С Наступившим Новым Годом! Ушедший год был непростым, так пусть новый будет только лучше! Все невзгоды оставьте позади и будущее наполнится новыми добрыми событиями, сбывшимися мечтами и новыми целями, стремлениями, любовью и взаимопониманием. Побольше здоровья, радости, достатка и удачи во всех начинаниях. Пусть Новый год дарит только лучшее! И не забудьте принять участие в 3-м туре Новогоднего ивента!
Охо-хо-хо! Зима пришла, зиме дорогу! Не простудитесь в трескучие морозные деньки, а ещё не забывайте про все мероприятия, что приурочены у нас к Новому году и ежемесячному поощрению активных и лучших игроков! С нетерпением ждем ваших заявок и участия в наших конкурсах! И счастливых дней зимы, пусть серебристые месяцы подарят вам много энергии и отличного настроения!
Всем привет! Надеемся, что вторая половина 2020 года не добьёт нас, ведь приближается довольно знаменательная дата. 19 октября ровно пять лет, как на проекте ФРПГ «Энтерос» началась игра [был написан первый пост], мы считаем это дату Днём рождения форума. Уже по традиции нас ждёт конкурс, но не забывайте и про ежемесячные конкурсы, дорогие участники, а также про квесты, в которых вы играете! Вдохновения и удачи всем!
Свершилось! Сюжетная арка «Воронка Хроновора» подошла к своему логическому концу и мы даже не состарились. Всего было отыграно 25 квестовых эпизода и написано более 1700 постов! Итоги и события все желающие могут посмотреть в разделе сюжетных хроник. Не забывайте, что у нас проходит масса других квестов, не стесняйтесь открывать свои и участвовать в квестах других игроков.
Доброго времени суток, игроки и гости! У нас всё хорошо, квесты играются, сюжетные эпизоды идут своим чередом. Прошу не забывать про очереди в личной и сюжетной игре. Посетите раздел «объявления», там вы найдете важные новости, обратите внимание на новость от 04 апреля. И, конечно же, не забывайте мыть руки, соблюдайте режим самоизоляции и избегайте людных мест, ибо коронавирус не дремлет. К тому же, соблюдая эти правила, вам будет проще писать посты – с чистыми руками и дома!
Всем хорошего настроения! У нас всё идет своим чередом: квесты продолжаются, личная игра идет, ежемесячные конкурсы тоже не дремлют. В этом месяце у нас два февральских конкурса: ко дню всех влюбленных и традиционный конкурс лучших постов. Не забывайте про очередность в квестах и личной игре. Пусть последний зимний месяц и следующий за ним весенний будут отличными!
С Наступающим Новым Годом! Пусть в новом году жизнь играет всеми красками, как конфетти, сбываются мечты, сияют на лицах улыбки, глаза искрятся счастьем! Пусть в душе будет больше добра! Здоровья, любви, взаимопонимания, радости, достатка, путешествий, впечатлений и только хороших событий. Пусть Новый год дарит только лучшее! И не забудьте принять участие в 3-м туре Новогоднего ивента!
Все игроки проекта могут как организовать собственный квест, так и вступить в любой квест, открытый для вступления новых участников, также имеется возможность вызвать мастера игры или прийти GM по заявке.
          




Пентаграмма сработала на светловолосой красавице, позволяя Дионас нанести удар Сетусом. Прекрасная дева так напоминавшая погибшую возлюбленную рассыпалась на кусочки и явила свой истинный облик. Вовсе не Ленора. В этих отвратительных пустышках ничего не было похожего на прекрасную богиню любви...
Обстановка сумрачного леса вовсе не давила мрачностью; более того, хищникам комфортно влачить окропленное кровью существование в густых тенях. Лед бесстрастного взгляда скорбным пеплом оседает на окружающих деревьях, траве, деосах, драконе, графе. Женщина активно крутит головой, податливо...
Римергиум просчитался когда решил выиграть сражение «малой кровью». Вредить Элете не входило в его планы, пусть они сражались не до полного исчерпания внутренней магии, а до первых серьезных ударов, но дух пытался этого избежать. Если бы Риметаргум сам не был воином, что сражался пока...


      
      

В его лесу росли волчьи ягоды... но в этом скорбно Саду их не было. Легкую поступь Двуликово скрадывала потемневшая трава, стелящаяся под ногами суховатым ковром. Моргот бы здесь понравилось, впрочем, ей нравилось везде...

Зертультар не просто старый город, его возраст давно не исчисляется веками и история его непомерна велика. Рассказы о его становлении и основании ордена стражей сегодня больше напоминают сказки и легенды, несмотря на свою...

Хорус оборачивается: молниеносное движение размывает его прокошенные торжествующим оскалом черты. Нашел. Разочарование настигло его почти так же стремительно, что и призрачное торжество. Его Хэлл. Его ад. Его собственность...







Once Upon a Time: MagicideВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
Книга АваросаВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластияKARATADA
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieDark Tale



LYL Мийрон
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



beast

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

[- B E A S T -]

https://i.imgur.com/52ugOBtl.jpg
– М Е С Т О    Д Е Й С Т В И Я –
Аномальная зона, именуемая Утробой | 3002 год

Прекрасное... ужасное место. Идеальная тюрьма чудовищ, совершенная ловушка, созданная специально для тебя, недосягаемый эдем для пропащих душ. Куда бежите, милые? Спасения нет – вы отмечены красным – теперь принадлежите Утробе – преклоните же колени – принесите рыцарские клятвы – проклятые.
.
В райском саду землю устилает колючий черный песок [он прекрасно впитывают океаны льющейся крови], небо застилает алое зарево; закат ли это? А может рассвет? Понять невозможно, ведь в Утробе нет звезды, которая бы освещала проклятые алой благодатью земли; нет дня, нет ночи, нет усталости. Здесь не хочется спать, есть или пить. Отдых положен мертвецам, пока ты жив и можешь держать в руках оружие, Утроба не позволит тебе сомкнуть свинцовые веки. Даже терпкий, немного пряный воздух, зажигает в груди охотничий азарт, пробуждает в пленниках потаенную тьму. Падите. Покоритесь порочным инстинктам, хищники. Тьма поглотит вас с сытым всплеском, а затем брезгливо выплюнет то, что осталось.
.
Чем вы заслужили подобную милость? Это известно лишь вам и таинственному Коллекционеру, являющемуся местным подобием божества. Только он может выписать билет в обратную сторону. Найдите его, пока еще не слишком поздно...

– О Б Р Е Ч Е Н Н Ы Е –
ХОРУС | РАГНАР | ДИОНАС | ТОНАТОС | ЦЕРА

– Д О П О Л Н И Т Е Л Ь Н О –
Квест является игрой в мире Энтероса и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном квесте будут боевые элементы, предпочтительно будет использоваться официальная система боя с элементами базовой.
Очередность постов
Первый круг. СВОБОДНАЯ

[icon]https://i.imgur.com/twAz5YMl.jpg[/icon][nick]Всевидящий [/nick]

Отредактировано Хэлл (27.10.2020 12:55:56)

+6

2

Под тяжёлым сапогом с жалобным хрустом ломаются кости. Мёртвые тела не в силах вынести тяжесть закованного в броню чудовища... как не способны были вынести его гнев при жизни. Жалкие ничтожества. Воитель ступает по ним, как по оборванным от скуки лепесткам фиалок; для Хоруса нет особой разницы, а хруст... всего лишь песня сухого бурелома. По искаженному в гримасе едкого презрения лицу скользит множество теней, они облизывают острые черты, заостряя их, путаясь в тусклых прядях седых волос... тени живые, тени забираются в голову, путают мысли. Или сконцентрироваться не дают полные отчаяния и бессильной злобы вопли. Заткни пасть. Раздражение импульсом ударяет по нервным окончаниям, мертвенно поблескивающие в темноте ночи глаза выхватывают силуэт одного из врагов. Никто не сбежит. От него не сбегают. Подрагивающие от испепеляющего гнева пальцы сжимаются в кулак, резкий рывок на себя. Энергетические нити обиваются паучьими сетями, бросают беглеца прямо на разорённого воителя, а навстречу летящему телу устремляется гигантский меч. Хруп. Отрывистый, влажный звук был чем-то средним между хрустом и жадным чавканьем. Врага изломало в неестественную позу. Клинок вошел в спину, вырываясь с другой стороны, буквально выворачивая несчастного наизнанку: белоснежные ребра, бутоном распустившиеся из под раскуроченного доспеха, сияли сырым блеском, внутренности свесились, истекая все еще горячей кровью. В глотке булькнуло нечто похожее на стон. Теперь стало немного тише. Он любит убивать собственными руками. Бледные губы трогает по-настоящему темная усмешка, полопавшиеся капилляры на глазах, сеткой заполняют белки глаз. Еще. Темная жижа агрессии пульсирующим потоком выплёскивается из давно треснутого сознания.

Воевода, они бегут к поместью!

В полутьме слышен сдавленный рык, не предвещающий ровным счетом ничего хорошего. Воитель не любит когда ему мешают пировать. Хорус наотмашь бьет докладывающего по лицу, с поразительной легкостью сворачивая лейтенанту челюсть. НЕТ! Они не уйдут! Он еще не наигрался. Солдат молча давится агонией на пообгоревшем месиве крови, земли и травы. Эту рану он будет носить с честью. Хрус командует в бой! Но с кем они бьются? От вражеского войска остались лишь жалкие крохи, мятежный князь собственной головой украсил пику с гордо реющим на ветру знаменем... кого им атаковать? Секунда замешательства. Сердца замирают синхронно: одни от ужаса, другие от мрачного предвкушения. Воитель выбирает цель без раздумий. Раз те немногие выжившие укрылись в поместье, его надлежит разобрать по кирпичикам, но вытравить на поле брани жертв для кровожадного монстра. Бессердечная, тупая агрессия не несла в себе ничего иного, кроме желания избавиться от соперника. Сейчас. Прямо здесь. Неважно каким методом. Они сдохнут и не удостоятся даже безымянной братской могилы могилы. Никогда не беги от зверя. Его это лишь разлит. Смирись. И прими страшную участь. Хорус с будничной невозмутимостью наступает на тело, которое все еще было насажено на Экстерминатус. Плоть в последний раз громко чавкнула, перед тем, как безымянный воин не рухнул на землю, оставшись гнить, точно скотина со вспоротым брюхом.

Чего вы там возитесь? – раздраженно рычит воитель, смотря на то как отряд берет здание в кольцо, – ВЫКУРИТЕ ЭТИХ ТРУСОВ!

Крик похожий на рев, забирается в самую душу, звуча там гулким эхом. Порочные желания Хоруса – закон для его псов. Маги без проблем ломают защиту, чертят в воздухе руны... каменные здание на удивление хорошо горят. Бесцветные глаза львиного Графа ловят адскую пляску разгорающегося пламени. Они сдохнут. Не важно как. Но сегодня пощады не заслужил никто, так решил он. Воитель стоит перед воротами, вместе с другими бойцами. И что же они выберут? Сгореть или пасть в бою? Со стороны поместья раздаются первые вопли. Ну же.. я вас заждался. Ладони крепче сжимаются на эфесе меча, нетерпение воеводы читается не только во взгляде: вся его поза, запах, тяжелая, липкая энергетическая аура...  в переплетении чужой боли, отчуждения и режущей глотку печали Хорус узрел свое величие.

и мир исчез
Тупая, иссушающая боль стала для мужчины всем; Миром, домом, самим существованием... он растворился в ней, точно слеза в океане, стал ее неотъемлемой и нежно любимой частью. Кричал ли он? Пытался. Но у война не выходило даже сделать вдох. Его вырвали из ткани мироздания: грубо, небрежно, жестоко. Тягучая жижа агонии пропитала гарфа Лайонхарта на фундаментальном уровне; от таких страданий не кричат. От них сходят с ума.

Пади.

Шелестящий шепот прямо в голове и... мрак ледяным безразличием укрывает тело. Внезапно мужчина завис в состоянии абсалютного вакуума, где не было даже боли. Где он? Что случилось? Невидящий взгляд в панике пронзали темноту. Нет. Это не смерть. Что-то намного  страшнее. Тук. Тук. Тук... Ровные удары сердца осведомили Хоруса о верности его страшной догадки, он все еще жив, но не может даже ощущать свое тело в полной мере. Чувствительность и возможность воспринимать действительность, нехотя наполняли могучее тело. Тепло. Зрение прояснилось и на воителя обратили взор бесконечные кровавые небеса. Где он черт возьми?! Вдох полной грудью: хриплый, мучительный, надрывный. Как же больно. Откуда-то неподалеку разносится тихий шелест. Враг. Разряд паники пробегает по телу холодным потом, от него становится холодно, что кажется все сосуды в теле превратились в хрупкие ледяные трубочки и могут ломаться от каждого неосторожного движения. Двигайся. Приказывает воевода сам себе; пальцы беспомощно скребут по рассыпчатому песку. ДАВАЙ ЖЕ! Воин неловко, словно одурманенный зельем, привстает на локте, впиваясь полным ненависти взглядом в размытый силуэт. Привычная мощь лениво возвращались, но максимум на что сейчас хватило сил – замереть на одном колене опираясь на воткнутый в землю меч.

Стой где стоишь – глухой бас с рычащими нотками был прерван мучительным приступом кашля.
[icon]https://i.imgur.com/qwJdkkQm.jpg[/icon]

Отредактировано Хорус (30.10.2020 12:44:03)

+5

3

[icon]https://i.imgur.com/A8iacNY.png[/icon]• к р о в а в ы й   р а с с в е т •https://i.imgur.com/V13xN1x.png    Охотники на чудовищ рано или поздно становятся их жертвами. Они бежали сквозь ночную тьму спотыкаясь о переплетенные корни деревьев, позади них разгорался свет, всевыжигающее пламя, оно согреет до пепла костей… Не верный выбор и неверный путь, зря кучка наемников посягнула на одну из баз «Гвардии Смерти», ведь папочка не будет рад если отряд разбойников будет доставлять неудобства исследовательской группе. За что он так ценит эти мешки с мясом? Слабые, никчемные… но ОНИ ему нужны. Какова награда за монстра с детским лицом? Она так и манила мотыльков в смертельное пламя. Всего лишь насекомые, такие же как все эти мужчины разодетые в латы с мечами на перевес. И вспыхнуло пламя... Кто все они против чистого гнева воплощения огня? Кости и пепел...
https://i.imgur.com/Jb0KlJs.png
    Говорят перо жарптицы приносит владельцу несметные богатства, успех и удачу, неожиданные приключения и дух авантюризма, но ОНА не из доброй сказки. Первая волна пламени отбросила назад, опалила, живой огонь принимал очертания зверя отдаленного похожего на грифона. Еще мгновения назад на месте чудища стояла невысокая девушка не старше пятнадцати лет на внешний вид в вызывающем костюме и с улыбкой встречающая гостей. Цера не знает любви и жалости принимая за это чувство садистскую привязанность к названному отцу, ведь он нужен ей. Девушка была голодна и зла, еда сама пришла к ней, от чего они так вопят когда острые когти мощных лап вскрывают доспехи, а клюв перемалывает кости? Чужая кровь вскипает, осыпается пылью не пачкая перья огненного чудовища. Она сильнее, опаснее, быстрее… Глупые мотыльки! Они думали, что выманив тварь из леса смогут устроить ей ловушку. Не ушли желая награду за красноволосую голову встретившей их девушки, даже когда она растерзала пять человек продолжали надеяться на выгодный исход. Неужели она не знают, что  Духи Огня не прощают ошибок? Опасные, неуправляемые эссенции, обитатели вулканов и пепелищ. Цера не просто пламя, выросшая среди безумных традиций, в ненависти и жестокости, она желала быть монстром и стала им. Путы печати поймали Огненную, что вновь обманчиво слабый человеческий лик. Цера звонко смеялась когда ее клинок рвал нити печати. Кровавый танец продолжался до рассвета пока не был повержен последний враг. Стоны еще живых раздражали, в воздухе пахло жженной плотью и гарью, поле с некогда зеленой травой теперь пепелище. Обожженная земля жадно впитывала кровь из тел поверженных.
    Девушка с любопытством приблизилась к еще живому пареньку не старше двадцати лет, в пылу сражения Цера отрубила ему ногу, но рану прижгло раскаленной сталью клинка. Приложив указательный палец к губам ласково обняла до хруста костей, ему не вырвался. Климбатка на живую вскрыла череп своей жертвы не позволяя той отключиться лишь только для того чтобы в следующий миг запустить когти в мозг вырывая кусок и пробуя на вкус. Цера скривилась не понимая как это может нравиться другим, таким как она, другое дело мясо. Йонхеленэль пробила рукой грудину наемника сжимая чужое сердце, замершее навсегда мгновениями назад. Теплая кровь стекала по подбородку пока девушка пожирала свою добычу, не пропадать же мотылькам просто так. Радужка глаз сияла расплавленным золотом и солнце встало над пепелищем... Мир померк.https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/31117.png
   Л
ипкая тьма удушала став в одночасье злейшим врагом, предателем для яркого пламени, что в ней всегда сияло ярче всех звезд. Свет померк до мельчайших частиц, а пламя не может вырваться сквозь тонкую оболочку того, что спрятано внутри нее. Ненависть и отчаянье, неведомый враг подавлял, заставлял склониться. Где-то внутри раздавался злобный клекот огненной птицы, не высвобожденная сила сплеталась в сгусток ярости. Кто посмел? Кровавый Жнец скребет когтями, скорбилус един с Церой, но даже его рык не способен заставить очнуться. Раскрыть пламенные крылья чтобы испепелить тьму как лоскут ткани. Нет страха лишь ненависть и желание сжечь, спалить дотла все ненавистное, она помнит вкус теплой крови и если сердце есть у тьмы, она его растерзает.
    Голос в голове твердит подняться, открыть глаза чтобы узреть новый мир. Пламя отзывается мгновенно вспыхивая на кончиках заледеневших пальцев. Цера чувствовала себя недотушенным уголком вновь упавшим в сухую солому, каждый вдох и она вновь жива, сила растекается раскаленным железом по сосудам Духа Огня. Йонхеленэль очнулась резко распахивая глаза, в радужках отражался драгоценный огненный опал, он мерцал всеми яркими оттенками пламенных цветов. Незримый враг он был по всюду, в каждом уголке неизведанного мира. Тьма перестала держать и сила выплеснулись вокруг девушки огненным вихрем, волны пламени разошлись в пределах не более трех метров, рука сжимала окровавленный клинок. Лезвие Эквилибриума вгрызалось в черную твердь земли, опираясь на него дух пламени поднялась. Симбиотический покров принял вид алой одежды, цветом крови был пропитан весь облик Церы. Кончики кроваво-красных волос окаливались расплавленным золотом. Возле Йонхелэнель вспыхивали маленькие искры-огоньки, растворялись в пространстве чтобы вновь просиять мгновения. Было горячо. Вокруг живого воплощения пламени воздух раскалился до девяносто градусов, зона отчуждения в несколько метров не приносила облегчения. Слабость это смерть, она была горькой и соленой на вкус, когда жизнь отнимаешь не ты. Слабость хуже тьмы, девушка пошатнулась удержав равновесие лишь благодаря точке опоры. Чужие голоса раздражали.
    – Замолчите! – звонкий голосок Церы звучал хрипло, словно духу пламени не хватало воздуха, Жнец шептал испепелить все, что попадется на пути. Но папочка учил не бросаться слепо в бой, сдерживающая печать на этот раз погасила глас альтер-эго.
https://i.imgur.com/khpgUsw.gif• н о в о е   п е п е л и щ е •

Отредактировано Цера (30.10.2020 12:08:29)

+6

4

Белые ладони одарили тишину звонким хлопком и мир пришел в движение, взорвавшись ревом воинов и тех зевак, что пришли посмотреть на кровавое зрелище одной из многих алых арен ордена Рассвета. Короткий полуденный мир под жаркой звездой Биоторуса - и первая кровь омывает раскаленные песок и камни с характерным шипением. Алые глаза следят внимательно, ведь сегодняшний поединок - особый, праздничный, когда лучшие выходят в смертельной схватке во имя Справедливости, наказывая оступившихся с пути. Падшие тела осыпает полог из летящих по ветру множества красных лепестков излюбленных Тонантос роз. Момент величия - слишком соблазнителен для горделивой натуры, и та в хищном азарте решает спрыгнуть в отдельной трибуны вниз, уже призывая свое орудие, но... Белый песок внезапно словно становится зыбучим, и мир плывет, искажается в едином лике абсолютного и сокрушительного безумия. Деос падает, широко раскрыв от изумления глаза, оборачиваясь во все стороны - но ее враг не здесь, и это даже не один из гладиаторов, которые вряд ли пошли в открытую на божество. Тонантос делает рывок, но тело намертво приросло, а Ризанис не отвечала своей госпоже, и это шокировало бессмертную душу больше всего. Ей просто не позволили говорить.
И тело пронзила первая вспышка боли, ударившая в позвоночник и заставившая согнуться и припасть, глубоко зарываясь в раскаленный белый песок.

