С Наступившим Новым Годом! Ушедший год был непростым, так пусть новый будет только лучше! Все невзгоды оставьте позади и будущее наполнится новыми добрыми событиями, сбывшимися мечтами и новыми целями, стремлениями, любовью и взаимопониманием. Побольше здоровья, радости, достатка и удачи во всех начинаниях. Пусть Новый год дарит только лучшее! И не забудьте принять участие в 3-м туре Новогоднего ивента!
Охо-хо-хо! Зима пришла, зиме дорогу! Не простудитесь в трескучие морозные деньки, а ещё не забывайте про все мероприятия, что приурочены у нас к Новому году и ежемесячному поощрению активных и лучших игроков! С нетерпением ждем ваших заявок и участия в наших конкурсах! И счастливых дней зимы, пусть серебристые месяцы подарят вам много энергии и отличного настроения!
Всем привет! Надеемся, что вторая половина 2020 года не добьёт нас, ведь приближается довольно знаменательная дата. 19 октября ровно пять лет, как на проекте ФРПГ «Энтерос» началась игра [был написан первый пост], мы считаем это дату Днём рождения форума. Уже по традиции нас ждёт конкурс, но не забывайте и про ежемесячные конкурсы, дорогие участники, а также про квесты, в которых вы играете! Вдохновения и удачи всем!
Свершилось! Сюжетная арка «Воронка Хроновора» подошла к своему логическому концу и мы даже не состарились. Всего было отыграно 25 квестовых эпизода и написано более 1700 постов! Итоги и события все желающие могут посмотреть в разделе сюжетных хроник. Не забывайте, что у нас проходит масса других квестов, не стесняйтесь открывать свои и участвовать в квестах других игроков.
Доброго времени суток, игроки и гости! У нас всё хорошо, квесты играются, сюжетные эпизоды идут своим чередом. Прошу не забывать про очереди в личной и сюжетной игре. Посетите раздел «объявления», там вы найдете важные новости, обратите внимание на новость от 04 апреля. И, конечно же, не забывайте мыть руки, соблюдайте режим самоизоляции и избегайте людных мест, ибо коронавирус не дремлет. К тому же, соблюдая эти правила, вам будет проще писать посты – с чистыми руками и дома!
Всем хорошего настроения! У нас всё идет своим чередом: квесты продолжаются, личная игра идет, ежемесячные конкурсы тоже не дремлют. В этом месяце у нас два февральских конкурса: ко дню всех влюбленных и традиционный конкурс лучших постов. Не забывайте про очередность в квестах и личной игре. Пусть последний зимний месяц и следующий за ним весенний будут отличными!
С Наступающим Новым Годом! Пусть в новом году жизнь играет всеми красками, как конфетти, сбываются мечты, сияют на лицах улыбки, глаза искрятся счастьем! Пусть в душе будет больше добра! Здоровья, любви, взаимопонимания, радости, достатка, путешествий, впечатлений и только хороших событий. Пусть Новый год дарит только лучшее! И не забудьте принять участие в 3-м туре Новогоднего ивента!
Все игроки проекта могут как организовать собственный квест, так и вступить в любой квест, открытый для вступления новых участников, также имеется возможность вызвать мастера игры или прийти GM по заявке.
          




Пентаграмма сработала на светловолосой красавице, позволяя Дионас нанести удар Сетусом. Прекрасная дева так напоминавшая погибшую возлюбленную рассыпалась на кусочки и явила свой истинный облик. Вовсе не Ленора. В этих отвратительных пустышках ничего не было похожего на прекрасную богиню любви...
Обстановка сумрачного леса вовсе не давила мрачностью; более того, хищникам комфортно влачить окропленное кровью существование в густых тенях. Лед бесстрастного взгляда скорбным пеплом оседает на окружающих деревьях, траве, деосах, драконе, графе. Женщина активно крутит головой, податливо...
Римергиум просчитался когда решил выиграть сражение «малой кровью». Вредить Элете не входило в его планы, пусть они сражались не до полного исчерпания внутренней магии, а до первых серьезных ударов, но дух пытался этого избежать. Если бы Риметаргум сам не был воином, что сражался пока...


      
      

В его лесу росли волчьи ягоды... но в этом скорбно Саду их не было. Легкую поступь Двуликово скрадывала потемневшая трава, стелящаяся под ногами суховатым ковром. Моргот бы здесь понравилось, впрочем, ей нравилось везде...

Зертультар не просто старый город, его возраст давно не исчисляется веками и история его непомерна велика. Рассказы о его становлении и основании ордена стражей сегодня больше напоминают сказки и легенды, несмотря на свою...

Хорус оборачивается: молниеносное движение размывает его прокошенные торжествующим оскалом черты. Нашел. Разочарование настигло его почти так же стремительно, что и призрачное торжество. Его Хэлл. Его ад. Его собственность...







Once Upon a Time: MagicideВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
Книга АваросаВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластияKARATADA
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieDark Tale



LYL Мийрон
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » О родственных связях: следствия и последствия. Часть 4


О родственных связях: следствия и последствия. Часть 4

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Локация и Датаhttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.png пл.Далмена, материк Понтаркьес, г.Деррин, загородное поместье семейства фон Раух, близ альвовых болот 09.05.2990 г.; ночь, утро.


Участникиhttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngДельвар Шаэтанна Та'Лиэв; Готтард фон Раух (Шиани); НПС по необходимости.


Дополнительноhttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.png Эпизод закрыт для вступления других персонажей
Мастеринг берем на себя.
Боевая система — не планируется.

http://sg.uploads.ru/9tvBy.png
https://i.imgur.com/4EfKSr2.png
http://sg.uploads.ru/9tvBy.png

Описание


Церемония бракосочетания бывшей жены Готтарда фон Рауха Дианы с его же внучатым племянником и семейный банкет завершены. Но предстоит еще и расширенное торжество, для сторонних гостей, которые должны прибыть на следующий день в загородное поместье близ альвовых болот. Десятки гостей самого разного калибра и приближенности.  Семейные дрязги и скелеты в шкафу. Обычное торжество в обычном семейном гадючнике.
Но до банкета еще целая ночь. И эта ночь станет для Готтарда фон Рауха и его беспокойного пациента Дельвара Шаэтанны Та'Лиэва временем открытий и откровений столь удивительных, сколь шокирующих

Готтард фон  Раух

Саэтерус-Эссерум. 46 лет. Нейрохирург. Заместитель заведующего отделения острой мозговой патологии в филиале медицинского центра "Кресталес" (планета Далмена, материк Понтаркьес, город Дэлмен). Ведущие магические профили - менталистика, целительство. Готтарда сложно назвать душой компании. Он нелюдим, весьма зануден и сварлив. Скрытен, умеет вполне убедительно врать, а так же обеспечивать некоторую степень достоверности собственных слов всеми доступными средствами. Свято убежден, что человек просто обязан посвятить жизнь совершенствованию самого себя, а так же несознательных окружающих по возможности, отчего вдвойне презирает прожигателей жизни, большую часть детей своих знакомых и праздно шатающийся медицинский персонал.
Эпизоды:
Об имплантантах и механизмах неврологических связей Часть 1 - 23.01.2988 г.
Об имплантантах и механизмах неврологических связей Часть 224.01.2988г. - 25.01.2988 г.
Об имплантантах и механизмах неврологических связей Часть 3253.01.2988г. - 26.01.2988 г.
О родственных связях: следствия и последствия. Часть 107.05.2990 -09.05.2990г.г.
О родственных связях: следствия и последствия. Часть 209.05.2990 г. утро, день
О родственных связях: следствия и последствия. Часть 309.05.2990 г. вечер, ночь
О родственных связях: следствия и последствия. Часть 409.05.2990 г. ночь, утро

Отредактировано Дельвар (26.09.2020 16:35:01)

+1

2

- Пошли. - Дельвар не стал спорить позволяя  полукровке увлечь себя к лестнице, ведущей на балкон откуда они еще совсем недавно выходили на торжество. - Дурной вечер...
Дорога заняла не так уж много времени да и появление Лукреции, хоть она и явилась с относительно благими намерениями, свело к нулю всю радость и удовольствие от танца которые охватили Делвьара когда он кружился в вальсе обнимая Готтарда.
Широкие  мраморные ступени, рассеянный свет фонарей, закрепленных на перилах, резная балюстрада поручней, пустой коридор и шорох закрывшейся двери. Дельвар облегченно вздохнул, когда на дверях, ведущих в отведенные им апартаменты, опустился засов. Наконец-то они были одни. Где то там еще слышалась музыка и местный серпентарий упражнялся в игре «кто большую гадость сделает дражайшим родственничкам», но здесь царила тишина. И это  позволяло расслабиться
Впрочем, не совсем. Та'Лиэв запомнил разговор с  первой супругой брачующегося нонче, а потому, едва оказавшись в комнате, сразу прошел к своей сумке-чемодану.
- Подожди, я сейчас... - антик извлек из недр сумки пару пирамидок-глушилок и несколько кругляшей, к которым причиталась пирамидка-конус. - Я поставлю сигнализацию. Она простенькая, но если в комнаты кто-то войдет  или попытается влезть, она предупредит довольно таки громким звоном. - древний извиняюще улыбнулся — Мне не понравилось то, что сказала Лукреция. И уж лучше перебдеть... Так, во избежание... Не хочу, чтобы с тобой что-то случилось.
Дельвар прошел по апартаментам, расставляя кругляши так, чтобы замкнуть контур. Закончив, он коснулся пальцем верхушки конуса и почти сразу же провел кончиком когтя по боку фигурки. Тонкие нити выстрелили из верхушки конуса и метнулись к расставленным по комнатам круглым бляшкам, растягивая охранный контур. Минута, и все закончилось. Последнее, что сделал древний - тронул  когтем макушку пирамиды-глушилки активируя ее.
- Спасибо за танец, Готтард, - Дельвар улыбнулся полукровке и приблизившись к нему  осторожно взял его за руку и кивнул на манжет рубашки. - Можно?
Дождавшись кивка полукровки, антик бережно расстегнул запонки, вынимая украшения сначала из одного манжета потом из другого, и столь же бережно вложил их в ладонь мужчины. Усталая, теплая улыбка тронула губы Та'Лиэва, когда он сделал пару шагов назад, полураспахивая крылья для равновесия.
- Я пройду в соседнюю ванную... - Дельвар, на ходу расстегивая френч прошел в смежную комнату. - Я быстро...
Стянув френч, он бросил его в изножье постели. Когтистые пальцы расстегнули маленький замочек, вынимая булавку из ворота и откладывая ее на тумбочку. Через минуту рубашка присоединилась к камзолу, соскользнув с плеч антика  шелковым облачком. Он прошел в ванную, на ходу стягивая брюки.
Дельвар замер подставляя голову и спину под тугие струи. Горячая вода ударяла  по напряженной коже постепенно прогоняя усталость  древний встряхнул  крыльями, рассыпая вокруг сотни хрустальных брызг. Оперение пропитывалось водой медленно. Капли скатывались по поверхности перьев,  оставляя пух и кожу сухими потребовалось время, чтобы вода проникла внутрь и приласкала разгоряченное тело. Дельвар прикрыв глаза едва не урчал от удовольствия нежась под жаркими  струями душа.
Прошло много времени, прежде чем древний завернувшись в большое полотенце, покинул ванную, вытирая волосы и встряхивая крыльями, чтобы избавиться от проникшей внутрь влаги.
_____________________________________________
Одет:  Рубашка тонкого темно-багрового шелка с длинными свободными рукавами и широкими манжетами, ворот которой сколот платиновой булавкой с черным бриллиантом, в тон запонкам. Френч без рукавов на пару тонов темнее рубашки длиной до середины бедра и  брюки, такие узкие, что кажутся второй кожей, до скакательного сустава лап; обувь не требуется. Обе пары крыльев сложены за спиной, ниспадая до кончиков лап и образуя подобие шлейфа.
Длинные багрово-красные волосы зачесаны назад и свободно рассыпаны по плечам, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови. Багрово-красные с черным отливом жесткие перья, смешиваясь с волосами, образуют роскошную гриву.
В левом ухе  серьга из платины, состоящая из двух колец, одно из которых продето в мочку, другое – в верхнюю часть завитка с внешней стороны раковины; на нижнем кольце – черный бриллиант-капля; оба кольца соединяет тонкая цепочка, на которой качается маленький черный бриллиант-капля.
На правой руке медицинский артефакт: браслет-портал для экстренной госпитализации, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

На тело Дельвара нанесена сложная татуировка-трайбл. Асимметричный  узор начинается от левой брови, задевает висок, скулу и часть головы, спускается  на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с левого плеча плавно перетекают на бок древнего. Линии вытатуированного узора скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

+1

3

     За суетящимся антиком Готтард наблюдал отстраненно, философски решив, что, если тому от этого будет спокойнее, то пусть активирует что хочет. Сам полукровка предпочитал положиться на приобретенных для схожих случаев «иллюзорных стражей». Артефакт отменно вызывал панику у незваных гостей…и этого, зачастую, оказывалось вполне достаточно.
     - Вряд ли планируется что-то грандиозное, - досадливо поморщился полукровка, вновь прокручивая в памяти воспоминание Лукреции. – Аделина играет грязно, но по большей части мелко и без особой фантазии, так что вариантов не так много. На обвинение в чем-то действительно криминальном она не решится – прекрасно знает, чем это чревато, - мужчина зло усмехнулся, явно вспоминая что-то из прошлого. – Значит, будет пытаться подстроить то, что можно замять с «осадочком».
     Учитывая, чьего авторства идея, скорее всего могли ожидаться мнимые кражу, домогательство или шантаж. Если не перегорит…или не получит от кого-то дельного совета. Готтард надеялся, что, учитывая характер обеих Лин, ни одной из них ничего дельного не присоветуют. В конце концов, нервы полукровке должна была помотать любая выходка, но шанс выставить идиотами идеологов и исполнителей мало кто из родственников готов был упустить. И, пожалуй, это было бы даже забавно…если бы не было так мерзко.
     Из размышлений о коварстве родственных связей различного порядка саэтеруса вновь вырвал голос Дельвара, вполне искренне благодарящего за танец. Это заставляло смириться с тем, что уже совершенная «глупость» имела на удивление благополучный исход. Во всяком случае, антик определенно чувствовал себя во время реализации этого внезапного порыва намного лучше, чем во время торжества. И пусть на тот момент ментальная связь была уже оборвана, а читать эмоциональный фон было утомительно, но Готтард был уверен в своих выводах…и даже почти не жалел о содеянном.
     Помощь с запонками полукровка принял на удивление для себя спокойно, покорно подставляя запястья, и даже пробормотал что-то благодарное в ответ, стараясь не смотреть в это момент в глаза антиквэруму. Как показывал опыт, в подобных мелочах проще было не спорить, чем потом не знать, куда себя деть, когда Та’Лиэв пытается быть убедительным…
     Когда антиквэрум начал раздеваться прямо при нем, полукровка счел за благо уйти к себе. Разумеется, после того, как антик почти на месяц загремел в отделение острой мозговой патологии, полукровка, являясь лечащим врачом красноволосого, мог бы с чистой совестью сказать, что ничего нового увидеть не рисковал. Однако больница была отдельным миром со своими правилами и устоями, а вне ее… Вне ее подобная степень то ли доверия, то ли раскованности, то ли еще деос знает чего саэтеруса все же несколько смущала.
     Первым делом Готтард аккуратно убрал ювелирный комплект в маленький ящичек старинного трюмо, которое когда-то нравилось его матери, и полез в шкаф за вешалками для одежды. Ардо всегда становился до ужаса аккуратным в тех местах, где чувствовал себя неуютно или небезопасно. Именно поэтому что комната в поместье, что квартира в Дэлмене были до ужаса чистыми и по сути своей безликими. В этих местах он не столько жил, сколько вынужденно проживал. И если проблема особняка по большей части сводилась к его обитателям, то с квартирой все было сложнее. Дом ближе к работе был насущной необходимостью. Бывали смены, после которых саэтерус настолько уставал, что переноситься на дальние расстояния не рискнул бы даже под угрозой расстрела на месте. Но жить в городе полукровке было некомфортно. К тому же в особо трудные жизненные периоды он боялся стать опасным для соседей, что тоже спокойствия не прибавляло.
     Разобравшись с костюмом, Готтард сразу прихватил с собой пижамные штаны и футболку, отправляясь в ванную. Контрастный душ заставил мужчину хоть немного взбодриться, отогнав дурноту из-за продолжительного использования магии. Саэтерус даже намеренно простоял пару минут исключительно под ледяным потоком, чтобы отогнать накатывающую усталость. Перед сном еще требовалось закончить с парой дел, но Ардо опасался, что пригревшись, вполне мог заснуть, едва доползя до кровати.
     Обсушив себя бытовыми чарами и одевшись, фон Раух занялся возней с артефактом. Пожалуй, сейчас саэтерус был даже рад, что взял с собой пару «иллюзорных стражей». Зажав «паучка» в руке, он тяжело вздохнул, готовясь к очередному оттоку магии. Снова замутило, однако артефакт вытянул все же не так много, как опасался Ардо. Поднеся уже раскрытую ладонь к входной двери, полукровка мог наблюдать, как заживший свой псевдожизнью «паучок» скрывается в щели под тяжелой деревянной створкой, начиная патрулировать заданные ему «владения».
     Внимание Готтарда привлек шум в соседнем помещении. Перестук когтей по полу был ожидаем, а вот последовавший за ним шорох крыльев вперемешку с разлетающимися брызгами заставили вспомнить кое о чем… Во-первых, спешно удаляясь, кто-то напрочь забыл прикрыть за собой дверь. Во-вторых же, мужчина забыл и о том, что антиквэрум не был способен применить к себе бытовую магию, рискуя полночи дожидаться, пока обсохнет. Скрепя сердце и не без усилия подавив снова выплывшее на поверхность сознания смущение, Ардо вновь направился в соседнее помещение.
     Мокрый антик был похож на птицу даже больше, чем обычно. А также казался еще более хрупким из-за взъерошенных попытками стряхнуть влагу крыльев. Саэтерусу стало даже совестно из-за того, что он сразу не догадался, что Та’Лиэву может понадобиться помощь в подобных мелочах…для того, кто не лишен возможности колдовать.
     - Постой смирно, сейчас обсушу, - прозвучало все же несколько ворчливо. – При всем хваленом здоровье антиквэрумов, даже они умудряются простудиться…
     Плетение сложилось привычно, обдавая антика прохладой. Готтард едва сдержался, чтобы не показать, насколько тяжело после столь насыщенного вечера давалась даже такая мелочь, поэтому, привалившись плечом к стене, лениво рассматривал антиквэрума, убеждаясь, что повторно обращаться к бытовой магии не потребуется. Однако взгляд то и дело выхватывал то правильные черты лица, то гибкую фигуру пернатого. Осознав, насколько пристально он рассматривает Дельвара, полукровка начал судорожно подбирать причину подобного внимания, подгоняемый смесью смущения и стыда. В этот момент на глаза Ардо попалась татуировка антика, претерпевшая значительные изменения с тех пор, как саэтерус видел ее раньше. От осознания того, что это вполне тянуло на повод для внимания, Готтард испытал немалое облегчение.
     - Решил расширить татуировку? – поинтересовался фон Раух. – Я практически уверен, что, когда видел ее в последний раз, она была меньше раза в два как минимум.
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/6FHIn3w.jpg[/icon]

+1

4

Высушиться не получалось.  Перья намокли слишком сильно, и теперь избавиться от влаги не представлялось никакой возможности. Обычно Дельвар никогда не допускал того, чтобы оперение промокало насквозь. Но сегодняшний день и вечер напрочь выбили его из привычной колеи, вымотав настолько что, стоя под тугими струями контрастного душа он попросту позабыл об этом.
Так что теперь, завернись в полотенце, древний безуспешно тряс крыльями, тщетно пытаясь избавиться от воды.  Получалось плохо, ибо просыхать  оперение определенно не собиралось. И это раздражало.
Атик как раз встряхнулся в очередной раз, когда в дверном проеме появился Готтард. Вскинув голову, он перевел взгляд на мужчину, вновь взъерошивая перья.
- Не просыхает... - выдохнул он расстроенно. - Я  прозевал момент, когда  перья намокли...
Антик замер терпеливо ожидая когда саэтерус запустит магическое пленение которое сможет просушить его перья. Прохлада окутала первородного, изгоняя влагу и оставляя крылья полностью сухими.
- Спасибо... - улыбнулся Та'Лиэв, складывая крылья в привычный плащ. Приблизившись к полукровке. Он осторожно коснулся кончиками пальцев его скулы. - Тебе надо отдохнуть... Ты вымотался...
Древний развернулся, собираясь забрать с постели тунику из тонкого шелка, но замер, словно наткнулся на невидимую стену слова Готтарда не сразу дошли до его измученного торжеством сознания.
- Что?.. Расширить татуировку? - переспросил он, оборачиваясь. - Ты хочешь сказать, что узор стал больше?
Развернувшись на лапах и чиркнув кончиком хвоста по  спинке кровати, первородный в два шага оказался возле большого ростового зеркала. И потрясенно застыл, наблюдая, как постепенно исчезают  изящные линии узора, дополнявшие основной рисунок. Линии бледнели, выцветая и постепенно сливаясь с цветом кожи. Прошло несколько минут, прежде чем рисунок полностью исчез, а татуировка приняла привычный вид.
- Она не проявлялась полностью с того момента, как мне установили имплантат. - прошептал Дельвар, повернувшись к  Готтарду. - А это было в 2327 году. С тех пор узор ни разу не был цельным. Исчезающая часть не проявлялась. - в золотых глазах застыло потрясение. - Я уже успел забыть, какая она бывает, когда узор восстанавливается полностью.
Он прошел к постели, сдергивая со спинки изножья тунику и натягивая ее. Прохладный шелк  приятно ласкал кожу, соскользнув по телу древнего, скрывая его
- Почему она проявилась? - прошептал древний, вглядываясь в  полукровку. - Почему сейчас?
Развернувшись, он  начал собирать раскиданную одежду, аккуратно развешивая ее на вешалках в шкафу. И молчал, пытаясь переварить случившееся получалось плохо. Вернее, не получалось вообще. Сколько бы антик не пытался понять, что послужило спуском, понимание не приходило.
- Не понимаю... - он вздохнул, поморщившись. -  Видимо, пока нужно это отложить.
Аккуратно прикрыв дверцы, Дельвар приблизился к полукровке. В золотых глазах застыло беспокойство.
- Думаешь, Адель провернет задуманное? То, о чем предупреждала Лукреция... К чему нам готовиться?...
____________________________________________
Одет:  Рубашка тонкого темно-багрового шелка с длинными свободными рукавами и широкими манжетами, ворот которой сколот платиновой булавкой с черным бриллиантом, в тон запонкам. Френч без рукавов на пару тонов темнее рубашки длиной до середины бедра и  брюки, такие узкие, что кажутся второй кожей, до скакательного сустава лап; обувь не требуется. Обе пары крыльев сложены за спиной, ниспадая до кончиков лап и образуя подобие шлейфа.
Длинные багрово-красные волосы зачесаны назад и свободно рассыпаны по плечам, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови. Багрово-красные с черным отливом жесткие перья, смешиваясь с волосами, образуют роскошную гриву.
В левом ухе  серьга из платины, состоящая из двух колец, одно из которых продето в мочку, другое – в верхнюю часть завитка с внешней стороны раковины; на нижнем кольце – черный бриллиант-капля; оба кольца соединяет тонкая цепочка, на которой качается маленький черный бриллиант-капля.
На правой руке медицинский артефакт: браслет-портал для экстренной госпитализации, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

На тело Дельвара нанесена сложная татуировка-трайбл. Асимметричный  узор начинается от левой брови, задевает висок, скулу и часть головы, спускается  на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с левого плеча плавно перетекают на бок древнего. Линии вытатуированного узора скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

+1

5

     Пожалуй, Готтард слишком устал даже для того, чтобы ворчать. Во всяком случае, антику, которого опять потянуло прикасаться к лицу саэтеруса, не досталось ничего уничижительного. Да и, признаться, срывать на нем собственное раздражение не хотелось. Во всяком случае сейчас…
     - Мы оба устали… - грустно усмехнулся полукровка. – Никогда не понимал тех, кто любит подобные…мероприятия…
     Сам Ардо практически ненавидел находиться в людных местах и быть в центре внимания. Пожалуй, это было одной из основной причин его дурной репутации в клинике, как врача талантливого, но весьма неприятного в общении и неуживчивого. Ему там было слишком людно…но менять место работы саэтерус не хотел. Ему действительно нравилось то, чем он занимался.
Когда антиквэрум выразил удивление на счет изменений в татуировке, Готтард непроизвольно нахмурился, опасаясь, что это могло оказаться связано с чем-то…неприятным. Однако устремившийся к зеркалу антик выглядел скорее просто потрясенным, чем настороженным или напуганным и полукровка постарался себя успокоить…с не слишком большой степенью успешности.
     - Видимо, возможность ее проявления напрямую с фактом наличия имплантата не связана, - озвучил очевидное Ардо, все еще косясь в сторону исчезающей в отражении антика татуировки несколько настороженно. – Если давно такого не происходило, стоит поискать какое-то действие или их порядок, совершение которых для тебя было не особо привычно. Что-то же должно было ее спровоцировать…
     Сам Готтард в татуировках и их магических разновидностях ничего толком не понимал. Ближайшая для его понимания аналогия, вертевшаяся в мыслях, была связана скорее с амнезией у пациентов. Исчезнувшие воспоминания могли не проявлять себя годами, пока какая-то мелочь не становилась последней каплей, заставляющей все скрытое выплеснуться обратно в сознание. Вот только вычислить эту «мелочь» полукровка не решился бы. Все же для этого могло понадобиться вновь обратиться к ментальной магии, а на такое он был после торжества не готов ни морально, ни физически…
     - Этот дом – не самое лучшее место, чтобы разбираться в чем-то, кроме интриг и интрижек его обитателей, - хмыкнул саэтерус, когда Дельвар решил отложить рассуждения о причинах своего удивления на потом. – Но, если захочешь что-то обсудить…можешь связаться во внерабочее время. Все контакты у тебя все равно уже есть…
     Только озвучив то, что вертелось в мыслях, полукровка сам осознал, что, оказывается, действительно не испытывает раздражения от мысли о том, что Та’Лиэв может объявиться в его жизни вне планового приема в отделении. И это, пожалуй, озадачивало саэтеруса никак не меньше, чем самого антиквэрума своевольная татуировка.
     - Думаю, Аделине вполне хватит наглости и самомнения попытаться, - слабо усмехнулся полукровка, все же внутренне радуясь возможности сменить тему. – Не знаю, на что ее фантазии в этот раз хватит. Я бы ставил на то, что может попытаться подкинуть что-нибудь или заявиться сама в дивно непрезентабельном виде, чтобы верещать о том, что с ней тут хотели сотворить что-то непотребное. Вряд ли додумается до чего-то, что даст повод удивиться по-настоящему. Разве что поможет кто…чисто по-родственному…
     Уж чего-чего, а «помогать» ближнему фон Раухи любили, поэтому Ардо вполне допускал, что ей могли и подсказать что-то занимательное, чтобы потом на ней же и отыграться. Адель успела многим попортить немало нервов. Каталина же была в первую очередь дочерью своей матери, так что…было вполне ожидаемо, что утопить своей «помощью» родня могла и ее. Оставалось только надеяться, что «иллюзорный страж» окажется для них достаточно неприятной неожиданностью…чтобы дать полукровке и антику хотя бы мизерный шанс хоть сколько-нибудь отдохнуть… Выспаться в этом доме Готтард и не надеялся.
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/6FHIn3w.jpg[/icon]

+1

6

Антик вздохнул, покачав головой. Идея притащить Готтарда на свадьбу оказалась... хреновой. И хотя с одной стороны она все же была правильной, ибо постоянно прятать голову в песок было невозможно, то с другой стороны она все равно была хреновой. И воняла так, что сводило скулы и зубы от той мерзости, которой от нее разило. Даже самому древнему, который  на своем веку повидал немало мерзостей и гнильцы. было противно находиться в имении фон Раухов. Каково же было самому Готтарду, Дельвар даже представить не решался.
- Я тоже... - выдохнул древний,  растерянно и извиняюще улыбнувшись. - слишком много сил они забирают...
Работая на могущественную корпорацию Вэлсы Та'Лиэв привык находиться в тени. Он практически не бывал на шумных раутах и приемах, которые частенько посещал его собрат, ибо такового требовал его статус. Редкие переговоры, где  Дельвар присутствовал как консультант были не в счет, ибо там все же не было такого огромного количества народа хотя и они порой выматывали его.
- Нам обоим нужно отдохнуть. - едва слышный шепот слетел с пересохших губ антиквэрума, когда его пальцы снова очертили линию скулы полукровки. - Хоть  немного. Завтрашний день будет еще сложнее, чем нынешний.
Дельвар снова вздохнул, шагнув в сторону. Слова  саэетеруса заставили его нахмуриться. Он перебирал в памяти прошедший вечер, попытавшись  отыскать те детали, которые могли привести к тому, что  узор татуировки восстановился полностью после столь долгого временного промежутка безуспешно.  Событий было так много, что отыскать среди них то,, которое послужило спуском, для него оказалось непосильной задачей.
- Не могу. Я даже не представляю, что следует искать. - устало покачал головой Та'Лиэв. - Видимо все же стоит это сделать в клинике. Или в любом другом  тихом и безопасном месте. - он снова вздохнул. - Ты прав, этот дом - не место для подобного рода экспериментов. Ни ты, ни я не чувствуем себя здесь в безопасности.
Дельвар удивленно замер, услышав предложение Готтарда. То, что полукровка согласится принять его во внерабочее и внеплановое время было необычно более того, это вообще было чем-то из ряда вон. Антик старался не надоедать своему лечащему врачу больше необходимого и приезжал строго в назначенные сроки и отведенное время. Равно как и старательно исполнял все рекомендации по лечению и приему препаратов, чтобы не спровоцировать новых, внеплановых, приступов. Все же, привыкнув полагаться прежде всего сам на себя, Та'Лиэв  не очень-то любил обременять сторонних людей своими проблемами. И даже когда приступ привел его в клинику, где он провел месяц, ему все равно было неловко от осознания того факта, что он отвлекает фон Рауха от более важных дел.
И вот теперь... Готтард предложил ему при необходимости посещать его в другое время нежели плановые консультации и обследования.
- Спасибо... - потрясённо выдохнул антик, вглядываясь в лицо полукровки внимательно-растерянным взглядом. - Я постараюсь не слишком обременять тебя своим присутствием.
А вот последующие слова не слишком обрадовали. Нахмурившись, Дельвар еще раз прошелся по апартаментам проверяя установленный охранный контур. Система функционировала исправно, и это хоть немного, но успокаивало древнего  конус слабо мерцал, сообщая что на данный момент все в должном порядке и никто не пытался проникнуть внутрь
- Полагаешь, она все же попробует проникнуть внутрь? - осторожно спросил древний. Думать о том, насколько на самом деле все может оказаться плачевно и гадко, не хотелось. 
Приблизившись к столику, на котором еще днем оставил сигареты и зажигалку, Дельвар привычно вытряхнул  одну и, щелкнув зажигалкой, прикурил. Легкие наполнились едким дымом, и антик неспешно выпустил сизое облачко через нервно подрагивающие ноздри, чтобы почти сразу же вновь заполнить легкие горьким дымом.
- Все настолько плохо... И нам следует готовиться защищаться?
Густое облачко табачного дыма неспешно поднималось к потолку...
____________________________________________
Одет:  Рубашка тонкого темно-багрового шелка с длинными свободными рукавами и широкими манжетами, ворот которой сколот платиновой булавкой с черным бриллиантом, в тон запонкам. Френч без рукавов на пару тонов темнее рубашки длиной до середины бедра и  брюки, такие узкие, что кажутся второй кожей, до скакательного сустава лап; обувь не требуется. Обе пары крыльев сложены за спиной, ниспадая до кончиков лап и образуя подобие шлейфа.
Длинные багрово-красные волосы зачесаны назад и свободно рассыпаны по плечам, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови. Багрово-красные с черным отливом жесткие перья, смешиваясь с волосами, образуют роскошную гриву.
В левом ухе  серьга из платины, состоящая из двух колец, одно из которых продето в мочку, другое – в верхнюю часть завитка с внешней стороны раковины; на нижнем кольце – черный бриллиант-капля; оба кольца соединяет тонкая цепочка, на которой качается маленький черный бриллиант-капля.
На правой руке медицинский артефакт: браслет-портал для экстренной госпитализации, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

На тело Дельвара нанесена сложная татуировка-трайбл. Асимметричный  узор начинается от левой брови, задевает висок, скулу и часть головы, спускается  на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с левого плеча плавно перетекают на бок древнего. Линии вытатуированного узора скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

+1

7

     Готтард чувствовал себя как после многочасовой операции, после которой хотелось то ли лечь и на месте сдохнуть, то ли свернуться калачиком и уснуть прямо на полу в операционной. Не хотелось находиться в этом доме, видеть родню и подавно… Вообще практически ничего не хотелось. Даже курить, хоть в комнате была трубка и даже не одна. День и его события вымотали настолько, что, не будь поместье поблизости от болот, Ардо бы всерьез беспокоился за безопасность антика, если эмоциональное опустошение самого фон Рауха переросло бы в полновесный «голод». А так… Стоило признать, что хотя бы с местом действия им повезло…
     Видимо, антиквэрум устал не меньше. Во всяком случае, говорил тот тихо, вел себя и того спокойнее. И, да, на удивление этим полукровку не настораживал. И, пожалуй, Готтард и сам не был уверен, стоит ли списывать это на усталость или на подсознательно принятое сомнительной адекватности решение признать антика условно неопасным.
     - Завтрашний день будет ничем не лучше большинства своих собратьев в этих стенах, - грустно усмехнулся Ардо, вновь не говоря и слова о прикосновении к собственному лицу. – Привычно, как это ни прискорбно…
     От следующего дня полукровка привычно не ждал ничего хорошего. Нервного, раздражающего, приводящего в ярость – сколько угодно. Но в то, что фон Раухи будут паиньками и стоически проигнорируют факт присутствия столь «приятных» им личностей в месте своего обитания, не верилось вовсе. Мужчина слишком хорошо знал натуру своих родственников…
     Тем временем антиквэрум вновь огорошил полукровку, изъявив принципиальное согласие на препарирование собственного разума в клинике…и даже за ее пределами. Это, пожалуй, вызывало если не шок, то опасливое недоумение. Ментальный контакт, который удался не иначе как чудом, в понимании Готтарда был еще недостаточным основанием для столь…скоропалительных решений. Впрочем, вспоминая о том, как давно Дельвар живет с весьма шикарным букетом диагнозов различной этиологии, Ардо вполне мог его понять. Иногда страх упустить шанс мог быть куда сильнее страх вновь утонуть в боли…
     - Ты…хочешь снова рискнуть пустить меня в свое сознание? – не столько спросил, сколько почти что подтвердил саэтерус, не находя сил даже удивиться столь вызывающе степени…доверия к нему антиквэрума. – Ты же понимаешь, что я рискну только, если состояние останется достаточно стабильным? Телепатия – сущее баловство по сравнению с полноценной работой с сознанием… Я не хочу тебе навредить, если всплывут какие-то предпосылки… - мужчина раздраженно выдохнул через зубы. – В бездну все… Давай не будем о работе…
     При всем своем даже самолично признаваемом трудоголизме, сейчас полукровка не был настроен на то, чтобы детально планировать столь тонкое воздействие. Голова была тяжелой и мысли будто бы вязли, не желая складываться в целостную и понятную картину.
     Поймав на себе растерянный взгляд Та’Лиэва, Готтард ощутил некое подобие дежавю. Он не без оснований подозревал, что и сам порой смотрел на антика ничуть не менее живописно, что в свою очередь наталкивало на мысль о…некотором сходстве исходных предпосылок подобного поведения. Но о подобном определенно стоило подумать на свежую голову…
     - Ты…не обременителен… - полукровке было мучительно сложно подобрать слова к актуальной ситуации, что снова заставляло прятать взгляд. – Просто…предупреждай заранее. Я не всегда адекватно реагирую на сюрпризы…
     Готтард с неким подобием обреченности ловил себя на мысли, что вполне мог представить антиквэрума вновь появившимся в гостиной своей квартиры, не испытывая острого раздражения по этому поводу. Это даже почти не нервировало…и тем не то чтобы пугало, но заставляло предаваться рассуждениям, из-за которых начинала гудеть голова…
     - Попытаться она может, - пожал плечами Ардо, охотно меняя тему на возможные бесчинства Аделины. – Но я бы ставил скорее на то, что проснемся от истошного крика, начавшегося еще на подступе к двери. Ты же понимаешь, что родственники не просто так не горят желанием селиться со мной по соседству? – в этот раз усмешка вышла горестной. – Иногда бывает полезно быть чьим-то страхом…
     Готтард не испытывал удовольствия от того, что его боялись. Скорее признавал это в силу обстоятельств удобным…и порой в меру собственных сил поддерживал, дабы держать на расстоянии тех, кому не мог доверять. То, что не доверял он практически всем за редким исключением, было уже делом десятым… Теперь же выходило, что, похоже, еще одно подобное исключение стояло рядом и обсуждало вероятные козни Лины-старшей и ее молодой копии. И, разнообразия ради, присутствие подобного создания было поводом скорее для спокойствия, чем для нового витка раздражения…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/6FHIn3w.jpg[/icon]

+1

8

Дельвар сделал последнюю затяжку и раздавил окурок в пепельнице, чтобы почти сразу же прикурить новую сигарету. Он устал от шумного торжества и  беспардонного общество, которое вымотало его гораздо больше, нежели сама церемония и банкет. Невозможность почувствовать себя в безопасности заставляла нервничать, и как следствие курить одну сигарету за другой. Только вот успокоиться это не особо помогало. Новый окурок был раздавлен на дне стеклянной пепельницы едва ли не быстрее чем предыдущий.
- Я удивляюсь, как они до сих пор друг друга не передушили с такими-то замашками… – выдохнул антик, разворачиваясь к Готтарду.
Тот выглядел ничуть не лучше. Усталый и опустошенный, мужчина казался настолько хрупким  беззащитным, что древний с трудом поборол желание подойти и обнять его, заворачивая в теплый кокон из своих крыльев. Отчаянно хотелось защитить и его и избавить от тягот общения с родственничками. Дельвар уже успел пожалеть о своей настойчивости посетить это мерзопакостное мероприятие.
- Да, хочу… - Та’Лиэв оторвался от созерцания ночного сада, постепенно погружавшегося во тьму, ибо разноцветная  праздничная мишура постепенно гасла, растворяя кроны деревьев в бархатном покрывале ночи. – Я не смогу сам найти причину изменений. – он приблизился к мужчине и тепло улыбнулся ему. – Конечно. Я подожду столько, сколько потребуется. – Снова улыбнувшись, Дельвар, опустил голову, упершись лбом в плечо полукровки. – Ты не навредишь мне. – тихий вздох слетел с бледных губ. – Да и я все равно не  пущу никого другого в свой разум… Только тебя…
Прошло несколько минут прежде чем Дельвар поднял голову и внимательно посмотрел на Готтарда, поймав его усталый взгляд своим, не менее измученным золотым. И снова едва заметная улыбка тронула его губы, а когтистые пальцы скользнули по щеке мужчины.
- Спасибо… Я обязательно предупрежу тебя, если мне вдруг понадобится увидеть тебя во внерабочее время.
Сейчас древний не представлял даже, что может заставить его появиться на пороге квартиры саэтеруса во внеплановое время. Вроде бы ничего такого не ожидалось и не предвиделось. Консультации проходили в привычном плановом режиме. Каких либо экстренных происшествий и приступов после основательной корректировки схемы лечения и подбора лекарств тоже не случалось. Он даже чувствовать себя стал намного лучше, чем было до того, как он попал в клинику фон Рауха.
«Надеюсь, что не случится ничего такого, что заставит меня приехать к тебе внепланово. И домой, а не в клинику.»
От обилия мыслей, предположений и не слишком приятных впечатлений, которых в этот день и вечер было довольно много, начала болеть голова. Дельвар поморщился, отстраняясь и делая пару шагов назад.
- Понимаю… - усмехнулся антик, кивнув. –Мы можем гадать до бесконечности… И все равно, скорее всего, не угадаем. – он встряхнул головой, позволяя волосам рассыпаться по плечам так, как им заблагорассудится, а перьям встопорщиться ярким гребнем. – Пойдем спать, пока тихо. Нам обоим нужно отдохнуть, пока есть возможность…
Он шагнул в смежную комнату, позволяя саэетерусу остаться в его.
- Я не буду закрывать двери между нашими комнатами. – шепнул Дельвар, приблизившись к постели и сдернув с нее покрывало, которое сложив, перекинул через спинку изножья. – Мне будет так… спокойней.
«И если что-то случится, я смогу быстро переместиться к тебе…»
____________________________________________
Одет:  Рубашка тонкого темно-багрового шелка с длинными свободными рукавами и широкими манжетами, ворот которой сколот платиновой булавкой с черным бриллиантом, в тон запонкам. Френч без рукавов на пару тонов темнее рубашки длиной до середины бедра и  брюки, такие узкие, что кажутся второй кожей, до скакательного сустава лап; обувь не требуется. Обе пары крыльев сложены за спиной, ниспадая до кончиков лап и образуя подобие шлейфа.
Длинные багрово-красные волосы зачесаны назад и свободно рассыпаны по плечам, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови. Багрово-красные с черным отливом жесткие перья, смешиваясь с волосами, образуют роскошную гриву.
В левом ухе  серьга из платины, состоящая из двух колец, одно из которых продето в мочку, другое – в верхнюю часть завитка с внешней стороны раковины; на нижнем кольце – черный бриллиант-капля; оба кольца соединяет тонкая цепочка, на которой качается маленький черный бриллиант-капля.
На правой руке медицинский артефакт: браслет-портал для экстренной госпитализации, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

На тело Дельвара нанесена сложная татуировка-трайбл. Асимметричный  узор начинается от левой брови, задевает висок, скулу и часть головы, спускается  на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с левого плеча плавно перетекают на бок древнего. Линии вытатуированного узора скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

+1

9

     Полукровка меланхолично наблюдал за курящим антиком, раз за разом прокручивая треклятое воспоминание Лукреции. По всему выходило, что Адель определенно явится. Одна или с дочуркой – это был вопрос. Также не вполне ясна была цель. Гадость гадостью, но хотелось бы знать, к чему конкретно готовиться. Было даже жаль, что «родственница» подобный товар на продажу не выставляла. Пожалуй, Готтард даже поторговался бы…
     - Дело привычки, - вздохнул Ардо, когда антик поднял вопрос о дивной выживаемости змеючника. – И система негласных правил, договоренностей и противовесов. Впитывается едва ли не с молоком матери, используется также естественно, как дыхание. И, да, не будь и сам воспитан также, пожалуй, не смог бы здесь находиться вовсе. А так…паскудно, но терпимо.
     Саэтерус не мог понять, почему перед антиквэрумом его периодически тянуло на откровения. Однако усталость брала свое, заставляя оставлять все проблемы «на завтра». Впрочем, Та’Лиэв добавлял в список отложенного все новые и новые пункты, и сам выдавая весьма удивительные признания. Одно только признание за Готтардом права на работу с сознанием выбивало полукровку из колеи. Учитывая подоплеку…этот жест был едва ли не запредельной степенью доверия. И, похоже, с ней тоже предстояло смириться. Все же у Дельвара удивительно органично получалось ставить Ардо перед фактами, не приемлющими оспаривания или отвержения. Как к этому относиться было пока не слишком ясно, поэтому саэтерус предпочитал подобное учитывать и выжидать. Порой время расставляло все по местам куда надежнее любых мыслительных построений…
     - Если не передумаешь пытаться, вернемся к этому вопросу после планового обследования, - устало произнес полукровка, огладив край крыла уткнувшего в его плечо антика. – Не в моих правилах обнадеживать заранее… - он грустно улыбнулся одними уголками губ, уже почти привычно пережидая стремление антика прикасаться в его лицу. К тому же…это почти не напрягало…когда не было неожиданностью.
     Предложение отправиться спать Готтард счел здравым. Организм был истощен и физически, и магически, и ментально. И даже опасаясь нового явления старых кошмаров, Ардо все же предпочитал в данной ситуации плохо спать, чем падать с ног от усталости.
     - Хорошо, оставляй как хочешь… И…доброй ночи, - покладисто кивнул полукровка, отдавая себе отчет, что и ему так было спокойнее. В сознании то и дело мелькала мысль, что после подобного дня ему не хотелось бы упустить ухудшение состояния своего пациента из-за запертой двери, если что-то пойдет не так.
     Юркнув под одеяло, Ардо сразу сжался в комок, почти прижав колени к груди и провалился в тревожное забытье, называемое сном разве что в насмешку. Дом будил в памяти картины прошлого, заставляя раз за разом возвращаться к не самым лучшим своим воспоминаниям, переживая их снова и снова, не видя выхода из их водоворота. Память подсовывала фрагменты все тяжелее. Застывший в горле, но так и не вышедший наружу крик почти мешал дышать, когда шум, пришедший извне, оборвал вереницу снов-воспоминаний.
     Сначала сработала сигнализация. Заслышав ее, Готтард резко сел на постели, потерянно озираясь и судорожно вспоминая, где это его угораздило уснуть, раз на ординаторскую в отделении это не похоже. После к сигналке присоединились еще и визгливые причитания из коридора, завывающие что-то о злокозненном некроманте, жаждущем что-то…неразборчивое. Спросонья полукровке с трудом давалось понимание настолько истеричной и сбивчивой речи, еще и приглушенной преградой в виде запертой двери.
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/6FHIn3w.jpg[/icon]

+1

10

Хмыкнув, Дельвар аккуратно взбил подушки и покрывала, собираясь свить из них некое подобие гнезда, как привык делать обычно.  Спать в коконе было тепло, уютно и безопасно. Не смотря на то, что его возраст перевалил за несколько сотен лет,  древний так и не смог избавиться от этой привычки.
- Понимаю... - выдохнул антик, оборачиваясь к полукровке. Пошкрябав когтем бровь, он  растерянно улыбнулся. - Я не передумаю. Я хочу попытаться понять, что произошло. - он вздохнул. - И я готов ждать столько, сколько потребуется. Мы начнем тогда, когда ты скажешь, что это будет безопасно.
Дельвар скользнул в постель сворачиваясь в клубок и расправляя крылья так, чтобы они образовали подобие кокона. Он возился еще некоторое время, устраиваясь удобнее и когда, наконец, успокоился, то со стороны стал походить на  пучок перьев. Впрочем, древнего это не особо волновало. Ведь ему было удобно, а все остальное было не так уж важно.
- Спи спокойно, Готтард, - мурлыкнул  Дельвар, натягивая на себя покрывало. - Хороших снов...
Антик уснул, едва голова коснулась подушки. Только вот сном это назвать было нельзя.  Тревожный, беспокойный, наполненный картинами давнего и не слишком давнего прошлого.
Дельвар не спал, он тонул в пробудившихся воспоминаниях слишком ярких,  кровавых и болезненных.
Он грезил, силясь позабыть про терзающую его боль, оставшуюся от прикосновений жадного жидкого пламени, охватившего селение клана беркутов.

Пробудившаяся с помощью магии сопка плевалась клубами едкого дыма, оранжевыми искрами и пеплом, рассыпая его на  таявшие сугробы. Вулкан, повинуясь воле мага, дрожал, обрушивая смерть на поселок, расположившийся на его склоне. Он пришел, чтобы убивать, и гора, послушная его воле сеяла смерть на много миль вокруг, засыпая безупречную белизну ледяных просторов горячим пеплом.
Он умирал…
И не мог умереть…
Он застыл посреди вечности, словно муха в кусочке янтаря, пролежавшего не одно тысячелетие в толще земли. Вечность, пришедшая из прошлого.
Ярость, клокотавшая в глубине его существа, рвалась наружу…
И не могла вырваться, скованная тисками окаменевшей лавы.
Земля задрожала, разрывая время, что превратило его застывшую во льду статую, вновь запуская его.
Танг…
Тонкие щупальца временных теней осыпались серым крошевом на мерзлый камень.
Танг…
Оглушительный взрыв вырвал осколки камня, оплавив глыбу льда.
Танг…
Он мучительно содрогнулся, силясь пошевелиться…

Оглушительный звон разорвал пелену тягучего сна. Дельвар застонал, перекатываясь на бок и зажимая уши руками. Звук ввинчивался в мозг, опаляя раскаленной болью.
- Твою ж башню... - прохрипел древний, скатываясь с постели. Запутавшись в покрывале, антик рухнул на пол распластав крылья. - Что случилось?...
Выпутавшись из ткани, древний, шатаясь, выполз в смежную комнату, где спал Готтард.
- Кажется, у нас гости, - буркнул первородный, царапая когтем конус. Звон утих, и Дельвар обессиленно опустился на край постели, на которой сидел полукровка — И что теперь? Открывать двери? Или ждем?

____________________________________________
Одет: Черная шелковая туника распахнутая на груди, с расширяющимися к низу рукавами и разрезами, начинающимися от талии по бокам и сзади, ворот, подол и край рукавов расшиты серебряной нитью; обувь не требуется. Обе пары крыльев сложены за спиной, ниспадая до кончиков лап и образуя подобие шлейфа.
Длинные багрово-красные волосы зачесаны назад и свободно рассыпаны по плечам, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови. Багрово-красные с черным отливом жесткие перья, смешиваясь с волосами, образуют роскошную гриву.
В левом ухе серьга-кольцо. Которая соединяется длинной серебристо-золотой цепочкой с кольцом-подвеской в левом же соске.
На правой руке медицинский артефакт: браслет-портал для экстренной госпитализации, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

На тело Дельвара нанесена сложная татуировка-трайбл. Асимметричный  узор начинается от левой брови, задевает висок, скулу и часть головы, спускается  на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с левого плеча плавно перетекают на бок древнего. Линии вытатуированного узора скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

+1

11

     Осознание реальности медленно вытесняло обрывки удушливых жутковатых в своей правдоподобности сновидений. Комната была до дрожи знакомой, что не оставляло и шанса усомниться в месте пробуждения. Хотелось оказаться где-нибудь подальше от родового особняка…и верещащего артефакта, отменно бьющего по нервам.
     Шаткой походкой проковылявший в комнату антик настроение отнюдь не улучшил. Готтард искренне порадовался, что в состоянии Дельвара накануне этого мракобесия удалось добиться некого подобия ремиссии. Чем могла закончиться тревожная трель пусть и другой сигнализации саэтерус уже видел… Риск повторно лицезреть подобное зрелище не вдохновлял…
     Когда антик присел на постель, полукровка передвинулся ближе к нему, ловя запястье и прощупывая пульс, чтобы хоть как-то удостовериться в стабильности состояния. На диагностические плетения сил не было совершенно…
     - Даже знать не хочу, кто именно приперся… - мрачно проворчал Готтард, убрав пальцы с пульса, но оставив чужую ладонь в своих руках. – Явно ведь не доброй ночи пожелать собрались…
     Тем временем скандал в коридоре набирал обороты. Визгливые женские вскрики, чьи-то гневные тирады, суета… Ардо подозревал, что не будь сигнализации, они бы проснулись и так. Неспящие в ночи шумели так, что хотелось засунуть голову под подушку, лишь бы забыть об их существовании. Еще сильнее хотелось уйти. Но если в своих силах переместиться в лес полукровка был хоть сколько то уверен, то тащить за собой «груз» в лице антиквэрума опасался. А улизнуть самому, бросив Та’Лиэва на растерзание родне, было бы не в характере Готтарда…
     - Может, сделаем вид, что очень крепко спим, и пусть идут лесом? – тихо спросил Ардо и сам не веря в подобную удачу. – Ну хоть понадеяться-то можно, что они перегрызутся между собой и расползутся злопыхать по углам?..
     Разползаться никто не спешил. Более того, накал страстей за дверями принимал все более шумные обороты. Крики становились все громче и громче и, наконец, обернулись требовательным стуком в дверь.
     - Как же вы мне все дороги… - зло процедил сквозь зубы полукровка, бережно опуская руку антика на кровать и сам поднимаясь с постели. – Чтоб вас всех…
     Требовательный стук повторился снова, сопровождаясь в этот раз еще и гневливыми окриками. Саэтерус замер напротив двери, внутренне настраиваясь на безобразный скандал. На иное рассчитывать было бы весьма недальновидно…
     - Ну и кому, мать вашу чешуйчатую, в ночи-то не спится? – раздраженно поинтересовался полукровка, резко распахивая дверь. – Сдуреть всем скопом изволили?..
     Перекошенные различными оттенками негатива физиономии родственников настроения не прибавляли. Готтард отвечал им не менее «доброжелательной» миной. Гляделки, впрочем, длились недолго, уступая место возмущенному гомону.
     - Не спится! Да из-за ваших развлечений, гребанные «кролики», тут половина этажа не спит!!! – взвыл раскрасневшийся от гнева фон Раух лет шестидесяти. – И, кстати, где та баба, которая так надрывалась?
     - Кхм… - Готтард даже закашлялся от подобного заявления. – Пожалуй, я даже не хочу знать, что вы употребили, раз дело дошло до подобных фантазий…
     - Фантазий?! Ах, фантазий!!! – продолжал завывать мужчина. – Да пошел ты, гребанный выродок!..
     - Ульв, не похоже что эти буянили… - попытался урезонить крикуна мужчина помоложе. – Рожи уж больно заспанные.
     - А кто тогда? Звук явно шел отсюда! – продолжал злопыхать «главный обвинитель».
     - Да какого лешего здесь вообще происходит?.. – мрачно поинтересовался Готтард, скрещивая руки на груди и подпирая плечом дверной косяк.
     - Это все она… Она… - истерично взвыла где-то в толпе Аделина.
     - Да уймите уже кто-нибудь эту дуру припадочную! – вновь взъярился названный Ульвом.
     - Она пришла забрать меня с собой! – выдала на грани визга Адель. – Это все она… Это все из-за него!!! – заметив Готтарда, та с неожиданной ловкостью и быстротой ринулась вперед, намереваясь, видимо, попытаться как минимум выцарапать глаза полукровке.
     Ардо уже прикидывал, хватит ли ему сил спеленать ее пиксельной сетью или не стоило и пытаться, когда «добрые» родственники кое-то веки сделали действительно доброе дело, успев раньше него. Черноволосая особа, неприятно вереща, рухнула на пол, спеленутая явно далеко не одним плетением.
     - Пустите меня! Пустите! – продолжала вещать она, злобно уставившись на свою «цель». – Пусть его мамаша-самоубийца заберет его, а не меня!
     Готтард с трудом заставил себя натянуть на лицо неприятную усмешку, дабы не подать вид, насколько его разозлили слова Аделины. Будь та мужчиной, саэтерус, пожалуй, двинул бы ей не задумываясь. Однако крикунья была женщиной, поэтому он просто смотрел на нее раздраженно…и брезгливо.
     - Какая прелесть… - протянул Ардо, продолжая ухмыляться. – Неужели в грибных закусках нынче попалось что-то галлюциногенное? Надо полагать, кто-то опять недоглядел за детьми?
     - Мерзкая тварь! – женщина в магических путах вновь дернулась, после чего послышался звук удара чего-то металлического об пол, после чего под ноги толпы зевак выкатилась явно артефактная вещица. Разумеется, один из наблюдателей решил исключительно из «благих» побуждений ее поднять, но неудачно задел что-то на ней, после чего в коридоре раздались те самые звуки, которые, видимо, и впечатлили гневно выдыхающего Ульва, готовящегося разразиться очередной тирадой. Правда, разнообразия ради, уже не в сторону саэтеруса…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/6FHIn3w.jpg[/icon]

+1

12

- Я тоже не хочу знать... - устало выдохнул Дельвар, повернувшись к  мужчине, придвинувшемуся ближе. Он не стал отнимать руку, когда Готтард перехватил запястье, прощупывая пульс. - Не волнуйся. Я просто запутался в покрывале и свалился на пол. Глупо, да? - он криво усмехнулся, осторожно обхватывая ладонь полукровки своими пальцами. - он качнул головой отбрасывая  упавшие на лицо волосы за спину. - Голова не болит. Просто.... мне снилось... всякое.
А за дверью продолжали орать. Причем вопли сигнализации давно стихли, а женские вопли становились все громче, и противней. Дельвар поморщился, когда  звук стал слишком громким. Открывать двери не хотелось совершенно. Древний очень надеялся, что фон Раухи поорут и свалят в туман, оставив их в покое.
Но надеждам не суждено было сбыться. Ор продолжался, раздражая  первородного с каждой минутой все больше..
- Я тоже -  антик  поймал  взгляд полукровки своим Реликтовая тварь   выглянула из вязкого марева жидкого золота, раздраженно рявкнув. - Можно я их убью? Ведь не успокоятся же... А я спать хочу. - он сокрушенно вздохнул — Может, свалим куда-нибудь а? Где тихо...
Уйти хотелось неимоверно. Умей он перемещаться в пространстве то давно бы свалил на те же болота.. Там хоть воплей истошных слышно не будет и перекошенных рож местного серпентария не наблюдается.
Он уже хотел предложить Готтарду сбежать на болота, но. Не успел. Грохот в дверь  стал настолько громким, что саэетрус, аккуратно устроив ладонь древнего на покрывале, отправился открывать.
- Да чтоб вас всех светом выжгло, твари... - прошипел антик, оскалившись пальцы сжались, сминая плотную ткань, которая с резким треском разошлась под острыми когтями.
Ухватившись рукой за спинку изножья, Дельвар  медленно поднялся, рефлекторно расправляя крылья, чтобы удержать равновесие, ибо после изнурительного кошмара его пошатывало. Он не спешил присоединяться к мужчине, все еще надеясь на то, что дражайшие родственнички все же свалят.
Скандал набирал обороты. Вопли, ругань, взаимные обвинения. Только вот все они, были ошибочны, но достаточно болезненны. А еще все эти разборки неимоверно злили. Да и голос Аделины древний  узнал, а уж те мерзости, что она изливала на полукровку и вовсе не прибавили ему настроения. Ему отчаянно хотелось свернуть крикливой дамочке шейку и сказать остальным, что так и было
«Твою же башню... Как бы чего не вышло.»
Древний приблизился к двери, но стал так, чтобы из коридора его не было видно. Терпение лопнуло, когда в коридоре раздался грохот падающего тела, а вопли черноволосой гадюки на порядок визгливей. Скользнув в сторону, Дельвар появился за спиной Готтарда.
- Вам что, заняться больше нечем, господа? - раздраженно проворчал Та'Лиэв, выступая вперед и морщась, когда артефакт снова разразился пронзительными воплями. -  Детишки развлекаются, а на нас решили спустить всех собак. Как мило...  Пришли, разорались, перебудили всех. - он осторожно оттеснил полукровку внутрь. - А ну убирайтесь прочь! И чернявую ведьму прихватите!
Перехватив руку саэетруса, он увлек мужчину в комнату, резко захлопнув дверь перед носом разъяренного серпентария. С грохотом упал засов, отреза их от происходящего.
Приблизившись к постели, пару мгновений Дельвар смотрел на  мужчину, а потом просто притянул его к себе, обнимая и заворачивая в свои огромные крылья.
- Иди ко мне...   
Тихое, бархатное мурлыканье окутало Готтарда, укрывая словно большим теплым и успокаивающим покрывалом.
- Все хорошо... Тссс... Я с тобой....
Древний крепче обнял полукровку, продолжая успокаивающе урчать.
____________________________________________
Одет:  Рубашка тонкого темно-багрового шелка с длинными свободными рукавами и широкими манжетами, ворот которой сколот платиновой булавкой с черным бриллиантом, в тон запонкам. Френч без рукавов на пару тонов темнее рубашки длиной до середины бедра и  брюки, такие узкие, что кажутся второй кожей, до скакательного сустава лап; обувь не требуется. Обе пары крыльев сложены за спиной, ниспадая до кончиков лап и образуя подобие шлейфа.
Длинные багрово-красные волосы зачесаны назад и свободно рассыпаны по плечам, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови. Багрово-красные с черным отливом жесткие перья, смешиваясь с волосами, образуют роскошную гриву.
В левом ухе  серьга из платины, состоящая из двух колец, одно из которых продето в мочку, другое – в верхнюю часть завитка с внешней стороны раковины; на нижнем кольце – черный бриллиант-капля; оба кольца соединяет тонкая цепочка, на которой качается маленький черный бриллиант-капля.
На правой руке медицинский артефакт: браслет-портал для экстренной госпитализации, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

На тело Дельвара нанесена сложная татуировка-трайбл. Асимметричный  узор начинается от левой брови, задевает висок, скулу и часть головы, спускается  на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с левого плеча плавно перетекают на бок древнего. Линии вытатуированного узора скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

Отредактировано Дельвар (02.10.2020 23:33:57)

+1

13

     От криков звенело в ушах, а эмоциональный шквал, идущий от дражайших родственников, вызывал дурноту. Впрочем, истощенный организм не брезговал и этим, поглощая коктейль из редкостной дряни, чтобы ускорить собственное восстановление.
     Скандал в коридоре все не прекращался. Все орали на всех. Каждый пытался назначить виноватым кого угодно, кроме себя. Аделина несла бред, через раз поминая Альму фон Раух, о которой знала разве что досужие домыслы на основе старых сплетен, которые к реальности дела не имели. И от этого было тошно вдвойне.
     Готтард даже грешным делом поймал себя на мысли, что Адель ему даже не жаль. Ее состояние походило на помешательство. Но стал ли тому виной артефакт, долженствовавший вызвать у нее сильное беспокойство и желание уйти, или ее собственная возбудимая натура оставалось загадкой. Не достаточно любопытной, чтобы ломать над ней голову сейчас, если уж не кривить душой.
     Тем временем антик тоже решил принять посильное участие в полуночных «увеселениях», оттесняя саэтеруса со «сцены». Та’Лиэву происходящее, судя по всему, не нравилось едва ли не больше, чем самому Готтарду. Во всяком случае, тот выглядел весьма раздраженным, когда выговаривал фон Раухам все, что он думает о подобной ночной побудке.
     Утомленный событиями дня и уже изрядно «отравленный» негативом окружения, полукровка выглядел осунувшимся и как будто бы постаревшим. Ему не хотелось уже ничего. Ни участвовать в родственной грызне, ни ломать голову над тем, чем эта грызня может оказаться чревата утром, ни спорить с кем либо. Именно поэтому саэтерус покорно следовал за антиквэрумом, когда тот, вновь заперев двери, увлек его за собой к постели. К тому же…это тоже вызывало некое подобие дежавю. Не он ли сам, после «милой» беседы с Даяной точно также запирал дверь, чтобы успокоить своего беспокойного пациента без лишних свидетелей…
     Когда Дельвар заключил его в объятия, ощущение дежавю только усилилось. И пусть состояние полукровки было далеко от гнева, а сам антиквэрум не мог «вытянуть» гнетущее Ардо состояние, но близость чужого тела, чей эмоциональный фон был вполне благожелателен, все же оказывала весьма успокаивающий эффект. Поэтому Готтард и сам обнял антика подрагивающими из-за собственных переживаний руками.
     - Она…не убивала себя… - надломленным шепотом произнес полукровка, вздрагивая уже всем телом. – Это пытались обставить как самоубийство, но она не сама…
     Слова вставали комком в горле, делая дыхание рваным и хриплым. Остро хотелось забиться в какой-нибудь темный угол и прорыдаться в одиночестве или напиться до беспамятства. Однако и то, и другое осуществить было весьма проблемно, а эмоции продолжали захлестывать с головой. Готтард еще какое-то время пытался сдержаться, но на фоне событий дня контроль уже был ни к черту и потому он  едва ли не до боли прижал к себе антиквэрума все еще дрожащими руками и беззвучно разрыдался, уткнувшись в чужую макушку. В этот момент ему уже даже стыдно не было… Было просто физически необходимо избавиться от скопившегося нервного напряжения. И, стоило признать, слезы были не худшим из возможных вариантов. К тому же…антику уже приходилось подлавливать его в подобном состоянии и похоже насмешек с этой стороны ждать не следовало… И, пожалуй, пусть Ардо и не хотел этого признавать, но ему действительно было легче от того, что можно было с кем-то разделить свои переживания, даже если на утро будет мучительно стыдно…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/6FHIn3w.jpg[/icon]

+1

14

Там за запертой дверью продолжали надрываться родственные гадюки, но древнего давно уже не волновало то, что они имели сказали друг другу и им обоим. Сейчас антика заботил только  саэтерус, отчаянно прижимающий  его к себе. Дельвар не сопротивлялся позволяя Готтарду делать так, как ему  того хотелось. Он просто обнимал его в ответ,  укрывая огромными крыльями и урчал. Тихо, вибрирующе и очень мягко. Он обволакивал измученного мужчину бархатными переливами кошачьего урчания.
Брань и вопли за дверью постепенно стихли но  первородный даже не заметил этого, продолжая успокаивать полукровку, что-то нашептывая ему И урчал не переставая.
- Твоя матушка была светлым созданием. - выдохнул Дельвар, осторожно слизывая с ключицы влажную дорожку из слез. - Тссс.... Все хорошо. Успокойся... - продолжал шептать древний, чуть прикусывая ключицу вцепившегося в него полукровки. - Она любила тебя. Всем сердцем...
Сейчас ему хотелось отдать Готтарду все то светлое и теплое, что было в нем самом. Хотелось утолить его боль, забрав ее себе. А еще отчаянно, до зубовного скрежета хотелось передавить весь гадючник, именуемый семейством фон Раух.
- И конечно, она не делала того, что ей приписывают эти... кхм... родственники. - тихий, едва слышный шепот сдобренным  мурчанием Дельвар осторожно увлек полукровку к постели, помогая сесть, - плачь... Тебе станет легче... Боль уйдет вместе со слезами.
Сам древний каким-то чудом умудрился умоститься на  смятом покрывале так и не разжав объятий и не убрав крыльев, которыми укрывал Готтарда. Но теперь ему было намного удобнее, и антик мог дотянуться до лица саэтеруса, чтобы бережно собрать губами сбегавшие по щекам слезы,  которые  давно уже успели промочить не только волосы, но и тонкий шелк туники и  матовую кожу древнего.
Когтистые пальцы столь же бережно оглаживали спину и плечи вздрагивающего от рыданий  полукровки, стараясь успокоить и помогая расслабиться.
- Плачь сердце мое.... слезы смою боль и унесут  печали.... - шептал Дельвар, прижимая к  своему худощавому телу Готтарда. - А я побуду с тобой рядом...
Он не обращал внимание на то, что поза была не очень удобной, что обернутые вокруг саэтеруса крылья затекли и начали болезненно ныть. Сейчас это было такой мелочью, по сравнению с тем, кого он бережно обнимал и старался передать  всю свою нежность и теплоту.
- Возьми мое тепло. Оно согреет тебя. - шепнул Та'Лиэев  собирая кончиком языка и губами слезы с линии подбородка и скулы. - Забери все. Мои эмоции, мою нежность... Если тебя это успокоит - возьми их все...

____________________________________________
Одет:  Рубашка тонкого темно-багрового шелка с длинными свободными рукавами и широкими манжетами, ворот которой сколот платиновой булавкой с черным бриллиантом, в тон запонкам. Френч без рукавов на пару тонов темнее рубашки длиной до середины бедра и  брюки, такие узкие, что кажутся второй кожей, до скакательного сустава лап; обувь не требуется. Обе пары крыльев сложены за спиной, ниспадая до кончиков лап и образуя подобие шлейфа.
Длинные багрово-красные волосы зачесаны назад и свободно рассыпаны по плечам, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови. Багрово-красные с черным отливом жесткие перья, смешиваясь с волосами, образуют роскошную гриву.
В левом ухе  серьга из платины, состоящая из двух колец, одно из которых продето в мочку, другое – в верхнюю часть завитка с внешней стороны раковины; на нижнем кольце – черный бриллиант-капля; оба кольца соединяет тонкая цепочка, на которой качается маленький черный бриллиант-капля.
На правой руке медицинский артефакт: браслет-портал для экстренной госпитализации, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

На тело Дельвара нанесена сложная татуировка-трайбл. Асимметричный  узор начинается от левой брови, задевает висок, скулу и часть головы, спускается  на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с левого плеча плавно перетекают на бок древнего. Линии вытатуированного узора скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

+1


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » О родственных связях: следствия и последствия. Часть 4