Всем привет! Надеемся, что вторая половина 2020 года не добьёт нас, ведь приближается довольно знаменательная дата. 19 октября ровно пять лет, как на проекте ФРПГ «Энтерос» началась игра [был написан первый пост], мы считаем это дату Днём рождения форума. Уже по традиции нас ждёт конкурс, но не забывайте и про ежемесячные конкурсы, дорогие участники, а также про квесты, в которых вы играете! Вдохновения и удачи всем!
Свершилось! Сюжетная арка «Воронка Хроновора» подошла к своему логическому концу и мы даже не состарились. Всего было отыграно 25 квестовых эпизода и написано более 1700 постов! Итоги и события все желающие могут посмотреть в разделе сюжетных хроник. Не забывайте, что у нас проходит масса других квестов, не стесняйтесь открывать свои и участвовать в квестах других игроков.
Доброго времени суток, игроки и гости! У нас всё хорошо, квесты играются, сюжетные эпизоды идут своим чередом. Прошу не забывать про очереди в личной и сюжетной игре. Посетите раздел «объявления», там вы найдете важные новости, обратите внимание на новость от 04 апреля. И, конечно же, не забывайте мыть руки, соблюдайте режим самоизоляции и избегайте людных мест, ибо коронавирус не дремлет. К тому же, соблюдая эти правила, вам будет проще писать посты – с чистыми руками и дома!
Всем хорошего настроения! У нас всё идет своим чередом: квесты продолжаются, личная игра идет, ежемесячные конкурсы тоже не дремлют. В этом месяце у нас два февральских конкурса: ко дню всех влюбленных и традиционный конкурс лучших постов. Не забывайте про очередность в квестах и личной игре. Пусть последний зимний месяц и следующий за ним весенний будут отличными!
С Наступающим Новым Годом! Пусть в новом году жизнь играет всеми красками, как конфетти, сбываются мечты, сияют на лицах улыбки, глаза искрятся счастьем! Пусть в душе будет больше добра! Здоровья, любви, взаимопонимания, радости, достатка, путешествий, впечатлений и только хороших событий. Пусть Новый год дарит только лучшее! И не забудьте принять участие в 3-м туре Новогоднего ивента!
Охо-хо-хо! Зима пришла, зиме дорогу! Не простудитесь в трескучие морозные деньки или жуткую слякоть, а ещё не забывайте про все мероприятия, что приурочены у нас к Новому году и ежемесячному поощрению активных и лучших игроков! С нетерпением ждем ваших заявок и участия в наших конкурсах! И счастливых дней декабря, пусть первый серебристый месяц подарит вам много энергии и отличного настроения!
Салют! Вот на дворе последний осенний месяц 2019 года, надеемся, у вас все отлично и вдохновение плещет через край. Кутайтесь в теплые пледы, запасайтесь печеньками, мандаринками и сладким чаем, впереди нас ждут новогодние праздники и холодная зимушка-зима. Кстати, мы завершили ряд конкурсов, спасибо всем за активное участие и не забывайте про квесты и личную игру!
Все игроки проекта могут как организовать собственный квест, так и вступить в любой квест, открытый для вступления новых участников, также имеется возможность вызвать мастера игры или прийти GM по заявке.
          




Первый разрез, пустивший по руке черную кровь, блуждал по руке от плеча до запястья, медленно рассекая слои прежде сокращенных мышц. Он не вызывал сильной боли, и, преисполненный уверенности вытерпеть все...
Визерион понимал, что перед ним не просто деос - сильнейший, невообразимый «механизм» хаоса и войн. Живущий по своим законам, видевший лишь собственные иллюзии, свой мир порядка на грани хаоса, энтропийное...
Леший же подробностей всех этих знать не знал, да и учитывая все обстоятельства - жутчайший парнишка с суровой планеты, еще более прожорливые всеядные овечки, да черные орхидеи...


      
      

А вот сколько бы Тонантос не раздевала антикверума, тот ни на йоту не переставал в ее глазах быть опасным хищником, а не просто возбужденным мужчиной. Нельзя сказать точно, было ли дело в его агрессивных словах и мыслях, удушающей ауре...

Неизвестно от чего Ферониас начал питать слабость к сломанным вещам и испорченным куклам. Неужели чувствовал незримое родство с кровожадным существом, которое по-кошачьи хищно пыталось ухватить когтями зыбкие обрывки космоса?

Открой глаза и посмотри как прекрасен мир в огне. Стон горящего леса и крики птиц. Огонь пылает с твоих крыльев чтобы сжечь до невесомого пепла память минувших времен. Схаласдерон был ее колыбелью, а вулкан...







Once Upon a Time: MagicideВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
Книга АваросаВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластияKARATADA
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieDark Tale



LYLФлудилка RPGTOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Свободное повествование » В твоем бокале мед станет ядом


В твоем бокале мед станет ядом

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Локация и Датаhttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.png Эридий, г. Сибул и его окрестности
2991 год, вечер.


Участникиhttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngРагнар | Ноа Акуанис


Дополнительноhttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngМастер игры не может вступить в игру, эпизод является игрой в мире Энтероса и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту любую систему боя, соигрок может также использовать любую систему боя.

http://sg.uploads.ru/9tvBy.png
https://imgur.com/2bXbNt4.jpg
http://sg.uploads.ru/9tvBy.png

Описание


Сменилось место, обстоятельства,
Система символов и знаков,
Но запах, суть и вкус предательства
На всей планете одинаков.
 

Отредактировано Ноа Акуанис (20.09.2020 22:16:17)

+1

2

В написании писем устаревшей, но от того не менее красивой каллиграфией было нечто завораживающее, почти успокаивающее, как если бы вся накопленная злоба испарялась в начерченных завитках и изгибах. Последний штрих, и соскользнувшая с пера капля отпечатывается грубой кляксой, расплывающейся по низу листа темным пятном, портя написанные строки столь грубым, даже отвратительным способом – так должно быть. Некий дикарский опознавательный знак того, что письмо, пройдя через множество рук к адресату, будет принадлежать ему – Рагнару дей Бардолфу, никогда не посылающему конверты напрямую. Стоило ли подписывать чуть пожелтевший пергамент? Определенно нет. Дело, требующее тишины и осторожности, поручалось тому, кто мог действовать аккуратно, не вызывая подозрений, тому, кто был частью этого донельзя грязного дела.
Навряд ли у него был выбор, и решение написать одному из рода Акуанис можно было бы назвать опрометчивым и излишне самоуверенным, однако, и этому было оправдание. Власть Рагнара должна быть абсолютной и беспрекословной, даже если за этим последует непрерывная цепь убийств и трагедий.
Род дей Бардолф во времена прежнего главы был в тесных взаимоотношениях с родом Акуанис, но, как это бывает в жизни, а никак не в историях, эта связь была разрушена, едва Рагнар стал новым главой рода. Выходец не из аристократической семьи стал владеть всем в одночасье – вот уж повод для злобы и плевков из-за баррикады, построенной на неспособности собрать доказательства и оклеветать как следует. Это была неизменная часть этого глупого мира. Рагнар привык к подобным ожиданиям, но порядком устал избавлять себя от надобности подчищать следы и уводить чужие взоры от собственных деяний. https://sun9-5.userapi.com/0CQsN_he8BGo_sxYN3_eyLayn2xVQkHc6KZDOg/WQzyGeM-g9k.jpg
Расклад дел его вполне устраивал, однако, глава враждебного рода оказался созданием крайне упрямым – недавно Рагнар получил сведения о том, что тот нашел человека, способного выставить против антиквэрума значимые обвинения. Рагнар запечатал письмо, отложил его в сторону, устало потерев переносицу. За окном уже царствовала глубокая ночь, и из открытого окна в комнату дул чуть прохладный ветер, норовящий сбить со стола стопку бумаг. Конечно же, долго думать не пришлось, но Рагнар нещадно прыгал на одни и те же грабли, откладывая некоторые из своих планов на потом. Ныне это норовит обернуться против него самого.
Во времена его женитьбы и становления в высших кругах, он приобрел яд у некоего торговца с целью сделать драгоценную жену бесплодной, и, будучи в излишнем предвкушении, сохранил торговцу жизнь, посчитав того достаточно умным, чтобы не разглашать продажу яда. Как оказалось, жизнь вновь демонстрировала Рагнару его собственную правоту – если и убивать, то сразу. Не нужно большого ума, чтобы понять: глава рода Акуанис не оставит данную улику в стороне и заплатит ей столько, сколько необходимо.
Теперь нахождение торговца было затруднительно даже с обширными связями Рагнара, и, сколько бы антиквэрум не ломал голову, цель была одна: найти и уничтожить, чего бы это ни стоило. Отвести от себя подозрения он сможет, сохранение полученной власти – первостепенно. Наверное, именно поэтому ему пришла в голову идея написать письмо Ноа.
Со стороны могло бы показаться глупым писать дерзкую просьбу в поиске торговца одному из семейства, что старается уберечь найденное доказательство, однако, это было не незнакомое лицо, а вполне изученное. Кажется, они познакомились на одном из скучных светских мероприятий, куда Рагнар прибыл вместе со своей женой после помолвки. С Ноа они пересеклись в самом конце зала, куда стекались те, кому подобные празднества были по горло, и, должно быть, их разговор завязался не сразу, пускай и сидели они на одном диване. Он отличался от своей родни. Чем? Вот так сразу было и не сказать. Лишь позднее, думая и анализируя, Рагнар понял: в отличие от других из своего семейства, сразу показывающих истинные намерения, Ноа прятал за благодушной улыбкой цели отнюдь не светлые. Его некая отчужденность импонировала, он не казался сторонником морали, и, кажется, после ссоры ему было откровенно наплевать на отношения двух родов. Такое непревзойденное двуличие пропадало в храме. Как жаль.
Ещё раз перечитав довольно деликатное обращение, указанную награду и тонко прописанную просьбу, словно бы дело заключалось не в поиске будущей жертвы, а в поиске драгоценности на подарок, Рагнар удовлетворенно закрыл конверт.

+1

3

Холодный ветер с моря трепал шторы, раздувая их точно паруса на корабле. В комнате царил полумрак, лишь несколько огоньков слабо подрагивали в углу. В этом полумраке холодной комнаты можно было разглядеть фигуру молодого человека, облаченного в белые одежды. Он стоял, склонившись над крепким столом, на котором ровным счетом ничего не лежало. Прошло уже два года. Два года Ноа уже принадлежит храму. Сегодняшняя ночь в особняке будет последней. Совсем скоро варгу придется принять обет отречения от семьи и от имени. Это последний и один из самых сложных обетов, приносимых священнослужителями. Лишь как только клятва сойдет с губ дифинета, он не сможет вернуться в отчий дом. Возможно, это будет временно, а, возможно, навсегда. Ноа горько усмехнулся, вдыхая морской воздух. Отец оказался поистине искусным интриганом. Он умело засадил сына в клетку, из которой так просто не выбраться.
От неприятных раздумий священника отвлек тихий стук в дверь. В комнату бесшумно прошел слуга, поклонился и негромко произнес:
- Мастер Ноа, на ваше имя пришло письмо.
Ноа поднял голову, недоумевающе смотря на служанку. Известие о письме было неожиданным: с тех пор как он закончил магическую академию, ему не писали писем. Даже закадычные друзья по кутежу перестали писать, как только услышали, что дифинет обратился в религию. По крайне мере, Ноа так считал. Он не отрицал того факта, что, возможно, все письма, приходящие на его имя в семейный особняк, просто-напросто уничтожались. Священник быстро спрятал удивление под маской холодного спокойствия. Подойдя к слуге, он принял конверт из его рук и попросил покинуть комнату. Плавным взмахом руки варг зажег в комнате свет, чтобы было удобнее прочитать письмо. Ноа внимательно осмотрел конверт. Имя отправителя было незнакомо. Ноа было подумал, что, может быть, была допущена ошибка в имени, но нет - этот конверт абсолютно точно предназначался варгу. Что же... Распечатав послание, священник впился взглядом в текст. Послание было совершенно обыкновенным, но в то же время странным. Разве станут незнакомые люди сообщать друг другу о таких обычных вещах? Но тут на глаза священнику попался неприметный знак. Ноа усмехнулся.
Как же давно это было? Кажется, молодой Акуанис тогда еще учился в магической академии. Но тогда также уже и было известно, что его определят в храм. Варг закрыл глаза, предаваясь воспоминаниям. Это был очередной помпезный прием. Ноа даже не помнил, в честь чего он был.  Помнил лишь, что совершенно не хотел там находится, учитывая, что вся "веселая" семейка была в сборе: властолюбивый отец, надменная мать, вечно ненавидящие друг друга двойняшки, честолюбивый средний братец и еще маленькая и глупенькая сестра. Кажется, пытаясь хоть как-то скрасить отвратительный вечер и укрыться от родни, молодой варг ушел в самый конец зала, где, обычно, царит покой и уныние, в место, куда не долетают звуки торжества. И там, сидя на жестком диване, он познакомился с... Дифинет нахмурился, пытаясь вспомнить имя. Рагнар дей Бардолф. Антик, который был во много раз старше самого Ноа. Антик с прекрасной родословной и аристократическим семейством. Акуаниса еще тогда удивило, что они познакомились. Но Рагнар был на удивление тактичен, интересен и ироничен, если не считать высокомерия и легкой гордыни, которые, кажется, присущи всем аристократам. После того приема они виделись еще несколько раз и даже выполняли мелкие просьбы друг друга. Но друзьями эти двое не были.
Ноа бросил письмо на стол. Может, он и понял, кто был отправителем, но было что-то еще странное в этом письме. Будто не хватало нескольких штрихов, чтобы картина была полностью закончена. Бардолф, Бардолф... Варг мерил шагами комнату, пока вдруг не вспомнил о конфликте между Акуанисами и Бардолфами. Ноа это конфликт не волновал - его в принципе не волновали дела семейства. Но дифинет слышал, что в последнее время конфликт обострился и что, кажется, отец намерен действовать решительно. Священник напрягся, вспоминая подробности конфликта. Вдруг в голове что-то щелкнуло. Он бросился к письму, внимательно перечитал и наконец понял, что Рагнар от него хочет. Дифинет достал из ящика стола письменные принадлежности, готовый написать ответ. Но рука его вдруг замерла над листом. А что, если... Губы варга исказились в ядовитой усмешке. Что же... Он расскажет Рагнару, где искать того торговца, которого прячет отец, только вот... Это будет немного не так, как хочет того антик. Ноа достал еще один лист, намереваясь написать еще одно письмо. Дифинет решил, что эту ситуацию он обернет так, как выгодно ему самому. В конце концов, Рагнар же тоже его использует, верно? Прямо как самый настоящий аристократ. Черкнув пару строк о пригороде Сибула на Эридии, Ноа запечатал письмо. Ситуация складывалась интересно. Осталось только встретится со всеми действующими лицами на одном из складов Сибула.

+1

4

Деревня неподалеку от г. Сибул.
20:20

Бледный диск солнца касался красной полосы у самого горизонта, и поля, усыпанные прежде группами исполнительных работников, опустели. Запах свежескошенной травы опьяняюще распространялся по округе, но перебивался ароматом свежеиспеченного хлеба, стынущего у раскрытых окон. Деревенские улочки звенели лаем собак и ребяческим смехом, и изредка можно было услышать мычание коров, шедших в хлева. Поздний вечер окутывал селение приятным теплом, и особая атмосфера, какая имелась, должно быть, исключительно в деревнях, дарила спокойствие, почти безмятежность.
Медленно шествуя позади низких домов, Рагнар крутил на пальце кольцо, вновь позволившее без особых трудностей скрыть ауру. Он направлялся к самой последней, почти покосившейся избе, что своим возведением знаменовала конец селения, и, находясь на некотором удалении от основных домов, она выглядела заброшенно и неопрятно. Рухнувший когда-то забор так и не был возведен заново, между стеной и крышей оплелась паутина, одно из грязных окошек было выбито, и лишь цветущие клумбы придавали этому дому некую своеобразную красоту.
Обернувшись, чтобы убедиться, что за ним никого нет, Рагнар, не соизволив постучать, толкнул дверь внутрь, отчего та разразилась противным, но, к счастью, тихим скрипом. Лежавшее в кармане письмо было порядком измято – антиквэруму пришлось немало потрудиться, чтобы выйти на это место тайно, без излишних вопросов и взглядов, но Ноа прекрасно выполнил часть внезапного договора, выдав продавца и его местонахождение. Какое приятное сотрудничество, стоило бы удвоить награду за столь скорую и точную информацию – для её нахождения Рагнару пришлось бы затратить куда больше сил и времени, которое ныне имело особый вес. Ноа заслуживал личной благодарности.
Войдя внутрь, антиквэрум поморщился, улавливая в воздухе запах аммиака, но это вовсе не смущало фигуру, укутанную в темный плащ. Сгорбившись напротив камина, мужчина чистил небольшим ножиком красное яблоко, и вздрогнул лишь тогда, когда дверь резко захлопнулась. Его страх чувствовался даже на значимом отдалении, но торговец не бежал – ужас сковал его конечности, превратив в окаменевшую фигуру.
Рагнар подошел ближе, по-хозяйски сел на старое потрепанное кресло напротив, оправив дорогой белый костюм – собственные ошибки и упущения будет исправлять он сам, пускай и не по статусу, однако, подчищать хвосты свойственно любым слоям этого общества. Он закинул ногу на ногу, деловито осмотрел старое помещение и хмыкнул, увидев, как сильно мужчина сжимал в кулаке нож. Быть может, стоило поручить это дело самому Ноа? Было бы ироничной, убей один из Акуанисов доказательство, так старательно искомое его семьей. Но нет. Рагнару будет проще избавиться от трупа самому, чем привлекать к этому кого-либо ещё. Прямые свидетели здесь не к чему, а косвенные ему не враги.
– Я…Ничего им не сказал! – жалобно пропищал мужчина, горбясь ещё сильнее.
– Пока что, – поправил его Рагнар.
– И н-не скажу! Ничего не скажу!
– Я это уже слышал.
– П-прошу, я отдам всё, что пожелаете…
Рагнар бросил злой взгляд на дрожащего мужчину. И он смеет говорить это ему теперь, когда Акуанисы уже нашли его и пообещали заплатить за предоставленные улики? Ничего не сказал…
Что ж, больше он вообще не заговорит. 
– Я просто хотел побольше денег, господин. Я бы ничего не сказал им о вас, ничего! – затараторил мужчина, словно бы почувствовав приближающуюся кончину. – Я скажу им то, что вы прикажете…Прошу…

Отредактировано Рагнар (22.09.2020 17:02:56)

+2

5

- Так, значит, слухи не врали, что господин дей Бардолф ради собственной выгоды отравил свою возлюбленную жену?
Легкий шаг вперед. Тихо и жалобно скрипнули половицы. Из темного угла, чуть прикрытого шкафом, аккуратно выскользнула фигура в темном плаще. Какое-то время незнакомец в плаще стоял и молча наблюдал за происходящим. Чувствовалось, что эта ситуация его веселит. Наконец Ноа скинул с головы капюшон, в котором было достаточно душно находится. Увы, это был самый легкий способ скрыть свои белые волосы вкупе с бледной кожей. К тому же, сие действо сработало - варг остался незамеченным. Даже антик, кажется, не ждал подобного подвоха, доверившись информации в письме. На губах Ноа играла довольная усмешка.
Дифинет прибыл в эту жалкую деревеньку задолго до приезда Рагнара. В конце концов, никто не должен был знать, что он здесь: ни храм, ни тем более некоторые члены семьи. В ветхий домик, где прятался торговец, Ноа тоже пробрался тайно - повезло, что торговец настолько сильно труслив и настолько сильно ценит свою шкуру, что его легко можно отвлечь любым звуком. Именно это и позволило варгу затаится. Он терпеливо ждал, когда желанный гость в лице Рагнара наконец явится в эту ветхую обитель. Варг был уверен, что тот придет. У священника было время, чтобы подробнее разузнать о конфликте и о том, каким способом отец собирался сломать главу семьи дей Бардолф. На самом деле, Ноа разузнал много всего интересного, чем и решился воспользоваться. По-своему.
Священник окинул холодным взглядом торговца, который, кажется, еще больше испугался. Действительно, фортуна оказалась не на его стороне - оказаться между тем, кто хочет убить, и между тем, кто может убить, если что-то пойдет не так. Кажется, этот толстяк сейчас рухнет на пол от страха. Но торговец не особо интересовал варга - все его внимание было приковано к антиквэруму.
- Я не особо удивлен, что в аристократической семье вдруг появилась паршивая овца.Такое случается. Но я и подумать не мог, что все сложится... - варг усмехнулся. - Таким интересным образом.
Ноа подошел ближе к камину, позволяя теплому свету обнажить черты собственного лица. Он внимательно осмотрел мужчину: даже не скажешь, что в Рагнаре нет ни капли аристократической крови. Время, проведенное в кругу знати, сделало свое дело. Ну или же его семья хорошенько постаралась. В любом случае, это не могло не вызвать уважения. Ноа едва заметно склонил голову, как бы приветствуя мужчину и как бы извиняясь, что прервал его разговор. Варгу хотелось поговорить. Для начала. А дальше он посмотрит, как будут складываться обстоятельства.
Зыркнув на торговца, дифинет одним лишь взглядом заставил его подняться с кресла и встать за спинкой. Священник брезгливо осмотрел кресло, стряхнул несколько пылинок, а затем изящно сел, не сводя взгляда с Рагнар. Варг был спокоен. Вообще, все происходящее здесь походило на светскую беседу двух господ, а не на сцену возможного убийства. Священник чувствовал себя хозяином ситуации. Это грело душу. Он удобно расположился в старом кресле, ничуть не обращая внимания на дрожащего торговца, который что-то бубунил себе под нос.
- Сегодня прекрасный вечер. И в этот прекрасный вечер ты решил поехать в это захудалое место, чтобы зачистить следы. Еще и сам лично. Все настолько плохо в семье дей Бардолф, что не хватает пары монет нанять убийцу? Или же... - Ноа хитро улыбнулся мужчине. - Ты допустил настолько много ошибок, что теперь приходится подчищать их самостоятельно?
За окном что-то едва слышно зашелестело. Дифинет даже не повернул головы в сторону шума. Сегодня в деревне наблюдается очень много птиц: голуби, вороны, воробьи и многие другие. Просто так сложились обстоятельства. Ну или просто один варг натащил в данную местность большое количество пернатых созданий. Даже сейчас в кустах под окном сидела пара-тройка милых ворубушков.
Ноа закинул ногу на ногу, поправил светлые волосы и проверил цепочку, спрятанную за черным воротом кофты. А затем ненавязчиво произнес:
- Мы давно не виделись. Я не ожидал получить от тебя письмо в таком духе. Да еще и с такой интересной просьбой. Думаю, бессмысленно спрашивать как у тебя дела, не так ли?

+1

6

Знакомый голос ворвался в комнату подобно холодному ветру, порыв которого в теплый день пробирал до костей. Не оборачиваясь в ту сторону, с какой ныне отчетливо чувствовалась чужая аура, Рагнар с трудом сдержал мгновенный порыв злости, что заставил плотно стиснуть зубы и сжать подлокотник до белизны костяшек. Рагнар не чувствовал себя обманутым, однако, ощущение потери контроля над ситуацией делало его взгляд ещё более жестоким, ещё более кровожадным. Добро и зло? Какое же все-таки грубое деление придумали создания этого мира. Осознавали ли они сами, что являются личностями слишком многогранными, настолько неопределенными, что никакая классификация не сможет их описать в достаточной мере?
Ноа тоже был таким.
Его способность повернуть ситуацию в необходимое русло, была бы восхвалена Рагнаром в ином случае, однако, теперь, когда этот навык был использован против него самого, антиквэрум пребывал в настроении агрессивном. Посчитав варга неспособным взять поводья в свои руки, Рагнар неожиданно просчитался, чем обрек себя на мрачные мысли о сложном строении иных душ. Лик Ноа оказался одним из самых противоречивых из всех, что доводилось видеть мужчине, - его истинные намерения не просто сидели глубоко под покровом доброжелательности, они созревали, не вызывая даже малейших подозрений. Наученный разбираться в людях по их внешнему виду, выражениям лица, жестам, Рагнар отчего-то не мог обвинить Акуаниса в чем-то негативном – внешность позволяла варгу не вызывать сомнений. Если подумать, то в свое время Рагнар и сам успешно пользовался подобной тактикой. Несколько сотен лет назад его внешность была почти ангельской, а после подвела – жестокие черты начали залегать в линиях красивого лица. Должно быть, именно с тех пор Рагнар принялся носить артефакты и почти заново учиться следить за своими эмоциями.
Этот навык помог ему вновь.
Когда Ноа сел напротив, антиквэрум остался расслабленным, элегантно коснувшись рукой виска и задумчиво забарабанив пальцами по подлокотнику. Выждав доли секунд, он, приняв уставший вид, потер переносицу, а после усмехнулся, мотнув головой. Ноа было подвластно повернуть свою судьбу в любую сторону, он мог использовать свои способности аморально, но верно, и, кажется, сам он пока не до конца понимал это и…Было бы крайне занимательно и интересно подтолкнуть его в этом направлении.
– Какая неожиданная, но, не скажу, что приятная, встреча, Ноа. Твой быстрый ответ заставил было меня подумать, что мы мыслим схоже, однако, и мне, как любому другому созданию, вынужденному жить здесь, свойственно ошибаться.
Дрожащий торговец, что ныне стоял за спинкой кресла варга, раздражал до омерзения. Его тяжелое дыхание нарушало всю атмосферу и ассоциировалась с ужасной недопустимостью – с собственным невниманием. Он постоянно перетаптывался с ноги на ногу, из-за чего пол противно скрипел, теребил складки шуршащего плаща, и, что куда хуже, постоянно оборачивался на дверь. Как загнанный зверь, он испуганно смотрел по сторонам и то глупо открывал рот, то вновь его закрывал.
– Я никому не объясняю своих поступков, – Рагнар повернулся к Ноа, чуть сощуривая глаза, – если я поступаю так, значит, так и должно быть. Паршивая овца? – он произнес эти слова задумчиво, смакуя, пытаясь осмыслить и применить. – Что ж, паршивые овцы обычно сбиваются в стада, и, как мы видим это на практике, данное правило работает исправно.
Он улыбнулся, а после вновь бросил взгляд на торговца, вновь решившего потоптаться на месте. Поймав на себе злобный взор, он выбрал абсолютно неверную тактику – торговец начал медленно отступать к двери, решив, очевидно, воспользоваться чужим разговором. Когда он рванул в сторону, надеясь применить магию, Рагнар щелкнул пальцами, и коса от Глейпнира, выскочив будто бы из-под кресла, обвила ноги мужчины, подняв его в воздух и перевернув головой вниз. Монеты посыпались на пол, а плащ, упавший на лицо, закрыл обзор, отчего торговец принялся дергаться.
– Я надеюсь, что ты не станешь портить мне настроение ещё больше, Ноа, – дружелюбно произнес Рагнар, – судьба этого существа уже решена. Зачем же ты пришел? Нравится смотреть на страдания других? Я буду очень рад, скажи ты так. Или же пришел спасти? К сожалению, не выйдет. Ты ещё можешь выкрутиться, сказав, что пришел пригласить меня на распитие дорогого вина. Я был бы не прочь выпить после того, как закончу.
Рагнар медленно поднялся с кресла, не спеша снял с себя светлый пиджак, оставшись в черной рубашке. Подойдя к висящему торговцу, он поднял плащ, с удовольствием смотря в чужое раскрасневшееся лицо – кровь приливала ему в мозг.

+1

7

Сквозь хлипкие оконные рамы задувал ветер. Он тихо подвывал, напуская легкую жуть на это место. Но в то же время в старом кресле рядом с камином было очень тепло и уютно. Еще и хороший собеседник рядом. Казалось, будто старые друзья решили провести душевный вечер вместе. И даже дрожащий и напуганный торговец, стоявший позади кресла варга, не разрушал своим присутствием этой атмосферы. Но слова Рагнара хлестнули Ноа словно пощечиной. Что же... Дифинет оценил эту реплику. Немногие могли настолько достойно ответить на язвительные реплики священника. Обычно же все просто показывали эмоциональную сторону своей натуры. Дифинет зло усмехнулся, а затем с легкой издевкой в голосе протянул:
- Оу, а ты, значит, считаешь себя главным бараном этого стада. Не стану разочаровывать тебя.
Лениво развалившись в кресле варг наблюдал, как по щелчку пальцев Рагнар призвал свое оружие. Дифинет равнодушно смотрел, как коса обвила ноги торговца и подвесила его вниз головой. Как нелепо. Торговец и так сам по себе было нелепым, а сейчас так и вовсе похож на толстый грязный мешок. Ноа поморщился, услышав звук падающих монет и других вещей. Раздражает. Но тут же внимание священника привлекло движение со стороны мужчины. Скука и равнодушие сменились любопытством и внимательностью. Как же поведет себя дальше антик... В конце концов, от его действий и фраз зависит то, что придется дальше делать дифинету.
- Да, ты прав. Мне нравится смотреть на страдания других. Или же на другие эмоции... - произнес Ноа, вставая со скрипучего кресла. Он встал за спиной антика и внимательно посмотрел на торговца, висящего вниз головой. Было понятно, какая судьба уготована этому мужчине. И все же... Ноа знал, что не сможет заставить Рагнара отказаться от убийства торговца. Если антик что-то решил, то он пойдет до конца, особенно, в делах, касающихся прошлого. Да и если честно, самому Ноа не было особо дела выживет ли торговец. Ибо множество глаз наблюдали за происходящим, записывая каждое движение всех присутствующих в комнате. Птицы. Сегодня в деревеньке очень много птиц. Для говорящих с животными не стоит особого труда узнать от птиц все. Или посмотреть из глазами. План был идеален и все шло, как надо. Только вот... Варгу не хватало эмоций. В конце концов, одной из причин его визита сюда было желание увидеть, как падет Рагнар. Всегда приятно наблюдать за падением аристократа. Но до этого еще далеко. Тем не менее, варг не стал отказывать себе в удовольствии немного поразвлечься. Ноа коснулся спины мужчины, провел ладонями по лопаткам к плечам. Чуть сжав плечи антика, дифинет прильнул к его спине и начал вкрадчиво шептать на ухо мужчине:
- Знаешь, меня очень занимает видеть досаду на чьем-то лице. Когда кто-то плотно сжимает губы, хмурит брови, напрягается всем своим телом. А во взгляде... - варг ухмыльнулся. Он отстранился от мужчины, сделал шаг, оказался прямо перед лицом Рагнара. Прохладные пальцы коснулись подбородка, дифинет притянул лицо мужчины к себе, заглядывая в его глаза и продолжая говорить, - Во взгляде я встречаю ненависть напополам со злостью. И кажется, будто это меня сейчас сотрут в порошок. Это так забавно. И даже немного возбуждающе.
Пока дифинет произносил эти слова с легкой усмешкой на губах, он становился все ближе к мужчине. Прохладные пальцы коснулись губ антика и остановились. Закончив свою речь, Ноа погладил ласково Рагнара по щеке, как матери гладят своих детей, и отстранился. Он увидел все, что хотел увидеть. Священник признавал в антике достойного для себя оппонента. Сегодняшняя игра будет очень интересной. Убрав за ухо прядь, варг чуть склонил голову и с притворной досадой в голосе произнес:
- Я бы и рад пригласить тебя выпить дорогого вина, но... Положение в обществе несколько ограничивает меня. Так что вино ты будешь распивать в одиночестве.
Варг подошел к торговцу. Коснулся рукой оружия Рагнара, ничуть не боясь, что Глейпнир сейчас взбесится и оттяпает любопытному священнику пальцы. Ноа просто был уверен, что Рагнар так не поступит: он занят более важным делом. На самом деле, дифинет просто пытался оценить возможность освобождения торговца из тугой петли. Если бы это была веревка, то варг бы без труда освободил ценную зверушку, но в случае с магическим оружием это не представлялось возможным. Поэтому Ноа тихо хмыкнул и склонился к лицу торговца, который, кажется, готов отбросить коньки только от того, кто перед ним стоит. Тихо вздохнув, дифинет отошел, вновь вставая за спиной мужчины.
- Хм... Скажи, а ты всегда так небрежно обращаешься с чужими вещами? Как жестоко. Знаешь, хозяева этих вещей могут очень сильно расстроиться, - священник на секунду замолчал, а затем добавил, - или разозлиться.

+2

8

Торговец безмолвно плакал. Его пухлое лицо, раскрасневшееся от пятиминутного нахождения вниз головой, опухло ещё больше, но крупные слезы, катящиеся из глаз, стекали по вискам на лоб, где после застревали в сальных волосах. Чужой страх завораживал Рагнара, но столь быстрая покорность, столь мгновенная готовность предать самого близкого человека ради спасения себя самого, раздражала, навевала скуку, медленно перерастающую в нетерпение. Охота не удалась. Она была испорчена с самого начала, тогда, когда ему решили составить компанию, когда он лишился возможности завершить начатое вдали от чужих глаз, в тишине, наедине со своими мыслями. Всё из-за этого торгаша. Если бы он не высунулся, заглядевшись на чужие обещания и награды, Рагнару бы дела до него не было – мужчине была бы дарована возможность спокойно доживать свой срок. Теперь же он расплачивался за свою корысть. За ту деятельность, которой он погубил жизни других. Если подумать, то сейчас Рагнар делал благое дело, очищая Эридий от таких свиней, как эта.
Он погряз в своих мыслях, сфокусировавшись на болтающихся грязных сапогах. Клочья земли падали с них прямо на лицо торговца, и тот плевался, захлебываясь слезами. Рагнар был слишком зол, чтобы избавиться от собственной улики быстро и, в некотором роде, безболезненно. Отойдя от реальности, он вздрогнул, когда тонкие руки коснулись его спины, когда чуть сжали плечи. Действия Ноа не вязались с его образом, сказанные слова будто бы не принадлежали миловидному лицу. Видеть досаду на чьем-то лице? Антиквэрум прекрасно понимал варга, чья темная натура вдруг оказалась гораздо ближе к его личной философии – он разделял эти идеи, даже не подозревая об их существовании.
Акуанис стал впереди, чуть загораживая торговца. Даже его пальцы были теплыми по сравнению с кожей Рагнара, хотя сам Ноа производил впечатление создания холодного, равнодушного, как если бы равнодушие ассоциировалось с морозом. Он касался подбородка, щек, даже губ, и эта внезапная ласка вызвала на лице антиквэрума довольную ухмылку – ему нравилось поведение священника, что противоречил всем сложившимся правилам. Тьма, живущая в нем, импонировала, его движения были изящны и отчасти привлекательны, лицо – располагающим – весь этот диссонанс приводил Рагнара в восторг, благодаря которому он на мгновение позабыл о том, что хотел подарить часть своей злобы именно Ноа. Он вспомнил об этом лишь после, когда варг коснулся цепи, негласно и неосознанно напоминая антиквэруму о том, что следовало сделать. Рагнар усмехнулся, устало потерев шею. Медленно закатал рукава, обнажая мускулистые руки с вздутыми венами.
– Я буду рад продемонстрировать тебе чужие страдания, Ноа. Не отворачивайся, запоминай каждый миг, каждый мой жест, не своди взгляда с лезвия. В этом мире трудно порадовать себя подобными мелочами, не так ли?
Рагнар наклонился к сапогу, достал из голенища кинжал, подходя ближе к торговцу. Тот принялся раскачиваться на цепи, но из его раскрытого рта вылетало нечто нечленораздельное, нечто очевидно глупое и невозможное.
– Эта вещь изначально принадлежала мне. Такая отвратительная…недостойная. Тот, кто перекупил её, не станет новым хозяином, ведь трусливое существо будет помнить о прошлом. Эта тварь оказалась ещё и тупой. Знаешь, я ведь убил бы его быстро. Но теперь, когда есть столь наблюдательный свидетель, мне хочется превратить сие представление в настоящий анатомический театр.
Перехватив рукоять кинжала поудобнее, Рагнар разрезал грязную рубашку торговца, оголяя живот. Тот громко заплакал, и антиквэрум ударил его носком сапога по челюсти.
– Безусловно, условия для вскрытия у нас никакие, – начал Рагнар учительским тоном, – и разрез мы будем проводить отнюдь не правильный. Не патологоанатомический. Сегодня творческая работа, и сегодня мне хочется сделать вот так…
Замахнувшись, антиквэрум полоснул лезвием по животу, отчего брызги крови, испачкавшие пол, остались и на дорогой рубашке Рагнара, что, впрочем, его совершенно не смущало. Лоскут кожи, покрытый толстым слоем желтого жира свисал книзу, и, раздавшийся при ударе крик торговца, ныне сменялся жалкими и утихающими навсегда поскуливаниями. Деловито Рагнар принялся отскабливать жир от кишечника, срезать связки и постоянно поправлять вываливающиеся из полости петли. Кровь осталась на его лице, окрасила руки. Его совершенно не смущал запах, и, лишь когда он сжал тонкую кишку, нащупывая в ней несколько предметов, смутно напоминающих маленькие пакеты, он отпрянул назад, не скрывая смех. Какой старомодный способ прятать наркотики.
Рагнар подошел к Ноа, положил окровавленную руку ему на плечо и притянул к себе, резко направляя острие кинжала в сторону его живота. Не дожидаясь реакции, он перевернул кинжал, вкладывая рукоять в ладонь Ноа.
– Давай, вскрой его. Посмотри, чем занимался тот, кого хотела нанять твоя семейка.

+2


Вы здесь » Энтерос » Свободное повествование » В твоем бокале мед станет ядом