Всем привет и хорошего настроения! У нас очень много новостей за последний месяц. Мы, наконец, привели в порядок систему прокачки, а также ввели небольшие поправки в магазин. Были внесены изменения в раздел ролей (вакансий) проекта. Энтерос готовится к смене дизайна, будем рады финансовой помощи. И у нас теперь открыт приём попаданцев, а это значит только одно – ещё больший простор для фантазии! Читайте раздел «объявления».
Всем привет и вдохновения для личных и квестовых эпизодов! За прошедший месяц мы провели масштабную работу по оптимизации матчасти, были внесены значительные изменения в правила начисления кристаллов, открыта для игры ранее недоступная планета и многое другое. Следите за свежими новостями нашего проекта в соответствующем разделе – «Объявления».
Все игроки проекта могут как организовать собственный квест, так и вступить в любой квест, открытый для вступления новых участников, также имеется возможность вызвать мастера игры или прийти GM по заявке.
          




Складывалась любопытная ситуация, события развивались параллельно, что сильно походило на театральную пьесу, виденную когда-то Габриэлем и поставленную талантливым режиссером. Ори вела несколько разговоров, события в халифате развивались на несколько веток, а Сет.. Сет, похоже, тоже был чьей-то марионеткой, не слишком сообразительной, если уж на чистоту, либо чуял...
Сегодняшний день не отличался ровным счетом ничем от прочих дней. Саарсэзарин все так же коротала свои дни за исследованиями и изучениями артефактов. Девушка проводила большую часть времени «общаясь» с магическими предметами, и было мало индивидуумов, способных понять её страсть. Все просто считают её чокнутой. Конечно, лучше быть увлеченным пирушками и дурачеством , чем постигать азы...
Винсент сидел в небольшом пабе на краю такого же небольшого городка и не спешно пил вино. Место это было тихое, посетителей не так много, и к удивлению все посетители выглядели прилично, а не как обычно, как бывает в таких заведениях. Местные работяги, разных мастей и рас, большинство еще было занято на работах и потому паб был полупустым...


      
      

Для обычных рабочих позднее, а для чиновников и состоятельных людей раннее утро. Лавки и магазины открывают свои двери. Рабочие, торговцы и бизнесмены торопятся, спешат по своим делам. Некоторые городские дороги забиты самым...

Обстоятельства не всегда складываются, как планируешь изначально. Некоторых это бесит, других – раздражает, третьи вообще впадают в гнев. Саар же научилась принимать удары судьбы, стараясь обернуть все в пользу для себя, даже...

– Шеф, я подавал заявку на горячую точку в координирующий центр еще с месяц назад. Ребята там жопы рвут на орбитальной станции, а вы меня Квазимоду какую-то искать посылаете. – Во мне клокотала злость...







Once Upon a Time: MagicideВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
Книга АваросаВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоHabent sua fata libelliCode Geass
АрканумDISАйлейСайрон: Осколки всевластияАвторский мир классического фэнтези
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieDark Tale



LYL Мийрон
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » БЫЛЫЕ ПОВЕСТВОВАНИЯ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ » Рассвет веры


Рассвет веры

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://forumupload.ru/uploads/001a/67/f3/4/t82677.gif
https://img-fotki.yandex.ru/get/3311/47529448.d7/0_ccbde_a02ea8a6_orig.png
Доминион Схаласдерон | территория клана Леонэйм | [17.07.2940]
https://img-fotki.yandex.ru/get/6604/47529448.d7/0_ccbe6_2f625120_orig.png
Кайлан Лайонхарт | Ракшаса Райс
https://img-fotki.yandex.ru/get/9797/47529448.d7/0_ccbe1_6955ad2_orig.png
Солнце устало светить. Не стоит осуждения... поистине ужасно каждое утро наблюдать ужасы, творящиеся под покровом ночи, и лучше бы оно не вставало сегодня, укутавшись в перья пушистых облаков. Его безмятежная теплота никак не подходит к симфонии из клекота подельщиков и треска погребальных костров.
https://img-fotki.yandex.ru/get/2710/47529448.d7/0_ccbe7_a5ca5e90_orig.png Роль гейм мастера на Хэлл, система боя официальная.

+1

2

https://i.imgur.com/5QXKpItl.jpg

Часы перед рассветом – самые темные и сонные. Пропитанный ночной сыростью воз­дух ря­бил в жарком пламени догорающих костров. Искры неторопливо взлетали вверх, придавая зрелищу завораживающего уюта. Тяжелые, словно капли ароматного масла, сумерки мягко окутывали безмятежный лагерь. Магическая защита была выставлена с показательной небрежностью, воины не ожидали нападения, если не сказать больше – они не допускали даже мысли о подобном. Сонный часовой без тени энтузиазма разглядывал выступающий поляну лес, то и дело отвлекаясь на книгу в старом переплете.
.
По дорогому у убранству и сделанным на заказ доспехам не многочисленных бодрствующих солдат, было очевидно, что люди в этом лагере собрались не простые. Элитное вооружение, практичные, но в то же время дорогие вещи. Все как по методичке. Именно таким и должно быть временное пристанища гордых сынов древнего рода. Как будто лагерь активно хотел казаться простой стоянкой аристократа, решившего покататься в своих угодьях в компании свиты.
.
И лишь самый внимательный и опытный разбойник при виде сонной идиллии начал бы с тревогой морщить лоб, нервно прикуривая трубку. Знамена не реяли над шатрами. Лишь сплошные серые полотна. Зачем благородному господину скрывать принадлежность к своему роду? Знамя - его гордость. Символ былых побед. Среди знати скромность - дурной тон, поэтому данный мотив можно было отмести сразу. Боятся что на них нападут, завидев элементы принадлежности к представителям знати? Тогда почему не оделись проще?
.
Внимательность - залог выживания. Дьявол кроется именно в мелочах. Жаль, что отряд наемников, происходивший спящих аристократов числом примерно в два раза, не сумел рассмотреть предпосылки к грядущей беде. Нападающие решили положится на численное приемущество и эффект неожиданности, напав на спящий лагерь без основательной подготовки и хитрой стратегии...
Стратегическая информация:
.
Информация о войнах без знамен: численность [около пятидесяти], вооружение и подготовка [элитное | превосходная], занимаемая позиция и наличие укреплений [центр небольшой поляны, окруженная не густым подлеском | имеются защитные руны по периметру]
Численность наемников: численность [чуть больше сотни], вооружение и подготовка [разного уровня |разного уровня], занимаемая позиция и наличие укреплений [располагаются по кругу, рассредоточены |централизованной защиты и организации не имеют]

[icon]https://i.imgur.com/uh0YNhdm.jpg[/icon]

Отредактировано Мастер игры (22.10.20 10:35:34)

0

3

Война. Кажется она была всегда. Не было ничего раньше, не будет ничего после. Этот мир создан во имя отчаянной борьбы за выживание. Всё сущие будет стремится выживать любой ценой, топча и терзая на лоскуты слабых. “Естественный отбор” – с умным видом скажут ученые мужи. “Кровавая бойня” – печальным шепотом отзовется им умирающий в выгребной канаве солдат. И вовсе не смертные установили правила по которым, чтобы отстоять свое законное право наполнять легкие кислородом, нужно обязательно кого-то потеснить. Несправедливая, глупая игра. Ракшаса никогда не хотела в ней участвовать. Но она все еще жива. Все еще дышит. Все еще сжимает в руке рукоять сломанного меча. Райс часть игры с момента зачатия, и ей уготована роль рядовой пешки.
.
Девушка зажмурила глаза до боли. Пальцы дрожат, скользят по бледному лицу, размазывая грязь вперемешку с запекшейся кровью. Меня нет. Их всех нет. Пробудите меня от кошмара. Ресницы несмело распахиваются, вновь возвращая Ракшу в реальность. Синие глаза апатично смотрят вперед, ловя хаотичные картины жестокой резни. Её товарищи все еще сражались, но их жалкие потуги спастись были безжалостно разбиты о клинки воинов, которые не носили знамен. Этот заказ был обречен стать побоищем. Райс чувствовала это с того самого момента…
.
Незнакомец пришел в таверну неделю назад. Высокий, статный мужчина обладал повадками дьявола. Улыбчивое лицо скрывал капюшон, но даже окутанные вуалью полутьмы черты завораживали простых наемников. Он представился Хорусом. Юная Райс с замиранием сердца слушала, как блондин учтиво обрисовывает старшим товарищам детали заказа. Болезненно-деловой тон без единого эмоционального ударения поведал и о расположении сил противника и о вооружении. На руках у наемников оказались все карты; от них требовалось лишь напасть на лагерь одного из князей клана Леонэйм и заполучить голову аристократа. Плевое дело, если информация, полученная от источника, достоверна. Риск был большим и дабы усмирить недоверчивость исполнителей убийства, незнакомец рассыпал по столу драгоценности. Он выкупил их бдительность, обменяв здравомыслие на звонкую монету. Выгодное приобретение, если учесть чем все обернулось.
.
Хорус не соврал. Все данные им разведданные были достоверны до ненормальности. Каждый солдат, клинок, палатка, костер. Все находилась на своих местах. Наемники были уверены в своей победе, без страха проводя придуманный ими план в исполнение. Хреновый план, как оказалось. Они не учли разницу в подготовке, а численное преимущество, на которое они сделали ставку, стало лишь причиной, по которой изумрудная трава на лесной опушке чавкала от пролитой крови. Самонадеянность, алчность и печаль. Это трио воронами витало над побоищем. Боевой топор с хрустом проломил череп одному из нападавших, его бездыханное тело рухнуло в волоске от носа Ракши. Девушка вздрагивает когда на ее колени брызгает что-то теплое.
.
Вставать. Будь смелой. Нужно сражаться. Я следующая.
.
Мысли стаей испуганных бабочек заметались в голове, лишая брюнетку последней возможности отогнать тихо крадущуюся по ее душу панику. Наверное, она сошла с ума, раз вновь решила играть в жестокую игру под названием “Война”. Здесь, в окружении стонов умирающих и звона металла, солдаты превращаются в животных. Неправильно! Девушка ловко уворачивается от отпора и орудие смерти жадно вгрызается в землю. Бесстрастные глаза Война Без Знамен смотрят на Райс без тени сочувствия. Он только что раскроил череп человеку! Живому! У него была семья, друзья, мечты… а он убил его! Отнял жизнь у разумного существа и даже не удосужился ужаснуться от несправедливости содеянного преступления?! Почему тебе все равно?! Скорбь и бессилие внутри Ракши вспыхивают адским пламенем, ежесекундно готовым испепелить даже страх пред уродливым ликом смерти. Девушка кидается вперед, вонзая короткий осколок меча прямо в преступно равнодушный глаз врага. Лезвие вошло глубоко, остановили его только кости глазницы. Райс передергивают от ощущения того, как металл скребется о кости черепа. И все же… нервная улыбка мелькает на покрытых коркой крови губах. Теперь он запомнит. Запомнит эту битву и всех людей, которые погибли по его вине. Вспышка боли, ребра с суховатым хрустом ломаются от удара в грудину. Падение было бесконечным. Великолепная бесконечная секунда в невесомости. Перед взором мелькают кадры из фильма под названием "тебе конец".  Девушка знает, что ее незавидная участь погибнуть там, вместе со всеми, девушка осознает, что это чудовище вновь заносит топор, убивая её, на этот раз по-настоящему.
.
Ей было так страшно. Пальцы непослушно скользили по измазанной в крови рукояти. Тело выгибало в мучительных судорогах. Легкие со спазмом вбирали воздух, а вырывался он уже вперемешку с жалкими рыданиями. От липкого ужаса тело превратилось в ватный мешок, сердце молотом долбилось о треснутые ребра. Еще немного. Еще чуть-чуть... оно вырвется наружу и обретшей свободу птицей взмоет в небеса, оставив далеко позади кровавую баню. Райс было здесь не место. Она была не предназначена для борьбы и поэтому ей было суждено проиграть.

