новости
Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Энтерос» Авторский мир, современное эпическое фэнтези с элементами фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для игроков от 18 лет. Игровой период с 3003 по 3005 годы.
26.10.2021. Запущен творческий императив, прием работ до 07.11.
25.10.2021. Запущен хеллоуинский императив, прием работ до 01.11.
20.10.2021. Завершились титулование и праздничный ивент, результаты данных мероприятий можно узнать в соответствующих темах! Нашему форуму исполнилось шесть лет. За эти шесть лет мы написали несколько тысяч постов, прошли множество интересных квестов и приняли в мир больше 250 анкет, и пусть многих с нами уже нет, мы всегда рады новым игрокам и с большим уважением относимся к творчеству игроков. Спасибо всем, что вы с нами, спасибо за поздравления и участие!
15.10.2021. Стартовало ежегодное «Титулование», приуроченное к шестилетию форума, приём голосов продлится до 19 октября 2021 года включительно, также начался праздничный ивент. Вдохновения!
14.10.2021. Всем доброго времени суток и вдохновенной осени! Подведены итоги месячной активности и результаты конкурса «Лучшие посты месяца», за последний месяц было написан 287 постов от 40 персонажей и GM. Впереди нас ждёт огромное количество конкурсов и всевозможных ивентов, время зарабатывать кристаллы, уважаемые участники. В разделе актуальных конкурсов будут последние обновления.
14.09.2021. Всем доброго времени суток и чудесной осени! Подведены итоги месячной активности и результаты конкурса «Лучшие посты месяца», за последний месяц был написан 341 пост от 40 персонажей и GM. Всё ещё принимаются заявки на конкурс «Магические способности» до набора 16 способностей.
05.09.2021. Всем привет и чудесного настроения! Стартует конкурс «Лучшие посты месяца», принимаем заявки до 10 сентября 20:00 по мск, также принимаются заявки на конкурс «Магические способности» до набора 16 способностей. Ознакомьтесь с главной темой объявлений, там есть важная новость для ведущих Мастером игры.
14.08.2021. Всем привет и отличного настроения! Завершены конкурсы «Лучшие посты месяца» и «Творческий императив», также были подведены итоги активности месяца, всего было написано за месяц 276 постов от 39 персонажей и GM.
14.07.2021. Стартуют два конкурса «Лучшие посты месяца» и «Магические способности», приём заявок на конкурс «Творческий императив» продлён до 10 августа. Произведена чистка архивного раздела, добавлен новый раздел в основные правила форума «Ведение карточки персонажа» и не забываем раздавать посты в наши 19 квестовых эпизодов. Подробнее обо всём читайте в разделе «Объявления».
14.07.2021. Объявлены победители конкурса «Лучшие посты месяца». Благодарим всех за активное участие и голосование.
10.07.2021. Обновлены активисты проекта и кристаллы за голоса в Топ'ах начислены. Открыто голосование на лучшие посты периода «июнь – июль» до 14 июля 19.00 МСК включительно.
09.07.2021. Напоминаем про конкурс лучших постов месяца, приём заявок завершится 10 июля 2021 года в 19.00 по МСК. Мы с нетерпением ждём в личные сообщения ссылку на два поста, понравившихся лично Вам, и размещенных на форуме в период с 10 июня по 09 июля 2021 года.
07.07.2021. Открыты два квеста «Роковая башня» и «Tainted Lands», приглашаем всех желающих принять участие, чтобы узнать подробнее, загляните в раздел «Набор в квесты». Внесены значительные послабления в «систему прокачки» [касательно количества постов], в связи с изменениями в магазине, количество деосов третьего поколения увеличено и теперь составляет 98 существ.
06.07.2021. Всем привет и великолепного летнего настроения! Мы обновили дизайн впервые почти за шесть лет. За прекрасную работу благодарим дизайнера — вещий дух. При возникновении багов, просим сообщать в тему «связь с АМС».
активисты
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Энтерос

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » НЕУДЕРЖИМЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ » we should never be born


we should never be born

Сообщений 1 страница 42 из 42

1

[- w e   s h o u l d  n e v e r  b e  b o r n -]

https://i.imgur.com/NkgJKwgl.jpg
Никому не нужное трехэтажное здание робко прячется на краю города, кротко поблескивая желтоватыми глазами-окнами. Дом никому не нравится; никто не нравится Дому. Стены, выходящие в сторону далекой и одновременно близкой улицы, выкрашены в ярко-голубой; на небесном фоне танцуют розовые слоны, тигры, коты, фламинго... может быть Мадам считает, что яркий фасад способен придать Дому видимость счастливого места, где сиротки так же танцуют в заросшем полынью дворике, весело держась за руки? Нет. Старая женщина не любит замков из песка, скорее всего это не ее идея. Видимо нелепую краску на одну из стен наляпали те самые редкие горожане, которым было видно мрачное строение издалека. Им от чего-то была невыносима обшарпанная серая известь на древних стенах. Зато стены, обращенные в поле остались неизменны. Призрачно-серые, старые, глухие ко всему. Дом – стыдливая тайна города. Пыль, сметенная под ковер. Ведь если ты не видишь проблему, значит ее нет.

и даже вас для всего мира – нет.

Но дети есть дети. Их огромные все еще чистые глаза смотрят на вещи по-иному. Они не знают, что на самом деле глубоко несчастны, радуясь простым житейским мелочам. Ведь у них есть: скрипучая кровать, тумбочка для хранения "сокровищ", колючий плед, игрушечный медвежонок с пуговицами вместо глаз, разноцветный фантик от конфеты и ссадина на коленке. Уже неплохо, согласитесь. Но однажды, что-то идет не так. Что именно произошло? Почему родные, покрытые узорами паутин-трещин стены стали пугать? Напряжение травило воздух. Тревога цепляется за нити нервов, стискивает в ледяных ладонях сердце, раковой опухолью расцветает в районе солнечного сплетения. Пока детям не известно, что "испортило" Дом но...

... все началось с шепота

ХЭЛЛ | РАГНАР | ДИОНАС | ТОНАТОС | МАРСЕЛИН

– Д О П О Л Н И Т Е Л Ь Н О –
Квест является игрой в мире Энтероса и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном квесте будут боевые элементы, предпочтительно будет использоваться официальная система боя с элементами базовой.
Очередность постов
Первый круг. ГМ, Хэлл, Тонатос, Рагнар, Дионас, Марсеин

[icon]https://i.imgur.com/6OD53VAl.png[/icon][nick]Мистер Никто[/nick][status]кошмар в полночь[/status]

Отредактировано Хорус (10.03.21 06:04:30)

+4

2

[- Т Ь М А  Г О В О Р И Т -]

https://i.imgur.com/s6QfO5tl.jpg
http://forumupload.ru/uploads/001a/67/f3/4/t30822.png

И так, все началось с шепота...

Но совсем не мистического, как могло показаться. Ночи в Доме тянуться невообразимо долго и тревожно. В зыбких облаках сновидений мелькают незнакомые, пугающие лица, которые скалиться на малышей дружелюбными улыбками. Сиротки – хорошие детки. Они не доверяют незнакомцам, тем более таким добрым. С чего бы кому-то дарить им тепло? Недоверие оправдано годами слишком жестокого для детей опыта. Пусть сны уйдут. Пусть уйдут знакомые незнакомцы. Исчезнуть, словно кошмар по утру, и согреть ледяные пальцы можно будет лишь о ржавую батарею.

Входная дверь в убаюканную темнотой и тишиной комнату распахивается с ленивым, тихим скрипом. В еще более черной щели загорается две пары глаз. С минуту они замирают, жадно разглядывая мирно спящих. Два лукавых огонька, поблескивающих возле пола, принадлежали коту. Животное первым решилось войти без приглашения и прокралось в обитель теней, скользя в унисон их общему танцу: смесь воображения, детских страхов, иллюзий и капли подлинного ужаса слишком раннего утра. Мистер Никто одним прыжком очертил в душном воздухе полукруг, приземляясь на одну из кроватей. Когтистая лапка поддела прядь рыжих волос, затем легонько потрогала щеку.

Проснись.

Ло могла услышать тихий зов сквозь собственное сновидение [сон ее был неспокоен]. Пока от Кот старательно отгонял морок Дома от одной из сирот, в комнату на цыпочках впорхнула девчушка лет тринадцати. На самом деле ее глаза не светились, просто имели слишком уж бледно-серую радужку, и в темноте могла создаться забавная иллюзия, роднящая Лейси с бездомным кошаком. Белокурая бестия со вздорно взъерошенными волосами прокралась к кровати Рори. Койка невинной жертвы располагалась в дальнем углу и нет чтобы обойти прочие кроватки... нет. Это не в стиле маленькой фурии. Лейси прошлась по Элли, Айзеку и Марселин, как по бульвару и верхом уселась на спящую Рори.

Эй, Эй, эй... – каждое из бесконечных "эй" сопровождалась тычком пальца в кончик носа – проснись и пой, сонная муха!

Лейси не прекращала, пока ее подружка не пришла в себя. Говорила она шепотом, но... девчушка обладала пассивной и генетически заложенной способностью сеять вокруг себя хаос и суету. Так что, точнее будет сказать, что она "кричала шепотом". Так что, вместе с Рори сон отступил от всех обитателей комнаты №13. Блондинка чуть ли не искрилась от возбуждения, точно лампочка, в руках ее была торжественно зажата свечка и коробок со спичками, что было строго под запретом.

http://forumupload.ru/uploads/001a/67/f3/4/t30822.png

– п р и м е ч а н и е –
Тонатос – ты продолжаешь чувствовать в словах окружающих ложь. Также, благодаря глубоким познаниям в ментальной магии ты способна видеть "свечение" от спрятанных осколков памяти, но ты, разумеется, не знаешь, что это все мракобесие может значить.

Дионас – дважды за квест можешь "очаровать" любого персонажа, и он станет максимально лоялен к тебе. Это может помочь избежать проблем и наказаний. Также, у тебя есть способность чувствовать присутствие осколка на расстоянии пяти метров [сравнимо с игрой горячо-холодно].

Рагнар – из-за перенесённых некогда ментальных пыток, хуже остальных поддаешься гипнозу и внушению, но если ты видишь что-то пугающее, будь уверен – оно настоящее. Буквально "чуешь приближение опасности" [возникновение иррационального страха] может помочь в твоих шалостях.

Марселин – тени шепчутся с тобой, помогают, укрывают. Прислушивайся к их советам, они укажут дорогу. Ты можешь без проблем бесшумно продвигаться в полной темноте и скрываться в ней. Но помни, ты не одна хозяйка ночи, берегись потаенных ходов... здешние тени могут не выпустить тебя обратно.

Хэлл – воображаемые друзья могут жить не только в твое голове. Ты слышишь шепот тех, кто остался по ту сторону кошмара. Он пугает тебя, но не дает забыть, что где-то в еще более страшном месте тебя кто-то дожидается.

[icon]https://i.imgur.com/6OD53VAl.png[/icon][nick]Мистер Никто[/nick][status]кошмар в полночь[/status]

+3

3

прекрасное далеко, ты было так жестоко
.
Духота убаюкивающе растеклась по привычной за долгие годы комнатке. Рори терпеть не могла темноту, но еще больше не любила кошмары. Увы, сегодня ей снился страшный сон: тревожная игра в прятки с тенями и призраками. Бесконечная чернеющая пустота, лишь в непроглядной дали мерцает тусклый огонек. Рори не осознавала, где оказалась, но не сомневалась, что единственный выход отсюда сиял именно там; быстрее; зыбкий свет того и гляди мог погаснуть под яростными волнами мрака. Осколок солнца. Девочка бежала вперёд, но огонёк не разгорался ближе. Расстояние не сокращалось, а наоборот увеличивалось. Отчаянные вопли несчастной малышки поглощала хищная тишина, у которой был оскал зверя, охваченного безумием и ужасом голода. Страх связывает ноги лозами ядовитого плюща; все, она не сбежит. Свет вдалеке мигает в предсмертной агонии пред тем как Рори чувствует запах. До дрожи знакомая смесь металла, терпкости и дешевого шампуня. Тело как будто облило гипсом, не пошевелиться... единственная все еще работающая по какой-то нелепой причине мышцей являлось маленькое сердечко.
.
Проснись и пой, сонная муха!
.
Бьющейся хрусталь звонкого голоска вырывает девочку из цепких когтей ночного кошмара. Реальность тесно переплетена с туманными далями царств Морфея. Ноги до немоты затекли не из-за таинственного плюща, это все тяжеленная Лейси, усевшаяся на нее верхом. Рори смущенно хлопает кукольными ресницами, натягивает одеяло до кончика носа, сонно трет глаза. Ночью хорошим детям положено спать. Торжественное лицо блондинки кажется ей неправильной насмешкой. Она здесь уже три года, – сама этого не понимает; день ко дню, ночь к ночи, – и остаётся только без особого энтузиазма вглядываться в пыльное окошко, глядя как все меняется, – все кроме Дома. Рори прикладывает палец к губам, слышит как заскрипели соседние кровати.
.
Тш-ш-ш-ш-ш-ш, – испуганно шипит брюнетка, с опаской поглядывая на соседей по комнате, – тебе сюда нельзя, Леди опять ругаться будет.
.
Рори судорожно скинула с себя гостью, садясь на кровати, с суеверном ужасом глядя на свечки и спички. Воспитатели с настоящей истерикой воспринимали подобные предметы в шаловливых детских ручонках. И это понятно! Дом хоть и был кирпичным, но вот пожар малолетние сорванцы могли устроить даже в бассейне. По крайней мере, так говорили взрослые. Рори не была в бассейнах и плохо представляла почему их так трудно поджечь. Малышка угрюмо подбирает под себя колени, по-собачьи трясет головой в надежде избавится от липкого налета дурных снов. В ее руках моментально оказывается игрушечный щенок.
.
Он говорит, что из-за этого нас всех накажут, – Рори выставляет игрушку пред собой, отгораживаясь от Лейси, точно блондинка была дьяволом, а плюшевый зверь – распятием, – поиграем утром или вечером или никогда, свечи опасные, так говорит Леди.
.
Девочка прекрасно понимала, что от бедствия масштаба "Лейси" не спастись простыми просьбами, поэтому она со слабой надежной поворачивает голову направо, ища поддержки у соседей по комнате. До рассвета по ощущениям оставалось часа два, и если они не выдворят блондинку прочь, у всех будут большие неприятности. Им не дадут конфет, а может быть даже не пустят гулять! Это бы стало настоящей трагедией в понимании ребенка, поэтому дух авантюризма Лейси пока не был особо заразительным.

[icon]https://i.imgur.com/dh7OUUrm.jpg[/icon][nick]Рори[/nick][status]шепчут тени[/status]

+6

4

Затяжной сон.
А если честно, Элли вообще перестала понимать, когда спит, а когда присутствует в реальности — все слилось в какой-то единый, размазанный чернильной кляксой по зрачкам кошмар. Он вытеснял побледневшую алую радужку, заполнял своей чернотой просто все пространство, и Элли все начинала видеть сквозь плотное полотно дыма едкого букета суровой действительности. И она была такова, что малышка оказалась обречена на одиночество, которое отчего-то не пугало ее так сильно как должно было бы.

К этому просто невозможно подготовиться, что вот так раз, и привычная жизнь в один щелчок перестраивается, как мозаика, что вот-вот должна была полностью собраться, внезапно встречает на своем пути ураган, а если точнее — бойкую черную волну. И вот ты смотришь на то, что море аккуратно слизало с берега, забрав с собой лучшие кусочки паззла, а из оставшихся, при всем желании, полной картины уже никогда не собрать. Жизнь разделилась на до и после, вот только кроха Элли ошибочно думала что точка бифуркации произошла в тот момент, когда отец покинул ее навсегда. Он не был самым добрым или любящим - он просто был, вместе с лиловыми синяками на худощавых бедрах, а та немногая одежда, что осталась у Элли, сколько не стирай - пропиталась этим алкогольным и табачным дымом. Мысли - топь из обрывков воспоминаний, которые Элли сколько не пыталась, но никак не могла собрать в одну правильную ровную линию; все вкривь да вкось - детские башмачки с замызганным и стёртым мыском шагают по тонкой дощечке с дрожью в коленках, оступись - и сорвешься, утонешь, а плавать Элли не умела.

Когда она видела кошмары, чаще всего они были похожи на одно и тоже наваждение: вот Элли, и вот ее родной дом. С него уже давно облезла синяя краска, он обветшал и скривился, скосившись на левую сторону. Эли идет перед, а высокая трава путается вокруг ног - острая осока оставляет розовые борозды на белой коже, но девочке все равно. Она пробирается дальше, чувствуя, как холодная вода заливается в сапоги, но кроха упорно ползет дальше, пока не натыкается на густые заросли дикой розы. Она не пахнет, вопреки ожиданиям, лишь больно жалит, не позволяя дойти до порога. И каждый раз сон обрывался до того, как Элли, лишь слегка продвинувшись дальше чем в предыдущем сне, достигла бы деревянного порожка.
Это странно, не желать пробудиться от кошмара?

На сей раз ее разбудил светлый желтоватый блик. Затем мысли стали фокусироваться на шепчущих голосах, и вот наконец Элли нехотя открывает тяжелые веки. В комнате, где местоположение каждой вещи было абсолютно точно известно, до самых мелких деталей, Элли было не комфортно. Она смотрит на комод — на нем полно рамок для фотографий, но в них не было фотографий, лишь пустота. Взгляд идет дальше, по деревянному шкафу с сильно потертыми ручками — за ним, увы, не было никакой Нарнии, лишь множество старых вещей и лежанка черного кота. Игрушек было не так много - кукольный замок, в котором не было ни принцев, ни принцесс, одни неясные кошмарные фигуры, но для детей из тринадцатой комнаты казавшимися чем-то абсолютно нормальным. Слух цепляется на едкое слово "накажут", и Элли наконец приподнимается, сбрасывая с себя тонкое одеяльце. Последние путы Морфея спадают с сознания поразительно легко и на то было причина - Элли просто ненавидит эту светлую башку.

- Не лезь к ней, Лейси, - шипит девчонка не замечая, как хрупкие кулачки с силой сжали покрывало. Брови хмурятся в тот момент, когда Элли ловит этот шкодливый взгляд старшей девчонки, - Уходи. Зачем ты пришла?!

Она старается говорить шепотом, правда... А еще ей было плевать, накажут всех или нет, Элли было важно другое - это не комната Лейси, и ее здесь быть не должно. А тогда, когда она приходит... всегда жди беды.

[icon]https://i.imgur.com/4JfiluR.jpg[/icon]
[nick]Элли[/nick][status]грезы и пыль[/status]

+5

5

[icon]https://c.radikal.ru/c15/2010/a1/bc0b4fa43d33.png[/icon][nick]Айзек[/nick][status]сладость или гадость?[/status]

В последнее время сны были теплыми.
Ложась в кровать, Айзек с предвкушением ожидал успокаивающих грез, окунающих его то в реалии беспечного прошлого, то в несуществующий мир с говорливыми животными и мерцающими звездами. Сны эти были безупречными, но, словно бы в наказание за поведение, слишком чуткими – возможно, Айзек попросту всегда был готов вскочить с постели, чтобы избежать последствий собственных вполне обдуманных поступков. Он привык постоянно думать, привык внимательно изучать стены Дома и людей, запертых здесь вместе с ним, и ночь, кажущаяся единственным временем, когда он мог не думать ни о чем, не могла подарить ему полноценного спокойствия. Айзек всегда был к чему-то готов. К чему? Кто же знает…
Сегодня ему снилась река, проходящая в тени раскидистых деревьев. На небе ярко горели далекие звезды, и светлячки, переливаясь золотыми оттенками, парили над самой поверхностью, изредка усаживаясь на бортики обычной лодки, в которой сидел мальчик. В этом месте было красиво, но самое главное, Айзеку казалось, что он впервые дышит свободно, будто бы лодка уводила его от Дома к тому безоблачному будущему, которое всегда было ему предначертано. Там красивые поместья и дорогие блюда, вежливые приятно пахнущие леди и большие кареты, запряженные ухоженными лошадьми. Там нет скрипучих кроватей и плесневелого хлеба, нет грязных одежд и стоптанных ботинок…
Лодка причалила к берегу, и Айзек, собираясь выйти, понял, что не может пошевелить ногой: что-то словно бы придавило её, а после в ночной тишине, разбивая прекрасные грезы, раздались слишком знакомые голоса. Он тут же проснулся, но не спешил поворачиваться, прислушиваясь к нахалке Лейси и тихо бормочущей Рори, испуганные глаза которой мальчик мог бы представить без особых усилий. Почему она попросту не скинет эту девку на пол? Впрочем, скинуть Лейси с кровати чревато последствиями, и Айзек знал это, ведь имел с нахалкой слишком неоднозначные отношения. Порою они объединялись, чтобы довести до белого каления очередную жертву, порою дрались, так как иногда храбрость Лейси была слишком необдуманной и поспешной, а детей не думающих Айзек терпеть не мог. Глупые растяпы.
Он открыл глаза, когда в комнате заговорила Элли, а вскоре перевернулся на живот, укладывая голову на вытянутые руки. Было бы здорово, начнись ночью драка, но ведь и ему может перепасть за потасовку – лучше было бы случись все в другой комнате. Однако же Лейси удивила, принеся с собой горящую свечу, на огонек которой Айзек смотрел с улыбкой. Когда-то он тоже шел с простой свечкой по своему поместью…
– Ты как всегда напала на слабое звено, – усмехнулся мальчик, приподнимаясь на локтях, – уж лучше бы подожгла какую-нибудь комнату, чем таскалась с этим воском просто так.
Находя свою случайно придуманную шалость крайне занимательной, Айзек перескочил со своей кровати на кровать Элли, топчась по её ногам и пытаясь дотянуться до свечки. Поджечь что-нибудь – это же очень весело! Можно подпалить волосы Лейси, можно поднести огонек к хвосту кота, а можно, в самом деле, кинуть свечу в комнату! Не свою, конечно же.
– А, ну-ка, – вновь потянулся он за свечой, – эй, Брунгильда-Рори Пятнадцатая, пихни её как следует! Элли, а ты чего сидишь? Давай-ка вставай! И пихни принцессу с тихушницей.

+5

6

Ло снились беспокойные сны. Уже какую ночь.

Вот они с отцом. Ло держит его за теплую руку, поднимая свою голову, чтобы разглядеть его лицо. Если честно, то Ло уже не помнила его лица. Оно было жутко расплывчатым в ее снах, но она точно ощущала какое-то родственное тепло. Да, она чувствовала этот покой и безопасность, какую-то легкость и радость. Только вот теплая рука отпустила ее маленькую ладошку. Ло только могла хлопая глазами наблюдать за тем, как отец уходит от нее. Ее ноги казались ей такими тяжелыми и каменными, что она не могла бежать за ним. Девочка жалобно плакала, протягивая руку. Она могла только наблюдать за уходящем отцом. Ло побежала за ним, крича жалобное "Папа" в воздух. Девочка запыхалась, не в силах догнать его.

Какой-то звук заставил ее обернуться на одно мгновение. Девочка увидела какую-то темную фигуру с острыми зубами. Таких монстров она видела в книжках, слышала от других детей разные страшилки, да и просто они преследовали всех детей в кошмарах. Малышка только могла кричать "Папа, вернись!" и "Помогите", но ни звука не вырывалось из ее рта. Казалось то, что кто-то сдавил свои руки на ее горле. Фигура была все ближе и ближе. Ло даже могла почувствовать чужое мерзкое дыхание и...

Она услышала что-то. Или кого-то.

Девочка распахнула глаза, встречаясь взглядом с котом. Ло потерла глаза ладошкой, пытаясь отогнать от себя послевкусие кошмара. Ее тело дрожало, а сердечко бешено стучало. Она обернулась, но за ее спиной была лишь уродливая стена. Никаких монстров. Верно же?Ло очень мягко погладила кота по шерстке, улыбаясь ему и шепча губами"спасибо" за то, что разбудил от кошмара. Ему она была несказанно рада, но он привел с собой шумную Лейси. Или Лейси привела его? Беда не ходит одна. Девочка иногда очень сильно ревновала кота, когда видела то, что Лейси подкармливает ее. Малышка мечтала о собственном коте, который будет любить только ее. Ло отказывалась принимать участие в этих шалостях, но и ложиться спать ей не хотелось. Кошмары стали приходить все чаще и чаще, а бороться с ними невозможно. Это был такой неравный бой, где Ло даже нечем отбиваться. И ей казалось лучшим вариантом пялиться в темный потолок всю ночь, чем засыпать еще раз. Она была бы очень не против, если черный кот останется с ней до утра.

- Себя пихни, - громким шепотом ответила обиженно она единственному мальчишке в их комнате. Утро толком не началось, а Айзек уже начал задирать ее. - Лейси, не давай ему свечу! Лучше уходи отсюда. Тебя сюда никто никогда не зовет.

Айзек своим излишним вниманием мог только показать Лейси то, что хоть какая-то часть комнаты здесь ей рада. Ло боялась наказания от взрослых, а потому приготовилась притвориться глубоко спящей, если сейчас кто-то зайдет в их комнату. Или сдать Лейси, чтобы ее наказали.
[nick]Ло[/nick][status]~[/status][icon]https://i.imgur.com/YBGeJh2.png[/icon][sign]~[/sign]

Отредактировано Дионас (08.03.21 20:04:56)

+6

7

[nick]Марселин[/nick][icon]https://sun9-71.userapi.com/cdMsBJ4Xfll5raGvlyCCZohkMj6YQt5C5tz64g/2z71qHiO0CE.jpg[/icon][status]Дитя тени[/status]Мрак обволакивал девочку своими щупальцами, бережно укутывал, словно в одеяло, позволяя спрятаться от цепких взглядов воспитателей и излишне активных соседей по комнате. Ночь Марселин всегда нравилась. Тишина, нарушаемая лишь детским сопением, позволяла с головой окунуться в свои мысли и, наконец, облегчённо выдохнуть. Никто не старался девочку задеть, пихнуть локтём в бок, да и на голову не сыпались глупые обзывательства Айзека. Даже несмотря на тепло, что стояло в комнате, свернувшись под одеялом в калачик, она долго не спала, тогда наслаждаясь спокойствием. А сейчас потому, что боялась кошмаров: они навещали Марселин едва ли не каждую ночь.

     Сегодня ей снился дом бабушки с дедушкой — старое здание с большим, поросшим травой садом позади: хозяева были слишком стары, чтобы за ним ухаживать. Дорожка, ведущая ко входу, петляла в разные стороны, глаза застилал туман, а в руке девочка крепко держала шуршащий пакет — там лежала буханка чёрного хлеба, который передала Марселин вечно сочувствующая женщина за прилавком. Дедушка попросил зайти в магазин, вручив зачем-то внучке старый бабушкин шарф. Красивый, тот самый, который старушка надевала на свою последнюю прогулку. Марселин где-то очень быстро его потеряла и теперь возвращалась домой, перебирая в голове варианты укоризненного тона деда, готовясь стерпеть всё, что только он скажет... Но наткнулась лишь на пустой дом. Безжизненный, холодный... Без дедушки. Закралось ощущение, будто его здесь раньше никогда и не было. В голове раздавался шёпот, с каждой секундой становясь всё громче. Слов девочка не разбирала, однако непонятное, неприятное чувство наваливалось на неё всей тяжестью. Ей было тревожно. Хотелось крепко-крепко зажмуриться, закрыть уши руками, сесть на корточки и забросить чёртов пакет с хлебом в дальний угол, но Марселин не могла пошевелить и пальцем, глядя на пустующие комнаты. Она снова осталась одна.

     Снова одна...
     Одна...

     Распахнув глаза, девочка не сразу осознала, где она. Лишь знакомый шёпот привёл в чувство и, чуть повернувшись и заметив бодрствующих ребят и почему-то Лейси, которой здесь абсолютно точно быть не должно, осознала: «В приюте». В этом сером Доме, в комнате номер тринадцать; всё, что она видела до этого момента, было лишь плодом её воображения. Бесшумно выдохнув, Марселин опустила веки и коснулась щекой прохладной части подушки. Не то чтобы она хотела спать, просто участвовать во всеобщем обсуждении не было особого желания. Проще было притвориться спящей, однако даже эту возможность у неё собирались отобрать.

     — Я не сплю, — Марселин повернула голову в сторону Айзека, который уже топтался по кровати Элли. Девочка искренне пожелала, чтобы она спихнула этого дурака на холодный пол. — Давайте ещё громче, разбудим весь Дом.

     Такими темпами в их дверь скоро заглянет Леди, а на утро они все поймут, что наказаны, потому что какая-то излишне смелая девочка решила нарушить режим и втянуть в это обитателей комнаты номер тринадцать. Марселин оторвала голову от подушки и села на кровати, обводя взглядом помещение и останавливая внимание на незваной гостье. В руках Лейси держала свечу и спички — опасное сочетание, которое могло привести и к пожару, и к очередному наказанию. В приюте брать спички детям строго-настрого запрещали.

    — Это плохая идея, — девочка кивнула в сторону шумной блондинки. И пусть понимают, как хотят: плохая идея была поджечь свечу или же позволить Лейси остаться здесь больше, чем на пять минут. Она всегда приносила неприятности и лучше бы сейчас исчезла, решив, что с ними будет очень скучно.

Отредактировано Марселин Кёрз (01.11.20 01:21:49)

+6

8

[- Т Ь М А  Г О В О Р И Т -]

Лейси картинно хватается за сердце, падая на доски пола, изображая мучительную смерть от разрыва сердечка. Она каталась по пыльному полу, смачно скрипя старыми досками... честно сказать, больше всего это походило на агонию ужа на сковородке. Представление закончилось демонически недобрым смехом бестии. Резко сев, она подняла над головой свечу, что придало ей смутное сходство со статуей безымянного триумфатора.

Уходи-и-и-и-и-и мы такие пра-а-а-а-а-а-а-авильные и ску-у-у-у-у-у-у-учные ципля-я-я-я-я-я-ята, кудах-кудах-кудах! – умело передразнивая всех подряд проканючила Лейс – не нойте, мелкота, раз вы уже намочили трусишки, придется добавить вам любознательности!

Ловко вскочив на ноги, девочка достала из кармана шорт коробок спичек. Сунув в руки Марселин свечу, она строго-настрого наказала ей не дергаться. Все ее действия по уровню пафоса напоминали смесь ведьмовской ворожбы и химического эксперимента. Чертовка по-бесовски хихикнула и подожгла спичку. Пламя жадно лизнуло дерево. Слишком яркое... огонь прорезал темноту, тени в ужасе метнулись в углы комнаты, сгрудились под кроватями, бездомными кошками начали тереться о ноги Марселин. Разве спички могут светить так ярко? Так или иначе, Лейс с ювелирной аккуратностью поднесла огонек к свечке и он засиял еще ярче [Хэлл может найти в нем сходство со светом из своего кошмарного сна]. Фитиль запылал, а свечной воск заплакал крупными горячими слезами... на паркет упала пара мутных капель, застывая причудливыми кляксами.

И так, – блондинка хамовато отняла свечу у тихой Марселин, оставив ее наедине с пугливыми тенями, и начала вырисовывать в воздухе абстрактный узоры, – теперь я вам кое-что покажу, господа влажные портянки – особо не спрашивая разрешения, белобрысая фурия вспорхнула на кровать к Рори и начала водить пламенеем пред вечно счастливыми пластиковыми лицами игрушек, – ровно два дня назад воспитатели забрали очень дорогую для меня вещь. Помните в кабинете Мадам стоит такой гигантский сундук с тяжелой крышкой, если ее и могли спрятать, то только там? Так вот, я сбежала на обеде и еле как прокралась в запретную комнату, открыла ящик... – свет желтовато-оранжевого огонька окрашивал игрушечные лики в теплые краски, но Лейси упрямо продолжала свой таинственный ритуал, – там не оказалось ни моей вещи, ни даже рогаток Айзека... лишь свечи, зажигалки, спички, старое огниво и керосиновая лампа. Скромная добыча, скажите вы? Я сначала тоже так думала...

Внезапно свечной огонек вздрагивает, точно живой. Ему страшно. Он начинает метаться на своей короткой привязи, силясь соскочить с фитилька и побежать по паркету прочь. Лицо Лейси становится невероятно серьезным. Лукавая улыбочка уже не красит губы, а почти бесцветные брови замерли хмурым домиком. Свеча в панике трепетала пред лицом большой фарфоровой куклы со стеклянными глазами; девочка с опаской подносит огонь еще ближе, затаив дыхание... готовая в любую секунду пуститься наутек... Щелк! Лейси вздрагивает и отпрыгивает от резкого механического звука, который разрезал душную тишину. Игрушка закрыла глаза. Сама. В явлении "мигания" не было ничего необычного, кукле было по задумке производителя положено смыкать веки с пушистыми ресницами, когда Рори укладывала ее на спину. Но сейчас... она сделала это сама по себе.

Видели? – шепчет неожиданно притихшая Лейси, и эта ее внезапная осторожность была даже более пугающей, чем проклятая кукла, – впервые я зажгла свечу в коридоре ночью, думала пробраться в кабинет Мадам, но... – блондинка не закончила, лишь поморщилась, нервно покусывая мертвенно-бледные губы, – думала мне показалась, вот и решила взять вас с собой, но видимо... видимо мне тогда не показалось.

Не говоря более ни слова, девочка принялась метаться по комнате со свечой в руках, еще больше пачкая паркет горячим воском. Она скинула на пол куклу и как следует пнула ее. Анализу подверглись также и другие вещи и сами сироты. Лейси лезла им пламенем чуть ли не в глаза, обшаривала чужие карманы в своей неподражаемой наглой манере. Отняла у Марси резинку с розочками, но после "проверки" она оказалась чиста, но возвращать вещицу фурия не стала, сунула в карман. Вот уже и подушка Элли летит на пол вслед за куклой, пускай и мистических свойств она не проявляла... были съедены совершенно обычные конфеты Ло, которые она получила в награду за хорошее поведение. Возможно, дети уже начали подозревать, что старая кукла просто сломалась, а сейчас Лейси попросту громит их комнату... но внезапно свет озарил зловеще поблескивающую золотистым монетку. Чья она? Неважно! Ведь предмет будто оживает под напором разгрызающего тьму пламени. Лениво, словно нехотя, монетка "спрыгивает с тумбочки". Но ее ведь никто не толкал! Упав на ребро, вещица с характерным шумом прокалилась в сторону двери. Лейси вновь вскрикивает, запрыгивая с ногами на кровать, точно спасаясь от внезапно выбежавшей мыши. По ее лицу было очевидно, что подобных фокусов она уж точно не ожидала. Повисла тишина. Вязкая и мерзкая. Липнувшая к позвоночнику несмываемой кляксой страха. 

Видели? – шепотом повторяет девочка, словно заколдованная, ее кожа стала белой, как у призрака, а глаза округлились от ужаса, – не знаю в чем дело... от света фонариков такого не происходит.

Поспешно задув свечу, Лейс судорожно прячет ее и зачем-то кладет пред каждым сиротой по спичке. Зачем? Она не объясняет, лишь быстро  сбегает из комнаты, за версту обходя куклу. Блондинка исполнила их желание. Оставив детей один на один с внезапным и неведомым ужасом. Поступок старшего брата, который пугает младших на Хэллоуин, закрывает в шкафу... с одним лишь отличием – то что устроила Лейси было необъяснимо и пугающе реально. Почему-то темнота коридора вовсе не пугает Лейс в отличии от простой игрушки и того, на что она способно благодаря обычно такому родному и теплому свету огня.

http://forumupload.ru/uploads/001a/67/f3/4/t30822.png

– п р и м е ч а н и е –
Сиротки могут выходить за пределы комнаты, разделяться, взаимодействовать с предметами, поджигать спички чиркнув их об любую шершавую поверхность. Карту приюта скоро выложу, так что жите, малыши ~

Очередь: Айзек, Марселин, Ло, Рори, Тонатос

[icon]https://i.imgur.com/6OD53VAl.png[/icon][nick]Мистер Никто[/nick][status]кошмар в полночь[/status]

+5

9

[icon]https://c.radikal.ru/c15/2010/a1/bc0b4fa43d33.png[/icon][nick]Айзек[/nick][status]сладость или гадость?[/status]

Лейси вела себя вполне обычно: раздражала излишним шумом, грозящим туманным наказанием, но вместе с тем интриговала своей порывистостью, с коей зачастую происходили занятные вещи в скучном сером Доме. Поняв, что спички ему никто не даст и глубоко оскорбившись таким словосочетанием как «мокрые портянки», Айзек слез с кровати Элли, «непреднамеренно» и незаметно пихнув её туфельку под кровать Рори – пусть поищет, когда будет вставать. Лейси непременно получит за свое отвратительное поведение столь ранним утром, и он очень постарается, чтобы ей досталось сполна. Безусловно, сам возмездие он нести не будет – для этого у девчонки есть свои соседи в комнате.
Мальчик задумчиво посмотрел на остатки воска на полу, решив после их непременно содрать: будет скверно, если Леди обнаружит подобные следы на старых половицах. Более того, спички у этой пацанки нужно будет украсть! Идея с поджогом слишком привлекательна и занимательна, чтобы отказываться от неё вот так просто. Что же поджечь сначала? Одну из косичек Элли? Куклу Рори? Одеяло Марселин или подол платья Ло? Нет-нет, начать нужно с чужой комнаты, ведь в ином случае его быстро обнаружат, а спички изымут, более того, он может лишиться милости Леди и директрисы, которые и без того на многое закрывают глаза. Да, нужно поджечь…
- Так вот, я сбежала на обеде и еле как прокралась в запретную комнату, открыла ящик…
Айзек вздрогнул, услышав что-то столь неразумное. А ведь она что-то и до этого болтала…Какая разница. Лейси совсем уж позабыла об инстинктах, и её действия – абсурд. Она глупа и слишком любопытна, оттого-то и все её проблемы. Если уж хочешь удовлетворить чрезмерный интерес, то будь добра – поумней.
-…там не оказалось ни моей вещи, ни даже рогаток Айзека... лишь свечи, зажигалки, спички, старое огниво и керосиновая лампа. Скромная добыча, скажите вы? Я сначала тоже так думала...
Ну, вот. Тогда где все его рогатки? Он их так заботливо делал, так осторожно прятал, и что в итоге? Его настроение окончательно испорчено. Ни спичек, ни рогаток, комната испачкана, ещё и обозвали с самого утра. Айзек вновь подскочил к Лейси, чтобы грубо сдернуть её с кровати, но в этот самый момент она поднесла свечу к одной из кукол, что мирно сидела, вглядываясь в пустоту. Он замер, надеясь на то, что хотя бы что-то сегодня без него подожгут, однако, вместо этого тишина разразилась кратким, но пробирающим до дрожи скрипом. Неожиданно для себя самого мальчик вздрогнул и шарахнулся в сторону, но тут же взял себя в руки, чтобы не показаться перед девчонками трусом. Он мог поклясться, что глаза куклы закрылись сами, но, безусловно, не мог этого сказать вслух. Наверняка, Лейси что-то сделала…Да! Очередной фокус. Да?
Вместо того, чтобы успокоиться, девчонка принялась бегать по комнате, то и дело освещая разные вещи. Это могло бы показаться веселым, но сердце отчего-то стучало быстро-быстро. А когда его же монетка скатилась к двери под мелодию криков Лейси, сердце и вовсе упало в пятки, и Айзек, не шевелясь, просидел на кровати Рори до тех пор, пока пацанка не выбежала из комнаты, оставив после себя лишь спички. Каждому по одной. Каждому по попытке показать свою смелость…
Мальчик нервно кашлянул, поднимаясь на ноги и подходя к двери, где лежало его сокровище. Стараясь прикрыть дрожащие пальцы, он наклонился, чтобы поднять её и с облегченным шумным выходом обнаружил, что ничего не поменялось: красивый профиль незнакомой женщины строго смотрел в сторону в окружении виноградной лозы и приятно грел руку. Собираясь было сунуть монету в карман, Айзек остановился, ловя себя на том, что делать это ему страшно. Вот же Лейси…
Он и сам всегда рассказывал другим детям страшилки, грозился, что если те не будут его слушаться, то придет Пиковая дама или подкроватный монстр и накажут их за непослушание. Неужели Лейси решила отомстить?
- Это все шутки, - зачем-то первым заговорил Айзек, как если бы пытался успокоить девочек. Успокоить самого себя. – Куклу она толкнула…Понятно? Толкнула! И монету она спихнула…Ясно?
Мальчик подошел к кровати Рори, смело наклоняясь над зловещей куклой.
- Видите! Ничего! – с некоторой злобой он схватил игрушку за голову, бросая её владелице. – Это потому, что твои куклы старые! Что это вообще за спички?
Айзек сжал любимую монетку в кулачке, подходя к стене и уверенно чиркая спичкой по шершавой поверхности. Один он на это смотреть не будет: позвав всех к себе (всех, кто осмелился подойти), он выставил свою драгоценность на ладошке и быстро поднес к ней горящую спичку.
Маленький огонек быстро пожирал тонкую деревяшку. Но даже этого хватило, чтобы в играющих повсюду тенях лик прекрасной дамы поменялся. Улыбка медленно растягивалась на её губах, а когда огонек был готов потухнуть, чтобы обжечь пальцы Айзека, она резко повернулась в фас с широко раскрытыми глазами.
Мальчик бросил монету в угол. А из горла вырвался крик.

+6

10

Тринадцатая комната пробудилась, чего и следовало ожидать. Элли уже потеряла счет в который раз она останавливает собственный порыв в очередной раз закатить глаза - ну почему, почему это происходит всегда: чертова Лейси и ее очередные шуточки, за которые накажут совсем не ее. Элли, привыкшая к порядку всегда и во всем, имела довольно четко разграниченное время для сна, и эти ночные выходки и без того сильно раздражающей особы начинали бесить еще больше явно недоспавший мозг. Все внимание Элли настолько фокусируется вокруг белокурой кривляки, что девчонка с взлохмаченными косичками даже игнорирует появление Айзека на своей кровати, который в обычной ситуации уже покатился бы на пол с увесистого пинка под зад. Алоокая раздраженно швыряется смятой подушкой в Лейсли, которую лишь больше распаляет реакция соседствующих детишек. «Какого черта ей не играется с детьми в своей комнате?...» - раздраженно думает Элли, и чувствует эту шкодливую черную тень, внезапно промелькнувшую в мыслях - а кто такие эти другие - дети из двенадцатой комнаты? Мозг, породивший эту внезапную мысль, сожрал ее не менее быстро - ах эта детская рассеянность, ведь в комнате завертелись речи куда интереснее обычных кривляний, на которые так щедра немилая соседка по сиротскому несчастью.

Честно говоря, сложно вообразить, почему Элли не остановила это резко и сразу, выпихнув Лейсли любой ценой из комнаты. Эта несносная девочка с каждым разом говорила все громче и громче, и другие дети постепенно забывали о том, что на дворе все же ночь, и всякие дети должны в это время видеть сны, даже если они чаще всего были не совсем сказочными и счастливыми. Все таки детское любопытство брало верх, и Элли решила дать шанс бесячей девке, ведь та решила довольствоваться не пустыми словами, легендами и слухами, как то было обычно, а все таки решила устроить шоу с доказательствами. Элли буквально ощутила, как сильно от стража прижался к ней вспотевший Айзек, но в очередной раз удержалась от того, чтобы не отпихнуть приставучего мальчишку от себя подальше. Просто нынче Айзек казался меньшим злом. Кажется, сейчас сиротка испугалась лишь на мгновение, поддавшись общему импульсу страха, прокатившемуся по комнате вместе с вскриком Лейси. Детские пальчики задумчиво рассматривают спичку, а внутри все наполняется неким облегчением от того, что блондинка вновь упорхнула восвояси.

- Согласна с Айзеком, - девчонка, кажется, затылком ловит этот ошарашенный взгляд, вполне возможно принадлежавший милашке Ло. Ну да, Элли и согласная с Айзеком - вот уж точно необычная ночка, - Сколько раз эта девчонка дурачила вас всех, - вас, но не Элли. Конечно она никогда не признается ни в чем подобном, о чем вы...

Элли сползает с кровати сразу вслед за мальчишкой, решившим проверить свою монетку еще раз, которая оживает так, что подстроить или сфокусничать просто невозможно. Элли цепенеет, прирастая к полу, а реакции хватает лишь на то, чтобы успеть зажать Айзеку рот, чувствуя как слюнявый шершавый язык лижет ее маленькую ладошку. Не хватало еще чтоб Леди пришла, или - что еще хуже - Мадам, и тогда им всем точно хана...

- Не тратьте спички сразу и просто так, - хрипит Элли, чувствуя этот внезапно возникший комок в трахее, мешавшей выговаривать простые слова. Ни проглотить, ни выплюнуть, лишь отдышаться да унять внезапно взбунтовавшееся сердце. Она наконец вспоминает, что беловолосую кудряху, которая визжит пронзительнее всех девок в комнате, можно отпустить. Не тратьте спички просто так - просит, и сама думает, куда потратить свою. Элли претит мысль, что ее может окружать какая то неправильная деталь, живущая своей жизнью как та монетка, что дорога Айзеку. А что дорого ей? Одежда, разве что, из которой девочка с косичками вот-вот вырастет, и тогда придется что-то придумывать, а пока что теплые ладошки крутят в руках спичку. «Нужно достать еще...» - оживилась девчонка своей внезапной мысли как раз тогда, когда дверца старого шкафа характерно скрипнула.

Чирк!
Яркое пламя вновь озарило комнату, а Элли сама не уверенная почему, мягко дернулась в сторону лениво потягивающегося после сна Мистера Никто...
[icon]https://i.imgur.com/4JfiluR.jpg[/icon][nick]Элли[/nick][status]lost[/status]

Отредактировано Тонантос (05.11.20 16:54:39)

+5

11

[- Т Ь М А  Г О В О Р И Т -]

Кот настойчиво месил когтистыми лапками одеяло на кровати Ло, с лукавым прищурам наблюдая за детишками. Его тело вибрировало от громкого мурлыканья, ему было отрадно, что Лейси пришло в голову посетить комнату №13, а не слоняться всю ночь по коридорам. Кот ничего не боялся. Но даже ему было неуютно в приюте в часы, когда балом правила ночь. Полудикому животному не в новинку чертовщина... коты видят и не такое, однако... с появлением у сирот свечей и спичек ситуация грозила стать опасной. Лейс опять чиркает спичку о коробок, заставляя Хозяйку теней подержать свечку. Дуреха, сколько раз ей говорил, что нельзя пугать темноту, с ней следует дружить ~ Животное лениво зевает, показывая шершавый язычок и ряд остреньких зубов. Дом не любит огонь... он разрушает морок. Да что уж говорить, сам Мистер Никто опасался оранжевого света, ведь если сияние колдовского пламени коснётся спрятанного кошмара... о н   о ж и в е т.

Кот способен был видеть чудовищ и без помощи пламени, но твари всегда дремали. Неосязаемые, вялые... темнота шептала им колыбельные... но стоило отогнать милосердные тени, как истинная тьма выползала из своих нор. И она была куда страшнее, чем детишки могли себе представить. Внезапный вопль Лейси отвлекла кота от мрачных мыслей. Зверек дугой выгнул спину, шерсть на заправке встала дыбом, он невольно обратил внимание на жуткий объект. Кукла не была куклой. На самом далее, ее стеклянные очи были засушенными глазными яблоками другого ребенка. Он когда-то посмел у в и д е т ь. Кот печально вздыхает и приглаживает язычком шерсть. Жаль беднягу. Дом карает нарушителей спокойствия с особой жестокостью. Мистер Никто фыркает, напоминая детям о правилах приличия, раздраженно дергает кончиком хвоста, демонстративно поворачиваясь к вопящим спиной.

Люди глупые. Невежественные. Шумные...

http://forumupload.ru/uploads/001a/f0/d5/12/t296507.gif
Кот попытался поспать,  свернувшись клубком. Но даже после ухода Лейси, толпа не угомонилась. Для начала, Айзек потревожил проклятую монету, которая может привести к тому, что станет твоей погибелью, то эта чертовка Элли задумала... а что она собственно задумала? Мистер Никто почувствовал как до влажно блестящего кончика носа дотронулось тепло разгорающегося пламени. Да как ты смеешь?! Возмущению зверька не было предела! Хвост заметался, а из горла вырвалось предупреждающее взбешенное ворчание. Шипение резко обернулось истеричным воплем; на всем тельце кота вспыхнули десятки горящих глаз. Истина резанула по любопытным очам сирот мимолетным наваждением.

Убери от меня это, девочка, – урчащий голос раздался над ухом Элли и рассыпался по помещению осколками многоголосого эхо, что-то холодное мазнуло по запястью брюнетки, спичка резко гаснет... пламя было беспощадно изгнано резким потоком леденящего душу ветра, – вот так-то лучше, пламя маяка обнажает острые скалы, но привлекает зло ~

Урчащий глас демонического создания раздавался одновременно отовсюду, окружая удушливой слащавостью... отголоски его распадались на тысячи голосов: тяжелый бас, злобный фальцет, нежное пение. Но стоило только угольку беспомощно умереть на кончике дерева, как все стихло. Кот сонно потянулся, недовольно глянул на Элли, а затем с гордым видом прошествовал под кровать и скрылся в густом мраке. Цокот коготков по паркету раздавался все глуше и глуше... пока совсем не стих...

[icon]https://i.imgur.com/6OD53VAl.png[/icon][nick]Мистер Никто[/nick][status]кошмар в полночь[/status]

+5

12

[nick]Марселин[/nick][icon]https://sun9-71.userapi.com/cdMsBJ4Xfll5raGvlyCCZohkMj6YQt5C5tz64g/2z71qHiO0CE.jpg[/icon][status]Дитя тени[/status]
     Лейси не уходила. Она нарушала порядок, с каждым сказанным словом повышая голос, громко хохотала, и очень скоро тишина комнаты и вовсе исчезла. Марселин спустила ноги с кровати на холодный пол, опасливо глянула на дверь. Если так продолжится дальше, то к ним обязательно кто-нибудь заглянет, а потому в голове начали вертеться идеи о том, как поскорее выдворить шумную девчонку из комнаты. Она назвала их мелкотой [как будто сама была намного старше!] и трусишками — пусть так, но получать по голове из-за неё Марселин не хотела. Однако все слова так и остались невысказанными, а поток мыслей прекратился, когда в руках девочки оказалась свеча, которую Лейси всучила совершенно внезапно. Свет от спички заставил Марселин зажмуриться. Слишком ярко. Оранжевый огонёк, коснувшись фитилька свечи, осветил комнату, обнажая все её недостатки: старые  кровати, скрипучие шкафы,  оборванные в некоторых местах обои с мелкими рисунками — дети украшали свой «дом», как могли. Днём Марселин этого не замечала; казалось, что так и должно быть. Однако сейчас свет, нарушавший ночной покой комнаты, сюда совершенно не вписывался. Не выдерни Лейси свечу из рук Марселин секундой раньше, она бы задула её и терпеливо выслушала гневные восклики девчонки, но, увы, сделать этого не успела. Жаль. Темнота ей нравилась больше.

     Сказки блондинки были глупыми и неправдоподобными, обыкновенными страшилками, которыми ребята любили попугать друг друга. Марселин не верила до последнего и уже собиралась вновь забраться с ногами на кровать и  завернуться в тёплое одеяло... как раздался щелчок. Громкий, звонкий, заставивший девочку дёрнуться и во все глаза уставиться на куклу Рори — куклу  красивую, фарфоровую, с большими глазами... которые она закрыла сама, стоило только Лейси поднести к ней свечу.

     «Такого не может быть».

     Девчонка ураганом начала метаться по комнате, схватила любимую резинку Марселин, что лежала на тумбочке, едва ту не спалила, поднося пламя к ткани, и не вернула — теперь придётся утром просить у девочек новую, чтобы Леди помогла аккуратно заплести волосы. Лейси окончательно перебудила всех в комнате, вселила в её жителей страх, а затем, когда монетка — снова сама? — упала с тумбочки и покатилась по полу, вылетела на коридор, оставив ребят в обществе пяти спичек и собственных эмоций. Определённо, верить этой странной девчонке было безумием, однако... однако почему внутри Марселин с каждой минутой зарождалась непонятная тревога?

     Пожалуй, сейчас она как никогда желала согласиться с Айзеком. Всё это действительно было шуткой, возможностью посмеяться над испуганными личиками сироток. Марселин даже прошлёпала босыми ногами по полу к тому месту, где стоял мальчишка со своей монеткой в руке, чтобы окончательно убедиться: всё подстроила Лейси. Но увидела она совсем не то, что хотела. Наблюдая за тем, как менялось изображение женщины на металле, девочка не могла отвести взгляда. От страха по телу побежали мурашки, а когда спичка потухла, позволив детскому мозгу запечатлеть в памяти жуткую картину, Марселин резко отшатнулась. Как такое... как такое  вообще было возможно?

     Она до последнего не желала верить, сжимая в руке «подарок» Лейси. Если с ним будут связаны такие же жуткие вещи, как со свечой блондинки и спичкой Айзека, Марселин не хотела пользоваться им. Совсем. Элли вот зажгла свою деревяшку и почему-то направилась к коту, чтобы, вероятно, подпалить бедному животному его длинные усы или красивую чёрную шерсть. Жестоко. Ло разозлится на Элли за такое.

     — Убери от меня это, девочка.

     Мимолётное видение кота с горящими на его теле глазами пригвоздило девочку к полу. Приглушённый глубокий голос раздавался, казалось, ото всюду, отталкивался от стен, кружил вокруг, пугая своей внезапностью. Широко распахнутые глаза Марселин неотрывно смотрели на мистера Никто, который спустя некоторое время потянулся как ни в чём не бывало, махнул хвостом и скрылся под одной из кроватей. В комнате наступила тишина. Они ведь так этого хотели: выгнать Лейси — главный источник шума — и спокойно улечься спать. Но это было десять минут назад; сейчас, наверное, никто не смог бы сомкнуть глаз.

     Опомнившись, девочка осторожно подошла к кровати, под которую юркнул кот. Присела, аккуратно наклонилась, стараясь рассмотреть в темноте хоть что-нибудь, что могло бы напоминать очертания животного, но тот словно сквозь землю провалился. Так не могло быть. Мистер Никто не исчезал просто так, это было невозможно, хотя после произошедшего этой ночью Марселин уже не была в этом так уверена. Выпрямившись и отряхнув ладони о пижаму, девочка вцепилась в изголовье кровати и изо всех сил потянула в попытке отодвинуть мебель в сторону.

     — Помоги, — она встретилась взглядом с Элли. Вдвоём сдвинуть кровать с места было гораздо легче.

     Теперь пять пар испуганных, но одновременно любопытных глаз смотрели на кротовую нору, что показалась из-за сдвинутой мебели. Вероятно, именно туда и проследовал кот после выходки Элли со спичками. Но откуда появился здесь этот ход и, главное, куда он вёл?

     — Мы можем туда не лезть, — как бы невзначай упомянула Марселин, неотрывно наблюдая за норой, словно из неё в любой момент могло выпрыгнуть что-то жуткое. «Мы можем поставить кровать на место, улечься под одеяло, сделать вид, что ничего не было и заснуть. Хотя бы попытаться». В глубине души девочка надеялась на это, однако понимала: пути назад нет. Ни Элли, ни Рори, ни Ло с Айзеком не смогут забыть куклу, монетку, мистера Никто, голоса в комнате и эту кротовую нору. Жить в комнате с осознанием того, что здесь всё время существовал какой-то ход, а также с воспоминаниями о прошедших событиях будет просто невыносимо.

Отредактировано Марселин Кёрз (28.11.20 11:05:19)

+6

13

Лейси была самой настоящей катастрофой. Ло уже казалось то, что светловолосая бестия слишком громко дышит. Сейчас точно придет Леди и ей придется наказать непослушных детишек. И как объяснить тупоголовым взрослым, что виновата одна Лейси? Ло никогда не хотела быть ябедой, но такие личности как Лейси иногда вынуждали ее жаловаться взрослым. Почему Лейси вообще была так одержима именно их комнатой? Пусть проваливает в любую другую, где живут такие же чудилы как она. Ло с ужасом слушала и наблюдала за Лейси. В запретную комнату? Свечи и спички? Лейси была не просто чудилой, но еще и безмозглой чудилой! Рыжеволосая иногда сама любила маленькие шалости и подколы над другими детьми, но они были столь безобидными и невинными по сравнению с выходками Лейси или Айзека.

Девочка зажала себе рот ладошкой, испуганно наблюдая за странностями. Кукла сама закрывала глаза, а монетка сама скакала. Ло даже не успела как-то отреагировать на съеденный запас конфет. Она забыла про них. Ло в страхе вжалась в кровать, пытаясь как-то оказаться около кота. Сейчас ей казалось то, что это животное способно защитить своими когтями и зубами от непонятных игрушек и монеток. Девочка молчала, переводя испуганный взгляд с одного ребенка на другого. Капризная девчонка неуверенно закивала головой, когда Элли и Айзек выразили свои мысли о том, что дрянная Лейси просто пугает их этой ночью. Ло была удивлена, что Элли могла быть согласной с мальчишкой. Рыжеволосая взяла в руки оставленную бестией спичку, не желая как-то ее использовать. Нужно будет ее спрятать от взрослых. Девочка скидывает ногой с кровати игрушечного кролика, чтобы он тоже не начал прыгать по комнате или жутко хлопать глазами. Дальше было только хуже. Ло просто испуганно наблюдала за тем, как Айзек поднес спичку к монетке. Со своего места Ло было плохо видно саму монетку, но девочка прекрасно видела лица других детей. Они издевались над ней! Шутили! Ведь...так? Ло увидела то, как Элли опасно шла к ее кровати со спичкой в руках и смотрела на кота.

- Элли, ст..! - вскрикнула Ло, пытаясь закрыть рукой кота, но она не успела.

Ло с ужасом смотрела за тем, как на теле кота появилось множество горящих глаз. Глаз. Глаз! Ло в ужасе закрыла ладошками свои уши, боясь сейчас всего. Она так была нежна с мистером Никто, подкармливая его и жалея его хвостик. А он...был...Ло даже не знала ответа. Кошки ведь не разговаривают! И у них только два глаза. Мистер Никто спрыгнул под ее кровать, оставляя шокированную девочку одну. Ло пришлось встать со своей кровати, чтобы другие девочки подвинули ее. Ло не знала куда ей податься. У Рори была эта чертова кукла, а Айзек держал монетку. Вдруг...эти дети теперь прокляты? А она сама? Ло посмотрела на свое тельце, боясь там найти лишние пары глаз, но все было в порядке. Вроде бы. Ло взглянула на "нору", которая была за ее кроватью.

- Я не смогу уснуть! А вдруг что-то вылезет из этой дыры?! - в ужасе Ло прижалась к спине Элли, опасливо смотря на нору из-за ее плеча. - Может...мы возьмем лампу из запретной комнаты? К утру вернем ее на место. Мне страшно...

Ло начала канючить, боясь отойти от Элли. Элли была решительной и ничего не боялась. Ло вложила в ладошку девочки спичку, пытаясь избавиться от опасных вещей. Смелая Элли сама найдет применение этой вещицы. Ло была на грани слез и истерики. Ей было страшно оставаться одной, было невозможно сейчас лечь и попытаться уснуть. Кошмары преследовали теперь не только во снах.
[nick]Ло[/nick][status]~[/status][icon]https://i.imgur.com/YBGeJh2.png[/icon][sign]~[/sign]

Отредактировано Дионас (08.03.21 20:04:08)

+6

14

мать больше не увидит милых чад,
волчица схоронила всех своих волчат

.
Рори была несказанно обрадована поддержкой стаи. Быть частью чего-то невообразимо; где-то под костяным панцирем черепа заграждается навязчивая мысль о том, что быть слабой в какой-то степени удобно. Малышка хватает первую попавшуюся игрушку с полки и прижимает к груди; улыбка не оскал – улыбка шарф в осенний вечер. Реальность окатила привычный волной страха как только Лейси переключила беспощадное внимание на ни в чем неповинные предметы. Тревога зашелестела под бледной кожей, нагнетая страх. Рори всегда знала, когда идет беда, чувствовала практически физически... или же нет? Игрушка в ее руках в ужасе блестела глазками бусинками. Тебе страшно, маленький друг? Не дрожи, листок на ветру, ветер не сорвет тебя, только через мой труп. Решимость яростной одержимостью заставила обычно робкую девочку угрожающе нахмурится; взгляд замер на большой кукле. Откуда она здесь? Рори не помнила ее фарфоровое личико, не помнила веселых игр в ее компании никогда не слышала голоса – от чего-то он представлялся ей скрипучим, сухим, резким. Хорошо, что они никогда не общались. В темноте родился огонек, мужая на кончике фитиля. Брюнетка по-собачьи склоняет голову набок, пламя смутно напомнило ей о недавно отгремевшем недавно кошмаре. Сны это иллюзия, но стоит им прорваться сквозь за весу, как их нарекают демонами. Мрачные мысли не способствуют душевному равновесию, Рори нервно теребит в руках игрушку, беззвучно упрашивая негодяйку Лейси прекратить.
.
Крик.
.
Он принадлежал Лейси. Или вопило все сущее в комнате? Игрушки, вещи, стены, потолок, пол; все отозвалось на скрипучее движение механических век. Игра свети и тени? Тогда откуда звук? Брюнетка делает несколько шагов назад, упираясь спиной в стену, отступать было больше некуда, а значит стоило подготовится к контратаке. Искусно стянув с прикроватной тумбочки расческу, девочка спрятала ее в кармане. Заостренная ручка была не ножом; но тут нужно делать оговорку о том, что даже нежные руки матери могут причинять невыносимую муку. Кому как ни детям знать об опасности всех без исключения бытовых вещей. Но вот от монеты Айзека было странно ожидать подлости. Сверкающий метал оказался словно живым. Живее многих детей в Доме. Лейси побледнела, точно ее осыпали мукой. Рори с ужасом смотрит на блондинку. Нет. Нет. Нет! Не может быть, сильные не могут бояться. Только не она. Паника заразительна, Рори тут же принялась судорожно выискивать отвагу в лицах других сирот, но встретила она лишь многоликий страх. У кого-то он был апатичным холодом, а у кого-то яростным отрицанием, но все же это был суеверный ужал перед неведомым. Перед Домом. Перед мраком. Перед лежащими на тумбочках спичках.
.
Я не понимаю, – голос дрожал, от непророненных криков и напряжения, – монстры бояться света, а не оживают от него, это неправильно.
.
Рори не обращала внимание на тоталитарное рычание Элли с Айзеком. Она верила, что это правда; иначе бы они так сильно не боялись. Было не удивительно, что именно эта парочка первыми вернули в комнату проклятый тенями свет. И вместе с ним они вернули нечто темное. Ужасное. Любимец Ло мирно дремал на кровати, пока спичка не защекотала блестящую шерстку теплом. Голоса! Голоса раздались отовсюду сразу! Громогласным эхо разбивая остатки смелости. Рори впервые вскрикнула, но не от страха, от неожиданности. Многоногие голосов были ей знакомы, они принадлежали ее воображаемым друзьям-игрушкам. Как? Они же звучат только в ее голове! Карие глаза превратились в два переполненных шоком блюдца. Мышцы наполнились ледяными иголочками, предотвращая все попытки пошевелится. Рори превратилась в ту самую куклу с живыми глазами, способна лишь беспомощно моргать.
.
Не идите туда! – прохрипела все еще оцепеневшая от страха девочка, – пойдемте по коридору, потому что... потому что... – девочка замялась, продолжая уже едва слышным шепотом, – мы с друзьями играем под кроватью, и днем этого прохода нет.
.
Многозначительно девочка сжимает в руке спичку в нерешительности. Кот сказал, что свет показывает истину? Ту, какой бы она ни была? А что если на самом деле никакой норы нет и рассвет навсегда замурует бесстрашных детей в стенах проклятого Дома? Сколько человек может умирать в плену пыли и темноты? И есть ли что-то ужаснее, чем смерть в удушливом одиночестве?

[nick]Рори[/nick][status]шепчут тени[/status][icon]https://i.imgur.com/dh7OUUrm.jpg[/icon]

+6

15

Дыра. Крохотный магнит внимания, овладевший сознанием маленькой Элли. Неправильно-неправильно-неправильно - кто-то обронил это слово в воздух, а оно облепило мысли девчонки от и до, пока красные глазки старательно всматривались в бездну и ждали, что она посмотрит еще раз в ответ.

- Не идти туда? - хмурый, почти злой взгляд перепрыгивает на маленькую мышку, что жалобно пикала в уютном окружении пыльных друзей, быть может единственных, что всегда понимали это блеклое, выцветшее серое пятно в тринадцатой комнате с милым и нежным именем "Рори", - Дальше ляжем спать и сделаем вид, что ничего не было? Какая потрясающая идея, вы так не считаете?

Нет?

Кто-то очень шумно вздохнул, видимо довольно живо вообразив себе эту ситуацию, а вернее то, что Элли хотела донести до других. Но прежде всего - до зашуганного щеночка с неаккуратно обкромсанными волосами вокруг впавших щек, - А потом некто выползет из норы и стащит все твои игрушки. - упс, играть станет совсем не с кем, печально, правда? - Но чудищу этого будет мало, поэтому следующей станешь ты. А потом в расход пойдут самые сладенькие - ты, - Элли всё так же хмуро кивнула в сторону умирающей от ужаса бедняжки Ло, - главная сладкоежка должна быть самой вкусной, не так ли? А потом будешь и ты, - Элли не больно, но ощутимо пихнула в плечо и Айзека, что так же напряженно слушал ее и вздрогнул от внезапности, - да, ты, потому что количество сворованных, и сожранных, у Ло конфет позволяет и тебя считать довольно лакомым куском.

Страшных, и может обидных речей здесь не досталось, пожалуй, только Марселин - и только потому, что самая умная-разумная голова в этой комнате сразу смекнула, что этот тоннель в пустоту нельзя просто оставить. И этим автоматически заслужила огромный пласт симпатии, даже не смотря на то что терзалась сомнениями стоит ли это таких рисков. И Элли тоже сомневалась, но гораздо меньше... Девочка просто не сможет заснуть, зная, что в этой комнате есть нечто неизвестное, неизведанное, неправильное... фальшивое... лживое? Маленький термит скребся об кости в районе ключиц, и красноглазый ребенок растирал кожу сквозь ткани излюбленного, пусть и потрепанного, сарафана. «Днем этого прохода нет» - думает Элли, и вспоминает как пару дней назад доставала огрызок фиолетового карандаша из под кровати, пытаясь дорисовать взрослую себя в красивых штанах, но не в платье.

- Айзек, хочешь быть полезным? Я знаю, что эта задача именно для тебя, - гневный тон Элли легко сменился на заговорческий, как будто она наклонилась чтобы что-то личное шептать на ушко. Но никаких секретов тут не было, все в этой комнате и так знали, за что периодически огребает единственный мальчишка в их небольшой группе, - Помнишь что сказала Лейси? Там есть целый сундук со спичками и свечками. Они нам точно понадобятся. Притащи их сюда, только не спались. А если поймают - не говори ни в коем случае о том,  чего они тебе нужны.

А, собственно, для чего? Кот внезапно оказался говорящим, хотя если честно Элли именно испугалась внезапности, но вовсе не испытала какого-то леденящего ужаса от самого факта. Она только сейчас это поняла. Как будто глубоко внутри она всегда знала, что с этим животным не все в порядке было, а еще и игрушки, а еще и... сколько еще лживых вещей окружают ее в этом доме? Больше всего в своей жизни малышка Элли не любила, когда ее обманывают.

- Марселин, идешь со мной? - честно говоря, красноглазка вполне хватило бы смелости и одной туда полезть. Но ребенок - существо коллективное, нуждающееся в поддержке хоть кого-нибудь, особенно на грани пубертата. Родителей у всех у них не было, а потому оставалось искать эти лучи понимания и одобрения в глазах сверстников и, реже, в обычно равнодушных и строгих воспиталках. Элли бесцеремонно берет с полки, наспех приколоченной на три грустных гвоздика, какую-то мягкую игрушку, у которой не было двух лап и одного глаза. Шлеп! Значит, дно у дыры точно было, и, судя по звуку, падать им было совсем не высоко. Элли напряженно уселась у самого края, неуверенно просунув в пустоту сначала одну ножку, затем другую, и поболтала им пару раз, в тихой надежде не встретить там целую ораву глазастых котов. Или кого похуже, кто немедленно утянет к себе свежее, нежное как агнец, мясо. В одном из кулачков девчонка крепко сжимала подаренную принцессой спичкой, - Ах да, только на дыру не светите ни в коем случае! Ну... а ты, давай следом, - доверилась девчонка и Марселин, и остальным ребятам перед тем, как шлепнуться об чернильное дно.
[icon]https://i.imgur.com/4JfiluR.jpg[/icon][status]lost[/status][nick]Элли[/nick]

+6

16

[icon]https://c.radikal.ru/c15/2010/a1/bc0b4fa43d33.png[/icon][nick]Айзек[/nick][status]сладость или гадость?[/status]

Теперь, когда тело кота, покрывшись десятками глаз, исчезло под кроватью, выдав человеческим голосом искреннее недовольство происходящим, Айзек задумался на тем, правильным ли решением было гонять зверька по комнате, угрожая кастрацией, и дуть ему в ухо каждый раз, когда тот пытался поспать на кровати Ло, свернувшись клубочком. А что, если теперь этот мутант будет гонять мальчика по Дому и кричать о кастрации? Неприятная ситуация. Неужели примета, твердящая о невезении от черного кота, оказалась правдой, а не глупой байкой, заставляющей суеверных каждый раз плевать через плечо? Что, если из-за этого монстра здесь и происходит такая чертовщина? Айзек опасливо взглянул в сторону тумбы, на которой лежала монета, но тут же ответ взгляд, чувствуя странное непреодолимое желание вновь взять её в руку.

От прохода несло холодом и сыростью, что покрыла мурашками бледную кожу. Каким бы смелым Айзек ни казался, какими бы изощренными ни были его затеи, лезть в эту дыру было сродни прыжку в колодец с секретным туннелем. Предпочитая находиться в центре всех происходящих событий, мальчишка впервые был согласен с Рори и впервые, должно быть, задумался над отговоркой, что позволила бы ему остаться в комнате. Не будет ли он выглядеть трусом? Он ни в коем разе не должен показывать слабину, ведь он, если не сильнейший, то хитрейший житель Дома!
- Айзек, хочешь быть полезным? Я знаю, что эта задача именно для тебя.
Он вздрогнул, когда понял, что все взгляды были вновь обращены на него. Светлые брови непроизвольно сдвинулись на переносицу, а после взлетели вверх, когда воплощение честности и справедливости из тринадцатой комнаты призывало его к краже. Замерев всего на секунду, Айзек расплылся в довольной улыбке, почувствовав, как прежде витающий рядом страх исчез, сменившись жаждой очередной авантюры. Безусловно, кто, кроме него способен ещё залезть в тот сундук! Впрочем…до этого он промышлял в комнате Леди, и красть что-то из комнаты директрисы так…так…интересно!

- Я обчищу этот сундук! Но что, если вы не вылезете обратно из этой дыры? – спросил он в привычной издевательской манере, но после прикусил губу, понимая, что эта шутка не так уж далека теперь от реальности. – Ну, вы это…осторожнее. Как заберу все из ящика, приду сюда и буду стучать палкой о вход. Если там эхо, то вы услышите…Наверное.
Подскочив к самому выходу из комнаты и выглянув в темный коридор, Айзек громко сглотнул, вновь заползая в освещенную комнатку. Ему не страшно, конечно, нет. Просто это неудобно и довольно несообразительно отправляться в столь странное приключение одному. Это же как идти на раскопки гробницы к мумии-директрисе! Мальчишка скользнул взглядом по спускающимся Элли и Марселин, по Ло, заглядывающей в темень прохода, и по Рори, чьи слова почему-то всплыли в голове: «Не идите туда! Пойдемте по коридору, потому что... потому что...». Схватив девочку за руку, Айзек потянул её в сторону уже открытой двери.

- Пошли со мной. Раз не хочешь тут оставаться. Будешь…Будешь на стреме стоять, слышишь? – он выглянул в коридор, продолжая крепко сжимать Рори за руку, а после осторожно выскользнул из укрытия, осматриваясь по сторонам так, будто бы в любую секунды со всех сторон могли выпрыгнуть другие монстры.
Прямо напротив была одиннадцатая комната, но там жили сплошь запуганные тихони, помощи от которых ждать не пришлось бы. В десятой жили девчонки со своими куклами, а в двенадцатой малыши. Нужно было добраться до девятой комнаты – в ней жили двое мальчишек, что были из банды Айзека. Они могли бы помочь, ведь их жажда событий в скучном Доме была исключительной.
- Спичку не чиркай, - шепотом произнес мальчик, поворачиваясь к Рори, - увижу, что достала, - заберу. Давай побежим! В девятую комнату! Давай ладонь, и не отставай.

+6

17

[nick]Марселин[/nick][icon]https://sun9-71.userapi.com/cdMsBJ4Xfll5raGvlyCCZohkMj6YQt5C5tz64g/2z71qHiO0CE.jpg[/icon][status]Дитя тени[/status]
     Что было в той дыре, которая внезапным образом появилась под кроватью, никто из ребят даже представить не мог. Сам факт существования таинственного хода не так сильно пугал Марселин; скорее, она боялась того, кто мог в норе обитать. Монетки с куклами оживали, а коты внезапно начинали разговаривать, так почему бы какому-нибудь существу не поселиться в этом укромном месте и сыграть роль подкроватного монстра из детских страшилок?

     Выслушивая препирательства Элли с ребятами, Марселин стояла неподвижно, перекатывая в пальцах одинокую спичку, бросая взгляды на чёрную нору. Им нужно было туда залезть. Страх и любопытство — смесь невероятная, настоящий стимул к самым, казалось бы, абсурдным действиям. Девочке хотелось узнать, что скрывалось за этой темнотой, куда вёл путь, зачем он здесь появился, а потому на предложение Элли спуститься в дыру вместе с ней Марселин ответила едва заметным кивком. Мистер Никто исчез, скоро исчезнут и они, прыгнув в темноту, а потом... а потом будь что будет.

     С замиранием сердца девочка смотрела на место, где секунду назад сидела Элли, свесив ноги в чернильную пропасть. Она уже была внизу, а значит, пришло время Марселин прыгать в неизвестность. В последний раз оглянувшись на Рори, Ло и Айзека, которые оставались на поверхности, девочка присела на край и, недолго думая, полетела вниз в надежде, что при этом не сломает себе руку или ногу: объяснять потом воспитателям, каким образом она умудрилась это сделать, совсем не хотелось, да и мало ли, что ждало их впереди; возможно, излишне храбрым жительницам комнаты номер тринадцать придётся улепётывать со всех ног от оравы многоглазых котов. Однако приземлилась она вполне успешно, на ноги, на твёрдую землю и в кромешную темноту. Марселин едва видела свою руку, которую выставила вперёд, а где стояла Элли, можно было лишь догадываться.

     — Элли? — соблазн зажечь спичку и осветить этот туннель хоть на пару секунд был велик, однако что-то шептало: нельзя. Нельзя тревожить темноту. Воображение подсовывало картинки того, что ещё может оживить этот огонёк и какую сторону туннеля продемонстрировать; теперь казалось, что они не обойдутся одной лишь куклой или монетой. Где-то сбоку послышался голос Элли, и Марселин тотчас же протянула ладонь, чтобы крепко схватить девочку за руку. Только так они могли держаться вместе, раз возможности наблюдать друг друга были лишены.

     Деовчки прыгнули в дыру, чтобы последовать за чёрным котом. Наверху это казалось чем-то само собой разумеющимся, сейчас же ситуация переставала казаться такой уж простой. В какую сторону идти? Вопрос хороший, когда дальше своего носа ничего видно не было. Марселин глубоко вдохнула, стараясь сосредоточиться и затолкать глупую мысль о возвращении к ребятам из комнаты куда подальше.

     Следуй за нами... прошелестел чей-то голос у неё над ухом. Волосы, что были хаотично разбросаны по плечам после недавнего сна, пошевелил лёгкий порыв неизвестно откуда возникнувшего ветерка, аккуратно уложив светлые пряди за спиной. Девочка могла испугаться, закричать, потребовать у Элли бросить идею с поиском Мистера Никто — в тоннеле ведь кто-то есть, и это, определённо, не кот! — но вместо этого лишь крепче сжала чужую руку и без каких-либо объяснений потянула за собой, вслушиваясь в тишину, нарушаемую лишь шлёпаньем босых ног двух сироток по полу туннеля и непонятно почему знакомым шёпотом. Постепенно тревожность отступала, позволяя сосредоточенности и в какой-то степени спокойствию занять её место. Ей было тепло, она знала: это что-то, что звало девочку за собой, не желало зла.

     — Нам туда, — обронила Марселин без всяких «наверное» и «возможно». Таинственный голос словно играл с ней: то сообщал об очередном повороте совсем рядом, будто находился за спиной, то прыгал вперёд, исчезая, но каждый раз появлялся, стоило только на пути появиться новому препятствию. Девочка знала о каждой развилке и каждом выступе, за который в кромешной темноте могла по неосторожности зацепиться детская нога, и активно этим пользовалась, предостерегая Элли от потенциальных опасностей. Они шли по туннелю неспешно, держась за руки и водя ладошками по холодным стенам, а потом... потом наткнулись на ещё одну нору, и всё былое спокойствие как рукой сняло, когда пришло осознание: теперь им придётся лезть наверх, в очередное неизвестное никому место, и вновь испытывать свою удачу.

     Спрыгивать вниз было просто, забраться наверх как можно тише и незаметнее, чтобы случайно не разбудить жителей неизвестной комнаты — уже сложнее. Не без помощи Элли девочка вынырнула из дыры, оказавшись прямо под чьей-то кроватью, благо, что макушкой не стукнулась о её дно. Здесь витала особенная атмосфера сна, тишина нарушалась лишь лёгким храпом, доносившимся откуда-то справа, вероятно, с соседней кровати. Тринадцатая комната тоже должна была сопеть, завернувшись в тёплые одеяла, и видеть десятый сон, а не бродить по пустынным коридорам таинственного дома в попытке разгадать его секреты...

     Марселин аккуратно выглянула из-под кровати, стараясь разглядеть в комнате, освещаемой лишь лунным светом из-за не завешенного шторой окна, хоть что-нибудь, что могло бы подсказать, где они находились. Это помещение не было похоже на другие спальни сирот. Здесь было больше мебели, да и места достаточно. «Неужели...» — девочка удивлённо распахнула глаза, когда на противоположной кровати кто-то перевернулся на другой бок, что-то бормоча во сне и стараясь нащупать край одеяла, чтобы натянуть то на плечи. Не узнать воспитательницу соседней, двенадцатой, комнаты было невозможно: любительница всех поучать обладала громким голосом, большим носом картошкой и Марселин совсем не нравилась. Вновь спрятав голову под кровать, девочка повернулась к дыре и приложила палец к губам в надежде, что этот жест Элли всё-таки увидит, не станет задавать лишних вопросов и шуметь. Здесь было опасно.

     Ведь туннель привёл их прямиком в комнату самих воспитателей.

Отредактировано Марселин Кёрз (30.11.20 01:45:07)

+6

18

Ло всегда побаивалась Элли. А потому предпочитала лишний раз не злить ее, боясь ее сурового личика и хмурого взгляда. Рыжая сразу заткнулась, смотря на Элли провинившимся взглядом и одним своим выражением лица извиняясь. Девочка решила пока замолчать, просто слушаясь маленького тирана в юбке. Стать десертом для разных монстров ей не хотелось, но сейчас перспектива получить нагоняй от Элли казалась такой же серьезной. Ло было страшно за каждого ребенка. Она хотела бы вступиться за испуганную Рори, но не хотелось злить Элли еще больше. Было страшно и за Айзека, который мог получить от взрослых за кражу. Ло слышала о том, что ворам отрубали кисти рук. Айзеку ведь так не сделают? Из-за последних событий Ло боялась всего, но была уверена в других детях, которые были ей друзьями и семьей.

Девочка боялась больше взрослых, чем монстров. Это звучало странно и глупо, но взрослые всегда напоминали жестокого отца. Монстры в кошмарах и страшилках были предсказуемы. Они просто убивали маленьких сладеньких детей, а взрослые пугали ее своей непредсказуемостью, жестокостью и холодностью. Ей не хотелось идти с Айзеком только из-за страха быть наказанной Мадам, да и ей сильно хотелось найти кота. Он ведь был говорящим! Почему же он ни разу не сказал ей чего-нибудь? Понимал ли он тогда все ласковые слова, которые шептала ему Ло? Девочка всегда жалела его бедный хвостик, пыталась подкармливать его и тащить с кухни какую-нибудь вкуснятину для животного. Мистер Никто никогда не был чисто ее питомцем, но девочка питала к нему большую любовь, мечтая о собственном питомце. У них с отцом когда-то был домашний "любимец", но противная псина никогда не нравилась Ло. Она слишком громко гавкала, рычала и пыталась всегда укусить.

- Не бойся, - произнесла Ло, тепло обнимая малышку Рори. Или она пыталась успокоить саму себя? - Айзек умный и ловкий. Вас не должны поймать. Держи.

Девочка вложила в маленькую ладошку Рори конфетку, которую она спрятала тогда от Лейси. Все же Ло одинаково любила всех детей в комнате, стараясь быть с каждым в хороших отношениях, считая их за собственную семью. Ло надеялась на то, что ее ласка чуть приободрит Рори. Если Рори не будет бояться, то и страх Ло должен отступить. Так ей казалось. Рыжая спрыгнула в проход последней, закрывая глаза от страха неизвестности. Девочка едва устояла на своих ногах, давая себе пару секунд прежде чем распахнуть глазенки. Тьма. Что же потащило ее в эту страшную бездну? Желание найти кота? Желание быть с самой сильной и уверенной в себе Элли? Страх взрослых? Ло задрожала от страха, забывая обо всем. Ей хотелось нащупать что-то или кого-то, но Ло боялась наткнуться тут на какого-то монстра, проклятую монетку или что-то похуже. Ло уже хотела неуверенно начать проситься в комнату, но Элли уверенно взяла ее за ладонь. Тепло чужого тела и уверенная хватка прогоняли страх. Точно. Она была не одна. Ло шла за Элли и Марси, держа Элли за руку. Девочка не видела и не слышала кота, но и звать его ей почему-то не хотелось. Вдруг откликнется кто-то другой?...

И у бездны был конец. Девочки втроем выбрались из прохода, прячась все еще под кроватью. Ло все так же сохраняла молчание, стараясь даже дышать тише. Ло услышала чужой храп, который мог принадлежать только противным взрослым. Девочка совсем не ожидала, что таинственный проход приведет их в комнату взрослых! Она ведь как раз пыталась избегать их, а теперь сама приползла в их логово. Ло оглядывалась по сторонам, пытаясь найти кота. И увидела кошачьи сверкающие глаза в темноте. Только это были две пары глаз. Ло коснулась Марси и Элли, показывая пальцем в сторону двух(?) котов, которые сидели под кроватью. Говорить было нельзя, но упустить Мистера Никто и еще кота было нельзя. Ло посчитала, что хватать кота за хвост было плохой идеей, но как достать их? Пытаться достать кота было глупым. Девочка старалась быть очень тихой и выползла из-под кровати, пытаясь так же тихо ползти к кровати с котами. Ло забралась под кровать, стараясь не издавать лишних звуков.

[nick]Ло[/nick][status]~[/status][icon]https://i.imgur.com/YBGeJh2.png[/icon][sign]~[/sign]

Отредактировано Дионас (08.03.21 20:03:39)

+6

19

[- Т Ь М А  Г О В О Р И Т -]

– информация для отряда самоубийц –
https://i.imgur.com/GWDOEEQl.jpg
И так, вы оказались в комнате, которая была не просторнее типичной спальни сироток. Такая же скудно обставленная, серая и нагоняющая тоску. Но было здесь несколько значительных отличий: нарочитая чистота, грозящая показаться маленьким девочкам неестественной, словно здесь не жили люди, насекомые, даже пыль облетала тихую обитель стороной; тишина стояла не мертвая, но каждый звук казался почти таким же неправильным, как пятно краски на идеальном фартуке Леди. Кстати... лаз вел как раз под кровать воспитательницы комнаты №13. Занятное совпадение. Половицы почти не скрипели, Ло смогла почти бесшумно проползти под соседнюю кровать, где в густой темноте пряталось двое непрошеных гостей. Странно только, что Леди не чихала, а ведь у нее была аллергия! Жаль, что рыженькая малышка не обратила на это внимание раньше, и как только она доползла до места, рядом с пушистыми зверьками зажегся небольшой огарок свечи. Пламя разрезало темноту и буквально на расстоянии вытянутой руки показалась пара... существ. Коты не были похожи на Мистера Никто... или дети еще многого не знали о своем любимце? Свет почти догоревшей свечки наглухо запечатал лаз, через который они попали в комнату. Отступать некуда... и кто знает что было бы, если кто-то из искательниц приключений не успел вылезти из тоннеля.

Давно у нас-с-с-с-с-с не было гос-с-с-с-стей, – змеиное шипение исходило от рыжего демона, гибко изогнувшего спину дугой, – добро пожаловать в кош-ш-ш-ш-шмар ~

Второй кот, что был подозрительно похож на Мистера Никто по расцветке и цвету безумных глаз активно кивает, за его спиной лежал перевернутый рисунок и наполовину сточенные восковые мелки черного цвета. Животное хихикнуло, взмахнуло когтями, расцарапав Ло руку и вот уже знакомый многоголосый бас грозно приказал:

Прочь!

Несмотря на возню, воспитательницы все еще спали и перед девочками встает выбор:
➤ Прогнать котов и не задувать свечу / не задувать свечу [заветное заклинание "брысь" вполне сработает] взять мелки / посмотреть рисунок /не брать мелки / не смотреть рисунок.
➤ Задуть свечу / не задувать свечу и просто тихо уйти
➤ Попробовать поговорить с котами

– информация для отчаянных сорвиголов –

Ночью в коридорах дома не просто темно. Мрак окутывает настолько плотно, что когда сиротки смыкают веки им кажется, что стало немного светлее. Передвигаться можно только наощупь или по памяти, не стоит отпускать руку партнера по вылазке, иначе вы рискуете не найти его в глухой темноте Дома. Но что-то идет не так... как только вы останавливаетесь скрип старых половиц звучит еще какое-то время. Близко. Буквально в трех шагах за спиной. И как только Лейси может шататься тут без света? Но ведь у Рори все еще остается последняя спичка... может стоит воспользоваться ей пока страх не побудил вас бежать в панике? Вы в опасности. Айзек чувствует это каждой клеточкой своего тела, но как спастись от сокрытого сумраком преследователя?

Можно попытать удачу:
➤ Зажечь спичку
➤ Попробовать нащупать незнакомца в темноте
➤ Бежать в кабинет Мадам/обратно в комнату/зайти в первое попавшееся помещение

Очередность постов:
группа 1: Рори, Айзек
группа 2: Элли, Марселин, Ло

[icon]https://i.imgur.com/6OD53VAl.png[/icon][nick]Мистер Никто[/nick][status]кошмар в полночь[/status]

+5

20

С кем-то тьма говорила, шепталась, подсказывала, обнимала или даже пугала.
Малышке Элли было удивительно все равно на этот затхлый мрак, пропитавший каждый уголок тринадцатый комнаты, и плавно стекающий в это сливное отверстие в полу. Меньше минуты назад два... нет, три! Три крохи-сиротки провалились в бездну, которая не стала смаковать их и прожевывать, а позволила исследовать свои секреты. В кромешной черноте не было излюбленного света, для этой тьмы он был губительным и от того таким опасным для девчонок, почти смело шагнувших в неизвестность. Прислушиваться бесполезно, всматриваться - тоже. Просто идти наощупь? Лишь бы не провалиться в очередную такую дыру - думала Элли, осторожно касаясь руки Марселин. Почему и откуда та знала куда идти? Красноглазая девчонка решила оставить разговоры на потом, и, не имея вариантов лучше, тихо согласилась. Сначала зефирная принцесса, от которой всегда пахло чем-то пряным и сладким, схватилась за подол юбки Элли, чем вызвала... не самые благоприятные эмоции девчонки. К счастью, во тьме этого не было видно, а то последнее время Элли вела себя не сильно дружелюбно, хотя для сиротки это было скорее "отчужденно" и так, как удобно самой девчонке. Элли вздохнула, мягко схватив кроху Ло за ладонь: теперь они втроем образовали единую цепочку, и так было гораздо меньше шансов потеряться.

Здесь было... приятно чисто. Но Элли все равно не могла найти эту комнату уютной, вот, быть может, если бы рассмотреть все при свете...
Бойся своих желаний, как говорится. После абсолютной черноты, яркое пламя свечи слепило глаза, заставляя девчонку щуриться и кривиться пару секунд, прежде чем привыкнуть и рассмотреть все полностью. Комната воспитателей пугала лишь тем, что девочек здесь быть не должно. Это подтверждали и странные коты, которые явно очень давно не видели гостей - они комнату не покидают, не так ли? По всей видимости, это вовсе не та дорога, которой ходит Мистер Никто. Элли продолжала напряженно следить за тем, как вздымается грудь их воспитательницы, как тяжело дышат остальные, и как... очень шумно скрипят эти противные коты. Да тут одно неловкое движение - и все, и три слишком смелые девчонки рисковали нарваться на гнев воспитательниц, и как вообще им объяснять как они попали в эту комнату?..

И тут Элли поняла, что обратного пути у них не было. Дыра, лаз, кротовая нора - как угодно называй, исчезла, и сиротка почувствовала этот холодок, пробежавший по спине. Дверь. А если она закрыта? А если она скрипит так, что весь приют на уши встанет? Еще эти мерзкие коты, которые, кажется, успели оцарапать Ло и зная соседку достаточно хорошо, та рыжая должна вот-вот начать тихо скулить от боли. И потому Элли нежно, насколько умела в подобную эмоцию, приобняла бедняжку, приложив свой палец к  губам. Им нужно быть тихими... А еще им непременно нужно было отнять у страшных котов эти мелки и рисунки. Быть может они не отдают их из вредности? Возможно, это принадлежало совсем другим детям... каким? Не тем, что соседствовали с Элли в тринадцатой комнате. Красноглазка хмуро смотрела на котов, однозначно не собираясь с ними разговаривать, но заговорчески кивнула Ло как раз перед тем как...
Задуть свечу.

Мир вновь погрузился во мрак, и это было куда правильнее в данный момент, чем невнятное пламя огарка. Его, к слову, Элли решила стянуть едва ли не в первую очередь, смело и не переживая что две вредные кошки и ее решат поцарапать или укусить. Просто широким жестом руки сгребла и свечу, и мелки, ну а Ло оставалось успеть аккуратно вытянуть рисунок. И самая главная надежда теперь была на Марселин, которая, как надеялась Элли, времени даром не теряла и уже придумала как им улизнуть обратно в комнату. Или в коридор. Куда-нибудь подальше от котов и воспиталок.
Ну, не зря же Марселин была самой смышлёной среди них?
[nick]Элли[/nick][status]lost[/status][icon]https://i.imgur.com/4JfiluR.jpg[/icon]

+6

21

Слова не ранят, они колючие ядовитые занозы застрявшие в венах. В огромных от шока глазах Рори отражается самодовольная мордашка шумной Элли. Деструктивные фразы колупали сейф с забытыми воспоминаниями; девочке не было обидно, ей было привычно. Легкая печаль, горькое разочарование и покорное принятие. Элли – плохой человек; жестокий и черствый. И это было ее самой завораживающей чертой, пробуждая смутное ощущение тоски по кому-то неведомому кошмару. Рори десять лет не ощущала себя живой; не билось не мертвое сердце, не лилась по венам теплая кровь; взрастили болезненно одинокую девушку ветра и вьюги, ставшие едиными с ней северные морозы, ведя размеренное неторопливое существование один на один со своей бесполезностью. Не нужна никому, даже тем, кого считает друзьями. Это не честно! Я всего лишь хотела помочь. Слезы непроизвольно распределяются по мгновенно покрасневшей слизистой нижнего века бездонными горячими озерцами. Искренние, но но еще не пролитые концентраты детской обиды. Рори убила бы ее. Омыла мертвой густой кровью свои ладони, как проникающим под кожу ядом; может быть, тогда они подружатся, и она познает единство их проклятой сущности, чудовищу лучше быть подле чудовища.
.
И мне не придётся искать в себе силы, милая Элли. Чтобы ты однажды не обнаружила куски битого стекла в своей порции каши.
.
Девочка смиренно опускает взгляд, молча шмыгая, прижимает к груди игрушку, которая никогда ее не обидит. Уходит в себя. Рори ловит себя на мысли, что живёт в окутавшей ее панике, она не понимает, что творится вокруг и лишь слушает окружающих – все как всегда и всё так обычно – в малышке ничего не выдает ни рассеянности, ни потерянности; сиротка доводит рутину до абсолюта и зарывается в ней полностью, не позволяя чему-либо еще мешать, сводить с намеченного пути и запутывать еще сильнее в этом невыносимым лабиринте, отягощенным собственными чувствами и рассуждениями. Ей тошно в собственной квартире, тошно от теплых объятий Ло, тошно от тихого голоса Марселин. Невыносимо. Девочка без намека на сопротивления позволяет Айзеку увести себя прочь, ей войти в темные и чужие коридоры было проще, чем оставаться в месте, где ее никто не любит.
.
Две пары детских ножек почти не издавали звуков. Поступь у малышей невесома; крадутся на ощупь и по памяти. Цель находится далеко, защищена темнотой и строгим-строгим запретом воспитателей. По законом Дома – войти в кабинет Мадам страшный грех. Почему Айзека это совсем не смущало? Не боится наказания? Может и маленькому изгою не стоит переживать по этому поводу. Но Рори все же кое-что смущало: за спиной то и дело радовалось глухое эхо. Тук-тук-тук-тук-шарк-тук. Девочка чутко поджимает босую ножку, замирает в такой позе, напоминая напуганного вспорхнувшей птахой кролика; тянет спутника за руку, молчаливо просит его замереть на месте. Посторонние звуки тут же стихают. Может быть ей показалось? Рори шумно выдыхает, виновато бодает Айзека в плечо лбом. Быстрое, молчаливое извинение за трусость. Они идут дальше по коридору, между комнат сироток, в тайне брюнетка молится всем, кто захочет ее услышать. Пусть это будет Лейси, путь это будет она. Ее не смешная шутка. Шаги становится отчетливые, их уже невозможно перепутать с игрой воображения. Страх сгибал тело пополам, крутил внутренности, обливая спину кипятком и жидким азотом; дыхание становиться хриплыми спазмами. Сдавленными, жалкими, постыдно-громкими. Самая страшная пытка – неизвестность. И Рори ожидаемо сдается первой, поворачивается, до боли в расширенных зрачках впиваясь во мрак затравленным взглядом. В миг похолодевшие пальцы еще сильнее впились в ладонь мальчика, словно это могло придать ей уверенности в себе.
.
Кто здесь? – она хотела придать голосу строгости, но из горла вырвался только плаксивый истерически подрагивающий писк.

[nick]Рори[/nick][status]шепчут тени[/status][icon]https://i.imgur.com/dh7OUUrm.jpg[/icon]

+6

22

[- Т Ь М А  Ш Е П Ч Е Т -]

– информация для отряда самоубийц –
Как только погасла свечка, коты стали самыми обычными: недовольными, бродячими и ласковыми [один из них оказался Мистером Никто]. Они тут же попрятались по углам, лукаво сверкая глазами-лампочками. Ничего более не произошло. Рисунки и мелки оказались у Элли, но осталось найти путь из комнаты. При беглом осмотре можно обнаружить: межкомнатную дверь, ведущую в коридор [заперто], большой платяной шкаф [заперто], окно на улицу [первый этаж, не заперто]. При изрядной доле внимательности, можно заметить единственный ключ, лежащий на тумбочке рядом с кроватью Леди.

– информация для отчаянных сорвиголов –
https://i.imgur.com/tvwZGLzl.jpg

Вопрос Рори не остался без ответа, мертвенный свет луны просочился в пыльное окно Дома, очерчивая силуэты двух небольших обезображенных злыми улыбками собак. Они были точь в точь как те, что были нарисованы на картине рядом с кабинетом Мадам. Только более... жуткие. Шерсть одной была перепачкана чем-то красным, светящиеся, точно ртутные озерца, глазки неотрывно следили за сиротками. В тварях было сложно узнать милых песиков с полотна. Стоит отметить, что именно пустующую рамку этой картины и хотела показать вам ранее Лейс, но сейчас Айзеку и Рори посчастливилось самостоятельно найти псов, пропадающих каждую ночь со старинного холста.

Мы, – начала одна из собак, поворачивая голову набок с жутким хрустом, – ЗДЕСЬ, – закончила вторая более басистым и глубоким голосом, – хотите С НАМИ ПОИГРАТЬ?
С эти словами собаки встали... что же делать?
➤ Бежать в комнату/кабинет Мадам/вылезти в окно [первый этаж]
➤ Зажечь спичку
➤ Найти пустое полотно и зажечь спичку рядом с ним/разорвать/поджечь/уничтожить другими способами
➤ Поиграть с собаками с:

[icon]https://i.imgur.com/6OD53VAl.png[/icon][nick]Мистер Никто[/nick][status]кошмар в полночь[/status]

+5

23

[icon]https://c.radikal.ru/c15/2010/a1/bc0b4fa43d33.png[/icon][nick]Айзек[/nick][status]сладость или гадость?[/status]

Талант Айзека трудно было назвать простой интуицией, ведь интуиция давала осечки, тогда как его навык чувствовать неприятности был до безобразия безупречен. Возможно, его бы следовало назвать «жопой чую», но мальчик не употреблял грубых слов без надобности, поскольку это была привилегия деревенских необразованных детишек, думающих, что этикет – это корм для кошек, а не сборник норм. К сожалению, сейчас он чувствовал это жутко неприятное чувство приближающихся бед. Оно кусало за пальцы, отчего кончики немели, и сотни мурашек бежали по рукам, проникая под рубашку и скользя по позвоночнику. Он чувствовал, как тонкие волоски на конечностях встали дыбом, и, если бы не теплая ладошка Рори, Айзек бы непременно подумал о том, что совершенно замерз – таким было это ощущение, внезапно обострившееся до предела. Как девочка сильно впивалась в него пальцами, так и он сам цеплялся за неё, как за спасательный круг, но стоило им пройти дальше, как в темном коридоре, бледно освещенном тусклым светом луны, показались…другие.

Айзек не был кошатником, и не был собачником, он был просто хитрым пездюком ребенком, что считал себя неуязвимым и сообразительным, и даже сейчас, когда коленки его дрожали от страха, он эгоистично думал о том, чтобы проявление его страха не увидела Рори. В конце концов, он – воплощение рациональности и хладнокровия, у которого сейчас застрял от ужаса ком в горле. Айзек прилежно учился и знал, что бежать от собак не только бесполезно, но и глупо, а ещё следовало двигаться медленно, не отводя взгляда и прикрывая шею. Ситуация осложнялась тем, что собаки сами по себе были страшными, и навряд ли в их шерсти застряла алая краска, которой их испачкали детишки. То, чем могли бы испачкать их детишки, вызывало приступ тошноты, и, скорее интуитивно, нежели намеренно, Айзек продолжал пятиться назад, утягивая за руку и Рори.

До девятой комнаты было далеко, да и собаки скорее последуют за ними, отчего возможных жертв станет лишь больше. А уж о том, чтобы бежать в комнату воспитателей, и говорить не стоило – не только далеко, но и чревато последствиями. От множества мыслей у мальчишки заболела голова, но он совершенно не видел выхода, пока ночной ветер, ударив по ставням, не приоткрыл плохо закрытое окно. В кромешной тишине этот звук был очень громким, но он же был дорожкой из красного кирпича, что в сказке привела героев к замку. Дернув Рори за руку и указав ей взглядом на окно, Айзек облизнул засохшие губы, дрожащей рукой скользнув в карман, в котором лежала украденная вчера у Ло конфета.
- Д-давайте…И-играть…

Вытащив из кармана кулачок, в котором было зажато лакомство, мальчик замахнулся изо всех сил, надеясь, что конфета пролетит достаточно, чтобы отвлечь чужое внимание. Во всяком случае, он всем сердцем на это надеялся...
- ЛОВИ
Думать о том, сработала это или нет, он уже не стал, рванув, сломя голову к оконной раме. Раскрыв его нараспашку, Айзек подсадил на подоконник Рори, предусмотрительно подпихивая её сзади – прыгать с первого этажа было не больно, уж кому, как ни ему это знать. А после запрыгнул на подоконник и сам, не смея оборачиваться. Ему казалось, что обернувшись, он встретится с огромными взбешенными глазами, а после не сможет сделать уже ничего...

Отредактировано Рагнар (26.12.20 19:27:21)

+6

24

[nick]Ло[/nick][status]~[/status][icon]https://i.imgur.com/YBGeJh2.png[/icon][sign]~[/sign]
Девочка словно мышка сама залезла к котам под кровать, не ожидая какого-то подвоха или враждебности со стороны своих любимых пушистых друзей. Огарок свечи загорелся и явил маленькой девчушке совсем незнакомые пугающие мордочки, которые малышка совсем никак не узнавала. Она все еще не привыкла к говорящим котам, а потому чуть вздрогнула всем телом. Рыжое нечто скорее шипело подобно змеям, а не мило мяукало или мурлыкало. Если Ло и представляла говорящих котов, то они именно мурлыкали в ее забавных снах. Только ведь кот сам сказал о том, что девочки попались в самый настоящий кошмар. И все равно даже в кошмаре она была рада видеть Мистера Никто. Лишь пару секунд. Ее любимец расцарапал ей руку, добираясь когтями до нежного детского сердца, которое совсем не ждало предательства от пушистого зверька.  Рыжей хотелось начать рыдать из-за боли и обиды, но Элли удивительно нежно обняла ее и призвала к молчанию. Ло едва подавила в себе желание горько расплакаться, закусывая губу и вспоминая про спящих старух. Девочка недовольно глянула на Мистера Никто, не понимая его реакции. Ведь это не она решила ткнуть в него горящей спичкой! Или все из-за тупых рисунков и дурацких мелков? Дурацкий кот!

И мир вновь стал темным и еще более пугающим. Или же лучше было во тьме не видеть страшные гримасы котов? Ее глаза еще не привыкли к темноте, но Элли действовала куда быстрее. Как всегда. Решительная и смелая. Даже не боялась чертовых котов. Ло даже не успела восхититься красноглазкой, как пришлось поскорее выползать из-под кровати. Только тихо. Оцарапанная рука все еще неприятно саднила, как и сердце девчушки. Она посмотрела в угол комнаты, вглядываясь в не(?)знакомые глаза-фонари Мистера Никто. Она совсем мало знала о своем любимце. Поэтому он навредил ей? Времени разглядывать мелки и рисунки не было. Они все еще были на "вражеской" территории. Мальчишки из соседней комнаты постоянно играли в войну, солдат и рыцарей, а Ло оказывалась несчастной принцессой в башне, которую надо украсть из-под драконьего носа. Неожиданно принцессе пришлось брать чужую и незнакомую роль на свои хрупкие плечики, чтобы достать ключ на кровати Леди. Вдруг он от двери и они смогут выйти? Или вон от того шкафа? Интересно, а  что же хранили взрослые? У Ло было мало вещей, да и игрушек не так много. Больше по сравнению с другими детьми, но все же. Единственным складом для вещей было место под кроватью. А вдруг там какие-то ценности? Спички? Сладости? Или же там прятались какие-то ужасные существа? Эта мысль напугала малышку, но ей все равно хотелось стащить этот ключ. Быть такой же решительной и смелой как Элли! Именно поступок темноволосой и вдохновил Ло на такую дерзость, граничищую с безумием красть что-то у взрослых.

Ло постаралась как можно тише подобраться к тумбочке у кровати Леди и стащить оттуда ключ. От напряжения она даже забыла как дышать, боясь внезапного пробуждения Леди. А вдруг она тоже какой-то монстр? Схватит ее за руку и откусил по плечо? Почему-то хотелось верить в то, что Элли каким-то образом спасет ее. Нет. Не нужно полагаться на одну Элли, так? У Ло уже был целый план дальнейших действий. Если Леди или другие не проснутся, то она должна проверить подходит ли ключ к шкафу. Если честно, то пытаться открыть дверь в коридор ей казалось плохой идеей. А вдруг там снова что-то плохое? Окно казалось лучшим вариантом. Уже хотелось вдохнуть свежего воздуха.

Отредактировано Дионас (08.03.21 20:01:24)

+6

25

[nick]Марселин[/nick][icon]https://sun9-71.userapi.com/cdMsBJ4Xfll5raGvlyCCZohkMj6YQt5C5tz64g/2z71qHiO0CE.jpg[/icon][status]Дитя тени[/status]
     Яркий свет, исходивший от внезапно вспыхнувшей свечи, полоснул по глазам, заставив Марселин предсказуемо зажмуриться. Внутри всколыхнулась тревога: воспитательницы проснутся. Проснётся Леди, и им точно несдобровать!..  Однако один взгляд на котов, нет, каких-то существ с дьявольскими мордами — такими только пугать детей в кошмарах — заставил девочку направить своё беспокойство в другое русло. В напряжении наблюдая за Элли и Ло, что подобрались к недружелюбным обитателям комнаты, Марселин старалась отогнать навязчивые мысли прочь. Лаз, стоило только свету от огонька залить посещение, захлопнулся, словно его и не было там никогда. Ладошка прошлась по холодному полу, ища доказательства пропажи. Пути назад не было, а это значило, что впереди троих девочек ждал поиск выхода: оставаться рядом с пусть и громко сопящими воспитательницами и недокотами было слишком опасно.

     На руке Ло появилась пара царапин, оставленная заботливым... кем? Мистером Никто? Неужели тот самый кот, что любил понежиться на кровати у соседки и дарил той свою любовь больше, чем кому-либо в комнате номер тринадцать, решился поднять на девочку свою когтистую лапу? Марселин задержала дыхание, заклиная Ло молчать. Нельзя плакать. Нельзя кричать. Девочка опасливо покосилась на Леди, что спокойно спала, возможно, даже не подозревая, что сейчас творилось в четырёх стенах. Последнее, что она сумела чётко увидеть при свете, — это глаза воспитательницы, прикрытые веками, а затем помещение погрузилось во тьму.

     С приходом мрака вновь накатило удивительное спокойствие и сосредоточенность. Марселин чувствовала себя защищённой, как в том тёмном туннеле, ведомая неясным голосом и чувством, которых так и хотелось назвать друзьями — так просто и по-детски наивно. Они вновь говорили, что-то шептали, стоило только девочке допустить малейшую мысль или бросить взгляд на что-либо. «Заперта», — раздалось над ухом, когда Марселин уставилась на дверь — очевидный и самый простой способ сбежать отсюда. На шкаф голос ответил так же, однако окно, через которое можно было выпрыгнуть на холодную, покрытую росой траву, оказалось открыто.

     На ключ, о котором на ухо заботливо шепнул таинственный друг, уже нацелилась Ло и вскоре держала в руках, тихонько стянув тот с тумбочки рядом с кроватью Леди. Марселин подкралась ближе и с любопытством глянула на вещицу в маленькой ладошке. «Откуда он?» — вопрос возник сам собой, но в этот раз ответом  послужила холодная тишина. Между бровей появилась складка. Девочка не чувствовала ничего; шёпот, который до этого момента учтиво подсказывал направление, исчез, оставив сиротку в обществе таких же девчонок, спящих воспитательниц и пары котов, что растворились в наступившей темноте.

     — Можно? — одними губами произнесла Марселин. Холодные пальцы аккуратно коснулись ладони Ло, забирая у неё ключ в надежде, что, дотронувшись до этого кусочка металла, она поймёт, что нужно делать, услышит, почувствует, но... ничего. Ощущая кожей неровную зубчатую поверхность, девочка старалась принять наилучшее решение. Сама. Попробовать открыть дверь? А может быть, шкаф? Что в нём, таком огромном, да ещё и запертом, могут прятать воспитательницы? А может, этот ключ вообще ни к чему в этой комнате не подходит?..

     Не попробуешь — не узнаешь. Марселин крепче сжала металл в руке, подкралась к шкафу, вставила ключ в замочную скважину и медленно повернула, надеясь, что дверца его всё же распахнётся и, если повезёт, даже без противного скрипа.

Отредактировано Марселин Кёрз (02.01.21 23:42:40)

+6

26

[- Т Ь М А  Ш Е П Ч Е Т -]

– информация для отряда самоубийц –
https://forumupload.ru/uploads/001a/67/f3/4/t30822.png

Тишина казалась зыбкой предрассветной иллюзией, которую могло разрушить даже несмелое дыхание. Коты с ленивым любопытством наблюдали за пойманными в ловушку сиротками, которые метались по комнате в поисках выхода. Но знают ли пташки, что за пределами клетки мир намного опаснее... Мистер Полночь прыгнул на подоконник, луна очертила серебром его тощий силуэт, животное нервно дернуло сломанным кончиком хвоста. Мелки оказались в ручках Элли, а Марселин стянула блестящий ключик с тумбочки. Но что он открывает? Дом коварно молчал, злобно посмеиваясь через потрескивание древних стен и занозистых половиц. Ошибка может обернуться потерей с таким трудом добытых трофеев... но дети идут на риск, ставя на кон все. Мрачно нависающий над головами детей шкаф казался угрожающей громадой. Там мог укрыться взрослый человек, а может даже страшный монстр, которого заперли там за "плохое поведение". Прохладный металл с сухим щелчком вошел в скважину. Поворот. Открыто! Створки шкафа бесшумно распахнулись, открывая взгляду абсолютно пустое пространство: ни одежды, ни вещей, ни прочего хлама, что привычно хранится в подобных громоздких предметах интерьера. Но подождите... на самом дне лежит два клочка бумаги. Если рассмотреть их, то становится понятно, что Марселин нашла карту Дома и прилегающего к нему сада. Только вот карта была исписана чьими-то именами [вероятно, они принадлежали составителям данного шедевра], а так же стояли странные метки, похожие на звездочки... что они обозначали? Пояснений оставлено не было.
На обратной же стороне листочков кривым почерком было вычерчено одно единственное слово:

БЕГИ

Стоило глазкам сирот коснуться искорёженных от ужаса букв, как кровать Леди тихо заскрипела. Невероятная тревога сделала воздух невыносимо душным и неподвижным. Самое время самым лучшим моментам жизни начать проносится пред глазами сироток... но разве в доме было место для света? Даже тени попрятались, оставляя вместо себя какой-то бессмысленный и холодный сумрак. Женщина начала неловко ворочаться, протяжно вздыхать, точно раненный олень, готовая с секунды на секунду открывать светящиеся пустым светом обреченности глаза. Марселин, Элли и Ло нужно срочно что-то предпринять, причем быстро! Ибо не зря карту так хорошо прятали, если воспитатели заметят их в компании редкой находки, они отнимут ее и больше не вернут.

– информация для отчаянных сорвиголов –
https://forumupload.ru/uploads/001a/67/f3/4/t30822.png

Ночная прохлада сада послужила отрезвляющей пощечиной. Тонкие нити травы поймали выпрыгнувших из окна малышей, еда поцарапав им колен и ладони. За спиной раздавался голодный вой и старческий скрипучий смех, который могли слышать только Айзек и Рори. Детишки вышли на прогулку в столь темный час, что даже звезды и Луна не могли сокрушить стену непроглядного мрака. Как будто та осязаемая темнота вытекла из проклятого коридора прямо за ними... на улицу. И теперь смолой оседала на душистом разнотравье.

Им нужно срочно вернуться обратно в духоту Дома, пока их не хватилась, но... как? Они одни, парадная дверь закрыта... маленький мишка с пуговичками вместо глаз сразу же дал хозяйке подсказку "за стеной открыто маленькое окошечко, ведущее на цокольный этаж, где находилась лестница в подвал, окно в комнату воспитателей, где сейчас находились другие сиротки, а так же окно в комнате старших детей: злых и циничных. Впрочем, сложно ожидать другого поведения от ненужных подростков."

Айзеку вся эта ситуация дико не нравилось, внутренний голос так и кричит, что их здесь быть не должно. Но Дом... впервые за все время пребывания в приюте, мальчик явственно ощутил аномальное отвращение к старому строению. К самому зданию. Словно оно могло быть виновно в его бедах. Также, блондин внезапно услышал тихий всхлипывающий плачь со стороны сада. Едва уловимые, но столь горестные рыдания, а пронизывающий холодом ветерок принес едва уловимый запах диких роз: колючих, неказистых, всеми покинутых зарослей, где с трудом можно было отыскать буро-красные, некрасивые цветочки.   

https://forumupload.ru/uploads/001a/67/f3/4/t30822.png
карта дома
карта сада
https://forumupload.ru/uploads/001a/67/f3/4/t30822.png

[icon]https://i.imgur.com/6OD53VAl.png[/icon][nick]Мистер Никто[/nick][status]кошмар в полночь[/status]

+5

27

Беги. Куда? Когда? Сотня вопросов разом зароились в голове с жутким липучим страхом, и овладев детским телом черной расползающейся где-то внутри груди кляксой внезапно обуздавшего страха и оцепенения. Элли не стала задавать свои вопросы вслух, как и не стала провоцировать не менее испугавшихся девочек на обсуждение - кровати наседок скрипели все чаще а дыхание самих женщин больше не походило на глубокое и размеренное. Все симптомы того, что какие бы сны, прекрасные или ужасные, а может такие же безликие как и они сами, не чудились в их украшенных проседью головах, было ясно только одно: бежать лучше прямо сейчас. Дверь закрыта, в дыру лезть опасно, черный коридор мог стать внезапно длиннее чем в прошлый раз, а тени менее общительными с Марселин. Проберись в эту комнату одна, Элли быть может и рискнула бы пойти по худо-бедно изведанной тропинке, но сейчас, даже привычно отстраненной от общего коллектива в силу своей надменной правильности, девчонке не хотелось рисковать другими. Если уж настояла на том, чтобы лезть в эту дыру, прихватив с собой не только Марселин, но и более пугливую до всего Ло, значит и ответственность за девчонок надо нести именно Элли, и позаботиться чтобы все вернулись в свои кровати до рассвета.

На неком интуитивном уровне красноглазка с косичками чувствовала, что время стало поджимать совсем яро. Убедившись, что спутницы не забыли закрыть шкаф, заметая все возможные улики - впрочем, все всегда можно списать на непоседливых котов, как то любят делать нашкодившие дети?..-  Элли настойчивым жестом отогнала котов от окна. Не заперто, к великому счастью. Тихо шмякнувшись о неровно выстриженный газон, брюнетка спустя секунду-две почувствовала характерное нытье в ушибленной коленке, и в быстрой панике, да в тусклом лунном свете, успела перепроверить застиранные колготки на наличие дыр. Пронесло... Если в более бойкой Марселин девочка была более уверена, то что касается неженки-принцессы... Хоть бы не сейчас - вяло подумала Элли, вспоминая все капризы рыжей, которые могут возникнуть в любой момент и по любому поводу. Наверное страх быть пойманными все таки наступил на горло ворчливому характеру сладкоежки, и та послушно сиганула следом. Стало немного легче, а потом Элли вновь вспомнила загадочное послание на обороте карты. К слову, изучать карту времени особо не было, зато было огромное желание убраться куда подальше от окна и самой комнаты, в которой остались смотрительницы. Как самая высокая из девчонок, Элли достаточно ловко управилась с тем, чтобы постараться максимально бесшумно закрыть за собой окно. Или было бы лучше не трогать ничего, оставить как есть, списав все на сквозняк? Элли просто не привыкла врать, и в этом плане пришлось бы отдуваться другим, придумывая правдоподобные легенды и теории, способные убедить старух в том что их скромная троица ни в чем не виновата.

Бег легкой трусцой, с крепко сжатыми в кулачках добытыми трофеями, вывел девочек в заброшенный сад к колючим кустам. Элли склонилась к земле, опираясь руками на собственные коленки, и попутно растирая ту что еще немного ныла, пытаясь отдышаться. Совершенно не факт, что место, в которым они оказались, было более безопасным, и на покинувших свои не слишком теплые постели девочек обрушится кара мрачного садовника или чего-то похуже...
- Все целы? - дежурный вопрос, который должен был перерасти в плавное обсуждение своих находок. Особенно что касалось карты - им ведь как то надо вернуться в свои постели, Элли продолжала настойчиво думать о том, что было бы сейчас самым правильным решением. Пока взор изрядно выцветших алых глаз не наткнулся на явное свечение глубоко в кустарнике.
- Что это?... - вопрос скорее риторический, вряд ли хоть одна из девчонок могла это знать с точностью. А еще, кажется, свечение не видел никто, кроме самой Элли.. - Ну как же, вон, блестит! - настаивала брюнетка с явным упорством. Не чудится же ей? Может это свет кошачьих глаз, очередных, но... нет, не похоже на то. Тогда Элли, даже вопреки тому, что сухие ветки и непокорные колючки могли бы запросто порвать весь затертый сарафан, зажмурившись покрепче, решила протянуть свою руку к влажным корням. Ушибленная коленка опять предательски заныла в самый неподходящий момент...
[nick]Элли[/nick][status]lost[/status][icon]https://i.imgur.com/4JfiluR.jpg[/icon]

+5

28

[nick]Марселин[/nick][icon]https://sun9-71.userapi.com/cdMsBJ4Xfll5raGvlyCCZohkMj6YQt5C5tz64g/2z71qHiO0CE.jpg[/icon][status]Дитя тени[/status]
     Ключ повернулся с тихим щелчком, и Марселин потянула за ручку, распахивая деревянные дверцы. Она рассчитывала увидеть внутри всё, что угодно: кучу однообразных платьев и ботинок, которые каждый день носили воспитательницы, коробки с непонятными вещами, даже потайной ход, раз шкаф был заперт на ключ... Но наткнулась на пустоту. Кёрз чувствовала разочарование вперемешку с облегчением: несколько секунд назад всё внутри сжималось от одной мысли, что из темноты таинственного шкафа на девочек может выпрыгнуть жуткое существо из кошмара, и в какой-то мере Марселин была к этому готова. Она ожидала увидеть полыхающие огнём глаза, острые когти или что-то в этом духе, но вместо этого взгляд наткнулся на глухую стену шкафа. Ничего.

     Хотя, постойте...

     Рука потянулась вниз, детские пальчики выхватили из холодной темноты кусочки бумаги — единственное содержимое платяного шкафа. И вот это — то самое сокровище, которое воспитательницы скрывали за запертыми дверями? Девочка прищурилась, рассматривая вместе с Элли и Ло находку в лунном свете, что лился сквозь незанавешенное окно. На листах была нарисована карта Дома. Правда, обычные линии, что обозначали стены комнат, были дополнены ещё и непонятными звёздами, которые наверняка были здесь не просто так... И огромные буквы, нацарапанные на обратной стороне, складывающиеся в одно громкое «БЕГИ» тоже не были случайностью.

     Мыслить здраво Марселин старалась, но в тот момент у неё это слабо получалось. Послание вкупе с внезапно зашевелившейся Леди перемешало все мысли, однако самым ярким огнём среди этого хаоса маячила одна: им действительно нужно было уносить ноги, и как можно скорее. Сердце ускорило свой ритм, однако руки не подводили: в один момент шкаф оказался заперт на ключ, будто никто и не открывал его до этого момента. Зубчики впились в кожу — так сильно Марселин сжимала металл, пытаясь решить: попробовать незаметно положить ключ на тумбочку рядом с кроватью Леди... и быть схваченной за руку на месте преступления или же забрать тот с собой? Воспитательница была отнюдь не глупа, и исчезновение ключа, определённо, не осталось бы без внимания. Оба варианта не были идеальными, однако времени на раздумья у девочки не было: подгоняемая очередным громким вздохом Леди, Марселин сунула вещь в карман пижамы и подбежала к окну, за которым уже исчезала Элли.

     «БЕГИ» — и они бежали. Следовали советам незнакомца, перебирая ногами по холодной траве, отступая в глубь сада. Оборачиваться не хотелось: вдруг в окне, из которого пулей вылетели три сумасшедшие девчонки, уже кто-то стоял, наблюдая за маленькими фигурками, что на всех парах неслись прочь от жуткой комнаты?

     Вдох — выдох. Жадно втягивая носом воздух, Марселин бросила взгляд на соседок, которые также были не в лучшем состоянии: запыхавшиеся, наверняка красные от недавнего бега, а может, и смертельно бледные — в сумраке не разглядеть. «Зато живые». Кёрз разжала кулак, в котором до этого момента крепко держала добытую карту: листы помялись, однако нацарапанное изображение от этого не исказилось. Ключ неприятно оттягивал карман: девочка сомневалась, правильно ли поступила, забрав тот с собой. В целом, если не считать потрёпанных нервов, она была цела, о чём сообщила Элли молчаливым кивком.

     В попытке разгладить бумагу хоть как-нибудь Марселин мало обращала внимание на окружение, а потому, когда Элли вновь заговорила, резко вскинула голову. Что такое это «это»? Очередная группа недокотов? Новое существо, поставившее себе цель обязательно напугать сироток и заставить их совершить ещё один круг бегом в попытке удрать и от этой жути?

     — Где? — Марселин напряглась, всматриваясь в темноту. Глаз был готов уловить малейший блеск, однако сумрак скрадывал все цвета. Она не видела ничего необычного в кустах роз: колючие стебли переплетались, образуя неприступную стену... сквозь которую решительно полезла Элли. Зачем? Девочке это было неизвестно. Однако, возможно, соседка знала, что делает, поэтому Марселин молчаливо наблюдала, стоя за спиной Элли и надеясь, что в кустах не затаился очередной монстр.

Отредактировано Марселин Кёрз (28.01.21 13:04:26)

+4

29

Девочка боялась издать какой-то слишком громкий вдох и выдох, боялась разбудить здесь каждого взрослого и схлопотать наказание. Ло молча кивнула и передала ключ в руки Марселин, наблюдая за ее действиями. Ло не последовала за светловолосой к шкафу, боясь издать какой-то лишний звук. Ло уже приготовилась бежать и верещать в страхе, если бы на Марселин прыгнуло какое-то чудовище. Только этого к их великому счастью не произошло. Марселин показала им свою находку в виде какой-то бумажки. Ло даже слегка расстроилась. Она ожидала какой-то необычайной штуки. Блестящей, взрослой и кричащей о своей необыкновенности. Капризная девчонка чуть вздрогнула, когда увидела громкое БЕГИ на обратной стороне. В то же мгновение Леди начала издавать слишком много звуков, что служило звоночком о том, что девчонкам лучше слушать советы кривого почерка.

Ногу неприятно саднило из-за неловкого падения. Ло даже и не думала упасть на задницу и начать громко рыдать. Она была настолько напугана происходящей ситуацией, что просто бежала за двумя девочками. Вырваться из страшного дома было хорошей идеей. Несмотря на то, что Ло тяжело дышала и была вся красной в тон своим волосам, она чувствовала себя легко и свободно. Улица теперь казалась самым безопасным местом, но и это наверняка было обманом. Ло не знала кому и чему стоит сейчас верить, когда все было похоже на сумасшедший дом. Девочка почувствовала то, что видимая опасность в виде взрослых миновала и она чуть расслабилась. Нога болела, царапины от котов неприятно нылили, а грязное платьице было обидным. В грязном ходить было неприятно. Ло уже начала всхлипывать и бурчать что-то под нос, когда Элли отвлекла ее от капризов. Взгляд Ло проследовал к кустарнику, но ничего кроме темных веток с листьями она не видела. Совсем. Рыжая утерла слезы кулачком, пытаясь разглядеть какую-нибудь блестяшку, но она ничего не  могла разглядеть.

- Не лезь туда!

Пискнула девчонка, переживая за белоснежную кожу Элли и ее сарафанчик. Кустарники наверняка царапались не хуже котов. Кстати, а о них...Ло вроде как видела то, что пушистые существа выпрыгнули из окна вместа с беглянками. Были ли они еще рядом? Угрожали? Или же стали вновь ленивыми существами? В голове девчонки ютились мысли и вопросы, но ответов все никак не было. Наоборот. С каждой попыткой разгадать что-то они все больше находили странности в доме. Им явно было нужно обсудить все находки и детали, но не здесь. Скоро утро. Нужно быть в комнате. Ло подумала об Айзеке с Рори. Как они? Они точно будут шокированы тем, что расскажут им беглянки. Ло казалось то, что с той парочкой все хорошо. Добыли свечки, спички или что-то еще и уже ждут их в общей комнате. Сейчас Ло так сильно хотелось забраться в свою кровать и  спрятаться от всего мира под колючим одеялом. В обычную ночь ей бы хотелось поиграть с котом перед сном,  но сейчас девочка бы разрыдалась еще громче от страха при виде животного.

- Пошлите скорее в комнату, - Ло начала плакать, пытаясь утереть слезы, но от этого она начала хныкать еще больше. Всё выплеснулось наружу. Скопленные страх, боли от царапин и предательства котов, усталость от бега и бессоной ночи.- Мне страшно. Я хочу к Рори и Айзеку. Рассмотрим карту при свете, а так же мелки. Тут холодно. Я хочу есть и спать. Элли, пошли-и-и-и-и.
[nick]Ло[/nick][icon]https://i.imgur.com/YBGeJh2.png[/icon][sign]~[/sign][status]~[/status]

Отредактировано Дионас (08.03.21 20:00:50)

+4

30

[icon]https://c.radikal.ru/c15/2010/a1/bc0b4fa43d33.png[/icon][nick]Айзек[/nick][status]сладость или гадость?[/status]

Жуткое противоречие. Настолько разъедающее, что в горле застревает ком, мешая сделать глубокий вдох.
Улица обдувает ночным холодом, кусающим голые лодыжки и дрожащие руки. Здесь небезопасно, он не должен быть здесь, чувствуя необоснованный страх, ощущая дыхание ужаса на тонкой шее. Все здесь кажется чужим, и даже аккуратные постриженные кусты чудятся мрачными фигурами, готовыми раскрыть пасть и откусить голову, чтобы со смачным хрустом её сожрать. А дом…Дом, в котором так тепло и оживленно, кажется настоящей тюрьмой, покрывающейся гнилью под покровом ночи. Огромное темное здание, убивая на корню иные мысли, вызывает лишь всплеск негативных эмоций, словно бы иных он никогда и не испытывал. Истинное отвращение. Настолько сильное, что вызывает тошноту.

Он не желает туда возвращаться. Куда угодно, только не в этот склеп. Но бежать некуда – страх бродит по дворику, протягивая костлявые руки к сердцам. Это вызывает отчаяние…Донельзя простая, но внезапная мысль о том, что здесь ему нет места: ни в доме, ни за его пределами. Подняв голову к небу, Айзек распахнул глаза навстречу мириадам ярко горящих звезд. Вот бы добраться до них, протянуть руку и почувствовать…спокойствие? Странные ассоциации. Глупые. Ещё и возникают постоянно…
Мотнув головой, Айзек схватил Рори за ладошку. Не потому, что не по себе, не потому, что одиноко, а потому, что маленькие девочки любят теряться. Сбежать бы отсюда да будь, что будет…Но в таком случае нужно забрать всех. Взять веревки, украсть еду и… Ветер донес до него плач. Тихий, увядающий, но настолько горестный, что сердце должно было дрогнуть от жалости, но вместо этого оно лишь забилось чаще, разнося к похолодевшим конечностям горячую кровь. Запах роз кажется таким же отвратительным, как и дом. Ему хочется спросить у Рори, слышит ли она этот плач, но зачем спрашивать очевидное? Раз слышит он, значит, слышат все. Но кто это мог быть? Неужели кто-то из их комнаты? Вот же трусихи, даже Рори не плачет. Впрочем, девчонка явно оказалась крепче, чем думал Айзек.

- Пойдем туда, - потянул он её за руку, негласно руководствуясь правилом, что разделяться сегодня – себе дороже, - если там плачет кто-то из наших, успокоишь.
Это девчачьи обязанности – успокаивать друг друга. Смотреть на то, как кто-то плачет, невыносимо и раздражительно.
- А если плачет другой ребенок…сразу уйдем. Нет. Не сразу. Спросим у него, зачем он вообще сюда приперся. А если не ответит, я его ударю. Ну, я выясню. А ты постоишь и подождешь. Потом подумаем, куда дальше.
Он волнуется, и речь выходит бессвязной. Не подходит лидеру, каким он всегда стремился быть. А как еще сохранять хладнокровие, когда пару минут назад на них с Рори смотрели две клыкастые противные твари? Подумать только, до сегодняшнего дня он был уверен в том, что хочет завести собаку!
Чем ближе был сад, тем сильнее пахло розами. Тем тошнотворнее становился воздух. Горестный плач увядал, становясь хриплым, как если бы плачущего внезапно начали душить. Он был готов поклясться, что слышал это ранее, но то явно плакала не Ло, не Марселин и уж точно не Элли. Услышав шум в центре садика, Айзек раздвинул кусты и, поморщившись, шагнул вперед.

+4

31

Прохлада ночи мигом пронзила уязвимую плоть Рори, проникая до самых костей; заныли несуществующие переломы, фантомами скручивая скелет очагами тянущей боли. Брюнетка смущенно разглядывает свои ноги, точнее смотрит в сторону ступней, которые щекотали нежные побеги травы, но видеть она могла только до подола своего платья. Ночь была гуще, чем разведенные в воде чернила; а может на сад опустился черный морок? Сможет ли Бог разглядеть ее в густом вязком супе из страха, черноты и холода? Свет, нужно зажечь свет. Ротри сфокусировалась на мыслях о спичке. Чиркнуть хоть раз о шершавую стену Дома и яркий язычок огня сокрушит неприятную тьму, сожжет страх и всего на мгновение оближет теплом онемевшие от холода пальчики. Искушение было столь велико, что мысли начали плавно перетекать в действия и синие глазки девочки засверкали в темноте, стремясь поймать взглядом спичку. Но тут Айзек, который из-за аномально светлой кожи и волос светился во мраке, точно призрак, подал голос. Малышка не сразу сообразила о чем он говорит; Рори не слышала горьких рыданий, её преследовал другой настойчивый голосок, настойчиво требуя вернуться в душную безопасность старенького сиротского приюта.
.
Кто-то плачет? Но я ничего не слышу, – малышка хмурится, придавая кукольному личику серьезное выражение, – надеюсь это не шутка, потому что мне совсем не смешно.
.
Беззлобное бурчание Рори было не более, чем показателем её крайней обеспокоенности. Те, кому по воле злой Судьбы приходится очень много страдать в одиночестве, шепча сочащиеся горем жалобы в разодранное брюхо вездесущей пустоты, крайне чувствительны и эмпатичны к переживаниям других. Слезы не просто капризы малышей, это крохотные трещины в зеркалах души, сочащиеся горестной агонией пока еще живой человечности. Равнодушие не преступление, но тяжкий грех, коптящий нутро; вокруг озерной синевы глаз Рори пересыхают живые капельки влаги; черная ночь; черные мысли; кристальные души. Нужно найти несчастного ребенка и заключить его в робкие объятия, пока стало не слишком поздно.
.
Девочка молчаливой тенью следует за Айзеком, ведомым путеводной нитью, которую она различить не могла. Зато ей прекрасно были слышны знакомые голоса соседок по комнате. Мальчик уже зашуршал кустами, стараясь продраться сквозь плотные ряды защитных шипов и побегов, но брюнетка тянет его назад за футболку. Рори удивленно хлопает ресницами, когда из темноты начинают вырисовываться силуэты девочек, словно темнота немного развеивается, позволяя увидеть только то, что нужно. Бог не боросает своих праведников. Рори улыбается своим мыслям и, не особо заботясь о том, пошел ли за ней Айзек, быстрым шагом направляясь к подружкам. Они столпились возле другого края печального, пораженного болезнью или просто забытого всеми растения. Малышка замирает на почтительном расстоянии, опасливо смотря на то, как хищно топорщатся в стороны сухие ветки; нежная травка под ногами стала сухой и колючей, как будто куст высосал жизнь из всех прилегающих к нему побегов. А может дело в том, что старый садовник никогда не убирался здесь.
.
Ло, Марселин, Элли? – удивленно перечислила девочка, показывая пальчиком то на одну вышеупомянутую малышку, то на другую, а затем ее сосредоточенное личико вновь повернулось в сторону, где должен быть Айзек, – ты уверен что это здесь? Не похоже чтобы они грустили.
.
Чтобы убедится наверняка, Рори ответственно обошла всех и остановилась только возле Ло, на руке которой алела небольшая царапинка. Она уже успела пораниться о кусты? Но ведь туда полезла Элли. Только вот их туда тянет, как бабочек в огонь?
.
Что вы тут делаете? Нам не разрешают выходить гулять ночью.
.
Нам вообще редко разрешают гулять.

[nick]Рори[/nick][status]шепчут тени[/status][icon]https://i.imgur.com/dh7OUUrm.jpg[/icon]

+5

32

[- Т Ь М А  Г О В О Р И Т -]

И вот, вы в плотную подошли к получению первого осколка, мои булки с начинкой из стекла! Будьте теперь предельно внимательны и осмотрительны. Кругом сплошное наебалово, отсылки и аллюзии. После этого поста вы можете написать в лс мне (вашему коту Хорусу) если что-то не совсем ясно. НО. Что касаемо ваших способностей в гм посте будет указано все, что можно и нельзя.
Да прибудет с вами отвага

https://i.imgur.com/5WfScy3l.jpg
Элли с Айзеком решили добраться до источника странностей сами. Рыдания, которые слышал мальчик, приобрели знакомые только ему нотки. Плакал не один ребенок, то был настоящий хор из горестных завывающих воплей. И каждый был ему чем-то знаком. Точнее, ему так от чего-то казалось. В это же самое время, малютка Элли отважно продирается к источнику слабого свечения. Изящные пальчики то и дело пытаются схватить огонек, но он, будто издевается, маня в еще более непролазную гущу голодного до крови малышки терновника. Чем дальше они лезут, тем более крепнет их одержимость добраться до конца: голоса нарастают, смешиваются в единый грандиозный шквал первозданной муки, а свет становится острым, почти осязаемым источником мучений, точно на глаза Элли сдули металлическую стружку. Розы с сытым шелестом сожрали сироток. Прожевал шипами и ветками, до крови изранив нежную кожу. А затем небрежно выплюнул на небольшой лысый участок земли.

И...

Все стихло. Айзек и Элли синхронно вырвались из цепкого плена, с диаметрально противоположных сторон небольшой полянки, на которой едва бы уместилось три ребенка. Кусты за их спинами шуршали, запутав в своих покореженных ветвях тени и предостерегающий шепот. На поляне было относительно светло, совсем не было травы и пахло гнилью. Если посмотреть на землю, то в пыли лежала на первый взгляд мёртвая птичка. Иссохшее тельце было насквозь пронизано тонкой стрелой, которая вошла в землю узорным наконечником, пришпилив бедную пичужку к сухому грунту. Несмотря на страшное увечье и почти сгнившее тело, поедаемое трупными червями, под облезшим перьевым покровом все еще колотилось малюсенькое сердечко. По какой-то пока неведомой причине уродливые розы сторонились жуткой птицы, жестокие шипастые плети не могли поползти ближе... словно боялись. Элли видит красноватое свечение от стрелы и золотистое сияние, пробивающиеся сквозь перышки птички. Айзек тоже чувствует мрачную уверенность в том, что жертвенная птица и стрела является чем-то важным.

Теперь Айзек и Элли должны решить что является осколком: стрела или сердце. После принятия решения есть проверенный путь активации спрятанных воспоминаний: съесть осколок (наконечник стрелы или сердце попросту растворятся на языке, помимо этого стрелу можно вонзить в тело, это тоже не навредит мальчику, но об этом детишки могут только догадываться). Сиротки знают об том, что нужно есть осколки на уровне инстинктов (на манер того как знают как дышать)

Возможные действия:
➤ Съесть сердце птицы
➤ Съесть наконечник стрелы
➤ Воткнуть стрелу Айзеку в сердце
➤ Ничего не делать.

Пояснение для игроков: в осколках заключены именно отрицательные воспоминания о внешнем мире, так что, после находки каждого из фрагментом "прошлая жизнь" будет оказаться вам все более и более ужасной. Сделано это умышленно, так же как и ваши способности оставлены вам не случайно. Словно Дом хочет "отговорить" сироток даже от мысли покидать древние стены. А что если это место хочет, чтобы вы искали осколки? Так или иначе, Тонантос и Рагнар вскроют некую часть воспоминаний, а именно: вы вспомните всю жестокость и сопровождающую ее злобу (причем зло могли творить вы и с вами). Как это все работает и как будет меняться память будет уточнено в ремарке, после того, как будет сделан тот или иной выбор.

https://forumupload.ru/uploads/001a/67/f3/4/t30822.png

Ло, Рори и Марселин остались за пределами кустов, но они буквально сходили с ума от тревоги. Если Элли с Айзеком с боем сумели пробиться сквозь ветки, то за их спинами ветви сомкнулись в почти непролазную стену. Малютка Марси престала чувствовать присутствие своей подруги как только она вышла на поляну, Тени не могли поникнуть близко к осколку и было похоже, что сиротки просто исчезли в кустах. Это повод начать тревожится за своих друзей, но как помочь им? Мистер Никто выглядел слишком спокойно, он появился и темноты и с урчанием начал играть с колючей веткой, никак не реагируя на зарождающуюся панику...

После постов Элли и Айзека будет мастерская ремарка, поясняющая ситуацию, которая сложится за пределами кустов

Очередность постов:
Элли, Айзек | Марселин, Ло, Рори

[icon]https://i.imgur.com/6OD53VAl.png[/icon][nick]Мистер Никто[/nick][status]кошмар в полночь[/status]

+5

33

[icon]https://c.radikal.ru/c15/2010/a1/bc0b4fa43d33.png[/icon][nick]Айзек[/nick][status]сладость или гадость?[/status]
Начавшийся шквал из терзающего ветра и оглушительного хора окутал тело, стоило сделать несколько шагов за кулисы мрачной истории. Горестные крики чудились воплем разъяренной банши, что в книгах непременно изображалась тощей женщиной, но детские голоса сливались в мелодию страха и боли, кажущейся настолько знакомой, что любопытство не позволяло тревоге выйти вперед. Тонкая фигура Элли, храбро пробирающейся вперед, удалялась с каждым шагом все дальше, покуда и вовсе не исчезла в ярком свете, пожравшим её ручки и черные, раздуваемые ветром, косички. Сильно поморщившись, Айзек сделал ещё один шаг вперед, вдруг осознавая, что шаг этот дался слишком уж легко. Открыв глаза, он тут же осторожно покосился назад, где кусты, походя на цепкую и колючую преграду, закрывали путь назад.

Это была небольшая полянка, настолько крохотная, что для игр не годилась вовсе. Впрочем, и полянкой её назвать было трудно – скорее, пустырь, что казался в гармоничном саду донельзя естественным. Запах гнили заполнял маленькое пространство полностью, но отвращения не вызывал, словно бы внутреннее пробудившееся чутье упрямо говорило о том, что именно так быть и должно. Здесь не было ничего живого, кроме Элли, стоящей напротив, а потому место казалось до ужаса спокойным. Нестрашным. Обычным?
Удивившись собственным мыслям, Айзек сделал ещё один шаг навстречу чему-то темному, что изначально померещилось камнем. Небольшая птица – иссохшая и, кажется, мертвая – была пригвождена к земле кем-то метко пущенной стрелой. Жестокая забава, и сам мальчишка никогда животных не убивал, считая тем не менее вполне приемлемым тягать мистера Никто за хвост.

- О, мы на прошлой неделе похожую во дворе нашли. Только мертвую. Эта тоже не шевелится...
- Нет, она живая, присмотрись! – взволнованно воскликнула Элли, присев на корточки и указав бледной кистью на едва трепещущее маленькое сердечко. Настолько хрупкое, что его хотелось раздавить…
- Зачем заставлять её страдать, если она уже одной лапкой в могиле? Мы даже помочь не сможем, только больше навредим. Давай добьем её и дело с концом.
- С ума сошёл? это ты так решил! Давай вытащим ее, в комнате есть бинты, у Марселин была нить с иголкой и...

Так неправильно, потому что выживает сильнейший, это закон…Что это за закон? Мотнув головой, Айзек схватился за стрелу, безжалостно вытаскивая её из птицы. Трупные черви неприятно скользнули по пальцам, падая на землю. Глупо лечить то, что уже гниет заживо, пускай сердце и трепещет, слабо хватаясь за жизнь. Птица страдает. Пусть же умрет и попадет вновь на небо…Но не успел Айзек замахнуться, как девочка бойко вскочила на ноги, схватившись за стрелу с другой стороны.
- Ты что, ветеринар? Отдай стрелу! Я сам все сделаю. А ты отвернись.
Он вновь дернул стрелу на себя, быстро вырывая её из пальцев Элли и разворачивая наконечником к себе – если девчонка поранится в драке, ему потом здорово перепадет.
- Заткнись, Айзек! Ты не в праве это решать, ей ещё можно помочь, идиота кусок!

Упрямо схватившись за ту часть, где кровью было перепачкано оперение стрелы, девочка снова принялась вырывать её, проявляя завидное стремление к помощи уже утонувшему созданию.
- Прекрати упрямиться, вот же балда! Я сказал, отдай стрелу и все тут!
Кажется, они никогда не могли найти общего языка. Любой вопрос ставил их в конфронтацию, приводя либо к ссоре либо к драке. Сегодня они впервые действовали согласованно, оказавшись перед истинным лицом ужаса, но вот все встало на свои места. Каждый всегда считал себя правым. Никто и никогда друг другу не уступал.
Просто были они из разных миров...

Отредактировано Рагнар (28.02.21 14:57:30)

+5

34

Чем больше кто-то пытался отговорить упрямую девчонку, тем больше та лезла вперед, полностью игнорируя даже саму возможность отступить назад. Бросить начатое, не доказав всем и каждому свою правоту? Невозможно. Там, в недрах колючего кустарника,  что-то яркое как искра сильно манило взор красноглазки. Вернуться ни с чем для девочки было всё равно что признать поражение, а Элли даже допускать такой мысли не хотела... или не могла. Слабость это порок, слабой может быть недотрога Ло, слабой может быть пугливая до всего Рори, слабой может быть даже Марселин, которая казалась брюнетке самой решительной и смышлёной из всех соседок...  А Элли должна быть всегда смелой и настойчивой - как сейчас, даже когда острые кусты награждали детское тело болью, цепляясь то за излюбленный сарафан, то украшая нежную кожу алыми бороздами. Элли крепко зажмурила глаза, стараясь закрыть лицо локотком, лишь изредка поднимая взор к свету и проверяя саму себя. Проказливый огонек уводил Элли с поразительным упорством все дальше и дальше от подружек и их тоненьких обеспокоенных голосков; а девчонка как котенок лезла вперед за чьей то шальной лазерной указкой. Острые шипы, словно живые и полные желания уколоть внимательно следящие за светом глаза, стали срываться на одежде и волосах, больно дергая черные пряди. На сухих ветвях осталась темная ленточка, а коса расплелась, еще больше цепляясь за растения, и еще сильнее мешая девчонке лезть вперед. Но Элли не отступала.

- Айзек! Ты... - мгновенная радость, не то от вида местного задиры - но своего, почти родного! - не то от облегчения, что острые иглы перестали терзать тело, которую девочка все же умело скрыла за внешней маской возмущения. Только сейчас малышка задумалась о том, что вовсе не оставшиеся по ту сторону зеленого барьера подружки являются причиной странного шороха листвы и настойчивого шепота. Как и тени, он словно концентрировался вокруг детей, оказавшихся в тесном пространстве, и Элли ползком отступала к Айзеку, испугавшись, что кусты смогут внезапно утащить единственного парня тринадцатой комнаты обратно в колючую черноту.

Крохотная птичка наконец привлекла внимание и самой Элли, кажется, окончательно растерявшейся в том, что происходило. Странное ощущение неправильности повисло в воздухе настолько плотно, что девочка могла бы отлепить от воздуха ее грязный кусок, скатать в ладонях да бросить в Айзека как снежок. Тем более что мальчуган в который раз говорил то, с чем Элли была абсолютно не согласна. Что значит умертвить живое существо?
- Нет, она живая, присмотрись! - взбунтовалась брюнетка, бросившись к центру поляны. Задуманное Айзеком было ужасно жестоким, несправедливым... неправильным, а самое гнусное здесь то, что Элли, даже будучи самой бойкой и высокой девчонкой из всех, все равно уступала по силе вредному блондинчику. Детская возня не могла продолжаться слишком долго, тем более что Айзек, пытаясь противодействовать той, с которой они кажется дрались постоянно с самого момента их знакомства, точно знал на какие болевые точки нужно надавить: цеплялся за сарафан, да оттаскивал девочку ближе к колючкам в попытках выхватить стрелу. Да что вообще такого в этой птице? Сколько таких летает над домом каждый день... но дело принципа - просто не позволить Айзеку оказаться правым, дать возможность сделать ему такой неправильный выбор. Вот только неравенство сил делало свое - Элли вздрогнула, чувствуя как гладкая стрела выскальзывает из вспотевших ладошек, указав острием прямо в грудь мальчика.

- !!!!! НЕТ - одного внезапного импульса оказалось достаточно, чтобы стрела достигла своей цели. Не той, правда, какую заготовил для нее сам Айзек, но и без того узкий мир крохотной лужайки стал еще теснее - свет неизменно уступал мраку.
[nick]Элли[/nick][status]lost[/status][icon]https://i.imgur.com/4JfiluR.jpg[/icon]

+5

35

[- Т Ь М А   З А М О Л К Л А -]

https://i.imgur.com/oOroNK9l.jpg
Мне снятся кошмары: какие-то тени
Меня в темноте обвиняют в измене,
Кривляются маски под крики и хохот
Я слышу гигантского молота грохот.

Стрела прошивает грудную клетку Айзека с такой легкостью, словно мальчик был всего лишь тряпичной куклой вуду. Насквозь. Вспышка света и все пространство заполняет невинный белый свет... свет звезд, свет вечности, свет памяти. Стрела тает. Температуры тела ребенка вполне хватило, чтобы расплавить замороженные в ней воспоминания и отравить ими чистую кровь ребенка. Айзек увидел сон. Страшный сон.Кошмар. Такие снились ему и раньше, но они не казались ему столь настоящими. Так много воспоминаний дарила ему та, чужая и преступно бесконечная жизнь: буквально за пару мгновений ада Айзек прожил все моменты истинного прошлого, что были связаны с жестокость. Он причинял боль. Ему доставляли страдания. Гнев, бесконечные реки крови, агония и мрачное ликование. Все эти картинки мелькают, но не перед глазами, даже если плотно-плотно сомкнуть веки и закрыть лицо ладошками, ужасы все равно встанут пред тобой. От них не спрятаться под одеялом, не сбежать и не проснуться.

Элли тоже сниться комар. Она слышит имена. Имена... она понимает, что это ее настоящее имя!Тонантос. Именно это произносили те, кому суждено было умереть от ее рук. Это вопили те, кто желал ей смерти. Айзек тоже там был? Или это был не он? Воспоминаний было слишком много и они были словно обрезаны каким-то умелым садовником, что всю свою жизнь положил на то, чтобы не ухаживать за мертвыми разами, а тщательно вычленять из памяти сирот конкретные моменты. Этот некто постарался на славу: во вновь обретенные крупицы памяти не попало ни одной эмоции или поступка отличного от гнева, ярости и жестокости.

А что же происходило там, за пределами крохотной полянки? Трое девочек тщетно пытались проникнуть внутрь, но Розы их не пускали. Кололи ладони шипами, царапали нежную кожу, рвали тонкую ткань одежды. Коты взвыли, бросились наутек ровно за секунду до того как и память Ло, Рори и Марселин дала трещину, наполняя мозг кровью. Несколько секунд. Всего несколько секунд безумия, в которое детское сознание просто не могло поверить, для малышей было дикость все, что творили они, все что творилось с ними. Но поделать ничего было нельзя, прошлое останется прошлым. А рядом умирали розы. Уродливые, колючие стражи Зла. Они осыпались на землю почерневшей трухой... цветы не уберегли детей от горя внешнего мира и ныне Жестокость будет править балом.

И только под утро, поближе к рассвету,
Кошмары уходят, оставив вендетту,
Я знаю, за что мне такая "награда",
И каждая ночь - как преддверие ада...

https://forumupload.ru/uploads/001a/67/f3/4/t30822.png

Итоги первого найденного осколка: Элли узнает свое настоящее имя и понимает, что эти воспоминания подлинные, а все что она знала до этого – ложь, все остальные тоже услышали свои имена, но поверят ли они кошмаром - остается на усмотрения игроков. Герои вспоминают все эпизоды жизни так или иначе связанные с насилием, убийством и кровопролитием.

➤ Элли и Айзек: вам как долгожителям пришлось переварить больше всех отравы, поэтому вы временно прибываете в шоке или его подобии. Поплачьте, позлитесь, возмущайтесь, зависит от видения персонажа и игрока. В целом, это состояние сравнимо с тем, что любимые родители вдруг на 15 году жизни сказали, что вы – приемные, выстрелили из обреза в колено и плюнули в лицо. Неприятно. Но вы все еще есть друг у друга. Розы вокруг вас рассыпались и после ходов Марселин и Рори вы можете беспрепятственно присоединиться к команде.

➤ Марселин и Рори: Ло впадает в такое же состояние слабости и потерянности, как и Элли с Рагнаром, но вот с вами все обстоит немного хуже. Жестокость сводит вас ума. Минутное помешательство толкает вас на убийство. И так, вам нужно будет подручными методами убить Ло. Процесс может сопровождаться Вьетнамскими флешбэками, галлюцинациями и бредом. Не забывайте, что ваши физические силы на уровне детишек. После расправы вы придете в себя и сполна осознаете ужас содеянного.
http://forumupload.ru/uploads/001a/0e/b9/3/t356851.gif

Очередность постов:
Марселин или Рори | Айзек с Элли после

[icon]https://i.imgur.com/6OD53VAl.png[/icon][nick]Мистер Никто[/nick][status]кошмар в полночь[/status]

+4

36

[nick]Марселин[/nick][icon]https://sun9-71.userapi.com/cdMsBJ4Xfll5raGvlyCCZohkMj6YQt5C5tz64g/2z71qHiO0CE.jpg[/icon][status]Дитя тени[/status]
     Элли и Айзека тянуло вперёд, прямо в гущу розовых кустов с колючими шипами — острыми, как когти недавно повстречавшихся на пути злобных котов. Зачем ребята туда стремились? Что могло быть такого среди плотных ветвей, окружённых жёсткой листвой и кровавыми цветами, что они вдвоём ринулись вглубь, бросив за спиной недоумевающих соседок? Переминаясь с ноги на ногу, Марселин лишь смотрела вслед продирающимся сквозь кусты ребятам. Ло и Рори были рядом, руку протяни — и ухватишься за чужое плечо.

     — Мы убегали от... — чего? записки с четырьмя нацарапанными буквами? — ...от воспитателей.

     Девочка передёрнула плечами: утренняя прохлада пробиралась под одежду. Сейчас они все обязаны были спать в тёплых кроватях под тяжёлыми одеялами, а не бегать по мокрой от росы траве и пытаться проникнуть за колючий барьер. Розы словно нарочно удерживали девочек от своих друзей, подставляя острые шипы прямо под мягкую кожу детских ладоней. Пижама зацепилась за стебель и предательски треснула, заставив Марселин раздражённо сжать кулаки и одним решительным движением попытаться раздвинуть кусты в последний раз... однако сделать этого она не успела — в один момент застыла, поражённая наступившей тишиной. Чего-то не хватало. Чего-то важного, человеческого... Не хватало Элли. Она словно бесследно исчезла, оборвав тонкую нить, что каким-то неведомым образом их связывала.

     Необъяснимая пустота внутри и нарастающее беспокойство заставили Марселин действовать активнее: вдруг внутри ребят поджидало нечто похуже, чем внезапно возникающие на земле таинственные проходы или злые коты? Колючки нещадно жалили, стараясь задержать беловолосую девочку, Марселин злилась на цветы, которые всегда считала самыми красивыми и любила больше всех на свете. Одёрнув руку от очередного стебля, девочка зашипела от боли, размазывая каплю крови. Багровый след остался на коже, гипнотизируя, а затем... Затем мир окрасился в алый.

     С пальцев Марселин капала кровь, обильно орошая холодную землю, — кровь не своя, чужая, тех, кто кричал где-то позади. Голоса умоляли, проклинали, слёзно просили даровать жизнь — бестолку. Безразличие. Пустота. Неутолимая жажда мести. Чувства сводили её с ума, боролись с детской реальностью, вытесняя наивную картинку детского дома из головы. Она больше не маленькая девочка, уплетающая невкусную еду из столовой Дома, она — наёмник, кровожадный убийца. Для неё крики жертв — лишь пустой звук.

     Она несёт смерть. Вонзая нож в мягкую плоть, Марселин чувствует удовлетворение от искусно выполненной работы: её руки выполнили то, что должны были, разорвав нити жизни тех, кто посмели сделать то же самое с её родным человеком. Солоноватые капли брызжут на лицо, когда клинок рассекает воздух, а безжизненное тело опадает на холодную землю. Предпоследний. Остался ещё один.

     Поворачиваясь к своей последней жертве, Марселин не ощущает ничего, кроме нестерпимого желания закончить всё поскорее. Незнакомая фигура находилась так близко; она не бежала в страхе и не старалась защититься, словно слепо принимала на себя всю ярость девушки. Перед глазами мелькнул образ детской фигуры и милого девичьего личика, её соседки Ло, однако в тот же миг искра погасла, оставляя Марселин в темноте, в объятиях жестокости и жажды крови. Последний рывок — и этот круг наконец замкнётся.

     Один шаг, второй, третий — она толкает ещё живое, тёплое тело на холодную землю, что будет служить ему холодной постелью на века. Набрасывается сверху, маленькими, но проворными руками сжимая тонкое девичье горло, перекрывая доступ к кислороду. «Уничтожить. Принести страдания. Заставить почувствовать боль». Мысли кружатся в голове в хаотичном танце, сводя Марселин с ума, нашёптывая: «Ты поступаешь правильно, малышка». Правильно убиваешь, правильно царапаешь новой жертве милое личико, оставляя следы чужой кожи и крови под ногтями. Рука хватает первый попавшийся камень... нет, кинжал, что всегда находился рядом и лишь ждал своего часа... и заносит его над головой незнакомки.

     Она не выйдет отсюда живой.
     Ведь Марселин, как известно, всегда доводит дела до конца.

Отредактировано Марселин Кёрз (03.05.21 22:48:13)

+5

37

я помню;
.
Прохлада молчаливой ночи медленно густеет, обретает ужасающие формы и сжимается вокруг гибельного сада мертвых роз. Рори в очередной раз бессмысленно, но в то же время остервенело, сомкнула тонкие пальцы на колючих побегах, прокалывая бледную кожу острыми шипами. Ладони почти мгновенно обратились в скользкие от крови болючие ранки, которые не смогли бы залечить даже миллион поцелуев от заботливой Леди. Малышка не сдавалась даже когда по щекам начали катится крупные слезы. Нужно было помочь Марселин и Ло вызволить из ловушки Элли с Айзеком! Пока не стало слишком поздно; совсем скоро ожившая масса из ночных кошмаров с надменным молчанием поглотит маленьких любителей искать переключения на свои головы. Однако, все попытки девочек с хрустальным звоном рухнули и разбились о суровые скалы реальности. Они никого не спасут, даже себя самих. И ночь настигла их неукротимым приливом, разрывая легкие потоком жижи из гнева и боли. Ад Рори наступил не резко, он сочился мучительно долго, просачиваясь мерзостью памяти в рассудок невинного ребенка. Кричат. Почему столько людей разом решили вдруг воспеть свою боль?
.
я знаю;
.
Все было столь просто, что ответы Рори отыскала раньше, чем ужас содеянного пронзил ее насквозь. Они кричат потому что им больно; страшно; горько; и в их страданиях повинна только она. А ведь рука воеводы не дрогнула ни разу, даже когда безжалостная сталь клинка с тихим гулом налетела и завязла в топком месиве из плоти и костей какой-то маленькой девочки в синем платье. Дальше, новый прилив памяти: уши заполнил шум войны. Запах страха, а смерть стала каким-то неправильно-нормальным явлением. Пожертвуй сотней, чтобы убить тысячу. Размен бессмысленный и жестокий, но решение принадлежали ей. Ракшасе Райс;
.
я... это все я;
.
Очи неторопливо застелет пелена. Псы войны не воют, словно побитые шавки! Они рычат, захлебываясь бешеным воем; где враг? Псарь не изобьет меня сегодня до хрипа в легких, нет, потому что сначала я убью нашего врага, а потом сожру господина; за всю боль, за весь страх, за ту маленькую девочку в синем платье. Серые глаза Рори вспыхивают антрацитовой синевой: темной и одновременно неоново-яркой. Потому что она больше не забитая девочка-сиротка, сливающаяся с комом пыли в углу старого Дома, пред вами Ракшаса Райс - нет - х у ж е - в детском тельце ныне место Хэлл! Рядом слышится яростная возня, а ноздри щекочет почти родной аромат крови; зверь опьянен болью, затравлен и его лютую ярость ныне испытает Ло. Алые линии крови на кукольном лице цвета сгущенного молока, ярко-ярко рыжий костер из спутывавшихся в борьбе. Ло. Милая девчушка крайне не вовремя попалась в лапы бешеному псу в шкуре ребенка.
.
Хэлл метнулась вперед упав на колени, брюнетка ювелирно точным движением перехватила руку своей подруги, которая в отчаянии пыталась отбиться от Марселин. Самое приятное - смотреть; Ло в таком яростном недоумении выкрикивает их ненастоящие имена, спрашивает зачем они это делают. А правда. Зачем? Челюсть Рори с усилием смыкается на венах теплой руки, маленькие белые зубки не режут плоть, точно ножи, они продавливают и лопают кожу, затем то же самое делают с плотью, пока не подцепляют скопление вен и сухожилий коими изобилует предплечье. Выдрать их оказалось не так просто; вязкая кровь залила рот и щеки, Рори давится отвратительной жижей, но не оставляет своих попыток, пока связки с сухим треском не лопаются от её яростных рывков. Жертва кричит. Мучительница улыбается. Прежде чем впиться в плоть снова.
https://i.imgur.com/rzxG8Dm.jpeg
Когда все кончилось, платье сиротки было темным от крови, один из молочных зубов, что качался всю прошлую неделю, застрял у Ло в плече, поблескивая там драгоценной жемчужной. Ярость ушла, но почему-то не забрала с собой ужасы действительности. Рори отползает к кустам, дыхание маленькой убийцы было столь частым и надрывным, что могло создаться впечатление, что она пыталась дышать и за себя и за погибшую подругу.
.
- Нет. Нет. Нет. - Рори отчаянно затрясла головой, преследуя тем самым стразу несколько целей: стряхнуть с лица ошметки плоти и отогнать странный мысли и воспоминания, - это все неправда! Ло! Очнись!
.
Только вот не было никакой Ло; и сколько бы девочка не пыталась себя обмануть и вновь укрыть святым неведением чар Дома, реальность уже явила ей свой безобразный лик. Не существовало Айзека, Марселин, Элли и даже самой Рори. Была лишь боль, жестокость, кровопролитие и Хэлл, но вот только поверить в это даже больнее, чем в то, что Рори сейчас собственными руками убили своего друга.

[nick]Рори[/nick][status]шепчут тени[/status][icon]https://i.imgur.com/dh7OUUrm.jpg[/icon]

+5

38

я уснула на поле битвы в самом центре кровавой бойни,
среди раненных и убитых полежать хотелось спокойно.
всё равно нет смысла бороться, я и так давно уже пала
я уснула, выключив солнце, потому что очень устала

https://i.imgur.com/tfb5jxw.jpg


Вспышка света - как маяк в не имеющем дна и границ океане лживого мрака; Элли постоянно чувствовала как его темные воды давят на грудь, продолжая невнятные движение и слишком поздно осознав, что она, как и все кто ее окружал, уже давно утонула. Тонкая белая полоса, возникшая в подсознании как внезапная вспышка безупречно ровной молнии, не приносит облегчение: напротив - имя ей боль, и она была вечным спутником всего ее существования на протяжении... какого времени?

Правда всегда жжется, сотней чистых искренних искорок, подпаляя лживые занавески; покрытый пылью обмана и ложных образов темный полог тает в подсознании, охватывая нежную душу болевым шоком неминуемого принятия. Трясущиеся руки впиваются в небрежные косы, в которых застряла сухая листва и колючки давно увядших роз. Детские пальцы в истеричном припадке ломают и без того взлохмаченные пряди, расправляя спутанные грязные волосы по всей длине - Тонантос в воспоминаниях выглядела именно так. Суровый образ был лишен милосердия и сострадания, он возвышался мрачной горделивой башней над крохотным детским телом - справедливость не бывает целостной без жестокости. Сорняки паскудной лжи вырывались из тела безжалостно, с влажным иллюзорным чавком, оставляя множество кровоточащих округлых язв. Они еще долго будут гноиться, душу будет лихорадить от накатившего чувства перевернутого с ног на голову мира. Это ли самое ужасно? Инъекция правильных воспоминаний уходила глубоко в самое сердце, задевая самые неприятные из множества нитей воспоминаний. Каким бы прекрасным не пытались сделать мир она и ее сородичи, он не мог остаться совершенным. Свет неминуемо порождает тени, а существует лишь покуда обе стороны занимают свои места на конце мироздания.

Тяжелые слезы катятся вниз, оставляя на покрытых пыльной грязью щеках светлые борозды; взгляд красных глаз тускло смотрит вникуда: размытые образы выстраивают более четкие линии вокруг Айзека, который оказывается рогатым монстром. Тяжелое копыто с неприятным хрустом опускается на голову ее приближенного, раздавливая ту как если бы это был переспелый арбуз. Оторванная рука другого мертвого фэдэлеса исчезает в пасти с тремя рядами острых зубов - монстр поглощает тела жадно и ненасытно, а Тонантос испытывает щемящее чувство собственной беспомощности в совокупности с искристым гневом, заполонившим легкие, не позволяющим ни вдохнуть, ни выдохнуть. Жестокость всегда порождает себя же - маленькая девочка прыгает вперед на соседа по темной комнате. Образы - правдивые и ложные - сливаются воедино когда потрясенная захлестнувшим гневом Элли цепляется за ненавистное лицо.
Оно не принадлежит тебе. И никому из вас.
Лживые лица как доведенные до обманчивого идеала маски - большой палец давит на левую глазницу Рагнара, совсем как тогда, чувствуя как по бледным щекам бежит кровь, заливаясь в кричащую от боли детскую пасть. Говорят, что сон прерывается едва сознание обнаруживает себя в иллюзорном мире, глаза открываются сами по себе, выдергивая в подлинную реальность. Но здесь это так не работало, здесь вообще не существовало больше границ, ведь невозможно пробудиться от сна под утро, которое здесь никогда по настоящему не наступит.
[nick]Элли[/nick][status]lost[/status][icon]https://i.imgur.com/4JfiluR.jpg[/icon]

Отредактировано Тонантос (25.07.21 17:34:47)

+5

39

[icon]https://c.radikal.ru/c15/2010/a1/bc0b4fa43d33.png[/icon][nick]Айзек[/nick][status]сладость или гадость?[/status]
Он никогда не был ангелом, и, должно быть, порою, в самом деле, заслуживал наказания хотя бы за то, что столь долгое время умело пудрил всем мозги. Но воспоминания, врывающиеся в сознание чередой болезненных импульсов, были совершенно иными, походя скорее на алые, замызганные вязкой кровью полотна, чем на аккуратные холсты, пахнущие краской. Он задыхается, хватается за грудь, куда пару секунд назад вонзилась стрела, и едва стоит на ногах, пытаясь разглядеть хоть что-то, кроме ярко-красного цвета перед глазами, но не видит ничего. От этих воспоминаний нельзя укрыться, от них нельзя избавиться, они душат и оседают на чистом сердце – по сравнению с этими полотнами сердце Айзека действительно можно было бы назвать невинным. Но не теперь.

Он давится, поглощая все то, что когда-то было его неотъемлемой частью, падает на колени и встает вновь. Собственные маленькие ладошки кажутся испачканными кровью, стоит лишь на секунду прикрыть глаза, чтобы в следующий раз увидеть на пальцах чью-то искореженную плоть. К ногам словно мяч подкатывается отрубленная голова, но лицо съедено насекомыми, и Айзек лишь переводит взор на сочащийся разрез, вызывающий в желудке предательское урчание. Как же сильно он хотел есть тогда, сейчас, все это время.

Его ноги по колено в гнили. Этот запах не вызывает тошноты и мерзости, как если бы так было правильно. Обычно. Пальцы касаются древка косы, легко поднимают её над головой, обрушивая удар на любое подходящее тело – они разрубаются так легко, что ему становится весело. Айзек слышит собственный смех – яркий мальчишеский, переходящий в басовитый взрослый. Коса отделяет голову от шеи с приятным хрустом, проходится от плеча к бедру, вонзается в спину, вырывая позвоночник. Он приносил слишком много боли. А принесет, возможно, ещё больше. Просто потому, что таков этот мир – ненужный, созданный не им, кем-то другим. Но кем? Кем-то, очевидно, слишком гордым и не ведающим. 

Алое пятно чуть тает, и он видит, как к нему приближается фигура. Айзек знает, что ненавидит её всем своим сердцем, но не может пошевелить даже рукой, как если бы его конечности связали цепями. Он или она подносит к лицу руку, с силой надавливает на левый глаз, и мальчишка кричит от боли – слишком реальной и невыносимой. Ненавидит, хочет сожрать, откусить эту самую руку по локоть, но лишь кричит, и крик этот кажется звериным, нечеловеческим. Его трясет от боли, слева к нему накатывает пульсирующая темнота, и от злости он машет руками, наконец, попадая по темной фигуре. Плечо или голова – все равно. Пытаясь оттереть с лица льющуюся кровь, Айзек не видит больше ничего, срывается с места и бежит прочь.
Прочь от боли.
Прочь от темной фигуры.
Прочь от утопающих в крови картин.

Растения царапают и без того испачканные кровью руки, и Айзек, споткнувшись о торчащий из-под земли корень, падает лицом во что-то мягкое. Теплое. Так приятно пахнущее.

Пахнущее смертью.

Он больше не мог спутать этот запах, и желудок вновь заурчал. Ло без всяких сомнений больше не дышала.

+5

40

[- Т Ь М А   Г О В О Р И Т -]

https://i.imgur.com/ymEJkqe.jpeg
Дин-дон, я пришла, скорее двери открывай
Оставь надежды на спасенье
Дин-дон, я пришла, скорее двери открывай
Нет выхода из этой клетки
Раз, два, три, четыри, пять, прячся лучше
Раз, два, три, четыри, пять, прячся лучше
Раз, два, три, четыри, пять, прячся лучше

Раз, два, я иду искать


И какого это? Осознавать, что вся твоя пускай и полная несчастий, но все же иногда играющая бликами невинной детской радости, жизнь - обычная фикция. Грустно, наверное... так мало света, и тот оказался лишь подобием поблекшего от времени рисунка женщины, который нарисовал кто-то из сирот на серой стене коридора: выцветшая, совершенно нелепая и лишённая пропорций... руки длинноваты, плате просто треугольник, волосы чёрная потрескавшаяся пакля, зато кривая линия, которая обозначала улыбку, всегда кажется такой родной и участливой. Многие сироты Дома не редко приходили к ней, чтобы пожаловаться или поделиться радостью. Ненастоящая мама для ненастоящих детей. Она всегда улыбалась. Невероятная, злобная ирония.

Жаль, что в саду никому не пришло в голову рисовать нечто подобное, поэтому сбитые с толку дети остались один на один с ужасами. Розы погибали, рассыпаясь на тлен и пыль, постепенно обращаясь в ничто. Как будто не было никакого осколка, словно кто-то невидимый решил выдать правду за нелепую игру воображения. Под ногами сирот уже начали цвести маленькие полевые растения, поглощая собой голый пустырь, стыдливо прикрывая ковром зелени голые участки пересохшей почвы. Только вот даже луговой травке было не скрыть труп с спутанными рыжими волосами, который даже в темноте играл на контрастах: бледная кожа, темно-алая кровь. Мертвая Ло похожа на брошенную куклу: слишком сломанную по-детски жестокими играми, чтобы ее подобрала новая хозяйка... только вот она не была куклой.   

На улице стало совсем темно. И эта чернота предрассветного часа должна заставить пленников Дома поторопиться, ведь кто знает, что с ними сделают, если выясниться, что малыши учинили шалость? Не сложно догадаться, что их не просто накажут... это место нежно бережёт свои секреты и смутьянов, что смеют освободиться, ждет нечто куда хуже смерти.

https://forumupload.ru/uploads/001a/67/f3/4/t30822.png

Все очнулись, все живы и относительно целы. Только вот кроме Тонантос никто не знает были ли увиденные воспоминания подлинными. Зато для всех очевиден факт - Марселин и Рори только что убили несчастную Ло. И нужно срочно что-то предпринимать...

Мистер Никто предлагает некоторые варианты, вы можете выбрать один, можете разделиться, все зависит от того как ваш персонаж отреагировал на события и от его характера:
➤ Попытаться утопить труп в реке, замести следы и вернуться обратно в комнату, пока никто вас не увидел.
➤ Спрятать тело любыми иными способами и спрятаться на территории Дома.
➤ Сознаться в случившемся взрослым.
➤ Подставить кого-нибудь другого в убийстве, а самим прикинуться случайными свидетелями.
➤ Сдать Марселин и Рори
➤ Попытаться погулять по месту со спичками.
➤ Бросить труп и вернуться в комнату.
https://forumupload.ru/uploads/001a/67/f3/4/t30822.png

Очередность постов:
свободная, но ГМ может вклиниться в любой момент ~

[icon]https://i.imgur.com/6OD53VAl.png[/icon][nick]Мистер Никто[/nick][status]кошмар в полночь[/status]

Отредактировано Мастер игры (26.07.21 19:02:20)

+4

41

Мир однажды решил, что мы будем на жизнь мертвей, а кто мёртв, тому, видно, места под небом нет. Мир забрал у нас солнце.
Значит, мы поклонимся тьме.

https://i.imgur.com/bXDTUd4.jpg


Проведи достаточно времени во мраке, и монстры начнут мерещиться абсолютно везде. Не только в оживающих тенях, расплывчатых предметах вокруг, но и в чужих лицах, а порой и отражаться в зеркалах, и даже в собственных зрачках. В мире теней даже свет фальшивый - здесь рассветы не приносят облегчение, не знаменуют начало нового этапа, ведь у замерших снов нет будущего ровно также, как и настоящего. Мир снов всегда курсирует вокруг прошлого, уникального для каждого, кто оказался заперт здесь вместо с Элли... нет, Тонантос. Еще одна мрачная деталь паззла встала на свое правильное место, как вовремя убранная на верхнюю полку подушка или тщательно заправленная кровать. Вид крови на собственных пальцах скручивал и без того пустой желудок до сухих спазмов, шаткая "реальность" вновь сливалась с видением своего "настоящего я", где высокая взрослая женщина всегда находила правильный способ побороть зло... и которая умеет признавать собственные ошибки.

Драгоценный лоскут ткани оказывается оторван от подола - словно полоса с быстро бьющегося сердца. Детские пальцы дрожат, пытаясь связать подобие узелка, а красные глаза предательски блестят в темноте.
- Идем, Айзек... Все будет хорошо, - ткань осторожно прикрывает его рану на лице, слишком хлипкая чтобы остановить кровь или унять боль. Но ведь это все не настоящее? Видел ли Айзек то, что видела она сама? Поймет ли что произошедшее - не более чем ошибка, что во всем виновата странная магия, которая исходила из проклятой птицы... Когда то ей чудилось, будто ее одежда - единственный подарок отца - особенная и волшебная, способна оберегать от любой напасти, и даже исцелять царапины, достающиеся Элли от котов, а синяки уходили за день с бледных тощих коленок. Если бы детские сказки могли оживать, Элли непременно сделала бы то, чего не сделала ыб никогда - сняла бы драгоценный сарафан со своего тела и укутала бы в него Ло. Если бы точно знала. Если бы...

Ей было сложно вообще теперь понять и разобраться в том, где истина, где ложное, что вообще происходит. Одна ли она, или Айзек, Марселин и Рори тоже в ловушке. Может быть смерть - самый правильный и единственный выход, и ласковая Ло уже наслаждается своей другой, подлинной жизнью, задорно смеясь да сжирая очередную пачку клубничных конфет. Элли не знала...
- Не нойте. Она не настоящая, - слова дались тяжело, как будто Элли сама сомневалась до последнего в сказанном. Если бы темноволосая знала наверняка, что эти слова - лишь ложь во спасение - даже тогда девчонка предпочла бы скорее промолчать. Уже светало, и нужно было что-то предпринять. Детские ладошки катали между пальцев настоящую драгоценность - ту самую спичку, которую ей отдала в комнате Ло.
- Помогите мне кто нибудь. Мы несем ее назад в постель...

Она слышала полный ужаса вдох, кажется он шел со стороны Айзека, который решил наверняка, что очередной ПРАВИЛЬНОЙ в этой ситуации вещью со стороны Элли будет сдаться воспитательницам, сознаться в содеянном и надеяться, что добрая Миледи прикроет брошенных щенят от строгой директрисы. Но у Элли... то есть Тонантос был свой план. И девочка уверенно подошла ближе к еще теплому тельцу, стараясь не думать о том, что стало причиной ее смерти. «Она ненастоящая. Не настоящая...»
- Мы её сожжем. Вместе с нашей комнатой.

Не оставляйте детей без присмотра, маленькие любопытные ручки всегда тянутся к самому запретному, а неосторожные игры могут приводить к плачевным для взрослых последствиям.


[nick]Элли[/nick][status]lost[/status][icon]https://i.imgur.com/4JfiluR.jpg[/icon]

Отредактировано Тонантос (10.10.21 00:22:49)

+4

42

[icon]https://c.radikal.ru/c15/2010/a1/bc0b4fa43d33.png[/icon][nick]Айзек[/nick][status]сладость или гадость?[/status]

Подавив вырывающийся наружу всхлип, Айзек чуть дрожащей рукой притянул к глазу ткань, что тут же пропиталась кровью. По вискам безжалостно били тяжелым молотом, сердце разрывалось на части от слишком сильных и будто бы чужих эмоций, он задыхался, но, пытаясь дышать чаще, лишь чувствовал головокружение и тошноту. Левый глаз показывал черноту, наполненную яркими алыми пятнами, скрывал от взора несомненно что-то очень важное, но, побоявшись вновь почувствовать сильную боль, Айзек прекратил попытки разглядеть что-либо. Отныне он взирал на мир неполноценно. Его вновь лишили чего-то важного. Вновь? Да…верно. Не лишись он всего в одночасье, не находился бы сейчас в этом проклятом доме. Вот только это черное пятно из прошлого будто бы значило совсем иное. Что-то гораздо масштабнее. Что-то куда страшнее…

Ло умерла. Больше не улыбалась, не предлагала конфеты, не брала за рукав рубашки, прося о чем-то. Но, всматриваясь в навеки застывшее лицо, Айзек ловил себя на жуткой мысли – ему не грустно, не хочется плакать. Он чувствовал страх и думал лишь о том, что оставлять труп лежать здесь непозволительно. Рассказать все воспитательницам? Да, они наверняка что-нибудь…Нет! Нельзя! Что будет с ними? Но ведь он не виноват…Да! Он не убивал Ло, он был не здесь, поэтому он, конечно же, может спастись сам…Нет…Не может. Его точно спросят о том, зачем он вышел следом, почему не предупредил сразу, и тогда все равно накажут. Взрослые этого дома догадливые, и, если его положение в глазах воспитателей рухнет, он будет под вечным надзором. Никаких выходок, шалостей и привилегий. Дернувшись то ли от внезапного холода, то ли от голоса Элли, Айзек с силой закусил нижнюю губу. Даже сейчас он думает только о собственном благополучии…Нужно убедить себя, что все это ради Рори и Марси – наверняка они сделали это под гнетом тех видений и эмоций. Не специально же…Правда?

- Нет, - произнес он тихо в ответ Элли, - нет! – сказал громче, с ужасом смотря на недвижное тело, которое та хотела нести. – Нужно…успокоиться. Нужно подумать…

Сжав ткань у глаза так сильно, что из нее тотчас просочились капли крови, Айзек пытался хаотично придумать что-то, что хотя бы смутно напоминало план. Это давалось ему скверно. Сжечь труп? Дым привлечет внимание, времени немного. Бросить здесь? Как вариант…Но придется слишком изощренно лгать. Быстрее…Нужно…Нужно…

- Я…- громко сглотнул, пытаясь придать словам вес, - я предлагаю сбросить ее в реку… Скажем, что она вела себя странно, что у нас ночью случилась драка, - Айзек указал на левый глаз, - и что после сбежала. Если оставим ее здесь, труп сразу найдут, к нам будет много вопросов. Но…труп в реке тоже всплывет, - он поморщился, теряясь в мыслях. – Мы…могли бы привязать ее к камню и сбросить в реку! Тогда труп не всплывет! Они же не будут обследовать реку в поисках пропавшей девочки, да? А даже если и будут, кто нас заподозрит? Мы – дети! Мы не могли такого сделать…Не могли…Нужна веревка или ткань...И камень. Да, у реки их много. Как же мало времени...

+3


Вы здесь » Энтерос » НЕУДЕРЖИМЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ » we should never be born


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно