Всем привет! Надеемся, что вторая половина 2020 года не добьёт нас, ведь приближается довольно знаменательная дата. 19 октября ровно пять лет, как на проекте ФРПГ «Энтерос» началась игра [был написан первый пост], мы считаем это дату Днём рождения форума. Уже по традиции нас ждёт конкурс, но не забывайте и про ежемесячные конкурсы, дорогие участники, а также про квесты, в которых вы играете! Вдохновения и удачи всем!
Свершилось! Сюжетная арка «Воронка Хроновора» подошла к своему логическому концу и мы даже не состарились. Всего было отыграно 25 квестовых эпизода и написано более 1700 постов! Итоги и события все желающие могут посмотреть в разделе сюжетных хроник. Не забывайте, что у нас проходит масса других квестов, не стесняйтесь открывать свои и участвовать в квестах других игроков.
Доброго времени суток, игроки и гости! У нас всё хорошо, квесты играются, сюжетные эпизоды идут своим чередом. Прошу не забывать про очереди в личной и сюжетной игре. Посетите раздел «объявления», там вы найдете важные новости, обратите внимание на новость от 04 апреля. И, конечно же, не забывайте мыть руки, соблюдайте режим самоизоляции и избегайте людных мест, ибо коронавирус не дремлет. К тому же, соблюдая эти правила, вам будет проще писать посты – с чистыми руками и дома!
Всем хорошего настроения! У нас всё идет своим чередом: квесты продолжаются, личная игра идет, ежемесячные конкурсы тоже не дремлют. В этом месяце у нас два февральских конкурса: ко дню всех влюбленных и традиционный конкурс лучших постов. Не забывайте про очередность в квестах и личной игре. Пусть последний зимний месяц и следующий за ним весенний будут отличными!
С Наступающим Новым Годом! Пусть в новом году жизнь играет всеми красками, как конфетти, сбываются мечты, сияют на лицах улыбки, глаза искрятся счастьем! Пусть в душе будет больше добра! Здоровья, любви, взаимопонимания, радости, достатка, путешествий, впечатлений и только хороших событий. Пусть Новый год дарит только лучшее! И не забудьте принять участие в 3-м туре Новогоднего ивента!
Охо-хо-хо! Зима пришла, зиме дорогу! Не простудитесь в трескучие морозные деньки или жуткую слякоть, а ещё не забывайте про все мероприятия, что приурочены у нас к Новому году и ежемесячному поощрению активных и лучших игроков! С нетерпением ждем ваших заявок и участия в наших конкурсах! И счастливых дней декабря, пусть первый серебристый месяц подарит вам много энергии и отличного настроения!
Салют! Вот на дворе последний осенний месяц 2019 года, надеемся, у вас все отлично и вдохновение плещет через край. Кутайтесь в теплые пледы, запасайтесь печеньками, мандаринками и сладким чаем, впереди нас ждут новогодние праздники и холодная зимушка-зима. Кстати, мы завершили ряд конкурсов, спасибо всем за активное участие и не забывайте про квесты и личную игру!
Все игроки проекта могут как организовать собственный квест, так и вступить в любой квест, открытый для вступления новых участников, также имеется возможность вызвать мастера игры или прийти GM по заявке.
          




Первый разрез, пустивший по руке черную кровь, блуждал по руке от плеча до запястья, медленно рассекая слои прежде сокращенных мышц. Он не вызывал сильной боли, и, преисполненный уверенности вытерпеть все...
Визерион понимал, что перед ним не просто деос - сильнейший, невообразимый «механизм» хаоса и войн. Живущий по своим законам, видевший лишь собственные иллюзии, свой мир порядка на грани хаоса, энтропийное...
Леший же подробностей всех этих знать не знал, да и учитывая все обстоятельства - жутчайший парнишка с суровой планеты, еще более прожорливые всеядные овечки, да черные орхидеи...


      
      

А вот сколько бы Тонантос не раздевала антикверума, тот ни на йоту не переставал в ее глазах быть опасным хищником, а не просто возбужденным мужчиной. Нельзя сказать точно, было ли дело в его агрессивных словах и мыслях, удушающей ауре...

Неизвестно от чего Ферониас начал питать слабость к сломанным вещам и испорченным куклам. Неужели чувствовал незримое родство с кровожадным существом, которое по-кошачьи хищно пыталось ухватить когтями зыбкие обрывки космоса?

Открой глаза и посмотри как прекрасен мир в огне. Стон горящего леса и крики птиц. Огонь пылает с твоих крыльев чтобы сжечь до невесомого пепла память минувших времен. Схаласдерон был ее колыбелью, а вулкан...







Once Upon a Time: MagicideВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
Книга АваросаВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластияKARATADA
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieDark Tale



LYLФлудилка RPGTOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Свободное повествование » the final countdown


the final countdown

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://i.imgur.com/1bTBCQ9.png
https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Локализация
Эридий. Орден Рассвета. Замок-штаб. 3001.
Участники
monster x monster x arbiter
Дополнительная информация
Официальная система боя

+2

2

http://forumfiles.ru/uploads/0015/e5/72/184/709979.jpg
https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Холодное небо Эридия приветствовало редкими каплями дождя, и Тонантос еще не открывая глаза подставила лицо им навстречу. Грудь наполнилась влажным чистым воздухом, каким-то родным и привычным, а еще недавняя тишина резко сменилась гулом живого города. Их небольшая компания из деоса, фэдэлеса и древнего антика явилась в один из главных замков ордена на месте небольшой округлой площади, напоминавшей небольшой внутренний дворик. Руны на белом камне под ногами слегка засветились сиреневым, небольшой волной по спирали распространяя энергию к внешним границам, пока энергия не утихла вовсе, но появление Тонантос в ордене самые чуткие заметили на мгновение раньше. Это всё, разумеется, через незримую связующую нить, проложенную между деосом и его фэдэлесом нерушимым канатом, и таких ответвлений было множество, тысячи тысяч...

К ним подскочил темнокожий архонт, и Тонантос одарила его теплой улыбкой. Сильные мужские руки заботливо и осторожно выудили Вильварииль из объятий деоса, оставив на руках у алоокой лишь темный плащ, что принадлежал антикверуму - его хозяина мужчина лишь на секунду зацепил заинтересованным взглядом, но не более того. Здесь было мало фэдэлесов, из чего довольно легко можно сделать вывод, что они попали в особую привилегированную зону замка. Какая то рыжая девица, руна которой была аккуратно вычерчена прямо на щеке - так пожелала она сама - посчитала нужным проследовать вслед за архонтом, оставив Тонантос и ее гостя практически наедине. Дождь слегка усиливался, небо вздрогнуло в короткой вспышке молнии, и под последующий грохот Тонантос заметила медленно надвигающееся из тени изумрудное пятно.

- Я чувствую твое напряжение, целитель, и я его понимаю. Но поверь, здесь ты гость и волен покинуть стены ордена в любой момент, мои фэдэлесы не станут цепляться или задавать лишних вопросов, - Тонантос говорила достаточно громко, чтобы ее слова можно было различить сквозь шум поднявшейся грозы. Горячие руки легко расправляют скромный плащ странника, возвращая его именно на плечи антикверуму в благодарном жесте, ведь Тонантос - это всегда про взаимность, не так ли?

- Здравствуй, Рагнар... - наверное стоит привыкнуть к тому, что все антикверумы, какими бы похожими они не были изначально, всё же имели свои характерные особенности. Вот, например ее фэдэлес - стопроцентный представитель своего вида: наглый разрушитель, постоянно липнувший к ней тенью. Наверное он разгадал небольшую шалость Тонантос, которая заставила Рагнара заняться менее важным делом, иначе  позволили бы ей одной путешествовать в аномальное место, да еще и под присмотром совершенно другого, чужого антикверума? Впрочем, случайное столкновение Тонантос напротив видела как добрый знак. Ей, например, было гораздо проще понимать именно собратьев, возможно и у древних это должно работать по аналогичной схеме. В сыром воздухе повисла небольшая пауза, которую Тонантос поторопилась нарушить. Но прежде - увела всех под козырек.

- Рагнар, это целитель Алем, мой союзник и гость в нашем ордене, - деос притихла, очевидно прислушиваясь к голосам, возникающим в голове. Их было много, очень часто многие фэдэлесы предпочитали звать ее напрямую - разумеется лишь те, что носили статус офицера ордена, и сейчас поступающая информация касалась именно спасенной драконицы.
- Алем, позволь предложить немного восстановить силы и обсохнуть, - почистить одежду от остатков слизня, например. Не у всех ведь была такая отталкивающая все на свете Ризанис? - в это время мы подготовим все условия для помощи Вильварииль. Если ты еще не передумал. И если передумаешь - просто дай знать.

Тонантос кивнула и удалилась в одну из арок, решив что два антикверума обязательно найдут о чем по-братски поговорить. Ведь войны давно остались в прошлом, вот если к Тонантос пришел бы почти любой ее собрат - она приняла его достойно и спокойно, как старого доброго знакомого.
Ведь так?

Отредактировано Тонантос (08.10.2020 21:34:52)

+2

3

Бумажная работа, служащая скорее отвлечением, нежели достойным делом, была, наконец, закончена. При всем желании смахнуть на пол стопку никчемных документов и потоптаться сверху, Рагнар первые минуты выглядел довольно сдержанно, сидя за широким дубовым столом и всматриваясь в одну лишь ему значимую точку на белой стене. Вокруг него сновали прочие фэдэлесы, что изредка просили просмотреть ту или иную бумагу, и вскоре струна терпения лопнула под напором внутреннего напряжения – он чувствовал себя жалким рабочим, которому поручили незначительное дело, дабы отвести внимание от дел вышестоящих. Хлопнув ладонями по столу, Рагнар замахнулся на ближайшие свитки, но тут же опустил руку, увидев испуганные взгляды – его репутация стабильна и портить её подобными мелочами было слишком опрометчиво.
– Вам нужно доделать это…– скромно произнес худосочный дриммэйр, поправляя вечно сползающие очки и зачем-то приглаживая ворот рубашки. – Посмотрите и…
– Ты и посмотри.
– Но это поручено вам!
– А я перепоручаю это тебе.
– Деосу не понравится ваше своеволие и…
Рагнар обернулся через плечо, бросая взгляд на надоедливого юношу, что имел достаточно храбрости для того, чтобы взять свиток и пойти следом. Оказавшись в злостном и напряженном поле чужого зрения, тот, впрочем, резко остановился, отпрянув назад и прикусив губу. Его здесь все ещё боялись. Правильно, его и должны бояться.
Не сказав ни слова, антиквэрум вышел из кабинета, грубо растолкав всех, кто столпился в коридоре. Длительное пребывание в ордене действовало ему на нервы – живущие здесь фэдэлесы были воплощением честности и правильности, будто бы в мире не существовало хитрости и лжи. Даже Тонантос покинула эти стены, оставив его здесь на бумажный произвол и не соизволив рассказать о том, куда её на этот раз понесли черти Эридия. Рагнар чувствовал себя почти обманутым. Его переполняло привычное раздражение.
Выскользнув во двор, он сел в тени, облокотившись на прохладную высокую стену. На небольшой пустынной площади почти никого не было за исключением двух крайне правильных личностей, кружащих вокруг центра словно бы в ожидании чего-то. Изредка они переговаривались, но после вновь отдалялись, и рыжая девица, явно жаждущая поговорить с архонтом дольше, выглядела глупо, то делая несколько шагов ему навстречу, то вновь уходя назад. Мужчина же, не замечая подобного поведения или намеренно, или по глупости, счел Рагнара собеседником явно интереснее, и уже направился было к тени с приветственным кивком, как руны на белом камне вдруг засветились приятным сиреневым светом. Рука невольно потянулась к шее, потирая затылок, и дождь, заморосивший с неба, чуть остудил вечно теплый штаб. Он не пришел встретить её намеренно. Но он пришел вовремя.
Её тонкая фигура, облаченная в доспехи, возникла на площади не сразу – энергия долго закручивалась вокруг деоса прежде, чем рассеялась в воздухе и устремилась к пасмурному небу. Рагнар встал с каменного выступа, отряхнул брюки, ловя себя на том, что довольно ухмыляется, и скрестил на груди руки, готовясь к тому, что ему все равно ничего не расскажут. Тонантос никогда не поддавалась на провокации и уловки, но и он не порадует её выполненной работой – возможно, так ему, наконец, больше ничего не будут поручать, пускай он и является офицером. Она появлялась тогда, когда желала, исчезала так быстро, что никто не знал о том, куда она направилась, и эта исключительная свобода действовала на его гордыню угнетающе. Впрочем, он был рад встретить деоса. По странным и почти неосознанным причинам.
Едва Рагнар сделал несколько шагов вперед, как присутствие на площади незнакомого лица вынудило его на мгновение замереть на месте. Осознание того, что Тонантос вернулась в орден с незнакомым антиквэрумом, полоснуло по разуму, как хлыст по спине, пробуждая не ревность, но надменность. Первородные были единственной расой, которую Рагнар рассматривал наравне с собой, и присутствие в ордене другого антиквэрума неосознанно сравнивалось с тем, будто бы кто-то решил посягнуть на его территорию. Будто бы кто-то решил занять его место. Быть может, это было нечто сродни первым инстинктам, засевшим внутри так глубоко, что избавиться от них было невозможно – впрочем, и не стоило. Этот мир давно показал себя, и наличие здесь животных инстинктов было слишком очевидным.
Он подошел ближе, услышав тихое приветствие, и, не дожидаясь, когда деос полностью обернется, схватил её за плечи, притягивая спину к своей груди. Женское обличие Тонантос ему импонировало – оно было ниже ростом, казалось хрупким, и было, в конце концов, именно женским, имея те формы, на которые было приятно смотреть, несмотря на крики и нравоучения. Положив подбородок на голову деоса, Рагнар сжал его в объятиях, пока резкий запах не ударил в нос, заставляя отпрянуть. Пускай аромат роз и царил вокруг Тонантос, неизменно наминая о том, что та создала, ныне к нему было примешано что-то настолько чуждое, что Рагнар не упустил возможности демонстративно скривить своё лицо.
– Фу. Ну и вонь. По каким ямам тебя носило…
Своеобразная детская, но не менее приятная месть за то, что деос явилась сюда не одна, за то, что её аура источала следы чужого магического вмешательства. Лечебного. Жаль лишь, что посмотреть на очередное своеволие было некому, кроме незнакомого антиквэрума, что стоял рядом, и Тонантос, будто бы решив, что встречать всех гостей обязанность Рагнара, ушла. Ушла, так ничего ему и не сказав.
Проводив её задумчивым взглядом, Рагнар повернулся к Первородному, осматривая его с головы до ног. Алем? Новый союзник? Встретить в мире того, кто был одной с ним расы, было удивительно, а найти антиквэрума в ордене, куда сам Рагнар попал по странным причинам, было и вовсе почти невозможно, однако же, вот он – ещё одно первое и совершенно творение Демиурга. Именно совершенное, ведь всех антиквэрумов объединял инстинкт, все они хранили внутри первые правила, сохраняли изначальные замыслы Творца.
– Я действительно рад встретить тебя здесь, – улыбнулся Рагнар, протягивая собрату руку. Сейчас он выглядел потрепанным и явно чем-то измазанным, но в данный момент это не имело значения. Это была хорошая возможность узнать, где они были и каковы цели антиквэрума на этот рассадник правосудия. – Не скажу, что Первородные должны держаться друг друга, однако, приятно знать, что на этой несовершенной земле есть создания, уже делившие когда-то друг с другом одно пространство.
Подняв голову и упершись взглядом в козырек, Рагнар направился вправо, а после обернулся, вдруг подумав, что Алем решит остаться здесь и дождаться деоса.
– Здесь рядом есть беседка. С неё открывается хороший вид. Мы могли бы подождать Тонантос там, если ты не против. Если же ты устал, мы останемся здесь, ведь, кажется, ещё недавно ты был в пылу битвы. Я прав?

+2

4

Чтож, это было занимательное приключение - антику не только удалось избавиться от опасной твари, но еще и потенциально - спасти жизнь некой драконицы, что оказалась в ловушке того прогнившего места. Это была логичная трата времени, что уже не могло не радовать, и за это стоило поблагодарить Танатос, ибо если бы ее там не оказалось, то все произошедшее могло обойтись немалыми силами и временем, чего позволить себе целитель никак не мог. Чем больше сил и времени ему приходилось затрачивать на подобные мероприятия, тем меньше их оставалось для его прямых обязанностей - обязанностей целителя. И сейчас эти обязанности привели его сюда - в орден дэоса правосудия, вслед за больной неизвестным недугом разума драконицей. Может, все происходящее и не было так уж нужно, если учесть, что в ордене наверняка найдутся талантливые менталисты, но вот многие ли из них обладали чем-то наподобие Ткача душ, который позволял лечить даже сложнейшие магические и ментальные недуги при наличии необходимых знаний и толики ментальной магии? Навряд-ли - артефакт был уникален, позволяя в кратчайшие сроки бороться с тем, для чего многим психиатрам требовались годы. Шизофрения? Пару часов и готово. ПТСР длиною в несколько сотен лет? Не более часа. Именно поэтому целитель считал свое присутствие здесь целесообразным - он мог быстро сделать то, на что при обычных условиях требовалось больше сил и времени. По крайней мере именно такими были мысли антикверума, когда его потенциальную пациентку забрал один из служителей ордена. Будь иначе, разве стала бы Танантос звать целителя с собой?
   -Надеюсь на это - чем меньше мне будут мешать, тем быстрее я смогу приняться за лечение. - ответил Алем девушке, попутно наблюдая, как некто подкрадывается к ней из-за спины. Не было похоже, чтобы он как-то хотел навредить дэосу - ни в его позе, ни в мимике не прослеживалось желание вредить. Скорее некое нахальство, долее присущее злым шутникам и хулиганам. Впрочем, Алем был не так уж и хорош в подобных вещах - сам он попросту не умел испытывать что-то подобное, а потому все его понимание окружающих основывалось на десятилетиях наблюдения и изучения. Тому, чье сердце холоднее льда, гораздо проще видеть подобные проявления человеческой натуры, играющей на контрастах с его безразличием. Куда больше целителя насторожило то, что незнакомец был никем иным, как его собратом по виду. За всю недолгую жизнь после распечатывания Алему так ни разу и не приходилось пересекаться с другими первородными, а потому он не мог сказать наверняка, насколько каждый из них в той или иной мере изменился по сравнению с древними временами. Сам антик предпочел перечеркнуть эти моменты своей истории, отбросив и заковав в лед свои древние инстинкты, дабы избавиться с навязанных Демиургом моделей поведения. Он больше никогда не будет чудовищем, как хотел их сделать создатель - лучше умереть.
   - Хорошо. - коротко ответил целитель, убирая полученный от дэоса обратно плащ в пространственную щель, после чего принялся более внимательно рассматривать первого встреченного им собрата. В отличии от Алема, Рагнар выглядел куда более живым. Похоже, либо он очень хорошо приспособился копировать поведение двуногих, либо это только у Алема были проблемы с чувственно-эмоциональным фоном, застывшим в стазисе. Светлые волосы, изумрудные глаза, нагловатое выражение лица - он как будто был полной противоположностью темноглазому и темноволосому антику, лицо которого не выражало абсолютно ничего. Чтож, это было не особо удивительно - даже среди неразумных видов существ существовала такая вещь, как разнообразие - не было похожих друг на друга особей. У двуногих же подобных различий было гораздо больше даже в пределах одной расы. Возможно, что подобное явление тронуло и первородных после распечатывания. Еще один закон мироздания, навязанный Демиургом, кой антикверум не мог преодолеть или отринуть - это слегка раздражало.
   - Я не против посидеть - бой выдался насыщенным - ответил целитель, направляясь вслед за Рагнаром. Ему и вправду не мешало бы посидеть - не каждый день ему приходится применять за один присест столь мощные заклинания, как Ред-Турбо и Ивеоренорра. Да и аура самого места была крайне изматывающей - небольшой отдых перед процедурой лечения Вильварииль ему не помешает. Заодно можно будет попытаться понять, что же из себя представляет собратец. Хотя по первым наблюдениям уже можно было сказать, что он расист, кой ставит первородных выше всех остальных. В этом Рагнар чем-то напоминал Алему даденгеров - столь же высокомерных и горделивых. Даже у архонтов все было проще - они смотрели не на расу, а на силу.

+2

5

Аккуратная беседка особняком стояла на некотором возвышении, служа своего рода миниатюрной обзорной площадкой, с которой открывался вид на равнины и горы. Сегодня этот пейзаж был особенно хмурым из-за сгустившихся туч, но оттого не менее привлекательным для тех, кому мрак приходился по душе. Изумрудные луга, усыпанные яркими цветами, казались серыми, и далекий горизонт скрывала полоса медленно ползущего тумана, что словно бы пожирал четкие контуры далеких пейзажей. В солнечные дни это место было переполнено: фэдэлесы толпились в крохотной беседке, чтобы застать закат или встретить теплый рассвет, но мрак, смешанный с задумчивым унынием, сторонников правосудия не привлекал. Как темные стороны жизни отвергались людьми излишне поспешно и опасливо, так угрюмые пейзажи отталкивали души, жаждущие света.
Всю дорогу до беседки они молчали – судя по всему, Алем не был разговорчивым, а, быть может, отличался излишней осторожностью, предпочитая слушать собеседника, не раскрывая собственных карт. Изредка Рагнар оборачивался через плечо, проверяя идет ли тот следом, но диалог не заводил, мусоля одну и ту же надоедливую, но крайне занимательную мысль о том, что это первая встреча с другим Первородным за достаточно долгую жизнь. Было нечто странное в том, что Рагнар ожидал увидеть создание подобное ему, а, возможно, более кровожадное и озлобленное, однако, антиквэрум, идущий позади, более походил на ледяную глыбу, нежели на столп огня. Его строгое лицо было сосредоточено и внимательно, тело расслаблено, взгляд спокоен – Алем казался личностью излишне скрытой, замкнутой, и Рагнар искренне надеялся на то, что первое впечатление обманчиво. Что за хладнокровной маской скрывается такой же монстр, как и он сам.
Когда они вошли в беседку, мужчина сел на лавку, давая собрату возможность насладиться хмурым видом, а после дождался, когда тот сядет напротив. Следовало ли начать разговор осторожно, чтобы подвести Алема к нужной теме, или стоило бить в лоб, изначально показывая собственную натуру? Что ж, раз новый знакомый немногословен, навряд ли Рагнар достигнет успеха вторым путем.
– Тело, которое вы принесли…Кто это?
На самом деле, данный вопрос волновал антиквэрума меньше всего, но ответ на него мог бы приоткрыть завесу на событие, где непосредственным участником была сама Тонантос. Вполне логично, что это было сражение. Не менее логично, что, скорее всего, ту девушку спасли. Кто она? Какая разница…Ему просто нужно было начать разговор.
– Лекарь…Интересный выбор для антиквэрума. Но, полагаю, у тебя на то свои цели.
Действительно, интересный. Стоит ли спасать тех, кто недостоин этой жизни? Кто бродит по земле, разрываясь между добром и злом и являясь одновременно проявлением двух противоположных сторон? Возможно, подобным способом он наращивает связи. Быть может, заставляет иных созданий чувствовать себя обязанными, что тоже, в целом, неплохой вариант. Наверное, за эту работу хорошо платят, и благородное дело – ещё один путь к власти и известности. Долгий путь. Слишком долгий.
– Почему ты выбрал эту стезю? Твоё распечатывание связано с этим? В таком случае я могу тебя понять. Я давно ступил на эти земли, и первым, кого мне довелось повстречать, был старик в лесах Сибула. Кажется, он тоже был лекарем…Однако эта тропа мне была не по душе, пускай не раз пригодилась в жизни.
Ему хотелось бы продолжить, сказав, что «и ты когда-нибудь разочаруешься в этом», но столь вызывающее предложение так и не сорвалось с губ. Каждый сам должен пройти по этой жизни, учась и вбирая знания из всех сфер, и лишь дело времени, когда разум коснется болезненная мысль, что всё это бессмысленно. Задумывался ли об этом Алем? Навряд ли.
Впрочем, у него ещё все впереди.

+2

6

Из беседки открывался действительно впечатляющий вид, но не для того, кто так и не научился ценить красоту ни в одном из ее проявлений. Нет, конечно, Алем мог определить, что кто-то что-то посчитает красивым, но вот самому первородному было глубоко наплевать. Его не беспокоили ни величественные виды равнин и гор, ни надвигающаяся непогода. Все, что сейчас действительно беспокоило целителя - это его собрат. Кто знает, какие тараканы у него в голове? Вдруг в нем до сих пор сильны инстинкты, что некогда заложил Демиург, и ныне антик облизывается на своего собрата, причем с явно гастрономическим интересом, маскируя это под благожелательность? Хотя сам Алем и подавил свои инстинкты вместе с практически всем эмоционально-чувственным спектром давным-давно, но можно ли то жен самое сказать и о других первородных? Залезть им в головы он не мог, по крайней мере без их на то согласия. Впрочем, может все не так плохо? Пока что Рагнар в принципе не подавал каких-либо признаков того, что жаждет целителю зла. Скорее, в его взгляде можно прочитать некое любопытство - похоже, что ему тоже не часто приходилось видеть перворожденных. Не удивительно - по последним и крайне смутным на точные детали воспоминаниям Алема до заточения он мог сказать, что антиков осталось не более нескольких десятков. От этих воспоминаний одни проблемы - лучше бы их вообще не было, ибо каждая деталь в них напоминает о бедственном положении его расы.
   - Вильварииль. Феделес Тонантос, которая слишком много о себе возомнила и поплатилась за это - ответил Алем, вспоминая детали, рассказанные ему дэосом еще тогда, в мрачных пещерах того места, где они сразили паразита и вытащили из него кристалл с драконицей. Впрочем, похоже, что ее спасение из желудка твари было лишь первым этапом перед возвращением ее в нормальный мир. Даже на вскидку Алем мог точно сказать, что с подобными явлениями ни разу не сталкивался, так что остается только ждать, пока Тонантос прояснит ситуацию - похоже, ей известно что-то, чего не знает первородный. Чего вообще эта драконица поперлась в одиночку в подобное место, зная о его обитателе и о губительных для магии свойствах аномалии? Даже Алему там приходилось немного тяжко, а уж что говорить про представительницу куда как менее стойкой и выносливой расы. Что сказать - у дэоса гордыни и служители соответствующие.
   От размышлений антика отвлек голос его собрата, который начал рассуждать о выборе пути Алема. Верно, многим такой путь может показаться странным, но у первородного, но антик ни разу не пожалел об этом. Это был единственный путь, который мог позволить ему отречься от своей природы, "заботливо" заложенной Демиургом. Он больше не будет чудовищем, которое способно лишь истреблять. Он выбрал нести жизнь и спасение, тем самым отринув свои инстинкты и свое прошлое.
   - Все просто. Нас создали лишь с одной целью - пожирать. Всю свою жизнь мы были рабами бездушной твари, коя в жестокости превзошла даже нас. Достаточно посмотреть на мир, который он создал - здесь царит насилие. Именно поэтому я выбрал стезю целителя. Демиург хотел, чтобы мы были чудовищами, но я не собираюсь больше быть рабом, сложенным им в нас инстинктов, которое подобно жалкой букашке копошится в болоте боли и страданий. Мой путь - вызов ему и как антикверума, и как обитателя мира, который он создал. - ответил все тем же спокойным голосом Алем Рагнару. Он никогда не скрывал своего мировоззрения и не стеснялся своего выбора. Он тот, кем он решил стать, и никто другой не в праве осуждать его или диктовать, как первородный должен поступать - они не сделали ничего, чтобы заслужить даже той пародии на уважение, кою мог продемонстрировать антикверум. В конце концов это его жизнь, а осуждающие его люди ему никем толком и не являются. Последний же человек в мире, чье мнение что-то значило для целителя. был его учитель. Дриммейр, добровольно отринувший жестокость и соблазны, посвятивший свою жизнь помощи окружающим. Брион был счастлив помогать другим людям, и в глубине души Алем надеялся, что однажды он тоже сможет познать, что же такое эта "радость", если будет идти по своему пути. Знал бы он, насколько его суждения сейчас отличаются от того, чему его пытался научить старый дримм. Увы, того уже не было в живых. чтобы ткнуть своего ученика в многочисленные ошибки его мировоззрения.
   - А что насчет тебя, Рагнар? Ты смог вырваться из-под тирании создателя? - без обиняков задал Алем свой вопрос прямо в лоб. Страх и пунктуальность никогда не являлись теми вещами, которые были ему ведомы от природы, да и смысла юлить он не видел. А вот понять, осталось ли в других антикверумах жестокость древних времен будет полезно знать.

+2

7

Вырваться из-под тирании создателя?
О чем он?
В самом ли деле это гнусное слово вырвалось из сидящего напротив?
Замерев, казалось, на минуту, Рагнар вдруг понял, что уже долгое время молчит, не сводя с Алема пристального взгляда. Разговор, начавшийся с любопытства и искреннего интереса, вдруг обернулся разочарованием, стремящимся снизойти до отвращения. Всего несколько слов возвели между собратьями стену, нерушимую скалу, что будто бы разделяла геенну огненную от ледяного озера в глубинах чистилища. Всего пара предложений поставила точку там, где толком ничего не началось, там, где мог бы родиться взаимовыгодный союз.
Рагнар наклонил голову в стороны, размял рукой шею, после проведя ладонью по лицу, как если бы капли дождя попали на смуглую кожу. Первый же антиквэрум, которого он повстречал после потери памяти, оказался слеп к любезно дарованной Демиургом истине. Он лично отринул инстинкты, оставил незыблемый закон, вложенный в ядра всех планет, и оказался достаточно смелым для того, чтобы вот так просто ныне заявлять это в лицо Рагнару – тому, для кого подобное заявление приравнивалось к предательству всей расы. Из груди вырвался тяжелый вздох. Рагнар знал, что выбранный путь станет слишком сложным, однако, и подумать не мог, что даже антиквэрумы погрязнут в выдуманных нормах морали, в сказочных историях, где собственный творец вдруг предстанет тираном. Как же отвратительно…
Язвительно хмыкнув, мужчина вновь посмотрел на Алема, понимая, что пауза слишком затянулась. Впрочем, только что его очередные надежды были безжалостно перечеркнуты, а потому разве он не имеет право погрязнуть в тишине, скрипя зубами?
– Вот оно как…
Рагнар говорил медленно, растягивая, почти распевая и без того короткие слова. Быть может, кто-то промыл Алему мозги? Верно, должно быть, ему попросту не посчастливилось распечататься в среде, где его надоумили на подобный бред. Что ж, в таком случае, предстоит помочь собрату обратно встать на путь истинный, и Рагнар сделает это даже почти бескорыстно. Это было бы лучше, чем слушать глупости от того, кто принадлежит к твоей и без того немногочисленной расе.
– Неверный взгляд, Алем. Я настолько благодарен Создателю, что даже предпочел бы называть тебя истинным именем, и был бы признателен, если бы ты мне им представился.
Вновь выдержав паузу, во время которой Рагнар буквально сверлил собрата взглядом, пытаясь найти на его лице тень сомнения, антиквэрум наклонился вперед, быстро обернувшись на дорогу, ведущую к беседке, - она была пустой.
– Нет никакой тирании. Нет никаких рабов инстинктов, – произнес он медленно, давая возможность вдуматься и осознать каждое сказанное слово. – Твои знания поверхностны и ошибочны. Искажены. К счастью, у тебя есть время и возможность понять всё правильно.
Рагнар улыбнулся. Было нечто приятное в том, чтобы открыть глаза тому, кто, наконец, сможет его понять. А Алем, безусловно, сможет все понять. Наверняка он быстро учится.
– Мы были созданы Первыми. Чудовища, бороздившие пространство, чудовища, не знающие никаких других законов, кроме одного – пожирай, иначе будешь сожран сам. Демиург создал идеальную среду и идеальных тварей, но, как это обычно бывает, все идеальное быстро надоедает. И он создал прочие расы, дав им возможность придумать то, что будет угнетать их всю жизнь, что будет веселить его. Так почему же, Алем, он не избавился от нас? Почему ниспослал нас сюда, в эту зловонную яму, где глупцы придумали сотни законов, создали мораль, отграничили добро от зла? Потому что куда бы ты ни посмотрел, что бы ни попытался сделать, верховным по-прежнему остается лишь один закон – пожирай, иначе сожрут тебя. Наше дело лишь решить: стоит ли просто наблюдать, как расы в итоге уничтожат друг друга, или же помочь им найти истину, дарованную нам.
Закончив, Рагнар сощурил глаза, внимательно наблюдая за собратом. Если он не поймет, ему придется поступить так, как того требовал Создатель. Всё аномальное, в конце концов, должно быть уничтожено.
– Ты же понимаешь, о чем я говорю, Алем?

+2

8

Чтож, не все всегда идет так, как мы хотим. Алему бы очень хотелось, чтобы встреченный собрат придерживался совсем уж иной точки зрения, но увы - тот не просто не видел очевидной истины, но еще и боготворил создателя даже после всего, что тот с ними сделал. Неужели инстинкты настолько сильно пожрали его способность мыслить здраво? Неужели он забыл все то, что было с антикверумами до распечатывания? Это было глупо, не логично, странно - восхвалять того, кто не только обрек их расу на уничтожение, но и заставил страдать в небытие сотни миллионов лет. А посмотреть на мир, который он создал - смерть, разрушение, насилие. Сколько раз Демиург пытался что-то предотвратить? Ни разу. Все, что он делал - утверждался в своей власти. Когда люди вырезали друг друга пачками во время Великой войны, он и пальцем не пошевелил. Но он тут же ринулся карать дэосов за то, что те посмели его ослушаться. Именно поэтому Алем считал создателя никем иным, как тираном - он доказывал это каждым своим действием на протяжении всего времени существования мира.
   - Ошибочны? Тогда скажи мне, брат - где сейчас антикверумы? А я тебе отвечу - сидят по печатям в глубинах планет, страдая в отчаянии и тьме. - ответил излишне уж спокойным, даже ледяным голосом первородный, сверля взглядом своего собеседника. Как можно не видеть столь очевидных вещей? Их раса практически уничтожена, без какой-либо надежды на восстановление популяции. После всего того геноцида, что они устроили по воле Демиурга, их просто выбросили в дальний чулан, как ненужный хлам, лишая законного места среди прочих цивилизаций, обрекая на вечное заточение.
   - Он использовал нас, заставляя истреблять друг друга. Вымирание нашего вида и инстинкты, что способствуют этому, ты называешь даром? Посмотри внимательно - нас осталось не больше нескольких десятков. Но даже тогда это чудовище не остановилось - сотни миллионов лет заточения, отчаяния и тьмы. Он лишил нас всего - шанса на свою цивилизацию, уважения, что мы заслужили своими жертвами среди остальных разумных, свободы, возможности развиться в нечто большее. А знаешь, что самое забавное - он и не думал нас освобождать - если бы не дриммейры со своим супероружием, если бы не гибель Тергара, что нарушила равновесие энергий и стало причиной ослабления наших темниц, мы бы так и бились в отчаянии о невидимые стены. Он пожалел Тергар, он пожалел трансдентов, он пожалел дэосов после их проступка. Но пожалел ли он нас? Нет - мы были для него лишь инструментами, которые он тут же выбросил в чулан, как только мы перестали быть ему нужны. - продолжил свою речь Алем, и с каждым словом в ней становилось все больше острого льда. Возможно, он и не умел ненавидеть, но именно создатель вызывал в антикверуму что-то очень близкое к ненависти. Он никогда его не простит, никогда не забудет все то, на что эта мразь обрекла первородных.
   - И я не вижу угнетения в том, чтобы жить и развиваться. Ты гордишься тем, что можешь уничтожать? Чтож, даже мелкая букашка с достаточно сильным ядом может убивать. Другой вопрос - что ты можешь создать, а братец? Чем ты отличаешься от того дикого животного, каким нас создал Демиург? В этом мире пока существует единственная раса, которая уничтожила сама себя - и это мы. Вот они, так называемые тобой "дары". Я же избрал иной путь - я буду развиваться, я буду бороться, я буду созидать назло ему. И даже разрушения, которые я буду нести послужат созиданию. Ты моешь сколько угодно распинаться в своем совершенстве и всезнании, но при этом оставаться обычным чудовищем. не способным вырваться из тех цепей, в которые тебя заковали. Мне не понять многое из того, что придумали двуногие, но одно я знаю точно - благодаря этому они продолжают жить и развиваться. А ты же с такими суждениями будешь лишь допрыгаешься до того, что в один прекрасный момент тебя просто уничтожат, подобно дикому животному. А что же до моего имени - это право нужно заслужить, и единственный, кому это удалось уже давно мертв. - закончил говорить антикверум. Он бы мог сказать еще столь многое, что хватило бы на небольшую книгу по философии, но решил, что этого достаточно. А еще он решил не упоминать о том, что уничтожившим Рагнара человеком вполне может быть и сам целитель. Это тоже способ исцеления мира – убивая одно дикое и бешенное животное, спасти сотню тех, кого он скорее всего убил бы в будущем. Вполне приемлимая цена.

+2

9

Бред…
Бред!
БРЕД!
Чем больше говорил антиквэрум, тем сильнее кипела кровь Рагнара, вынуждая вонзать ногти в собственные ладони и мучительно ожидать окончания этого крайне раздражающего диалога. Слепой упрямец, погрязший в неосуществимых ожиданиях! Каждое его мерзкое слово вонзалось в грудь подобно иглам, отравляло тело несуразными рассуждениями, которые Рагнар надеялся никогда не услышать от собственных братьев. Он не двигался и сидел прямо, выдавая собственную злобу лишь играющими на скулах желваками – как быстро, однако, он вышел из себя. Быть может, будь на месте Алема представитель иной расы, подобного бы не случилось, ведь не было никакого смысла объяснять что-то тому, кто, возможно, так ничего и не поймет, но Алем…
Он опустил лицо в ладони, размазывая по коже почти черную кровь, выступившую на ладонях. Внутри него клокотал гнев поистине необъятной силы, такой выматывающей, что сдерживать её было почти невозможно. Впрочем, стоило ли? Голос собрата медленно стихал, затмеваясь шумными пульсациями висков, Рагнар часто дышал, слабо пытаясь вернуть контроль над собственными эмоциями. Стоило подняться и уйти. Верно. Алем стал очередной частью этого несовершенного мира, вобрал всё то, что было создано не Демиургом, и отринул часть себя самого. Предал себя самого. Безусловно, однажды он об этом пожалеет, вспомнит слова Рагнара, но будет уже поздно, поэтому стоило всего лишь подняться и уйти…
– А ты же с такими суждениями лишь допрыгаешься до того, что в один прекрасный момент тебя просто уничтожат, подобно дикому животному.
Рагнар убрал руки от лица, более не скрывая отвращения и гнева. Прежде спокойное насмешливое лицо исказилось от злобы, внезапно выстреливая по разуму настойчивой, но крайне заманчивой мыслью – быть может, Демиург не будет разгневан, если на одного антиквэрума станет меньше? Ведь давным-давно Рагнар жил тем, что пожирал других себе во благо, так почему он не может сделать это сейчас? Глупцы, населяющие этот мир, уверены, что всеми антиквэрумами правят инстинкты. Так почему бы не показать им, в самом деле, как выглядят пробудившиеся желания?
– Ты слишком самоуверен, если считаешь, что в этом мире царствует случай…Все предопределено, – произнес Рагнар охрипшим голосом. – То, что мы были запечатаны. То, что нам дали свободу. То, что в этом мире оказались лишь сильнейшие из антиквэрумов. Всё это не стечение обстоятельств. Все идет так, как должно быть. Это ужасный мир, но именно потому, что он ужасный, за ним интересно наблюдать. И пока ты будешь развиваться и наблюдать за здешними тварями, он уничтожит сам себя! Созидай, Алем! Я с удовольствием посмотрю на то, как сдохнут те, кого ты спасешь!
Резко поднявшись с места, Рагнар сделал всего один шаг, чтобы в крохотной беседке оказаться лицом к лицу с собратом. Схватив того за ворот и притянув ближе, мужчина злобно вглядывался в непроницаемое холодное лицо, оказавшееся на редкость говорливым. Или же этот кусок металла просыпался лишь тогда, когда дело касалось его идеалов? Безэмоциональность Алема ныне служила красным флагом, спусковым крючком. Толкнув собрата из беседки, Рагнар, не дожидаясь более никого и ничего, призвал к себе косу, взяв древко в одну руку, а цепь в другую.
Его выбили из равновесия.
За подобное нужно платить.
Отрубленной башкой.
Оттолкнувшись от почвы и оставив в ней глубокий след, Рагнар занес косу над собратом, собираясь нанести первый удар.

+2

10

Собрат мог сколько угодно пытаться прятать свои эмоции под маской спокойствия, но до Алема, для которого подобное состояние было почти постоянным, ему было далеко. Антик видел, как играют скулы Рагнара, как он как до побеления костяшек стиснуты его кулаки. О да, он уже не раз видел подобную реакцию на свои слова - многие из тех, кого Алем щадил после "профилактических" бесед на тему того, что не стоит мешать целителю делать его дело, реагировали так же. Обычно это заканчивалось дракой. И почему-то сейчас Алему казалось. что все придет именно к этому. Увы, сдержанность в этом мире была редким качеством, и те, кто ставили себя выше других, никогда не умели здраво принимать мнение, отличное от их, остро реагируя на подобные проявления инакомыслия. А если учесть все речи Рагнара до этого, он точно не станет сдерживаться. Чтож, это было на руку первородному - спровоцировать противника на нападение, а затем атаковать в ответ была самой лучшей тактикой в подобных ситуациях. Во-первых - враг начнет делать ошибки, повинуясь своему гневу. Во-вторых - виновным в начале боя в глазах окружающих будет именно он. А если учесть, что ничего оскорбительного или обзывательного целитель не сказал - все карты были на его стороне. Именно поэтому он предпочитал гнать гнев прочь - он затуманивает разум, подобно пелене, заставляя делать нелогичные и необдуманные поступки.
   А меж тем, выдав довольно эмоциональную речь, в которую он наверняка вложил не мало злобы Рагнар решил перейти от слов к делу, хватая Алема за ворот.
   - И кто его разрушит? Ты? Ты даже свои инстинкты победить не можешь, ты слаб, твоя воля слаба, твои действия очевидны. - ответил Алем собрату, еще больше провоцируя его гнев, толкая к действиям. Подобные гордецы довольно сильно злятся, если обвинить их в слабости, хотя потакание инстинктам для целителя и так являлось величайшей слабостью. Не способный победить самого себя не сможет победить того, кто уже это сделал. И не важно, что главная специализация Алема была как раз в целительстве - драться он тоже умел, причем довольно сносно. Похоже, что слова антика достигли собрата - сколько злобы было в его глазах не передать словами. Чтож, пускай - один удар Алем сдержать вполне по силам, а уж если тот и вправду покажется опасным, то целитель сможет что-нибудь придумать. Но собрат не стал атаковать сразу, а решил сменить место действия, оттолкнув антика от себя за пределы беседки и призывая то, что скорее всего является его истинным оружием, кое имелось и у Алема. Похоже, что Рагнар решил сразу же перевести битву на более смертельный уровень. чем планировал целитель изначально, стремясь сделать в антике на одну дырку больше. Впрочем, что еще ожидать от того, кого инстинкты пожрали с головой. Придется его удивить и расстроить - Алем тоже кое-что соображал в драках, благо отбиваться от всяких идиотов ему приходилось куда чаще, чем первородный хотел бы. Такие дикие животные понимают лишь один язык - боли и страха. Именно эти чувства делают их куда более сговорчивыми и понятливыми. И пусть Алем не любил навязывать кому-то свое мнение, как и получать подобное, но иногда, чтобы кого-то образумить, приходится переступать свои принципы.
   Резким, полуоборотом уйдя в сторону от атаки и пропуская удар рядом с собой, антик завершил оборот рывком, вкладывая инерцию движения в удар, нацеленный на солнечное сплетение оппонента. Конечно, этого было бы слишком мало, чтобы как-то сильно навредить Рагнару - дыхание точно не собьет, но вот болевые ощущения антикверуму обеспечены. Если бы стойка была более удачная, возможно, получилось бы добиться желаемого эффекта и вывести противника из строя, но что есть, то есть. В то же время, пока удар летел в свою цель, в другой руке Алем призвал Искатель злобы, готовясь в случае чего отразить контратаку врага. 
Кубики (кубики в посте ниже сюда же)

Использовано за пост

Рукопашный бой - уворот от удара с рывком и последующим ударом в солнечное сплетение (2 хода)

+2

11

https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Промахнулся. Как жаль.
Лезвие косы разрезало воздух, отображая на своей наточенной поверхности искаженную фигуру увернувшегося Алема. Его движения были достаточно ловкими, он не делал лишних шагов, словно бы изначально продумал тактику боя, а потому не казался неопытным воином, брошенным на произвол случая. Верно, каждый целитель должен уметь постоять за себя, и было бы попросту тошно, если бы собрат оказался слабым. Если бы он оказался неспособным оправдать силу возродившихся антиквэрумов.
Губы Рагнара растянулись в довольной усмешке прежде, чем Алем направил свой удар в солнечное сплетение. Следя за каждым его взглядом, за каждым его вздохом, антиквэрум резко придвинул к себе длинное древко косы, заслоняя им предположительную точку нанесения атаки. Каким бы незначительным не казался удар, пренебрегать подобным было бы настоящей глупостью, какую могли себе позволить лишь могучие воины без мозгов. Сражение не только демонстрация силы. Это мыслительный процесс, что делал тактику сильным оружием, ведущим к победе.
Взяв косу удобнее, Рагнар отскочил назад, выбрасывая из-за спины накаленную докрасна цепь, что подобно змее метнулась к противнику, желая оставить на теле того обожженный глубокий след. Он желал бы скорее увидеть на своих руках чужую кровь, желал почуять в воздухе запах горелого мяса, и лишь сожалел о том, что не успел смазать цепи сильными ядами. Крик боли был бы лучшей мелодией этого сражения идеологий, но навряд ли Алем соизволит порадовать собрата приятным воплем.
В небе ярко сверкнула молния. После пророкотал оглушающий гром, сотрясший будто бы саму землю. Сама погода благоволила предстоящей бойне, и, бросая настороженные взгляды в сторону замка, Рагнар не без удовольствия замечал пустынный пейзаж – великолепно, сегодня им никто не помешает.  А уйти Алему в орден он не позволит – за сказанное нужно отвечать.
– Наши инстинкты – это наша сила, – ответил Рагнар, ловко крутя древко косы и занося её над головой, – побеждать их – удел глупцов. Использовать себе на благо и приручить – удел Первородных.
Мрачные тучи вновь заполнились громом, и антиквэрум, взмахнув лезвием, направил его прямо к небу, позволяя почти черной энергии заструиться по телу и по оружию.
– Это ты слаб, Алем. Таких древних как ты не должно быть в этом мире.
Яркая молния, сверкнув прямо над замком, ударила в Глейпнир, позволяя тому получить собственную природную мощь. Схватив древко двумя руками, Рагнар замахнулся в сторону собрата, со свистом опуская лезвие к земле – этого было достаточно, чтобы огромный, заряженный серп сорвался с кромки прямо к антиквэруму, выжигая все на своем пути. Жаль, что позади на расстоянии цветет очередной сад Тонантос, однако, ничего ведь не будет страшного в том, что он сравняет это место с землей? Ему все равно отчего-то никогда не нравились розы.
У них был дрянной устрашающий запах…

Кубы Якубовича

Использовано

1-е свойство: длинная цепь, способная растягиваться до 30 метров, действует и как атакующее оружие, и как способ удерживания врага. Благодаря способности полностью накаливаться за считанные секунды, она наносит хлыстообразные удары, оставляющие ожоги 3 или 4 степеней тяжести (зависит от характеристик цели). Такие ожоги регенерируют дольше обычных, но при высоком навыке Хилерства к быстрому лечению податливы. В некоторых случаях Рагнар смазывает цепь ядами, чтобы благодаря свежему ожогу вызвать быстрое заражение и отравление. Лимит - 2 раза за эпизод.
4-е свойство: работает в совокупности с развитой Стихийной магией. В зависимости от выбранной стихии, приобретает отдельные видимые свойства (если огонь – воспламеняется, если электричество – заряжается молнией и т.д.) и наносит двойной урон по цели. Атака может быть совершена или при непосредственном контакте, или издали, при этом Рагнару необходимо замахнуться, чтобы выпустить накопленную энергию в виде серпа. Перезарядка способности – два хода. Лимит - 2 раза за эпизод.

Отредактировано Рагнар (18.10.2020 12:38:28)

+2

12

Похоже, противник оказался не лыком шит, и очень даже сносно управлялся со своим оружием, имеющим вид косы с цепью. Впрочем, никто не говорил, что будет легко. В конце концов Рагнар тоже перворожденный, причем с явным упором в боевую направленность, в отличии от Алема, что выбрал путь целителя. Стиль сражения антика был прост, и во многом не понятен окружающим - принимать удары на себя, терпя боль и самоисцеляясь до тех пор, пока противник либо не израсходует силы. Да и даже если нет, то всегда оставался шанс психологической деморализации, когда враг видит, как все его атаки, попытки заставить противника агонизировать от боли и ухищрения разбиваются об Алема, словно о камень преткновения, который восстанавливается раз за разом, как бы ты его не бил. Увы, работает подобная тактика психологической войны далеко не всегда - у более сильных противников всегда был шанс нанести столь критические повреждения, что даже от целительства толку было мало.
   Неудачная попытка блокировать летящую в антика, словно огненная змея, цепь, закончилась тем, что хлесткая атака рассекла плечо первородного практически до мяса, попутно прижигая рану. От пострадавшей части тела в мозг тут же устремились сигналы от сотен нервных окончаний, что сигнализировали о степени и обширности повреждений, заставляя антика немного дернуться лицом. Он привык воспринимать физическую боль как поток информации, а не как какой-то мучительный фактор, а оттого сам факт боли лишь немного затуманил разум, пока тот всеми силами обрабатывал полученный сигнал. Однако, это не отменяло самого факта наличия раны и тех неудобств, которые она с собой несет. Впрочем, все было не так уж и плохо - из-за огненной стихии, что использовал соперник в своей атаке, рана прижглась и не кровоточила, хотя сам факт ожога продолжал забивать разум Алема ненужной информацией, даже если рана была в состоянии покоя. Эффективная тактика против двуногих, но не особо против такого, каким был целитель. Однако, частичное игнорирование боли не избавляет от последствий, которые она несет для разума, связанные с дезориентацией и помутнением мыслей ввиду сильной информационной нагрузки, прибавим к этом поврежденное плечо, и получим результат в виде огненного серпа, что влетел в не успевшего среагировать антикверума. Теперь весь корпус туловища по диагонали, а также часть шеи и лица украшала глубокая пропалина с почерневшими, обугленными краями. Боли стало еще больше, что вновь ударило по разуму, вызывая еще более сильно помутнение.
   - Приручить? Не смеши - ты раб своих инстинктов, и именно они управляют тобой, а не ты ими. - ответил Алем Рагнару равнодушным, холодным голосом. Пускай его противник тешит себя своей иллюзией силы, которая рассыплется в тот момент, как он поймет, что ни боль, ни раны не сломят целителя, а весь нанесенный урон будет нивелирован способностями. которые тот назвал слабыми и ненужными. Пускай думает, что бьется о стену, которую не в силах проломить, Алем использует это, чтобы сломить его ярость, подгоняемую высокомерием и животными инстинктами. Возможно, тогда собрат прислушается к стороннему мнению и поймет, что в корне ошибается, что жажда крови и потакание собственным хотелкам - путь, который приведет антиков к окончательному вымиранию - аналогия с архонтами отлично это показывала. А у первородных не то, что своей планеты не было, их было в сотни и тысячу раз меньше.
   - У тебя слишком ограниченные понятия о силе. Позволь я покажу тебе - выпрямляясь в полный рост, проскрежетал металлическим голосом целитель, заряжая клинки Искателя злобы Кармой, что разрядами фиолетовой энергии начала бегать по истинному оружию, попутно принимая истинное обличие. Принимать удары, пока урон не будет критическим, исцеляться, изматывать противника точными атаками - и так вновь и вновь, чтобы ударить всеми силами в тот момент, когда Рагнар будет максимально обессилен. На данный момент, эта тактика казалась самой оптимальной.
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/0015/e5/72/645/548824.png[/icon]
Кубики

Использовано за пост

Карма [Энергетическая школа, атакующая магия] - способность плотно связанная с предыдущей. При активации, клинки посоха покрывает поле агрессивной энергии, проникающей в тело атакованного при ранениях. Чем испорчен человек, тем сильнее эта энергия, подобно яду, растекается по телу и приносит ему боль, тем большую, чем сильнее он прогнил морально, а так же блокирует регенерацию, если существо слабее заклинателя. Если силы равны - шанс 50 на 50, либо по согласованию с соигроком. После попадания в тело энергия остается активна в течении пяти минут. Может быть использовано два раза за эпизод.

+1

13

[AVA]https://c.radikal.ru/c27/2010/5c/490aabb5af7c.png[/AVA]

Накаленная цепь, оставившая на плече глубокий след, распространяющий по округе желанный запах. Спущенный с лезвия серп молнии, оставивший позади себя выжженную дотла землю. Удары попадали в цель, уничтожая попутно все, что её окружало, вот только удовольствие это не приносило. Слишком просто. Никакого азарта. Только начинающий свой путь воин мог бы самоуверенно подумать о том, что Алем не успевает ставить блоки, однако, Рагнар прекрасно видел, что тот и не собирался ставить щиты. Будто бы они были ему не нужны. Он насмехался над ним? Демонстрировал свое превосходство, свои стойкость и выносливость? 
Алем, верно, вздумал проявить лучшие умения – целительские. Настолько уверен в запасе собственных сил? Рагнар усмехнулся, перехватывая древко другой рукой. Аспидная энергия заструилась из сердца наружу, вгрызаясь в кожу и переплетаясь с мышечными волокнами. Она ломала ноги, превращая ступни в мощные копыта, обгладывала череп, украшая его двумя огромными закрученными рогами, и созидала из облика человекоподобного образ монстра. Впрочем, таким был не только он. Все антиквэрумы – древние чудовища, и попытки Алема доказать обратное казались донельзя смешными. Все равно, что стоять напротив зеркала и утверждать, что собственное отражение не принадлежит тебе.
Раз собрат…Нет, с такими очевидно глупыми суждениями он не может быть ему собратом. Раз антиквэрум выбрал для себя столь жестокую для себя самого тактику, Рагнар также сменит позицию – отныне все его атаки будут исключительно на расстоянии. Он не даст Алему подойти ближе и вымотает его до того, как тот проявит свое владение клинками…Нет, гораздо интереснее лишить его возможности использовать целительские силы.
Покрутив вновь накаленную цепь, Рагнар выбросил её вперед, целясь на этот раз по ногам. Раз уж гостю нравится лечить себя, почему бы не дать ему ещё одну прекрасную возможность? Но этого мало. Недостаточно. Одни атаки не принесут наслаждения. Развернувшись в обратном направлении, длинная цепь принялась быстро формировать вокруг антиквэрума некий непроницаемый кокон, обматывая его все больше и больше, цепляясь за чужие конечности и подготавливаясь к перекачке энергии от Алема к Глейпниру. Рагнар намеревался поглотить столько, сколько это было возможно, однако, он внимательно следил за цепью, которую могли прорвать. Если Алем готов терпеть череду атак, станет ли он терпеть кражу собственной энергии, что могла помочь ему исцелиться?
Навряд ли. 

Кубы Якубовича

Использовано

1-е свойство: длинная цепь, способная растягиваться до 30 метров, действует и как атакующее оружие, и как способ удерживания врага. Благодаря способности полностью накаливаться за считанные секунды, она наносит хлыстообразные удары, оставляющие ожоги 3 или 4 степеней тяжести (зависит от характеристик цели). Такие ожоги регенерируют дольше обычных, но при высоком навыке Хилерства к быстрому лечению податливы. В некоторых случаях Рагнар смазывает цепь ядами, чтобы благодаря свежему ожогу вызвать быстрое заражение и отравление. Лимит - 2 раза за эпизод.
2-свойство: при намеренном удерживании цепь формирует вокруг врага некий кокон, полностью изолируя цель от внешней среды, но не лишая воздуха. Кокон можно использовать и на себе при защите. Если цепь к этому моменту будет соединена с косой, она станет служить неким проводником между Рагнаром и связанной целью и будет перекачивать энергию от одного к другому. При разрыве такого кокона цепь распадется на фрагменты, но соберется вновь за 15 секунд. Успех использования удерживания (пробития): у существ ниже Рагнара по уровню 90%, равных Рагнару по уровню 50%, выше по уровню – 25%. Лимит - 2 раза за эпизод.

Отредактировано Рагнар (19.10.2020 18:53:53)

+1


Вы здесь » Энтерос » Свободное повествование » the final countdown