+3

4

Флагшток поскрипывал под напором набегающего ветра, то сгибаясь, то упруго возвращаясь обратно. С центра поляны, где его установил лично Хорус, было видно все поле боя. Сколько всего пришлось лицезреть однотонному серому знамени за это утро… Густой лесной подлесок, убаюкивающе покачивающиеся побеги трав, уютно болтающие у огня воины и отряд наемников подступающие к лагерю, надежно укрытые темнотой. Совсем скоро солнце затанцует на остриях мечей, знаменуя новый день красными цветом. Но сейчас стояла ночь, глухая безлунная ночь, продуваемая промозглым осенним ветром.

Он дал им все: планы, информацию, право первого хода; и единственное, что сумела изобразить кучка плебеев, именующая себя наемниками, – напасть всей кучей? Генерал был разочарован. Раздражение засело в нем занозой, доставляя дискомфорт на фундаментальном уровне. Резня не приносила ему достаточного удовлетворения, если соперники представляли из себя вопящую от ужаса кучу перепуганных трусов. А утолить жажду бойни было необходимо. Лайонхарт жаждал почувствовать как на острие меча замирают жизни, как мертвые тела похрустывают под поступью латных ботинок, а запах… что может быть слаще ужаса?

А в итоге он получил посредственное побоище. Хорус – воитель, а не мясник, резать жалобно блеющий скот для него скучнейшее из занятий. Хотите жить? Мучительно отправляться в холодные объятия смерти? Раздражение в мгновение ока превращается в ярость. ТАК СРАЖАЙТЕСЬ! Кровожадный рев заглушил звуки бушующего сражения, точно гром пред грозой. Запоздалая вспышка молнии: громадный воин в сияющих доспехах врывается в самую гущу битвы раскидывая и своих и чужих. Двуручный меч со свистом метался в воздухе, создавалось впечатление, что ужасающее оружие не весело даже грамма… так стремительно он разрезал на куски не успевших сориентироваться противников. Сочащиеся темной жижей куски тел с глухим звуком падали на землю. Вязкая кровь маслянной краской растекалась под ногами. Мало! Ему нужно было еще! Удар меча, наделенный сокрушительной силой, врезался в нагрудник одного из верных лейтенантов. Несчастный отлетел на несколько метров, а металл в руках у Хоруса недовольно зажужжал, встретив достойную преграду, которую не удалось рассечь.

Хорус, – смиренный голос воителя был еле слышен через стучащую в ушах кровь, – все кончено.

Ничего не кончено пока я не скажу!

Взяв подданного за горло, мужчина оторвал его от земли, тускло поблескивающие голубые глаза впились в лицо несчастного. Жертва не сопротивлялась, покорно повиснув в хватке хищника и ожидая своей незавидной участи. Хорус издал низкий рык, а затем в гневе швырнул подданного в сторону, точно ребенок надоевшую куклу. Огляделся. Все воины уже стояли на коленях, покорно опустив головы. Разумное действие, сейчас неудовлетворенная зверская натура Каллена была в поиске не убийства, а именно боя. Равного, не равного – разницы не было. Главным критерием было лишь то, что соперник должен быть в состоянии держать в руках меч, пока Лайонхарт будет одним чудовищным ударом разрубать его от горла до пупка. Не первый год сражающиеся под началом Хоруса солдаты на собственном печальном опыте знали, что все, кто осмелился держать оружие в присутствии обезумевшего от беспощадного варвара, отправятся на тот свет быстрее, чем успеют осознать в чем же они провинились.

Взгляду было не за что зацепится. Кругом или падшие или безвольные. Разочарование. Это чувство сложно спутать с чем-то иным, более поверхностным и проходящим. Постигнуть суть этого явления – не лучшее завершение робкой попытки разнообразить досуг. Клыки скрипнули друг о друга, лицо омрачила тень. Мужчина был уже готов выдохнуть горячий от ярости воздух из легких и проглотить свое разочарование, как вдруг его взор наткнулся на одну из наемниц. Хрупкая фигура стояла на другой стороне побоища, возведя глаза к окрашенным в цвета рассвета небесам.

Ничего не кончено.

Повторил мужчина, позволяя случайной улбке дотронутся до губ. Хищник видел жертву, глаза замерли на единственной, что все еще была на ногах. Жалкое зрелище: убогие кожаные доспехи, переломленный пополам тонкий разбойничий клинок и маска ужаса на искаженным от отчаяния лице. Соперник не достойный битвы с ним, но альтернатив Хорус не наблюдал. Хищник и жертва; расстояние между ними стало стремительно сокращаться под аккомпанемент лязга тяжелых доспехов. Воинский сапог еще глубже вдавливает в грязь тела павших и умирающих.

Здесь лежали и его верные войны, падшие от руки наледчиков, которых нанял их же владыка. Каллен почувствовал смутную тень философской меланхолии, предводителю всегда тяжко смотреть на гибель братьев по оружию. К этому невозможно привыкнуть. Можно лишь осознать, что за все нужно платить. В детстве мы верим, что это не так. Нам с улыбками на лицах лгут “за любовь и преданность не платят”, но это очередная ложь взрослых. Сложно винить их. Они ведь лишь хотят уберечь своих чад от жестокого мира, где за верность и честь платят жизнями. Рано или поздно, все познают простую истину бытия. Хорус расплатился за шанс сразится с едва стоящей на ногах девкой жизнями воинов из личной гвардии. Мужчина остановился в трех метрах от жертвы, на несколько секунд мазнул взглядом по стоящему на коленях подданному, по его шее и груди стекали густые потоки крови. Твоя работа? Ядовитый прищур вновь устремился на брюнетку, бдительно подмечая ошметки плоти на сломанном подобии меча.

Ты! – гулко рявкнул воин, обращаясь к девчонке, – сражайся, если хочешь жить!

+3

5

https://i.imgur.com/3tu8Ps6l.jpg
Начало дня знаменуется восходом Солнца. Сколько раз за жизнь можно стать свидетелем столь чарующего зрелища? Сотню? Тысячу? Десятки тысяч? Миллион? Рано или поздно, начинаешь воспринимать рассветы точно банальность, порой даже не смотришь на небо. Светящиеся негасимым пламенем синие глаза ловят расплескавшиеся на горизонте краски. Прохлада на веках, края картинки размываются. Прозрачные слезы катятся по щеками. Как же красиво. Ракша стояла и просто любовалась буйством красок, растекающихся по бездонному обсидиану небосвода, словно льющаяся из ее ран кровь. Неужели эта красота ее творение? Неужели чтобы создать нечто величественное нужно убить? Если так... она готова холодеть и дальше. Розовый, золотистый, лиловый, красный. Легкие наполнились разноцветными бабочками. Восхищение щекотало внутри, издеваясь над обреченной на гибель девушкой. Неужели это ее последний рассвет? Горечь несправедливости ощущалась на кончике языка. Или это была всего лишь кровь…
.
Тяжелые шаги раздавались за спиной, роковой дробью барабанов.
.
Бух-бух-бух. Сердце сейчас разорвется. Точно разорвется.
.
Тук-тук-тук.

.
Чудовищный воин подошел слишком близко, по спине пробегает холодок мрачного предчувствия; Ракшаса краем глаза видит гигантский силуэт, который выглядел еще более внушительным в красноватом свете; сердце замирает. Он не чудовище из сказок, не монстр и даже не дикий зверь: реальный, спокойный, уверенный в себе. Его сходство с человеком было ужаснее и не правильнее всего, что будет происходить дальше. Райс слышит его дыхание, чувствует запах. Странный, совершенно чужой, застоявшийся. Хотелось упасть на землю, закрыв уши руками и кричать до боли в горле, чтобы не слышать хлесткий приказ мужчины.
.
Сражаться?
.
Разве это бой?! Убийство. Монстр в облике воителя пришел казнить ее за то, что она посмела решиться на опасную вылазку. Как там она оправдывала сама себя по ночам? “Это будет резня во имя того, чтобы заработать достаточно денег и навсегда вырваться из карусели насилия”. Слова стали обязательной вечерней молитвой, Ракша повторяла их пока не забылась тревожным сном. Все же сложно убаюкать свою совесть. Чувство вины все равно терзало брюнетку, даже имея твердое осознание – это один ужасный поступок ради свободы; ради возможности больше никогда не брать в руки оружие. Неужели вселенная не осознает насколько жестокую кару она избрала для девочки, ищущей призрачное спасение на поле брани?
.
Но ничего не происходило. После приказа страшный жнец с человеческим ликом замер, будто чего-то от нее ждал. Райс отчаянно косится, не понимая, почему голова все еще покоится на плечах. Почему псих продолжает изображать из себя монумент на площади. Почему (черт возьми, черт возьми!) сверлит ее ожидающим взглядом… ощутимым каждой клеточкой измученного тела. Холод хищного взора сжигал остатки воли. “Он сожрет меня! Сожрет с потрохами!” Девушка не выдерживает. Отскакивает назад, отрываясь от неба. ТЫ?! Райс отчетливо ощущает, что внутри нее разбилось нечто хрупкое и миллионами осколков упало в бездну. Взгляд стал потерянным, не живым, обломок меча безвольно падает на землю. Это был тот самый мужчина! Заказчик, сулящий наемникам золотые горы за смерть пятидесяти аристократов… Невозможно. Неужели ей показалось.
.
Вы… вы… – замямлила девушка, поднимая трясущиеся руки, держась пальцами за виски. Потребность. Иначе голова разорвется от циничного ужаса действительности, – это были вы!
.
Осознание того, что она стала лишь пешкой в чей-то жестокой игре ледяной волной накатило на девушку. Не было у нее никакого шанса вырваться из засасывающего болота насилия. Спасательный круг, брошенный ей был сделан из камня; жестокая насмешка над отчаянно барахтающимся утопающим. Вторая волна ужаса накатила, когда Райс осмелилась взглянуть в мертвенно спокойные голубые осколки. Скучающее безразличие мужчины стало для нее болезненной пощечиной, брюнетка не выдерживает, вскакивает, истерично чередуя усмешки с всхлипами. Последняя волна ужаса заставила девушку прийти в себя. Он – чудовище! Монстр! А она… наивная идиотка, готова была проливать кровь, поверив в ослепительную ложь бессердечного ублюдка! Прилив сил вспыхнул зажженной спичкой, Ракша больше не плакала; рычание клокотало в глотке, еще чуть чуть и она бросится на мерзавца. Воин же неожиданно благосклонно улыбается, перехватывая меч поудобнее. Тварь! Райс бликом света устремляется в сторону врага, в ее руках как по волшебству оказываются смертоносные стилеты, которые до этого скрывались в складках одежды. Мужчина заслужил смерти. Заслужил! Он –  единственный, кто должен был погибнуть сегодня! Сноп золотых искр рассыпался полукругом; стилеты не могут пробить мощную броню. Ракша отскакивает, припадает к земле, следующий ее удар найдет свою цель…

Атака обречена на успех, мой граф!

Отредактировано Хэлл (22.10.20 10:32:59)

+3

6

Обреченные возводят взгляд к небесам, смущая стеклянными блюдцами глаз звезды, облака, закаты, рассветы.... Что за бредовая привычка? Бесполезная трата времени. Раздражающая глупостью попытка надышаться перед “неотвратимой” погибелью. Заблуждение большинства трусов. Обреченные сами делают себя таковыми; мало кто оспорит факт того, что сдавшиеся не смогут победить по определению. Хорус оторвал пристальный взор от дрожащей под порывами ласкового ветерка наемницы и погрузился в калейдоскоп света и тени. Не впечатлило. Спасение находится не в пестрой дали небосвода, оно кроется на кромке лезвия. Мир запоет тетивой только во время ожесточенного боя, неужели это так невозможно: сражается из последних сил, ощущая, как кости трещат от нечеловеческих усилий?

Противница продолжала игнорировать Кайлона. Неприлично затянувшиеся молчание тяготило всех. Лишь от Хоруса веяло спокойствием и уверенностью, как от баснословно дорогого меча, сделанного для короля Мира. Лайонхарт – символ самодостаточности; расписка на гербовой бумаге о том, что однажды тебе посчастливится прикоснуться к легенде давно ушедших времен. Темных времен. Бледно-голубые глаза тускло сверкнули отблеском прошедших столетия назад сражений. Воитель давно должен бы стать историей, оставшись лишь страшной, но грандиозной, тенью на листах пергамента. Однако, создавшие трансдентов боги обладали дурным чувствам юмора, дав своим обретшим сознание детям столетия на жизнь. Зачем? Неужели думали, что время сможет исправить их врожденную потребность в убийстве? Они рождены для ведения войн, жестокость вшита в разум на фундаментальном уровне.

Время – это не панацея, не шов, стягивающий края загнивающей от инфекции раны, не глоток забвения и свободы. Оно не заслоняет непробиваемой стеной от лютого голода, не исцеляет от сущности, а лишь дает начальным установкам затвердеть. Вечный хищник обремененный разумом обречен стать могилой для памяти. Время не меняет, оно вшивает в шрамы воспоминания, которые срастаются с кожей, пронизывают естество и разливаются по венам. Время не спасает и не губит, не щадит и не казнит, оно сжигает звёзды, плетёт дороги в никуда и швыряет на дно вечности, где разбиваешься о собственное отражение. Кайлан Леонхарт стал мрачным напоминанием о том, что обретение способности мыслить – далеко не показатель эволюции. Мрачный пережиток прошлого не находил места среди стремительно меняющегося мира. Однако… чем примитивнее чудовище, тем его сложнее уничтожить. От этого Хорус медленно сходил с ума, неспособный приспособится к новым правилам, практикуя древние методы развлечения, неприемлемые в современном мире. За спиной раздался тревожный шелест шепота подданных. Бурная реакция девчонки была им пока что непонятна.

Я, – лучше он озвучит все сам, так будет лучше, – вас нанял.

Фраза имела ошеломительный эффект. Наемница кинулась под ноги война, высекая из лат огненные вспышки искр. Хорус с наслаждением втягивает носом потрескивающий от напряжения воздух. Свет, бивший из-за спины огромной фигуры Кайлона, очерчивал чудовищно впечатляющий силуэт. Черное тело на белом фоне казалось едва ли не больше, чем было на самом деле. Тяжелая броня ничуть не уменьшала подвижности, но внушительность отбивала у любого соперника всякое желание сопротивляться. Девчонку уже ничего не пугало. Смятение свело ее с ума, формируясь в единый порыв праведной мести “причине всех ее горестей”. Мужчина поймал себя за тем, что снисходительная улыбка расцвела на его обычно бесстрастном лице. Он получил то что хотел – битву с действительно страстно желающим одержать победу соперником. Злобный оскал на лице девушки радовал черствое сердце хищника. Первый ход был сделан. Снова росчерк острых стилетов. На этот раз девчонка нацелилась на  глаза. От закованного в тяжелые латы воина сложно ожидать скорости и грации, но Лайонхарт с кошачьей ловкостью возвел неприступный щит, отражения мечом обе разящие иглы. Противница от неожиданности потеряла равновесие и неловко опрокинулась на спину… точнее она упала бы на землю, если бы воин не сомкнул пальцы на тонкой шее.

Умри.

Приказ, которого невозможно ослушаться. Хорус смотрит прямо ей в глаза, готовый запечатлеть в памяти то, как жизнь потухнет в синих озерах, как их навеки затянет смертная пелена. Потребность отнимать жизнь будет удовлетворена. Воитель играет в восхитительную игру воображения, завороженный разворачивающейся перед ним перспективой. Улыбается, кривя губы и обнажая оскал, всматривается в поглощающая пустоту черноты зрачков, он загнал несчастную жертву в угол – разодрал в клочья то, что бьётся безумствующим издыханием; пешка повержена, крепость взята и власть переходит в другие руки. Белые пряди волос неожиданно чужеродно касающиеся лица, ветер запутывает пряди плотных нитей, каскадом завесы ниспадающих и частично застилающих взор.

Господин.

Кубики

+1

7

https://i.imgur.com/8q8gyJ9l.jpg

Преданность понятие более ослепляющее, чем пресловутая любовь. Войны Кайлана были безоговорочно лояльны жестокому и порой эксцентричному господину. Но у всякого терпения есть рамки, даже владыкам мира не дозволительно делать все, что взбредет в затуманенный разум венценосных особ. Один из лейтенантов бесшумно преодолел расстояние разделяющего его с Хорусом. Твердая рука легла на плечо разгоряченного мужчины, ровный голос не нес в себе эмоционального подтекста.

Господин.

Ответом ему был раздраженный рык. Хорус нехотя оторвался от жертвы, агрессивно скидывая с себя чужую конечность [действие согласовано с игроком]. Лейтенант не отреагировал на провокацию, он не готовился к бою, и этому сражению никогда не бывать. Мужчина настойчиво выдернул наемницу из хватки воителя и отпихнул в сторону, где ее уже поджидали кандалы и рабские цепи [избежать пленения боем не получится, единственная возможная альтернатива – смерть]. Тем временем, между мужчинами возникло практически осязаемое напряжение. Они сверлили друг-друга взглядом, что типично для готовящихся к драке котов.

Вам стоило предупредить меня об этом, – он выразительно покосился на война с выбитым глазом, – это же была проверка боевой готовности? Неужели мой Владыка усомнился в искусности преданных ему воителей?

На коленях уже никто не стоял. Солдаты поднялись на ноги как ни в чем не бывало начиная заниматься своим делами, посчитав, что командиры сами разберутся. Всех пленных сковали блокирующими магию оковами и поместили на краю поляны, на другом же вскоре заплясал костер, пожирающий свежую плоть трупов, специфичный запах стремительно заполнил окружающее пространство. Всем раненым рабам худо-бедно оказали медицинскую помощь, хотя сами трансденты при помощи магии почти полностью избавилось от последствий резни. Хорусу предстоит непростой разговор со своим лейтенантом, в то время как Ракша может начинать смиряться с ролью вещи.

[icon]https://i.imgur.com/OVP2lOlm.png[/icon]

0

8

Сила. Райс никогда не могла похвастаться наличием данного эфемерного показателя могущества. Слабая во всех смыслах этого страшного слова, девушка могла лишь изредка любоваться помпезным сиянием мощи. Восхищение грело ее сердце, она не завидовала. Никогда не завидовала. Даже сейчас, когда ее отчаянная атака была задушена искусным соперником, когда горло стиснули так, что у нее не осталось возможности жалобно хрипеть. Открыть рот. Закрыть рот. Открыть… и так по кругу, обманывать себя имитацией дыхания, на самом деле уже не имея возможности насладиться доступом к кислороду. Она не может ничего изменить, но страха не было. Её судьба была в могучих руках полубога, великолепного в своей ярости. Ракша даже не дернулась. Не забилось быстрее замученное марафоном сердечко. В крови не прибавилось спасительного адреналина. Девушка была кристально чиста. Даже инстинкты тела молчали.
.
Хорус отнимет жалкую жизнь Райс. Имеет на это все мыслимые права, он же купил привилегию обезглавить наемницу сутки назад, брюнетка сама продала себя за горсть сверкающих монет. Как иронично: трусливая попытка к бегству обернулась прыжком со скалы. Ты этого заслуживаешь! Вся злость на равнодушие мужчины сменилась призрачной вуалью понимания. Зыбкое ощущение того, что мести заслуживают алчные мертвецы, готовые обменять совесть на звонкую монету звездочкой замерцала на границе сознания и смерти. Палач занес оружие возмездия. Хорус само совершенство. Огромный, грозный, необузданный. Чистая мощь. Сила, которой невозможно противостоять и которой невозможно не восхищаться. Может ей стоит гордиться, что наполненную лицемерием и двуличием жизнь прервет воин, а не карманник в потемках гетто, где она существовала с самого рождения? На самом деле, умирать не страшно когда ты этого заслуживаешь.
.
Суд состоялся негласно. Ракша стала сама себе судьей, присяжными и обвиняемой. Приговор привести в исполнение немедленно. Девушка без тени сожаления смотрит сквозь пелену белесых волос воина. Познай мой ад. Смотри в глаза. Пусть они станут твоим проклятием. Сердце уже не билось, мир замер на лезвии занесенного меча.
.
Бух-бух-бух…
.
Почему оно все еще бьется? Девушка не сразу осознала вмешательство третьего лица пока ее не кинули в сторону, словно мешок с картофелем. Боль от удара о землю не ощущалась как что-то хоть каплю ужасное. Так вот что чувствует висельник, у которого оборвалась веревка. Нервный смешок срывается с губ наемницы, ее трясло так, словно она всю свою жизнь провела во льдах. Цепь на шее, скованные за спиной руки… так счастлива девушка не была бы даже если бы ее в обычный день нарядили в золотые украшения! Жива. Она все еще жива! Она досмотрит самый прекрасный рассвет во вселенной. Брюнетка послушно растянулась, позволив шелку изумрудных травинок щекотать украшенное подозрительно натянутой улыбкой лицо. Райс не было дела до стонущих то тут то там раненых… ее интересовали ощущения: обоняние, слух, зрение, даже тупая ноющая боль в ребрах. Каждая мелочь ощущалась как-то особенно чарующе.
.
За что, милорд? – Ракша апатично наблюдала за неторопливым движением туч, – еще раз со смертью я смириться не смогу.
.
Райс надеялась на то, что Хорус подарит ей смерть. В вездесущем чувстве усталости, ненависти и тотальной безысходности, которое поглощает с головой и топит, уже нет разницы, будешь ли ты жить или нет. Окончательная смерть впервые рассматривается как выход. Как единственно возможный вариант спасения от своих демонов. Ракша могла сбежать от совести, страха, жестокости, слабости. И не будет мыслей на тему того, что тем, кому на нее не было плевать, от этого станет хуже. В этот момент на чужое мнение и на чужие чувства становится абсолютно плевать. Как минимум просто потому, что не они живут эту дерьмовую жизнь. Не они каждый день борются с жестокостью Мира, сами при этом становясь ничем не лучше. Девушке невыносимо было ощущать себя неотъемлемой частью мельницы, перемалывают людей в кровавый фарш. И она уже готова была принять незавидную участь! Это было бы милосердно… но сейчас это небо, эта трава, этот запах разнотравья. Напомнили ей как прекрасна ужасная жизнь.
.
Эй ты! Райс! – шепот был громким, было не ясно зачем вообще было шипеть, если их могли услышать почти все пленники? – живая? Не хило он тебя, да… вот же псих, натравил убийц на собственный отряд!
.
Брюнетка болезненно морщится, приподнимаясь, нехотя возвращаясь в жестокую реальность. Их осталось так мало… едва живые наемники сидели там, куда их побросали трансденты. Эйфория от того, что их тела сейчас не скидывают в погребальный костер все еще перевешивала страх плена. Для чего они аристократам? Оставалось тешиться робкой надеждой, что для работы. Все остальные варианты были ничуть не лучше смерти в бою.
.
Он не безумен, – через значительное время раздумий гулко отозвалась девушка, – и это ужаснее всего.

+1

9

Победа имеет пьянящее послевкусие. Мимолетный оттенок всемогущества на кончике языка стоял всего; крови, жизней, слез. Секунда эйфории за океаны страданий. Мужчина с жадностью прижимался губами к прохладной чаше с горьким нектаром, глотая премерзкую отраву… и все ради призрачного богоподобного “после”. Честный обмен, Хорус шел на сделку с жалкими остатками человечности с упорством более свойственному безумцам вновь и вновь, погружаясь в пучины беспросветной бархатистой тьмы. Его некогда увенчанный сиянием славы силуэт почернел и покрылся копотью погребальных костров, а черты его окропило красным, демоническим свечением. Великий воевода из рода Леонхарт. Ужас. Смерть. Горе. Его величие мутировало, исказилось, потрескалось итогам метаморфозов стала громогласная слава кровавого тирана. Много лет тому назад чудовище покоящейся в глубине грозного воителя расправило крылья. И после очередной выигранной битвы что-то внутри него начало отмирать. Пока ещё почти незаметно. Пока ещё всё это воспринималось как попытка бороться, держать планку, не пачкать в грязи потаенных прихотей гордо реющее знамя с застывшим в немом реве львом. Тогда еще он пытался притвориться, что ему есть дело до громогласных речей глашатаев и песен бардов. Искусно лгал, что находит богатство притягательным. Кайлан обманул даже себя, упорно делая из себя золотого идола. И ему поклонялись. Воины, горожане, даже враги. Все оставляли свои жертвы перед величественным алтарем рукотворного божества в доспехах из сияющего лицемерия.

А что же Хорус? Восхищение вызывало в нем скуку. Воевода приносил победу клану не из верности, ему было плевать на исход бойни, главное – забыться в кровавой бани, утапливая лезвие двуручного клинка в теплой плоти. Говорить о своих  нездоровых пристрастиях вслух было неприемлемо, лучше молчать, отведя тусклые глаза в сторону. Правильно говорят, восхищение самое далекое от понимания явление. Ни один из фанатично преданных воинов не мог даже близко постичь переменчивую натуру Хоруса, списывая все отчаянные попытки воеводы утолить взламывающий кости голод на тихо крадущуюся к увенчанной славой голове безумие. Однако, не всех можно было обмануть апатичным бездействием. Приближенные лейтенанты, прошедшие с воителем множество испытаний с горестью в сердце принимали факт того, что их золотой идол всего лишь плод воображения.

Тяжелая рука сжала доспехи с такой силой, что пластины недовольно заскрежетали друг о друга, находясь на грани того, чтобы начать деформироваться. Еле ощутимый разряд тока отрезвляющей пощечиной пробежался по каждой клеточки могучего тела воеводы. Рука, сжимающая громадный двуручный меч даже не дрогнула, лишь в одержимом убийством взгляде на краткий миг мелькает искра раздражения. Лейтенант всегда слишком много себе позволял. Жалкий червь! Ярость всего на миг скручивает легкие, но этого мига хватило, чтобы на груди лейтенанта расцвела глубокая рана. Меч Хоруса с хирургическим мастерством   Игра закончилась. Проверка его рассек магические латы и кожу под ними. Но его подданный даже не дернулся. Не убрал руку, ни вскрикнул, лишь продолжал со спокойной преданностью во взгляде вынимать из воеводы душу.  Блондин скривил губы в полуулыбке, проверка самообладания завершилась успешно. Пес знает свое место и не скалит клыки на хозяина. Тогда зачем он здесь? Хорус терпеливо выслушал мужчину, награждая его за безукоризненное доверие почти благодушной теплотой во взгляде.

Я не сомневался в тебе, брат мой.

Ответ был лаконичным. Как и обычно. Хорус не будет оправдываться даже перед единственным существом, диалог с которым не вгонял его в смертельную скуку. Лейтенант опустил взор, он интерпретировал фразу по-своему и, насколько мог судить воевода, крайне благосклонно. Хорус был не против того, что у него забрали мученицу-наемницу, за время краткой беседы с подчиненным он вовсе забыл про чахлое тельце, зависшее в десятках сантиметрах от земли и в волоске от смерти. Кайлан устало втянул легкими воздух. Выдохнул. Бросая последний взгляд на брюнетку, сбившуюся в калачик на темной от крови траве. На миг их взгляды пересекаются. Столкновение одиночества и страха. Въевшаяся в сердце привычка покорно следовать жестким правилам жизни и потребность сдерживать свою натуру. Привычка растравлять свои раны, чтобы черпать мотивацию жить из неумолимой боли. Хорус отворачивается, следуя по следам своего лейтенанта в глубь лагеря. А ведь они и не так различаются, если подумать. На них обоих давным-давно надели оковы, но Хорус благороден. Он подарит безымянному клубочку ничтожности и страха сломать путы. Почему? Воевода с неугасимой печалью в сердце бросил взгляд на флаги с гордыми львами, которые заменяли серые полотна. Потому что моя собственная цепь несокрушима.

+1

10

https://i.imgur.com/KddmM6vl.jpg

Астарот был рядом с Хорусом преступно долго; его идол был жестоким, неукротимым и глубоко несчастным призраком прошлого. Лейтенант должен был, обязан разочароваться в воителе, одарив Кайлана волной холодного презрения. Но как? Как можно оставаться равнодушным в присутствии величайшего из полководцев клана Леонэйм?! Воин болезненно обожал каждую волосинку, боготворил каждый вдох, восхищался воеводой до парадоксального сумасшествия. Одержимый демоном праведник гибнет в праведности своей. Мужчина принял гнев владыки со стойкостью достойной уважения. Всего лишь жгучая боль. Она опаляет слабую плоть и разбиваются о неуязвимую душу. Агония мимолетно, уважения Хоруса бесценно. Для могущественного трансдента вытерпеть муки – сущий пустяк. Через пару часов плоть восстановится и под отреставрированными пластинами металла образуется новый шрам. Один из тех, которые Атарот носит с неподдельной гордостью. Свидетельство его бесстрашия, несгибаемой воли, покорности, доверия. Лейтенант заметил как потеплел взгляд хозяина… выжил. Он опять не расплатился жизнью за дерзость. Разве тиран способен на милосердие к строптивым упрямцам вроде него?

Я не сомневался в тебе, брат мой.

Слова вызвали у Астарота многократно более яркую отдачу, чем страшное ранение. От сказанных слов сладко защемило сердце, тепло волнами разливалось по груди, растапливая циничные льды здравомыслия. Хорус никогда не называл его лейтенантом или слугой. Только братом. Всегда. Словно равного себе, хотя как простой воин мог сравниться с этим полубожеством? Лейтенант еще ниже склонил голову. Если бы не пристальные взгляды военнопленных, он преклонил бы колени, еще раз указывая господину на невероятный уровень лояльности. Раз Хорус решил устроить им проверку, значит так было нужно. Необходимо. Иначе быть не может. Воеводы ни за что бы не подверг верных людей беспричинному риску, а убитые… сами виноваты что не сумели достойно встретить гнев повелителя.

Моя жизнь принадлежит вам, Владыка.

Фразу многие могли посчитать напыщенной, но он любил произносить эти искренние слова. Больше он не знал способов выразить отношение к своему командующему. Только так, да еще уничтожая врагов с его именем на устах. Однажды он надеялся умереть, произнося его имя.

Для Хэлл [начинается веселье, проспонсировано Хорусом и его беспощадным благодушием] Окружение девочки почти никак не поменялось. Ожившие наемники жались ближе друг к другу, обсуждая вполголоса насущные темы. Основными темами разговора стали не варианты побега. Несчастные и не думали помышлять об этом когда на поляну начали приносить трупы тех, кто пытался сбежать, отрубали трусам и дезертирам головы и насаживали на пики. Одно из личных правил Кайлана Лайонхарта: бежавшие с поля брани заслуживают смерти. Обычно их вешали, но сейчас… сейчас воины были слишком обескуражены внезапной атакой, чтобы развлекать себя красочной казнью.

Ублюдки.

Шипит девушка по правую сторону от Ракшы, когда один из псов Хоруса отсек очередную голову дико вопящего парнишки. Он был похож на мясника, потрошащего протухшую рыбу… дьявольское семя, из какого пекла выползли солдаты с гордыми львами на знаменах? Спокойствие продлилось не долго. Когда с казнями и головами на пиках было покончено, жестокие взоры обратились к живым. Астарот вышел вперед, оставив Хоруса расслабленно восседать на троне. Тошнотворная военная выправка и заученные слова:

Преступники, обратившие клинки против благородного воеводы клана Леонэйм, за свои преступления вы пожертвуете свою свободу Хорусу в знак раскаяния, – мужчина выразительно замолчал, за его спиной красовались десятки копий с отрубленными головами, – или подарите ему свою голову.

Внезапно мужчина перевел взгляд на Ракшасу и изобразил эмоцию похожую на брезгливость. Внимание не предвещает ничего хорошего, тем более когда лейтенант Лайонхарта обращается непосредственно к тебе.

Но! – Астарот вонзил в землю свой меч, – если кто-то из вас, черви, не согласен с приговором… можете настаивать на суде поединком.

Пояснение [суд поединком давняя традиция воинов лояльных Хорусу. Каждый кто считает, что его приговор был несправедлив, может вызвать на бой того, кто его огласил. Противники выбирают себе любое оружие и на них надевают специальные браслеты блокирующие любую магию. То есть, Ракша будет вынуждена сражаться именно с Маркусом. Бои идет не до первой крови или слезок, прав будет тот, кто останется жив]

[icon]https://i.imgur.com/OVP2lOlm.png[/icon]

+1

11

Однажды ты поймешь что такое боль. Осознаешь, что она незримыми глазу смертных фантомами рассеивается промеж рёбер и скрывается в каждом позвонке, –  суставы, сосуды, нервы. Будут они с периодичностью повторяться, –  усиливать восприятие, стираются ткани, стирается кожа, –  мозоли, рубцы, синяки, –  старые шрамы, новые шрамы извечным останутся клеймом; новые линии острия ножа – новые раны, ей бы по венам выпустить ток, –  разряд на двести двадцать и до последнего удара сердца, –  где, что, откуда?, –  где она буду, когда не станет?, –  где она есть, когда её уже нет? Негасимые голубые глаза обрамляет прохладная вода кристальных слез. Ракша оплакивает не свою жизнь, не потерянную свободу и даже не павших в бою товарищей. Ей было больно от непоколебимого равнодушия. Солнце не скрылось за тучами, птице не перестали беззаботно щебетать и даже ветер все так же ласково играл с шелковыми полотнами знамен… львы на них танцевали. Танцевали победный танец. Девушка не смотрит в сторону где раздаются отрывистый стук топора. Тук. Тук. Тук…
.
Тук.
.
Каждый удар знаменовал шелест травы: катится отрубленная голова. Почему Райс еще сохраняет здравомыслие? Почему не воет в унисон тем, кого тащат на плаху? Ее голова была забита мусорным мыслями, отвлекающими от скорби. Тот мужчина, который ее спас. Зачем? Почему Хорус не убил его за дерзость? Почему они оба остались живы? Что за ад творится в его голове? Взгляд голубых глаз обжег ее вновь: спокойные озера печали, с нависшими над ними грозовыми облаками. Серые искры предвестников бури…  почему у всех мерзавцев красивые глаза? Ракша моргает, и за миг пока ее веки были закрыты, Леонхарт потерял к ней интерес, о чем-то перешептываясь с лейтенантом. Девушка внезапно ощутила едва уловимый укол ревности. Брюнетка стыдливо обнимает колени, тряся головой, словно промокшая псина, стараясь избавится даже от намеков странного чувства. Его внимание ее убьет. Но она же не против, так? Чего же ты хочешь Райс… жить или иметь возможность тонуть в ледяной бездне, захлебываясь ее осколками?
.
Чистилище обрело облик на залитой кровью солнцем поляне. Райс не думала о будущем, что казалось бесформенной, не различимой массой. Сгустком воскресших надежд и крохотных шансов, похожих на прозрачную пыль. У нее была единственная возможность в жизни убежать от судьбы, сделать невозможное – убить Кайлона Лайонхарта и его свиту. И получить монеты залитые свежей кровью. Обменять богатство на безоблачное “завтра”. Завтра, наступило. И она оказалась на цепи, лишенная последнего, что имела – свободы. Невероятно, как же легко можно лишится своих шансов на счастье, растерять в нескончаемой пляске наступления и бегства, сопротивления и подчинения. Райс. Это значило рассвет. Символично, что именно он стал спутником начала конца.
.
Зычный голос лейтенанта Львиного воеводы заставил всех пленников испуганно поднять головы и настороженно устремить взоры в сторону говорящего. Его слова подтвердили опасение наемников. Теперь они не более чем вещи. Единственное, что поможет избежать пожизненного рабства – смерть. Надежда давно оставила Ракшу, но… воткнутый в землю меч. Прямой взгляд брюнета ей прямо в глаза. Суд поединком. В голове проносятся обрывки сплетен, услышанных от других, более опытных искателей приключений: “варвары рубят друг-друга на куски и тот кто останется на ногах и будет иметь право считать себя правым”. Но при чем тут она? Смятение окутывает гибкими побегами дикого гороха, расцветая миниатюрными цветочками надежды. Она все еще может… выжить. Всего одно рукотворное чудо. Всего одно и она сможет посмотреть все рассветы мира. Одна победа и Хорус исчезнет, как призрак кошмарного сновидения. Всего одно чудо! Так много и так мало.
.
Колени распрямляются. Что? Девушка кажется не контролирует тело, оно само борется, цепляется за жизнь, не позволяет слабому разуму смириться. Наступила тишина. Идеальная, словно в гробу. Райс ничего не сказала. Не бросила вызов не произнесла страстную речь о свободе и справедливости… она лишь взглядом указала на копье, что было в руках у ближайшего трансдента. Ракша не любила убивать, особенно вот так. Словно она была частью какого-то порочного ритуала в честь злого бога. В честь Хоруса. Синие глаза робко ищут за спиной Астерата взгляд Львиного воеводы. Он сидит и смотрит прямо на нее и… улыбается. Так грустно. Словно ему жаль. Или это так причудливо падает на лицо мужчины тень? Печаль была не в мимики, почти прозрачные бледно-голубые глаза потемнели в преддверии грядущей скорби.
.
О чем тоскуют львы? О чем плачут тираны? Как воин живет дальше после того как по приказу генерала устраивает резню в городе? Ответы на эти вопросы можно найти в темно-синем лесу, в глубине зрачков… где мерещились страшные тени заточенного в темницу безразличия горячего сердца. Девушка больше не посмотрит на мужчину до конца битвы, ей хочется верить в то, что он готов оплакать ее ничтожную жизнь. Глупая эгоистичная малышка. Лев никогда не проронит слез по раздавленной когтистой лапой бабочке.

Отредактировано Хэлл (30.10.20 11:29:08)

+1

12

Спокойный взгляд, отмеченный печатью ледяного гнева, застыл на наемнице. А в голове звучал приказ господина… страшный приказ. Астарот обязан был исполнить его в точности. Педантично. Беспрекословно. Лейтенанта не пугала ни смерть, ни боль, но одного только предположения о том, что своим неподчинением он способен сделать что-то неугодное повелителю, заставило его испытать неподдельный ужас. Хорус был не жесток, но до кошмарного справедлив. По крайней мере в глазах своего ручного пса. Мужчина примет несправедливые пытки, точно праведную кару. Истинный грех – разочаровать кровавое божество. Что может быть страшнее этого? Муки? Агония? Что за бред... Только пелена разочарования в тусклом взгляде повелителя имела весомый смысл, лишь Хорус был его смыслом существования. Путы братства и трогательной воинской верности, тесно и навсегда связала воеводу и первого лейтенанта. По губам Астарота скользнула улыбка. Он вспомнил, вспомнил многое. Как он мальчишкой вступил в ряды войска клана и увидел гиганта в сияющей броне. Тогда Хорус казался недосягаемым божеством.

Их история полна совместных побед, потерь и сражений. Их вечная мельница молола не муку: кости, судьбы, плоть, целые народы… Астарот готов был ради Кайлана на все; любой приказ воеводы исполнялся, точно по волшебству. И верность была вознаграждена. Хорус приблизил его, позволил насладиться суровой правдой величия бок о бок с собой. Называл братом… точно Астарот действительно способен приблизится по уровню к воителю. Дыхание перехватило. Он вновь вспомнил, как впервые ощутил себя в растерянности на краю пропасти, смотрел в глубокую трещину между ними – оскал разрубленной, содрогнувшейся земли – и вот он падает во тьму на мгновения касаясь кончиками пальцев руки владыки. Господин не будет падать с ним. Лишь проводит благодушным взглядом бледно-голубых глаз до самого дна бесконечности. Опасно верить их тусклому блеску, подобному умирающим звёздам. Опасно пытаться разгадать мотивы древнего разума и не увязнуть, не растаять в сознании Кайлана Лайонхарта, не стать тенью несгибаемой воли воеводы.

Мужчина встрепенулся, вынул меч. В земле осталась зияющая рана. Она затянется скоро, после первого порыва ветра, как жаль, что шрамы в глубине души Астарота будут кровоточить до момента смерти. Наемница приняла вызов, выбрав в оружие копье. Любопытно. Трансдент кивает, меняя стойку. Мышцы в тонусе, внимание заострилось, оружие стало продолжение руки. Брюнет не раз принимал вызов обреченных, как глашатаю Хоруса, ему по было суждено биться во имя исполнения воли повелителя. И в основном в жертвы ему доставалась те, кем лев не сильно интересовался. Воитель ему доверял, но если мужчина проиграл хоть раз, то позор навсегда бы запятнал память о нем. В горле застрял ком, сегодня все будет по-другому. Все будет не так.

Битва началась как только на запястьях противников с металлическим лязгом сомкнулись браслеты, лишившие их возможности творить магию. Астерот движется быстрее вспышки. Атака произошла между двумя ударами сердца соперницы: стремительная, напористая, беспощадная. Рашкша могла лишь частично парировать натиск, копьем отведя железное жало от горла ниже к ногам. Клинок звонко запел, злобно выплевывая несколько искр, а затем затих, вгрызаясь в плоть на бедре. Кровь густым брусничным джемом разукрасила лезвие. Это еще не все! Рука лейтенанта стремительно согнулась в локте, меч повиновался и принял позицию приготовившего к броску змея. Как только девчонка двинется он нападет, целясь ей в солнечное сплетение острием. Если Райс не увернется то ее распорют на две части одним умелым ударом.

[icon]https://i.imgur.com/OflYKnkm.png[/icon][nick]Астерот[/nick][status]пёс[/status]

+1

13

Все идет по кругу, чертово колесо крутиться, крутится, крутится… возвращает на одну и ту же судьбоносную точку: убей или будь убита. Разве не поэтому она вообще оказалась здесь? Решила убивать ради освобождения? Кажется так она себе сказала в тот момент. А сейчас ситуация более понятна и более безвыходна. Умрет один из них. Иных исходов быть не может; оба участника понимали ужас и прелесть ситуации. “Обреченный на смерть приветствует тебя!” Древнее и несколько напыщенное приветствие гладиаторов прозвучало бы из уст соперников невообразимо уместно. Но они промолчали, не желая даже смотреть друг на друга.
.
Браслет выразительно щелкнул. Ракша непроизвольно усмехнулась, не понимая зачем он ей, оборотни не способны творить магию, кому как ни великим и могучим воинам Лайонхарта знать это. Нервная улыбка неуместно освещает мрачное лицо Ракши, но девушка не успевает вдоволь посмаковать крупицу злорадства; Астерот налетел на ее, как ураган, ощетинившийся мелькающим острием меча. Парирование удара было чем-то инстинктивным. Металлическое древко копья прерывает стремительный полет нацеленного в шею клинка, который как по рельсам съехал вниз, пока не достиг цели: ногу обожгло острой болью далеко не сразу, а вот мышцы пришли в негодность практически мгновенно. Подвижность снизилась многократно; Райс надо было закричать, выругаться, так станет легче… но дикий ужас держал рот немым получше любого кляпа. Аккомпанементом бойни служил лязг оружия. Даже шумное дыхание и размеренные удары обреченных сердец терялись в первозданно прекрасной оде кровожадности.
.
Колесо завершило свой круг. Ракша неловко преклонила колено, неотрывно держа острие копья наготове. Если Астарот был готовым к нападению змеем, то Райс стала как минимум скорпионом и ее жало разило без промаха. Она знала, что пробить тяжелый доспех мечом затруднительно, лишь по счастливой случайности брюнетка подметила с нового ракурса, что между пластинами наплечников существует крошечный зазор. Думать времени не было; взмах ресниц и острее копья врезалось в плоть, постигнув костей и сухожилий плечевого сустава. Отвратительный хруст резанул острый слух оборотня. Ракша морщится, возвращая дистанцию и уже оттуда наблюдая как одна рука мужчины безвольно обвисла. Ликование не пришло в истерзанное сознание. Нет ничего достойного даже мимолетной гордости в том, чтобы рвать друг друга на лоскуты, словно взбесившиеся от голода дворняги.
.
Чудовище. Астарот был рожден чтобы вселять в девушку крошащий душу ужас; соперник не просто не сбавил обороты, он как будто готов был принести необходимую жертву. Рука ему не нужна, он может победить и вовсе без применения конечностей. Убьет одним взглядом! Вынет волю и перемелет в труху метким словом. Стоит пожурить Райс за наивность… невероятно глупо полагать, что опытный воитель отступит после первой раны. Расплатой стала боль. Ракшу и раньше били, избивали, шпыняли. Но она не могла и представить, что пинок в челюсть может стать новой ступенью агонии в личном списке страданий. На секунду сознание отключилось, прихватив с собой слух, зрение и сенсорику; пару секунд ласковой темноты стали лучшим, что произошло с брюнеткой за всю ее жизнь. Реальность встретила ее запахом земли, теплотой во рту… больно. Это все. Все что мог понять примитивный смертный мозг. Челюсть была вывернута, выбита из сустава с левой стороны. Единственное что удерживало ее от того, чтобы отвалиться – мышцы и частично лопнувшая кожа. Райс чисто механически предпринимает попытку выплюнуть сгусток крови вместе с выбитыми зубами, но не может даже шевельнуть губами… ошметки десны вместе с жемчужно-белыми резцами уныло стекли из открытого рта.
.
Если тебя бьют, а ты – кусай!
.
Когда-то мать так шутила, намекая Ракше на ее природную натуру. Блестящие на земле зубы внезапно напомнили юной наемнице об этом. Укусить. Сомкнуть клыки на горле и не отпускать пока не перестанет дергаться. Зверь просыпался только когда человек в Райс умирал. Он сдался, бесполезный кусок чувств и навязанных обществом установок. Дикая часть была иной, умела играть в кровавые игры, умела выживать, побеждать, убивать. Девушка замерла. Выразительно медленно поднесла руку к лицу… хруст. Он заставил зрителей непроизвольно вздрогнуть. Челюсть была вправлена, ускоренная регенерация быстро восстанавливала порванные жилы. Противник стоял неподвижно. Глупец. Когда умирают лучшие, их место занимают худшие. Превращение произошло почти мгновенно, тело гигантской псины порвало сковывающие тряпки. Животное сверкнуло алыми глазами и без единого предостерегающего рыка кинулось в атаку, повалив Астарота на лопатки, отрывая от костей куски мяса вместе с режущими десна частями доспеха. Плевать на бой! Отчаянное желание жить обратило в руины естество девушки. Кусать. Терзать. Сожрать.
.
И на границе едва слышно рыдала, погребенная под гнетом несправедливой жестокости, человечность.

кубики

+1

14

Любая зависимость пагубна; не обманывайте себя фразой “брошу когда захочу”. Не захочешь. И не бросишь. Она не отпустит. Будет точить изнутри трупным червём, микроскопическими бритвенными зубками методично выедая неповторимые черты личности; ты становишься безвольной куклой, захваченной разрушительной привычкой. И вы будете подыхать от   э й ф о р и и   ни с чем не сравнимого рабства... с улыбкой и слезами на глазах. Добровольный плен – самое печальное явление в подлунном мире, по крайней мере, так считал Хорус. И это он видел в тошнотворно преданном взгляде лейтенанта, готового ради него на все. Тяжелый вздох сопроводил едва уловимое движение рукой. Приказ подойти ближе. Астарот повиновался, с интересом вглядываясь господину в глаза, стараясь угадать смысл мрачной тени, нависшей над воеводой.

Я хочу чтобы ты кое-что для меня сделал.

Голос прозвучал отстраненно, серость его звучания отдавала пеплом на языке и разжигала искорки тревоги в сердце Лейтенанта. Такой тон не предвещал ничего хорошего и у него было право отказать прямо здесь и сейчас, но мужчина лишь кивает, заранее понимая что исполнит любую просьбу воеводы. Хорус в легком раздражении хмурит брови, он надеялся, что Астарот откажет: строптиво фыркнет, сказав что из-за незапланированной бойни у него слишком много дел, найдет любую отмазку, весьма справедливо разгневанный на командующего за безрассудство. Но он этого не сделал. Преданность. Единственный недостаток лучшего лейтенанта Кайлана Лайонхарта. И она станет его погибелью… как это грустно разменивать фигуры на шахматной доске. Особенно когда пешка запала тебе в сердце, начиная понимать мотивы управляющего ею игрока.

Умри.

● ● ●

Всегда тяжело отпускать любимчиков, но иначе было нельзя. Единственный способ для наемницы обрести истинную свободу, начать играть по правилам Хруса: Сражаться – потому что ей приказали – Убивать – ведь такова воля повелителя – Умирать – ради одобрительного кивка воеводы. Балансировать на черте полного повиновения и безликого почитания, не переходя ни одну из граней, ощущать липкие щупальца сомнений и страха, заползающих под кожу. Рука сжалась на подлокотнике трона. Дерево трещит, не выдерживая давления. Хорус кривит лицо в ухмылке, он ощущал ничуть не меньшую тяжесть на плечах… тяжесть решения, тяжесть выбора. Он мог только смотреть. Единственная и самая тяжелая роль в спектакле. Куда проще было сжигать целые города, чем смотреть как умирает один друг. По твоему приказу. Я обещал ему, обещал, что не оставлю, буду рядом до самого конца. Мутные глаза отражали быстро мелькающие тени сцепившихся соперников. Другие зрители имели удовольствие иметь надежды и сомнения по поводу исхода суда. Знали ли они, что Хорус решил исход сражения задолго до того, как заговорила сталь?

Тяжелый удар, в который была вложена вся отчаянная злоба Астарота: молодого трансдента, который не хотел умирать, отправил тело девушки в непродолжительный полет. Он ненавидел противницу настолько, что перестарался. Тело оборотня грязной тряпкой шлепнулось на траву, а лицо с широко распахнутыми глазами застыло в гротескной гримасе. Рот не закрывался по причине раскуроченных суставов. Воевода выгнул бровь, устанавливая с Астаротом зрительный контакт. Так нужно, брат мой, не бойся. Я с тобой… навсегда. Он все понял без слов, невыносимый, глупый мальчишка, приносящий себя в жертву. Это был последний раз, когда лейтенант с недовольством сморщил нос в ответ на причуды повелителя. Трогательный момент, который они оба готовы были растянуть на всю оставшуюся вечность был прерван хрустом костей. Неожиданно. Девчонка уже не валялась, она сидела на коленях, злобно сияя угольками глаз сквозь полог слипшихся от крови черных волос. Следующая секунда ознаменовала собой превращение в… нет, это была не просто гигантская псина. Адское отродье вихрем набросилось на Астерота, подмяв под себя его тело. Прочнейшие клыки кромсали метал, сминая защитные пластины, словно листы картона. Затем послышался звук куда омерзительнее скрежета; треск плоти, хрипы жертвы, влажное чавканье распотрошенного тела. Астарот мог покончить с этим одним ударом в живот псины, но он… умирал. Страшной, мучительной смертью. Потому что ему приказал его воевода. И он не смог отказаться. Потому что он был верен.

Хорус не отвел глаза ни на секунду, все его внимание без остатка принадлежало умирающему. Его лейтенант не сдохнет в одиночестве, воевода будет с ним до самого конца. Все кончилось далеко не быстро. Тварь не перекусила хребет или горло, она вгрызлась в живот, вытаскивая внутренности наружу, как будто поедая противника заживо. Последний пропитанный мучениями вздох-хрип и зрачки Астарота расширились, бессмысленно устремленные в вечность. Зверя не остановила смерть оппонента, тварь продолжала глумиться над телом того, кто спас ей жизнь. Пускай не по своей воле, но все же. Гнев и запоздалое раскаяние растеклись по крови потоками красной ртути. Мужчина в мгновение ока очутился рядом, болезненным пинком отправляя псину в полет. Чудовищный меч воеводы вновь рассек воздух, обрушиваясь на лапу разъярённой твари, пытаясь пригвоздить ее к земле, но этого ему показалось мало. Три выстрела из ластгана: грудь, живот, крестец. Даже одного точного попадания хватит, чтобы угомонить бестию, а затем тяжелый латный сапог вдавил ее череп в грязь, наступая сверху. Лежать.

Кубики

+2

15

Рвать на куски приятно. Ощущать силу, власть, превосходство; возвысится над вопящей в агонии толпой; стать альфой. Волчица терзала плоть, пыталась разгрызть прочными зубами кристаллический скелет. Жест отчаяния. Попытка выместить на трупе боль и обиду, утопить в крови чувство собственного бессилия. Она теперь одна из них; нет. Нет. Только не сегодня, только не с ней! Соленая кровь отвратительнее уксуса. Жжет горло, разъедает внутренности. Райс убивала себя; разгрызла капсулу с цианидом, чтобы не обрекать слабое тело на мучительный конец. Хотелось сойти с ума, стать никем и ничем, захлебнуться в отравленной жиже и никогда более не всплыть на поверхность. Остановил ее беспощадный воитель, пнул в бок, болью отрезвляя помутившиеся сознание. Опять. Зачем? Почему мучитель дает ей скрыться от самой себя? Ужас свернул тело в калачик еще до того, как меч прошил лапу насквозь, прибивая черную волчицу к земле, точно гвоздь картину на выставке современного искусства. Раздались выстрелы. Слишком громкие для звериного слуха, наверное поэтому Ракша сама того не понимая перекинулась обратно в человека. Обратный путь в уязвимую оболочку был медленнее и куда мучительнее. Мешала пуля, раны, застрявший между костями предплечья клинок.
.
Ничего. Она не чувствовала абсолютно ничего, сжимая свою голову дрожащими пальцами. Случилось то, что являлось в самых страшных кошмарах. Тягучая кровь лениво скатывалась по бледной коже, падая в низ. Не её кровь. Все еще теплые подтеки алой жидкости казались ледяному монстру обжигающими... или это не кровь струиться по окаменевшему от ужаса лицу? Обнаженная и окровавленная девушка провела кончиками пальцев по щекам, стирая не только вязкую темно-алую жидкость, но и несколько крупных прозрачных капель. Райс в недоумении смотрит на них, подносит ко рту, лениво слизывая зыком. Соленые. Волчица горько усмехнулась, задрав голову к мрачным небесам. К чему эти слезы?
.
Это были самые бесполезные слезы, которые только могли быть. Лицемерно. Отвратительно! Наемницу чуть не вырвало от брезгливости по отношению к самой себе. Не раскаивающаяся убийца разыграет спектакль перед растерзанным трупом своей жертвы. Да и к тому же сочувствующих или верящих зрителей здесь нет. Так к чему этот глупый фарс? Превозмогая боль, Райс нехотя посмотрела вниз. Астарот сломанной куклой лежал на траве в неестественной позе. Оторванная голова валялась чуть поодаль, пяля навечно пустые глаза в неведомую пустоту. Гримаса предсмертной агонии искажала некогда симпатичное лицо, нижняя челюсть варварски свёрнута на бок, сословно дент все еще кричит. Кричит. Казалось его голос все еще звучит в голове убийцы. Звучит... но не достигает мертвого сердца. Ракша помнила каждую секунду страшной трагедии и не хотела забыть. Сам процесс расправы привел ее на вершину блаженства и ничтожество возомнило себя богиней.
.
Самокритичность никогда не была выдающейся чертой характера, однако, вся ее идеология строилась на том, что без причины убивают только отъявленные мрази. Для смерти нужен приговор судьи. Неважно какого! Пусть это даже будет чисто субъективные размышления о том, стрелять ли убегающему бандиту по ногам или целиться в голову. Главное – четкая уверенность в том, что ты поступаешь правильно. А сейчас. Поступила ли она справедливо? НЕТ! Черт возьми, это был поступок на который не способны даже голодные звери! Одно дело, если бы она просто убила соперника точным кусом разорвав клыками шею, но ведь она его мучила... наслаждался агонией и мольбами, смаковала ужас, точно он был ее личным наркотиком. Ей хотелось стать как ОН. Сильной, решительно, добиться мимолетного одобрения.
.
Так к чему тогда эти сцены страданий?
.
А все просто. Сложно признаться себе, что ты чудовище. Ее мир погрузился во мрак. Холодный и липкий. Молодой наемнице за это проклятое утро уже приходилось быть на грани жизни и смерти, но этот раз обещал стать роковым. Физическая кончина это не самое страшное, что может произойти... страшнее сдохнуть изнутри. Она тихо скулила, корчась от боли, когда мир вокруг становился все призрачнее и темнее. Райс сама дела его таковым, так легче. Проще ведь сказать: не мы такие, жизнь такая, чем выйти на суд совести и вынести самой себе неутешительный приговор. А ведь это действительно выход! Затравленный взгляд метнулся к лежащему в луже крове мечу; но вовсе не ради того, чтобы напасть на Хоруса, удар предназначался ей самой. Она не могла выдержать себя. Наемнице было отвратительно продолжать существование и как последняя трусливая крыса, она выбрала самый простой способ: сбежать в могилу.

кубики

+2

16

Волчье отродье уверовавшее в ложное божество обрекает себя на милость и на проклятье. Невозможно служить человечности и инстинктам, оставаться неприкаянной, неверующей ни в одно из двух базовых начал. Глупая девчонка слепо бежит к своей цели, скрывается в самообмане, ныряет под теневой покров, спешно перебирает ногами, дёргаясь от доносящегося со всех сторон шёпота вновь обретенного ложного божества. Сила взывает к ней, манит и науськивает, заставляя наемницу желать большего и любой ценой достигать поставленной цели, с упоением и рвением вырывая то, что необходимо, нужно, без чего уже не в состоянии ни вздохнуть ни выдохнуть. Поддайся инстинктам и отними жизнь возлюбленного сына Хоруса резким движением руки и остриём клинка, проводя глубокий надрез по шейному лордозу. А затем – займи его место.
Теперь ты – моя
с о б с т в е н н о с т ь
http://forumupload.ru/uploads/001a/f4/4a/25/23047.jpg

Лёгкие пропитаны насквозь горечь разочарования, Воевода ожидал от боя большего изящества и... благородства. Хорус убивал бесчисленное количество раз, пытал, издевался, ломал кости, растирал психику жертв в порошок, у-нич-то-жал. Однако, от чего-то он не готов был смотреть как его мимолетная симпатия к безродной дворняжке привела к смерти великолепного во всех отношениях Астерота. А теперь... теперь сука еще и хотела обесценить жертву его лейтенанта, замахиваясь мечом падшего война; острие лезвия поймала отражение исказившегося от ярости лица Кайлана. Как она смеет? Меч воеводы со свистом пронесся перед носом наемницы. Только спустя секунду она могла почувствовать боль.

Он отрубил ей руку чуть выше запястья.

А затем...

Отсек и вторую.

Слезы, крики, шок, еще больше крови. Мужчина выразительно улыбается. Ему по нраву то, что его новая игрушка оказалась такой живой. Неправильной. Противоречивой. Чувственной. Хорус не был таким никогда. Вероятно поэтому сугубо буланимские качества характера манили его. Ещё совсем недавно с отрешённостью Воевода смотрела на Астерота, зная что судьба у него предрешённая, такие не живут долго, они обречены с самого рождения, будто порождения самой скверны, стремящиеся вернуться туда, откуда когда-то праведный божий свет вылезли. Он был бледному денту братом, а девчонка станет вещью. Может быть тогда в последствии, когда он таким же спокойным голосом прикажет ей умереть, тяжесть вины не будет чугуном оседать в сердце, утяжеляя каждый удар. Прочие верные псы Хоруса проявляли к происходящему неподдельный интерес. Жестокие, сухие улыбки. Внимательные, колючие взоры. Идеальная публика для поломанных кукол и жестокого ребенка.

Заткни свой рот, – стоит послушать мужчину, он не из тех, кто повторяет дважды, – а теперь назови мне свое имя.

Хорус дождался ответа, удивляясь тому, что девчонка еще не издохла от болевого шока или кровопотери. Нужно будет что-то сделать с ее ранами, но это после того укажет зверушке на ее новое место. Брюнетка отвечает. Быстро учится выполнять волю жестокого бога без промедлений... боится новой порции мучений? Но разве она может вообразить что-то худшее: окровавленная, обнаженная убийца, с отрубленными кистями рук, сидящая в центре безразличного воинства ужасных призраков войны. Они отобрали у нее все: честь, силу, надежду, даже право на смерть. А потом заберут еще больше, пока от наемницы не останется пустота: глухая и скорбная. Льдисто-блеклые глаза Лайонхарта становятся немного ласковее. Если такое слово вообще уместно по отношению к Хорусу.

Забудь его. Теперь имя тебе Хэлл, – речь вовсе не торжественная, давящая, обволакивающая, душащая, как только что затянувшийся на горле ошейник, мужчина наклоняется по-отцовски бережно приподнимая перепачканное личико оборотня – прекрасно... произноси его с таким же отчаянием, произноси его разрывающим тишину шёпотом, кричи, как ты кричала в тот миг, когда я отрубал тебе руки.

Кубики

+1

17

крестил меня прекрасный херувим ударами жестокой плети
http://forumupload.ru/uploads/001a/f4/4a/25/472905.jpg

Возможно ли сломать то, что изначально было раздроблено в пыль? Кровожадный идол хотел это проверить, иначе чем объяснить бессердечность поступков мужчины? Девушка просто желала прекратить мучение, вырезать из грудной клетки густой комок слизи; соскрести с  гортани кровь, выпотрошить себя; только так можно отмыться – освободиться – сбежать – исчезнуть. Пусть будет холодно, а не больно; пусто, но не страшно, пусть смерть заменит звенящей тишиной шум в ушах и сотрет навсегда повелительный голос бледного чудовища. За что? Что я тебе сделала? ОНа хочет задать вопрос, но не может; легкие и горло заняты душераздирающими воплями. Внутри все горит, мозг все еще не может смириться...
.
Руки! Мои руки... – как будто истерический вой сможет ей чем-то помочь, – мои...
.
Уже нет. Чудовище забрало их. Красивое мраморное изволение, которым принято украшать художественные галереи, оказалось страшным лихо. Райс возит культями по земле, ей было невообразимо больно, но агония плоти не шла в никакое сравнение с навязчивой мыслью о том, что теперь она – жалкая калека. Но в переплетении ломающей кости боли, безысходности и режущих глотку визг она увидела требовательный взгляд: внимательный, чуткий, умиротворяющий. Свет прохладной вечности ярко сиял там, где завершилась жизнь Ракшасы Райс. Подавляющий рассвет веры рушит последние Вавилонские башни. Он приказывает ей представится. Девушка шепчет одними губами:
.
Ракшаса Райс.
.
Невозможно. Неужели это ее собственный голос, полный отчаяния и морозного ужаса. Искажение личности производило стремительно; может быть на это повлияла кровопотеря? Эхо чужого, хриплого баса отразилось в зеркальных осколках навеки искаверкаваного разума, стонами ветра кружил, таял в воздухе и раздавался вновь. Тихий и одновременно с этим оглушительный. Девушка безвольной куклой сидит на коленях. Не пытается прикрыться, бороться, умирать. Она уже осознала, что любое сопротивление только приумножит страдания. Ракша хорошая девочка; быстро учится правилам игры. Забыть имя? Ласковая рука поддерживает чугунную голову, принуждает к зрительному контакту. Бледный идол почти ласков к ней. Страшно. Девушке одиноко и страшно, несмотря на то, что поляна ломилась от зрителей. Одинокая печальная игрушка, выброшенная за ненадобностью украшает задворки существования. Ей уже все равно. Пыль личности обращается в ничто.
.
Хэлл.
.
Хрип вырывается вместе с молочно-белым обломком пара, тело замерзает, покрывается тонкой корочкой льда;
.
Хэлл.
.
Тепло вытекает стремительно, но не чрез раны;
.
Хэлл.
.
Плоть закристаллизовалась. Хрупкий хрусталь заменил то, что раньше было живым; теперь она – ад, она – преисподняя, она – казнь, она – чистилище, она – Хэлл. Новорожденного монстра встретили одобрительные улыбки трансдентов. Хорошая собачка, послушная. Хорус гладит ее по волосам, зарываясь пальцами в спутавшиеся пряди волос, накрывая дрожащие плечи своим плащом. Хэлл слабо улыбается, как иронично... теперь ей больше не холодно; пустая оболочка, наполненная кашей противоречий, не может заледенеть.

.

эпизод завершен
[icon]https://i.imgur.com/uIGjNYxm.jpg[/icon]

+2


Вы здесь » Энтерос » БЫЛЫЕ ПОВЕСТВОВАНИЯ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ » Рассвет веры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно