С Наступившим Новым Годом! Ушедший год был непростым, так пусть новый будет только лучше! Все невзгоды оставьте позади и будущее наполнится новыми добрыми событиями, сбывшимися мечтами и новыми целями, стремлениями, любовью и взаимопониманием. Побольше здоровья, радости, достатка и удачи во всех начинаниях. Пусть Новый год дарит только лучшее! И не забудьте принять участие в 3-м туре Новогоднего ивента!
Охо-хо-хо! Зима пришла, зиме дорогу! Не простудитесь в трескучие морозные деньки, а ещё не забывайте про все мероприятия, что приурочены у нас к Новому году и ежемесячному поощрению активных и лучших игроков! С нетерпением ждем ваших заявок и участия в наших конкурсах! И счастливых дней зимы, пусть серебристые месяцы подарят вам много энергии и отличного настроения!
Всем привет! Надеемся, что вторая половина 2020 года не добьёт нас, ведь приближается довольно знаменательная дата. 19 октября ровно пять лет, как на проекте ФРПГ «Энтерос» началась игра [был написан первый пост], мы считаем это дату Днём рождения форума. Уже по традиции нас ждёт конкурс, но не забывайте и про ежемесячные конкурсы, дорогие участники, а также про квесты, в которых вы играете! Вдохновения и удачи всем!
Свершилось! Сюжетная арка «Воронка Хроновора» подошла к своему логическому концу и мы даже не состарились. Всего было отыграно 25 квестовых эпизода и написано более 1700 постов! Итоги и события все желающие могут посмотреть в разделе сюжетных хроник. Не забывайте, что у нас проходит масса других квестов, не стесняйтесь открывать свои и участвовать в квестах других игроков.
Доброго времени суток, игроки и гости! У нас всё хорошо, квесты играются, сюжетные эпизоды идут своим чередом. Прошу не забывать про очереди в личной и сюжетной игре. Посетите раздел «объявления», там вы найдете важные новости, обратите внимание на новость от 04 апреля. И, конечно же, не забывайте мыть руки, соблюдайте режим самоизоляции и избегайте людных мест, ибо коронавирус не дремлет. К тому же, соблюдая эти правила, вам будет проще писать посты – с чистыми руками и дома!
Всем хорошего настроения! У нас всё идет своим чередом: квесты продолжаются, личная игра идет, ежемесячные конкурсы тоже не дремлют. В этом месяце у нас два февральских конкурса: ко дню всех влюбленных и традиционный конкурс лучших постов. Не забывайте про очередность в квестах и личной игре. Пусть последний зимний месяц и следующий за ним весенний будут отличными!
С Наступающим Новым Годом! Пусть в новом году жизнь играет всеми красками, как конфетти, сбываются мечты, сияют на лицах улыбки, глаза искрятся счастьем! Пусть в душе будет больше добра! Здоровья, любви, взаимопонимания, радости, достатка, путешествий, впечатлений и только хороших событий. Пусть Новый год дарит только лучшее! И не забудьте принять участие в 3-м туре Новогоднего ивента!
Все игроки проекта могут как организовать собственный квест, так и вступить в любой квест, открытый для вступления новых участников, также имеется возможность вызвать мастера игры или прийти GM по заявке.
          




Пентаграмма сработала на светловолосой красавице, позволяя Дионас нанести удар Сетусом. Прекрасная дева так напоминавшая погибшую возлюбленную рассыпалась на кусочки и явила свой истинный облик. Вовсе не Ленора. В этих отвратительных пустышках ничего не было похожего на прекрасную богиню любви...
Обстановка сумрачного леса вовсе не давила мрачностью; более того, хищникам комфортно влачить окропленное кровью существование в густых тенях. Лед бесстрастного взгляда скорбным пеплом оседает на окружающих деревьях, траве, деосах, драконе, графе. Женщина активно крутит головой, податливо...
Римергиум просчитался когда решил выиграть сражение «малой кровью». Вредить Элете не входило в его планы, пусть они сражались не до полного исчерпания внутренней магии, а до первых серьезных ударов, но дух пытался этого избежать. Если бы Риметаргум сам не был воином, что сражался пока...


      
      

В его лесу росли волчьи ягоды... но в этом скорбно Саду их не было. Легкую поступь Двуликово скрадывала потемневшая трава, стелящаяся под ногами суховатым ковром. Моргот бы здесь понравилось, впрочем, ей нравилось везде...

Зертультар не просто старый город, его возраст давно не исчисляется веками и история его непомерна велика. Рассказы о его становлении и основании ордена стражей сегодня больше напоминают сказки и легенды, несмотря на свою...

Хорус оборачивается: молниеносное движение размывает его прокошенные торжествующим оскалом черты. Нашел. Разочарование настигло его почти так же стремительно, что и призрачное торжество. Его Хэлл. Его ад. Его собственность...







Once Upon a Time: MagicideВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
Книга АваросаВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластияKARATADA
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieDark Tale



LYL Мийрон
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



.prayer

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://i.imgur.com/crcQWMs.jpg

https://img-fotki.yandex.ru/get/4203/47529448.d7/0_ccbe0_43358211_S.png
Эридий. «Рассвет». 2765
https://img-fotki.yandex.ru/get/15555/47529448.d7/0_ccbe5_d89a9945_S.png
ancient ×  god
https://img-fotki.yandex.ru/get/3508/47529448.d7/0_ccbe3_acd99e18_S.png

Знаешь, наверно, мне будет сложно
Понять до конца твою горькую правду
Но раз в этом мире такое возможно -
Я буду любить наше мертвое завтра.

Мастер игры не может вступить в игру, эпизод является игрой в мире Энтероса и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, мы предпочтем официальную систему боя.

+1

2

Накрыв голову капюшоном и прикрыв глаза, Рагнар позволил теплому ветру стать убаюкивающей колыбелью под кронами высоких деревьев, в листве которых играли солнечные лучи. Прислонившись к коре старого дуба, он лежал в высокой траве, задумчиво жуя длинный стебелек, и недовольно морщился только тогда, когда из пруда выпрыгивала рыба, с громким всплеском падая обратно в воду. В отличие от шумного замка здесь было тихо, пускай щебетание птиц и заполняло каждый затерянный уголок, но это было ничто по сравнению с громкими голосами и ежедневными расспросами на почве естественного любопытства.

В ордене он жил уже больше месяца, но был лишь гостем, пожинающим плоды собственного забвения. Подобное положение могло бы показаться завидным, ведь у него не было обязанностей, требующих своевременного исполнения. Он вставал тогда, когда считал это нужным, ел столько, сколько желал, опустошал бочонки с вином, но все это не было чем-то новым и удивительным, ведь подобный отдых он мог позволить себе и сам в том минувшем прошлом. Рагнар восстанавливался быстро, но даже так холодное «ты все ещё слаб» преследовало его изо дня в день, вынуждая действовать самостоятельно. Нагружая себя каждодневными физическими нагрузками, он возвращал себе прежнюю форму и более не походил на больного, едва вставшего с кровати. Кровь Божества наполняла тело энергией, но саму Тонантос он видел не так часто – всего лишь дважды в неделю она дарила ему свое время, тогда как в иные дни антиквэруму не оставалось ничего, кроме как видеть её со стороны. 

Сама того не ведая, деос топталась на его гордыне, нагло посчитавшей, что посвящение в фэдэлесы он сможет пройти сразу после пробуждения. Но вот минул месяц, а его все ещё считают слабым. Считают истощенным. Другие фэдэлесы не видят в нем опасности, не чувствуют угрозы, что всегда исходила от него помимо воли, и их дружелюбие, вызванное скорее интересом к единственному Древнему в ордене, казалось излишне приторным и оттого надоедливым. Впрочем, благодаря ему Рагнар смог многое узнать. Очень многое. Глупо отказываться от информации, что сама покорно идет в руки…
Рядом хрустнула ветка, и девушка, плавно выскользнув из-за дерева, подошла ближе, учтиво склоняя голову. За ним всегда следили, выполняя этим, очевидно, множество задач, ведь в первое время ему порою становилось плохо – иногда он терял сознание, порою закашливался кровью – и каждый раз в кратчайшие секунды рядом с ним кто-то да оказывался. Забота его злила. Она напоминала о слабом теле и сильном духе, запертом в нем. С другой же стороны, Древние всегда ассоциировались даже в великих умах с хищниками, и, должно быть, фэдэлесы попросту не знали, что от него ждать…
– Вы не пришли на обед. Хотите, я принесу его вам сюда?
– Я не голоден.
– Вам нужно соблюдать распорядок.
– Уже не нужно.

Она недовольно нахмурилась, но вновь исчезла за деревьями, не сказав более ни слова, а он лишь задумчиво смотрел на руну на её голени до тех пор, пока та не исчезла из его поля зрения. Став фэдэлесом, он получит новый толчок, почти прорыв, что приблизит его на шаг ближе к желаемой силе. Знания, скрытые до недавнего времени, манили Рагнара с непреодолимой силой, и, прикоснувшись к ним всего один раз, мужчина уже жаждал большего – большего положения в ордене, в который его еще даже не приняли. Большего источника, что позволит ему стать выносливее. Смертоноснее. Но ключ от этих целей был лишь у Тонантос.
Он ждал её одобрения, ждал долгожданного «ты готов», но вместо этого вновь морщился, слушая беспрекословное «слаб, ещё слаб». Рагнар вновь закрыл глаза, ожидая появления деоса в любую минуту и чувствуя, как намерение пройти чертово испытание распаляет его душу все больше и больше. Сегодня он сделает что угодно, лишь бы Тонантос, наконец, дала ему свое согласие…

+1

3

Тонантос шла медленно, бросая ленивый взгляд на безупречные сады, разбитые подле основной части замка. Каждое растение, деревце или кустик, благодаря заботе внимательных садовников ордена, были магически доведены до совершенства: разные по цвету, по форме, но все как один радовали и услаждали алый взор создательницы каждый раз, когда той удавалось выкроить время для неспешного шествия из одного крыла белоснежного сооружения в другое. Цветущие розарии - отличительная черта деоса-создателя подавляющей части флоры Энтероса, и вовсе не удивительно что в ее родном гнездышке этому уделялась так много внимания. Тихий звон каблуков, в нутре которых притаилась дремлющая Ризанис, не прерывал пение птиц: они напротив, словно нарочно старались горлопанить сильнее в присутствии деоса, которая их совсем не замечала. Внимание Тонантос быстро переключилось на одно темное пятно во всей этой симфонии жизни, света, совершенства и порядка. Одна деталь - неправильная - выбивалась из общей картины. Деос хмурится, разглядывая среди зеленого разнообразия один чахлый куст белой розы. У той сникла листва, белоснежные лепестки пожелтели - большая их часть уже опала, сложившись в светлые блики на газоне.

- Какое недоразумение, - прощебетала мигом подлетевшая архонтка, заподозрив что деос зависла на одном месте совсем неспроста, - понятия не имею как это я проморгала такое. Сейчас я все исправлю... - смуглая девица поправила платок на рыжей кудрявой голове и схватилась за лопату. Розы - капризные растения, возиться с ними приходилось долго, но результат того стоил. И избавиться от дефектного образца в данном случае было проще всего, посадив новое, более достойное растение. Но Тонантос одним жестом мягко остановила недоумевающую фэдэлеску, покачав головой. Рука, скрытая чешуйчатым наростом на тыльной стороне поверх гладкой светлой кожи тянется к нежным лепесткам. Растение отзывается почти сразу, как дитя которого бросили однажды и теперь утягивали в утешающие объятия.
- Ей просто нужно немного сил, - говорит деос не то садовнице, не то самой себе, ласково прикасаясь аметистовой энергией к растению, тотчас в благодарность даруя создательнице несколько молодых бутонов.

https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png

Время шло к полудню - хорошая фаза дня, благоприятная для занятий в саду. Этот день был одним из немногих, когда Тонантос могла уделять внимание интересным ей вещам, не беспокоясь о извечных проблемах, окружающих орден - для этого у нее были Разящие и Искатели; о бесконечной веренице политических визитов - о, для этого были Приближенные, а само присутствие деоса требовалось лишь в крайнем случае; о новобранцах, с жаждой в глазах и пламенем в сердце, готовых встречать каждый рассвет вместе с новой семьей, заботились Видящие, помогающие вступить в орден; не нужно было переживать и о нарушителях-предателях, строивших козни за спиной бессмертной богини - ее тыл надежно прикрывали верные Инквизиторы и Сумеречные. Орден - огромный механизм, где у каждого была своя задача и своя ступень, вот только взойти на лестницу величия было суждено не каждому.

Направляясь к своей цели, Тонантос покатывала в руках спелый яркий яблоневый плод, и лишь совершив несколько поворотов налево, наконец вонзила карбункловые зубки в мякоть. Фруктовые соки делали уста и пальцы липкими, но деос совершенно не обращала на это внимание, вместо того наконец уцепившись алым взглядом за мрачную тень под деревом. Время шло Рагнару на пользу: измученный и больной организм встал на путь исцеления, податливо и безотказно принимая каждую пилюлю в виде магической мощи.
Но всё еще был довольно слабым.

- Тана, - та самая служанка, - сказала что ты вновь потерял аппетит, - спокойный и ровный голос без ноток негатива, просто честная констатация факта. В глубине своей души Рагнар и сам мог понять что это могло значить: ему всеми силами помогают наверстать упущенное, а тот как капризный ребенок отвергает необходимое из обид и вредности. Тонантос смотрит на антикверума в излюбленной манере - сверху вниз, прежде чем мягко присесть на корточки. Надкусанный плод настойчиво касается сжатых мужских губ, - Ешь.

Плевать, хочет он того или нет. Тонантос знала и видела этот полный мрака взгляд: древний хищник был не в духе. Скисшее вино попалось на ужин? А может очередная девка оказалась слишком скучной в постели, и ныне бедный Рагнар искал возможности, как раньше, излить злобу в самой агрессивной манере на свое окружение. Но как раньше уже никогда не будет, и они это оба знали.
- Ну же, Рагнар. Ничего у нас не выйдет сегодня если ты и дальше будешь светить тут своей кислой рожей.

Он ведь рад их тренировкам. Ну то есть... после каждого такого визита деоса, Рагнарелентар становился немного сильнее чем вчера. Это должно было радовать его бессмертный дух и не менее бессмертное тело. Разве нет?..

Отредактировано Тонантос (13.12.2020 02:34:31)

+1

4

Had to lose my way to know which road to take
- Тана сказала, что ты вновь потерял аппетит.
У неё приятный голос, но он всегда уверенный и оттого кажется строгим. Закрыв собою солнечный свет, она дарила ему проницательный взгляд, а он невольно любовался её контуром, что казался светящимся из-за падающих позади лучей. Ветер шевелил темные пряди гладких волос, и неуместная улыбка коснулась его губ, заставляя подумать о том, что подобную картину он сможет сохранить только в своих воспоминаниях, но никак не на картине, рисовать которую было уже слишком поздно, чтобы запечатлеть секундный миг.
Когда она присела рядом, он глубоко вдохнул и снял с головы капюшон, края которого закрывали полный обзор. В его волосах, ставших ещё светлее за этот месяц, застряли травинки и мелкие изумрудные листья, и, даже перевязав их черной шелковой лентой, Рагнар мечтал о том, чтобы поскорее отстричь длинную шевелюру, путающуюся каждое утро. Он ответил деосу внимательным взглядом, задержав его на губах, блестящих от яблочного сока, но сам запах отчего-то был ему почти невыносим. Безупречные яблоневые сады вызывали в нем протестующее клокочущее чувство, тогда как пышные розы он и вовсе желал сжечь, чтобы более никогда не вдыхать их аромата. Запахи, созданные Тонантос, были ему не по душе, и он не мог сказать, с какого времени появилась столь странная, безобидная неприязнь…

Стоило красному плоду коснуться его губ, как он перехватил руку деоса, сжимая пальцы на её запястье. В месте, называющимся раем, всегда был свой змей-искуситель, а в этом саду он безраздельно властвовал всем, склоняя, впрочем, не только к греху. С этих самых губ, в уголке которых замерла капля сока, сейчас вновь сорвутся болезненные слова, но прежде, чем они заполнят пространство, оставив во рту привкус горечи, он выйдет вперед, не скрывая собственную, порою душащую гордыню.
- Сколько ещё? – тихо произнес так, словно бы где-то на расстоянии в несколько метров все еще стояла Тана, готовая исполнить любой приказ. – Сколько ещё будет длиться эта реабилитация? Я прислушался к твоим словам, когда ты не позволила мне пройти испытание сразу же после пробуждения, я понял твои предостережения, но прошел уже месяц. Месяц, Тонантос! Кто я по-твоему? Мальчишка-дриммэйр с ограниченным сроком жизни? Или слабый буланим, которого убьют, едва он ослабит бдительность? Ты, видно, позабыла, кто я, Тонантос. Я уже порядком насиделся за то время, что был запечатан…

Отпустив её руку, он отвернулся, а после медленно поднялся, подходя к воде, в отражении которой сиял его преисполненный идеей взгляд. Ему не позволялось покидать орден до тех пор, пока не будет выдвинут вердикт, и от того даже столь огромное место казалось ему золотой клеткой, в которой его баловали яствами и поили кровью. Любые ограничения слишком преувеличивались им самим, но говорить о подобном он не стал, находя это скорее собственной слабостью, чем деталью, которую можно было бы исправить.
- Я уже готов пройти испытание. В этом ордене, в месте, которому я отдам сотни, тысячи лет, я никто, пустое место, гость, задержавшийся в доме хозяев, тогда как я желаю занять своё место, - он вновь повернулся к Тонантос, опуская руку на её плечо и заглядывая в глаза. – Мне непозволительно стоять на месте.
Он не восстановился полностью, но не был тем смертным, которому нужны годы на подобное восстановление. Нынешних сил хватит на посвящение, каким бы оно ни было, а после он вновь пойдет вперед с тем лишь отличием, что более не будет один. Чего бы он ни хотел, теперь он никогда больше не будет один.
- Я должен пройти это испытание. Я готов пройти его. Сегодня или завтра. Не позднее. Если ты и сейчас скажешь мне «нет»…я больше не буду сидеть в ордене покорно.

+1

5

Нельзя сказать, что Рагнар заражал ее своим плохим настроением, но радушный и приподнятый дух Тонантос очевидно начал мрачнеть, как и все вокруг в тот момент, когда небесное светило оказалось скрыто очередным наплывом светлых облаков. Лёгкий ветерок развивал темные пряди волос, и самые тонкие волоски дурашливо пытались лезть на лицо, мешая деосу смотреть на антикверума. Тот явно решил покапризничать, и кажется они это уже проходили. Бессмертной казалось, что она выбила из этого тела всю дурь, ведь не от того ли оно стало таким тщедушным и немощным?.. Так старательно сцеживать с хищника всю гниль, из каждого нарыва прошлого, каждой язвочки былого самомнения и непомерной гордыни, приправленной ощущением вседозволенности; и все это в надежде наполнить светом глубокой бездны мрак - тщетно. Рагнар раз за разом, даже сам того не осознавая, пытался доказать деосу что перевоспитать его невозможно, древние инстинкты были написаны самим Демиургом, и даже его благословенным детям не в силах было переписать этот выбитый вселенной код. Тонантос становилась серее каждую секунду. не то от пылких речей, не то от осознания этого простого факта - с Рагнаром будет тяжело, очень, его инстинкты всегда будут пытаться взять вверх над разумом, что даже после потери большей части личности сопротивлялся лучше любого другого существа.

Тонкие белые пальчики, лишь кажущиеся хрупкими, внезапно разжимаются, позволяя яблоку упасть на грудь антикверума. Белые одеяния оказываются досадно испачканными, но это всё пустяки, ведь деос в следующий миг неприятно и ощутимо хватает мужчину за ворот рубахи, рывком притягивая еще чуть ближе к себе.
- Здесь мне решать, готов ты или нет.

Она рычит ему это чуть ли не в зубы. Угрожать и спорить с ней? Пхах. Плохое решение. Также легко, как Тонантос сгребла его тонкое тело, так легко и отпустила, заставив Рагнара не больно, но ощутимо шмякнуться об траву затылком, где под копной волос был шрамом вычерчен аккуратный полукруг. Деос выпрямляется, переставив одну ногу через распластавшегося на земле недофэдэлеса. Станет ли он им вообще? Деос смотрела на хищника, уперев руки в бока, а ноги расставив по обе стороны неокрепшего тела. Одно четкое и выверенное движение и каблучок легко шмякнется в одну из наивных зеленых радужек. Прямо как тогда.

- …я больше не буду сидеть в ордене покорно.
Покорно. П о к о р н о.

- И что же ты сделаешь? Пойдешь поплачешь какой-нибудь девке в подол юбки? До или после соития? - Алые глаза презрительно щурятся. Эти речи одновременно забавляли, но и раздражали деоса, что лучше других в этом мире знал о порядке и подчинении, - Или будешь совсем плохим мальчиком, покромсаешь тут народ, если конечно вообще сил хватит размахивать своей косой. Дальше? Отправишься на удобрение розам? Есть и получше идея - запечатать тебя в стазисный кокон и отправить доживать жизнь в заточении, как папенька завещал?

Не начинай войну, которую тебе не выиграть - еще одно небольшое правило, которое древний должен был выучить еще давно.
А что он думал? Что он весь такой особенный, прекрасный, единственный и неповторимый антикверум в ордене? Ну, может и так, вот только Тонантос едва ли поощряла подобные настроения. Она сама отчасти виновата, тупо избаловала Рагнара, а тот, почувствовав этот золотистый бантик на шее вместо поводка, решил что может качать права. Нет, не может.

- Думаешь я просто так не даю тебе стать моим? Думаешь мне нравится тут возиться с тобой по насколько часов, вместо того чтобы просто столкнуть тебя в колодец, да поглазеть, всплывешь али нет? Да пожалуйста, валяй. Сдохнешь - виноват будешь сам.

Слишком злая? Просто не любит, когда что-то идет не так, как это было выстроено у Тонантос в голове. Она же всегда неоспоримо права, но увы, некоторым идиотам это приходится объяснять дополнительно, и разными способами. Божество скрещивает руки на груди, делая несколько шагов назад и лишь развернувшись, уходя прочь, бросила это мрачное, как приговор, дозволение, - Сегодня на закате.
Дорогу Рагнар уже давно знал.

+1

6

Секунды было достаточно для того, чтобы неугодная ситуация вызвала в голосе деоса стальные ноты. Обычно остро реагируя на повелительный тон и в злостной манере запоминая любое повышение интонации, адресованное ему лично, Рагнар находил недовольство Тонантос не приемлемым, но забавным, отчасти из-за того, что причиной гнева был он сам. Играть на струнах чужого настроения было достаточно рискованным наслаждением, учитывая могущество деоса, но именно потому антиквэруму так это нравилось – нравилось видеть, как расслабленное лицо Тонантос хмурится от его грубых самонадеянных слов, нравилось видеть, как раздражение, разглаживая морщинки, сменялось улыбкой от его саркастичной шутки.
Она говорила быстро и четко, и Рагнар, запоминая любые привычки деоса, любые детали, будь то простое касание волос или прищуривание глаз, ожидал отказа, который был бы, в целом, обоснован. Однако сдаваться просто так мужчина не собирался и стойко слушал все то, чего не простил бы никому другому – все же сейчас с ним говорит та, под флагом которой он вскоре встанет, под флагом которой он сможет насытить свои алчность и гордыню.
Тонантос поднесла свое лицо так близко, что ее дыхание коснулось щеки, и запах роз, безжалостно ударив по обонятельным рецепторам, совершенно обезоружил Рагнара, пускай он не собирался сопротивляться – он не был глуп и прекрасно осознавал свое место, в котором лидерство принадлежало другому. Впрочем, покорность действительно претила его натуре, и он обязательно запомнит этот момент, когда был способен лишь смотреть снизу вверх на деоса, чтобы после непременно в шутливой манере (в другой это попросту невозможно) отплатить ему той же монетой. В целом, лежать так даже было неплохо – с такой позиции открывался прекрасный ракурс, омраченный лишь опасением удара по почкам. Пойдешь поплачешь какой-нибудь девке в подол юбки? До или после соития? Куртизанки плохие советчики. Или будешь совсем плохим мальчиком, покромсаешь тут народ, если конечно вообще сил хватит размахивать своей косой. Привлекательно, но на этом его карьера окончится, так и не начавшись. От этой затеи несло эффектом дежавю. Отправишься на удобрение розам? Лучше к огурцам, только не к этим цветам.
- Думаешь я просто так не даю тебе стать моим?
Эти слова оглушают. Он слышал их впервые в своей жизни, и они ему не нравились, были подобно ядовитому плевку, разжижающему завесу лжи и открывающему правду. Рагнар невольно вздрогнул, когда тень Тонантос внезапно исчезла, оставив лишь три слова «сегодня на закате», но собственной победе почти не радовался, будучи поглощенным своими же размышлениями. Он не думал об этом раньше и сейчас, когда деос правды буквально ткнула его головой в собственные желания, он вдруг понял, что сам решил поставить кого-то выше себя, сам решил повиноваться, решил часть драгоценной свободы отдать кому-то…Почему он подумал об этом только сейчас? Неужели это настоящая покупка, сделка, где в обмен на нечто драгоценное ему он покупает желаемое?
В каждой ситуации нужно извлекать выгоду для себя – это он знал не понаслышке. В ордене это будет непросто – Тонантос чувствительна ко лжи, а Рагнар пиздит как дышит никогда от лжи не отказывался. Они были разными, но в то же время похожими, что мешало и помогало единовременно. Безусловно, он сделает все, чтобы взять в свои руки, как можно больше. Тень ордена, притворяющаяся светом. Покорная сила, носящая в себе зародыш восстания. Это не он позволит себе стать чьим-то.
Это она будет принадлежать ему…

- Ох, погодите, куда же вы так спешите… - Тана явно не поспевала за широким шагом антиквэрума, а тот, засунув руки в большие рукава длинных темных одежд, направлялся к каменному зданию в восточной части ордена, высокие колонны которого он заметил ещё издали. Здесь было тихо и умиротворенно, казалось, шумные улицы, заполненные фэдэлесами, были сродни иллюзии – настолько это место отличалось от всех остальных.
- Постойте же, Рагнар, вы не можете просто так туда зайти, - вновь быстро проговорила Тана, явно задыхаясь и согнувшись пополам, чтобы отдышаться, - вы…забыли.
Она протянула ему небольшую связку колосьев, увитых алой лентой и на недоумевающий взгляд антиквэрума, что не знал о подобном элементе, пояснила:
- Жатва…Преподнесите её жрецам.
- Это все или что-то ещё?
- Это…все. Удачи вам.
Он молча кивнул, а после быстро миновал открытые врата, войдя в большой зал, освещенный разноцветными бликами больших витражей.

+2

7

https://i.imgur.com/5fIw7G9.jpg
https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
У жрицы не было глаз - ей не нужно видеть чужие лица, лишь душу, что пришла очиститься от мрака и предстать перед теплым согревающим светом Создателя. У Жрицы нет чувств - все слезы она, и многие ее сестры, давно выплакали в мертвые воды купели тогда, когда многие из фэдэлесов, окунувшись с головой во мрак, больше никогда не увидели рассвета. Это было их решение, и это были их души, что оказались слишком тяжелыми чтобы вынырнуть обратно. У Жрицы нет слов - она встречает Рагнара как доблестного воина, пришедшего наконец испытать себя, и с учтивым кивком принимает его последний дар из прошлого. Связка сухих пшеничных колосьев летит в огонь, и пламя разгорается ярче, заставляя тени на серых стенках высокого храма расти дальше и выше.

У Жрицы есть правила, и это единственное что трогало ее разум и сердце больше безмолвных молитв, которые никто и никогда не услышит: кажется, что жрице было много лет, от нее шло это пресное ощущение старости, но она была молода и прекрасна, правда рассмотреть это было невозможно из за тяжелого белого полога, скрывавшего ее фигуру и лицо от и до. Жрица касалась тела Рагнара мягко и едва ощутимо, избавляя тело от лишней мишуры ненужной одежды, вместо нее предлагая чистые белоснежные одеяния, украшенные вязью древних рун ордена. В эту ночь одна из них окажется на теле антикверума навсегда, не зависимо от того, будет он жив или мертв.

Именно по этой причине за ритуалом лично пришел наблюдать сам Тонантос, угрюмой фигурой восседавший на скамье в окружении свеч и благовоний. На нем, как и на всех прочих, не было известной всем в ордене Ризанис - ее вообще не было нигде рядом, что очень характерно говорило о том, насколько особым это было место, дарившее странный тяжелый покой в сердце. Тонантос, как и все вокруг, тоже не спешил говорить. Оставалась одна деталь, с которой было наиболее просто справиться наверное только ему одному... Деос держит в руках нож, и как обычно всматриваясь в чужие глаза в поисках чего-то честного и искреннего, подносит заточенный артефакт к лицу антикверума. Мужская рука в грубом хвате собирает золотистые кудри, слегка наматывая их на кулак, да оттягивая слегка вниз, из-за чего шея древнего обнажается в тусклом свете красивым золотистым бликом. Короткий взмах, и светлые локоны летят следом за подношением - прямиком в огонь. Затылок Рагнара жжет пламенем энергии других жриц - Марра вырисовывается поверх шрама, что оставил Тонантос древнему еще в самую первую их встречу, как бы довершая начатое деосом. Исписанный резьбой камень на полу вспыхивает тусклым алым светом: другие две жрицы направляют свою энергию, уходящие далеко вглубь особой древней купели, доверху наполненной темной водой. Их хрупкие тела, разодетые чуть более свободно чем первая жрица-мать, взмывают в воздух и зависают в самой высокой точке. Изящные хрупкие фигуры казалась высеченными из камня. У каждой одна рука была откинута в сторону, пальцы другой - сжаты в кулак. Ноги замерли на разной высоте, будто жрицы застыли посередине прыжка, где одна была направлена в одно из завихрений распластавшейся пентаграммы - часть, представляющую свет и средоточие самой жизни - оттуда исходят лучи Света.
Одновременно вторая нога каждой из девушек застыла над полом за пределами внешнего кольца, там где пентаграмма обрывалась и заканчивалась, уходя в саму купель  -  та самая часть, что символизирует междумирье. Линии специальной ритуальной пентаграммы тоже поднялись в воздух и висели над землей, опутывая и женщин, и деоса, и самого Рагнара словно паутина. Теперь энергетические полосы ярко засветились алым светом, образуя трёхмерное графическое заклинание.

- Готов? - вопрос, который не требовал ответа, ведь Тонантос даже не дает набрать в легкие воздух - он ему не понадобится. Ритуал занимает мало времени в мире реальном, и может длиться бесконечно в мире совсем ином, там, где фэдэлес сталкивается с самим собой, со своими страхами, с выбором. Со своим грехом. Мертвая вода делает звучный всплеск, но капли не разлетаются по сторонам после погружения древнего, а оседают на невидимом барьере вокруг купели. Что-то не так... Тонантос хмурится, взирая на Первую и безмолвную, что приседает на колени хватаясь за голову. Переводят взгляд на других жриц, задача которых была поддерживать пентаграмму во время всего ритуала, и видит как их тела содрогаются от боли. Упавшая на колени хрипит и хватается за голову, словно та вот вот лопнет как перезревший арбуз: скрывавшее лицо полотно падает на пол, покатываясь между рябящим светом пентаграммы, а из пустых глазниц идет темная густая кровь. Что-то совсем не так... ведь раньше никогда в этом месте не бывал антикверум. Не так, не так, не так - думает деос, ныряя в темный омут, полный чужих чертей, следом.

х х х

Что-то пошло совсем не так... В ушах стояла вода и крики жриц, шокированные поступком деоса: впервые за все время порядок особого обряда был нарушен, и это повлекло необратимые изменения во всем. Тонантос влажно откашливается, опираясь на локти на самом краю... полуразрушенной купели. Мутный взгляд с трудом начинает фокусироваться на каких-то деталях окружения, что сильно изменилось за то время что они пробыли там, в далеком междумирье. Сколько их не было? Год? Два? Сотню лет? Даже тысяча скорее - храм был разрушен и приветствовал вернувшегося деоса мрачным осуждающим молчанием.

- Но... - начал Тонантос, чувствуя как хрипит голос, да и слова, если какие-то находились, то тонули в оцепенении и шоке. Сухая листва с тихим шорохом ползет по разбитому мрамору некогда святого для ордена места: мокрое тело обдает этим ветром, что принес с собой дурные вести. Рагнар всплыл из мертвых вод следом, аналогичным образом хватаясь за край колодца как за спасительную льдинку, лишь бы вновь не угодить обратно во мрак... уж кто-то, а антикверумы знали каким может быть болезненным и тяжким заточение.
- Сколько нас не было? - Тонантос изумленно пялится куда-то через трещины в обвалившихся стенах, порядком изъеденных магическим мхом и лианами. Когда-то орден был окружен пышным садом, что ныне и без должного ухода разросся до состояния дикого леса, дожирающего остатки того, что некогда было Рассветом. И уже никогда им не будет...
Ибо дальше света нет.
[icon]https://i.imgur.com/7LwB9zf.jpg[/icon]

+3

8

Запах сгорающих в огне волос заполнил комнату, примешиваясь к благовониям и увядающему аромату цветов, что едва касаясь порога комнаты, тут же развеивался, не оставляя следов. Белые пряди, переплетясь с золотыми колосьями, исчезли за считанные секунды, но жжение на задней поверхности шеи притупленной болью распространялось на спину, странным образом наводя на мысли о конце всего сущего. Имея в распоряжении бесконечность, Рагнар знал запах смерти слишком хорошо, и запах этот принадлежал не жертвам, сгнившим ныне в земле, а исходил от него самого, напоминая о том, что и его жизнь может быть перечеркнута небрежным жестом.
Он никогда не оказывался на краю пропасти, когда единственный шаг мог решить судьбу. Мысли о смерти были чуждыми, но не отторгались сознанием, что принимало их как должное, - странное чувство. Руна подходила ему идеально, символизируя то, о чем он никогда прежде не догадывался, но подумать об этом он ещё успеет. В конце концов, деос никогда не ошибался, но было нечто отторгающее в том, что сторонний наблюдатель знал о душе антиквэрума больше, чем он сам. Так или иначе, первый шаг, уверенный и точный, был сделан, и Рагнар намеревался сделать второй. Не менее безупречный.

Мокрая одежда неприятно облепляла тело, делая его тяжелым. Он ненавидел жар, но вода казалась ему кипятком, нещадно кусая конечности, и руна, ставшая вечным напоминанием об этом дне, вновь пустила обжигающие импульсы по телу, заставляя дышать чаще. Так быть не должно. Расспрашивая фэдэлесов об испытываемых ощущениях, Рагнар знал, что вода, принимая в объятия тело, изначально была холодной, дабы поглотить тепло от проходящего испытание создания, но эта лава не шла ни в какое сравнение с чужими рассказами. Подняв руку прежде, чем потерять сознание, он с ужасом понял, что все ещё остается холодным. Вода поглощала его энергию, но сам он, пребывая в кипятке, был подобно льду.
Следовало ли подумать о том, что все зависело от расы? В ордене не было антиквэрумов, что могли бы поведать о подобном резонансе, но могли ли они знать о громких криках, заполняющих пространство? Это был настоящий вой, смертоносная песнь банши, что, ворвавшись в храм, провозглашала гибель. Наполненный болью крик казался приглушенным сквозь слои воды, и, падая все ниже и ниже, Рагнар ждал потери сознания…Ждал…И ждал…И…

Вода казалась ему красной. Фигура, упавшая следом, мерещилась невообразимым созданием, чью голову украшала увесистая корона рогов. Он пытался протянуть к ней руку, но водоворот закрутил их в бурлящий поток, и все исчезло, заполнившись лишь белыми пузырьками, лопающимися при соприкосновении с телом. Когда же пропали и они, кровавое полотно исчезло, сменившись обычной прохладной водой, и, взглянув наверх, Рагнар начал плыть, чувствуя необычайную легкость.
Вынырнув из колодца, он схватился за бортик, перевалившись через который, упал на мраморный пол. Произошедшее ассоциировалось с освобождением: бурлящий поток, сродни жаркой темнице, сменился прохладой и легкостью свободы. Лежа на полу, Рагнар рассматривал потолок с трещинами и разбитые фрески, смутно надеясь на то, что все прошло так, как надо. Поднявшись, наконец, на ноги, он с сомнением взглянул на деоса, а после, пренебрегая нормами, ущипнул его за бок, следя за выражением лица. Довольным оно точно не было.
- Выглядишь, как настоящий…Или это часть моего испытания?
Если подумать, чья-то фигура падала за ним в омут, но был ли это Тонантос? Не в его стиле мешать проведению испытания, но и запланированной частью это также не являлось. Стоило ли думать о том, что все пошло по наклонной с самого начала? Руна на шее зудела с необычной силой, словно вот-вот была готова расплавить кожу и мышцы, и Ранар невольно то и дело опускал на нее руку, проверяя целостность покровов.
- Если бы не руна, я бы чувствовал себя здесь вполне комфортно. Если это и правда ты…я удивлен, что ты пошел следом. Думаешь, я не справлюсь? 

+1

9

Мир вверх дном - порок, в котором не было истины; об этом шептались незримые тени, сливаясь в своей вечно угасающей колыбели с фальшивым ветром. Воздух был мертвым, как и все вокруг: всю магию давно выкачали - это ощущалось сразу, как только тело оказывалось над защитным слоем мутной воды. Как влага высыхала на самой обычной одежде, так из организма испарялась магическая энергия, сначала едва ощутимо, но сильнее и интенсивнее после каждого прерывистого вдоха-выдоха. Тонантос ненадолго замер, уставившись немигающим взглядом в одну ему видимую точку - спектралис здесь не работал, как не сработала бы вообще никакая магия. Инертное, блёклое и выжженное поле вместо пышущих жаром магии стен ордена - печальное наследие. Что-то действительно мощное исказило весь мир как в самом кошмарном сне: только представь на секунду жизнь, в которой больше нет места магии или могуществу. В котором не к чему стремиться, в котором было пусто, душно и одиноко.

- Вставай, - в иных обстоятельствах Тонантос непременно пнул бы в бог в ответ, для поддержания гармонии баланса так сказать, но сейчас было вовсе не до того. Подняться было тяжело хотя бы по той причине, что черная глубина, не имеющая дна, защищала от чувства непрекращающегося опустошения, и влекла к себе как топкая трясина, полная утешающего спокойствия. С каждым мигом, секундой, оба выживших организма становились слабее, а что до Рагнара, который и без того не успел восстановиться полностью и до конца - его это чувство наверняка разрушало куда быстрее, затрудняя дыхание и каждое движение. Но глас деоса был строг, в нем больше не было тех любезных ноток, что присутствовали в их общении ранее - едва магическая руна сомкнулась на затылке, жизнь антикверума перестала принадлежать только ему одному. Расщепить сознание - непростое дело, и в этом черном промежутке, когда мысли путаются, и существование делится на до и после и рождается сущность фэдэлеса, мелькающее отражением альтр-эго.

- Ну что, тебе всё еще комфортно? - у алого взгляда больше не найти черных зрачков, глаза просто тускло светились алым цветом, и в них невозможно было прочитать ничего: ни призрения, ни гнева, ни заботы или вообще каких либо чувств, кроме странного равнодушия. На самом деле Тонантос не знал куда идти. но зерно бед должно было быть где-то рядом. Перелезая через шершавые, осыпающиеся камни-развалины, деос предпочел не осматриваться лишний раз по сторонам - правда всегда жгла душу, и через взгляд это чувствовалось сильнее всего, когда воочию видишь то, во что превратился некогда залитый теплым солнечным светом орден. Ничего, пустота. Ни единой живой души, вымерло буквально всё... и деос догадывался в чем же дело. Это было похоже на воронку смерти, но иных, куда более разрушительных масштабов чем любая из встреченных божеством ранее за его бесконечно долгую жизнь. И эту воронку нужно было найти, но для любого огня магии нужно было свое топливо.

- Истинное оружие антикверума. Призови его, - Тонантос поворачивается к Рагнару, чувствуя через образовавшуюся связь, как тяжело приходится фэдэлесу его новое существование, как горбятся его плечи под тяжестью неосязаемой физически, но вполне ощутимой магически угрозой в скором времени быть опустошенным полностью. Белая рука настойчиво тянется к древнему хищнику - богам принято оставлять подношения, и это - лишь первая крохотная плата на долгом тернистом пути.
[icon]https://i.imgur.com/7LwB9zf.jpg[/icon]

+1