Ну же, черт возьми. У Тонантос песчинки и грязь противно скрипели на зубах, а в висках громко и настойчиво звучало "НЕТ". Нет, нет, нетнетнетнетне… Да плевать на боль, плевать на то что мир внезапно слился в одну сплошную мазутную черноту, облепившую и мысли, и кажется все тело - крепкие мышцы внезапно стали тяжелее стократно, а веки смыкались вновь от каждой настойчивой попытки Тонантос их раскрыть да посмотреть в глаза того ублюдка, что посмел напасть. Деос чувствовала, что захлебывается этой навалившейся чернотой без возмоности вспыть назад, и лишь тогда, словно покорившись, решила что пора доставать последний оставшийся козырь.
Отрицание!
...
Нет?
?????????

Отрицание! Отрицание, ну же, блядь, о т р и ц а н и е. Приказ в пустоту, приказ самой себе - должно сработать беспрекословно, вот если бы только Тонантос успела на пару секунд раньше осознать свою беспомощность. Поздно для отрицания - ей как кислород перекрыли любую возможность не только двигаться, но и творить свои заклятия, даже столь древние, известные одним лишь деосам. Но Тонантос продолжала как безумная повторять одно и тоже. Отрицание, отрицание, отриц...


Тонантос никогда не боялась черного полого взгляды бездны. В пустоте мира она когда то родилась и крепла; эта тьма была ей колыбелью, вот только нутро не заполняло утробное ощущение покоя. Оно было наполнено кровью и болью - сознание было брошено на разной формы осколки, на колкие шипы, вонзающиеся в мышцы и не позволяющие двигаться и что-то предпринять. И лишь теперь Тонантос ощутила великую усталость, пригвоздившую ее к рыхлой земле. Не благодать, нет, наказание, и нечто подобное она уже ощущала в своей долгой бессмертной жизни...

Вновь ты, Отче?

Превозмогая боль Тонантос тянет руку к тусклому источнику света. Эй хотелось бы это верить, в то, что Великий вновь почтил ее дух своим присутствием, пусть даже и таким, в качестве наказания. Но объятия создателя - всегда теплые, особенно родные; та боль что он причинил однажды - была совсем иной. Нет, это не он - и наконец от этого дрогнул последний оплот сил Тонантос - заныла душа, обманутая собственными ожиданиями, выжигая на сердце очередной тусклый шрам. Это чужая энергия, липкая, холодная - от нее хочется блевать, извиваться всеми силами, лишь бы сбросить эту удавку, сжимающие ребра до хруста и не позволяющие вдохнуть. Но Тонантос дышит, и воздух больно жалит легкие. Кашель сухой, и в легких песок уже не ясно какой именно, тот белесый что остался далеко на аренах Биоторуса, или здешний; рука слабо сгребает теплую горсть, пропуская песчинки сквозь пальцев - черный?

Отчаянный шепот Ризанис сливается в непонятный поток из самых острых из известных деосу чувств: тревога, опасность, враг рядом. Вставай, поднимись. Ведь Тонантос не ранена, ее просто сплющило чей-то энергией, куда более массивной чем многое из того, что та уже успела повстречать в этом созданном ею же мире. С тех далеких пор оно уже научилось жить по своим жестоким правилам. Она не ранена, не поражена ядом, не отравлена ядом. Что же это? В мыслях крутится, а одеревеневший язык не может никак выговорить это одно простое слово - проклятие, вот эта дрянь гнусаво хихикала и насмехалась. Тонантос попыталась сесть мощным рывком вперед, но дернулась лишь пару раз, тяжело, рухнув обратно и прикрыв глаза на мгновение. Кто-то рядом начал бухтеть, и это давало онемевшему тело импульс к движению. Все резервы разумного артефакты были направлены на то, чтобы заставить древнее божество наконец встать, но деос не встала, лишь перевернулась на четвереньки, подгребая песок под себя и пытаясь сфокусировать взгляд на телах рядом. Кто то уже приходил в себя, стонал, что-то говорил, но если честно пока что для Тонантос это все сливалось в единую разноцветную полосу из чужой энергии, среди которой она смогла выделить лишь одну, и то благодаря тому что их связывал незримый канат древних уз. Облаченная в пульсирующий энергией аметист, деос попыталась встать, но колени предательски дрогнули, и древняя продолжила ползти к своей цели. Рагнар оказался лежащим рядом и кажется еще не закончил свой трансцендентный переход. Горячая рука скользнула по мужской щеке - он дрожал, но у Тонантос пока у самой не было сил согреть своего фэдэлеса, их хватает лишь чтобы уложить голову антикверума на свои коленки. Деос подумала, что все гладиаторы с проклятой арены разом угодили в эту выгребную яму, но...
нет.
[icon]https://i.imgur.com/MTj5EdJ.jpg[/icon]

Отредактировано Тонантос (04.11.2020 19:07:33)

+6

5

Называя себя незыблемыми сторонниками морали и сторожами милосердия, люди, собравшиеся на трибунах большой арены, негласно требовали хлеба и зрелищ. Они громко кричали, покорно поддаваясь царствующему в воздуху ажиотажу, переваливались через перила, чтобы выбросить на арену горсть алых лепестков, и принимались аплодировать каждый раз, как кто-то бил в золотой диск большим молотом. Рагнар любил справедливые кровопролития. Любил, когда создания, считающие его монстром, с нетерпением ожидали чужой смерти.
Вольготно развалившись в мягком кресле в тени увешанного лозами навеса, мужчина позволил себе прикрыть глаза, найдя постоянный шум утомительным, а единичные сражения на арене скучными. Климат Биоторуса был ему по душе: песок, забитый в сандалии, горячий ветер раздувающий белые одежды, расшитые золотом, - без преувеличения Рагнар мог сказать, что чувствовал себя здесь как дома, наслаждаясь мелодией из мучительных криков и радостных возгласов. Запах крови смешивался с ароматом роз, пробуждая в душе слишком противоречивые чувства, но они утихали с каждым бокалом вина, отражающем в своей кровавой поверхности алые ленты.
Устало потерев затекшую шею и встав с кресла, усыпанном множеством подушек, Рагнар окинул довольным взглядом красивую фигуру деоса, внимательно следящего за каждым боем, проходящем на арене. Это важное событие для неё, для всего ордена, ведь приговоренные на смерть преступники сражаются за свою жизнь с лучшими воинами Рассвета, но их воля слаба – шанс защитить себя ускользает из их рук подобно пескам Биоторуса. Поэтому Рагнару пришлось сильно постараться, чтобы сделать этот день чуть насыщеннее…
Он беззастенчиво разглядывает фигуру Тонатос, пока сзади не раздается предупреждающий кашель одного из фэдэлесов. Жалкое девственное отродье, вынужденное стоять в охране и не ведающее истинной красоты женского тела. Стоило бы намекнуть деосу облачаться в светлые облегающие одеяния почаще. Безусловно, во имя ордена. Во имя всеобщего прекрасного настроения и слишком сокровенных мыслей.
Подойдя ближе, Рагнар оперся о перила, задумчиво рассматривая проход, из которого на бой выходили преступники. Уже скоро. Он провел удивительно кропотливую и достаточно харизматичную работу, чтобы привести обреченных к занятным мыслям, но то, как они воспользуются предложением, лишь вопрос времени. В любом случае, это гораздо интереснее обычных сражений, пускай и опаснее. Для них – это надежда. Для него – очередной повод занять себя.
Ворота распахиваются, и толпа вооруженных заключенных вбегает на арену, набрасываясь на воина Рассвета, как стервятники на подыхающую тушу. Это походит на восстание, изначально обреченное на провал, вот только для зрителей это сродни кульминационной запланированной части, где сражение имеет массовый характер. Из других ворот выбежали не только воины ордена, но и часть гладиаторов здешней арены – они знают о том, что все вышло из-под контроля. Знает это и Тонатос.
Наблюдать за подобной бойней занятно: преступников много, они теснят своих палачей, и губы Рагнара растягиваются в улыбке. Часть заключенных бежит на трибуны, рубя на своем пути невинных зрителей, и те, наконец, понимают, что ныне они жертвы – их восторженные крики сменяются воплями ужаса. Многие не успевают даже закричать, жестокие воины вонзают копья прямо им в глотку. Стены окрашиваются алым. Трупы падают с трибун прямо на арену.
Представление окончено. Воины сами разберутся со всем, а потому пора уходить. Повернувшись к деосу, Рагнар слишком поздно понял её намерения, но инстинктивно рванул вперед, пытаясь схватить Тонатос за руку, вот только поймал пальцами лишь воздух. Она ловко спрыгнула на землю, готовясь нести возмездие и справедливость, и, перегнувшись через перила, антиквэрум внимательно смотрел на женскую фигуру, что одним своим щелчком могла бы прекратить бойню, уничтожив восставших. Вот только щелчка не произошло. Спустившись на арену, она исчезла. Испарилась. Провалилась сквозь землю, да как угодно, черт подери, только внизу её не было!
Рагнар тут же спрыгнул следом, озираясь по сторонам. Он отчетливо видел её одежды, сменяющиеся броней, видел все её движения, но все это растворилось в воздухе подобно жестокой иллюзии. Тонатос не могла уйти вот так. Иначе, зачем ей было бросаться в сражение?
Увернувшись от атаки одного из преступников, Рагнар подошел к тому месту, где видел её в последний раз. А после не было ничего.
https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Это вновь казалось знакомым. Погружение в вязкую багровую бездну, опутывающую конечности своими водорослями, более походящими на длинные вывороченные кишки. Он более не мог открыть глаза – казалось, кто-то намеренно давит на них пальцами, надеясь вогнать глубоко в череп, - не мог ничего услышать, ведь бурлящая жидкость проникала внутрь, пронзая каждый орган.
Ему мерещилось, будто бы кто-то заковывает его в цепи, надевает на шею ошейник, удушая и призывая слушаться, подчиняться. Этот кто-то вызывал необъятный страх и навязанное почтение. Этот кто-то был слишком силен, держа в руках чужую жизнь.
Багровая жидкость приобретает форму руки. Она проникает прямо в тело, сжимает сердце и остервенело пытается вырвать его из груди, разрывая крупные сосуды. Даже если все это иллюзии – боль настоящая, но он даже не может закричать. Стоит открыть рот, и жидкость заполняет рот, глотку, пытается удушить и разорвать изнутри.
Это все казалось слишком знакомым…
А после все исчезло. Будто бы бездна, наигравшись, выплюнула его обратно на арену. На Арену ли? Он не слышит лязга мечей, не слышит криков, впрочем, он не слышит совершенно ничего – что-то громко лопается в ушных раковинах, стекает по шее. Он ничего не видит, не может даже открыть глаза, чувствуя свинцовую тяжесть, не может раскрыть губы – ему кажется, что он вновь захлебнется вязкой кровью. Он не может пошевелить конечностями, не может повернуть голову: незримые цепи все еще удерживают его на месте и не позволяют уйти, словно бы он цербер, обреченный сидеть на привязи перед вратами в Ад. Его изжевали, перемололи, раздавили, оставив в сознании. Нет чувства хуже…
Что-то касается кожи. В месте, где его душат и разрывают, эти прикосновения мягкие и нежные, теплые и до боли знакомые. От них становится легче. Он делает глубокий вдох и, наконец, слышит собственное хриплое дыхание. Цепи распутывают его запястья, и ныне их оплетают древние алые ленты, вытягивая сознание в реальность, приводя его к той, кого он и искал. Бешено стучащее сердце успокаивается. Рагнар медленно открывает глаза, но все выглядит слишком расплывчатым – даже лицо Тонатос, склонившееся над ним, выглядит иначе.
Значит, это не смерть. Тогда что же?
Наказание?

+6

6

У Дионас было ужасное настроение. Ей только доложили о том, что в ордене появились сомнения, слухи и предательства за ее спиной. Тяжело быть везде одновременно. Нужно устранять ошибки прошлого, следить за своим орденом, притворяться кем-то, вести благотворительность. Она бессмертна, но не обладала остановкой времени. Дионас могла давать вторые шансы, но предательства она не потерпит даже от своих детей. Она может простить. Только наказать все равно нужно. Ее оружие же было в прекрасном настроении, предвкушая то, что сегодня ему предстоит наконец-то поразвлечься.

У нее был собственный палач, который мог наказать провинившихся в ордене. Только вот сегодня у Дионас было настроение сделать все самостоятельно. Она позвала предательницу к себе, желая не делать из этого показательную казнь. Слишком много внимания и ненужно было созывать весь орден для такого. Дионас тянет к ней руки для страстных объятий, падая с фэдэлесом на шелковые простыни. Только вместо горячих стонов из ее рта послышался первый крик боли, когда деос вонзила ей в живот свое оружие, которое она уменьшила до размера маленького ножа. Не так глубоко, чтобы она быстро не умерла. Только вот яд все равно попал. Да, покричи для меня. Боль каждого существа была разной на вкус, а Дионас хотела попробовать все.

- Кто еще с тобой в сговоре, милая? - ласково спросила ее Дионас, садясь на нее сверху. Фэдэлес мучилась от яда, радуя своего деоса самыми отвратительными гримасами боли. Проще было залезть в ее голову и все узнать, но это так легко. - Я дам тебе противоядие, если ты расскажешь.

Деос увидела в ее глазенках что-то помимо боли и страха. Да, у нее промелькнула мысль того, что она может спастись. Деос нагнулась над ней, подставляя ухо для пары имен. В этот же момент она дала ей противоядие. Услышав нужные ей имена, Дионас мягко провела ладонью по щеке фэдэлеса. Она была напугана и не могла пошевелиться под деосом. Своим языком она подбивала других на разные вещи, обманывала и теперь предала своих. Ладонь деоса соскользнула с щеки девушки вниз, мягко проводя пальцем по пухлым губам. Дионас резким движением хватает ее, заставляет широко открыть рот и вырывает ее язык. Дионас может только посмеяться над ее конвульсиями и попытками сделать что-то. Бессмертная вновь пускает в ее тело яд, оставляя ее вот так мучиться до последнего вздоха. У нее же ужасное настроение. Она была злой. Дионас приказывает привести к ней тех других фэдэлесов, устраивая резню. Бессмертная честно старается продлить свое развлечение и легкую терапию для успокоения, но смертные тела слишком хрупкие. Дионас не успела заметить то, как зал превратился в алую мясную лавку. Без конечностей и нескольких органов они зачахли подобно цветам. Опять женщина оставлена неудовлетворенной. Она грустно вздохнула, выпуская из ладони чье-то вырванное сердце. Не успев услышать мокрый шлеп чьего-то органа об окровавленный пол, Дионас показалось, что это ее сердце уронили куда-то.

Дионас не видела ничего перед собой, чувствуя только боль. Даже не так. БОЛЬ.

Это вроде называют кармой? Кто-то решил наказать ее и дать ей почувствовать собственный наркотик, дав ей почувствовать на собственной коже все страдания своих жертв? Бессмертная даже не поняла того, что она уже лежит. Во рту была чужая кровь вперемешку с песчинками. Дионас медленно открыла глаза, видя один черный песок. Истинное оружие деоса пыталась заговорить с ней, пыталось заставить ее встать и кричало о том, что рядом кто-то уже говорит и барахтается. Это те, что сделали с ней это? Дионас переворачивается на спину, чтобы взглянуть на темное небо, вдыхая странный воздух. Повернув голову в сторону Дионас чувствует и видит знакомую энергию.

- Сестрица, - слабо и хрипло простонала деос, заставляя свое тело вновь слушаться. Дионас ползет к ней. Деос была вся в чужой крови и к ней лип черный песок. - Погладь меня тоже. Меня все сегодня обижают.

Дионас подползла к другому деосу, видя еще и Рагнара. И каких-то...других. Только вот голос одного существа немного ей  знаком. Деос поворачивает свою голову, приподнявшись на локтях. Тот трансдент что ли? Дионас не думала о том, что это сделал он. Он пребывал в похожем состоянии. Занесло же его сюда. Деос проследила за его взглядом, вглядываясь в незнакомую фигуру.

+6

7

[- Т Ь М А  Г О В О Р И Т -]

- ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ -

Боль вытекает из ваших тел неторопливо, цепляясь за тонкие нити нервных окончаний. Агония тягуче струится из тел, словно кто-то незримый вспорол ржавым ножом вены на запястьях. Разница лишь в том, что в данной ситуации время приносило облегчение без обременения печатью смерти. Стойте. Прислушайтесь к своим телам. Боль не уходит лишь с тыльной стороны предплечья. Утроба клеймит своих рабов. Снимите латы, отбросьте доспехи, разорвите шелковистые перчатки. С собственных рук на вас взирает Око. Выжженая на коже отвратительная отметина, сочащаяся сукровицей и украшенная корками запекшейся кровью. Теперь вы часть Эдема, о беспощадные ангелы.
.
Тонатос, ты чувствуешь небывалую мощь, Утроба шепчется с тобой злословной молвой, зрит в суть желаний. Жаждешь силы? Утроба даст тебе даже больше, чем можешь пожелать! Вы с Дионас не единственные деосы в проклятом саду, ты отчетливо ощущаешь как по спине дразняще скользят теплые ладони предвкушения: знакомая энергия из давно забытых времен. Возрадуйся, Великая Судья, недалеко от тебя рыщет призрак осужденный на смерть давным-давно. [С данным божеством Тонатос сражалась во времена войны деосов, один из самых подлых и опасных ее соперников, божество третьего поколения, пропавшее сразу после страшной резни фэдэлесов богини. Тонатос так и не смогла ему отомстить, а после долгих поисков, сочла мертвым. Но он жив. И он здесь].
.
Хорус, встань с колен, Рыцарь крови, здесь нет королей, достойных твоего преклонения. Только мрак безумия венчает головы великих. Что происходит? Ты видишь во всех угрозу, дремлющие инстинкты пробуждаются от каждого неосторожного действия. Паранойя теперь не дурное послевкусие в вине, она – твой кислород. Кушать подано, Владыка. Ваши жертвы стоят пред вами, готовые принять приглашение на последний алый танец. [Здравомыслие – тончайший лед. А за ним находится не студеная вода, а бездна. Слушать глас рассудка практически невозможно, а веной тому – зов. Он раздается далеко и близко одновременно: незнакомый, родной. Найди источник, пока песня злобы не свела тебя с ума]
.
Рагнар: раб Утробы, раб деоса... раб собственных желаний; не пора ли сбросить оковы? К чему это добровольное заточение, воитель? Тебе не к лицу цепи, противны ошейники, неприемлемы клятвы. Вероломство проклевывается не как зернышко цветка. Внутри тебя с щелчком лопается паучье яйцо; мысли щекочут миллионы маленьких паучьих лапок воспрянувшей психической нестабильности. Любые ограничения свободы будут теперь восприниматься тобой с особой остротой. И на что ты готов ради свободы? [Поздравляю, из всех участников ты замотивирован отыскать выход с маниакальной страстью. НО. Приказы, просьбы, мольбы. Все это вызывает в тебе приступы самых темных чувств. Каких именно? Зависит от тебя, древний]
.
Дионас, Ты чувствуешь тепло? Чувствуешь холод? Чувствуешь хоть что-нибудь? Я р к о. Все ощущения обострились до крайности: шелковистые пряди волос особенно приятно щекочут шею, песок под пальцами рассыпается слишком плавно, голоса спутников превращены в музыку. Чудесно. Утроба способна сделать тебя счастливой, Прекрасный демон. Ощущения вызывают зависимость... чем ярче переживания, тем головокружительнее экстаз овладеет сознанием. Боль, страх, горечь, отчаяние – приятно до дрожи. ЕЩЕ. Слово пульсирует в голове. Нарывает, как гнойник. Пристрастись к ощущениям, утони в них, захлебнись осколками порочного водоворота страстей. [Жестокость, свои и чужие страдания, страх; возносят тебя на вершину удовольствия. В Утробе очень просто стать счастливой, достаточно лишь убивать. Так просто! Однако, чем больше ты будешь тешить себя иллюзией удовольствия, тем больше крови потребуется до достижения эйфории]
.
Йонхеленэль, пламя от тебя разлилось янтарными искрами. Сильнее, чем ты планировала. Ярче. Разрушительнее. И впервые за много лет ты почувствовала себя дома. В Утробе ты не гонимый всеми монстр; здесь ты – Королева. Чувствовала ли ты себя когда-нибудь нужной? Желанной? Невероятно у м е с т н о й? Добро пожаловать, домой, Владычица пепелища. На тебя Эдем оказывает самое разрушительное воздействие – позволяет быть собой. [Цера медленно деградирует до состояния, в котором она начинала свою жизнь, будучи рожденной в адском гнездилище огненных духов. Силы калимбатки резко возрастают, как и ее естественные потребности. Невероятный уют и мысль "так и должно быть" поселяется в рыжей голове. Захочешь ли ты вообще уходить из места, которое принимает тебя такой, какая ты есть?]

[icon]https://i.imgur.com/EOsxtuum.jpg[/icon][nick]Всевидящий[/nick]

+4

8

Дыхание более не причинят боли, раскалённый воздух становится благословенной прохладой, расправляет булькающие спазмами легкие. Вдох... зрение нехотя проясняется, кровавое марево рассеивается. Пытливый взгляд лениво перечеркивает пространство, словно скальпель умелого хирурга. На хриплом от эха страданий выдохе, мозг уже выдал первичную информацию о происходящем вокруг. Кого-то из присутствующих Хрус знал: Тонатос смиренно уронила голову, поглаживая одного из своих питомцев: королевская кобра охраняющая кладку. Только подойди, она вцепится в лицо довитыми клыками. Гортанный рык тихо клокочет в обожжённой гортани, жгучее презрение искажает и без того не украшенное дружелюбием лицо воителя.

Подняться. Тело исполнило волю хозяина,  граф встал, победоносно расправив широкие плечи. Сегменты металла с мерзким звуком заскрежетали, точно старые кости только что очнувшегося от тысячелетнего сна чудовища. Со стороны донесся томный голосок... манера речи, слащавость и рыжие волосы. Раздражение плавно протекло в изумление; воитель в полнейшем недоумении изогнул бровь, глядя как Дионас раненой гадюкой подползает к сестре. ~ Убей ~ Искры недоверия опасно быстро раздуваются в пламя. Оно слепит. Заставляет болезненно морщится под хлесткими ударами врожденной параноидальности. Сегодня весь пантеон решил испытать на прочность его несуществующую милость, представ пред ним в самых жалких ликах? Недоверие и страх. Капкан. Воитель увязает глубже с каждым ударам сердца. Обычно Хорус не питал наслаждения от убийства тех, кто не мог дать ему хотя бы мизерной отдачи.  Если он сейчас снесет голову деосам, он не получит ничего кроме кисловатого послевкусия разочарования. У погибели может быть лишь один лик:

пропитанный агонией :: исполненный до краев разочарованием :: ядовитый от слез :: сочащийся горечью сожалений :: болезненный :: и имя ему будет Хорус

Глаза цвета льда на мутной реке вспыхивают тусклым свечением, приобретая терпкий оттенок безумия. Бесцветный. И все же уловимый глубинами подсознания смотрящих. Воин меняет лик оружия, теперь в его руках была секира, а вовсе не меч. Он ждет. По-рыцарски вежливо дожидается когда его жертвы будут способные ощутить все грани ужаса. На одной чаше весов недоверие на другой кровожадность.

Замолчите!

Вой пламени практически заглушил капризный детский голосок. Хорус нехотя отрывается от своей добычи, чуть склоняя голову набок. И как он раньше не обратил внимание на незнакомку? Объятый яростно мечущимися языками пламени силуэт не принадлежал к тому любовно приплетённому клубку ядовитых рептилий. Она была Иная. И не только по природе своей. Глухой смешок непроизвольная реакция на писк мелкой блохи. Все же забавная зверушка. И тишину ценит. Прямо как Кайлан. Только ему отрадно, когда безмолвие становится мертвым. И что он так завёлся? Как там говорит Хэлл? Допрашивать мертвецов дело гиблое? Ох уж эта мерзавка с ее черным юморком. Граф смущенно и устало трет переносицу, жалея вернуть утраченную концентрацию.

Спокойнее, мелочь, не нервируй своим писком, – глухой бас клокочет с насмешкой, но любопытство выдает сам факт того, что никто еще не пострадал, – интересное место для встреч старых знакомых, не находите?

Обычно антураж волновал воителя в самую последнюю очередь. Декорации в театре не нужны, если все актеры гениальны. Однако... мужчина наклоняется зачерпывая горсть тьмы, которая рассыпалась между пальцами угольно-черными песчинками. Если кто-то и знает, что происходит, то точно не пламенная девчонка... тяжелый взгляд вновь пронзает деосов. Выглядели они не менее радостными, чем сам воитель, но стоило все же поинтересоваться.

Если это вновь какие-то ваши игры... – лезвие секиры с кратким свистом впилось в песок – вы не воскресните даже после сотни лет, ясно?

Не угроза. Предупреждение галантнее, чем поцелуй в тыльную сторону ладони. Принеси мне их головы, убей... мужчина не сразу осознает, что мысли принадлежат уже не ему. Чей-то настойчивый шепот, вклинивается в сознание, путая и без того хаотичные мысли. Убей. Убей их всех. Граф вздрагивает как от пощечины в ярости приводя взгляд от одного несчастного спутника поневоле к другому. Дрожащие пальцы сжимают амулет, блокирующий ментальные атаки. Почему не работает?! Недоумение прервал давно зудящий зов травмированной плоти. Эфемерная боль полностью пикнула тело или нет... она всего лишь сконцентрировалась в одном месте: мужчина без церемоний вскрывает острым когтем панцирь брони... Око. Безобразный глаз был слово выжжен на коже, точно рабское клеймо. Это сделал кто-то из них?! Разумеется, это они, за свои преступления они должны заплатить жизнями!

У вас ровно минута на то, чтобы сознаться... – он на секунду замолчал указывая пальцем себе на висок, – кому из вас принадлежит этот голос.
[icon]https://i.imgur.com/qwJdkkQm.jpg[/icon]

Отредактировано Хорус (02.11.2020 12:44:53)

+6

9

Прикосновения с каждым разом все менее естественные и приятные, словно что-то - или кто-то - вклинился между ладонью и гладкой бледной щекой фэдэлеса. Мутный взор голубых глаз все еще продолжал фокусироваться на лице деоса, а та уже обратила внимание на эту маленькую, но такую значительную и шокирующую бессмертную душу деталь. Мысли приходят в движение, как развороченное осиное гнездо, перешептываясь на древнем языке с Ризанис, а та нервозно перещелкивает едва заметными чешуйками в районе запястья, облизывая тусклым лиловым язычком энергии кровоточащую отметину. Досадно, ведь Тонантос явно не привыкла к тому, чтобы ее тела касались без дозволения, а о том, чтобы ставить какие то черные метки речи вообще идти не могло. В голове прокатилась шальная мысль, что можно просто отрезать руку - Тонантос непременно так бы и сделала, вот только не была уверена, что метка или переместится на другую часть тела, или появится на новой конечности, которую бессмертный организм способен отрегенерировать достаточно легко.

«Не отвергай меня. Прими меня...» - настойчивый шепот в голове дразнит еще сильнее, и рука кажется саднит уже не так сильно. Тонантос сжимает ладонь в кулак, на миг прикрывая глаза и пытаясь вслушаться в голос, приходящий извне. Не сон, ни явь - кто бы то ни был, он нашел тот пустой промежуток, когда сознание бессмертного деоса было заполнено ничем чтобы вбить аккуратный колышек, и теперь долбил своими предложениями. Он говорил, что лучше чем всё, что она пробовала до этого. Месть - блюдо холодное, а он предлагал вкусить теплой сладкой амброзии всего и сразу. Из дум ее вытягивает ни с чем не возможный спутать карминовый огонек - как и энергия всех прочих угодивших сюда существ, аура Дионас была придушена... и не только это. Алый взгляд следит мрачно за скулящей сестрицей - дело не в самой Дионас, а в том что некто возжелал для чего-то приволочить сюда всех деосов первого поколения? С некоторыми не вышло. Рагнара просто зацепило постольку поскольку. Тонантос смотрит на вспыхивающую огнем буйную климбатку - Фероново дитя... Тварь хотела забрать и его, но промахнулась, угодив в его фэдэлеса? А этого, как его там...
....
Демиург с ним, Тонантос словно нарочно не могла вспомнить как зовут бледного, но трансдента вполне вероятно могли спутать с другим собратом-деосом, уж больно схожие у этих двоих повадки. Ведь такую скользкую крыску изловить намного сложнее, Синистер - хитрец, и некто промазал вновь, угодив в одно из самых неприятных лично для Тонантос созданий из возможных. Ох уж эта непомерная гордыня...

«Да, мы тут с Дионас собрались чтобы вывернуть всех трансдентов обратно наизнанку существования, ты прав» - хочет прохрипеть Тонантос, но лгать ведь не станет, и вместо этого чувствуя что боль ушла совсем, оставив после себя лишь тяжесть мыслей в голове. «Отдайся мне.»
«Назови себя...» - выпаливает Тонантос мысленно в ответ, не имея желания как либо сдерживаться. Взгляд божества пронзает подползающую к ней беднягу Дио, и теплая рука медленно касается мягких рыжеватых локонов, словно приласкав дикую тигрицу. Тонантос чувствовала лживые маски, и как ни странно, сейчас слова каждого из присутствующих звучали искреннее, а значит, они как и сама деос, понятия не имели что и зачем.

- Ты знаешь чего я хочу, родная? - тяжелый алый взгляд, прежде чем увести руку дальше, сплетая пальцы друг дружки. Она видит молчаливое согласие Дионас, и черный песок вокруг трех тел вздрагивает в движении, очерчивая не четкие линии - лишь самые явные из сотен сплетений, особой пентаграммы, знакомой только древним деосам. Кружево энергии Тонантос пересекается с тем, как трактует Спектралис и сестрица-любовь, вместе составляя одно мощное заклятие, вбирающее в себя поток информации из окружившего их недружелюбного мира. Еще прежде, чем пентаграмма померкла, распадаясь на отдельные клочки смешанной энергии двух божеств, Тонантос поднимает взгляд к фальшивке, которое назвало себя небесами, и видит эти явные-неявные канаты множества эфирных потоков, уходящих все в одну единую точку дальше за горизонт. Вместо того, чтобы разжать кисти рук, древняя сжимает ладонь Дионас сильнее, словно акцентируя внимание на чем-то, понятном лишь их двоим. Меж тем, трансдент продолжал буйствовать, явно недовольный масштабами песчаного лотка.

- Я тоже слышу этот голос.
Это не попытка успокоить, скорее просто... честное признание в том, что ни все вместе находятся в одной лодке? Некоторым стоит это понять. Тонантос вновь роняет взор на уже очнувшегося Рагнара, и полагает, что тому слишком хорошо вот так валяться на теплых коленках деоса, и потому легонько хлопает его по щеке, - Поднимайся, если не хочешь чтобы я тащила тебя за рога к...

Тонантос замирает на секунду перед тем, как выпрямиться полностью, уставившись в одну единственную точку, словно рассмотрев одну необычную белую песчинку среди множества черных. Язык, внезапно одеревеневший, проводит по сухим губам, и деос шумно выдыхает, чувствуя как заклокотало внутри то давно забытое, похороненное. «Хочешь считай это первым из многих даров.»
«???...»
«Просто позволь коснуться тебя, Великая, и ты получишь всё о чем мечтаешь.»

Тонантос кривится, хмурится, всматриваясь в даль, несколько в иное место, нежели то, где являло в голове хладные черные оттенки темной цитадели.
- Я знаю куда идти, - не лжет, разумеется, но недоговаривает. Зачем слушать какой-то голос, если можно получить все самой?- И знаю кто вероятнее всего виновен в том, что мы все сюда угодили. Или как минимум знает причины этого.
Реальность или наваждение? Чаша весов болталась из стороны в сторону, но Тонантос не привыкла долго колебаться. Лишь увидев воочию она все поймет. Лишь убив своими руками она наконец успокоится.


кубы

комментарии

С разрешения ГМа, выкинули с Дионас улучшенный совместный бабий спектралис и получили инфу всякую
Рагнар может узнать в общих чертах что удалось узнать Тонантос через из внутреннюю фэдэлесовскую связь, Тоня разрешает х)

Спектралис [Энергетическая школа, III | III] - мощная пентаграммная структура аналитического типа. Имеет в своем составе один внешний рунный круг, а также восемь фундаментальных рунных знаков. Спектралис позволяет деосу узнать практически любую информацию о ком бы то ни было или о чем бы, то ни было. В основном пентаграмма предоставляет информацию о расе, уровне сил, физическом состоянии, энергетическом состоянии, кроме того, можно узнать имя существа, его некоторые социальные связи, детали биографии и тому подобное. Не только живые организмы могут стать объектом исследования, также артефакты, оружие или любые другие вещи, о них можно узнать также много, к примеру, возраст, материалы и было ли применение сокрытой магии в их отношении. Обычно использование пентаграммы неощутимо для объекта, сама магическая структура невидима, неосязаема, разумеется, по желанию деоса. Чем большей силой обладает деос, тем более подробную и точную информацию может предоставить Спектралис.

[icon]https://i.imgur.com/MTj5EdJ.jpg[/icon]

Отредактировано Тонантос (04.11.2020 19:10:06)

+6

10

Волна боли уходит, словно бы наступил отлив. Некогда окутав все тело, она растворялась в воздухе, покидая легкие и оседая на правой руке, не желая полностью даровать жертве абсолютное спокойствие. Предплечье зудит, сильный жар импульсами распространяется по конечности, но боль эта не может сравниться с той, что вонзала клыки в тело прежде, и напряженные мышцы, наконец, обмякают. Его тело ныне расслаблено, разум – нет.

Лязг цепей слышится ему повсюду. В мелькающих перед глазами картинках проносится нечто похожее на подвал, заполненный черным песком, наполненный странным красным отблеском. Кандалы, сковывающие лодыжки и запястья, становятся непомерно тяжелыми, стоит ему попытаться выйти из клетки, и чьи-то бледные руки постоянно касаются шеи, угрожая в любой момент сомкнуться на горле. Он делает рывок вперед, но кто-то дергает ошейник на себя, злостно повелевая сидеть, повелевая что-то охранять. Как Фенрир, обманутый и посаженный не цепь, он должен впредь сидеть здесь веками, слушаясь приказов. Тошнотворно.

Повелительный глас вызывает в душе настоящий гнев, но, сменяясь просящей интонацией, он раздражает лишь больше. Он не останется в этой клетке, никто не в праве смотреть в сторону его свободы, никто не посмеет ему указывать. Однако же каждый явно желает это сделать, жаждет узреть в глазах покорность и готовность к повиновению – истинный бред. Он Древний, первородное и самое свободное создание, призванное жить так, как заблагорассудится, а сидеть в этой темнице сродни пожизненному заключению. Отсюда нужно бежать, как можно скорее. И никто не посмеет вновь натянуть цепь…
Легкий шлепок по щеке привел в чувства. Удивленно распахнув глаза и четко увидев лицо Тонантос, что позволила ему сегодня почти непозволительную роскошь, Рагнар нехотя сел рядом, после чего медленно поднялся, стряхивая с белых одежд песок. Посреди этого пейзажа он словно заяц с черной шкуркой на снежной равнине – слишком заметен. Но броня ему не нужна, ведь все его тело и есть настоящий доспех.
Нужно выбираться.
Как очевидно, но эта мысль бьет по вискам очень настойчиво и слишком часто. Здесь он чувствует себя скованно. Запертым. Похороненным заживо.
Присутствие деоса успокаивало – одно её вид ослаблял струны натянутых нервов, ведь она не собиралась ограничивать его свободу. Верно? Ведь так? Вместе с другим деосом она использовала аналитическую пентаграмму, и часть знаний довольно деликатно проникала в его разум, не позволяя большому объему информации ударить по нестабильному сознанию. К сожалению, знания эти были донельзя скверными. Настолько устрашающими, что до предела обостряли единственную мысль о побеге. Выбраться, несмотря не на что. Вопреки всему. Вопреки всем.

Другого деоса он также знал. Ещё бы, Дионас покровительствовала всему тому, что так нравилось Рагнару, однако же, другие оказались совершенно незнакомыми и излишне опасными. Голос трансдента был повелительным, громким, грубым, был таким, словно именно он держал при себе проклятую цепь, норовя в любой момент обречь Рагнара на вечные муки. Не союзник. Но такая же жертва. А значит, и не враг. Рыжеволосая климбатка вела себя несколько тише. Пока что. Но аура, исходящая от неё, не позволяла рассматривать миниатюрную девочку не как угрозу, скорее наоборот, Рагнару казалось, что именно это место ей к лицу. Жестокое место. Наполненное…
Антиквэрум поспешно обернулся к деосу, что нащупала верную тропу. Они вот запросто отправятся туда? После того, что она узнала?
– Ты же видела, что здесь есть…другие, – это слово казалось неправильным. Опасные, явно настроенные не на общение сгустки иных жизней, населяли это место, как рыбы водоем. Навряд ли это создания слабые – выдержать боль при перемещении сюда могут не каждые. Хотя, возможно, он попросту заблуждается. В любом случае, сейчас его осторожность не позволит действовать импульсивно. Впрочем, он никогда так и не действовал.
– Если мы теперь знаем, что они здесь. Значит…и они знают? Если эти твари опасны, нам стоит воспользоваться данным затишьем и…, – Рагнар прочистил горло, когда в его только восстановившийся поток мыслей вгрызлось чужое жестокое Быстрее. Уходи, быстрее. – Давайте хотя бы не действовать поодиночке.
Он взглянул на климбата и трансдента. Из всех присутствующих они более всего походили на тех, кто мог ринуться в гущу событий в одиночестве.

+6

11

От прикосновения Тонантоса по телу деоса похоти бежит приятная дрожь. Очень странно. Сестрица лишь коснулась ее волос, а Дионас уже чувствует какую-то приятную слабость. Нет, деос определенно могла пошутить том, что одно прикосновение Тонантос может довести ее до пика удовольствия, но все сейчас ощущалось очень странно. Своей кожей она словно чувствовала каждую песчинку, которая прилипла к ее телу. С каждым вдохом ей чудилось то, что она может чувствовать этот странный пряный воздух, который щекотал ее легкие. Тонантос переплела их пальцы, спрашивая об совместном использовании пентаграммы. Дионас могла сейчас согласиться на множество вещей, немного медленно кивая головой. Лишь бы сестрица не расцепляла их ладони. Тонантос сжала ее ладонь крепче, принося неописуемое удовольствие деосу любви и похоти. Это состояние напомнило ей свое первое тысячелетие на Энтеросе, когда она могла завестись только с одного касания или полувскрика. Демиург, да даже противный голос трансдента казался красивой мелодией. Словно он не угрожал им, а пел какие-то серенады.

Предплечье деоса болело из-за оставленной там метки, но даже эта боль казалось ненормально приятной. Она поднялась с песка, желая разглядеть метку поближе. Деос начала срывать с себя одежду, меняя свое обличие на истинное. Ее рыжие волосы меняли свой цвет, резко укорачиваясь в длине. Кожа деоса приобретала другие оттенки и карбункуловые наросты на теле. Последними показались непонятные крылья из спины деоса и острые рога на голове бессмертной. Все же она очень любила находиться в своем истинном облике в обычное время, а сейчас ей хотелось каждым сантиметром своей "настоящей" кожи чувствовать все. Дионас взглянула на чужую метку на своем теле, чувствуя жгучее желание попытаться содрать ее карбункуловыми когтями вместе с кожей или оторвать себе руку. Можно было бы избавить кого-то другого от страданий ношения этой метки и провести эксперимент. Подумав об отрывании чужой конесности, Дионас бросила быстрый взгляд на трансдента. От навязчивых мыслей ее отвлекла сестрица. Уже что-то знает, уже готова куда-то вести.

- В этот раз не мы играемся с тобой. Можешь быть спокоен, - хищно улыбнулась она трансденту, считая его агрессию слишком забавной в данной ситуации. Разве он не счастлив оказаться в этом месте? Если бы она захотела поиграться с ним, то не стала бы тащить сюда Тонантос, Рагнара и какую-то климбатку. Уделила бы все свое внимание только ему. Дионас повернулась к Тонантос, подходя к ней поближе и смотря в одну же с ней сторону. - Пошли. Найдем его и заставим поплатиться за то, что без спросу клеймит нас.

Деос чувствовала сильное желание почувствовать боль. Совсем неважно чью. Дионас улыбнулась, замечая то, что Рагнар неожиданно тихий и осторожен. Что стряслось? Один из хлыстов деоса коснулся его плеча, как если бы она положила ему свою ладонь на плечо в каком-то приободряющем жесте.   

- Мы же не станем сидеть здесь и ждать пока они нападут первыми. Просто следуй за своим деосом, - улыбалась ему Дионас. Разве он не чувствовал эту прекрасную атмосферу? - Будет весело. Верно?

Дионас обернулась, смотря на трансдента с климбаткой. Давайте. Пошлите страдатьвеселиться. Ее сейчас не так сильно заботили метки и голоса, как собственное желание получить удовольствие. Каким бы оно не было.
[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/11/c1da37e927fe90ab893f4f68e726e4c1.png[/icon]


кубики

Спектралис

Спектралис [Энергетическая школа, III | III] - мощная пентаграммная структура аналитического типа. Имеет в своем составе один внешний рунный круг, а также восемь фундаментальных рунных знаков. Спектралис позволяет деосу узнать практически любую информацию о ком бы то ни было или о чем бы, то ни было. В основном пентаграмма предоставляет информацию о расе, уровне сил, физическом состоянии, энергетическом состоянии, кроме того, можно узнать имя существа, его некоторые социальные связи, детали биографии и тому подобное. Не только живые организмы могут стать объектом исследования, также артефакты, оружие или любые другие вещи, о них можно узнать также много, к примеру, возраст, материалы и было ли применение сокрытой магии в их отношении. Обычно использование пентаграммы неощутимо для объекта, сама магическая структура невидима, неосязаема, разумеется, по желанию деоса. Чем большей силой обладает деос, тем более подробную и точную информацию может предоставить Спектралис.

истинный облик

Отредактировано Дионас (08.11.2020 02:45:53)

+6

12

[status]− fire wolf −[/status][icon]https://i.imgur.com/MepB9Ph.png[/icon]• п л а м я   г о в о р и т •https://i.imgur.com/Nq3HpG8.gifЛипкие путы прошлой тьмы, что удушали и не давали пламени вспыхнуть, впитывающие воздух и поглощающие свет они отступили, осыпались пеплом. Внутренне пламя клокотало и трещало золотыми искрами ссыпающимися с алых волос Церы. Родное, неразделимое пламя, оно снова с ней. Ему не нужно даже толинки щепки, ни повода чтобы разгореться, оно полыхает всегда внутри пламенного сердца духа огня. Тьма рассеялась открывая новый мир встречающий с распростертыми объятиями жаждущими огня. Здесь тепло и невероятно опасно, как в лавовом сердце вулкана, там, где выживают лишь его дети. Рожаются они маленькими огоньками в осязаемой форме, Лигстрэйские огненные птицы еще птенцами дерут друг другу глотки чтобы доказать старшим право на жизнь, никакой пощады, столкни или растерзай иначе жертвой падешь ты, сильный поглощает слабого. Цера безусловно могла быть совершенно иной рожденная в относительно нормальной семье, эта нить судьбы потеряна. Она убила всех остальных птенцов, маленькая жар-птица не знавшая любви родителей, все они не достойны жизни слабые и никчемные твари. С начала Йонхеленэль загрызла мать, а после уничтожила их всех положив конец чудовищным традициям сама став чудовищем и имя ей «Шепот бездны» где бесконечно бушует сила инферно. А эти чужаки, они такие же слабые? Цере нравилось наблюдать как «живые поленья» покрываются обугленной коркой, а внутри еще сырое мясо становилось вкуснее в предсмертной агонии, вырвать куски, ободрать до костей чтобы вновь опалить до черноты, чужие кости забавно хрустят как сладкий десерт со вкусом пепла. Внутреннее пламя требовало жертв, ведь здесь она свободна.
Чужие голоса заставляют обратить на них свое внимание, Цера проводит рукой по Эквилибриуму, сталь цвета крови отражает блики искр мелких огоньков говоря, что клинок непростительно чист. Остатки чужой крови давно осыпались с него невесомым пеплом. Это оружие никогда не насытится кровью, кровавая сталь будет сверкать в бликах пламени требуя новых сражений. Эквилибриум подарок от другого климбата, единственного кого девушка считала своим другом, он погиб и убийца узнал всю ярость Йонхеленэль. Огненная вновь не одна, теперь у нее есть папочка. Влияние сдерживающей печати ослабло, безумие нашептывало остаться и уничтожить их всех, всех слабаков, стать хозяйкой зоны как на Климбахе. Даже эта планета маленьких монстров казалось духу огня холодной и лишь лавовые озера долины Инфернума так напоминали родное инферно. Другие говорят и ложный жнец нашёптывает Останься... Властвуй... Испепеляй... Обрати черные пески в реки расплавленного стекла, навечно запечатай в нем обезображенные лики врагов... Они враги? Настоящий Жнец скрипит клыками... Не сейчас...
Раздражающий зуд на правой ладони заставляет вонзить клинок в черный песок, как посмели поставить на нее метку, огонь охватывает девичью руку, но чужое прикосновение не исчезает, это злит. Цера готова разобраться с каждым из них пока не замечает, что воин в доспехах рассматривает «Око». Не его проделки, тогда кто? Сестрички Ферониаса с рабом? Перехватывая Эквилибриум левой рукой и немного сбавляя силу излучаемого жара красноволосая подходит трансденту. Ей нравились и одновременно были противны доспехи, в них интересно запекать пойманную дичь, но тогда плоть выжигается полностью, а кровь сворачивается лишая всякого удовольствия оторвать опаленный лакомый кусок еще сочащийся кровь, к тому же трансденты были не слишком вкусны для климбатки в чьи кости намертво врос скорбилус — фантазмово отродье даровавшее силу монстра. Йонхеленэль наблюдает молча показав мужчине ладонь. Раздражение перетекает в желание найти хозяина метки чтобы отрубить его голову, ведь тогда оно исчезнет... Сестрица папочки знает где найти... Огненный вихрь охватывает девичью фигурку с оружием в руке, стирает все очертания чтобы сложиться в новый облик. Волчица целиком состоящая из пламени, крупнее обычного зверя, постепенно оно гасло придавая телу более четкие очертания, лик пепельной волчицы. Она дышит искрами пламени, с каждым ударом сердца в густой шерсти цвета темного пепла вспыхивают огненные просветы. Пепельная встрепенулась словно отряхивала шерсть от несуществующей влаги, рассыпая в стороны маленькие угольки.
Веди Феронова сестра, – рычит огненная. Неведомые твари, что они могут повстречать на пути к неизвестности были для Церы желанной добычей и пусть она ела казалось совсем недавно, кровавый голод вновь проснулся. Вонзить клыки в живую плоть, растерзать, а рядом как на зло одни
н е в к у с н ы е… Климбатка уже пыталась отгрызть Ферониасу ногу, его кровь была отвратительно горькой.
https://i.imgur.com/RcTzt6D.gif• с о ж г и •

+5

13

[- Т Ь М А  Г О В О Р И Т -]

двенадцать снов королеве, что спит под венцом из камней.
пять ночей породили пять свирепых зверей
.

.
Идущий на смерть приветствовал деосов. Спектралис работает отлично, Утробе незачем прятать свое безобразное обличье от возлюбленных пленников. Узрите же истину, Богини: вы заточены вне времени и пространства; в месте, где бурлит кровь и распускаются мифические соцветия грехов. [в лс будут скинуты подробные отчеты об устройстве Утробы и ее обитателях, а также о Черном замке, расположенном в ее центре. И также, теперь вы всегда можете обратиться в лс ко мне и выведать детали механики мира. Используйте тайные знания с умом].
.
Что есть порок? В чем его суть? Где скрывается грань, отделяющая его от благостной святости? Стены в головах, возлюбленные дети упадка и горести. Утроба решила вам это продемонстрировать во всей красе: великая богиня Дионас, услышь пение прочных страстей и познай все грани истинного наслаждения. Ты ведь этого хочешь. Всегда хотела. Зачем прятаться, игры в маскарад скучны, дорогая. Воздух в Утробе чудеснейшая субстанция, он не имеет назначения травить или ослаблять, он лишь по маленькому кирпичику разбирает стены внутри голов заключенных, нерушимые камни моральных ценностей пойдут  на возведение стен темницы, а вы пока имеете удовольствие насладиться подиной свободой. И она прекрасна. Пора признать действительность. Ужас пред лицом падения не пугает, он делает приятно. Богиня "любви" благодаря повышенной чувствительности первой замечает неладное – точнее ей приходится сделать это – легкие спазмы внизу живота, контрастная прохлада жадно облизывает кожу между лопаток, колени предательски дрожат. Похожие чувства посещают и остальных, но в куда меньшей степени и являются эхом вожделения самой Дионас. Ее силы невероятно возрастают, оказывая пагубное воздействие на нестабильных спутников.
[учтите, некоторые из вас никогда в жизни не испытывали удовольствия от предвкушения плотских утех, вам попросту неизвестна суть терзающих вас чувств]
.
Но всем хочется большего, чем просто окунуться в бездонный омут страсти, упиваясь обретенной волей. Вам хочется владеть. Навязчивое желание удовлетворить себя при помощи чужого тела? Как пошло. Вульгарность не подарит облегчения, а лишь распалит порочное пламя, что грозит обладать отзывчивую к касаниям плоть до самых костей. Нечто гораздо большее. Хочется убить; ощущать, гладить, целовать, кусать, вырывать острыми клыками куски мяса, избивать, уничтожать... ласкать; хочется любить. Слово страсть кажется безбожным преуменьшением того, что сводит вас с ума самым извращенным и ласковым методом. Вожделение душит, доспехи отвратительны и неправильны, но как вы истолкуете свое желание близости? Главное помните, любое мимолетное касание вызывает новую волну возбуждения, и если вы пойдете на уступках у своего тела, то вскоре воспаленному разуму станет мало запаха волос, сладости губ и жара разгоряченной плоти... чтобы удовлетворить позывы придется утонуть в боли, захлебнуться в крови, набить легкие душераздирающими криками, а сопротивление будет бесполезно и лишь доставить больше извращенной радости вашему партнеру по играм. [да, на запах вожделения могут сбежаться существа схожие с суккубами, роль которых раскрыть ваш потенциал, или раздвинуть ноги. Желаю повеселиться от души]
.

Наверное, вам захочется спросить как же можно сопротивляться этой напасти? Вот вам рецепт:
Дионас: ментальная магия, но после УДАЧНОГО броска, идет дополнительный кубик на 100 граней: 1-5 [действие значительно] 6-18 [действие незначительно] 19-80 [станет хуже тебе], 81-100 [стало хуже всем]
Тонатос: ментальная магия, после удачного броска стандартный кубик 50/50 при неудаче [станет хуже тебе], успех [ты можешь сопротивляться чарам]
Рагранр: ментальная магия, после удачного броска стандартный кубик на сто граней 1-20 [ты можешь частично противится, исходя из побуждений своего греха, например: нежелание принадлежать кому-то кроме себя] 21-100 [тебе станет немного хуже]
Цера: можешь попытать удачу, кубик с тысячей граней и, если выкинешь от 1 до 5, сможешь облегчить свою участь.
Хорус: без шансов, нет ментала, нет спасения.

Очередность постов
Дионас, Хорус, Тонатос, Рагнар, Цера

[icon]https://i.imgur.com/EOsxtuum.jpg[/icon][nick]Всевидящий[/nick]

+5

14

Дионас не понимала своего собственного состояния. С одной стороны все казалось неправильным и навязанным чужой волей, но с другой стороны все было совсем наоборот. Ее тело отзывалось на каждую секунду проведенную в этом месте, на каждый вдох и выдох, на абсолютно все вокруг. Дионас была далеко не святым деосом, почти большую часть жизни она провела упиваясь своим грехом, чужой болью и страданием. Только сейчас она чувствовала себя еще лучше, Дионас до этого момента никогда ничего испытывала похожего за свои четыре миллиона лет. Бессмертная всегда считала, что в золотой миллениум был самый пик сил и непередаваемые ощущения собственной мощи. Сейчас же под алым небом Дионас чувствовала словно она словно заново переродилась и вознеслась, все ощущения были слишком яркими хотя ничего не происходило. Дионас ничего не делала для собственного удовлетворения, но отчего-то ощущалось это ненормальное удовольствие. Даже ее коленки дрожали, что бывало редко. Так быть не должно.

Дионас пыталась ментально сопротивляться неизвестному. Удовольствие удовольствием, но Дионас предпочитала контролировать собственные ощущения и тело. Сначала ее клеймят как животное, а потом и что-то творят с ее разумом. Наравне с какой-то нездоровой эйфорией, Диона чувствовала нарастающее знакомое желание. Желание причинить боль. А потом весь мир захлестнула боль и наслаждение. Бессмертная даже сперва не поняла что случилось. Боль смешанная с наслаждением сводила ее с ума, даря самые невероятные ощущения. Ни одно существо на всем Энтеросе за четыре миллиона еще не могло подарить Дионас весь этот сумасшедший спектр эмоций. И все эти новые ощущения появились только в этом месте? Бессмертную оглушило собственное возбуждение. Ей даже показалось, что она достигла пика удовольствия, но она сильно ошибалась. Ей было мало. Еще. Еще. И пусть сейчас трансдент своей рукой вспорол ей плоть до кости на плече, а климбатка своими зубами отгрызла ощутимый кусок от ее ноги, Дионас познавала самое яркое удовлетворение в своей жизни. Мало. Можно ведь еще. И ее снова злило то, что кто-то дотрагивался до нее без спросу, но Дионас это только понравилось. Хотелось отплатить этим двоим такой же л ю б о в ь ю.

- Мой братец должен одеть на тебя намордник, климбатская шавка, - прошипела Дионас, тяжело дыша. Не то от боли, не то от возбуждения. - А мне стоит научить Лайонхарта тому, что мамочку трогать нельзя. Зря когда-то мы решили создать таких тварей.

Бессмертной честно хотелось отплатить им тем же. Оторвать руку трансденту или разорвать климбатке пасть. Черный песок впитывал алую кровь деоса, которой сейчас было много из-за ран. Дионас никогда не наблюдала за собой мазохистских наклонностей, но сейчас ей хотелось больше боли. Это все из-за метки на ее теле? Деос не могла думать ни о чем кроме болезненного удовольствия, даже в ее головушку не приходила мысль исцелить свои раны. Наоборот. Дионас хотелось разодрать свои раны, как и разорвать своих спутников. Дионас честно пыталась идти по пути баланса, пыталась сеять не только один грех, но сейчас ей хотелось отказаться полностью от своей добродетели. Зачем? Это ведь уже не было никакой любовью. Да, Дионас хотела прикоснуться к каждому из своих спутников, удовлетворить себя и их, но так же и упиваться их болью и страданием. Бессмертная позабыла о том, что нужно идти за Тонантос. Все же это не она первая атаковала. Сами напросились. Деос с хищной улыбкой двумя своими хлыстами атаковала одновременно по трансденту и климбатке, желая отплатить им той же монетой. Да, ведь можно насладиться чужой болью и чужим страданием.
https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/11/0ea4940a2398ce301ccf5b8dfe73afca.png


Кубики на удары
На сопротивление
[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/11/c1da37e927fe90ab893f4f68e726e4c1.png[/icon]

+6

15

Это ощущение было сродни тому, как если бы толстый червь, вгрызшись в ладонь, начал ползти по предплечью, распространяя по нервным окончаниям необъяснимый, будоражащий жар. Мерзкое чувство миновало руку, заползая в горло и спускаясь в живот, и вот все тело охватывает волна возбуждения такой силы, что у него не хватает сил оценить собственное состояние в полной мере. Как существо, не ведающее проблемы, испытывая шок, он полагал, что сильнейший жар находится в чертогах контроля, что мысли, навязанные извне, принадлежат ему. Повелевая телом, Рагнар не контролировал сознание, спутывающее клубком реальность и грезы, и его инстинкты, не дремлющие, но покорные, кусали сердце, призывая стать тем, кем он должен был быть всегда – Первородным, огромным монстром, чья сила могла бы позволить ему выбраться отсюда куда быстрее. Но если сила извне так сильна, что затрагивает глубины, инстинкты могут стать его врагом, а не вечным союзником.

Как он мог забыть – главное, выбраться отсюда, но все эти существа вокруг лишь тормозят, заставляют стоять, обращая внимание на ненужное, и это вызывает приступ немой злобы. Странная мысль ласково обволакивает разум, но она нравится и кажется правильной: никто не лишит его свободы отныне, так почему бы ему не воздать должное тем, кто был якорем все это время? Его взгляд медленно скользит по трансденту, которого он видел впервые жизни, по волчице, что повиновалась собственным инстинктам так же, как он сам, по Дионас, лицо которой казалось редчайшим полотном, изображавшим страсть и боль воедино, и Тонантос.
Он замирает на миг, но после делает несколько уверенных шагов вперед, хватая деоса за руку до того, как та успела пойти к другому божеству. Черный песок, застревая в сандалиях, вихрями завиваясь над белыми длинными одеждами, казался ядом, касание которого превращало мысли ложные в истинно верные. Это она – его якорь, алая лоза, спутывающая ноги и вонзающая шипы в кожу, но в этом месте, здесь и сейчас, она больше не посмеет сдерживать его, а он…Он извлечет из этого то, что желал всегда.

Пальцы сильнее сжимают руку, до приятного хруста, что был подобно спусковому крючку. Рывком потянув деоса на себя, Рагнар ударил стопой по ноге Тонантос, чтобы та потеряла равновесие, но, стоило ей начать падать, как тут же подхватил её за талию, притягивая к своему телу, чувствуя себя тем, кто единственный из всех контролирует ситуацию, кому подвластно все, чего он только пожелает. И если он возжелает каждого, кто здесь находится, так оно и будет.
Рагнар наклонился к лицу деоса, пламенно выдыхая в её губы, но тут же спустился к груди, вонзая клыки в декольте. Ему не нужна была кровь: желание, опьяненное властью, призывало его показать свою истинную страсть, и для этого он был готов обхватить зубами грудину и вырвать ее, чтобы после упиваться чужой слабостью. Долгожданной и сладострастной беззащитностью…
https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png

+6

16

Just let your body go
We'll take it nice and slow
Just let your mind be free
And come in close to me

https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Нет, это совсем не было похоже на пронырливую букашку, что нашла лаз в телесном спокойствии, задевая все причинные места с влажной склизкой истомой. Это было другое чувство, которое Тонантос отчаянно пыталась определить, перебирая в голове эту пошатанную табличку эмоциональных окрасов, пытаясь опознать тревожно-возбужденное чувство, охватившее ее вместе с неестественной судорогой внизу живота. Она сделала шаг, хотя он вышел каким-то неловким, словно в это движение захотелось внезапно вложить чуточку больше, да поддаться трению о родную Ризанис, пока еще никак не реагировавшую на странное состояние хозяйки, только-только наступающую на эту кляксу всеобщего разврата. Деос так и встала, тупо уставившись в землю, как будто пыталась прогрузиться в эту новую для нее реальность, да абсорбировать весь внезапный эффект; зрачки сначала сузились до крохотных черных точек, словно в глаза резко посветила сверхновая, а затем также стремительно расширились до предела, нездорово вытесняя почти всю алую радужку, как будто кто-то кинул под язык чего-то запрещенного, и Тонантос послушно рассосала приторную пилюлю судьбы. Божество мотает головой, и темные локоны с забившимся в них песком тихо покачиваются вслед невнятному движению. Ложь — это первая отправная точка, токсин, что воткнули в сердце, и то быстро разгоняло что-то черное по душе, забивая каждую жилку, каждую венку, но этому чувству так не хотелось сопротивляться... Бифуркация наступала на горло здесь, не позволяя ни вдохнуть, ни отступить назад. Она стояла, прикрыв глаза, пытаясь мысленно найти какую-то опору для тела, что так хотело упасть и больше не вставать до тех пор, пока тонкие бледные пальчики не скользнут ниже, под покорно расступившиеся аметистовые чешуйки истинного орудия. Тонантос  засасывала некая тугая - влажная, теплая, приятная... - гнилая трясина, и на этот раз деос предпочла отдаться ей вся.
Почти
?

Упасть ничком не вышло, некто - и у него была такая знакомая притягательная энергия - выловил деоса в свои жесткие объятия, выбивая твердую почву из под ног. Тонантос вяло вздрогнула, ощутив боль в сломанных пальцах руки, пытаясь мутным взглядом сфокусироваться на единой картинке. Бушующая размазанная воронка начала слабо обретать такие родные очертания: холодная зелень глаз смотрела на нее странно, непривычно, хотя однажды в их общей жизни она уже встречала этот взгляд. Тонантос пытается интуитивно поймать тонкую линию губ антикверума, но он ускользает ныряя куда то ниже. Не сломанная кисть руки скользит в златые локоны, слегка надавливая, подталкивая, как будто так она приблизить Рагнара к этому крохотному истоку охватившего ее желания. Пожалуйста. Пожалуйста - хочет прошептать, попросить, но что именно? Впервые за непродолжительное время деос хмурится, чувствуя вместо сладкой неги тонкий укол чужих зубов, терзающих ее плоть там, где должны быть поцелуи. Неправильно - следующая разумная мысль, внезапной сиреневой вспышкой пронесшаяся в ставшей такой тяжелой голове. Ее мозг словно сдавила незримая рука, но без следов ментального воздействия, это желание совсем не принадлежало ей, хоть и было таким соблазнительным. Ризанис покорно расступалась, повинуясь темному импульсу, что охватило тело хозяйки, оголив божественное тело ровно по пояс и продолжая сползать ниже легкой аметистовой линией, как горящий кусок пергамента что сжирался огнем. Тело саднило, не то от боли, не то от этого странного теплого зуда; фэдэлес зачем то трогал ее за грудь, сжимая меж пальцев самое навершие - не там, глупый! - думала алоокая, настойчиво утаскивая ладонь антикверума ниже, да сжимая плотно меж бедер. Именно это прикосновение в какой-то короткий миг и стало замыканием, и мир внезапно вновь стал вращаться в правильную сторону, набирая обороты, да откатывая назад всё наваждение. Тонантос словно внезапно нацепила очки с фильтром: тело все еще отзывалось и реагировало, упрашивало сознание поддаться - сдаться - совсем ненадолго, совсем чуть чуть. Потом они обязательно продолжат свой длинный путь обратно в жизнь... Тонантос жмурилась, мотая головой, пытаясь сбросить с себя не то ошалевшего древнего, не то это дрянное состояние, когда деос контроля и подчинения этот самый контроль теряет и подчиняется. - Прекрати, стой... - мог ли он ее послушать сейчас, делая дорожку не из поцелуев, но из укусов, украшая ее бессмертное тело своими кровавыми отметинами? - Раг...

... Нар. Сломанная кисть руки с силой врезается прямо в ухо с новым влажным хрустом и с такой силой, которую Тонантос почувствовала вновь только лишь с очередной вспышкой боли. Наваждение притупило все прочие чувства, входящие в резонанс с похотью и отвлекающую от оной, и сейчас деос, привыкшая разрушать лживые наваждения и иллюзии, весьма остро ощущала эти карминовые щупальца, тянущиеся от ее милой сестрицы. Что происходило там - вопрос уже совсем другой, а Тонантос пока пыталась проморгаться, всматриваясь в пыльное небо без солнца. Рассветов здесь никогда не было...

- Вставай, озабоченный олух, - хрипит Тонантос, и переворачивается на живот, здоровой рукой шлепая своего сподвижника по кровавым щекам. Где то рядом протяжно стонала сестрица и скулила псина - тоже попались... И, кажется, им было гораздо хуже. А Рагнар - это ведь и на него тоже подействовало, вне сомнения. Ведь вряд ли антикверум, разумеется, хоть когда-то мечтал трахнуть собственного бога, в самом деле. Полураздетый деос неуверенно приподнимается на четвереньки, опираясь лишь на одну руку - вторую изрядно саднило, но любезно выбитые златовлаской карбункловые костяшки должны были встать на место меньше чем через час. Другое дело, что если ничего не предпринять, то через это время они все выйдут на совершенно новый уровень отношений, и в отличие от похотливой сестрицы и гвардейца Рассвета, Тонантос такой перспективе не была рада. «Всеотец, для чего ты вечно окружаешь меня столь порочными душами?» - успела промелькнуть мысль прежде, чем на своих ягодицах деос вновь не почувствовала наглые прикосновения. Острый локоток больно воткнулся во что-то мягкое, и Рагнарелентар заскулил не хуже климбатки.

- Демиург тебя запечатай назад, да очнись ты уже, - она буквально вынудила антикверума смотреть ей в глаза. Секунда, две - непозволительная роскошь, но острая нужда достучаться до сподвижника, хотя бы через связующую их нить, требовала от деоса таких жертв, - Помоги мне. Оттащи этих двух от Дионас.
...
- Да как угодно! Мне плевать как ты это сделаешь, просто делай.

Могла ли она вновь потерять контроль над самой собой? Вполне. В любую минуту или даже секунду; чувство возбуждения, которое мрачная горделивая Тонантос пока не могла отождествлять ни с чем, кроме как с болезнью, все еще не покидало тело, взывая к слабости и пороку. Может и правда отпустить ситуацию, да отдаться шелковым пескам этого могильника? Рагнар ведь ей не откажет ее кратком низменном желании, да хотя бы в обмен на кровь божества - личную амброзию древнего хищника; можно даже без нежностей, хоть грубо, хоть как - Тонантос все равно разницы не ведала... Н-н-нет. Ноги шатаются, пытаясь вновь найти в себе твердую опору - каждый шаг навстречу к виновнице торжества давался с трудом, как если бы пески внезапно стали зыбучими, и ласково манили к себе и без того плохо контролируемое тело. Пользуясь замешательством, игнорируя всю неразбериху, Тонантос угрюмо добиралась до своей цели - этот адский рубильник в голове сестрицы необходимо было опустить. Бледная кисть со спины скользит вперед к прекрасному лицу - у Дионы черты лица мягкие, нежные, персиковые, не то что у грубой вояки Тонантос.

«Что ты тут устроила? Не натрахалась за целую вечность?...»
Тонантос пыталась приложить ее к земле, надавливая что есть силы на плечи и ключицы в довольно грубом захвате с локтя, продолжая закрывать взор. Это, конечно, было не в первой - когда Дионас, наплевав на все, внезапно вспоминала что прошла уже половина дня, а она еще ни разу не касалась себя или кого-то еще в нежных местах. Пагубное влияние Утробы делало из нее настоящего развратного монстра, что десятком щупалец расползался к каждому потерявшемуся в иссохшей бездне. «Помнишь Ленору?»

Помнит конечно. У Тонантос глаза затягивает морем, сменяя оттенок сначала на малиновый, и следом на нежный синий. Ласковая малышка - самое искреннее и чистое создание Демиурга - что однажды встала между двумя сестрицами, и предпочла сдохнуть во имя... «Давай, вспоминай, ради чего она умерла. В с п о м и н а й...» - деос продолжала давить на Дионас, не позволяя ей двигаться настолько, насколько это было возможно.
«Прекрати. Ради нее.»


броски кубиков здесь и здесь

комментарии

И на Рагнара, и на Дионас использовано:

Умиротворение [Ментальная магия, I | V] - возможность утихомирить кого-либо в нужный момент, придать уверенности и залечить душевную травму, умение привести «в себя» и подарить надежду.

[icon]https://i.imgur.com/uAqdnGq.jpg[/icon]

Отредактировано Тонантос (23.11.2020 07:12:07)

+7

17

Хочешь чтобы нас вела она? – трансдент в шоке уставился на огненную волчицу, – ты правда веришь этой чокнутой суке?

Аргументы богов и их шакалов не были убедительными. Или воителю так показалась из-за... некоторой личной неприязни по отношению к деосам? Ледяные руины паталогической ненависти с легкостью могут возродится в империю ксенофобии. Королевство внутри черепной коробки; каждая мысль там будет посвящена выворачивающему на изнанку желанию покарать недостойных существования мятежников. Тех, кто не покорился деспотичной воли Графа и осмелился дышать. Невиданная дерзость. Колючий, пробирающий до мурашек взор Хоруса не выражал никаких эмоций он – призрак темный времен – мысли лелеют кровожадность: думаете время ожесточило вас достаточно, чтобы познать ужас моего гнева? Ничтожества. Я научу вас меня боятся. Просыпаться с воплем ужаса, каждую ночь, если бессонница все же выпустит вас из удушливых объятий. Гнилая падаль. Вы не заслуживаете смерти в бою. Через металлический блеск молнией мелькнул проблеск какого-то черного триумфа, он будто говорил: "вы все здесь умрете, и вам стоит боятся вовсе не того, что вы разглядели, бойтесь ближнего своего". Недовольство лишь на мгновение скользит по лику триумфатора, он размышляет что делать с калимбаткой. Судя по разговорам, она зверушка одного из создателей трансдентов, кажется его зовут Ферониас и ублюдок имеет близкий контакт с соседним кланом Люпирум. Славно. Будет что послать в подарок дипломатам, может они даже ответят не как трусливые шавки, а решаться воевать. Удовлетворение принесённое мрачными мыслями рисует вырозительную усмешку в уголках губ. Могучее тело содрогнулось от фантомной неги, когда перед глазами замелькали цветным калейдоскопом картины ужасающих сцен расправы.

А вот это уже странно!

Кайлан прекрасно знал кто он такой. Мерзкая, злобная, древняя реликвия, бракованная машина смерти, которую нужно было похоронить в столь мрачной гробнице, чтобы даже через тысячу лет смертным не пришло бы в голову тревожить проклятые кости. Воитель осознавал степень своей жестокости, прочности и частично воспринимал темные глубины безумия... но чтобы его организм подобным образом среагировал на простейший план освежевать пару-тройку ничтожеств... было в этом что-то неправильное. Усмешка быстро слазит с лица. Легкие крутит от мучительного спазма, а из гортани вырывается шумный вздох. Слишком чувственный, для твари с каменным сердцем. Где-то на подсознательном уровне мужчина понимал, что это все какая-то очередная ловушка... однако... Хорус слишком долго был королем прайда. Он отвык от осторожности. И если он чего-то хотел, то предпочитал получать. Последствия? Без них было бы скучно. Сотканная из пламени и голода волчица тоже почуяла неладное... угольки ее глаз с маниакальным пристрастием блуждали по демоническому телу Дионас. Хорошая идея. Про себя подумал Лайонхарт. Его одержимость носила неясный характер, граф понятия не имел, чего жаждет и как утолить свербящее чувство неудовлетворенности; так почему бы не попробовать сожрать богиню?

Рывок вперед; движения плавные, словно воин состоит из переливчатого метала, перетекающего с места на место; бесшумен и точен в единственном больном желании вонзить клыки в мягкую плоть; вся мнимая грация воеводы – обман. Хватка голодного хищника должна ломать хрупкие кости; лезвия когтей вспарывают плоть, цепляются за ключицу. Скелет деоса приятно скрипит покрываясь царапинами. Хорус рычит от горького разочарования. Карбункул слишком прочен, чтобы раскрошится осколками, наполняя острыми фрагментами кровоток, царапая остренькими гранями вены и артерии... изнутри. Цера оказывается изобретательнее, слух ласкает приятный звук рвущихся мышц. Кожа с сырым треском лопается под клыками волчицы и фрагмент ноги божества разврата исчезает в глотке хищницы. Дионас такая... горячая. Съесть, пожалуй, меньшее, что хочется с ней сделать.  Хорус мимолетно прижимается лбом к ее шее, шумно вдыхает полной грудью аромат: боль, похоть, ярость ~ Чудесный коктейль эмоций, особые, уникальные феромоны, доводящие до безумия спустя одно мгновение. Богине везет, она обрывает темный поток мыслей свистом кнута. Плеть адской болью облизывает бок и спину, броня не в силах сдержать всю мощь удара. Жжется. Как же больно!

Любишь пожестче?

Саркастически скалится, в бессилии кусая потрескавшиеся губы; от воеводы потребовалась вся его стальная выдержка, чтобы не попросить еще. Дрожь неги расслабляет мышцы, делает их ватными – воителя это бесит. Однако, рецепт получения наслаждения оказался неимоверно простым. Боль. Причиняй, получай, чувствуй. Танатос. Сгори эта сука в пламени Скверны! Она каким-то образом освободилась из издевательски-нежных объятий блондинистого антика и поспешила к добыче Хоруса и калимбатки. Моё! Не отдам! Ревность неуместное чувство по отношению к добыче. Одно дело – жадность... но это было чем-то большим. Нельзя дать им уйти. Печать Шаса-ахан была сложнейшей и опаснейшей структурой, создавать ее в состоянии опасно близкому к безумию было безрассудством. Так бы сказал Хорус будучи не разъяренным от неудовлетворенной кровожадной похоти. Успех достигнут частично, лишь часть магических сил присутствующих оказалась в блоке, но этого будет достаточно, чтобы... Рагнар уже почти оправился от удара своего деоса и первым, что ему суждено было увидеть: бледное исчирканное шрамами лицо воителя. Мужчина приблизился к антикверуму, заглядывая в мрачные глубины его черной души, пронизывая холодом.

Иди-ка сюда, мальчишка, – гулко рыкнул он, притягивая его к себе за волосы; шершавый, широко поставленный язык воителя неторопливо, с ощутимым нажимом скользит по коже первородного, стирая с подбородка и щеки следы крови Тонатос, – любопытно...

Хорус шепчет это так, что может слышать только блондин, а затем резко отстраняется. Не стоит давать опасному зверю повод откусить кусок кожи с лица. Однако, благодаря своей выходке Хорус понял, что слаще Дионас может быть только ее сестрица. Казалась все это безумие длится столетия, но по факту и трех минут не миновало с момента, когда хищники съехали с катушек, начав порочные игры. Жесткие. Каждый из них эгоистично желал удовлетворить свои потребности. Доминировать. Стремительность развития ситуации могла поспорить лишь с решительностью "игроков". Танатос беспечна. Глупа. Думает, что у нее есть шансы... воителю будет особенно приятно решить спесивую девчонку иллюзии превосходства. Часть замысловатой брони срывается в подпространстве: граф желает чувствовать каждый удар, пропустить через себя страдания и наслаждения, искупавшись в обжигающем мускусе свежепролитой крови бессмертных. На обнажившемся рельефном теле красовались застарелые рубцы, шрамы, отметины; они выгибались от каждого движения, точно змеи, но особенно ярко на бледной коже горел свежий след от хлыста, демонстрируя, что под белесым мрамором скрывается по-обыденному красная плоть. Красота ужасает. Но монстров ведь и положено бояться, верно?

Воевода возник за спиной Тонатос, точно материализовавшийся из тумана бледный призрак. О его приближении предостерегло горячее дыхание. Мягким, но в то же время настойчивым рывком, безумец прижал к себе полуобнажённое тело богини, острые когти предостерегающе пощекотали острыми кончиками грудную клетку, плавно скользя на живот. Никакой боли. Только вежливое предостережение о том, что не стоит раздеваться в присутствии врагов. Вторая же рука мужчины властно сомкнулась на шее девушки. Стальной ошейник. Не душит. Подчиняет. Хорусу нет нужды быть с ней грубым, он имеет наглость быть любым. Он –  давящие белоснежные стены психиатрической больницы: мягкий, подчиняющий себе плен. Бороться бесполезно. Обвисни в слюнявой пасти рыси, кролик, тебе уже ничего не поможет; ни демоническая Дионас, ни антик-слуга, ни даже легкая смерть от клыков голодной огненной волчицы.

Смеешь поворачиваться ко мне спиной? – ядовитое шипение со сдержанной угрозой щекочет мочку уха, взгляд его был устремлен на Дионас, по большей части слова были обращены именно к ней, – Наглость наказуема.

Твёрдо заявил воитель, пальцы отпускают горло брюнетки, перемещаясь на четко очерченную линию челюсти с силой заставляя повернуть голову и встретится с ледяными безднами глаз. Хорус действует с напористой наглостью, не особо задумываясь о последствиях безрассудных порывов, накрывая нежные губы жгучим поцелуем, больше похожим на болезненный укус ядовитой змеи. Подчинить. растерзать. Он не мог насытится, хотелось лишь большего; когти уже не ласкали плоский живот, а раздирали бархатистую кожу, украшая лишённые защиты участки плоти прекрасными алыми полосами. Любви здесь нет место. Утроба выжигает ее в самом зародыше, искажает, извращает, превращая в богомерзкую порочность. Кайлан был эгоистичен, капризен, как ребенок, и неспособен смотреть дальше мимолетного "хочу".

Кубики

способность

Шаса-ахан  [Энергетическая школа, ослабляющая магия VI | VI] – чрезвычайно сложная и требующая  немалого опыта печать. [Изучать ее стоит лишь в присутствии учителя во избежание последствий]. Возникает на земле, пылая тысячами магических символов, все кто ступит на нее [включая самого призвавшего] будут лишены возможности использовать магию выше [I | I] их магическая энергия становится частично запечатана, степень ослабления или полного запечатывания зависит от разницы сил. Эффект длится два боевых поста. Радиус пентаграммы может быть от десяти  до пятисот метров в диаметре, зависит от опыта, сил и успешности сотворения чар. Использовать можно один раз за эпизод. Стоит отметить, что применение способности может заблокировать берсерк противника или ваш собственный, применяйте ее с умом если желаете выиграть сражение за счет личных  боевых навыков и физических особенностей расы. Хорошо работает с противниками слабее, с равными и сильнее может быть не столь эффективна или вовсе не сработать.

[icon]https://i.imgur.com/6feVF90m.jpg[/icon]

Отредактировано Хорус (26.11.2020 20:47:40)

+6

18

[status]− fire wolf −[/status][icon]https://i.imgur.com/5xnZX0R.png[/icon]• н а в а ж д е н и е •https://i.imgur.com/zd4Jvrg.gifПфф… Глупый трансдент, тебя не учили охоте на разумных тварей? – оскалившись рыкнула огненная, словно слова воина в доспехах были из уст неразумного мальчишки, столь неестественной была мысль, что она может доверять кому-то из них, стратег допустивший тактическую ошибку, огненный взор не долго прожигал фигуру воина. Цера никому не подчиняется следуя лишь собственным желаниям, даже законы Климбаха ей противны, убив главу зоны она не собиралась быть новым вожаком монстричесчеких детишек. Тогда перспектива казалась ей ограничением собственной свободы, но сейчас мысль подчинить мир черных песков прочно засела в черепушке пепельной волчицы, все сильнее и прочнее пуская свои корни к саму естеству тёмного пламенного сердца. Почему она не может просто обратиться гигантской птицей и улететь в том направлении куда собрались отправиться сестрицы Ферониаса? Любопытство… их обугленные тела были бы прекрасным подарком папочке, а еще лучше оставить их в полу-живом состоянии, ведь демиурговы дети слишком живучие, им можно отгрызать головы и драть тело до прочных карбункуловых костей, а они вновь воскреснут покуда руку к убийству не приложит другой деос. А если оторвать им все конечности кроме головы они будут жить? Одна безумная мысль сменялась другой. Возвращалась к трансденту чьи льдистые глаза, должно быть, забавно лопнут если нагреть доспехи до тысячи градусов. Лишь только антиквэрум был воспринят Церой как питомец божественных сестричек, сражение с ним в одном из ликов могло бы быть неистовым, неизбежным, если она пожелает их смерти. А она желает господства…
Чему Йонхеленэль действительно научилась за тысячелетия, так это умению ждать и изучать потенциального противника, создать иллюзию доверия. Люди так любят жалеть детишек, сколько климбатов убили родителей только потому, что те не убили их первыми. Доверие худшее из качеств, но так приятно обмануться когда желаешь никогда не существовавшей семьи просто потому, что заслуживаешь этого, очередной каприз для той, что умеет чувствовать лишь садистскую привязанность. Причинять боль и получать ее в ответ, ведь попочка подарил ей Жнеца, чужой ночной кошмар воплоти принадлежащий лишь ей. Альтер-эго издало злобное шипение, а из пасти волчицы вырвалось рычание на резкую волну странного ощущения. Противоестественного. Все звери становятся слабыми тогда, когда под ласку подставляют уязвимые места, позволяя чужой руке зарыться в теплый мех на брюхе. Цера ощутила себя щенком, что в желании ласки готов лечь у ног и вместо проглаживания получить сапогом, что сломает все ребра раздавив крохотное сердечко. Противное и мерзкое чувство слабости рождает лишь ненависть в желании его выжечь, залить чужой кровью, отрывать крупные куски плоти из еще живого тела, ведь что любит Йохеленэль больше всего – рвать на куски чтобы утолить внутренний голод. А голод вел к Дионас, к источнику омерзительной слабости. К скверне, что отравляет тело иллюзией наслаждения, может если ободрать с нее всю плоть до блеска карбункуловых костей все это прекратиться? Зубами рвать чужую плоть... Рывок и шмоток мяса с бедра богини дымиться в полыхающей пламенем пасти.
Ничего не утоляло голод, это сводило с ума. Плеть взметнулась над хребтом пепельной волчицы и огонь живой магмой оплавил спину превращая в подобие застывающего базальта. Плеть выбила брызги лавы грозящие оплавить все, на что попадут. Огонь не компенсировал полностью удар, а климбатка не желала защищаться, боль это то, что рождает ярость как горючее топливо вылитое в костер. Волна пламени оплавляла шерсть превращаясь в каменную корку, жар исходящий огненной усилился. Все что она желала сейчас – уничтожить источник слабости и утолить голод, не кровью так страданиями. Йонхеленэль потеряла контроль начав излучать вместе с жаром пламени радиацию, отраву для всего живого. Неудачная попытка призвать нежить еще сильнее разозлила. Это все из-за Нее, демиургово отродье отравляющая собой, заставляющая желать низменных ощущений. Исчезнет ли жажда если ее убить? Она ведь хотела сделать подарок папочке, но жажда убийств сильнее. Больше всего она любит убивать.
Кристальная тюрьма будет твоей обителью...
https://i.imgur.com/ykf3Vrt.gif• ч т о   т ы    ж е л а е ш ь ? •

https://i.imgur.com/WzEkdd2.png


Огонь [Стихийная магия, огонь, I | I] – сложная неподатливая стихия. Элементы – первоначальные (они же соединенные для пламени, необходим воздух) незначительные температуры, текстурные – пламя бывает – обжигающее, согревающее, уничтожающее и всепоглощающее, зависимые (нужно то, что будет гореть, бумага, дерево и т.д.) независимые (фаерболы, огненные стрелы и прочие проявления самостоятельного пламени). Непосредственное использование в эпизоде – это создание огненных стрел, фаерболов и огненных залпов, возможность подпалить или объять огнем объект. Мощность, масштабность и угроза созданных стихией элементов напрямую зависит от силы героя.
-
Излучение [Фундаментально, I | III] - все климбаты могут создавать радиоактивное излучение, при этом слабые и молодые особи не могут контролировать поток частиц и излучают постоянно. Конечно, излучение не такое мощное, как на Климбахе, но если рядом с персонажем проживает излучающий климбат в течение 2-3 суток, то могут возникнуть галлюцинации, подняться или опуститься температура тела, появиться слабость. Более опытные особи нарочно заставляют свое тело накапливать радиацию и в бою, могут разом высвободить все. Это очень опасно, человека без защиты убьет сразу, сильные расы, в зависимости от уровня способностей и защиты, могут испытать либо легкое недомогание (выше 6 уровня сил), либо сильную дезориентацию и головные боли. Если существо молодо и слабо (молодой антиквэрум или даденгер), то он и вовсе может потерять сознание. Обычно способность используется климбатами для того, чтобы противник атаковал нечетко, это повышает шансы на победу.
-
Частично получилось или не получилось на усмотрение гм
Индулия [Энергетическая школа, материя, I | I] - материализующая нежить пентаграмма, имеющая в своем составе четыре магических круга, три крупные руны и около сотни мелких, кроме того, имеется две печатные структуры. Чем сильнее персонаж по уровню сил, тем больше монстров он может создать, первый уровень – один полноценный монстр; второй уровень - два монстра. Обычно у каждого климбата монстры отличаются по внешнему виду, их внешность зависит от психики климбата и его личного духовного мира. Наиболее распространенные, это гигантские жуки, зомби или мертвецы, скелеты, животные и «дьявольские» игрушки. Монстры не обладают магией, но могут иметь высокую физическую силу, скорость и некоторые особенности, типа смердящего яда или разъедающей жижи. Стоит отметить, что начиная с девятого уровня сил, климбат за раз может создать не девять монстров, а разом до трех сотен, то есть свою маленькую армию. Пример двух монстров можно увидеть тут, монстры обязательно страшные и отвратительные, создать иных, Индулия не сможет. Уничтожить монстра достаточно просто, обычно помогает прямое попадание чистой энергии или разрезание монстра магическим оружием. Чем меньше монстров, тем они сильнее, если климбат десятого уровня сил создаст одного монстра, то по силе он будет 5-го уровня сил. Использовать пентаграмму можно не более одного раза за эпизод, для полного формирования требуется около 10-12 секунд. Призывается обычно мысленно, но у некоторых популярна и графическая интерпретация в виде трех кругов, начерченных по воздуху.
-
Подарочек для Дионас, с любовью :З
Кристальная тюрьма [Фундаментально, I | I] - климбат может заковать своего противника в кристальный кокон, представьте себе осколок горы размеров 4x4 метра - именно в такой осколок, только прозрачный и черный, заковывается противник. Если жертву не освободить или она не освободится сама в течение 2-3 минут, то погибнет, так как осколок сделан из консистенции радиоактивного кристалла. Радиация просто убьет беднягу, буланим или лигрум, кстати, умирают в течение 5-10 секунд, заметим, что доступа воздуха в кристалл нет. Способность можно использовать один раз за эпизод. ← дополнительный ход

Дайсы ~

+5

19

[- Т Ь М А  Г О В О Р И Т -]

https://i.imgur.com/vkV8598l.jpg
Порочность — это миф, созданный людьми благонравными, когда им было нужно объяснить,
почему же иные из нас бывают так странно привлекательны.

Утроба давно не видела столь чрезвычайно низкого падения якобы возвышенных существ. Могущество ходит рука об руку с испорченностью, о светочи наших темных дней? Место лишенное искр благородства смакует сочащийся из кровавых ран порок с довольным чавканьем. Степень удовольствия Утробы не способен постичь даже смачно обгладывающий подгнивший труп каннибал. Вы все пришлись проклятому чистилищу по вкусу. Кто-то податливостью, а кто-то упрямством. Всеядная тварь приветствует гниль любых форм и консистенций. Связь крепчает сильнее и сильнее; еще чуть-чуть, совсем немного и вы прильнете грудью к самому дну,  утонув в прохладном скользком иле, что поглотит вас подобно трясине. Оттуда вы уже не вырвитесь. Черные топи пошли едва заметной рябью. Пока вы слишком заняты друг-другом, кто-то решил заняться вами.
.
Дионас. Будь обстоятельства более мирными, моей священной мессий стало бы добавление сладкой неги в горький чан с безумием. Было бы занятно позволить продемонстрировать всем как может быть хорошо в объятиях блуда. Ночь удовольствий в обмен на скучнейший пустяк под названием жизнь. Достойный конец печальных судеб. Ты и сама об этом думаешь, пока не слышишь имя Леноры. Призрачная  любовь, задремавшая на некоторая время часть тебя, она пробуждается в памяти мучением импульсом. Запоздало раскаяние и осознание собственной потаенной сути не приносит ничего, кроме страданий. Остаешься на распутье: трогательная печаль или вечные неземные наслаждения? Выбор мучительный, мысли путаются, похоть мешает даже дышать без чувственных придыханий, но все же придется решить. Тем временем, раны затягиваются, но без них ты как наркоман без дозы. Думала ли ты раньше, что жестокость заводит? Пережить ломку отчасти помогает шалость Графа, его энергия запечатывает часть твоих сил, но "помощь" эту можно сравнить с пластырем на разодранную в клочья душу. Помогает, но не так как хотелось бы, зато кристалл сотворенный Церой получился хрупок, но все также ядовит. Нужно разбить его и побыстрее. И даже это не является концом растущего списка проблем: именно ты первая замечаешь, что вы здесь далеко не одни: где-то совсем рядом присутствует источник чего-то темного, страшного, древнего... знакомого?  Будто когда-то давно с тебя соскребли зловонную грязь и вместо того, чтобы сгинуть, тьма обрела новый дом в маслянисто-черных болотах, окруживших вас со всех сторон. Кажется это оно влияет на тебя и других хищников.
.
Рагнар. Счастливчик. Действие дурмана слезает с тебя подозрительно быстро. Что стало тому причиной? Магия тарансдента, крадущаяся под самым носом угроза смерти, радиация, а может узы с деосом? Или дело в том, что ты испытываешь к богине нечто большее, чем тривиальную до скучноты похоть? Допустим, это − ненависть, а может даже любовь? Выбор мотивации стать чуточку лучше, на твоей совести. Но так или иначе, мыслить здраво можешь, как и оценить ужас происходящего вокруг тебя. Обрати внимание на поступки товарищей. Друзья ли они тебе? Стоит озаботиться спасением хотя бы кого-то из захлебывающегося жижей агрессии отряда, не советую пытаться помочь всем... так как, это уже невозможно. Но прежде чем ты успеваешь предпринять что-то радикальное, твою ногу хватает чья-то рука. Обернись. Рядом наполовину выползла из черного болота обнаженная девушка. Сказать, что она прекрасна, значит − безбожно приуменьшить внешнюю прелесть незнакомки. И хватка у нее сильная, тварь улыбается и рывком тянет за собой.
.
Тонатос. Ты была отчасти успешна в попытках образумить товарищей, рассудок возвращался к ним, пускай похоть никуда и не делась. Благими намерениями выложена долга в ад. Твоей преисподней стало внимание Хоруса. Печать наложенная львом подействовала слишком хорошо именно на тебя, временно лишив возможности колдовать. Тело не слушается от странной слабости, силы запечатаны. Положение было бы безвыходным, если бы ты не имела дело с обезумевшим зверем, что и без всякого воздействия извне был плохим игроком в покер. Настало время проявить чудеса внушения без использования ментальной магии: надави на собственнические инстинкты, попроси, обмани, запугай, запутай. В общем, оберни все в свою пользу, пускай хитрость и не самая очевидна грань твоего божественного предназначения, но она сейчас нужна тебя как никогда.
.
Хорус. Поиграешь с очаровательной богиней? Можешь даже поддаться, она как ни как отдала тебе свой поцелуй, бессовестный мужлан! Помни, что магия пока для тебя под запретом, но без боя ты свою добычу не отдашь, жадина. В том числе и неназванным гостьям, которые выползли из нефтяных болот. Начинай ревновать, потому что они тянут руки не только к Рагнару, Цере и Дионас, но и к объекту твоей страсти. Возроди в Утробе зачатки рыцарства, граф, совратишь богиню когда с мертвецами будет покончено.
.
Цера. Плохая девочка. А знаешь почему? Не стоит звать мертвых в месте, где ранее не издыхало нечто опасное. Они тебя услышали. Чарующие красой леди − несчастные бывшие жертвы болот. Они не сумели совладать с пороками и сгинули. Как сгинешь и ты, если не возьмешь ситуацию под контроль. Полчища мертвецов, потревоженные силой климбатской магии, будут наступать бесконечно, пока не получат свою жертву. Ей можешь стать ты, Тонатос, Рагнар, Хорус, Дионас. Любой достоин снискать честь пополнения коллекции. А может здесь есть кто-то еще? Что-то или кто-то таиться в болотной жиже, нужно выманить нечто. И убить. Может быть тогда страшные создания прекратят охоту за возмутителями мертвенного спокойствия. Однако, начинающие просыпаться от морока "товарищи" вполне могут не оценить прелести твоих прошлых деяний, сейчас они могут воспринимать тебя не теплее, чем тварей из топи. Доверие. Оно невесомо и хрупко. Неужели папочка не рассказывал о этом? Будь твои кости хоть тысячу раз прочны, зубы остры, пламя горячо, но все это не поможет отстроить заново надломившуюся лояльность группы.

Информация по сюжетному окружению

Герои окружены толпой существ, которые в истинном облике являются скелетами различного роста и телосложения. Благодаря феромонам и иллюзиям для каждого они выглядят по разному, но в точности так, чтобы "понравиться". Причем, в самом порочном смысле этого слова. По силе и скорости не намного уступают вам самим, ПОМНИТЕ! каждый из мертвецов − грозный соперник. Его не убить примитивной атакой и на каждый выпад существа обязательно контратакуют. Число особей не ограничено, как и их голод. Сбежать невозможно. Как и победить. Единственный способ угомонить нечисть: принести жертву. [чтобы нам было легче понимать друг-друга, ориентируйтесь на уровень сил 5/5. каждый в начале хода кидает кубик на количество соперников, отравляющих жизнь: Дионас: 1-2, Рагнар: 1-3, Тонатос/Хорус: 1-3, виновница торжества Цера: 1-3 (и бонус +1)]
Сильные стороны: чрезвычайно живучие сильные и проворные [не ощущают боли], рукопашный бой, невосприимчивы к ментальной магии.
Слабые стороны: на самом деле слепы, чуют запах порока, чем он сильнее, тем точнее атаки существ, убить окончательно можно, если отсечь голову, любой вид магии помимо ментальной.
Оптимальная тактика боя: атаки на расстоянии.

Очередность постов:
Дионас, Рагнар, Тонатос, Хорус, Цера
https://i.imgur.com/3HSgp2ol.jpg

[icon]https://i.imgur.com/EOsxtuum.jpg[/icon][nick]Всевидящий[/nick]

+3

20

Дионас уже хотела продолжить развлекаться с Хорусом и климбаткой, но Тонантос решила положить конец веселью. Как всегда. Тонантос неприятно надавила на раны, пытаясь утихомирить божество похоти. Бессмертная взвыла от неудовлетворенности, она только начинала, а эта святоша, как всегда, не вовремя. Дионас уже хотела тогда развернуться и прикоснуться к сестрице самым страстным касанием плети, но Тонантос решила измываться над ней не только физически. Её имя заставляет Дионас очнуться на какое-то жалкое мгновение, вспомнить ее светлый и нежный образ. Ленора была той, что не позволяла Дионас полностью впадать в объятия греха. Вспоминать ее сейчас было болезненным, Дионас закрыла глаза и пыталась отогнать все мысли из своей головы. Ей бы точно не понравилось текущее состояние Дионас. Тонантос перестала прижимать ее, но Дионас пока не замечает сзади ни Хоруса, ни климбатки. Дионас было плохо. Это была чертова климбатская радиация? Игры разума? Утроба продолжала сводить ее с ума? Хорус тоже что-то с ней натворил? Ее мозг был уже готов взорваться от всех мыслей и чувств. Чувство вины перед мертвой сестрицей было неприятным, но оно отрезвляло. Бессмертная все еще чувствовала желание обладать кем-то, причинять боль и получать наслаждения, но могла сопротивляться.

Больше всего проблем сейчас приносила климбатка Ферониаса. Дионас оказалась заперта в кристалле волчицы, который был пропитан этой чертовой радиацией и был без доступа к воздуху. Злость только раскаляла ее, теперь Дионас хотелось не просто принести боль волчице, а разодрать ее в клочья и пустить на ковер. Бессмертная со всей силы ударяет кулаком по хрупкому кристаллу, разбивая его на мелкие осколки. Все ее тело дрожало от желания прикончить волчицу, но опять что-то препятствовало этому. Даже сквозь желание убивать, желание обладать и получитьпринести боль она почувствовала чужое присутствие. Чего-то знакомого, но Дионас точно не могла определить источник. Чужое присутствие было неприятным, давило и отравляло разум.

- В болоте что-то есть! - крикнула Дионас, надеясь на то, что ее спутники услышат ее.

Бессмертная застыла в некой нерешительности, выбирая между Церой и неизвестной опасностью. Бессмертная хотела утолить свой голод, но уже чуть прояснившийся разум заставлял все же обратить внимание на странное. И на незваных гостей. Перед Дионас стояла прекрасная светловолосая девушка, отдаленно напоминающая саму Ленору.  Только Ленора давным-давно была мертва. А эта тварь тянула свои руки к бессмертной. Дионас хотелось броситься в ее объятия, прикоснуться к этим розовым губам страстным поцелуем и сломать ей что-то. Посмотреть на ее несчастное страдающее личико, услышать первый стон и крик боли. Бессмертная касается своего лица, карбункуловыми когтями царапая собственную щеку в попытке унять собственное желание. Это то знакомое присутствие так отравляло жизнь или эта блондинка? Дионас оглянулась, пытаясь оценить ситуацию. Они все были окружены.

- Довольна, климбатка?! - зарычала деос, призывая истинное оружие в ладонь. Ее все еще ломало от желания, но покоя не давало чье-то темное присутствие. Откуда оно было ей знакомо? Кто мог поселиться в этом месте? Или что?

Дионас больше не смела повернуться спиной к Цере, ожидая от нее атаки в спину. Или стоит самой атаковать волчицу и бросить ее гнить в этом болоте? Думать времени было мало, ведь та красивая блондинка сокращала дистанцию между ними. Применить на нее Спектралис Дионас не успела, а потому опасалась подходить к этой странной, но красивой твари. Бессмертная встречала существ со странным расположением сердца в их теле, а потому научилась тому, что бить в одно сердце было порой провальной идеей. Сражаться с легким недомоганием из-за противной радиации было неприятно, а еще все тело дрожало от желания удовлетворить собственную похоть. Дионас уже возненавидела здесь все. Оптимальным вариантом было покончить с пока своим единственным противником и срочно обратить свое внимание на нечто в болоте.

Бессмертная использовала пентаграмму под ногами противника, чтобы обездвижить его или хотя бы для отвлечения внимания. Заодно и проверить действие пентаграмм на неизвестном противнике. Дионас сделала рывок вперед, пытаясь просто отрубить копьем голову прекрасной красавице. А жаль. Дионас предпочла бы встретить такую красоту в другом месте и времени.


[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/11/c1da37e927fe90ab893f4f68e726e4c1.png[/icon]
Бросок на скелетов
Ссылка

Способности

Антерлорел [Энергетическая школа, атакующая магия, I | I] - пентаграмма простого типа, заключающая в себе элемент энергии. Появляется по призыву хозяина под ногами противника и создает энергетические цепи, которые норовят опутать свою цель и лишить её малейшей способности двигаться. Такая пентаграмма очень полезна, если нужно кого-то быстро связать, поскольку помимо цепей она может создавать менее сильные, но достаточно крепкие веревки, чтобы призвать пентаграмму достаточно произнести её имя.

Отредактировано Дионас (03.12.2020 08:05:52)

+6

21

За прошедшие минуты в жизни Рагнара произошло столько событий, что последние пять лет, проведенные в расследовании жестоких преступлений, неожиданно показались скучными и даже однообразными. Получив контрольный в ухо, а после удар локтем по новогодним бубенцам, от которого антиквэруму на мгновение привиделся сам Демиург и космическое пространство с мельтешащими в нем древними братьями, мужчина свернулся калачом на песке, чувствуя, как разливающаяся по телу боль освобождает его разум от оков сладострастного порока. За своеволие, позволившее, наконец, ухватиться за мельтешащие перед взором ягодицы деоса, он поплатился сполна, но, думая о том, какая чертова сила позволила ему совершить некогда запланированное, Рагнар неожиданно находил себя довольным. Если перед смертью вместо прощания он возжелает подержаться за выступающие части Тонантос, кончина его будет не только приятной, но и легендарной.

От удара в ушах звенело, и, пытаясь подняться на ноги и оценить ситуацию для построения приемлемой тактики, Рагнар лишь падал на песок, сумев, в конечном счете, придать себе положение исключительно сидячее. Запах крови пропитал это место, одурманивая лишь больше, рычание, крики боли, приглушенные стоны – все это проникало внутрь, то лаская слух, то неимоверно раздражая, вызывая приступ бессильной злобы. Не нужно было представлять диссертацию, чтобы убедить собранную аудиторию в том, чья способность явилась первопричиной творящегося мракобесия, но, если предположить, что пространство будет так влиять на каждого, можно сделать крайне печальный и действительно пугающий прогноз.
- Помоги мне. Оттащи этих двух от Дионас.
Волчица жадно хрустела божественной конечностью, отчего антиквэрум и сам невольно сглотнул, а светловолосый воин…Рядом с Дионас его уже не было. Как только перед глазами все перестало расплываться, Рагнар попытался встать, с чем ему неожиданно помогли. Сильная хватка позволила судить о личности, пропавшей на мгновение из зоны видимости, и вперившись взглядом в чужие ледяные глаза, антиквэрум предположил все возможные исходы начинающиеся дракой и заканчивающиеся разговором, но как обычно и бывает, абсолютно все продумать наперед невозможно. Когда широкий язык скользнул по подбородку, слизывая остатки крови Тонантос, Рагнар замер с широко раскрытыми глазами, забыв о таком простом слове, как «сопротивление». Но…это ведь её кровь? Как только антиквэрум приготовился вцепиться клыками в лицо трансдента, тот отпрянул, и, поддавшись головокружению, Рагнар вновь упал на песок.

Штормило его знатно, как если бы перемещение застало его в нетрезвый момент его жизни. Хаотичный мыслительный процесс лишь усиливал головную боль, и, когда все это единовременно и моментально схлынуло в никуда, антиквэрум смог выпрямиться, чтобы оценить хладнокровным взором происходящее. Хладнокровным? Оценить? Когти впились в ладонь, прорывая кожу и выпуская по пальцам струи крови, кровь хлынула к мозгу, и утробный рык, вырвавшийся из горла, показался не своим, словно бы мог принадлежать волчице, но никак не ему самому. Не давая полного отчета своим действиям, Рагнар рванул в сторону, где дикарским образом посягали на «его» собственность, но едва сохранил равновесие, когда нечто вцепилось мертвой хваткой за его ногу.
Это была прекрасная, что не менее важно обнаженная девушка с той лишь единственной заметкой, что вылезла она из болота, а потому все, что могло бы встать, упало. Его переполняли иные чувства, смешавшиеся в своей разнокалиберности в нечто глупое. Это была и ненависть за то, что деос сейчас стояла там, почти раздетая, позволяя чужим губам касаться своих, это было желание защитить, подкрепленное фэдэлесовскими узами, убеждающее взбешенный разум в том, что в том не было её воли, это было донельзя глупое желание оказаться на том же месте…
Призвав к себе косу, Рагнар наотмашь полоснул лезвием в сторону девушки, отчего её рука, отрубленная от тела, вскоре повисла на ноге, соскользнув с лодыжки от бега. Он желал занести косу над светлой головой этого трансдента, разрубить его напополам, но рациональное мышление, а также сформировавшаяся картина в голове, били в цель, призывая не трогать тех, кто попросту стал жертвой этих болот, кто должен, обязан ныне помочь выбраться из этого ада. Убрав оружие, чтобы не задеть лезвием трансдента, Рагнар с разбегу навалился на него всем телом, чтобы сбить с ног или отбросить от Тонантос прочь.

- Ты в ориентации сомневаешься что ли?! Одних лижем, других засасываем? Пошли тогда климбатку понюхаем, что бы уж все собрать!
Кто-то схватил его за плечо, и, обернувшись, Рагнар ошеломленно замер, вглядываясь в розоволосую девицу, образ которой напоминал один из обликов его собственного альтер-эго. Он дернулся в сторону, прислушиваясь к Дионас, что кричала о болоте, но хватка девушки была железной – её белые пальцы как оковы сжимались на запястьях, а ногти вонзались в кожу. Ещё две девицы подбирались сбоку. Их красота обезоруживала, но вид розоволосой действовал отрезвляюще, одновременно маняще и тошнотворно, и, взмахнув косой, вобрав в лезвие элемент стихийной магии, Рагнар отточенным движением снес её голову на землю.
Если прошлый всплеск был связан с Дионас, то нынешний никак не мог принадлежать излишне занятому трансденту и уж точно не Тонантос. Златоволосая девушка ловко уворачивалась от косы, и, бросая взгляды на климбатку, Рагнар пытался найти решение, смотря на вылезающую из болота деву без руки и на не шевелящуюся даму без головы.
- Эй, - крикнул он в сторону волчицы, - раз вызвала эту хрень, то будь добра, теперь сделай с ней что-нибудь!
Недовольные дамы теснили в сторону, словно бы желая разделить всех если не по одному, то хотя бы по группам, и сражаться с ними было тяжелее. Они словно сирены, приветливо улыбающиеся и готовые в то же время утащить путника на дно, и, чуть не споткнувшись о ногу трансдента, Рагнар перевел взгляд с него на Тонантос, и, взяв древко косы в руки получше, только и сказал:
- Секите бошки, пока не поймете, как все остановить.

кубы

+6

22

https://i.imgur.com/XhZrlOD.jpg
https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Плевать. Однажды ее волю уже пытались подчинить, подавить, охмурить, заставить бдительность долго и протяжно метаться в тумане безысходности и отсутствия выбора, но юная на тот момент Тонантос и тогда смогла нащупать этот разительный, чувственный камень истины, да уверенно всадить его в чужое сердечко.

Плевать. Сколько раз эти гнусные болваны мнили себя великими, не считаясь с ее силой и мощью? О том, как иронично и глупо они выглядели Тонантос думала лишь тогда, когда их прах забирали с собой молчаливые ветра прямиком в мертвые пустоши мрака и скорби.
Сколько раз мир пытался заставить ее действовать так, как она сама не хочет? Благими намерениями вымощена дорога.. куда? Хах, ад начинался там, где заканчивались границы ее свободы, но постойте - кто и когда решил, что Тонантос безвольная марионетка в этих массивных лапах? Плевать на фокусы ебучего трансдента, пусть тешится эти последние несколько секунд, которые деос потратила на то, чтобы действительно искренне удивиться. Алые глаза распахнулись так широко, что тонкие слезы покатились по светлой коже, собирая с собой всю грязь и пыль чрева и оставляя солоноватую, но чистую борозду. Мерзко, аморально, отвратительно - это шептала Ризанис на древнем, скрипучем, не осознавая как хозяин допустил осквернения тела этими гнусными прикосновениями. В этом не было похоти, в этом было блевотное отвращение, которое испытывал истинный артефакт, шипя и извиваясь каждой чешуйкой, что осталась на нижней половине тела, и быстрой энергетической паутинкой возвращаясь обратно на оголенные участки тела. Одна вещь, единственная, в которой Хорус оказался прав сейчас - наглость действительно наказуема, и его дорога - да что там, обрыв - в преисподнюю начинался примерно вот... сейчас.

Крепко сжатый кулак деоса впечатался в слащавую рожу обезумевшего трансдента с такой силой и ненавистью, что будь на его месте существо менее могущественное и крепкое, оно бы точно разлетелось бы в щепки, на отдельные мазки эфира в пространстве, которые обратно и воедино не собрал бы даже такой умница как деос-Айболит.

- Ты... - хрипит Тонантос как только ее рот оказывается свободным. Она сплевывает слюну, щедро сдобренную кровью, прямо на песок и можно поклясться, что тот едва ли не зашипел от количества желчи, зашкаливающей в двух организмах по отношению друг к другу. Мысли бушующим яростным комом вторглись в чужой разум.

«Тронь меня еще хоть раз. Попробуй. И я не убью тебя. Я сделаю тебя убогим, калекой. И тогда, когда ты настрадаешься вдоволь, только тогда я выгрызу тебя из эфира существования, и втолкаю обратно в ту бездну, из которой тебя и слепила однажды.»

Нет, серьезно, даже вообразить было сложно, что именно коротнуло в голове у блондина в тот момент, когда из всех целей, среди которых была куда более привлекательная и развратная Дионас, он выбрал именно ту, которую злить было чудовищным проступком. И, как говорится: одна ошибка, и ты ошибся. Ох не зря деос не имела никогда явного желания сближаться ни с кем из живущих в этом мире - если вдруг вокруг подобны этому Хорусу? А может быть Рагнару, который часто украшал стены внутренними органами тех избранных им шлюх? Или может быть Дионас, которой было мало обычной близости к любимому созданию, и та предпочла просто поужинать бедняжкой Ленорой? Примеров для окостеневшей в плане эмоций Тонантос было достаточно - мир окончательно стал слишком отвратительным для алых глаз, для каждого рецептора бессмертной души. Ненависть - единственный ресурс, позволенный ей сейчас, и именно это наверное помогло избавиться от похотливого наваждения окончательно и бесповоротно. Ризанис, только и ждавшая этого неосязаемого для простой мысли приказа, скрыла своего деоса с головы до пяток в мощный панцирь - под родным карбункловым хитином даже раны на теле, оставленные трансдентом, саднили гораздо меньше, но все еще напоминали что к чему. Кажется, деос хотела добавить что-то еще, завершающий штрих в свою тираду ненависти, последний стежок на великолепное полотно ужаса, которым так и хотелось придушить эти синие глаза до бельма. Но что-то сшибло их парочку обратно на песок, выбивая остатки колючего дыхания из легких. «Вау.» - подумала... нет, подумал Тонантос, решив изменить свой облик, посчитав что так более никто не станет смотреть на него сверху вниз, да и, быть может, всяких Хорусов это таки отпугнет и приведет в чувства. А Рагнар таки справился с собственным наваждением, решив снизойти до помощи собственному деосу. Пока эти двое были заняты, Тонантос был полон решимости вновь вернуться к Дионас, у которой тоже были явные проблемы с налаживанием отношений в их милом коллективе.

Что-то невежливо коснулось лодыжки Тонантос, заставляя того дернуться и отступить. Скелеты... Скелеты?! Пока они были очень заняты выяснением отношений между создателем и его неудачным экспериментом, в окружении произошли явные изменения. Причину было выяснять бесполезно, по крайней мере сейчас, но узнай Тонантос - то явно не оставил бы без внимания одного лысого мужика, неаккуратно поинтересовавшись какого хуя его сподвижники творят. Что-то где-то кричала Дионас, бесновалась климбатка. Еще Рагнар, успев даже в этом очке вселенной найти каких-то сомнительного качества баб, и слава богу прибежав на подмогу, ну а Тонантос, который не умел в некромантию, хоть и весьма хотел, действовал по единственной знакомой ему схеме - или подчинить, или уничтожить если с первым вариантом не складывалось.


кубы

комментарии

ps: да, теперь я буду самым высоким и злым мальчиком в команде.
Игнорирование эффекта блокировки магии при помощи следующей комбинации:
Артефакт Эвелль

Сертанн - сохраняют одну магическую печать или пентаграмму, известную деосу, который тот может применить мгновенно во время боя не исходя из собственных магических резервов и ограничений

Сохраненная пентаграмма:

Отрицание [Энергетическая школа, атакующая магия, I | IV] - самая мощная защитная способность, которая имеется у всех деосов. Пентаграмма может отрицать любое заклинание, силу любого уровня, которое конечно, не превосходит силу деоса, хотя во втором случае повреждения все же уменьшаются. Не имеет значения, какая сила была применена: магическая или нечто кибернетическое, да хоть сингулярная бомба, эта пентаграмма способна отрицать все. Разумеется, если на персонажа нападает кто-то с мечом в руке, то Отрицание бесполезно, пентаграмма работает только в отношении фундаментальных частиц разного рода. Использование пентаграммы против другого деоса вполне возможно, но будьте аккуратны, если противник сильнее, то полностью защитить отрицание не способно, однако поставит блок на то количество атаки, которое сможет. К примеру, если противник сильнее в два раза, то отрицание заблокирует 50% его атаки, при этом, в бою больше использовать данную способность будет нельзя, обычно за одну битву отрицание может сработать до трех раз (если персонаж, использующий Отрицание сильнее оппонента), но с каждый разом его действие слабеет.

Далее, удар по лицу Хоруса при помощи рукопашной с кастетом в виде артефакта +3
без доп способностей + бросок Заун (атака Ризанис) не учитываются.

Использовано на скелетов:

Аннигиляция [Энергетическая школа, атакующая магия, I | I] - уничтожение неживой материи, распад предмета на молекулы, на живое не действует. После применения необходимо отдыхать, так как побочные эффекты накапливаются и существенно влияют на срабатывание способности в ухудшающую сторону. За эпизод можно применить два раза.

[icon]https://i.imgur.com/8RwEoOz.jpg[/icon]

+7

23

http://forumuploads.ru/uploads/001a/f4/4a/25/977855.jpg
http://forumuploads.ru/uploads/001a/f4/4a/25/26395.png

Какая она на вкус... Хорус уже пробовал тягучую сладость крови, оставшуюся на мраморном лике антиквэрума. Ожидания сыграли с мужчиной злую шутку, оказалось привкус зависит сугубо от контекста и подачи. Экзотическое лакомство на самом деле было практически безвкусным, словно прикосновение ледяных глубин космоса. Далекий лед, мертвенный свет, вечность застывшая воплем только что рожденной галактики. А может граф попросту был слишком примитивен, чтобы уловить грани ломающей кости эйфории... мозг смертных при попытке познать нечто древнее имел тенденцию превращаться в бесполезное месиво и вытекать через глазницы. Поэтому будем считать, что Хорусу повезло: суховатые на ощупь губы деоса для него оказались не вкуснее скорбных обрывков пепла, витающих над сожжённым дотла городом. Удача, которую ему не дано оценить по достоинству. Наркотик, котрый попросту был слишком сложен для его убогой пародии на чувства.

Дент не отшатнулся, когда уязвимый бархат кожи покрылся чешуей доспехов. Напротив. Он наконец довольно облизывается, точно сожрал что-то вкусное. Такой она нравится ему больше... злость богини резонирует, разжигает искры в окаменевшем нутре, подогревает азарт. Теперь Хорус знает чего так страстно желает. Крови. Боли. Страданий. Смерти. Простая догадка. Единственно возможный путь для призрака темных времен. Для ошибки эволюции. Он не должен был существовать, но он здесь. Пылает изнутри мрачной страстью к бессмысленному насилию. Как же долго ему приходилось претворяться кем-то другим. Играть в политику, войны, дружбу... все это было простым фарсом. Маскировкой, которой пользуется всякий хищник перед тем, как броситься на ничего не подозревающую жертву. Яростью, которой Тонатос наградила свой удар, можно было расколоть планету. Челюсть издает отвратительный, глухой щелчок, вылетая из суставов. Кристалл был слишком прочным, чтобы расколоться, зато связки рвутся, точно нити терпения деоса Порядка.

"Есть ошибки, которые не исправит даже твоя спесивая заносчивость. Страдание и смерть: о них я знаю больше, чем можно себе вообразить, и не тебя ли мне нужно благодарить за то, что страх не посещает меня при мысли о нескончаемых кругах невыносимой агонии?"

Мысли промелькнули в голове, но Хорус даже не до конца понял, что прошлая фраза была сказана не его внутренними демонами, а Тонатос. Знаете ли, воитель не особо разбирался в тараканах живущих у него в голове и часто путал ментальное воздействие с собственным кровавым безумием. Боль пульсирует в такт ровным ударам сердца, сейчас он кинется на нее, проверит на опыте чего стоят обещания той, что никогда не лжёт. И тут их бесцеремонно прерывают, тот самый щенок, что являлся... фэдэлесом Тонатос, кинулся на воеводу с отвагой дрессированного пса. Мужчина тихи и угрожающе рычит, пока его броня за мгновение ока возвращается на место. Пылкая речь антиквэрума была воспринята дентом с куда большей отдачей. Оказалось угрожать графу – дело неблагодарное и бесполезное, но вот стоит задеть его раздутое самомнение... как он даже становится способен на что-то кроме попыток вынуть кишки собеседника через глотку. А именно, мужчине резко захотелось поучить Рагнара жизни. Но для этого нужно было кое-что поправить... мужчина неторопливо положил ладонь на свою челюсть, флегматично вправив ее на место одним резким движением. Хруст был еще более мерзким, чем при ударе брюнетки.

Сомневаюсь? – его тусклый, хрипловатый бас диаметрально противоположно отличался от голоса Рагнара, складывалось впечатление, что антик разговаривает с фантомом; настолько отрешенно и неестественно звучали речи воеводы, – Никогда. Я просто делаю все, что захочу, с кем захочу и когда захочу.

Маловероятно, что когда-нибудь еще Хорус будет столь же искренен с собравшимися. В этой простой фразе заключалась вся суть мятежного графа. И что же я хочу? Мужчина придирчиво обвел поле брани колючим взглядом. То тут то там из стоячей маслянисто-черной воды вылизали безликие войны в золоченых доспехах... я хочу победы! Было бы недопустимо отдать всю добычу спутникам. Черепа Безликих принадлежали Хорусу и он страстно хотел ими завладеть. Одержимость эта была еще сильнее пьяного наваждения, которое он испытывал при недавней близости с Дионас или Тонатос. Воитель взмахивает Экстерминатус, который по его прихоти принимает облик гигантского боевого топора, для начала желая призвать себе помощника. К несчастью, Зоргротан срабатывает на тварях не так, как хотелось бы... эх, ну что еще ожидать от руны, созданной богом Хауса? Но кое-что полезное мужчина все же узнал, действие способности длилось порядка 10 секунд, а это значило... противники им достались действительно сильные. Славно. Чудесно! Безумная улыбка искажает лик Графа, намекая, что оскалившийся мужчина не просто немного нервный, а наглухо и бесповоротно ебанутый. Энергетические доспехи многократно усиливают скорость и силу, воин стремительно сокращает расстояние между собой и двумя ближайшими целями, в неуемном желании разделить одного нападавшего вдоль, а второго – поперек.

Кубики на способности
Кубик для гм

Важные пояснения и дополнения

Просто ускорился и стал сильнее х)

Печать короля. Пассивное умение: способность доспехов при помощи энергетических связей работать в "резонанс" с движениями владельца, усиливать их. Позволяет не ощущать вес тяжелого вооружения, снижая уровень усталости и повышает комфорт. При усилении с помощью [энергетической магии] многократно увеличивают физические показатели: скорость, сила. Использования до двух раз за бой.

Эта штука не сработала, Хорус хотел создать нам всем в помощь тигра-менталиста, но получился просто котенок. Ниже прикреплю арт как это чудо выглядит. Теперь он ходит с нами, не обижайте его! Также, из-за того что способность активировалась 10 секунд, мы можем догадаться о силах нападавших ~ V.

арт кота

http://forumuploads.ru/uploads/001a/f4/4a/25/t972100.jpg

Зоргротан [Энергетическая школа, ослабляющая, материя I | I] – одна из древних печатей, составленная Энтропиусом – деосом беспорядка и войн ещё во времена первого этапы Великой межрасовой войны. Сила печати зависит от создающего и используется для ослабления противника и создания дополнительной угрозы. Если удаётся запустить печать, она проецируется на враге и начинает с бешеной силой вращаться, высасывая магическую энергию из врага. На это уходит время в зависимости от уровня магической энергии (VII и выше – 0.5 секунд, VI – 5 секунд, V – 10 секунд, IV – 1 минута, III – 10 минут, II – 20 минут, I – 60 минут). После того, как печать поглотила энергию, она начинает формировать из неё монстра. Как правило, размер монстра редко превышает 3 метра в холке, но у сильных магов (от VI) бывают твари и покрупнее – до 10 метров. Главная угроза, что исходит от твари – это зубы, когти, щупальца и тому подобное, в зависимости от его облика, а он уже зависит от фантазии создающего, но при должной удачи (от 2 до 6 на кубике по официальной боевой системе), тварь может обладать одной способностью жертвы – той, что у жертвы развита лучше всего. Если у жертвы развита способность к энергетической магии, то монстр может сам атаковать ударными волнами, если стихийная огненная магия, то он может метать из пасти файрболы. Сильный маг (от V уровня) может создать до 5 монстров в час (можно увеличить количество по договорённости с соигроком и в зависимости от резерва сил мага), исчезают они спустя 60-520 минут, в зависимости от силы создающего, либо разлетаются на частицы от мощной вражеской атаки.

[icon]https://i.imgur.com/6feVF90m.jpg[/icon]

+6

24

[status]− fire wolf −[/status][icon]https://i.imgur.com/5xnZX0R.png[/icon]• н е н а в и с т ь •https://i.imgur.com/RV2j6ww.png
Йонхелэнель не умела сдерживаться, достаточно лишь искры угрозы от другого существа и воплощение огня вспыхнет, желая опалить в ответ. Чужая угроза подобна сухой щепке, подкинуть их гость в пламя и оно разгорится еще ярче. Климбатка научилась не агрессировать на слова, но не на действия. Неуправляемый ребенок заключенный на тысячи лет в неизменном теле, ведь она никогда не была нормальной. Даже климбаты из благопалучных семей в конечном итоге неизменно становятся убийцами, а Цера никогда не знала что такое семья, что такое нормальная жизнь. Она Их ненавидела, сборище отвратительно слабых эссенций смеющих считать себя духами одной крови, они все подчинялись воле культа безумцев создавших веру в своего собственного лжебога. В страданиях рождаются сильные лишь для того чтобы умереть на жертвенном алтаре и отдать свою жизненную силу избранным.

На каждый удар плетью она желала ответить в сто крат сильнее, за каждую каплю собственной крови заставить страдать, переломать все кости. Ненависть и желание смерти всем Им заменили детские грезы, а вместо безделушек которые любят маленькие девочки руки Церы были скованны цепями блокирующими магию, металлические браслеты сдирающие кожу до кровоточащей плоти. Нет ничего чернее детской ненависти, закисленности на мыслях о чужих смертях, что после метаморфируют в более взрослую жизнь превращая в психопатов и серийных убийц. Убийства ради забавы, точно так же как ради забавы били детей рассекая кнутом плоть до самых костей, подавляя волю и взращивая как скот на убой в угоду лжебогу огня. Ненависть не погасить и Цере было жаль, что все Они так быстро сдохли, ставшая климбаткой она вернулась вырезала их всех. Как же вопил тот старикан, возомнивший себя избранным лжебогом и несущим его волю, когда Йонхеленэль когтями сдирала лоскуты кожи и мышц медленно, подливая мучения, а когда климбатке наскучили его вопли вырвала нижнею челюсть вместе с поганым языком. Сидя среди окровавленных трупов Цера смеялась делая венки из внутренностей. Ничтожные и слабые, она никогда не станет такой... Желанная месть не погасила ненависть, это черное ненасытное пламя питающееся чужими страданиями смог приглушить лишь Ферониас, но его печать слабла с каждыми мигом, что Йонхеленэль находилась в утробе.

Чужая плоть шипела в раскаленной пасти, но была отвратительна, она не смогла принести насыщение. Голод Церы рос несмотря на недавний сытый обед после побоища на рассвете ставшим последним, а дальше тьма и черные пески. Противоречивые ощущения сбивали с толка, климбатка желала избавиться от липких пут ментального воздействия единственным знакомым ей способом – загрызть, растерзать, сжечь. Ведь она не умела иначе... Йонхеленэль любит играть в игры, в смертельно опасные для нее самой, чем опаснее тем веселее, тем безумнее поступки. Будь огненная в человеческом обломке лицо девушки искажала усмешка переходящая в хищную улыбку предвкушения, пожалуй, их с Хорусом сразу можно распознать лишь по улыбке абсолютно альтернативно одаренных, бросающихся в бой чтобы получить свой наркотик − безумство сражения. Йона не слышала окружения, ненависть наполняла горечью и привкус плоти деоса оказался настолько едким, что волчица изрыгнула лужу лавы. Дело не в Дионас, а в том что сейчас творилось внутри черепушки клибатки, которая все больше погружалась в первоначальное безумие. В этом состоянии был свой плюс, огненная быстро отвлеклась на новую угрозу. Цере нравились волки, не удивительно, что по ее душу пришли крупные, саблезубые некро-собаки.

Пламя вновь полыхнуло по телу волчицы раскаляя окружающий воздух. Гул собственного пламенного нутра пропустил обрывок фразы антиквэрума про головы. Взрывать головы весело, но чьи  головы? Сагул, сагул, сагул! Йонхеленэль оскалилась на некро-собак метя рунами прямо в их головы, отскочила в сторону наткнувшись взглядом на болотную жижу испортившую идиллию черных песков. Раздражение нарастало, нити сдерживающей печати трещали по швам. Цера ненавидела болота с тех самых пор, как на Климбахе ее пыталась утопить в трясине кучка других климбатов. В мире кошмаров дети играют в смерть. Ненависть. Огонь взметнулся раскаленным вихрем над болотом чтобы его иссушить. Пока Йонхеленэль занята делом она не напала повторно ни на кого из присутствующих, ведь было то, что сейчас раздражало ее сильнее их.
https://i.imgur.com/4NFfBWX.png• г о р и,  г о р и,  г о р и! •

https://i.imgur.com/WzEkdd2.png

Сагул [Энергетическая школа, атакующая магия, I | I] - взрывная руна, появляется на неразумных/неживых объектах и взрывает их, может подорвать, если климбат силен, даже часть горы. Обычно разрушает деревья, небольшие валуны, куски руды и прочее, проецировать на разумных существах руну нельзя, но на неразумной фауне/флоре можно. Но никто не запрещает проецировать ее рядом с разумными существами, вредя им остаточной энергией. Используется за эпизод четыре раза, призывается мысленно за пару секунд. [ 2 использования,на 2 собаки ]-Огонь [Стихийная магия, огонь, I | I] – сложная неподатливая стихия. Элементы – первоначальные (они же соединенные для пламени, необходим воздух) незначительные температуры, текстурные – пламя бывает – обжигающее, согревающее, уничтожающее и всепоглощающее, зависимые (нужно то, что будет гореть, бумага, дерево и т.д.) независимые (фаерболы, огненные стрелы и прочие проявления самостоятельного пламени). Непосредственное использование в эпизоде – это создание огненных стрел, фаерболов и огненных залпов, возможность подпалить или объять огнем объект. Мощность, масштабность и угроза созданных стихией элементов напрямую зависит от силы героя.

Дайсы ~

+6

25

[- Т Ь М А  Г О В О Р И Т -]

http://forumuploads.ru/uploads/001a/f4/4a/25/294595.jpg
Мертвые девы украли все внимание героев, отвлекая их друг от друга; интимная атмосфера была безвозвратно разрушена, оставив всех с легким налетом неудовлетворения и смущения. Все что происходит в Утробе остается у Утробе? А что если здесь случиться ваша смерть? Рагнар без особого труда расправился с одной из своих несостоявшихся роковых любовниц, ее скелетная голова отлетела в болото; черная вода с сытым всплеском поглотила угощение, обдав парня снопом обсидиановых капель. Диоас прекрасно справляется не только с самой собой, но и с прекрасной нападавшей: она рассыпается на куски, принимая истинный монструозный облик; Хорус смог уничтожить того война, которого рубил поперек. Тонатос с Церой оказались успешнее всех, выписав свидание с Создателем сразу четверым скелетам. Лихое начало порождает лихой конец.
.
Решительность и напористая инициатива в атаке сильно подсобили команде, потому что нет бедствия страшнее, чем отвергнутая женщина. Тем более, если она − давным давно съедена могильными червями. Вопль разъяренных нимфоманок Утробы был сродним с ревом тысячи бесов преисподней; они возьму свое в любом случае, утянут прекрасных, мягких, нежных живых существ на дно, где ласково обладают им лица, смешав вязкое маслянистое месиво болот с теплой рубиновой влагой. Дева, лишившаяся руки, смотрит на
Рагнара обиженно, кусает пухлые губки, пока по бледному мрамору щек катятся прозрачные слезы. Неужели я тебе не нравлюсь, любовь моя? Чужой голос в голове стал предвестником сильнейшей ментальной атаки [Психоделика] [описание последствий в случае успешной или провальной защиты на совести игрока]. Малышка Цера, готовая спалить целый мир в негасимом пламени ненависти показалась привлекательной сразу двум некромагическим собакам... успешность их атак пугает, одна грозит стать критической, а вторая нанесет урон средней тяжести, если огненная волчица что-то не придумает. [атака среднего урона [псионика страха] атака критического урона [рука боли]; из-за особенностей расы климбатов, Цера может свести на нет одну из атак].
.
Можно подумать, что Тонатос, Дионас и Хорус обречены на скуку, вместо захватывающих ментальных пыток; но есть участь похуже, чем окунуться в царство кошмаров − оставаться в безрадостной реальности. Троица могла познать дуновение леденящей хребет жути, сковавшее суставы клейким цементом, когда на огонь Церы из болота всплыло оно. Около 15 метром роста, покрытое прочнейшей кристаллической броней; существо даже не ощущает стихийной атаки, с довольным бульканьем ловит когтистыми пальцами юркие язычки пламени. Боги и дент могут даже не заметить новых нимф, которые лезли из жижи, потому что их ждет следующее открытие: существо являлось трансдентом. Причем тем самым, еще не исправленным Демиургом, кажется оно угодило в Утробу еще до того, как верховный Создатель дал монстрам право стать чем-то большим. Чудовище поворачивает безглазую морду в сторону трио: медленно, похрустывая позвонками шеи; скрипучий хрип, зловонным красноватым облачком долетает до героев. Гигантские щупальца с оглушительным плеском извиваются под гладью топи, черное масло буквально кипит от  миллиарда потревоженных брызг. Неужели оно узнало родителей? Так или иначе, в груди существа вспыхивает ярко-алое зерно, кажется монстр решил заразить кого-то из команды...

http://forumuploads.ru/uploads/001a/f4/4a/25/639501.jpg
Сильные стороны: поразительно сильное физически существо, невосприимчиво к ментальным, стихийным и некромагическим атакам. Может разрушать энергетические пиктограммы при помощи щупалец; владеет специфической магией крови, позволяющей некоторое время управлять существами как марионетками, продвинутый аналог этой способности трансдентов.
Слабые стороны: не имеет других магических способностей, атакует только при помощи когтистых лап и тысячи длинных щупалец.
Оптимальная тактика боя: неизвестна.

Очередность постов:
(если кто-то в лоу, могут быть перестановки)
Дионас, Рагнар, Тонатос, Хорус, Цера

ПОСМОТРЕТЬ РЕЗУЛЬТАТЫ БРОСКОВ КУБИКА

[icon]https://i.imgur.com/EOsxtuum.jpg[/icon][nick]Всевидящий[/nick]

Отредактировано Мастер игры (24.12.2020 14:45:37)

+4

26

Бездушная утроба медленно, но очень уверенно именно сейчас ощутимо начинала действовать на Тонантос действительно удручающе: и дело ведь было вовсе не в мире, где звезда никогда не покажется из-за горизонте. И не в бесконечной веренице различного ментального воздействия, испытывающее на прочность души собравшихся здесь обреченных на смерть. И даже не в многообразии мрачного мира, что должен бы стать последним пристанищем-колыбелью для всякого угодившего воина. Все в целом и вместе - крохотные деструктивные обрывки хаоса, с которым Тонантос привык бороться столько, сколько себя помнит. И ведь это очень большой срок...

Все они, каждый, целиком и полностью столь легко поддавались суете, в которой не было никакого порядка, да даже намека на оный; их общие действия не имели логики, они опирались на столпы инстинктов - единственное, благодаря чему их команда, если так вообще можно было выразиться в данном случае, все еще оставалась в живых. Они топтались на месте, возились как кучка личинок, что суетно копошилась в омертвевшей плоти в поисках возможности отожрать как можно больше. Угодившие в яму совершенно забыли, что отсюда нужно выбираться любой ценой, податливо принимая все то, что подкидывала им утроба - так ведь быть не должно... Тонантос наполнялся злостью куда быстрее и увереннее, чем тела его соратников соблазнились на грех его любезной сестрицы - это чувство, в отличие от навязанной похоти, было действительно настоящим. В нем не было лжи, только искренность, и та легко, как острая чистая игла прямиков в вену, втыкалась в создание горделивого деоса со всей силы. Рычажок без стоп крана - кнопка "стоп" сломалась в тот момент, и с таким же влажным хрустом, как челюсть озабоченного трансдента. К слову о нем... Тонантос бросил быстрый хмурый взгляд в сторону, предпочитая ныне отслеживать дистанцию между собой и буйным детищем; ведь Тонантос не врет, и если воевода забудет о предупреждении деоса, обещание придется привести в немедленное исполнение. Кажется, утроба будет только рада очередному трупу в своей изящной песчаной братской могиле...

Гнилых дев становилось все больше и больше. По какой-то вполне объяснимой причине они все липли к его фэдэлесу, великому любителю шлюх, а мрачное чистилище было слишком любезным чтобы отказать провинившемуся в его последнем желании, разумеется по своему, с черным бантом преподнося свои дары. Земля под ногами вибрировала новой угрозой, на сей раз совсем иного характера, куда более... кхм... могущественного, чем все то, с чем Тонантос уже успел познакомиться в этой черной обители. О том, что нечто прорывается на свет и воздух, деосу подсказывала его разумная броня, предлагая отступить на несколько метров от предполагаемого места действия. Это было плохо - окружение буквально пыталось закопать цепляющихся за жизнь путников.
«Ты... хотя бы ты.» - мысленно воззвал Тонантос к своей сестре, цепляясь взглядом за божество любви как за последний островок надежды в этом урагане безумия. Разум Дионас был совсем недавно поврежден наваждением, и бессмертный не был уверен до конца, что богине удалось преодолеть напасть практически полностью своими силами. Ну же, опасность должна отрезвлять, жизнь учила деосов всегда ожидать ножа в спину. Аметистовые клочки энергии впились в тех блудниц, что вылезли из болота последними - как минимум это поможет ударить по ним точной атакой практически без шанса промаха, и Тонантос как раз собирался этим заняться...

Но не успел. Из черноты болота вылезло оно - бесформенное, но безусловно ненавистное нечто, что так явственно напоминало Тонантосу о главной ошибке его долгого прошлого. Энергетически тварь была весьма схожа с тем депрессивным блондинчиком, но любая попытка проникнуть в разум чудовища была обречена на провал. Тонантос щурился, но не от того что в алые глаза попал песок, а глядя на вылезшего из болота водяного - поделка, которую бросили не закончив начатое; явно работа совсем другого деоса. Ведь Тонантос всегда старался довести начатое до логичного конца... Может в этом причина? Разум твари не был надежно защищен, сколько деос не пытался это прощупать за крохотный промежуток отведенного времени, которого вполне хватило бы на любого другого врага, но здесь - ситуация иная, и божество в действительности просто не могло воздействовать на детище. «Эти твари, скорее всего, его игрушки...» - шепчет неслышно на древнем языке Тонантос той единственной, что поняла бы его сейчас больше чем кто либо, «-Заставить слушаться его, заставить слушаться их всех.»

Это могло оказаться очередной матрешкой: убиваешь одного - приходит второй, убиваешь второго - третий, растревоженный чужой смертью, тотчас явит себя незамедлительно. Тонантос, выставив пульсирующую энергией ладонь перед собой, не знал явный исход такого плана, но это могло оказаться куда более действенным, чем попросту лупить чудовище по всем конечностям в смиренном ожидании, пока тот отрастит их заново, а то и в два раза больше. И да, план, похожий на безумие: отрастить врагу мозг, но у деосов свой взгляд на некогда созданный их же руками мир. Прости, Отче... Вновь. Однажды Всевышний покарал их за проступок, но это место было явно слишком далеким и глубоким, сокрытым от взора Великого.


кубики

мем "че ваще происходит"

Использована на дев (5 из 8, если ГМ позволит, разумеется):

Антерлорел [Энергетическая школа, атакующая магия, I | I] - пентаграмма простого типа, заключающая в себе элемент энергии. Появляется по призыву хозяина под ногами противника и создает энергетические цепи, которые норовят опутать свою цель и лишить её малейшей способности двигаться. Такая пентаграмма очень полезна, если нужно кого-то быстро связать, поскольку помимо цепей она может создавать менее сильные, но достаточно крепкие веревки, чтобы призвать пентаграмму достаточно произнести её имя.

Использовано на вылезшее нечто:

Ментальная разведка [Ментальная магия, I | I] - если персонажу нужно «порыться» в голове другого, узнать информацию, прочитать мысли, то самое время применить ментальную разведку. Сила разведки зависит от умений и уровня персонажа, количество использования способности зависит только от уровня персонажа. Персонажу с десятым уровнем сил, за эпизод, можно использовать разведку десять раз.

Редактирование физиологии [Фундаментально, VI | VI] - владение организмом любого существа как целостным физическим сосудом, то есть управление температурой тела существа, его интеллектом, зрением, слухом. Деос может сделать существо калекой, если использует данную способность, к примеру, ослепить или парализовать навечно. За эпизод использовать способность можно один раз.

[icon]https://i.imgur.com/8RwEoOz.jpg[/icon]

+4

27

Пентаграмма сработала на светловолосой красавице, позволяя Дионас нанести удар Сетусом. Прекрасная дева так напоминавшая погибшую возлюбленную рассыпалась на кусочки и явила свой истинный облик. Вовсе не Ленора. В этих отвратительных пустышках ничего не было похожего на прекрасную богиню любви времен деосов. Лишь красивая обертка в виде ее личика. Теперь ей хотелось уничтожить мертвых дев еще больше за то, что они посмели осквернить образ ее милой Леноры. Посмели принять ее светлый облик. Мертвые гадины жутко вопили, что заставило Дионас поморщиться и прикрыть уши на мгновение. Только Утроба не сдавала обороты, создавая все больше проблем и мерзких пакостей их группе. Знакомая энергия оказалась действительно знакомой Дионас. Этот факт заставил ее позабыть о мерзких девицах, полностью уделяя свое внимание трансденту. Ей резко стало плевать на Рагнара и Церу, которым все еще предстояло противостоять мертвым девам.

Это был настоящий шок видеть это. Сейчас и здесь. Их общее детище, их дети и попытка доказать миру что-то. Трансденты в их истинной красоте. Не исправленные Демиургы. Какими она их и задумывала!  Без разума и "души", который не кичился бесполезными графскими титулами на своем вшивом Схаласдероне и не притворялся интеллигентным существом. Чудовище поворачивает свою голову к родителям, "приветствуя" их в этом забытом Всеотцом месте. Что же ты тут позабыл? Не можешь ответить?

- Как скажешь, - отвечает на древнем Дионас. Ведь у них нет иного выбора?

Они вновь будут создателями, которые сами творят очередную ошибку. Будут ли они наказаны или же Демиург совсем забыл об этом месте? Его кара не коснется их? Дионас совсем позабыла это чувство. Давно позабытое чувство собственного превосходства, пик вдохновения и желания создавать жизнь. Демиург исправил этих созданий по своему усмотрению, но теперь они собирались быть полноправными создателями и "исправить" чудовище. Дионас было честно жаль эту тварь, но иначе никак. Быть может ее сердце посещали странные чувства из-за родительских чувств в ней, которые она обрела во времена войны деосов. Родитель способен испытывать что-то нежное даже к чужому чаду. Безграничная опьяняющая похоть сменилась на  что-то совсем иное, но деос не могла винить в этом утробу. Такова была ее натура деоса. Дионас выставляет одну ладонь подобно Тонантос, применяя расовую способность изменения чужого организма. Ведь не зря Демиург подарил эту способность своим детям, даруя им власть над чужой жизнью. Ошибались ли они с Тонантосом вновь или наконец-то использовали дары Отца правильно? И все же это лучше, чем быть утянутым на дно этого темного болота и стать просто игрушкой для неразумного ребенка. Второй ладонью Дионас использовала свой артефакт, пытаясь научить чадо любви и симпатии к родителю. Не нужно было ни звать своих мертвых подружек, ни бурлить болото, ни пытаться заразить кого-то зерном. Тшшшш. Дионас даже опускает копье, показывая свои намерения. Нет нужны сражаться с создателем. Просто брось и утихомирь своих подружек.

Если же артефакт или их дар Демиурга не окажет эффекта, то скорее всего Дионас окажется первая под ударом. Легенды слагали о том, что первые трансденты были настолько сильными что даже смогли убить одного деоса еще до того момента, когда Демиург отобрал их силы. Байки. Дионас не могла бы принять то, что они могли обойти создателя. Только если эта тварь все это время не набирала здесь силы или не получала их от кого-то другого. Оставалось только надеяться на то, что совместные действия деосов произведут эффект и то, что Кайлан не побежит знакомиться с далекой родней.


[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/11/c1da37e927fe90ab893f4f68e726e4c1.png[/icon]
кубики

Способности

Совместно с Тонантос пытаемся подарить денту разум

Редактирование физиологии [Фундаментально, VI | VI] - владение организмом любого существа как целостным физическим сосудом, то есть управление температурой тела существа, его интеллектом, зрением, слухом. Деос может сделать существо калекой, если использует данную способность, к примеру, ослепить или парализовать навечно. За эпизод использовать способность можно один раз.

+ кинула вот это для вызова нежных чувств к Дио как к родной мамочке :3

Мара - Сережка так же способна очаровать других существ, заставляя их чувствовать влюбленность или же сильное возбуждение к Дионасу. Работает на существ ниже по уровню силы и может вызвать симпатию у равных. Работает по желанию Дионаса.

+3

28

- Неужели я тебе не нравлюсь, любовь моя?
- Ну, вообще-то не очень.
Чувствуя, как чей-то голос навязчиво блуждает по разуму, врываясь в и без того хаотичный порядок мыслей, Рагнар без промедления выпустил на арену собственного восприятия вездесущее альтер-эго, умолкшее с тех самых пор, как тело оказалось в этом месте. Ревностно охраняя чертоги сознания своего хозяина, горделивая Эдейра надменно взирала на нарушителя стабильного психического состояния, буквально поворачивая голову Рагнара в ту сторону, где у красавицы была отрублена рука.
- Я думала, тебе нравятся девушки без степени инвалидности, дорогой.
- Я и не говорил, что она мне по нраву.
- Тогда в глаза ей смотри. Позволишь кому-то влезть к тебе в голову? А так бахвалился своей хладнокровностью.

Недовольно цыкнув, антиквэрум вновь отскочил в сторону, словно бы мог подобным способом избавиться от сразу нескольких голосов в своей голове. Вторя греху деоса, благодаря которому явилась в этот мир, Эдейра разжигала костер отнюдь не противоречивых чувств, старательно взращивая в разуме Рагнара навязчивую идею о том, что его так тщательно оберегаемая свобода ныне в чужих руках. Это чувство, не умолкающее и при свете дневного солнца, было здесь накалено до красна – чужое воздействие на разум было сродни тореадору, машущему ярким полотном перед разъяренным быком. Злоба, кажущаяся обычно инструментом мешающим, ныне сыграла на руку, придав сил.

Установив ментальный блок и вздохнув отчасти свободно, Рагнар вновь взмахнул косой, но разрезал перед собой лишь воздух. Было бы куда проще, будь эти женщины не сильны физически, однако, они вновь и вновь ловко избегали атак, позволяя себе смеяться, и смех этот, раздражающий и бьющий по вискам, отдавался эхом в голове, несмотря на поставленную ментальную защиту.
В смертельном танце, обычно завораживающем, все было неправильным. Топча под собою оторванные конечности, нанося удар за ударом и блокируя адресованные ему атаки, Рагнар с трудом мог оценить то, что происходило вокруг. Лезвие его косы рубило руки, ноги, с противным скрежетом проходилось от плеча к бедру, но все никак не доставало до головы. Один лишь взмах, что сделал бы его смертоносной гильотиной, начинал казаться почти невозможным, но даже так порубленные тела хоть немного замедлялись, давая время на секундную передышку. К сожалению, их становилось все больше. Желание выбраться отсюда как можно быстрее крепло с непреодолимой силой, но здесь их задерживало буквально все вплоть до них самих, что пробуждало неправильные мысли, озвучиваемые серьезным голосом Эдейры.

- Уйдем отсюда. Нужно уходить. Это будет длиться бесконечно.
- Одному не получится. Нужны все.
- Нужно бежать и отбиваться уже от погони, а не стоять на каждом пункте.
- Заткнись. Как будто это просто.
Холод, повеявший со стороны, заставил обернуться, но лишь на краткий миг – он все ещё не отрубил всем бошки. Впрочем этого мига оказалось достаточно для того, чтобы запечатлеть навсегда в памяти невиданное прежде существо, смутно напоминающее трансдента. Босс уровня, на который они толком не заступили? Если подобное приветствует их уже на начальном этапе, что же будет дальше? Нельзя использовать все свои козыри сразу же, времени на восстановление может и не оказаться. С другой стороны, как иначе сражаться, когда на другой чаше весов может оказаться собственная жизнь?

Ментальный блок [Ментальная магия, I | I] - не позволяет другому менталисту или псионику как-либо воздействовать на существо, допустим, внушить что-то, загипнотизировать, раздобыть информацию и прочее. Если у существа есть подобная способность, то априори на его разуме стоит «контролер», защищающий от низких уровней опасности. Когда существо подвергается ментальной атаке, защита сообщает хозяину об опасности и тогда, хозяин ставит уже полноценный ментальный блок. Сила блока зависит от умений и уровня персонажа, количество блоков зависят только от уровня персонажа. Персонажу с десятым уровнем сил, за эпизод, можно поставить блок десять раз. Разумеется, способность не гарантирует абсолютную защиту, все зависит от случая, врага и мастерства персонажа. Если персонаж очень силен (12 уровень навыка и 10 уровень сил), то он может заблокировать пространство вокруг себя в радиусе одного километра, в таком случае, ни одна способность других менталистов или псиоников работать не будет, разумеется, это не относится к врагам такого же уровня и умения.

Глейпнир (+3). Коса с длинным древком и массивным лезвием, выглядящим так, будто бы его принялись накаливать, но так и не закончили. Имеет неровную форму и покрыто несколькими острыми шипами, с другой стороны от основного лезвия имеется ещё один небольшой шип, повторяющий изгибы лезвия. На конце древка присутствует маленькое, но острое лезвие, напоминающее по форме нож-сечку. Всю косу обвивает темная цепь, накаленная с конца. На древке золотыми буквами выгравировано истинное имя Рагнара. Цепью и косой антиквэрум может управлять одновременно.

Отредактировано Рагнар (10.01.2021 18:32:01)

+4