Всем привет и хорошего настроения! У нас очень много новостей за последний месяц. Мы, наконец, привели в порядок систему прокачки, а также ввели небольшие поправки в магазин. Были внесены изменения в раздел ролей (вакансий) проекта. Энтрос готовится к смене дизайна, будем рады финансовой помощи. И у нас теперь открыт приём попаданцев, а это значит только одно – ещё больший простор для фантазии! Читайте раздел «объявления».
Всем привет и вдохновения для личных и квестовых эпизодов! За прошедший месяц мы провели масштабную работу по оптимизации матчасти, были внесены значительные изменения в правила начисления кристаллов, открыта для игры ранее недоступная планета и многое другое. Следите за свежими новостями нашего проекта в соответствующем разделе – «Объявления».
Все игроки проекта могут как организовать собственный квест, так и вступить в любой квест, открытый для вступления новых участников, также имеется возможность вызвать мастера игры или прийти GM по заявке.
          




Что ж, на самом деле, всё оборачивалось не то чтобы плохо. Это был далеко не оптимальный вариант развития событий, но близкий к тому; оптимальным было бы, если бы её персону никто бы не запихнул в эту всю нескончаемую круговерть, ох уж эти волшебные кристаллы и чего из них получилось! Впрочем, сама виновата: знала же, что именно планета архонтов — далеко не лучшее место для буланимов...
Тилира долго искала ответ на вопрос, что ее могло привлечь в Элиасе. За жизнь она встречала множество людей на своем пути, добрых и злых, поэтов и воинов. У каждого из них свой путь, но в драконе было что-то неуловимое, флер идущей за ним по пятам смерти, что раз за разом не могла дотянуть костлявых пальцев до бьющегося под металлической «коркой» сердца. Если посмотреть глубже, что увидит Лиритиалирэна?...
На вполне себе закономерное замечание девчонка несколько смутилась. В ней боролась тактика общения с котами и осознание, что этот пушистик разумен, сильнее и старше. И преобладало желание потискать. Серьезно, однажды Трессу просто сожрет гепард, от которого дифа тупо не станет убегать. Так что да, вопрос был, так сказать, просрочен, но все же лучше поздно, чем никогда...


      
      

Сколько миновало дней с коронации? Вопрос тлеющим пеплом погас в потоке сознания, так и не найдя внятного ответа. Время застыло здесь, под равномерный звон цепей и потрескивание колдовских факелов, точно Дом Скорби умер вместе с его защитниками...

Да, безусловно, иногда и впрямь возникает такое впечатление, что ты оказываешься ну совсем не в том месте и не в том времени. И дело даже не только в том, что для неё все подобные разговоры были не то чтобы очень понятны, разумны и логичны – она не соображала в этом...

Новый день Владыки как всегда начался с облета территории. Первые лучи звезды едва зажгли огни багряного рассвета. Рубиновый дракон уже сделал круг над гаванью отстроенного предками города и приземлился на специальную площадку принимая человеческий...







Once Upon a Time: MagicideВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
Книга АваросаВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоHabent sua fata libelliCode Geass
АрканумDISАйлейСайрон: Осколки всевластияАвторский мир классического фэнтези
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieDark Tale



LYL Мийрон
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » СВОБОДНОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ » прокляты


прокляты

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

однажды я выстрелю тебе в лицо, опущусь рядом

http://forumupload.ru/uploads/001a/f0/d5/12/133121.png

и буду ждать нашей смерти..


× Никогда ×


Доминион Схаласдерон, земли клана Леонэйм, 3003 год


× Никто ×


Хорус | Хэлл


× Не будет счастлив здесь ×


я соберу тебе фиалок и буду плакать об одном:
не покидай меня - я жалок,
в своем величии больном.

Мастер игры может вступить в игру, эпизод является игрой в мире Энтероса и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, мы предпочтем официальную систему боя.

Отредактировано Хорус (01.02.21 12:08:39)

+3

2

https://forumupload.ru/uploads/001a/c0/74/923/873303.png
https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Горы Старвэрд. Название, которое отдает на языке щипучим морозом, вечным и сухим, точно прозрачный горный воздух. Гиблое место. Ничего не растет. Никто не живет. Лишь завывания яростного ветра разбавляют рвут душу на куски, приникая сквозь одежду и кожу. Здешний мороз погасит любое пламя. Искоренит надежду, обратив живую плоть в осколки льда. Казалось сама земля вытягивает жизнь из тела: каждый шаг – испытание, каждый вдох – пытка. Любой кто слаб духом или телом рисковал остаться в объятьях яростной стужи навсегда. Однако, даже в столь суровом краю нашлись два упрямо бьющихся сердца, закованные в непробиваемую броню суровой решимости.

Хорус позволил себе моргнуть и ресницы тут же смерзлись, зацепившись ощетинившимися шипами инея, разомкнуть веки было почти так же трудно, как и сделать следующий шаг сквозь колючую пургу. Отвесные черные скалы пронзали небо с обеих сторон от предательски узкой тропинки, мужчина не мог видеть голодную бездну ущелья внизу и мрак космоса над собственной головой... да что уж говорить, в такую погоду невозможно даже рассмотреть собственные ладони. Все затопил хаотичным белым месивом изо льда и снега. Мужчина с силой выдернул ногу из сугроба, оборачиваясь через плечо. Седые волосы хлестали по лицу, мешая разобрать крупный черный силуэт. Огромная зверюга медленно плелась следом, припадая брюхом к земле, как раздавленная черепаха. Комья снега колтунами застряли в косматой шубе, утяжеляя, сковывая движения... Граф расправил плечи, обращаясь к своей спутнице.

Привал.

Грубо рявкнул воитель, ощупывая отвесную скалу. Она кажется бесконечной, несокрушимой, вечной. Хорус любит разрушать то, что можно описать этими тремя словами. Дрожь темного предвкушения щекочет продрогшую плоть. Броня, повинуясь воле хозяина, вспыхнула серебром, вскрывая тонкую ледяную корку, словно гнойный нарыв. В следующее мгновение морозный воздух содрогнулся от вплеснувшейся в пространство энергии, мужчина нанес сокрушительный удар, способный стереть в пыль темный гранит. Топор описал в воздухе размашистую дугу и обрушился на вековую твердь горы. Могучий импульс не раскалывает, он буквально крошит в песок, организовывая углубление. Недостаточно. Видимость почти нулевая, взрывы от руны получаются хаотичными. Когда каменная крошка и ледяные кристаллы снес очередной яростный порывом ветра, взором путников открылась небольшая самодельная впадина. Слишком незначительная, чтобы называться пещерой, но достаточный, чтобы немного скрыть их от бушующей непогоды. Воин с некой тяжестью, которая была ему не характерна, опустился на землю, прижимаясь спиной к скалам.

И чего ты там жмешься? – голос его был свирепее любого бурана, но вот искусственная улыбка умело изображала дружелюбие, Воитель похлопал ладонью по коленке, – к ноге.

Приказ. Хорус всегда общался именно в такой манере, не терпя неповиновения в любой форме. Только вот Хэлл в последнее время стала слишком часто саботировать волю Графа. Мужчина был зол. Тому свидетельством был выбитый у собаки клык и не заживающие раны на морде. Кайлан был плохим хозяином и предпочитал попросту "выбивать" любые зернышки самостоятельности из своих зверушек. Боль – лучший учитель. Страх – мощнейшее оружие.

Кубики

+2

3

жизнь – это что-то важное
жизнь – это очень быстрое.
жизнь – это очень страшное.
падали люди замертво,
тикали тихо часики.

Хэлл помнила еще с юности и той, другой лишенной смысла жизни, как радуются животные возвращению хозяина. Как они готовы выполнить любое приказание, лишь бы их больше не оставляли в одиночестве. Преданность, взращенная не по своей воле – дурацкое качество. Так она тогда думала, смотря в голубые глаза бездомной бродячей собаки; и не понимала, что смотрит в зеркало. Время калечит память; может быть той девочки перед зеркалом никогда не было? Может мозг Хэлл подарил её так же как создал Холли? Демоны живут в отражении – а в моем живет надежда. И пять Райс будет до самого восхода солнца неотрывно и бесцельно глядеть в маленькое серебряное зеркальце; а оттуда с безграничным пониманием и теплотой её встретят серые глаза Холли. Молчи отражение. Молчи вечно. Осуждай меня ясным взглядом, иная участь незаслуженна мною.
.
Преданность так красиво и плавно переросла в зависимость. Воевода Райс понимала это, с мукой щуря глаза, пытаясь укрыть синие очи от мельчайший кристалликов льда, что норовили ослепить. Снег путался в косматой шерсти, лапы онемели настолько, что дифинет не понимала когда подушечки, проломив наст, соприкасались с мерзлым камнем. Холод грыз сахарные кости, оголодавшим вурдалаком, мышцы то и дело сводило; теплая шкура была незначительной преградой до безжалостного климата Старвэрда. Она уже не может идти, но продолжает упрямое инерционное движение, пока жесткий голос не заставляет ее замереть. Хорус встал возле отвесной скалы, зачем-то ощупывая скользкий от ледяной корки гранит. Хэлл наклоняет голову, навострив треугольные уши. Какой прок её хозяину от куска камня?
.
Ответ на свой вопрос она получает скорее, чем почти отключившийся мозг начинает перечислять возможные варианты: сильный энергетический выброс, молот врезается в отвесную скалу, осыпая дифенета мелкой каменной крошкой. Она взвизгивает, когда особенно крупный кусок чикает по чувствительному носу, недовольно трет лапой морду, тревожа едва затянувшиеся раны. Её наказание – позорные метки. Но она не хочет его злить, это все Холли. Холли. Холли. Не я. Стыд давит на хребет, словно бедный всадник; чтобы лапы не переломились под его весом, точно спички, Райс ложится прямо на снег, устраивая морду на холодной белой перине. Голос вновь хлещет по ушам, улыбка Кайлана не сулит ничего хорошего, но ослушаться женщина не могла. В рукотворной пещере слишком мало место для собаки, поэтому Ракша принимает более компактную форму. Крадется к убежищу, прижимаясь к земле.
.
Ей так страшно.
Раны все еще ноют.
И она достаточно хорошо знает повадки хозяина, чтобы предугадать его поведение. Будет больно; а цепь так коротка. Женщина закрывает глаза, не в силах больше выносить все это несправедливое истязание, опирается лбом в закованное в доспехи бедро хозяина, так жалобно и доверчиво; кроме него она никому не нужна; кроме него никто её не пожалеет и не приласкает; пусть хоть убивает, главное чтобы при этом любил. Да. Больше ей ничего не нужно.
.
Здесь очень красиво,  – шепот слетает с губ и тонет в завываниях вьюги, – какое прекрасное место чтобы умереть.
.
Беги, беги и не оборачивайся.
Не могу. Я без могу без него дышать.

[icon]https://i.imgur.com/eYgPEKbl.jpg[/icon][status]подари мне ад [/status]

+2

4

я сломаю твой дух
рано или поздно
мне покорились звёзды
меня слушается воздух
а ты – лишь препятствие на пути
балласт, что мешает идти

× × ×

Было сложно понять, что именно происходит у Кайлана в голове. Чувствует ли он хоть что-то кроме пронизывающего холода бушующей вокруг стихии, способной с непринужденной легкостью сделать металл хрупким хрусталем? Любопытство – провокация. Всегда можно пойти на риск и робко оторвать от земли взгляд, чтобы удостоверится в том, что Бледный лев вообще удосужился уделить кому-то свое драгоценное внимание. Однако, его лицо не выражает даже призрачно тени человеческих эмоций, единственное, что хоть как-то выдавало в нем заинтересованность – два тусклых обломка мерзлого льда, коими служили глаза Кайлана Лайонхарта. Тусклые, острые, обжигающие холодом. Это не взгляд гордого льва, это – мертвые бездны акульего зрачка. Беспристрастная кровожадность движимая не волей, а зверской природой холодного чудовища. Лоб женщины с глухим стуком упирается в металл, готова принять от него что угодно: боль, похвалу и даже смерть. Но она не получит ничего кроме этого мерзлого ветра и не менее льняного молчания.

С каких пор нам нужен повод? Ты ведь хочешь... хочешь сделать это. Убей. Убей... убей пока это не переросло в зависимость. Пока она не подобралась слишком близко.

Но ведь мне давно все равно. Она просто питомец, который разучился выполнять команды,
нужно всего лишь больше дрессировки.

Какие... жалкие...
оправдания....

Голоса в голове перебивали друг друга, плелись узорами первородного безумия, точно иней на лезвии меча, который был небрежно воткут в мерзлый гранит чуть неподалеку от Кайлана. Верный пес терся головой о бедро, словно пыталась расшевелить неподвижного хозяина. Отчаянные попытки Хэлл были смешны. Мужчина готов был рассмеются жестоким, лающим хохотом, но не удостоил воеводу даже подобного внимания. Хорус был слишком занят: внутри разгорались новые искры. Граф определенно чествовал что-то в глубине своей неполноценной души, но расшифровать смысла потаенного зова он не мог. Неопределённость раздражала даже сильнее, чем отчаяние женщины. В смердящей кровью жизни Кайлана всегда было все так просто... даже примитивно: он один, кругом враги, единственный шанс выжить и избавиться зудящего под кожей страха – убивать. Уничтожать все, что может уничтожить тебя. А потом... потом ужас ушел. Ушла хаотичная паника и судорожные попытки защититься от всего мира. В один момент... все сущее просто потухло по щелчку пальцев.
Погас свет
Поблекли цвета
Умерли ощущения
Испарились всякие чувства

Не осталось ничего кроме всеобъемлющего, космического вакуума и черноты, которая будет пострашнее любого сумрака самой беззвёздной ночи. Кайлан забыл как это. Любить. Страдать. Радоваться. Переживать. Может быть он давно бы лег, застыв неподвижным изваянием, потому что просто не видел бы смысла продолжать движение. Но у него остались голоса. Настойчивые, никогда не замолкающие Воин и Монахиня. Они последнее, что осталось у Хоруса от прежней личности. Зависть. Жестокость. Подозрительность. Эгоизм. Когда у тебя остается так мало ощущений, то весьма сложно сопереживать кому-то. Даже ей. Той, что отдала своему жестокому Богу намного большее, чем жизнь. Хэлл принадлежала ему целиком, но Кайлану все равно будет мало самоотверженных жертв. Графу нужно постоянно чем-то согреваться, если это будет не теплая кровь, брызнувшая из раздавленной черепушки, то он сожрет душу. Вытянет все по крупицам, а потом найдет нового донора человечности. И так по кругу. Раз за разом.

Ты желаешь смерти? – голос Хоруса можно спутать с ножом, что хочет проковырять дырку в голове: въедливый, четкий, беспощадный, – Думаешь ты сможешь так просто избавиться от меня? Или... ты чувствуешь себя за что-то виноватой и путем своей кончины хочешь отмыться от вечного позора?
[icon]https://i.imgur.com/Bjv5du9l.jpg[/icon]

+2

5

The Darkest hour before the light
A hidden treasure plain in sight
For a moment standing still
https://i.imgur.com/ZYUEN61.jpg
They say we're crazy
They say we're ill

~ ost ~

Хрустит крошка рассыпавшихся нервов; господин перемалывает волю, словно жернова мельницы зерно пшеницы; получившуюся пыль безжалостно выдувает свирепая вьюга, разнося сверкающие крошки чего-то очень важного на многие километры вокруг. Хэлл роняет крупные слезы на мерзлый гранит, неужели она не заслуживает даже пары слов? Всего один взгляд, разве она много просит за безграничную верность? Много. Я такая эгоистка, если он не хочет на меня смотреть, значит я не заслужила. Но как заработать крупицу внимания? Райс была хорошей, очень хорошей; убивала по щелчку пальцев; творила такие мерзкие и жуткие вещи, что они до сих пор стоят перед глазами; положила на алтарь сердце, заменив его проклятым артефактом, вытягивающим из нее жизнь. Сделала все, чтобы быть достойной :: и все же не приблизилась к любви ни на шаг. Её далекий и непостижимый ад. Почему не дает в себе сгинуть?
.
Щека прижимается к металлу сильнее; от холода кожа начинает покрываться первыми небольшими волдырями, которые лопаются от каждого горестного всхлипа; она уже заработала обморожение, но боль совсем не ощущалась; густая сукровица катится вниз смешиваясь с бесконечными, уже даже не солеными слезами. Безысходность ситуации сводила дифинета с ума. Ей так было нужно внимания хозяина, что она готова была бросить к его ногам весь мир, но ему не нужен мир :: ему нужны руины :: не нужны братья :: нужны лишь безукоризненные машины смерти :: не нужна она... пора было смирится с тем фактом, что не существует того свершения, которое Бледный лев сочтет достойным. И тут, в минуту наивысшей тоски, одна больная; напрочь лишенная смысла догадка пронзает поток угасающих мыслей. Молния озарения: если хорошая девочка ему не нужна, то может сгодится плохая? Райс не была дурой, утверждение спорное, однако, Воевода обладала неплохими познаниями в стратегии; более того – женщина знала Кайлана, лучше, чем саму себя. Владыка может пропустить мимо своего безразличного взгляда все подвиги на свете, но стоит ему заметить изъян... он вырвет его из тела когтями. И пускай. Пусть хоть застрелит на месте, но более не молчит!
.
Да, я виновна! – Хэлл растягивает губы в безумной улыбке, чуть отползая на коленях, чтобы дать себе возможность влюбленно смотреть в глаза хозяину, чье внимание ей удалось привлечь, – Признаюсь во всем!
.
Восторг длиться буквально секунду, обычно Хорусу хватало подобных пустых выкриков, чтобы самому додумать в чем и когда провинился подсудимый; женщина своими глазами видела как Граф истязал невиновных; его бледные уста солгали одну и ту же молитву: "сознайся, сознайся, сознайся...". И стоило несчастному проронить в ответ краткое "сознаюсь" и мукам приходил конец. Тогда почему сейчас он выжидающе смотрит? Жуткая догадка сковала все тело; парализовала, как гипнотический взгляд змеи неразумного кролика. Господин желает слышать, в чем же конкретно Хэлл сознается. И тут-то и вскрылась главная проблема отчаянного плана: ей не в чем было каяться. Ракша никогда не придавала Хоруса даже в мыслях. Токсичная, фанатичная, аномальная верность не позволила бы ей даже дышать в сторону измены. Но она ведь только установила контакт! Райс не могла утратить внимание так скоро, она еще не получила нужную дозу самого разрушительного в мире наркотика.
.
Я.. я... – женщина в отчаянии вскапывала залежи памяти, стараясь припомнить если не свой, то чужой грех... и тут она вспоминает; словно это произошло только пять минут назад: Хорус в ярости топчет тяжелыми сапогами тощее тело подростка, а тот не может уже даже кричать; Ну и где теперь твои боги? Я! Я ваш Бог! Хэлл редко могла видеть столько необузданной, живой ярости в своем флегматичном Владыке, она не подумала; опять слишком поспешила с ответом, бросая тихим полушепотом фразу, которая сломает ей всю жизнь – я фэдэлес.

[status]подари мне ад [/status][icon]https://i.imgur.com/eYgPEKbl.jpg[/icon]

+3

6

Мужчина надменно смотрел на дифинета сверху вниз. Он превосходил женщину по каждому из возможных параметров... если не считать этой глупой, ненормальной чувственности. Однако, столь яркие переживания подчиненной оказались настолько сильными, что отражались эхом внутри пустого нутра Графа, разносились причудливыми импульсами по мертвой нервной системе. Казалось Хорус тоже испытывает подобие меланхоличной грусти, утопая в морозной тишине. Брюнетка ломается первой, отползает чуть подальше, Кайлан с тенью недовольства смотрит на ее мокрое от слез лицо. Его войны никогда не плачут. Не показывают слабости. Даже перед лицом первозданного ужаса. Они могут стерпеть немыслимые пытки и прожить бесчеловечные унижения, не уронив то, что Бледный лев величал "достоинством". Лайонхарт сам тренирует их выдержку... но на самом деле он калечит. Искажает. Извращает... как когда-то сломали его самого. Всем калекам омерзительна целостность окружающих. Жадность и зависть порождённая уродливым разумом жаждет видеть разрушение. Вездесущий упадок дает Хорусу иллюзию того... что он абсолютно нормальный. Счастливый и полноценный правитель такого же великолепного утопического государства.
Но улыбки здесь оскалы.
Крики не от ликования, а от боли .
Поклоны подарены не в знак уважения, то страх складывает даже самых храбрых существ пополам.

Но ведь... если не присматриваться разница становится совсем эфемерной. Если позволить тщеславию заслонить веки полупрозрачным красным маревом, то величие родится само собой. Смердящее корью. Бесчестное. Деспотичное. Превосходство. Весь Клан теперь вот так же валяется перед ним на коленях в ожидании милости. Приятное чувство. Хорус с сытым самодовольством улыбается, чуть изгибая седую бровь. Псина решила в чем-то сознаться? Какая глупость... он знает о ней все. Даже мысли Хэлл были продолжением его могучей воли, что она могла сделать такого вне ведома хозяина? Женщина хаотично металась у него под ногами, ища возможность оправдать свой минутный порыв. Кайлан уже хотел снисходительно фыркнуть и напомнить ей, что лгать – не самая лучшая мысль, но тут... укол ярости. Игла входит прямо в сердце, впрыскивая в каменный кусок вечной мерзлоты кипящий яд злобы.

Ты кто? – клокочущее рычание нарастает с каждым слогом, злость растопила флегматичное безразличие далеко не сразу, но все же перемену можно было назвать стремительной, – и после этого ты смеешь продолжать жить?!

Ненависть зреет как мыльный пузырь, наполненный спорами плесени. Боги... отродья Скверны... надменные идолы зла... Хорус ненавидел каждого из них и всех вместе столь яростно, что его одержимость деосами многие бы сочли нездоровой. Бледный лев вскочил на ноги и нервно заметался по небольшому пространству, замороженные чувства трескаются, но внутри не оказывается раскаленной лавы... а лишь тьма, что густой смолой вытекает из вновь открывшихся ран.

Вероломная сука, ты посмела предать меня?! –  Хорус был воистину страшен в гневе: его лицо покорёжил злобный оскал, заострённые клыки, больше напоминающие челюсти акулы, угрожающе щелкали в морозном воздухе, могучее, а тусклые глаза вспыхнули недобрым светом, – что, почувствовала волю, дрянь? Думаешь можешь за моей спиной пресмыкаться перед ложными богами, а после этого спокойно преклонять предо мной колени? Мерзкая шлюха!

Хорус буквально сходи с ума, помешательство граничит с чем-то совсем неправильным и аномальным, точно мужчина давным-давно был проклят каким-то искусным лиходеем... в каком-то смысле это было так. Испорченный мальчик вырос в деспотичного мужчину, а тот в свою очередь окончательно сгнил изнутри, не способный бороться с токсинами, накопившимися в крови. Граф без малейшего усилия поднимает женщину за волосы, когти свободной руки наотмашь рассекают лицо ровными порезом разрезая правый глаз пополам. Кайлан не отводит взгляда от изуродованного лица жертвы, всматриваясь цепко, ища следы того, что нужно ему. Страх. Отчаяние. Сожаление.

И чего же ты молчишь?! Сейчас самое время позвать своего небесного повелителя? НУ ЖЕ! Приведи его ко мне! Я сожру его сердце у тебя на глазах! – с больным профессионализмом палача, словно бы Хорус занимался подобным каждую свободную минуту, приподнял безвольно опущенную голову послушно терпящей истязания Хэлл, запустив два пальца в опустевшую  глазницу и потянув череп наверх, все это действо сопровождалось омерзительным хлюпаньем остатков плоти, пальцы греет теплая кровь, – что такое, не рискнешь предать своего нового хозяина, вероломная тварь?! А вот нанести оскорбление данным мне клятвам ты не постеснялась! Может помолимся вместе? Имя! Назови мне имя!

Теперь он держал ее только за глазницу, подвесив на когтях-крючьях хрупкое женское тело. Жертва дергалась, как пойманная рыба, но ее телодвижения ишь больше распаляли гнев внутри. Ему было больно. Скверна... так больно!

Суровый взгляд безумца рассекает одинокая слеза.
https://i.imgur.com/Uo8whnJ.jpg
Он не может убить ее. Физически. Подвергать бесчисленным пыткам, истязать, ломать кости, стирать личность... он мог пойти на любую подлость мира, но не способен был свернуть шею одной вероломной суке.

Потому что любил. Очень порочной, сложной и иррациональной любовью, которой привязываются хозяева к своим любимым питомцам, воспринимая их как должное, пока не настает время прощаться. Кайлан смотрит на нее. Последний раз. Внимательно, запоминая все черты, старательно растягивая мгновение. А затем его лицо становится каким-то пугающе отрешенным. Почти печальным.
Мужчина расслабляет пальцы.
Влажная от крови глазница соскальзывает с когтей.
Худенькое тело воеводы камнем падает вниз с отвесной скалы, куда далеко-далеко, где бушует белый шторм.
А мужчина остается стоять на верху в полном одиночестве и единственное, что согревало его были остатки горячей крови на руках.
[icon]https://i.imgur.com/Bjv5du9l.jpg[/icon]

+2


Вы здесь » Энтерос » СВОБОДНОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ » прокляты


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно