручники и оковы и отпустила паренька, попутно закидывая его одеждой, лежащей на постели. К слову о постели. Постель была аккуратно заправлена, словно на ней никогда и не спали.
Шейлина прошла из спальни снова на кухню, убрала что-то в холодильник, что-то в морозилку, а потом отделила некоторые вещи на кухонный стол. Там был медицинский спирт, повязка и йод. Как кот это всё увидел, перевоплотился в простого упитанного домашнего питомца и заныкался под диван. Девушка вздохнула и достала из холодильника бутылку с этикеткой. Бумагу со стекла дентка сразу стянула и кинула в урну, после чего прошла в гостиную и села на диван, плюхнувшись так, что это грозило «выдавить» оттуда махуру. Послышалось сдавленное «мяу».
- А вот нечего было под диван прятаться, - ответила на мяуканье наёмница и отпила из бутылки, сделав глоток прохладительного напитка. – Я бы тебе предложила, но ты вроде не пьёшь, - а это уже было сказано в сторону Паарда.

Отредактировано Шейлина (19.08.21 23:11:33)

0

4

Он ждал её добрых пять минут, но время тянулось, словно прошло все пятнадцать. Наручные часы с металлическим корпусом стремительно приближали время, когда следовало уходить, совершенно не оставляя его на праздные разговоры. Это раздражало. Заставляло устало закрывать глаза, тереть виски от протягивающей руки головной боли и переступать с ноги на ногу, считая про себя минуты. Шейлина подниматься не спешила, и на фоне отвратительного утреннего настроения это подливало масла в огонь. А требовалось всего лишь: кратко обговорить миссию, обозначить цель и условия, назвать плату - и уйти.

Паард начинал нервничать и раскусывать губу до крови в тревожном ожидании: до его ухода оставалось ничтожное количество времени. Он никогда не опаздывал на на одно мероприятие, тренировку и не собирался начинать - а Шейлина не смогла стать препятствием на жизненной эстафете из принципов и поведения.

В конце концов, мужчину выдают точность и пунктуальность, в обратном случае это не мужчина вовсе.

И вот долгожданные шаги послышались. Паард повернул голову и первым делом столкнулся взглядом со пушистым Фрегатом, к которому тотчас почувствовал волну неприязни. Паард даже видел, что это было взаимно, и усмехнулся про себя, когда большой магический кот, едва его увидел, встал как вкопанный с глупым выражением морды. И совершенно нелепо начал идти вперёд после того, как его подтолкнули сзади. Стушевался, но не показывал виду. Как и сам Паард.

Паард с течением лет стал куда равнодушнее к представителям семейства кошачьих, годы проведя с Шейлиной бок о бок: это уже походило не на открытую неприязнь, а на дающуюся усердием терпимость. Несмотря на то, что хозяйка пушистого махуру покидала гильдию на долгие месяцы без вестей о себе, в воздухе перманентно витало чувство, что она где-то рядом. Выпрыгнет из-за кустов с отрубленным ухом в зубах или пальцем, завёрнутым в окровавленный белый платок. Иногда до безумия подмывало спросить: «Закажи тебе мою смерть - что бы ты отрезала или вырвала?»

И надеяться на невинный ответ: «Глаза». Но зная негодницу…

Паард коротко махнул Шейлине в знак приветствия и прошёл внутрь её комнаты следом за махуру после того, как его пригласили.

У гостях у ученицы он был впервые, в отличие от ситуации обратной. Захотелось отметить, что в жилище у крикливой трансдентки царила атмосфера спокойствия и благоразумия, несмотря на характер её обитательницы. Обыкновенно дом «отражал» своих хозяев, но не в случае с Шейлиной.

Её дом был ей противопоставлен. Аккуратностью, уютом и гармоничностью интерьера в совокупности чистотой. Разве что холодильник вызывал подозрения. Паард готов был биться об заклад, что в морозильной камере найдутся забытые замороженные пальцы. Где-нибудь в углу на самой нижней полке.

- Во-первых, «здравствуй». Годы идут, а ты всё та же грубая хамка. Ничего не меняется. Хоть где-то у тебя, - его голос оборвался, как только в коридоре Паард столкнулся с неизвестным парнем, - стабильность.

Ещё одно обескураженное лицо,  которое, прикрываясь одеждой, заметно напряглось от наличия в комнате ещё одного мужчины. Паард даже не понял, что тот начал ему говорить. Уши уловили фразы о том, что «он неправильно всё понял», «ничего не было» и он «вообще собирался уйти уже час назад». Говорил незнакомец настолько быстро и наразбоочиво, что и сам Паард почувствовал себя дураком. Щекотливая ситуация, ничего не скажешь. Ещё и Шейлина что-то орала из глубины своей квартиры.

Головная боль наступала. Из себя выводило всё: и утекающее сквозь пальцы время, непослушный Варх, бывшая ученица со своим котом и смазливое лицо того блондина, что выбежал из спальни. Паард был сам не свой: нервно перебирал руками по брюкам в области, где обыкновенно держал саи, скрежетал зубами и выражал скорее вид абсолютного недружелюбия, чем вид гостя.

Хотя «как дома» он себя не чувствовал, держал себя в руках.

- Нет, я не знал. Думал, что у тебя плановый отдых.

Паард устало выдохнул, второй раз за день почувствовав себя дураком. Пальцы, сжимающие в правой руке аккуратный небольшой конверт, опустились и убрали его в карман. Взгляд упёрся на сидящего неподалёку махуру, и это заставило Паарда улыбнуться. Большой кот, а морда вся измазана в молоке, как у котёнка. Все же кошки не такие плохие существа, как казалось раньше. Хотя всё равно вызывают неприязнь, по непонятным причинам поселившуюся в сердце.

Больше задерживаться в этой квартире не было смысла. Паард даже не стал присаживаться ради приличия: лишь охватил взглядом одиноко стоящий у дивана фикус.

- Нет, не пью. В последний раз умерло четверо, когда мне показалось, что с двух бокалов вина я расслаблюсь. В некотором роде я расслабился. Расслабил свои уши от отвратительной музыки оркестра таверны. Но повторять не хочется.

Паард развернулся на носках, собираясь тотчас покончить этот бессмысленный разговор. Шейлина покинула «Эстерус»? Скатертью дорога. Пусть она никогда не казалась Паарду предателем - и не была им по факту, её молчаливый уход неприятно кольнул сердце.

Могла бы и предупредить лично. И тогда никто не стал бы тревожить Её Величество.

- Я напишу рапорт о твоём отстранении завтра. И никто не будет беспокоить тебя впредь. Но решишь вернуться - я сам лично выпну тебя с верхней точки крыши Сал-Тара. Ну, бывай. Хорошего отдыха. Или правильней - «приятной свободы»?

Церемониться с Шейлиной - себе дороже. Паард десятки раз угрожал ей отстранением, но сегодня в совокупности с тяжестью в голове у него обострилось чувство гордости - и он решил непременно привести предупреждение в жизнь. Ушла и ушла. Оставалось надеяться, что Шейлина будет вести менее аморальный образ жизни, чем сейчас. Хотя и это было под вопросом.

- Руководители хотели видеть тебя. Но на миссию я отправлюсь сам, как ты этого желаешь. Я всегда говорил, что незаменимых людей нет.

Паард тихо заплопнул после себя дверь, оставив комнату в тишине. Узкий коридор с неприятно мерцающей лампочкой, сломанный лифт. Паард злобно цыкнул, нервно теребя часы на руках и отправился пешком.

Достаточно было одной искры, чтобы в душе загорелось пламя.

Он оправиться на миссию один -  сегодня же ночью после концерта.

+1

5

Тонкие побелевшие пальцы сжимали бутылку с алкогольным напитком под названием сидр. Иногда лёгкие спиртные напитки умели поднимать настроение и расплести язык для каких-либо разговоров, которые светят этим вечером. А возможно и не светят. Снова и снова горлышко бутылки направлялось к тонким девичьим губам, бутылка наклонялась, и из неё выливалась часть содержимого, отправляясь в рот, а там уже спускалась по горлу в желудок. И дальше в ход шёл уже быстрый метаболизм. Шейлина опьянеет быстро и так же быстро протрезвеет.
Дентка усмехнулась на слова о том, что Паард уже пил. И в ходе этого пьянства умерло четыре человека. А тебе есть у кого учиться. Паскаль резонно умеет всё замечать, Лина посмотрела на Альтер-эго взглядом «а ты сомневался?». Ведь это её учитель, у него многому чего можно поучиться. Хладнокровным убийствам, спокойствию и игре на музыкальных инструментах. Арходент – универсальный человек, прям на все случаи жизни. И поучить может, и убить, и сыграть под настроение, и просто поболтать с ним можно. Но эта болтовня была бы излишня, ибо Лина не славилась особой болтливостью. А может, и славилась. Зависит от настроения и предрасположения к человеку. Девушка может долго что-то втирать, чтобы ввести в заблуждение. А может с ходу за секунду выпалить всё, что думает о своём напарнике. И её вовсе не будет волновать, обидит это человека или нет. Ей будет по барабану на чужое мнение. Ведь существует только она и больше никого вокруг. Есть только её мнение, которое априори должно быть верным, к которому все должны прислушиваться, даже если оно граничит с абсурдом. Плевать с высокой колокольни – Шейлина здесь пуп земли.
Рапорт он напишет. Да, как же. Пусть на лбу себе напишет, что он что-то там с чем-то там другим. Шейлина ещё до конца не придумала, что там должен написать себе на лбу арходент, но эти слова её задели. В груди что-то кольнуло. Причём, очень больно и с долей ревности. Лина не любила, когда за неё решают что-то, но могла решать за других, и при этом, да-да, с её мнением должны считаться, когда она могла себе позволить не считаться ни с кем. Такая вот стервочка-трансдентка на свет явилась много лет назад. И остаётся задаваться вопросом: «Как таких земля носит?». А ответ: «Легко и просто». Лина прищурилась и слегка приподняла правый уголок губ, обнажая зубы. Остаётся только поймать Паарда и отрубить его руки, чтобы он там ничего не писал. А то, ишь ты, чего удумал. Рапорт об отстранении он напишет. А какие заявления милые он произнёс потом: «выпну тебя с верхней точки крыши Сал-Тара». Прям сама доброта. Лина снова себе позволила усмехнуться на его слова. Она ничего не отвечала ему взамен, лишь только слушала вполуха, читая между строк и усмехаясь через предложение. Иногда Паард мог быть забавным, смешным. Но в шуты он точно не годился.
Но на последнее высказывание девушка даже приподняла правую бровь. «Руководители хотели видеть»? Это что-то из разряда Невозможное. Шейлина с присущей ей недоверчивостью и небольшой паранойей чувствовала в этих словах подвох. Может, метис хотел надавить на её самолюбие? Может, он хотел привлечь её внимание? И то, и другое у него получилось прекрасно, только Лина себя сдерживала и не подала виду. Ей нравилось бесить Паарда. Она слушала его голос, но не слышала его слова. Трансдент не смотрела на парня демонстративно, всё ещё больше провоцируя его на агрессию или какое-либо выступление. Но это же наставник. От него невозможно дождаться излишней агрессии, но поговорить он любит. К чему явно жизнь дентку не готовила. Шейлина предпочитала сама выносить и уносить чужие мозги различными способами, но уж точно не то, чтобы это делали вместо неё и экспериментировали на ней же. Может, давняя трепанация черепа и дала о себе знать? Ведь когда-то давно девушке вскрыли черепушку…
Дверь захлопнулась. Шейлина то ли расстроено, то ли разочаровано вздохнула. Где же разборки отношений? Где же скандалы? Где же интриги? Где же битьё посуды, а потом поломка дивана? А где же громкое хлопанье дверями? Лина ожидала движухи, но забыла, что Паард не создан для громких скандалов. Он тихий и спокойный. С такими только и болтать за чашкой чая. А возможно, даже попивать винцо. Девушка приподняла левую ногу, наблюдая за тем, как жирная тушка кота вылезает или, даже сказать, выдавливается из-под дивана. Голова высунулась и встряхнулась, стряхивая с себя налипшую пыль и поправляя уши. Махуру взглянул на хозяйку. И следом последовали слова Паскаля…
Ты за ним не пойдёшь? Чёрная голова Альтер-эго с красными огоньками взглянула на фэдэлеса в ожидании ответа. Шейлина же молча допила спиртной напиток и поставила бутылку у дивана, не разбрасывая мусор по всей квартире. Как говорится, я не сру там, где ем.
А на хрен надо? Пусть идёт. Скатертью дорога. Я не хочу больше появляться в этой гильдии. Девушка нахмурила брови и скрестила руки на груди, не желая разговаривать на эту тему и давая понять, что она морально закрывается от окружающего мира.
А что будешь делать, если деньги закончатся? Паскаль склонил голову набок и продолжал смотреть на наёмницу. Бывшую или нет, остаётся только думать. Ведь выбор всё равно остаётся за неё. Хоть она и говорит одно, но думать может иначе, а действовать по-другому. Иногда мозг и язык у неё расходились в путях, потому язык всегда лезет вперёд. Но сегодня исключение. Сегодня она ничего даже не говорила, словно не желала даже разговаривать с Паардом, словно игнорировала его. Но на деле же арходент просто не давал вставлять ей слово, хотя этим ранее пользовалась девушка. Он бьёт её же оружием. Этой парочке явно есть чему поучиться друг у друга.
Я могу и без еды прожить. А как же кот? Взгляд невольно устремился под ноги, выискивая мутира глазами, а после наблюдая, как оный начинает умываться и вылизывать себя. Дентка цыкнула, приподняв и поджав уголок губ. Шейлина задумалась. Кот к ней привязан до конца её или его дней и никуда точно не денется. Нимфоманка смотрела на этого здорового кота. Долго смотрела.
- Твою мать, - резко она вскочила с дивана, настроила наручи на смену облика, а плащом накрывая свою голову, становясь невидимой, и направилась к выходу, громко захлопывая за собой дверь, чуть не прищемив коту лапы. Махуру открыл дверь и побежал за девушкой следом, лягнув дверь задней лапой. Сама же дверь засветилась ярким голубым цветом, выявляя на себе на одно мгновение пентаграмму против взлома.
Шейлина следовала за Паардом до самого конца, словно маньяк или тайный воздыхатель, только её не было видно, а звуки шагов заглушали местные звуки: мотор машин и мотоциклов, крики людей и плач детей. Только прятаться коту приходилось, чего он, конечно же, делал неохотно. А под конец махуру и вовсе взбунтовался, решая никуда не прятаться, словно он погулять решил, а хозяйки его, нет-нет, поблизости не имелось. Но чёртов кот всё равно оборачивался на местоположение наёмницы, ибо чувствовал её запах. И на это явление девушка каждый раз пшикала на своего питомца, чтобы отвернулся, «а то я стесняюсь». Какой хозяин, такой и питомец. Такая же вредная скотина.
Конец «невидимого» пути закончился именно тогда, когда Паард зашёл в помещение, а дентка встала в ступоре. Она ожидала увидеть что угодно, но только не концерт. Ну да ладно, это мелочи жизни, на которые не стоит обращать никакого внимания. Парень скрылся в толпе, а девушка прошла так же незамеченной (она на это надеялась, но благодаря коту все планы могли пасть крахом). Флегиата пришлось оставить на улице, ибо «это приличное заведение, в котором животным не место». Тут бы Лина могла бы поспорить с охранниками, но не стала, чтобы не выдавать себя. Ведь она хотела устроить своему наставнику сюрприз. Приятный или нет, это её уже не волновало. Главное – устроить момент внезапного появления. Но Шейлина не исключала тот вариант, что Паард её раскусит. На этом мир клином не сойдётся. Да, поругаются, как муж и жена. Да, поцапаются, как кошка с собакой. Но это ведь Паард и Шейлина. Их взаимоотношения – это отдельный вид искусства.
Прождав у выхода из помещения, девушка простояла достаточно долгое время, облокачиваясь о косяк и скрестив руки на груди. Она зевала весь остаток вечера, ведь ей не были интересны эти музыкальные творчества и выкрутасы множества людей. Но, как говорится, о вкусах не спорят. О них грязно срутся и оскорбляют того человека, у которого точка зрения не совпадает с твоим. Лина даже умудрилась стоя подремать в ожидании, пока не услышала игру Паарда.

Отредактировано Шейлина (02.09.21 19:28:11)

+1

6

«Животные».

Паард презирал это общество. Эти участливо отточенные манеры, фальшивые улыбки и предсказуемость фраз и поведения. Совершеннейшая безликость под соусом богатейшего сословия и «лучших» людей. Венец манер и обходительности, под которыми скрывались обыкновенные низменные чувства и обыкновенные низменные люди. Паард любил наблюдать со стороны за общением аристократов друг с другом и каждый раз убеждать себя в том, что он никогда таким не будет. Потому что это было отвратительно и противоречило самой природе свободных существ. Как это было иронично: чем больше развязаны руки, тем больше связан язык.

Каждый раз представители высшего сословия говорили друг другу одни и те же фразы, задавали одинаковые вопросы и получали годами отрепетированные ответы. В мёртвой атмосфере одного и того же фильма проходил каждый вечер, и Паард уже переставал видеть и слышать что-то новое. Каждый раз в подобной атмосфере он тосковал по «Эстерусу»: по тем, кто умел злиться, ругаться, учиться, проявлял свой характер и не скрывал истинную сущность. Вся гильдия была похожа на толпу жадных до крови убийц, но одно как никогда в ней прельщало.

Там никто, желающий перекусить тебе глотку, не будет вежливо здороваться за завтраком.

А в высшем обществе врагов было принято приглашать на ужин.

Паард следовал до закрытого клуба добрых пятнадцать минут, с благодарностью выдыхая, что не опоздал. Он использовал взятый из гильдии артефакт, скрывающий его истинное происхождение, чтобы попасть внутрь: узнай представители высшей касты трансдентов, что их приглашённый гость - низкая полукровка, его музыка уже не казалась бы им такой красивой и изысканной. Паард уже наступал на эти грабли не единожды и не дважды - в начале своего пути, когда его попросту освистывали, несмотря на безупречное исполнение. И в конечном счёте он принял правила игры. Скрытое имя и скрытое происхождение - флёр таинственности, за который так любили платить богатые дамы и «коронованные» месье.

Возле закрытого концертного клуба была толпа людей. На сердце скребли кошки: воспоминания то и дело возвращались к образу Шейлины с бутылкой сидра в руках и их не совсем приятному диалогу. Или монологу - если учесть, что в самый последний вечер их встречи солировал Паард. В среде наёмных убийц бывшим работникам либо следовало свернуть шею, чтобы убрать любые нити, ведущие к остальным, либо искренне за них порадоваться: ведь отходящие от дел априори облачались в мантию добропорядочных граждан, оставивших криминал за плечами. Но у Паарда не получалось ни первое: потому что он не хотел; ни второе: потому что он не мог. Он убеждал себя в том, что всё к лучшему, но годами взрощенная привязанность болезненно тянула в груди при любой попытки выкинуть её из головы. Паард пытался представить Шейлину владелицей маленькой кофейни, с мужем и двумя детьми со светлыми волосами - и это тотчас казалось фальшивым и неестественным.

И на глаза будто вдобавок попался Фрегат. Как это было неприятно.

- Уходи.

Если раньше мощный махуру с перьями на голове вызывал у Паарда чувство брезгливости и раздражения, то сейчас брезгливость сменилась болью. Как ещё одна кошка, которая протягивала лапы с острыми когтями и впивалась ими в мягкую сердечную мышцу. Довольно тянула спину и рассекала грудь до самой крови, раз за разом нанося раны цепкими и ленивыми движениями.

- Зачем ты пришёл? Убедиться, что я отошёл на достаточное расстояние и не угрожаю твоей хозяйке? Будь спокоен, старина, и возвращайся домой.

Паард устало прикрыл глаза и отвернулся:

- До чего я скатился? Общаюсь с кошками.

Махуру пропал из поля зрения, и оно плотностью сфокусировалось на стоящих в очереди представителях аристократии. К горлу подкатывало ощущение тошноты: белые костюмы, дежурные улыбки, высокопарная речь с взаимными лживыми комплиментами. Но Паарда предупредили о воистину торжественном финале концерта и причину, почему не допускали тех, кто младше совершеннолетнего возраста, зато свободно - личностей красивых и привлекательных. Всё должно было закончиться донельзя отвратительно и грязно. Для каждого из участников потрясающего вечера, даже до самой последней скрипки.

Ещё один повод не опаздывать, пока не начало вскипать масло одного из не самых лучших человеческих качеств.

Концерт фальши и лжи, самых грязных пороков человечества. Не удивительно, что Шейлина так просто проникла внутрь. Кроме манер высшего общества, в ней было всё, что так нравилось людям, не обременённых стеснением: красота, развязность, особенная харизма. Пошлость.

За кулисами уже было жарко. Паард чувствовал расслабление от ароматного запаха кальяна и бокала вина, который решил пригубить с тоскливого настроения. В атмосфере кокетливого заигрывания, явных намёков одной очень провокационной пары на продолжение праздника он всё ещё думал о том, как резко жизнь может поставить точку на одном из самых ярких знакомств.

Обрубать не верёвки - а целые канаты - с Шейлиной было больно. Пусть он не сказал об этом ни слова, ни показал виду: Паард тоже состоял из плоти и крови.

И тоже имел право расслабиться на празднике.

Алкоголь всегда склонял Паарда к агрессии. У него менялся даже взгляд: из уравновешенно-спокойного превращался в глаза затравленной собаки. И ему бы броситься в бой на очередных безруких музыкантов, но на празднике все были именитые.

И тогда под раздачу были готовы попасть зрители.

Паард выступал ближе к середине вечера, и к тому времени уже успел знатно наклюкаться пригубить ещё пару бокалов вина, чтобы настроение маэстро взлетело до небес. Он сел за фортепиано на волне особенного состояния: с хищной улыбкой, нездоровым блеском в глазах и живостью, бьющей из всех небрежных движений. И с первых нот мелодии от его тела рассеялась такая волна энергии, что стоящие около него официанты упали на пол, разлив алкогольные напитки.

Музыка была мрачной. Первая линия трансдентов, которые обслуживали высоких гостей, боязливо озиралась по сторонам, стараясь убрать последствия падения дорогого алкоголя. Энергетическая волна коснулась всех присутствующих: неприятно обжигала кожу, сбивала сердечный ритм, приносила в голову ощущение тяжёлых мрачных мыслей.
https://i.imgur.com/AaCaqRI.jpg
Паард передал своё настроение. Такое, каким оно было сейчас: смесью злости, отчаяния, гнева и тоски, а ещё- невозможностью это выразить словами. Только магией. И музыкой.

Он склонился над фортепиано, набирая громкость и темп, отдавая музыке и чувствам всего себя. В атмосфере лёгкого и игривого настроения дня его реквием звучал убийственной ошибкой. Для кого угодно - но не для него.

Атмосфера угнетающей смерти и траура заражали. Свита высокопоставленных дам в вип-ложе смотрели на Паарда с тревогой. Едва оправившись от первой, слабой энергетической волны, они вскоре получили две следующие.

Паард вошёл в раж. Он перестал чувствовать границы, сковывающие его сознание. Перестал чувствовать грань дозволенного и позволил себе показать свой гнев: скинуть с лица маску доброжелательного трансдента, вжимать руки в клавиши так, словно инструмент был виновен во всех смертных грехах. Выпустить наружу ещё две энергические волны, одна за другой, трижды усиленные разыгравшимися эмоциями. Две энергетические волны во второй раз выбили землю из-под ног у стоящих подле сцены.

Двое упали на землю: один - в приступе эпилепсии, другой - с инфарктом. Послышался крик, и в народе посеялась паника и ужас.

Но Паард продолжал концерт.
Кубики - три удачи

Отредактировано Паард (03.09.21 23:04:13)

+1

7

Что её могло привести сюда, в это неведанное раньше ею место, куда и нога трансдента в другое время и не была бы за порогом? Что её вело сюда? Это что-то неведомое. Неизвестное чувство, которое может зваться в просторечии совестью. Но Шейлина всегда отрицало присутствие и наличие оной, ибо её заменял Паскаль, говоря что-то на своём «альтерэговском» языке, который слышала только Лина. Она готова закатывать глаза всю вечность, плеваться слюнями, пропитанными ядом и токсичными веществами, чтобы забрызгать недоброжелателей. Но Шейлина не могла бы точно сказать, что она смогла бы плюнуть в ноги или в лицо своему наставнику. Она его уважала, хоть и отрицала данное явление. Она его любила без похоти. Она его считала своим другом. Но если она считает Паарда своим приближённым, то почему тогда она так жестоко с ним поступает? Она не могла чувствовать и понимать, что чувствует внутри себя арходент. Зато мог чувствовать махуру, который ступал за ним по пятам. Девушка смотрела, как перья на затылке кота опускались при ходьбе, а голова была печально опущена вниз. Он впитывал все его эмоции в себя без остатка, передавая их, словно дисплей, отражающий знаки и символы при наборе слов и чисел. Мутир испытывал те же самые эмоции, что испытывал на себе Паард. Не сказать, что Лина чувствовала какое-то давление, но она не понимала, почему так происходит.
Она не могла закончить их общение простым молчанием. Если провожать в путь одиночки, то сделать это хотя бы вместе. Пусть они проводят друг друга в раздолья судьбы. И тогда уже их пути не пересекутся никогда.
Девушка презрительно бросала взгляды на всех этих вычурных и прилизанных трансдентов и прочих «чистокровок», которые присутствовали в этом сборище уродов. Дентка цыкнула языком, приподнимая уголок губы, словно пыталась вытащить застрявшее семечко промеж зубов. Привкус сидра до сих пор оставался на языке и на щеках, пропитывая её дыхание лёгким перегаром. Но, чтобы заглушить это послевкусие, Лина протянула рука к одному столику и взяла первый попавшийся полупустого бокала с каким-то содержимым. И стоило ей сделать глоток приторно сухого вина, наёмница чуть было не подавилась и не выплюнула всё обратно. НАСТОЛЬКО приторно. НАСТОЛЬКО сладко. Что аж сводило скулы и начинало тошнить. Но пересиливая жгучее желание выплеснуть это всё в лицо какому-то случайному прохожему, нимфоманка всё же проглотила этот ужасный напиток и ещё раз убедилась, что она не зря не посещает такие заведения. Клуб придурков, не ценящих достойные напитки. Может, оно и хорошо, что они пьют свои «пошлые чёрные вина», ибо Лине останется больше рома с вискарём, её излюбленного напитка, который ударял в голову с половины глотка. А что говорить про эти слащавые благовония кальянов? Не, девушка любила побаловаться кальянами, но эти кальяны пахли похуже моря вина. Лучше бы вино залили вместо воды и запихали вместо табака ягоды винограда, вышло бы в разы лучше. Шейлина покачала головой и в очередной раз закатила глаза, удивляясь всей этой показухе «аристократии» аристократами, коими они и не являются. Аристократией не пахнет и не было в помине. Это лишь выпендрёжность напоказ. Понтоваться любят все, а какие вы без этих масок в реальности? Небось плачете в подушку, когда вас ткнут пальцем в плечо? Небось желаете сброситься из окна после того, как на вас поднимут голос? Все эти мероприятия были для слабонервных «душек», которые улыбались в лицо друг другу, а потом плевали в ноги, стоило человеку отвернуться от напарника. И от всего этого вида трансдента выворачивало наизнанку. Она не терпела лицемерие, отчего и сама была такой прямолинейной и жёсткой, как хлыст. Она выпаливала всё в лицо, словно бензоколонка, в которую попала горящая спичка.
Но Паард лишний раз вызывал у девушки накал эмоций. Его невозмутимый вид. Его спокойная улыбка и хладнокровный рассудок. Наёмница прищурила свои глаза и не могла поверить своим глазам, что этот наставник выступает на концерте. Убийца! Наёмник! Наставник! Выступает! Играет на пианино! Уму непостижимо. Лина даже глаза протёрла, чтобы убедиться в том, что это не иллюзия и не мираж. Но его игра по-настоящему заставила Шейли задуматься. Его игра клавишами не была простой музыкой. Это передача эмоций. И это наёмница чувствовала. Она это прекрасно понимала, даже не видя его лица, не слыша его голоса. Дентка лишь смотрела на то, как он перебирает по клавишам музыкального инструмента пальцами, источая музыку. Такую чувственную, интригующую, хмурую. Мощную.
От глаз трансдента не укрылось то, что во время игры наставник выпустил из себя энергетическую волну. И таких потом следовало даже не одна, не две, а целых три штуки! И чтобы уберечься от воздействия энергетической атаки, Шейлине пришлось укрыться за стульями, дабы действие невидимки не спало. Но время тикало, и эффект невидимости начинал сходить на нет. Что же, милый Паард, встречай Шейлину. Только уже не ту, которую ты привык видеть всё своё время на службе гильдии. Не тут девушку, которая перерезала глотки другим существам и вырезала на их лбах сердечки в качестве «признания в любви». Девушка смаскировалась, изменяя свою внешность, но оставила ауру, чтобы не вызывать подозрений. Но Паард, наверняка, её узнает, лишь посмотрев на её яркую ауру цвета электро, которая олицетворяла собой смертельные молнии, жгучие, смертоносные и мгновенные. Они разят за секунду, как учитель и говорил: «Атаковать молниеносно, реагировать быстро, убивать незамедлительно».
Тонкие руки с выглядывающими синими венками поднялись над головой и собрали волосы в пучок. На шее прозвенели цепочки. А сами глаза блестели, словно тысячи звёзд в ночном небе. Лина обратилась в себя до заключения тюрьмы. Если Паард желает видеть её другой, то он увидит: её культурную, вежливую и элегантную. Девушка не забыла те времена, но не желала туда возвращаться, поэтому сменила свой характер на противоположный. Благо, внешность сменилась на иную во время трепанации черепа по избавлению от чипа, который мог взорвать её голову при пересечении границ Субтэрналеса.
Нимфоманка встала и расправила плащ на плечах, выпрямляя спину и приподнимая грудь, как истинная волчица снежных лесов. Девушка медленно прошла к подиуму, цокая каблуками. Это всё была только иллюзия. Цвет энергии дентка тоже попыталась изменить, но не знала, сработало это или нет. Лина вздохнула и закрыла глаза, чувствуя всю эту позицию и надеясь, что это сон, а не реальность. Как бы Шейлина не хотела, чтобы её видел ТАКОЙ Паард. Она бы этого хотела в самую-самую последнюю очередь, но он, видимо, настал. Настал черёд Шейли быть культурной. Быть именно женщиной, которая притягивала к себе взгляды и заставляла охать всех присутствующих при её виде.
Худое лицо блестело от светящих на неё ламп. Девушка положила руку на своё бедро и облокотилась о стол, взяв бокал вина и прокручивая его в своих пальцах, наблюдая за тем, как маслянистая водичка остаётся на внутренней стороне стеклянной посудины. Лина не спеша отпила из бокала и немного посмаковала. Вид безмятежности. Невозмутимости. Вид полного безразличия в происходящем. Что там делают на полу мужчины и женщины? Её это не колышет. Девушка создавала вид полного спокойствия, которую не волнует всё происходящее.
Наёмница медленно опустила руку и оставшиеся капельки вина с бокала начали капать на пол, пачкая ковёр, одеяние и обувь. Как говорилось ранее, Лину это вовсе не колышет: что там и чем было и будет испорчено. Шейли аккуратно переступила через лежащего мужчину, словно она это делала каждый день, видела каждую минуту. Что взять с убийцы, которая видит трупы двадцать четыре на семь? Ничего. Остаётся только осуждающе смотреть и обсуждать её тяжёлую жизнь да так, чтобы она не услышала. Убийца ступила на подиум, оставаясь напротив Паарда и слушая его будоражащую музыку. Клинки, скрытые невидимостью, блокировали все его энергетические атаки, которые исходили из мужчины против или по его воле. Лина поставила руку на пианино и начала смотреть на арходента, как вряд ли на него кто-то смотрел: с долей уважения, похоти и любви.
Прикрытые глаза отвели свой взгляд и устремились на лицезрящую их публику, которая недоумевала и не понимала, что происходит. И кто эта незнакомка. Дентке были привычки все эти взгляды. И она лишь усмехнулась, растягивая на своих тонких губах улыбку, показывая молочного цвета зубы. Оставалось только взять сигарету и закурить, запивая коньяком или ещё чем-либо. Но это ведь «светские» встречи, от которых «светом» даже и не пахнет. И Лина дождалась следующего акта игры Паарда и решила идти на подпев. Да, голос уже не тот, что был раньше, но распеваться пришлось не долго. Слегка раскашлявшись от непривычного напряга голосовых связок, девушка протягивала слова и слоги в такт музыке парня. Ей не приходилось долго думать над словами. Они сами приходили в её голову. Текст песни приходил вместе с эмоциями дентки и музыкой Паарда.

[nick]Шейлина[/nick][icon]http://forumupload.ru/uploads/0012/96/95/2/146735.jpg[/icon]

Они ведь одно целое.
ost

Отредактировано Шейлина (04.09.21 09:57:54)

0

8

Из огня да в полымя.

Паард не умел пить. Даже два бокала вина на его голодную голову - и он уже был готовить сделать этот вечер незабываемым. И для себя, и для других. По крови растекалась приятная нега, которая будоражила рассудок. Хотелось снять с себя все оковы, сломать артефакт, скрывающий расу, и оторваться так, как отрываются бешеные подростки в периоды максимализма.

Чем больше гнёшь упругий ствол терпения, тем сильнее он бьёт в ответ по сгибающим его рукам. Паард всегда был сдержан: на тренировочной арене, в общении с учениками и руководителями, приглушал эмоции, подавлял чувства - и в целом был похож на натянутую тетиву лука. Никогда не знаешь, когда она разогнётся. Никогда не знаешь, когда больно ударит по ладоням. Когда почувствует, что больше под систему прогибаться не нужно.

Алкоголь не развязывал язык. Даже наоборот: делал Паарда ещё более молчаливым и мрачным в словах, но красноречивым в действиях. Затаившийся за музыкальным инструментом пианист напоминал злого гения, который показывал видом и царившим вокруг него аурой, чтобы его не трогали.

Он едва выносил высокомерную толпу чистокровных представителей расы. Они все смотрели: со страхом и возмущением от того, чем обернулся концерт. Тонкий слух улавливал:

- Какой ужас!

- Безобразие.

- Взяли на концерт малолетку, вот и пожинаем плоды.

Это действовало как кусок мяса на воображение жадного зверя. Паард играл желваками: тетива в его душе натянулась до критической точки и была готова в любой момент отпустить стрелы в свободный полёт. Пусть угодят в любого. В любого, кто присутствовал на этом фальшивом празднике жизни.

Кроме неё.

Паард не мог оторвать рук от клавиш, но слухом улавливал размеренный стук тонких каблуков. Он не видел приближающегося человека, но точно знал, кому эти шаги принадлежали. Да, узнать шаги Шейлины Паард мог даже в пьяном угаре. И пусть алкоголь всё больше завладевал его разумом, инстинкты отрезвляли.

Обратиться в слух. Слышать, как глухо цокнула обувь, когда их владелица ступила на подиум. Улавливать тонкими материями уже ставшую родной ауру. Этот разряженный воздух, содержащий в себе электрические заряды, особенным образом влиял на собственное энергетическое поле, сотканное из плотного фиолетового тумана. Словно активировал его: дарил голове приятное ощущение нескончаемой энергии, желания жить и бороться.

Женщины способны вдохновлять на свершения. Правда, какая женщина - такие и горы.

Паард переходил к заключительной части мелодии. Он оторвал глаза от лицезрения фортепиано и устремил взгляд в лицо Шейлины. Она была совсем другая: с размеренными движениями, элегантная и хищная. Лишь смотрела на Паарда, как зверь на мясо, но не делала и шага вперёд: лишь приманивала невербально. В этом заключалась самая манкая игра женщин: говорить глазами, но не словом. Ничего не говорить - по давать понять слишком многое.

Разум Паарда застилало вино. Его взгляд был одновременно спокойным, как у человека, который держит ситуацию под контролем, и задиристым. В нём плясали черти и будто шептали спутнице:

- Давай устроим сегодня незабываемый концерт?

Но остальные гости праздника, которые уже перестали слушать и пение, и игру, не разделяли его настроений.

Паард не знал, кто были те два несчастных, пострадавших от его энергетических волн, знал только, что один из них умер. Паард боковым зрением увидел двух медиков в белых халатах около сцены. И их виноватые лица, отрицательные кивки головой одной из богатых дам со шкурой лисы, перекинутой через шею. Высокий трансдент преклонных лет так и остался лежать на полу. Его закрыли чёрной тканью.

Тогда в клубе поднялся не только шум, но и ужас.

- Стоп. Стоп! СТОП!!! - оглушительно кричал ворвавшийся на сцену ведущий.

Его бабочка была сорвана с шеи, верхние пуговицы цветастой рубашки растёгнуты. И дышал он так, будто пробежал километр на скорость. Глаза горели злобой, щёки налились румянцем. Он скрежетал зубами и рванул в самый центр. Нечаянно пихнул плечом Шейлину и со злобой громыхнул крышкой фортепиано Паарду по пальцам.

Паард успел среагировать. Он машинально потянул руки на себя, но указательные и средние пальцы всё равно прищемило. Лицо исказила гримаса мучений.

Паард откинулся на табуретке, опустив лицо. Пальцы пронзила острая боль, которая растекалась по ладоням и заставляла искусать губы до крови. Эта боль не вызвала агрессию, а скорее задевала за самолюбие. Как кто-то смел так грубо с Паардом обращаться, когда он раскрывал миру самое сокровенное - свою музыку?

- Что вы тут устроили? - верещал ведущий и зло стукнул кулаком по крышке инструмента, продолжая брызгать слюной. - Совсем с ума сошли?

Паард смотрел на него исподлобья. Поволока приятных эмоций, вызванных присутствием Шейлины, исчезла. А вот желание устроить шоу на этом празднике лицемерия и фальши осталось.

Он коротко улыбнулся, смотря в глаза выскочке. И его губы, сухие, с кровавыми корками, произнесли заклинание. Тихо и безэмоционально. Как обычное «Здравствуйте» при встрече с малознакомым человеком.

- Гартанур.

Разрушительная руна обыкновенно призывалась мысленно, но Паард даже не хотел скрывать своих способностей. Лицо долговязого крикуна в долю секунды побледнело. Он не успел ничего сказать в защиту, но почувствовал колкое ощущение чужой энергии у себя на голове.

- Раз, - ласково прошептал Паард.

Ведущий жалобно всхлипнул, оборачиваясь на Шейлину. Словно в последний момент он увидел в ней своё спасение, ибо в сущности ему было даже некому крикнуть. Весь зал смотрел на него - но больше как на шута, чем на того, кто действительно нуждался в помощи.

Траснденты - жестокий народ.

Гартануром не бросаются в приличном обществе. Расовая способность трасндентов использовалась крайне редко, ибо убивала за долю секунды и в страшных муках. Красная руна впечаталась ведущему в лоб. Он судорожно пытался её оттереть, переходя со всхлипов на плач.

- Два, - загадочно прошептал Паард и склонил голову набок.

Голову жертвы разорвало на части. Куски плоти разлетались, будто их раскидывали жадные собаки. Зал охватил душераздирающий крик. Долговязый мужчина схватился на свой череп, но мяса на нём уже не было. Из оборванной шеи фонтанами хлыстала кровь из сонных артерий. Фортепиано, пол, лица Паарда и Шейлины, других гостей - всё было окроплено единой багровой субстанцией.

Всё замолкли. Лишь одна провокационного вида девчонка в углу клуба живо хлопала в ладоши: хоть кому-то это зрелище пришлось по душе. Но это терялось в общей атмосфере ужаса. Молчание было тяжелее спёртого воздуха.

Паард устало выдохнул и встал с табурета. На лице промелькнула секунда сожаления к тому, кто пару секунд назад ещё мог дышать, но быстро исчезла. Рука потянулась к участку оголенной спины Шейлины, чтобы деликатно повернуть ученицу в сторону чёрного входа.

- Я перепил, - честно признался Паард и прикрыл глаза. - Поехали отсюда. К тебе или ко мне - без разницы.
https://i.pinimg.com/originals/64/0b/3b/640b3b30708fad5f92b37e94661f2a66.gif

Кубики

Удача

+1


Вы здесь » Энтерос » СВОБОДНОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ » the last mission


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно