новости
Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Энтерос» Авторский мир, современное эпическое фэнтези с элементами фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для игроков от 18 лет. Игровой период с 3003 по 3005 годы.
14.09.2021. Всем доброго времени суток и чудесной осени! Подведены итоги месячной активности и результаты конкурса «Лучшие посты месяца», за последний месяц был написан 341 пост от 40 персонажей и GM. Всё ещё принимаются заявки на конкурс «Магические способности» до набора 16 способностей.
05.09.2021. Всем привет и чудесного настроения! Стартует конкурс «Лучшие посты месяца», принимаем заявки до 10 сентября 20:00 по мск, также принимаются заявки на конкурс «Магические способности» до набора 16 способностей. Ознакомьтесь с главной темой объявлений, там есть важная новость для ведущих Мастером игры.
14.08.2021. Всем привет и отличного настроения! Завершены конкурсы «Лучшие посты месяца» и «Творческий императив», также были подведены итоги активности месяца, всего было написано за месяц 276 постов от 39 персонажей и GM.
14.07.2021. Стартуют два конкурса «Лучшие посты месяца» и «Магические способности», приём заявок на конкурс «Творческий императив» продлён до 10 августа. Произведена чистка архивного раздела, добавлен новый раздел в основные правила форума «Ведение карточки персонажа» и не забываем раздавать посты в наши 19 квестовых эпизодов. Подробнее обо всём читайте в разделе «Объявления».
14.07.2021. Объявлены победители конкурса «Лучшие посты месяца». Благодарим всех за активное участие и голосование.
10.07.2021. Обновлены активисты проекта и кристаллы за голоса в Топ'ах начислены. Открыто голосование на лучшие посты периода «июнь – июль» до 14 июля 19.00 МСК включительно.
09.07.2021. Напоминаем про конкурс лучших постов месяца, приём заявок завершится 10 июля 2021 года в 19.00 по МСК. Мы с нетерпением ждём в личные сообщения ссылку на два поста, понравившихся лично Вам, и размещенных на форуме в период с 10 июня по 09 июля 2021 года.
07.07.2021. Открыты два квеста «Роковая башня» и «Tainted Lands», приглашаем всех желающих принять участие, чтобы узнать подробнее, загляните в раздел «Набор в квесты». Внесены значительные послабления в «систему прокачки» [касательно количества постов], в связи с изменениями в магазине, количество деосов третьего поколения увеличено и теперь составляет 98 существ.
06.07.2021. Всем привет и великолепного летнего настроения! Мы обновили дизайн впервые почти за шесть лет. За прекрасную работу благодарим дизайнера — вещий дух. При возникновении багов, просим сообщать в тему «связь с АМС».
активисты
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Энтерос

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » БЫЛЫЕ ПОВЕСТВОВАНИЯ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ » Снежный разговор перед полуночными чудесами


Снежный разговор перед полуночными чудесами

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Локация и Датаhttp://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngЭвилариум, поместье министра обороны внутренней безопасности. С 18.00 до 06.00.


Участникиhttp://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngБарнаби Уайт и Габриэль Эльвантас


Дополнительноhttp://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngМастер игры не может вступить в игру, эпизод является игрой в мире Энтероса закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту базовую систему боя, соигрок может использовать официальную любую систему боя.

http://sg.uploads.ru/9tvBy.png
https://i.imgur.com/xgLEXXMm.jpg
http://sg.uploads.ru/9tvBy.png

Описание


Ты знаешь, как звучит снег под сапогами? Ты знаешь, что зимой случаются чудеса чаще, только потому, что их может скрыть снег?
Зима- время, когда можно начать с чистого листа.
Утро в особняке министра обороны внутренней безопасности Максимилиана Валленберг началось очень рано или продолжалось уже несколько суток. В его загородном поместье будет закрытая вечеринка, всего на пару сотен гостей, в честь смены времён года. Приглашена высшая знать и звёзды шоу-бизнеса. Холл, коридоры, обеденный и бальный залы украшали к празднику.
Гости начинали собираться уже после обеда. Приехало много молодых девушек и молодых людей. Дети министра имели свою тусовку, потому их гостям разрешили прибыть раньше, а те явились с родителями.
Гостям в библиотеку подали угощение, а молодежь разместилась в покоях молодых хозяев. У всех было праздничное настроение. Мужчины говорили о своем, о женском, о рыбалке, а дамы обсуждали последние новости, хвастались нарядами, успехами детей или мужей, а так же активно сватали незамужних и перемывали косточки актерам, которые должны были быть приглашены, но это слухи, а дамы любят слухи, даже, неподтвержденными.
Впрочем, эти слухи были не слухами, а фактом. Пару недель назад на стол Барнаби Уайта и Габриэля Эльвантас легли пригласительные на торжество с пометкой- костюм свободный, что облегчало подготовку. В самих приглашениях не было ничего интересного, кроме места, времени и заверений, что торжество будет провалено без их присутствия.
Барнаби Уайт решил взять с собой самых ярких звёзд этого сезона: Ларс, Ангел, Шеали и Шелтир. Как раз две пары, если что, Ларс как всегда будет брошен на растерзание. Анатоль традиционно сопровождал тенью своего господина.
Погода была замечательная, тихая. Ночью навалило снега, а в течении дня при ярком солнце сыпало блестящими снежинками, словно слепой дождь летом. Воздух искрился, а засыпанные ёлки, опустили от тяжести снега лапки.
Дорожки были расчищены, дом украшен и ждал гостей. Праздник обещал быть особенным...по крайней мере, Барнаби на это надеялся.

Отредактировано Ларс Тиз (29.11.20 13:07:28)

+1

2

[nick]Барнаби Уайт[/nick][status]Хозяин мира[/status][icon]https://i.imgur.com/3LD63Kbm.jpg[/icon][sign]Я центр и сам себе закон[/sign]
Утро разбудило маэстро оглушающей тишиной, было только слышно ветер на улице.
Мансарда. Этаж мало привлекательный, но большой, учитывая размер здания театра, принадлежащий полностью ему одному, трансденту. Конечно же при реставрации крыша была поднята и этаж превратился в уютный уголок со всеми удобствами, куда не заходил даже Анатоль, а ему можно было заходить везде. В широкой красной постели зашевелился, потягиваясь, хозяин комнаты. Темные волосы лежали на подушках, белы рученьки вынырывали из перин. Мужчина ещё раз потянулся, сладко зевнул и покинул свое ложе.
Он прошел к окну, и за ним шел снег. Барнаби Уайт любил зимы, любил каждый сезон, но зиму особенно. В это время всё белое, словно предыдущее время, события, все, что предшествовало снегу расворяется в этой белизне и в любую полночь или любое утро можно начать все с начала. Вот так взять и бросить...но он не бросит, он любит свою жизнь и этот сбежавший наследник, предложи ему прожить жизнь ещё раз, прожил бы ее точно так же.
Барнаби заварил себе кофе и сел в кресло у стола с множеством писем. Немного дико в эпоху прогресса иметь такую кипу макулатуры на столе, но почему-то мужчине это нравилось.
Розовые, белые, голубые, жёлтые, с бабочками и без, с цветочками, сердечками, рамочками и без, со странным и не очень декором, многие надушенные, на части расплывалось жирное пятно от пятен помад, и довольно много комплиментов, признаний, восхищений. Уайт уныло, даже уставше, посмотрел на эту гору писем. Вчера он долго сидел читал их. Всю эту макулатуру украшало не большое приглашение белого цвета с синими буквами, где говорилось, что Максимилиан Валленберг приглашает маэстро посетить скромную вечеринку его светлости, которая организовывается только для своих. В конверте к приглашению имелось письмо.
Трансдент перечитал приглашение и письмо. Все письма и открытки, которые он нашел в комнате, отправились в камин.
Было не очень поздно и не очень рано, осталось оповестить тех, кто на этом вечере будет ответственнен за покой владельца Божественной комедии.

Маэстро предпочел на этой вечеринке быть в синем костюме с серебряными аксессуарами, волосы убрал под серебряный ободок с черными, лежащими плашмя, камнями, которые давали тусклый блеск, если попадет свет. Его спутники были одеты в классические наряды, мужчины в черных фраках с серебристыми аксессуарами, женщины в вечерние красные платья с рукавами и закрытыми спинами и таким же сопровождением.
Эта делегация прибыла ровно в 18.00 к месту назначения, их так же, как и остальных проводили в библиотеку.
Каждый из пришедших знал свою задачу и роль, а за стенами особняка, где было тепло и пахло хвоей, специями, цитрусовыми и праздником, сыпали сухие снежинки, пляшущие в своем замысловатом танце, укрывая землю все более толстым зимним покрывалом.

+1

3

Не спеша снимая перчатки он смотрел на прямоугольник белой дорогой бумаги на чистом столе. Никаких приглашений не намечалось, но ведь в любой момент могло вылезти что-то непредвиденное, вот оно, собственно, и случилось. Конверт контрастным пятном выделялся на темном полированном дереве, и князь пока не торопился к нему прикасаться. Было в этом что-то непристойное, слишком белый конверт, слишком каллиграфический почерк, слишком идеальная подача, хотя, спору нет – красиво.
Сняв, наконец, перчатки, Габриэль сжал их в кулаке, не отрывая глаз от надписи. Он навис над столом, стоял молча, предварительно успев жестом выпроводить за дверь секретаря.
Господин Валленберг,  министр внутренней безопасности. Странное приглашение. Но если посмотреть на это под другим углом, то все закономерно, каждый ищет для себя явных и, очень важный момент, тайных выгод, а что может быть выгоднее сотрудничества с самым милитаризированным кланом Схаласдерона? Оно, это сотрудничество, достойно оплачивается, всячески поощряется и, что немаловажно, скрыто от постороннего пристального внимания.
Кожа перчаток хрустнула в сильно сжатом кулаке, Габриэль очнулся от задумчивости, бросил их на стол, рядом с посланием, и, наконец, взял  конверт в руки. Небрежно, не глядя,  снял с подставки нож для корреспонденции, открыл, прочитал приглашение, из которого значилось, что он, князь Эльвантас, приглашен на вечер в тесном кругу. Форма одежды – на выбор Его Сиятельтва, и проч и проч.
Князь еще минуту держал в руке жесткий квадратик приглашения,  затем уронил его на стол,  а сам подошел к окну.
За спиной бесшумно открылась дверь, в которой возник его дворецкий.
- Все готово, Ваше Сиятельство. – У мужика был такой вид, будто он сам своими трудолюбивыми руками  в очередной раз отловил принца Нирона, тем самым избавив его от неприятностей.
- Вы светитесь словно начищенная монета, Дарт, что произошло в мое отсутствие? И кстати, кто принес это послание? – Беловолосый указал взглядом на натюрморт на столе.
Дворецкий вежливо поклонился, ничуть не скрывая улыбки.
- Милорд, послание принес человек мессира Валленберга, а на словах просил передать, что его господин ждет дорогого гостя с нетерпением.
- Вы ведь провернули ту аферу, да, Дарт? Все услуги были щедро оплачены и господин Максимилиан об этом осведомлен, не так ли?
- Разумеется, господин, и, как мне доложил посыльный, имеет к предложенному делу личный интерес.
- Допустим. Принесите пожалуйста коньяк и сладости прямо сюда. Нет, постойте. – Остановил дворецкого уже почти закрывшего двери. – Лучше чаю. Черного.
Дворецкий поклонился и исчез, а князь Эльвантас уселся за стол, и начал играть с приглашением, двигая его по столу и периодически слегка подбрасывая.
В окна лился подкрашенный желтым свет зимнего дня, в комнате было тепло, в камине весело трещали поленья, периодически выстреливали снопами искр, разбивавшихся о защитное бытовое заклятие. Тихо возник дворецкий с чаем, и в согретую огненной ноткой атмосферу комнаты вписался прекрасный аромат свежезаваренного чая, вперемешку с тонким пленительным запахом  пирожных, так любимых князем.
Поставив на стол небольшой красиво сервированный поднос, мужчина аккуратно налил в невысокую широкую чашку красно-коричневый напиток и смылся за дверь, оставляя господина в одиночестве.
Прихлебывая чай, Габриэль просчитывал полезность господина Валлентайна в  многоходовой интриге, способной дать клану Дансенфэй несколько весьма полезных изобретений и приобретений. Но, зачем спешить? Надо посмотреть на человека для начала, в конце концов, как показывает практика, у дипломатов нет совести, они в отличие от рядовых граждан оперируют другими ценностями и совершенно другими понятиями.
- Закрытая вечеринка в честь праздника. Как мило и сентиментально.. – Голос в тишине прозвучал насмешливо и тихо. – Надеюсь, это будет полезное приобретение.
* * *
Войдя в библиотеку в нарядно украшенном особняке Валленберга, Габриэль огляделся. Его слегка удивил выбор места проведения праздника, но он особо не волновался, не с чего было. Конечно, библиотека – более камерное помещение, остальной дом, надо думать, оккупировал местный молодняк. Князь огляделся ипо привычке направился к окнам. Он всегда любил снег и лед и не уставал на них любоваться. Одет он был в белое бледно голубое и серое – настоящие цвета зимы, из украшений на нем были серьга-амулет,  булавка в галстуке и перстень, статус сегодняшнего мероприятия располагал к сдержанности.

+1

4

[nick]Барнаби Уайт[/nick][status]Хозяин мира[/status][icon]https://i.imgur.com/3LD63Kbm.jpg[/icon][sign]Я центр и сам себе закон[/sign]
Когда маэстро и его сопровождение вошли, то часть гостей решили приветствовать их лично. Милые улыбки, пожатие рук и надоедливый пустой щебет надоедливых барышень. Приходилось держать лицо и улыбаться, как он это делает в зале театра.
Принесли шампанское.
После театрала в библиотеке появилось ещё несколько лиц в праздничных нарядах, и когда все собрались, хозяин дома, господин Валленберг, пригласил своих гостей пройти в большой бальный зал.
Помещение ничем не отличалось от большинства знакомых аристократии залов: паркет, высокий потолок, диванчики вдоль стен, столы с угощением и расставленные маленькие белые ёлочки, которые сверкали своими украшениями. Играла лёгкая музыка, Валленберг толкал речь на тему радости, что все приняли приглашение, что в новом году надеется на такие же теплые и взаимовыгодные отношения с нынешними партнёрами и налаживание новых.
Он поздравил всех присутствующих и объявил о открытии бала. Было, как-то скучно от привычных речей, и все же надежда, что вечер будет потрачен не зря ещё была.
Фуршет, обмен любезностями, танцы, новые знакомства, приставания с предложениями потанцевать и пара тройка просьб- приблизительный сценарий, который прогнозировал маэстро на этот вечер. Все традиционно и предсказуемо, хорошо, что эта вечеринка изобилует красивыми гостями. Уайт рассматривал наряды гостей, чтобы найти новую идею для своих костюмов в спектаклях.
Долго ждать трансденту не пришлось. К нему почти по очереди подошло несколько мужчин, которые оказались членами клуба любителей театра с поздравлениями и рукопожатиями, в которых передавались записки. Дамы тоже были, но передача выглядела более вызывающе- шепот на ухо и тесное прикосновение к руке мужчины. И ещё пара человек подошли с представлением новых членов клуба и спонсоров в одном лице. Мужчины мило побеседовали и пришли к соглашению, получили объяснения и обменялись визитками. Записки и визитки отправились во внутренний карман пиджака.
Праздник быстро набрал обороты и уже сложно было сказать, как долго он был. Гости танцевали, смеялись, решали какие-то свои вопросы, маэстро время от времени беспокоили барышни с намеком на танцы, он уделял им внимание, но большую часть времени делегировал с милой улыбкой обязанности танцевать своему сопровождению.
- господин Уайт, - с широкой улыбкой подошёл к молодому трансденту Максимилиан
- здравствуйте, Валленберг, благодарю за приглашение- тоже с улыбкой ответил Барнаби- признаюсь, не ожидал получить приглашение.
- шутите? Мы с вами давно обсуждали совместные дела и я буду рад продолжить спонсировать театр. Ваше творчество должно жить
- благодарю, дорогой друг.
На словах о спонсорстве безопасник достал чековую книжку, выписал чек и, сложив вдвое, передал театралу
- это задаток. Остальное потом, после праздника
Названный Барнаби Уайтом принял чек и поблагодарил хозяина вечера.
Оставшись наедине, если так можно назвать эти минуты, мужчина решил выйти на большой балкон, подышать воздухом, потому что от всех этих разговоров начинала болеть голова, да и жарко было.
Барнаби выглянул в окно, чтобы оценить обстановку. Если буран, а ветер завывал, то проветриться особо не получится, занесет, если тихо, то будет ему счастье нескольких минут сумерек, свежего воздуха и прочтения записок.

+1

5

После того как общество перебралось в бальный зал, оно разделилось на несколько отдельных групп, как обычно и бывает на всех званых вечерах. Габриэль принял от официанта бокал с шампанским и, не торопясь, направился к хозяину дома, только что окончившего свою приветственную речь. Он прекрасно понимал: самое главное будет чуть позже и приготовился отчаянно скучать в мало знакомом обществе. Впрочем, ему тут же нашлась компания: две дамы, пожилая и молоденькая, обе – даденгеры, и умные при том. Очаровательно, на самом деле всегда интересно пообщаться с теми, кто всегда и при любых обстоятельствах будет «по другую сторону» просто по факту своего происхождения. Сам князь искренне считал, что раса трансдентов – высшая и тут спорить бессмысленно, однако жизнь богата на сюрпризы и даже иногда расщедривается на подарки, и кто знает, в какой момент она подкинет очередной? Не стоит отказываться от общения только из одной лишь расовой ксенофобии, тем более, уж лицо держать бывший граф умел как никто. Мало кому выпадает похожая участь.
Отпивая глоток за глотком недурное вино, он вел неторопливую, полную скрытых шпилек беседу с пожилой леди,  одобрительно кивал и периодически делал комплименты ее очаровательной внучке. Девушка нежно розовела, смущаясь, несмело улыбалась, иногда взглядом ища поддержки у старшей родственницы, та делала вид, что не замечала ее смущения, а Габриэль искренне развлекался, наконец найдя рецепт от скуки.
- Разве трансденты сейчас не находятся в невыгодном политическом положении, князь? Я слышала, Десятый очень озабочен положением дел в Коалиции Рас, там как раз рассматривается вопрос последней экспансии Дансенфэй.
- Какие интересные слухи, мадам. Ваша осведомленность меня поражает, но, между нами, разве можно верить Десятому? Говорят, я подчеркиваю, говорят, что он каким-то боком причастен к небезызвеснтой организации, безжалостно потрошащей моих неэволюционироввших братьев, так что, согласитесь, утверждение об какой-либо агрессии в его устах – как минимум спорное.
- Ах, князь, скажите, что Вы пошутили. Каким бы ни был Десятый, но мыслит он здраво, в отличие от господина Агвареса, одно имя которого вызывает легкую дурноту у моих сородичей.
Габриэль вежливо улыбнулся:
- Удивительно, Вам не кажется, мадам? – Рука с бокалом качнулась в неопределенном жесте, вино в бокале сверкнуло переливами острых пузырьков, а князь аккуратно поставил выдохшееся вино на поднос проплывающего мимо официанта. – И тем не менее, граф не позволяет себе скандальных заявлений в прессе и не стучит башмаком по кафедре в Коалиции Рас, в переносном смысле, разумеется.
- Но это не мешает ему плыть темными водами, продавливая свою политическую программу, не так ли? – Язвительно улыбнулась леди, глядя на трансдента умными холодными глазами поверх своего бокала.
- Вы очень наблюдательны, уважаемая леди Орсини, я бы пригласил Вас в свой департамент независимым консультантом. – Отделался комплиментом Габриэль, разговор забавлял его все больше. – Но, боюсь, мое предложение дискредитирует Вас в глазах общества. – Он улыбался, то что он говорил было чистой правдой.
Дама отчетливо прочла подтекст. Она отвлеклась на минутку, давая разрешение внучке на приглашение на танец, и когда ту увел лощеный господин, вежливо ответила:
- К сожалению я слишком занята делами своей семьи, и не могу себе позволить отвлекаться на мелочи вроде политики.
Обменявшись улыбками, они разошлись.
Габриэля манил снег, ему хотелось подышать, остыть от шума, вина и гостей.
Он вышел на балкон, отошел в тень и закурил. Оставалось дождаться, когда же хозяин освободится и изложит трансденту тот самый план, послуживший предлогом к его приходу сюда.

+1

6

[nick]Барнаби Уайт[/nick][status]Хозяин мира[/status][icon]https://funkyimg.com/i/39jLF.jpg[/icon][sign]Я центр и сам себе закон[/sign]Снежинки серебристыми блёстками опускались на перила балкона, превращаясь в сверкающий в искусственном свете пух. Барнаби Уайт видел, как кто-то вышел на балкон. Он не предал значение кто, его снова отвлекли, но позже мужчине удалось выскользнуть в сумерки, прихватив с собой пару плащей, которые висели на вешалках помещенных в проёмах балконных дверей.
Он не знал, ещё не видел, кем был вышедший и даже позволил забыть о том, что фигура была мужской. Театрал определил точное место нахождение гостя только по искажению линии падающей от стены тени и опустил плащ ровно на границе освещённого участка перил и затемнённой.
- это вам. Нынче прохладно- сам же маэстро отошёл немного дальше, чтобы не светиться в самых дверях и широким жестом набросил и на себя теплый плащ.
На улице было холодно, гладкие поверхности быстро остывали. Снежинки цеплялись за ткань плаща и темные пряди волос, которые остались свободные от плаща. Водяные кристаллы на черном смотрелись то ли пыльцой, то ли вариантом ночного неба или создавали какой-то ореол сказочности. Если учесть род занятий этого трансдента, то вполне можно подумать и о сказке, все таки театр место лицедейства и перевоплощений.
Уайт медленно вдохнул свежий морозный воздух и медленно выдохнул. Он поднял лицо к небу и закрыл глаза, на ресницы опустилось несколько снежинок, а пар от дыхания растворялся сизым облачком в тенях наступающей ночи.
В своих мыслях Барнаби успел забыть, что вот две минуты назад он оставил плащ для ещё одного гостя, стоящего на балконе, более того, дым сигареты он как-то не замечал. Было очень тихо, снег просто сыпался с неба, ветер спал, а загородные просторы и ночь укутывала тишиной. Все было каким-то не очень реальным...или Уайт слишком много выпил.
Очнувшись от своего наваждения маэстро облокотился на перила лицом к свету и достал несколько записок. В них был примерно одинаковый текст и к запискам прилагались свёрнутые в три погибели чеки. Уайт только повздыхал и сделал пометки на листах пером, которое выудил из пиджака.
На бумагу тоже садились снежинки.
Барнаби снова вдохнул аромат зимы
- как жаль, что лето не имеет такой же свежести.- подумал он вслух, а лёгкий порыв ветра принес запах табака. Теперь театрал видел, что в тени на балконе горит искорка, и эта искорка подсвечивает светлое лицо гостя, которого он заметил уходящим из зала.

Отредактировано Ларс Тиз (23.12.20 15:31:53)

+1

7

Князь смотрел на снег и думал над тем, что неплохо бы поехать в Лангесун после заключения договора, и поупражняться в снежной магии. Все-таки, она очень отвечала его внутреннему миру, была так же холодна, красива и равнодушна, гибельна к дуракам, соблазнившимся ее чистотой и кажущейся невинностью. Сколько народа погибло в ледяных пустынях? Наверное столько же, сколько сгинуло в песках или непроходимых лесах, впрочем, численность погибших любителей экстрима инсекта не заботила. Он не за этим вышел на балкон, хотел побыть в тишине и подумать над возможными вариантами как принятия предложения хозяина, так и отказа от него. Иногда проще сразу отказаться, чем влачить ненужное и жалкое сотрудничество, тем более, Габриэлю Эльвантасу были чужды сантименты, и эту же черту его Дом воспитывал в Дансенфэй на протяжении тысячи лет, так что, в каком-то смысле, Агварес завершил становление клана на другую ступень. Милитаризм – только очередной порог в развитии, можно спорить об искусстве до бесконечности, но всегда и все решает сила, в основном, сила воли, поддержанная оружием.
- Прекрасный холодный вечер, не правда ли? – Бархатистый голос Габриэля проплыл в расчерченном теплыми световыми пятнами из окон морозном воздухе. Инсект наслаждался всем сегодня: и прекрасной остроумной пикировкой с пожилой злой дамой, и темнотой ниши, в которой он стоял, прекрасным табаком, внезапным знаком внимания от черноволосого  незнакомца, прошедшего гораздо дальше, к самой балюстраде, нежным холодом падающих снежинок, обжигающим дыханием зимы. Он поблагодарил незнакомца не сразу, понаблюдал, как тот что-то читает, выдыхая облачка пара, передергивает плечами, отбрасывает волосы за спину – это было красиво, как-то органично, и что-то напоминало. Было что-то в манере движения незнакомца знакомое, такое, что западает с самого юного возраста в память, или даже раньше – остается с самого начала, когда молодой дент начинает промышлять охотой и бесконечными войнами за выживание и эволюцию. Плавность движений, какая-то скрытая хищность, вальяжность сытого зверя..
Габриэль улыбнулся в темноте, зная, что уловивший его движение незнакомец, увидит эту немного высокомерную и надменную улыбочку. Только князь улыбался сейчас себе, своим воспоминаниям, связанным с сородичами – трансдентами, только у них, не зависимо от вида, имелись вышеперечисленные привычки.
Сигарка имела восхитительный привкус цветочного меда и корицы, холод улицы делал ее аромат праздничным, вписывающимся в атмосферу приема, и это тоже вызывало улыбку, только уже мечтательную, питающую иные воспоминания. Плавно и немного небрежно он снова поднес курительную палочку ко рту, затянулся, не торопясь выпустил пару красивых дымных колец. Они проплыли вверх, меняя форму и плотность, а потом, повинуясь магии инсекта, превратились в рой больших резных снежинок, легли узором на плащ незнакомца и растворились в темноте.
- Зачем мечтать о несбыточном, сударь? Летом довольно своих прелестей. 
Только теперь мужчина оттолкнулся от стены, в которой стоял, и набросил на себя предложенный ранее плащ. На миг в полосе света мелькнула его высокая сухощавая фигура, тут же укрытая складками темного плаща. Не спеша он двинулся к балюстраде, держа руку с сигаркой немного на отлете.
Показав глазами на письменные принадлежности, он улыбнулся и, подняв разноцветные глаза на незнакомца с легкой улыбкой поинтересовался:
- Вас сюда привели дела?
Он не уточнил – куда. Холеная рука пряталась в изысканной перчатке, волосы отливали в пятнах света золотом, а в темноте серебром, вокруг него витал аромат дорогой кожи, духов и власти, слегка разбавленных иронией.

+1

8

[nick]Барнаби Уайт[/nick][status]Хозяин мира[/status][icon]https://funkyimg.com/i/39jLF.jpg[/icon][sign]Я центр и сам себе закон[/sign]
Маэстро задумался немного околдованный тишиной и покоем, который не свойственный его театру. Из раздумий вывел его голос мягкий, густой, искристый. Мужчина подумал, что это голос из его грез и ответил так же, как если бы он говорил с тем, кого он ищет.
- да, Император, вечер прекрасный.

Полгода до встречи с князем Эльвантас
Кабинет Уайта в помещении театра. Стук в дверь
- войди
В кабинет зашёл Анатоль с несколькими пухлыми папками и письмами
- Барнаби, у нас есть спектакли- папки легли на стол- все актеры знают роли, репетиции все время проводятся. Почему мы не выпускаем эти спектакли?- трансдент немного был раздражён, потому что не понимал причин постоянного обновления репертуара на каждый сезон в то время, когда есть замечательные пьесы, часть из которых написал сам маэстро.
- потому что нет Императора
- почему нет? Можно взять Ангела из основного состава, Себастьяна или Адемира, если принципиально блондина. Ларс тоже может играть- вампира Анатоль недолюбливал .
- Нет, Анатоль. Ангел слишком яркий, Себастьян слишком дримейр, а Адемир эссенций. Издеваешься, да?- как-то совсем не энергично ответил Уайт- А Ларс больше на капризного принца похож, чем на императора. Мне нужен образ императора....
Следующие полгода Барнаби Уайт занимался постановками и светской жизнью, немного позабыв о искомом императоре.

Словно сообразив, что голос был настоящим, Артур потер глаза и тряхнул головой.
- Извините, задумался- сказал дент и посмотрел в сторону источника голоса, который задал следующий вопрос- прелести лета...пожалуй, что лето тоже хорошее время года, только очень шумное.- усмехнулся мужчина и поднял взгляд на вышедшего из тени.
Маэстро не верил своим глазам. Он потер глаза ещё раз, чтобы разогнать иллюзию, которая, как он считал, игра света и тени, но образ не растворился. Высокий, изящный в искристом переливе снежинок, в темном плаще в луче света стоял его Император. Барнаби встал, его лицо выражало неподдельное удивление, а на лице Императора лёгкая улыбка. Когда этот самый Император заговорил, наваждение исчезло.
Артур смотрел на князя пристально, внимательно, он запоминал его образ. Неожиданный собеседник выглядел моложе, но его сила чувствовалась, как древняя. Мужчина был живым воплощением Императора, о котором написан целый сезон спектаклей. Маэстро был под впечатлением. В руках все ещё было перо и отмеченный чек
- в какой-то степени. - усмехнулся Уайт и спрятал бумажку в карман.- А вы?
Барнаби Уайт был во власти образа, который создан игрой света на снегу, атмосферой происходящего и самой ситуацией

+1

9

Подойдя ближе Габриэль, в свою очередь, разглядывал черноволосого мужчину. Тот был довольно молод, хорош собой,  небрежное  обращение с записками выдавало в нем господина, находящегося под их постоянным обстрелом, и уже утомленного, даже пресыщенного. О том, что перед ним сородич, ему доложило внутреннее чутье, к тому же вокруг незнакомца витали своеобразные, присущие только расе трансдентов, эманации, еле уловимые, зато вполне опознаваемые.
Тот повернулся на голос Габриэля и на некоторое время словно выпал из реальности, словно увидел кого-то знакомого, или, если сулить по изменившемуся эмоциональному фону – долгожданного и неожиданно найденного. Эмоции слегка удивили князя: он точно не был знаком с этим господином, никогда его не видел, они не были представлены на сегодняшнем приеме по причине опоздания князя к началу мероприятия.
Вспышку интереса черноволосого  тут же прикрыл флер вежливого равнодушия, слишком хорошо отточенного, чтобы быть натуральным. Реакция была словно отрепетирована, стандартная реакция на стандартное приветствие. Габриэль мысленно пожал плечами, останавливаясь в полосе падающего из дверей света. Сейчас мужчина стоял против света, и визави был виден силуэт, волосы и овал лица. Вспыхнувшая при затяжке сигарка осветила острые холодные разноцветные глаза, изучающие стоящего напротив трансдента, резкую морщинку между бровей, ямочку на правой щеке.
- И я в какой-то степени. – Ответствовал Габриэль, продолжая изучать собеседника, раздумывая, чем же все-таки обусловлен столь холодный вопрос. Вообще вопрос намекал на то, что князь тут лишний, но он не придал особого значения сказанном, в конце концов, навязывать кому-либо свое общество тоже глупо, в доме полно замечательных мест для приятного времяпрепровождения, библиотека, например.. Толчея бального зала, леди и господа – Габриэль не затем сюда явился, но до конца приема хозяин вряд ли сумеет вырваться из цепких лапок супруги и гостей, хотя, конечно, можно его похитить самому, чем князь по некотором размышлении и планировал заняться. Чуть позже.
- Люблю снег. – Над ладонью Габриэля свернулся узорчатый ледяной шарик, тут же обросший прихотливыми иголочками инея. – Элемент покоя.  И смерти. Что-то в этом есть.. Трансцендентное. Он опустил взгляд на снежок, парящий над ладонью, слегка улыбнулся, и чуть качнул рукой, словно отпуская ниточку-привязку ледяного шарика, тот покачнулся, неторопливо поднимаясь вверх. – Впрочем, я вижу, Вы не в настроении разговаривать. – Склонив голову к плечу в немного птичьем жесте, князь кивнул. - Тогда не буду мешать.

+1

10

[nick]Барнаби Уайт[/nick][status]Хозяин мира[/status][icon]https://i.imgur.com/3LD63Kbm.jpg[/icon][sign]Я центр и сам себе закон[/sign]Маэстро стоял все ещё околдованный образом. Мужчина точно сошел со страниц его творчества. Молодой человек слышал, что говорит незнакомец, но не слишком понимал значение его слов, ведь они обменялись всего парой фраз, как можно делать какие-то выводы по нескольким словам. Впрочем, говорил сейчас Император. Забавно, что Уайт встретил его тут. От куда вообще тут такие персонажи берутся? Наверно, следует чаще бывать в гостях у безопасника и ему подобных.
- А? Что?- и все таки парню удалось вернуться в реальность в момент происходящего. Он снова потёр глаза- прошу прощения. Вы воплощение образа, который я искал довольно давно, а последние полгода вымотали в конец. Я не ожидал, что искомый образ воплотится в живого Императора- попытался объяснить театрал, хотя толку от объяснений в любых обстоятельствах мало и любое объяснение, как правило воспринимается оправданием, чем объяснением. И если собеседник захочет посчитать себя оскорбленный, он посчитает. Впрочем, плевать. Барнаби искал заветный образ и тут он нашелся. Осталось хорошенько запомнить, а лучше сфотографировать и повторить.
Уайт снова назвал незнакомца Императором. Имени он не знал, а образ был, почему бы и не воспользоваться.
- Барнаби Уайт. Владелец театра "Божественная комедия" в царстве дриммейров. Приехал по приглашению Макса- молодой трансдент не обременял себя быстрым запоминанием мест обитания, однажды он запомнил столицу, а сейчас ему хватит определения господствующей расы.- вы точная копия Императора из моих пьес.- а что скрывать? Нужно обоснование причин именно такого обращения. Мало ли кто стоящий перед ним трансдент, мало ли какие традиции и нормы приветствия и знакомства в его доме. Барнаби ушел из дома довольно давно и с тех пор не мучил себя правилами чокнутого, как считал наследник, папаши.
Искры праздника, который бурлил за стеклом, что разделяло холод и зал, переливались радугой, снежинки все так же сыпались. Казалось, чем глубже ночь, тем становилось тише.
Маэстро внимательно смотрел на собеседника стараясь запомнить его внешность в мельчайших деталях, чтобы в случае неудачи с фотографией можно было воплотить его. Сейчас трансдент ещё не пришел к мысли, что это воплощение Императора можно просто пригласить сыграть в спектакле.

Отредактировано Ларс Тиз (23.01.21 18:25:16)

+1

11

Молодой трансдент наконец представился, при чем у князя сложилось какое-то двоякое впечатление, только подтверждающее расхожее мнение о людях искусства: «эгоцентричность, возведенная в Абсолют».  Ничего плохого Габриэль в этом не видел, в конце концов, артист призван блистать, тусклых посредственностей в жизни и так полным-полно, так что пусть ее украшают такие вот Уайты. Сам инсект особого пристрастия к театру не питал, отдавая предпочтение скорее изобразительному искусству, но оценить по достоинству мог, в конце концов его работа обязывала разбираться в тонкостях мира творчества и знать ведущих деятелей своих областей, всех тех, кто был на слуху, а Барнаби Уайт был. Габриэль сегодня уже успел наслушаться панегириков в его адрес, и оценить увлечение театром местных дам. Правда, хозяин «Божественной комедии» обладал незаурядной внешностью и шармом, так что дамы – это, видимо, было так, сопутствующее, если судить по небрежности разбирания  записочек, маэстро, надо полагать, был больше увлечен своим творчеством, чем окружающими.
Князь вежливо кивнул, когда визави представился.
- Князь Эльвантас, - отрекомендовался он, - представляю интересы клана Дансенфэй. Так же получил приглашение. – Голос трансдента звучал доброжелательно и ровно, он не был ревнителем этикета, но все-таки предпочитал произносить формальности вовремя.
- Наслышан о Вашем детище, сегодня тут все только и делают, что превозносят Вас на все лады. – Негромкий «пуф-ф-ф» раздался откуда-то сверху, на князя просыпись снежинки и он поднял голову вверх, подставляя им лицо, и сверкнув мальчишеской улыбкой.
- Совсем про него забыл. – Объяснил инсект, стряхивая снег с волос и плеч,  - Вас не засыпало? Приношу извинения, немного по-детски получилось, но знаете, атмосфера настраивает на какой-то сказочный лад.
Искоса поглядывая на черноволосого, и продолжая отряхивать плащ, переспросил немного погодя:
- Император? Любопытная ассоциация. Неожиданно.
Он не просил рассказать о замысле, не спрашивал, что за Император и какие у него перспективы, отчего его пришлось так долго искать – все это инсекта мало интересовало. Гораздо любопытней был пристальный взгляд.
- Господин Уайт, не обязательно так пристально на меня смотреть, уверяю. Я личность публичная, если необходимо, изображений найдется гораздо больше, чем бы мне хотелось.
«Царство дриммейров. Несколько странно звучит, но деятели искусств.. В целом понятно, эксцентричен, собственно, это все, что лежит на поверхности.. Хм..»

+1

12

[nick]Барнаби Уайт[/nick][status]Хозяин мира[/status][icon]https://funkyimg.com/i/39jLF.jpg[/icon][sign]Я центр и сам себе закон[/sign]
На представление князя Уайт так же кивнул.
"Стрекозы, бабочки, пчелы...я совсем забыл, что кроме пушистых и пернатых есть и другие представители трансдентов"- подумал мужчина.
Барнаби улыбнулся и опустил глаза, немного смутившись и усмехнувшись, снова взглянул в красивое лицо
- не стоит слушать сплетни. Барышень околдовывают мои актеры, а не я. Хотя, возможно, я не так плох в качестве режиссера- отмахнулся дент. Он немного устал за последние пару недель только и слышать охи- вздохи восхищения в сторону театра и себя самого. Ближе к праздникам его излишне взволновала судьба его пьес о снежном и воздушном императоре. Образ не давал покоя, а эта ночь стала ответом на молитвы- фигурально выражаясь.
- вы потрясающе красивы, дорогой друг- сказал маэстро и ему на голову свалилось ведро сухих снежинок. Мужчина чихнул и тряхнул головой, теперь снежинки таяли на носу и щеках. Маэстро снова чихнул и улыбнулся
- прошу прощения, неожиданно получилось. Я в полном порядке- Уайт расслабился. Искомый образ становился более реальным, живым и настоящим, желанным. Только теперь не было напряжения от возможности, что растворится, хотелось просто смотреть, просто говорить. Театрал уже и забыл, что искал этот образ, словно сроднился с ним, а князь Эльвантас чувствовался близким и хорошо знакомым. Вернувшаяся реальность, конечно, указывала пальцем, что мужчины впервые видятся и вообще из разных плоскостей влияния, из разной среды. Барнаби держал дистанцию, не отказывая себе в радости говорить с тем, кто оказался живым воплощением.
- атмосфера сказки значит? В какой-то степени. Не хватает какой-нибудь интересной истории с фейри или древних легенд.
История Императора, о котором писал Уайт началась в такой же мороз, только на рассвете. Его герой отправился в соседний город за книгой, о которой ходили легенды и по слухам в ней заключается знание основы создания жизни.
Так как приключенческо- романтические произведения пользуются особым спросом у молодежи, а эта самая молодежь является основой любимого занятия маэстро, то и все повествование о Императоре наполнено загадками, геройством, романтикой, разлукой и триумфом победы, радостью воссоединения. Правда, в конце всей истории у императора сложный выбор: спасти страну, убив друга или смочь разгадать послание. Концовки истории не было, потому что для разнообразия Барнаби хотел, чтобы актеры импровизировали в этом направлении. Таким образом можно будет зрителей держать в напряжении до самого конца.
Снежинки путались в распущенных волосах обоих мужчин. Эльвантас правильно сказал о сказке, как раз все очень напоминало сказку.
Из-за связи с театром, написания сценариев, проработкой и переработкой пьес у сбежавшего наследника фантазия работала без предупреждения и стартовых указаний. Она самовольно включалась в процесс.
Сейчас Уайт четко видел князя в серебристо- синем императорском наряде, с узорчатым веером и с изящной короной в волосах. Все никак не получалось отделаться. Зато теперь не было напряжения, что образ растает.
Единственное о чем, забыл маэстро, это о лимите времени удерживания взгляда на собеседнике, о чем напомнил сам Эльвантас.
Уайт отвёл взгляд, неловкая улыбка
- прошу простить за безобразное поведение, дорогой друг.- он посмотрел на группу снежинок, что сидели на плече князя совсем рядом с тонкой прядью. Эффект был, словно на этой самой пряди бусина.- возможно, вы публичны, но не в моей сфере. Если бы.., я бы о вас точно знал и не страдал бы так долго в поиске.
А фотографии не передают то, что я вижу. Мне нужно понять, что делает вашу красоту такой точной и утонченной, словно вы и есть мой Император и всегда им были. Что-то такое неуловимое...- трансдент задумался и спросил- вы когда- нибудь задумывались, что делает людей такими особенными? Что делает вас особенным?
Может, фасетчатые глаза? Не уверен, но говорят, что глаза зеркало души. Может, строение лица? Тоже не полностью. Что-то внутреннее...предположим, что это какая-то искра или....не знаю, но что-то особенное.- все таки Уайт был под властью и силы князя, и внешности этого же князя. Все просто.

Отредактировано Ларс Тиз (25.01.21 12:46:33)

+1

13

- Сплетни – отголоски интуитивной правды, так толпа восполняет свои информационные  пробелы – пожал плечами инсект, приглядываясь к собеседнику. Эмпатическое поле намекало о заинтересованности маэстро, но это ничуть не трогало самого князя. В своей долгой и бурной жизни он ухитрился пройти через разные степени адских мук и райских удовольствий, так что теперь обрел долгожданное равновесие. Они с Деладором были похожи на систему двойной звезды, сохраняющую баланс в противоположностях, и это обстоятельство с некоторых пор успокаивало Габриэля, дарило чувство стабильности, твердости почвы под ногами.
- Если толпе не давать ничего, она придумает свою версию, и тогда можно пожалеть о собственной недальновидности. – Мужчина прошел несколько шагов до балюстрады, положил на белый, припорошенный снегом мрамор руки в светло-серых перчатках, с удовольствием вдохнул холодный вечерний воздух, выдыхая тут же рассеявшееся облачко пара. Говорил он спокойно, словно вспоминая и заново   оценивая какие-то события. -   Практика показывает, что народное творчество гораздо богаче на всяческий бред, чем самая реальная реальность. Полагаю, Вам, как знатоку человеческих душ, это достоверно известно, и, думаю, не уйду далеко от правды, если предположу, что Вы умеете обращать подобные таланты себе во благо.
Последнюю фразу он отметил лукавыми нотками. Ну правда, чтобы театральный деятель не мог направить внимание окружающих на себя или на предмет, ему дорогой – бросьте, такого не бывает. Или это деятель-неудачник, у которого успеха не может состояться в принципе. Так что маэстро Уайт тоже слегка лукавил, впрочем, если он так бредил своим Императором, то вполне может быть, что лишние люди ему сейчас только мешали.
Несколько удивившись формулировке «дорогой друг» и снова списав ее на эксцентричность, Габриэль решил не заострять на ней внимания, а продолжил начатую беседу, вернувшись к сказкам:
- Полагаете, эпические баллады или страшные сказки про фэйри и их гостей будут уместны? Хм.. В любом случае это не вдруг, нужна подготовка и актеры. Впрочем, актеры, наверное, есть. – Заметил трансдент, прикидывая, на сколько его догадки верны. – Гости будут в восторге, надо полагать.
Сам он не собирался смотреть представление, так же, как и участвовать в танцах. От созерцания снежного великолепия его отвлек вопрос несколько личного характера.
- Красота – штука субъективная, наша раса вообще отличается красотой. -Заметил князь, обдумывая второй, более емкий вопрос черноволосого. – По поводу второго вопроса.. Что делает нас нами? Что сделало Вас тем, кто Вы есть? Наверное, уход из дома и желание выжить и победить наперекор всему?  Я позволил себе только предположить, маэстро, можете не отвечать, вопрос, скорее, риторический.
На некоторое время повисла тишина.
«Что сделало меня сильным? Странный вопрос. Что? Радиация Климбаха? Многочисленные политические убийства? Любовь? Смерть? Все вместе?» Или что-то, что приходит в жизнь не спросясь, рушит планы  еще на стадии планирования, пускает коту под хвост любую логику, навязывая свои правила? Что это? Обстоятельства?
- У меня нет ответа на Ваш вопрос, господин Уайт, по крайней мере быстрого. Если вкратце, то для каждого живущего это что-то свое, полагаю. Что-то краеугольное, что отфильтровывает натуру от наносного «хочу», кристаллизуя ее во что-то прочное.
Хм.
Ваши ассоциации весьма интересны. Что до меня, то Вы видите представителя правящего некогда Дома, от того у Вас подобное впечатление. Некоторые вещи не исчезают со временем.
В жестах и манерах Уайта Габриэль тоже видел следы весьма определенного воспитания, но озвучивать не стал. В конце концов вечер долгий, а разговор – развлечение ничуть не хуже танцев.

+1

14

[nick]Барнаби Уайт[/nick][status]Хозяин мира[/status][icon]https://funkyimg.com/i/39jLF.jpg[/icon][sign]Я центр и сам себе закон[/sign]- все верно, дорогой друг- улыбнулся и пожал плечами Уайт- зрители придумывают, порой такие сценарии, что будет преступлением не пользоваться идеями.
Он проводил Эльвантаса взглядом, засунул руки в карманы и посмотрел в темную даль, тяжело вздохнув.
- жаль только, что во всем этом зритель руководствуется желанием зрелища и никогда не видит картину целиком. Выхватывает куски и трактует на свой лад. Совсем забывая о том, что их взгляд может быть ошибочным по причине отсутствия основных причин или мотивов. Казалось бы, одна и та же сцена вырванная из истории и в течении истории имеет совершенно разное значение. Точно так же, как и сейчас. Говоря о том, что вы красивы я рискую нарваться на обвинение в домогательстве- рассмеялся маэстро. Для него это было так нелепо, что иной реакции быть не могло, при этом, опираясь на чувствительность каждого отдельно, обвинение могло иметь место.
- да. Сказки бы были уместны и актеры есть, но сегодня я только гость и мои актеры лишь сопровождение за хорошее поведение.- на снег упала тень, по очертанию женская. Барнаби повернул голову в сторону двери балкона и помахал рукой. Тень присела в поклоне и ее увели в танце. Долгий выдох и снова взгляд в даль.
Бегущие полупрозрачные серенькие перья облаков сопровождали несколько более тяжёлых, которые освобождали небеса. На особняк опускалась иссине- черная ночь. Луна взошла тонким серпом в россыпи звёзд, словно главная героиня на помост. Света было много, чтобы читать или можно ассоциировать выход луны с прожектором, который подсвечивает тайны ночи, освещает путь главным героям грез, снов, мечтаний и надежд сердец, душ, может быть и чувств. Он был холодным и прозрачным. Снежинки, казалось, застыли в воздухе. Лёгкий порыв ветра их сдвинул с места, осыпал мужчин кристаллами и снова все стихло. Все, кроме музыки и танцев в зале.
Маэстро внимательно наблюдал за собеседником. Князь был прав. Когда вышла луна и осветила все вокруг, мир преобразился и сказка была бы уместна, но ее не было, а реальность была прохладной, чистой и слишком умиротворяющей, чтобы поддаваться каким-нибудь порывам. Мир остановился. Остановился маэстро. Остановился князь. Казалось, все замерло, все умерло, что-то треснуло и послышалось далёкое уханье филина. Звук для молодого трансдента был уютным, круглым и мягким.
- я готов поспорить с вами, князь. Красота понятие весьма универсальное. Многое в мире можно назвать красивым. То, что красивое всегда безопасно, но..- Барнаби вздохнул и прислонился к перилам, присаживаясь на пятку согнутой ноги- я встречал господ, которые из-за своего жизненного опыта предпочитали везде и во всем видеть безобразие, сомневаться в видимой красоте, опасаясь, что это иллюзия, а  им обязательно будет плохо, больно, убыточно или ещё какой-нибудь ужас случится. Порой, это бывает глупо, на мой взгляд. И даже смешно. Ведь на то он и опыт, чтобы мочь отличать настоящую красоту от грима и пудры лжи или определять, что выдранное из контекста и натянутое на рамку опыта может иметь ошибочную трактовку. Почему-то это похоже на сплетни. Не находите?- вопрос про уход из дома был любопытный и пропавший наследник Пилигрим не мог и не хотел игнорировать его- почему, дорогой друг, вы уверены, что я покинул дом и стремлюсь к победе? Может, я уже победил?- становилось все интереснее и веселее. Давно театрал, похоже, что уже и забыл как это, разговаривать с тем, кто не восхищается им, не поет оды, не вешается на шею, а просто говорит, может презирает, но не топит его слух в надоевших и однотипных комплиментах. Эльвантас, как и Агварес, оказался настоящим, холодным, и чистым до умопомрачения. Впрочем, Барнаби имел свойство присваивать людям характеристики, которых они не имели. Присваивал то, что имел в себе. Может, потому и считает все красивым, совсем не опираясь на мнение, что мир может быть другим? И все потому, что разрешает себе не обременять мысли негативным опытом, эгоистично позволят себе ошибки, заблуждения и сказку...
- думаю, князь Эльвантас, у нас достаточно времени, чтобы вы обдумали ответ.- ответил маэстро- я понимаю, что для каждого. Но меня интересует ваше видение. Я же говорю с вами, а не с кем-то из каждых- голос молодого трансдента, который, как он думал, выглядел совсем мальчишкой для князя, звучал тихо, расслабленно, уверенно. Не смотря на ощутимую разницу и опыт мужчин, Уайт чувствовал себя королем мира, при чем счастливым королем мира. Это почти, как состояние полета, возможность ловить воздушные потоки, листать течения ветров и плести узоры маршрутов.
- Некогда правящий дом...- это словосочетание выглядело обманчивым. Для Пилигрима понятие, которое могло прерваться, пока жив, возобновимо. Потому Артуру сложно понять взрослого мужчину, который, казалось, смирился с тем, что что-то в его жизни разрушено.
- почему некогда правящий?- все, что начал говорить режиссер, должно было быть его мыслями. Только он расслабился и слишком увлекся- власть и влияние всегда можно вернуть. Самостоятельно напрямую или чьими- то руками. Все же просто. Важно определить цель, а потом просто к ней идти, а по пути выяснить, что с этой целью делать потом.- мужчина, словно вернулся в реальность- Хм...силу дома можно вернуть. Силу дома можно укрепить.
В одной моей пьесе была история молодого трансдента...кажется, Эльва или что-то такое. В ней рассказывалось, как мальчишка попал в плен, потерял все и вернул с процентами влияние, власть, восстановил репутацию. Не буду вдаваться в подробности, но имея свой опыт, он перевернул мир...- Пилигрим рассмеялся- прошу простить, дорогой друг. Я излишне импульсивен и не так учтив, как наследники правящих домов. Для меня...- он задумался- все красивое приходит в настоящее и не смотря на опыт или опасения предпочту обжечься ещё раз, но доверять тому, что вижу своими глазами. Вы красивы, Князь Эльвантас. И даже, если вы меня обвините в домогательстве, я останусь при своем мнении. Сказки, тем более в такую ночь, прекрасны и восхитительны.
Перепрыгивая с мысли на мысль, связывая какими-то странными и непонятными узлами между собой их, Уайт Барнаби попытался продолжить и поддержать беседу.

Отредактировано Ларс Тиз (26.01.21 01:42:52)

+1

15

Слушая сородича Габриэль ловил себя на мысли, что он сам когда-то был на него похож. Та же бесшабашная уверенность в себе и в мире, тот же железобетонный вектор на взлет, то же уверенное обоснование всего на свете, подножие, лестница, старт. Мир остановился на мгновение, сверкнул бриллиантовыми гранями, даря иллюзии возможностей, и снова повернулся, сменив блеск и остроту ничем, вакуумом, беспросветной болью. Князь слушал Уайта, и перед ним, словно  лента, разворачивалось его прошлое.
- Спорьте, если Вам угодно, - равнодушно пожал плечами Эльвантас, - только я не поддержу, это, на мой взгляд, не слишком интересно. О вкусах вообще не спорят, не конструктивно. – Ему снова захотелось курить, и вопреки самому себе он снова закурил, на этот раз сигарку с ароматом корицы, сказочно вплетающей в морозную свежесть мечты о жарком солнце, согревающей одним лишь ароматом. Это было приятно, вот так стоять, курить, вдыхать чудесную смесь холода и лета, любоваться засыпанным снегом миром и, под аккомпанемент голоса Уайта, вспоминать. Когда боль проходит и воспоминания перестают жечься словно раскаленная кочерга, реальность обретает относительную устойчивость, правда, вытравленное каленым железом потом выглядит безобразным рубцом. Обычно он или не виден, или удален хирургическим путем, ибо тонкий шрам причиняет гораздо меньше эстетических беспокойств, но тело помнит боль, страх, и тот самый уродливый рубец фантомно еще долго болит. Сейчас, оглядываясь в прошлое, Габриэль понимал: он проиграл и потерял все, когда влюбился. Глупо, даже как-то романтично, что совсем не пристало главе такого клана как Дансенфэй, славящихся холодным расчетом во всех сферах существования.
- Не вижу необходимости стремиться к власти.- Затягиваясь от души и выпуская ароматный яд в холодный мир, он подумал о предательстве, и о том, что последовало за ним. – Власть жестокая возлюбленная, говоря словами классика, и не терпит соперников, только глупец думает, будто власть и гедонизм – одно и то же. Вы не принадлежите себе ни минуты, Ваш день расписан по секундам, Вы даже ночью не остаетесь один. Времени для себя власть Вам не оставляет, Вы принадлежите ей целиком и полностью, если, конечно, Вы не безумец, и не руководствуетесь лишь собственным благополучием и наживой. Так что – он со вкусом затянулся, - я ни минуты не хотел вернуться на вершину пирамиды. Впрочем, я отвлекся. Вы говорите об опыте. Что ж. С Вашей точки зрения это действительно играет роль, а с моей – есть стечение обстоятельств непреодолимой силы, после которой Вы приобретете качества, которых перед тем у Вас никогда не было, другими словами, Вы изменитесь навсегда, сами, внутри себя. Такие перемены можно расценивать как угодно, трактовать в любом контексте и пытаться изменить себя, но суть, как мне кажется, в том, что необходимо очередное изменение, перемена, которая может обнулить приобретенный опыт, трансформируя его во что-то иное, но уже с более серьезным потенциалом. Вы понимаете что я хочу сказать? Если Вам отрезать ногу, она, конечно, отрастет, но Вы навсегда запомните и процесс отрезания и процесс отрастания ноги – память тела и фантомные боли неизбежны какое-то время. Какое – это уже отдельный вопрос. А представьте, что в боях Вы теряли ноги, руки, сердце, голову.. – Князь развеселился, а что ему еще оставалось? Когда тебе говорят «я тебя разберу и соберу заново» остается сражаться насмерть, за себя, потому что разбитое невозможно собрать.
"Собрать, склеить, изменить – чушь это все, бред больного воображения, руки прочь".
Он снова затянулся.
Прислушался к себе.
Нет. Ничего не болит.
Холодная отстраненность – отличное средство для приведения мыслей в порядок.
- Может, я уже победил?
- Может и победили. – Заметил инсект, глядя в заснеженный сад и перестав копаться в себе. – А может Вам только кажется. Конечна одна лишь смерть, остальное движется все время и без остановки. Стоит отвлечься -и Ваши коллеги уже пляшут на Ваших костях, ибо так устроен мир.
Он снова улыбнулся, развеял окурок, скрестил руки на груди, спрятав их под плащом.
Ему было интересно, что он получит в ответ, потому что разговор приобретал вид партии в мяч. Сейчас он отправил мяч на поле противника/собеседника и ждал интересных доводов. Политика или театр – не имеет никакой разницы, зрители в одном – они же участники другого, везде одни и те же лица.

Отредактировано Габриэль (27.01.21 09:46:31)

+1

16

[nick]Барнаби Уайт[/nick][status]Хозяин мира[/status][icon]https://funkyimg.com/i/39jLF.jpg[/icon][sign]Я центр и сам себе закон[/sign]- власть весьма широкое понятие. Власть в политике или власть любая другая заключается в умении убедить и не более, хотя, стоит помнить, пожалуй, и о страхе или соблазнах, не всегда реальных. Каждый имеет власть в той или иной степени. Хотя бы над своей жизнью.- это единственное, что ответил маэстро.
Оба мужчины были в некотором роде в параллельных реальностях или соседних мирах, которые соприкоснулись. Оба имели свой опыт, свой личный мир и свою власть.
Для Уайта власть включала в себя не только политическую. Власть была практически везде. Театр, актеры, партнёры, его рабы, учёные, его собственная жизнь. Мы во власти власти, власть в нашей власти, в наших руках.
Молодой трансдент был убежден, что власть, о которой он говорил и подразумевал очень сильно отличается от той, о которой говорил князь.
- да, дорогой друг, я знаю о чем вы говорите и согласен с утверждением. И все же имею отличное мнение от вашего.
Я согласен, что есть обстоятельства, среда, время или отсутствие знаний, которые влияют на нас, меняют, учат, травмируют. Согласен и с наличием памяти тела. Не согласен только в моменте, что все это остаётся статичным до новых обстоятельств, обнуляющих предыдущий опыт.
Мы сами создаём эти обстоятельства. Я говорю о нас самих, когда мы живём привычной жизнью, после тех самых непреодолимых обстоятельств. И мы можем выбирать. Опыт остаётся, верно, от него никуда не деться, и боль остаётся, и раны, шрамы, разбитые сердца и разодранные в клочья души. При этом мы вольны выбрать что делать с этим опытом. Я могу согласиться, что фантомная боль прикует меня к инвалидному креслу, а могу использовать ее, как трамплин. Например, эта боль может стать соперником, которого я могу победить. Разве плохая мотивация? К тому же, зная, как я это чувствую, что значит это сражение для меня, победа может оказаться не такой уж и сложной. Болезненной, возможно, но это победа.
Опыт можно использовать для расширения взглядов и своих возможностей. Например, отсутствие у меня опыта и знаний о вас даёт мне возможность спокойно говорить с вами, без лишних поклонов, подбора слов и глупых улыбочек. Наличие опыта у вас, позволяет вам определять на сколько я могу быть достойным или недостойны вашим собеседником. И при этом, мы оба имеем опыт, что делает нас интересными друг другу. Мы можем сами решить, как отнестись к сложившейся ситуации.
Исходя из своего опыта я могу выбрать, как воспринимать ваши слова. Вы гораздо старше, я могу согласиться с мыслью, что вы поучаете меня и чего-то ждёте. Могу согласиться с мыслью, что я могу оказаться для вас надоедливым мальчишкой, который что-то придумал и натянул на вас, потому что образ подходит. Так же могу выбрать, что вам все равно кто рядом с вами, я, мадам даденгер, Макс или нет совсем никого. Вариантов может быть множество. Так же, как имеет место, что я могу быть интересным для вас просто потому, что я это я, без регалий, только личность.
Исходя из вашего опыта вы можете воспринимать меня ребенком, мальчишкой, у которого буйная фантазия. Исходя из вашего опыта я могу вас сейчас бесконечно раздражать, вы можете презирать меня и вы можете интересоваться мной, возможно, даже любить или чувство может медленно зарождаться в сердце. Хотелось бы, конечно- Артур улыбнулся. Ему было неловко говорить об этом именно сейчас и именно князю Эльвантас. Видимо, последнее, что было сказано о чувствах больше относилось к самому говорящему, который совсем не хотел признать, что стоящему рядом блондину наплевать на вообще все. Он сам по себе и ему хорошо с самим собой и лишние в его жизни, пространстве, на его территории абсолютно все. Собеседнику могло быть просто хорошо жить и дышать. Чувства могли мешать, но театрал, всегда полный энергии, вдохновения и эмоций, пусть и понимал это, соглашался с этим,  не мог представить себе жить без чувств и эмоций, жизнь в ровном балансе, когда сливаясь цвета спектра образуют белый. В таком состоянии маэстро бывал время от времени, его всплески сменялись таким балансом и потому длительное состояние тишины было понять сложно. Но и знаний о собеседнике не было.
- я убежден, что любой опыт можно использовать, как дополнительный ресурс для идей, выживания и как индикатор или шкалу оценки происходящего сейчас. Как вариант видеть другие решения, кроме очевидных. Например, если у вас был очень тяжёлый опыт и вы воспринимаете что-то, как угрозу, вы можете его использовать, как дополнительный гарант своей безопасности. Так же я, имея свой опыт, могу использовать его, как гарант безопасности.
Другими словами такой гарант, как опыт, даёт нам свободу вариантов выбора.- тут Артур остановился в речи. Ему показалось, что он слишком много говорит. Он взял паузу, чтобы и дух перевести и дать отдохнуть князю.
"Почему меня так несёт?"- задался трансдент вопросом, а его глаза все время смотрели на мужчину рядом. Высокий, с трубочкой табака, что касается губ, закрытая поза... Он снова остановился на лице- "быть может он не только Император пьесы? Быть может отражение моего голоса делает Его реальным. Боюсь, что Он исчезнет...все верно. Я боюсь, что Он исчезнет. Поздравляю тебя, Артур Пилигрим, ты попался. Ты очарован Им. И ты сходишь с ума... медленно, но сходишь"- посмеялся в мыслях молодой трансдент.
С последним сложно не согласиться, но можно
- Все проистекает во времени?- вздохнул Уайт, а взгляд отводить...он не хотел отвести взгляд от собеседника. Посчитает, что нахал? Пусть считает.- Вы правы, князь. Ослабь натяжение и все рухнет.  И на помощь приходит опыт. Если остаешся жив, то можно исправить все. И простить себя за проигрыш и дойти до победы, а если будет настроение, то и отомстить можно.- неловкость прошла и наступило некое успокоение. Артуру однозначно нравилось состояние, когда на него не вешаются и не сыпят комплиментами, а просто говорят.

Отредактировано Ларс Тиз (31.01.21 02:57:41)

+1

17

- Над своей жизнью? – Ирония просачивалась сквозь, в общем-то, риторический вопрос. – Вы серьезно?
Он слушал сородича не перебивая, улавливая чужие мысли скорее эмпатически, улавливая то, о чем обычно не говорят, но это «что-то» заворачивает собеседника в некий флер эмоций, своеобразный плащ, говорящий порой гораздо больше, чем, собственно,  носитель плаща.
На некоторые  изложенные собеседником мысли он одобрительно кивал, другие, хоть и не были новыми, но как бы повторяли вопросы, частенько задаваемые князем самому себе, а слушать собственный внутренний голос в чужом изложении было не слишком приятно. Конечно, маэстро был воодушевлен и в силу своей профессии весьма наблюдателен, в конце концов не смог бы он работать с большим количеством талантливых и капризных актеров, если бы и сам не обладал нужными качествами, но.. Обретенным равновесием князь дорожил, это спокойствие на острие иглы дорого ему далось, и стоящий рядом молодой трансдент  понятия не имел, сколько крови ему стоило это белое спокойствие. Впрочем, выворачивать душу на изнанку князь никогда склонен не был, от подобных широких жестов правителей отучают еще в юности, иногда довольно жестокими методами, и, кроме того, никуда не девается старая поговорка «кто предупреждён – тот вооружен», так что да, об откровенности речи не шло, тем более теперь, здесь, и в принципе – вообще нет.
Он тихонько вздохнул, вспоминая ряд емкостей, наполненных отрезанными головами его родичей. Наверное он бы перешагнул и это, как в своей жизни перешагивал через многие принципы ради сохранения клана, власти и себя, но даже теперь, через толщу лет иногда приходили слова проклятий. И взгляды. Нельзя забыть взгляд того, кто тебя вырастил и гордился тобой, тот последний взгляд. Прощающий и понимающий. Это выше сил.
Говорить можно что угодно, поддерживая либо осуждая, но в целом Габриэля эти мелочи давно перестали интересовать. Его гораздо больше интересовала цельность себя самого, и уже, в обще-то, не совсем себя.
- Вероятно, Вы знаете, о чем говорите. – Неторопливо заметил инсект, поворачиваясь к господину Уайту и чуть склоняя голову к плечу. – Опыт, соглашусь, неисчерпаемый ресурс в принципе и ез знака, из него можно взять что угодно в любой момент, но, должен сказать, здесь и сейчас, да и с кем бы то ни было, я не расположен обсуждать подобные темы. Они слишком личные, затрагивают слишком много и не предназначены для посторонних глаз. – Вежливая речь князя приобрела доброжелательный холодок. – Признателен за интересный взгляд на структуру психологии разумных существ, некоторые вещи я не осмысливал так глубок, но, пожалуй, я предпочел бы тему полегче, с Вашего позволения.
Некоторое время пытливо и холодно разглядывал лицо собеседника, пытаясь определить, импонирует он ему или нет. «Парень слишком порывист и скор на выводы, но это пустяки, а вот что кроется глубже?»
Немного подумал, не отрывая взгляда. В чертах проступал образ другого брюнета, вернувшего Габриэля к осмыслению ситуации, в которую его может завлечь пустое любопытство.
«А нужны ли мне подобные исследования? Для чего усложнять себе жизнь? К тому же я не театрал, и это еще мягко сказано».
На балкон заглянул лакей с полным бокалов подносом. Габриэль поманил его, снял один высокий фужер с игристым белым, от его пальцев по изящному стеклу разливались ледяные узоры, донце обросло иглами инея. Лакей стоял рядом с оловянными глазами, изображая из себя манекен.
- Недурно. – Просмаковав глоток князь кивнул.
- Давно Вы занимаетесь театром? – Он решил поинтересоваться тем, что для собеседника было самым дорогим, в конце концов, чем не тема для пустой болтовни?  Может быть маэстро перестанет пичкать его психоанализом, попав на свою стезю? Не то, чтобы князь был против, но и за то же не был, потому предпочел  нечто более нейтральное.

Отредактировано Габриэль (04.02.21 08:28:13)

+1

18

[nick]Барнаби Уайт[/nick][status]Хозяин мира[/status][icon]https://funkyimg.com/i/39jLF.jpg[/icon][sign]Я центр и сам себе закон[/sign]Мужчина смутился, на щеках проступил характерный румяц
- Простите, пожалуйста, я увлекся. Не имел намерения лезть не в свое дело- неловкая улыбка. Что-то в князе было особенное. Не сказать, что Артур видел мало красавцев и красавиц. Видел много, многих касался, многие влюблялись в него, да и он любил. У него весь театр переполнен красотой, а собеседник был и близок и далее одновременно. Наверно, он напоминал Артуру серп месяца в облачную ночь, когда бегущие облака то открывали светило, то скрывали, то кокетливо обнажали рожек. Так выглядел и Габриэль. Яркий, далёкий, чистый и недоступный. Молодой трансдент все время ловил себя на мысли, что хочет прикоснуться к этому мужчине, потому что не верит своим глазам.
Их прервал лакей. Высокий бокал с бледной золотистой жидкостью был весьма кстати, избалованный Уайт начинал мёрзнуть.
- передайте это леди Саселин- отдал свёрнутую записку лакею Барнаби- ответ она может передать кому-нибудь из моих актеров. Спасибо
Наслаждаться вечером и решать вопросы одно из свойств театрала. Ему редко удавалось остановить себя, чтобы просто отдохнуть. Чтобы маэстро ни делал, нужно всегда делать два дела сразу и попутно расслабляться и получать удовольствие и жизни.
В зале снова заиграли вальс. Уайт наблюдал за движущимися, размытыми запотевшими стеклами, цветными тенями несколько мгновений. Его тешил факт, что сопровождение забирает все внимание, которое по плану могло предназначаться Барнаби, на себя. Как-то совсем не хотелось, чтобы какая-нибудь зараза испортила такую приятную беседу.
Мимо в танце прошлись несколько пар. В силуэтах угадывался Макс, хозяин дома, и одна из барышень, что пришли с маэстро. Ее красное платье с широкой многослойной юбкой кровавой кляксой на долю секунды заняло проем окна. Уайт одобрительно кивнул. Это был способ отвести взгляд от собеседника, ведь так и дыру пробурить в нем можно.
Напиток, предложенный господам на балконе был холодным, пузырьки ударили в нос, от чего театрал немного поморщился.
Минутка молчания перевести дух, перерыв, чтобы собрать мысли в кучу и немного проветриться. Все таки Артур, пусть и не хотел совсем, понимал, что некоторые его действия действительно будут истолкованы превратно, омрачая ночь, а она только началась.
Пауза не была затянута, она лишь подчеркнула приватность беседы, некоторую отстраненную расслабленность, нейтральность собеседников или доверие, ровно на столько, чтобы запомниться друг другу, но не обременять себя воспоминаниями.
Вопрос о театре был ожидаем, как и всегда. Слишком много раз Уайт слышал этот вопрос, правда, обычно, этот вопрос был самым первым в списке, а князь вообще не производил впечатление интересующегося такими вещами, как театр.
Артур снова посмотрел в лицо князю, улыбнулся
- я бы не сказал, что очень давно. Лет..эээ...- а этой цифры он и не знал.- хм...надо подумать- усевшись теперь на другую ногу, мужчина посмотрел в небо. Снежинки медленно падали в его бокал- так...давайте посчитаем- вслух начал рассуждать маэстро- Лоуренс пришел ко мне года два назад. А соревнования мы взяли лет восемь назад...так так...Ларса я купил лет 25-30 назад, а до того.- похоже, что подсчет был завершен- я в этом деле лет 40-45. Не больше. Так что можно считать, что я начинающий театральный деятель, которому благоволит фортуна.- пауза. Глоток игристого- хотя, должен сказать, дорогой друг, с какой стороны посмотреть на это благоволение. В некоторых вопросах госпожа Фортуна проявляет свой непостоянный женский нрав, чем-нибудь тяжёлым бросается или отворачивается, надув губки.
Чаще всего такое бывает в маленьких городках, когда просят впечатлить даму. Видимо, леди Фортуна не любит деревенскую глушь, а предпочитает шум и свет больших, удобных городов.
Князь, как вы относитесь к театру? Каким он для вас выглядит?

Отредактировано Ларс Тиз (04.02.21 15:49:45)

+1

19

«Сорок-сорок пять лет».
В целом информация о театре не была нужна, она служила только для поддержания разговора, зато позволяла посмотреть на себя чужими глазами под неожиданным углом.
Интерес Уайта Габриэль ощущал эмпатически, и тот его несколько напрягал, не вовремя он был и не приносил удовольствия, но, может быть, это объяснялось внутренним состоянием дипломата? Сам по себе этот вечер явился неожиданностью, изначально он в планы не входил, да и хозяин дома был фигурой из разряда тех, которыми занимаются подчиненные, так что да, некоторая двойственность ощущений присутствовала.
- Леди Фортуна благоволит обыкновенно тем, кого не замечает вечно пьяная Фемида. – Рассеяно заметил князь. – Вам никогда не казалось, что так называемая справедливость такой же порок, как любовь или ярость? Или всезнание. Иллюзорность скорее, чем сущее, желание видеть что-либо свое  вместо действительного. Вот это и есть театр, на мой вкус. Вы создаете миры на сцене, а кто-то играет бенефис самостоятельно, пусть и бездарно порой. Помню один случай, Вам он должен быть известен. Некая дама-даденгер очень хотела выступить с концертом в Императорском Театре  Опере на Эвилариуме, но вот незадача – голоса у нее не было, ее концертмейстер изошел слезами, зато супруг всячески поддерживал и проплачивал ее каприз. Его можно понять – дама умирала, она внесла огромный вклад в благотворительность, основала несколько школ, помогала средствами Хрму Семерых и тому подобное, но факт остается фактом – голос у нее отсутствовал. Скорее всего по причине смертельного заболевания произошла трансформация голосовых связок, словом, окружение понимало – это будет почти скандал. Сама же дама была преисполнена надежд, пригласила на концерт самого Десятого вместе с Корпусом отставных легионеров.
Князь прервался, чтобы сделать глоток вина.
- И вот наступил день Икс. Дама пела, а зал покатывался со смеху, публика решила, что дама поет комедию. Опуская личные переживания дамы и деятельность ее супруга по изъятию публикаций, могущих уложить ее в постель уже насовсем скажу: это выступление принесло ей всемирную славу действительно талантливой певицы, и количество продаж записей до сих пор бьёт рекорды в определенных кругах. Это я к тому, что восприятие театра у всех разное. Публика, как правило, на 80% понятия не имеет о том, что хочет сказать маэстро, потому публике аккуратно и обиняком это рассказывают еще до представления, чтобы создать нужный эффект. – Он выдохнул облачко пара, и тут же поймал свое дыхание, превратившееся в ледяной шарик. – Это политика в чистом виде, господин Уайт, и я в силу своей деятельности не могу этого не видеть, точно так же, как то, что говорится со сцены я вижу под своим углом, и никак иначе. Только по этой причине никогда не читаю аннотации и предисловия, мне проще взять первоисточник, чтобы составить какое-то общее представление.
Запустив магией ледяной шарик в заснеженный сад, Эльвантас снова перенес свое внимание на трансдента.
- Почему Вас так интересует мое отношение к театру, позвольте Вас спросить? – Вопрос звучал доброжелательно, в целом дипломату было интересно, с чего вдруг вообще поднялся вопрос об его отношении, хотя, если быть совсем дотошным, то ведь маэстро – театральный деятель, хозяин театра, и как все маэстро эксцентричен.

+1

20

[nick]Барнаби Уайт[/nick][status]Хозяин мира[/status][icon]https://funkyimg.com/i/39jLF.jpg[/icon][sign]Я центр и сам себе закон[/sign]
- пьяная Фемида?- переспросил маэстро- серьезно? Я не знал, что эта леди прикладывается к бутылке- но смех рвался наружу, сохранить хоть сколько- нибудь невозмутимое выражение лица не получалось и Артур рассмеялся. Он давно так не смеялся. Не смеялся искренне, когда шутка интересная и, от которой в воображении рождается картинка. То, что в голове появилось имело эпичный вид.
Эта намеренная или случайная шутка князя совсем развеяла настороженность и напряжённость. До этого момента так или иначе Уайт был само внимание. Он наблюдал за поведением собеседника, бесцеремонно рассматривал его лицо и позу, запоминал движения. А что? Не его вина, что от природы красивый. Придется Эльвантасу смириться с этим и если что, выдвинуть претензии производителям- такова была позиция.
Маэстро сделал глоток вина пока слушал князя. Лёгкие порывы ветра закручивали у ног снежинки в маленькие вихри и разбивали о перила. Все вокруг выглядело укрытым белой периной. В саду зажглись фонари.
Пейзаж, и без того сказочный, освещенный молодым месяцем, получил свои краски. Тусклый свет садовых фонарей и цветных гирлянд подсвечивали монументальность сезона. Все было неподвижным, чистым, казалось, что в этом поместье зима вечна, а весна обходит его стороной.
Заснеженные деревья стояли в снежных доспехах, кустарник был похож на ажурную ковку, подсвеченную таинственным светом (на самом деле это огни спрятанных в ветвях гирлянд), а весь сад, когда смотришь с высоких этажей, выглядит сказочным лабиринтом.
Беседа потекла дальше.
- я слышал об этой истории с мадам, но я не согласен, что любовь, ярость и справедливость или жажда ее это порок. Единственное, с чем могу согласиться, попытка убедить всех в собственной осведомленности относительно всего на свете является пороком.
Я думаю, что мадам вполне осознавала, что с ней.- Уайту наконец надоело сидеть и он встал, немного покачнулся и с делал шаг в сторону князя, чтобы удержаться на ногах, а не свалиться прямо на него.- мда. Даденгер, который не касается искусства или касается не так красиво, как следует, жалок. Впрочем, ее желание осуществить свою мечту, а по слухам это была мечта, дало ей сил, чтобы петь.
Я, к сожалению, не был на этом вечере, чтобы судить лично, но все же думаю, что это было прекрасно. Ее смелость была прекрасна.
Знаете, дорогой друг, смелость, как и любовь безрасудны. Смелость, как и ярость может иметь два лица. Смелость и справедливость могут идти рука об руку, но не всегда в одном направлении. И все же эти качества или навыки восхитительны.
Я согласен с вами- дент смог отвести взгляд от князя усилием воли. Он смотрел в даль, а все его существо хотело приблизиться к собеседнику. Эльвантас, представитель Дансефэй, выглядел недосягаемым и маэстро очень хотелось приблизиться к этой красоте.
Барнаби Уайт ничего не хотел получить, он просто хотел находиться рядом. Какой-то давно забытый порыв, желание сохранить это красивое создание цветущим. Уайт любит цветы и князь был прекраснейшим цветком, о котором захотелось позаботиться. Мужчине тяжело было сдерживать это чувство, оно разгоралось и медленно, уверенно превращалось в ураган. И чтобы не сгореть, Артур отвёл взгляд.- весь мир театр и у каждого он свой. И да, это политика.
Знаете, князь, достаточно много спектаклей я ставлю заказных и они действительно имеют политическую основу. Но, должен сказать, все, кто мне встречался, весьма талантливые актеры и самостоятельная игра только подчеркивает это.
Например, Макс. Он прекрасно лавирует своим крейсером между суденышек помельче и удивительным образом может перейти в брод речку с пираньями, но его считают дураком. Не знаете почему?- это была метафора о том, что не все спектакли имеют два смысла: то, что говорит автор и то, что видит зритель- все просто. У некоторых сценариев есть несколько, а то и десятки переработок, доработок и целый блокнот идей.
Театр, как и  справедливость имеет свою особенную форму. Любовь и ярость могут проявиться на сцене в чистом виде. Программки раздаются, чтобы зритель видел одну единственную линию спектакля, там и фотографии на это направлены. Для зрителя, чтобы не вовлекать в хитросплетения политической мысли, чтобы не сбивать с толку метафорами и аллегориями, созданы программки, ведущие, концертмейстеры и даже время маленьких презентов.
Уайт любит театр и любит свое детище, своих актеров. Успокоив ураган чувств, маэстро отдел на достаточное расстояние от князя и снова оперся о перила. Он снова смотрел на Эльвантаса, только теперь он видел в нем и князя и Императора. Образ сложился и образ оказался идеальным...но идеальным не столько для сцены, сколько для самого автора истории. Похоже, этот красивый мужчина лишит покоя пропавшего наследника Пилигрим.
- любовь, ярость, справедливость в моём мире не могут быть пороками. Справедливости не существует. О ней говорят те, кто считает, что можно знать все. Но я не считаю справедливость пороком. Она часть нашей способности оценить важное для нас самих.
Справедливость для каждого своя. Например, Фредерик Пилигрим считает, что его несправедливо лишили права наследства. Был большой скандал, но глава считает, что за бесчинства, что тот себе позволил, весьма справедливая плата.
Определение справедливости условное и слишком субъективное. Я сейчас считаю несправедливым то, что я мужчина, а будь я сейчас дамой мог бы вас пригласить на танец. При этом кто-то считает несправедливым, что я говорю сейчас с вами в довольно свободной форме, вместо того, чтобы отпустить вас на съедение этим хищным цветочками в платьях- подтверждением слов маэстро стало открытие дверей в зал, от куда появилось несколько милых девушек, которые выразили негодование о том, что князь и маэстро уединились. Даже была попытка увлечь Уайта, но приказ никто не отменял и леди увлекли сопровождающие Артура актеры
- вот вам и пример. Я несправедливо украл ваше внимание или вы несправедливо мне его подарили. При этом мы оба считаем, что диктовать условия нам несправедливо с позиции кого-то одного или общества. Мы сами выбрали беседу на этом балконе.- резкий и сильный порыв ветра в спину Артура, взбили черные пряди и перебросили на плечи. Для удобства трансдент перебросил все пряди на одно плечо.
- любовь это сложное, тяжелое чувство. Ее нужно питать и поддерживать. Тот, кто любит в одиночку быстро способен сгореть. Просто взять и сгореть. Любовь даёт свет и краски в нашу жизнь, помогает идти дальше, а когда есть поддержка любимого, можно и деоса убить одной левой. Она даёт сил, но и разрушает. Порой бывает сложно удержать ее в равновесии. Наверно, для этого нам дан язык. Ведь, в балансе то чувство, которое взаимно.
И любовь прекрасное оружие. Да. Это факт. Главное, не пораниться и не убить другого.
Ярость, как мне кажется прекрасное чувство и такое же сложное. Яростью можно убить...буквально, а можно ее использовать, как реактивный двигатель, но все же лучше ее отпустить на волю.
Думаю, сочетание любви и ярости даёт чувство ревности. Когда мы ревнуем, то мы любим того, кого ревнуем, но и сердимся, когда этот любимый отказывается просто услышать и выслушать.
Да- Уайт снова посмотрел в небо. На мгновение задумался и продолжил- интересно получается. Ярость и любовь это части монеты. Одна сторона любовь, другая ненависть, а соединяет их ярость. При чем ярость можно рассмотреть и как страсть.
Беседа гостей становилась интересной и содержательной. Для мастера Уайта вечер становился необычайно приятным. Он думал, что будет скучно и придется натягивать на себя фальшивые улыбки, красиво отказываться от танцев и раздумывать над воплощением заказов, а тут такой подарок.
"Кто же вы такой князь Эльвантас? Что в вас такого, что я не могу отвести от вас взгляд?"- подумал Барнаби. Его взгляд скользил по золотистым волосам, гоняясь за бликами холодного золота.
Почему Вас так интересует мое отношение к театру, позвольте Вас спросить?
- Потому, что я говорю с вами, а не с общественностью. Вы назвали театром мир, который мы видим каждый день, а кроме него есть и другой театр- мой. Вот и стало интересно узнать.
Тем более, что мнение общественности я и так знаю- мужчина скривился, передразнивая- Барнаби Уайт вы прекрасны...и снова создали шедевр... вы так талантливы... Все это я слышал, но не только "Божественная комедия" театр, их много.
Хотя признаюсь, критику в свой адрес я переношу тяжело- усмехнулся мужчина.

Отредактировано Ларс Тиз (10.02.21 09:36:13)

+1

21

- Забавный поворот. – Князь прислушивался к отголоскам только что сказанной трасдентом речи, но по большей части она его не тронула – то самое, дорого оплачиваемое спокойствие служило нерушимым щитом инсекту. Он не хотел интрижек, какой-то там любви, влюбленности и прочих сильных чувств, он от них устал и перестал в них верить, он ценил гораздо больше спокойное тепло и ровность дружеских отношений. Недавний разговор с Деладором и их внутренние отношения давали ему чувство полноты чаши, и потому он не собирался предпринимать какие-либо шаги в другие стороны, даже если на него смотрели такими глазами. Подобное перестало на него действовать подкупающе еще во времена его бытности графом, и теперь иногда утомляло, а иногда, редко, раздражало.
- Ревность, по-Вашему, выглядит именно так? – Светлая бровь чуть изогнулась в легкой ироничной насмешке. Но тут князь, скорее, иронизировал над собой. Когда-то он тоже прошел все ступени этой губительной лестницы, и у него было свое видение проблемы. Впрочем, делиться он не особо хотел, позволил себе только намек на удивление.
- А мне всегда казалось что ревность – результат недооценки себя или, как вариант, невозможность получить желаемое. Тогда чувства выплескиваются через край, грозя снести еще и разум вдобавок. После столь сильной вспышки внутренний баланс и самосознание приходят в себя слишком медленно, травмы слишком сильны и глубоки, вспышка выжигает саму основу – доверие, ведь нарушается в той или иной степени личное пространство. Для некоторых индивидуумов подобные эмоции в принципе губительны. Сами понимаете, период покоя необходим, но порой он может перетечь в нежелание случайно спровоцировать подобный всплеск еще раз, так что.. – Голос князя стал чуть суше. – Ревность слишком опасная игрушка. – Подумав пару мгновений, добавил:
- Она, конечно, может и оружием стать, но тут нужно отдавать себе четкий отчет в конечном результате. Стихию долго не удержать, а раз выйдя из под контроля она уже не будет обуздываться здравым смыслом, пока ее энергия не выдохнется, ну, и тогда незадачливый воин рискует остаться в пятне выжженой до базальта земли. Полагаю, что с любовью та же история, только разрушения обычно масштабнее. Вот здесь, как раз, может помочь эмпат. Только их мало,  и они тоже опасны, тоже своего рода оружие.  Вам ли не знать: чужую душу вылечить нельзя, а навредить – слишком просто, ведь эмоция проникает гораздо глубже логических конструкций, она быстрее, разрушительней или целительней – смотря какая задача стоит. Мысль рождается за 9 секунд, и пока она рождается, эмоция уже выпрыгнула наружу и, к примеру, сожгла мосты назад. Иногда полезно идти вперед не оглядываясь, и я склонен думать, что в впереди гораздо интереснее пройденного, но, мы снова возвращаемся к внутренним разрушениям – обломки следует убирать, хотя бы для того, чтобы не спотыкаться о них все время.
Инсект помолчал, думая о своем странном разговоре, неуместном тут, на празднике жизни. Посчитал, что неплохо бы перевести его на нечто другое, к примеру – на хозяина дома. Еще немного подумал, и все-таки добавил:
- Слишком сильные чувства все-таки разрушительны для обоих сторон. А ревность – все-таки война. Там нельзя договориться, потому что кто-то один требует, а второй – злится, и оба отказываются наотрез воспринимать обстоятельства объективно.  Это не конструктивно, на мой взгляд, но так бывает сплошь и рядом. Искать компромисс – дело губительное, а консенсус в таком состоянии найти практически не возможно. Впрочем, - он вздохнул, вспоминая недавние события, - лучше уделить внимание не столь ярким краскам. Не то место, не тот разговор и не то состояние для ведения отвлеченных философских диспутов. Лучше поясните мне, господин Уайт, отчего окружение Максимилиана так предвзято к нему относится? Он занимает довольно видный пост, и я склонен думать, что он ловко плавает в мутной воде. Или это делается намеренно? Недооценка противника и все такое?
Князь вежливо улыбнулся,  словно невзначай следав шаг в сторону и ставя пустой фужер на балюстраду террасы.  Он не любил, когда посторонние господа вторгались в его личное пространство.

+1

22

[nick]Барнаби Уайт[/nick][status]Хозяин мира[/status][icon]https://funkyimg.com/i/39jLF.jpg[/icon][sign]Я центр и сам себе закон[/sign]Артур отошёл на несколько шагов в противоположную сторону, видя, что становится неприятным.
- согласен. Эмоции и ревность штука быстрая и разрушительная, и все же подконтрольная.
Ревность- то бывает разной и причины разные, как и любовь. То, что вы описываете, то разрушающее, как правило бывает у тех и с теми, кто не может, не хочет и не особо трудится назвать свое состояние. Или делает вывод, сам делает вывод, ставит его аксиомой, не трудясь спросить другого и констатирует факт, что другому объяснять что-то бесполезно, потому что он идиот или уже принял решение, что самое смешное, принятия решения может и не быть, а сама ревность вызвана холодностью.
В любви всегда есть тот кто любит и тот, кто позволяет любить.
И возникает вопрос: как любить правильно? Он весьма забавный, если посмотреть первую реакцию на него, но именно из-за него куча проблем, войн, выжженных земель и мнимой недооценки себя.
Это весьма объемный вопрос вообще. Любовь, ревность сестрички.
Любовь имеет оттенок ревности временами трансформируется в нее из страха, рождённого равнодушием к тому как любить.  Вы знаете, как правильно любить того, кто рядом с вами, кому вы отдали свое сердце? - последний был риторический вопрос. Мужчина отошёл к стене и облокотился об нее. Становилось холоднее. Пальцы плохо слушались, потому он предпочел под плащем укутаться крыльями.- я считаю, что одна из базовых проблем любви и ревности именно вопрос: как? Как правильно тебя любить? Как я могу проявить о тебе заботу? И все в таком духе. Потому что у каждого свой способ любить и понимать, что его любят. И для того, чтобы не доставать другого одной и той же фразой, стоит спрашивать об этом. Считайте, стоит спрашивать инструкцию к эксплуатации этого чувства в адрес другого.
Ведь для кого-то обычное молчание после работы проявление заботы, просто чтобы дали выдохнуть первые несколько часов, а для кого-то важна похвала за мелочи, типа стишок хорошо рассказал или преодолел что-то, чтобы поддерживать.. для кого-то проявление- привести в свое любимое место к своим друзьям, проявляя доверие, а для другого- помочь адаптироваться, привыкнуть и, может быть, на первых порах защитить или выслушать жалобы. Хотя, полное обесценивание чувств другого тоже проявление любви. И вот тут я соглашусь с вашим более ранним утверждением: любовь становиться безобразной и становится пороком.
Травмы и равновесие от несогласованности, неумения разговаривать, спрашивать или от запретов это делать, это больше вопрос к тем, кто травмируется. Вернее, к их отношению. Одно дело, когда мы не имеем опыта, совсем не имеем, и нас помещают в опасную ситуацию. И совсем другое, когда мы выросли. Ревность и любовь больше атрибут взрослых, а взрослые сами могут это регулировать, пускай и стоит принять во внимание их историю, но их отношение, их право спрашивать много раз одно и тоже, проверять варианты сценариев. На худой конец не отмахиваться и не решать за другого, а потом в непринятом решении обвинить...нет, не так, не обвинить, а присвоить другому решение, которое этот другой не принимал.
И все таки находятся дураки, которые снова и снова верят в возможность того, что их любят, продолжают стучаться туда, где теперь стена....- усмехнулся Уайт. - и я один из таких дураков- Он стоял в тени, словно исчезнув из мира..- любовь имеет исцеляющую силу, когда учишь другого любить себя.. А вы, князь, знаете, как любить правильно вас?- трансдент поджал губы. Вопрос не требовал ответа. В этом не было чего-то негативного. Это скорее было о том, что "чаще всего так и бывает, что кто-то любит искренне, но не так, от чего возникает довольно много сложностей"- Как и любое развитие чувства или отношения имеют этапы. Сначала они рождаются, потом растут, потом укрепляются, а дальше все идёт, как по маслу. Но, увы, большинство убивают это чувство ещё на первом году жизни. Равносильно убиваются и дети, от которых требуют невозможного. Например, если от ребенка 3 лет требовать знаний семилетки и ругать его за незнание, глядишь, не долго и до самоубийства довести, а можно терпеливо научить и не обвинять его в его незнании как. На то и знаменитые взрослые, которые считают себя умнее, мудрее, опытнее.
Каждый концентрируется на своих чувствах и на себе. И это нормально. Не нормально то, что кто-то интересуется другим больше, а потом может быть обвинен в скрытности. А все просто, нужно спрашивать. - маэстро помолчал. Теперь он наблюдал за тенями, что падали на снег из зала.- и в конечно счёте мы приходим к тому, что нужно уметь не только чувствовать, а и разговаривать. Экстрасенсы встречаются редко, и они могут только мысли прочесть, а чувства нет.
Впрочем, вы правы, тема сложная и говорить не мне вам об этом. Вы старше и опытнее, я о вас и вашей жизни ничего не знаю, как я могу понять всю глубину ваших мыслей. Верно?- Барнаби иронизировал. Он почувствовал барьер между ним и князем. Непреодолимый барьер для него. Стена прозрачная, но плотная и высокая, через такие барьеры можно пройти, если пропустит тот, кто его поставил.- компромиссы в таких вопросах как любовь и ревность не допустимы. В компромиссе всегда одна сторона остаётся банкротом или с убытками, которые приводят к банкротству. Консенсус лучше, но и достигается сложнее- усилиями обеих сторон, а одна из сторон не желает слишком напрягаться, создавая устойчивое впечатление, что оно ей не надо или все равно, а вторая слишком старается, при этом незнание многих моментов, просто потому что эти моменты в голове и чувствах другого, может делать ошибки.- длинный вздох- впрочем, вы правы, дорогой друг, тема слишком велика для беседы на пару часов
Тема сместила фокус на владельца дома. Маэстро оперся на согнутую в колене ногу и заглянул за угол в зал, где был Макс
- потому что Максимилиан так хочет. Он сам формирует к себе такое отношение, почему-то это ему удобно, главное, что никто спросить не может, потому что общая картина понятна, а что конкретизировать- нет.- Уайту нравятся такие многослойные люди. С ними всегда есть о чем поговорить, чему поучиться. Такие люди всегда интересны, потому что в отношениях с ними всегда не хватает той последней капли, которая называется "и ещё чуть-чуть".- я не уверен, что он совсем недооценивает. Если опираться на мои знания об этом министре, он перестраховщик и любитель гипербол. Как правило, именно противников он переоценивает ровно на столько, чтобы сильнейший оказался в минусе. Как он это делает, не спрашивайте. Я не знаю. Хотелось бы, но нет.
Могу только сказать, что он любит театр, даже вступил в мой клуб любителей театра, что для меня стало новостью, когда узнал.
Кто бы мог подумать, что вояка, весь такой серьезный министр безопасности будет испытывать трепет и детский восторг от игры актеров. Кстати, он как раз и любит романтические произведения, а его третья, если не ошибаюсь, дочурка любит что-то тяжелее. - маэстро издал смешок- любопытно как выходит. Селестина Валленберг предпочитает кровавые сцены, тогда как отец любит все возвышенное. При этом она занимается балетом, а он безопасностью.- театрал все ещё болтал напиток в бокале.

Отредактировано Ларс Тиз (11.02.21 12:25:39)

+1

23

- Занятный  сравнительный психоанализ. – Довольно прохладно сказал Габриэль через несколько минут тишины после того, как визави замолчал. – Немного однобокий, на мой взгляд, но вполне имеющий право на существование. - Его неприятно удивила практически отповедь от совершенно постороннего господина, сорвавшая прекрасный покров спокойствия с темы, которую он перед тем открыто попросил не трогать. Постоянный возврат к возрасту и опыту тоже не прибавлял приятности разговору, наталкивая на любопытные выкладки из теории развития видов, но князю не хотелось копаться. Ему хватило и лекции, о которой он не просто не просил, но и считал несколько несвоевременной.
Окинув сородича чуть удивленным взглядом он подумал, что нечего ему делать в этом странном доме на таком совершенно постороннем приеме именно сегодня, когда на парящем острове тоже лежит снег, и Дарл подаст ему чай в заснеженный сад, и можно будет поупражняться в снежной магии для собственного удовольствия без необходимости сдерживать силу ради каких-то других господ. Он, пожалуй, испытывал досаду. Мистер Уайт не желал услышать сказанное князем, впрочем, вероятно, и князь не услышал сказанного ему? А с другой стороны, прием и бал это не то же самое, что интеллектуальные поединки в какой-нибудь академии наук, вести диспуты на тему любви именно сегодня, сейчас и с господином Уайтом в планы не входило.
- Что ж, каждый волен выбирать себе собственную модель поведения и видения мира. Насильно облагодетельствовать никого нельзя, это бывает опасно для общего самочувствия, так что пусть у каждого остается свое видение. Когда-то один немного перекошенный бард спел «ты не вылечишь мир – и в этом все дело», и знаете, пожалуй он был прав. Вы не в силах увидеть мир моими глазами, так же как и я – Вашими. Если подумать, то истинная ценность вещей в их разности. Послушайте мир. Что Вы слышите?

В саду царила тишина, а за спиной господ трансдентов набирал обороты бал. С одной стороны морозная прелесть безмолвия – с другой ничем не сдерживаемые волны праздника.
Габриэль качнул головой, поворачиваясь лицом к господину театралу, скрывшемуся в тени. Не торопясь, закурил еще одну ароматную сигарку.

- У каждого своя площадка для игр, господин Уайт, свои правила, условия и задачи, которые помогает решать Ваш собственный опыт, приобретаемый каждый день, каждую минуту. Что касается остального – что ж. Возможно, Вы носите удобные для Вас очки, или все-таки все не так перламутрово, как Вам кажется, но чтобы понять произошедшее нужно смириться с собственным возможным несовершенством, а это, скажу я Вам, самое тяжелое предприятие для существа, обладающего эго.
Впрочем, Вы замерзли. Не смею более задерживать, Ваши поклонники меня не поймут. – Вежливо улыбнувшись, Габриэль слегка поклонился. Беседа вышла какая-то ломаная, словно Уайт пытался что-то объяснить, только.. - Благодарю за интересную информацию о господине Максимилиане, было любопытно.

Затянувшись, князь отвернулся к саду, неосознанно предпочитая празднику белое безмолвие, подсвеченное тусклыми уличными фонарями. Рядом появился лакей с известием, что господин Максимилиан приглашает господина министра на бокал бренди в библиотеку.
Князь подумал, не стоит ли закончить сегодняшний вечер здесь и сейчас, настроение у него тоже как-то перекосилось, изломалось и не приносило удовольствия. Кивнув Уайту он направился за лакеем в глубь дома.

Отредактировано Габриэль (14.02.21 07:25:21)

+1

24

[nick]Барнаби Уайт[/nick][status]Хозяин мира[/status][icon]https://funkyimg.com/i/39jLF.jpg[/icon][sign]Я центр и сам себе закон[/sign]Маэстро ничего не ответил, только кивнул, когда его Император покинул балкон. Оттолкнулся от своей опоры, прошёлся к перилам
- я слышу песню, князь Эльвантас, когда слушаю мир. - мужчина посмотрел на заметаемыемые следы на снегу.- и у вас тоже есть очки, через которые вы смотрите на мир, и у того лакея тоже, как и у любого. Мы соприкасаемся....хотя...- вслед за лакеем на балконе появился Ларс и передал записку.
- нам пора. У нас есть немного работы.- пряча листок в карман пиджака, ответил трансдент.
Он ещё раз окинул сад, который превратился в светящуюся  разными огнями сказку. "Мы все ведём игры и следуем удобному сценарию, не задумываясь, что его можно переписать, включив все, что нам нужно"- подумал Барнаби.
В теплом зале мужчина почувствовал на сколько замёрз. Пальцы болели от смены температуры, , воздух в зале казался слишком вязким и густым. Молодой театрал направился вдоль стены, чтобы не попадать в круговорот танцев, потому что потом выбраться будет сложно.
Зал он покинул один. На лестнице, что вела вниз его нагнали сопровождающие, которые за это время, похоже, успели устать не сколько от работы по отводу глаз, сколько от танцев.
Служащие дома не спрашивали причин такого раннего отъезда гостя, только попросили оставить в книге отзывов запись. Маэстро черкнул пару слов благодарности.
Ночь встретила покидающих дом лёгким ветром,  который привел в движение застывший в воздухе снег. Погода оставалась мягкой и приятной. Площадка для открытия персонального портала находилась в стороне от прогулочных дорожек сада.
Глухой хлопок, серый клубящийся у ног дым, рябь в пространстве и театральная группа вышла в вестибюле здания театра "Божественная комедия".

+1


Вы здесь » Энтерос » БЫЛЫЕ ПОВЕСТВОВАНИЯ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ » Снежный разговор перед полуночными чудесами


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно