С Наступившим Новым Годом! Ушедший год был непростым, так пусть новый будет только лучше! Все невзгоды оставьте позади и будущее наполнится новыми добрыми событиями, сбывшимися мечтами и новыми целями, стремлениями, любовью и взаимопониманием. Побольше здоровья, радости, достатка и удачи во всех начинаниях. Пусть Новый год дарит только лучшее! И не забудьте принять участие в 3-м туре Новогоднего ивента!
Охо-хо-хо! Зима пришла, зиме дорогу! Не простудитесь в трескучие морозные деньки, а ещё не забывайте про все мероприятия, что приурочены у нас к Новому году и ежемесячному поощрению активных и лучших игроков! С нетерпением ждем ваших заявок и участия в наших конкурсах! И счастливых дней зимы, пусть серебристые месяцы подарят вам много энергии и отличного настроения!
Всем привет! Надеемся, что вторая половина 2020 года не добьёт нас, ведь приближается довольно знаменательная дата. 19 октября ровно пять лет, как на проекте ФРПГ «Энтерос» началась игра [был написан первый пост], мы считаем это дату Днём рождения форума. Уже по традиции нас ждёт конкурс, но не забывайте и про ежемесячные конкурсы, дорогие участники, а также про квесты, в которых вы играете! Вдохновения и удачи всем!
Свершилось! Сюжетная арка «Воронка Хроновора» подошла к своему логическому концу и мы даже не состарились. Всего было отыграно 25 квестовых эпизода и написано более 1700 постов! Итоги и события все желающие могут посмотреть в разделе сюжетных хроник. Не забывайте, что у нас проходит масса других квестов, не стесняйтесь открывать свои и участвовать в квестах других игроков.
Доброго времени суток, игроки и гости! У нас всё хорошо, квесты играются, сюжетные эпизоды идут своим чередом. Прошу не забывать про очереди в личной и сюжетной игре. Посетите раздел «объявления», там вы найдете важные новости, обратите внимание на новость от 04 апреля. И, конечно же, не забывайте мыть руки, соблюдайте режим самоизоляции и избегайте людных мест, ибо коронавирус не дремлет. К тому же, соблюдая эти правила, вам будет проще писать посты – с чистыми руками и дома!
Всем хорошего настроения! У нас всё идет своим чередом: квесты продолжаются, личная игра идет, ежемесячные конкурсы тоже не дремлют. В этом месяце у нас два февральских конкурса: ко дню всех влюбленных и традиционный конкурс лучших постов. Не забывайте про очередность в квестах и личной игре. Пусть последний зимний месяц и следующий за ним весенний будут отличными!
С Наступающим Новым Годом! Пусть в новом году жизнь играет всеми красками, как конфетти, сбываются мечты, сияют на лицах улыбки, глаза искрятся счастьем! Пусть в душе будет больше добра! Здоровья, любви, взаимопонимания, радости, достатка, путешествий, впечатлений и только хороших событий. Пусть Новый год дарит только лучшее! И не забудьте принять участие в 3-м туре Новогоднего ивента!
Все игроки проекта могут как организовать собственный квест, так и вступить в любой квест, открытый для вступления новых участников, также имеется возможность вызвать мастера игры или прийти GM по заявке.
          




Пентаграмма сработала на светловолосой красавице, позволяя Дионас нанести удар Сетусом. Прекрасная дева так напоминавшая погибшую возлюбленную рассыпалась на кусочки и явила свой истинный облик. Вовсе не Ленора. В этих отвратительных пустышках ничего не было похожего на прекрасную богиню любви...
Обстановка сумрачного леса вовсе не давила мрачностью; более того, хищникам комфортно влачить окропленное кровью существование в густых тенях. Лед бесстрастного взгляда скорбным пеплом оседает на окружающих деревьях, траве, деосах, драконе, графе. Женщина активно крутит головой, податливо...
Римергиум просчитался когда решил выиграть сражение «малой кровью». Вредить Элете не входило в его планы, пусть они сражались не до полного исчерпания внутренней магии, а до первых серьезных ударов, но дух пытался этого избежать. Если бы Риметаргум сам не был воином, что сражался пока...


      
      

В его лесу росли волчьи ягоды... но в этом скорбно Саду их не было. Легкую поступь Двуликово скрадывала потемневшая трава, стелящаяся под ногами суховатым ковром. Моргот бы здесь понравилось, впрочем, ей нравилось везде...

Зертультар не просто старый город, его возраст давно не исчисляется веками и история его непомерна велика. Рассказы о его становлении и основании ордена стражей сегодня больше напоминают сказки и легенды, несмотря на свою...

Хорус оборачивается: молниеносное движение размывает его прокошенные торжествующим оскалом черты. Нашел. Разочарование настигло его почти так же стремительно, что и призрачное торжество. Его Хэлл. Его ад. Его собственность...







Once Upon a Time: MagicideВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
Книга АваросаВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластияKARATADA
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieDark Tale



LYL Мийрон
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » О родственных связях: следствия и последствия. Часть 3


О родственных связях: следствия и последствия. Часть 3

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Локация и Датаhttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.png пл.Далмена, материк Понтаркьес, г.Деррин, загородное поместье семейства фон Раух, близ альвовых болот 09.05.2990 г.; вечер, ночь.


Участникиhttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngДельвар Шаэтанна Та'Лиэв; Готтард фон Раух (Шиани); НПС по необходимости.


Дополнительноhttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.png Эпизод закрыт для вступления других персонажей
Мастеринг берем на себя.
Боевая система — не планируется.

http://sg.uploads.ru/9tvBy.png
https://i.imgur.com/4EfKSr2.png
http://sg.uploads.ru/9tvBy.png

Описание


Свадьба бывшей жены Готтарда фон Рауха Дианы с его же внучатым племянником. Пышное торжество в загородном поместье близ альвовых болот. Десятки гостей самого разного калибра и приближенности.  Семейные дрязги и скелеты в шкафу. Обычное торжество в обычном семейном гадючнике. Все распланировано и идет своим чередом...
Пока в особняк не прибывают Готтард фон Раух в сопровождении своего весьма проблемного и неспокойного пациента Дельвара Шаэтанны Та'Лиэва. Стоило им появиться на торжестве, как все сразу пошло наперекосяк. 

Готтард фон  Раух

Саэтерус-Эссерум. 46 лет. Нейрохирург. Заместитель заведующего отделения острой мозговой патологии в филиале медицинского центра "Кресталес" (планета Далмена, материк Понтаркьес, город Дэлмен). Ведущие магические профили - менталистика, целительство. Готтарда сложно назвать душой компании. Он нелюдим, весьма зануден и сварлив. Скрытен, умеет вполне убедительно врать, а так же обеспечивать некоторую степень достоверности собственных слов всеми доступными средствами. Свято убежден, что человек просто обязан посвятить жизнь совершенствованию самого себя, а так же несознательных окружающих по возможности, отчего вдвойне презирает прожигателей жизни, большую часть детей своих знакомых и праздно шатающийся медицинский персонал.
Эпизоды:
Об имплантантах и механизмах неврологических связей Часть 1 - 23.01.2988 г.
Об имплантантах и механизмах неврологических связей Часть 224.01.2988г. - 25.01.2988 г.
Об имплантантах и механизмах неврологических связей Часть 3253.01.2988г. - 26.01.2988 г.
О родственных связях: следствия и последствия. Часть 107.05.2990 -09.05.2990г.г.
О родственных связях: следствия и последствия. Часть 209.05.2990 г. утро, день
О родственных связях: следствия и последствия. Часть 309.05.2990 г. вечер, ночь

Отредактировано Дельвар (10.09.2020 14:21:27)

+1

2

     Вечер наступил вызывающе, неостановимо, раздражающе быстро. Готтард так толком и не успел настроить себя на выход к родственникам, и потому большая часть демонстрируемого внешнего спокойствия приходилась преимущественно на лекарства…принятые в едва ли не удвоенной дозировке.
     Признаться, за свои нервы полукровка особо не переживал. Зная свою родню и отдавая себе отчет в том, что именно это родня знает о нем, Ардо вполне мог предугадать наиболее вероятные поводы испортить ему настроение так или иначе. То, что портить, по сути, чаще всего изначально нечего, до фон Раухов, похоже, не доходило совсем.
     Впрочем, куда сильнее дражайших родственников волновал антик. Поддерживать ментальный контакт с кем-то вне сугубо рабочей необходимости было для Готтарда дико, если не сказать непечатнее. Держа связь в «спящем» режиме, полукровка успел несколько раз помянуть весьма недобро и себя, и Дельвара, и всех виновников торжества поголовно. Признаться, даже то, что ведущая позиция в их не ясно как образовавшемся тандеме досталась именно саэтерусу, не особо успокаивало последнего. Ардо боялся навредить сам, чувствовал отголоски опасений антиквэрума, не понимал, что за мракобесие вообще творится между ними и как теперь на это все реагировать, не сходя с ума при этом…
     - Спуститься в сад можно с балкона, - предложил Готтард, когда они покинули отведенные им комнаты. – Не горю желанием обходить через весь дом. Да и не в том настроении, признаться, чтобы…устраивать экскурсии.
     Строго говоря, Ардо слабо представлял, в каком он вообще должен был оказаться настроении, чтобы захотеть хоть кому-то рассказать об этом доме и своих воспоминаниях, с ним связанных. Да и не был уверен, что подобные откровения порадуют гипотетического слушателя. Сам полукровка точно бы не желал даже помнить…о многом…
     - Хочешь сразу задействовать связь или подождем до возникновения необходимости? – поинтересовался полукровка, выходя на балкон. День уже клонился к закату и это вполне могло бы настроить саэтеруса на мирный лад…если бы он ожидал тишины поздних сумерек и тихий шепот ветра в кронах ночных деревьев. Однако впереди был вечер, полный лицемерия, интриг и нервов. И это, признаться, делало скорый закат заведомо…малоприятным зрелищем, знаменующим начало тихой битвы с дражайшими родственниками.
     Оперевшись на перила широкого балкона, Готтард окинул тяжелым взглядом сад, где уже загорались огни и слышалась тихая, пока что, музыка. Само место проведения церемонии отсюда видно не было, но Ардо это и не требовалось. Он точно знал, что все будет происходить в беседке у искусственного пруда. Все же фон Раухи были редкостно консервативны во многих вещах, включая место проведения подобных церемониалов.
     - Ну что ж… Идем? – скорее сообщил, чем спросил полукровка, вновь как и в комнате давая антику возможность взять себя под руку.
     Пожалуй, саэтерусу уже было глубоко фиолетово, как они будут смотреться со стороны по мнению окружающих. Как бы странно не было это признавать, но…Та’Лиэв почти перестал вызывать постоянно нарастающее чувство тревоги из-за своего нахождения рядом. Впрочем, спонсором подобного спокойствия вполне могли быть и лекарства.
     Остановившись у самого края лестницы, Готтард на мгновение замер, прикрывая глаза и с шумом выдыхая. Пожалуй, в этот момент он действительно был почти благодарен Дельвару за его присутствие на треклятом торжестве. Нежелание лишний раз демонстрировать антику собственные слабости заставляло собраться. И, пожалуй, в нынешних обстоятельствах это было определенно к лучшему…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/6FHIn3w.jpg[/icon]

Отредактировано Шиани (12.09.2020 17:08:26)

+1

3

У них оставалось немного времени, чтобы подготовиться. Дельвар  уже привычно осмотрел полукровку, поправляя его одежду и украшения. Потом привел  в надлежащий вид себя самого, одернув полы камзола и заново заколов ворот булавкой.
О том, чтобы позабыть о лекарствах и речи не шло, так что антик под чутким руководством Готтарда принял очередную, максимально возможно увеличенную дозу прописанных препаратов, ибо приступ посреди церемонии не был нужен ни  самому древнему, ни тем более  саэтерусу. И без этого приключения проблем будет выше крыши. 
Основной сложностью для первородного был ментальный канал, который был установлен с помощью фон Рауха. И хотя в по комнате Та’Лиэв передвигался довольно сносно и не налетал на тамошние углы, его тревожило то, как все будет выглядеть, когда они отправятся на церемонию. Да и не только это тревожило.
- Хорошо. – выдохнул Дельвар, уже привычно уцепившись за руку Готтарда. – Полагаю, что это оптимальный вариант. Блуждать по  многочисленным комнатам в нынешнем состоянии… кхм… будет не разумно.
Отголоски страха пробегали по позвоночнику холодными мурашками, приподнимая перья на загривке. Дельвару даже пришлось остановиться и сделать пару глубоких вдохов, чтобы взять себя в руки и взять  свои эмоции под контроль.
Пока они шли к балкону,  лекарства вошли в полное действие и антик стал намного спокойнее.
Древний замер, опершись рукой о перила и оглядывая настороженным взглядом сиявший. Словно радуга сад. Золотые глаза подмечали каждый нюанс, привычно выстраивая  возможные варианты отступления и защиты. Тихая мелодия, окутывавшая  место торжества радости не принесла. Скорее она раздражала древнего своей слащавостью и вязкой тяжестью.
- Полагаю, что мы должны быть готовы к возможным нападкам сразу. -  отозвался Дельвар, переводя обеспокоенный взгляд на темноволосого мужчину, стоявшего рядом. Он беспокоился, и это беспокойство отражалось на донышке мерцавших алмазной пылью глаз антиквкрума. – Если почувствуешь, что ее справляешься или устал, то развей плетения. Я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось.
Вечер предстоял сложный и радости им обоим определенно не доставит. Местный гадючник не собирался давать им передышку. Та’Лиэв это понимал довольно четко, и потому сейчас воспользовался предоставленной полукровкой передышкой, замерев на балконе и не торопясь спускаться в сад. Лекарства  постепенно делали свое дело, вымывая из древнего беспокойство, которое сменялось холодным и отрешенным спокойствием, превращавшим его лицо в застывшую хищную маску. Древнего это устраивало.
- Да… Пора… – кивнул Дельвар, вновь устраивая свою ладонь на локте Готтарда. Как это будет выглядеть в глазах  разновозрастного серпентария, его не слишком волновало. Когтистые пальцы чуть сжались, показывая, что  антик не настолько спокоен. как  выглядит внешне. – Если мне станет хуже, я сообщу и призову посох. Я не могу потерять свое истинное оружие… - он ободряюще улыбнулся. – Идем. Не стоит заставлять ждать… брачующихся.
Холодом, прозвучавшем в голосе первородного, когда он произнес последнюю фразу, можно было заморозить не только особняк и сад ,но и всех присутствующих.
Дельвар замер рядом с саэтерусом остановившемся  на краю лестницы, прежде чем начать спуск. Последний раз окинув переполненный гостями сад, антикверум,  начал спускаться, идя четко рядом с Гттардом, не забегая и не отставая от него.
На юном лице реликтового  хищника застыла благодушно-вежливая улыбка, но в золотых глазах стоял холод.
Чинно спустившись. Они  столь же неспешно двинулись в строну беседки, где должна была состояться церемония.
_____________________________________________
Одет:  Рубашка тонкого темно-багрового шелка с длинными свободными рукавами и широкими манжетами, ворот которой сколот платиновой булавкой с черным бриллиантом, в тон запонкам. Френч без рукавов на пару тонов темнее рубашки длиной до середины бедра и  брюки, такие узкие, что кажутся второй кожей, до скакательного сустава лап; обувь не требуется. Обе пары крыльев сложены за спиной, ниспадая до кончиков лап и образуя подобие шлейфа.
Длинные багрово-красные волосы зачесаны назад и свободно рассыпаны по плечам, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови. Багрово-красные с черным отливом жесткие перья, смешиваясь с волосами, образуют роскошную гриву.
В левом ухе  серьга из платины, состоящая из двух колец, одно из которых продето в мочку, другое – в верхнюю часть завитка с внешней стороны раковины; на нижнем кольце – черный бриллиант-капля; оба кольца соединяет тонкая цепочка, на которой качается маленький черный бриллиант-капля.
На правой руке медицинский артефакт: браслет-портал для экстренной госпитализации, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

На тело Дельвара нанесена сложная татуировка-трайбл. Асимметричный  узор начинается от левой брови, задевает висок, скулу и часть головы, спускается  на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с левого плеча плавно перетекают на бок древнего. Линии вытатуированного узора скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

+1

4

     Каждый шаг по широким ступеням казался тяжелым. Ардо невольно ловил себя на мысли, что спускаясь в сад, будто бы продирался свозь толщу воды. Все естество полукровки сопротивлялось посещению заведомо гадкого мероприятия. Однако базирующееся на опыте упрямство и нежелание выставить себя перед антиквэрумом еще большим трусом, чем он является на самом деле, заставляли саэтеруса спускаться навстречу дурному настроению.
     Та’Лиэв, впрочем, тоже был не слишком спокоен. Это читалась как в эмоциях, так и в жестах – за руку Готтарда Дельвар держался все же слишком крепко, как для того, кто абсолютно ничем не обеспокоен. Остро хотелось, спустившись с лестницы, увести антика не вглубь сада, а в сторону кромки леса, и убедить, что на этом визит закончен. Поздоровались – и хватит с дражайших родственников… Вот только четко осознавалось – не убедится. Да еще и был немалый шанс, что потащит обратно. Поэтому, скрепя сердце, Ардо все же выбрал дорожку, ведущую вглубь увешанного гирляндами и фонариками безобразия. Туда, где огни, музыка и отголоски чужой речи не предвещали ничего хорошего…
     По дороге к беседке, долженствующей стать центром внимания всех гостей, полукровка предусмотрительно молчал, опасаясь парой неловких фраз выбить из шаткого подобия душевного равновесия и себя, и Дельвара. Мужчина шел намеренно неспешно. Это давало возможность оттянуть «радостный» момент лицезрения очередной порции родни, а так же успокаивало совесть. Все же Ардо боялся, что их эксперимент на почве менталистики окажется слишком тяжел для антика и потому старался не доставлять тому лишнего неудобства, к которому, не мудрствуя лукаво, отнес свой обычный спешный шаг.
     Как бы Готтард не пытался оттянуть неизбежное, но очередной поворот тропы все же привел их с антиком в эпицентр сегодняшнего безобразия. После полутемного сада, окружение беседки почти слепило – фон Раухи определенно не поскупились на оформление. Почти все места в «зрительном зале» были уже заняты, впрочем, вполне ожидаемо. Полукровка уже начал прикидывать, куда направиться, когда перед ним, как чертик из табакерки, выскочил мальчишка-лигрум лет десяти на вид.
     - Па… Ой, Ардо! – «случайно» ошибся мальчик. – Идем скорее! Мы с дедушкой заняли вам лучшие места!
     - Как мило с вашей стороны, - обозначил на лице некое подобие улыбки полукровка. – Это Натаниэль попросил нас встретить, надо полагать?
     - Нет, дедушка не просил – я сам, - заверил мелкий фон Раух. – Ты же знаешь – я очень самостоятельный.
     - Знаю, Анхель, - заверил полукровка, стараясь внешне не выдавать собственную нервозность окружающим. Вполне хватало и того, что о ней знал антиквэрум, допущенный на задворки собственного сознания.
     Их короткий диалог с мальчиком вызвал, видимо, запланированный эффект. На бодро шагающего маленького лигрума и шествующую за ним слишком колоритную для местного общества пару косились все, кому это было не в конец омерзительно. Тем более, что Анхель, ради того, чтобы «сократить» путь, решил провести их по центру между двумя группами «зрительных мест», аккурат по той дорожке, на которой стоило ждать появления его матери.
     Готтард, как бы он не относился к этому ребенку, отчетливо понимал, что тот сейчас являлся вольной или невольной частью чьего-то плана…как и они с Дельваром. И от этого становилось горько. А еще накрывало ощущение дежавю. Когда-то полукровка и сам чинно шествовал в строну треклятой беседки, где терпеливо ждал появления Даяны. Теперь же подобный маршрут вызывал лишь раздражение и искреннее желание, чтобы тому, кто подговорил Анхеля помочь своему…«отчиму» и его спутнику выбрать место, удалось летально поперхнуться на банкете.
     - Вот, отсюда точно все-все будет видно! – радостно тараторил мальчика, соря ненужными подробностями. – А то мама так долго платье выбирала – жуть просто, хоть и причитала, что некоторые все равно не смогут оценить по достоинству. А еще грозилась, что я буду старшим братом, которому придется подналечь на изучение всей этой этикетистой бредятины, потому что за воспитанием всяких мелких придется следить мне. Нашли няньку, как же. Сами пусть воспитывают…
     «Пасынок» все болтал и болтал, увлекая полукровку и антика в первый ряд…что было для Ардо, признаться, вполне ожидаемо. Саэтерус молча раскланялся с седоволосым стариком – единственным все еще живым своим племянником, наблюдая за тем, как Анхель радостно щебечет теперь уже с Натаниэлем о том, что дед зря опасался, что, мол, эти двое не придут. Он-то сразу знал, что будут…
     Все происходящее вокруг давило и подавляло. Собственные воспоминания и несбывшиеся надежды, кривящиеся физиономии и ядовитые шепотки… Все это заставляло искренне желать отрешиться от происходящего или и вовсе уйти, но чужие прикосновения кое-то веки успокаивали, как и присутствие антиквэрума на кромке сознания. Это было…странно, но, пожалуй, как никогда уместно. Сейчас саэтерус действительно не хотел бы оказаться в этой бедламе один. Тем более, что до начала церемонии оставались считанные минуты…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/6FHIn3w.jpg[/icon]

+1

5

Неспешный шаг, отголоски эмоций, доносимых ментальной связью, на границе сознания.  Дельвар лишь коротко вздохнул, осторожно сжимая пальцы на руке мужчины в желании как-то ободрить и поддержать его.
Он не подгонял саэтеруса, предоставив тому самому выбирать скорость движения к  месту церемонии.  Сейчас им нужно было собраться, запихав собственные эмоции куда подальше и сосредоточиться на тех гадостях, которые им могут устроить дражайшие родственнички.
Присутствие в сознании полукровки отчего-то успокаивало, не смотря на тот страх, который отголосками холодных мурашек все еще прокатывался по позвоночнику. Прошло слишком много времени с тех пор, когда древний пускал кого-то постороннего в свой разум.  Время, когда собрат  безжалостно коверкал его сознание, осталось в памяти Та’Лиэва мучительными приступами головной боли и дезориентации в пространстве.
Сейчас же наличие в сознании Готтарда приносило… спокойствие и уверенность. Это было странно. Впрочем, задумываться об этой стороне сейчас было не время.
Неспешный и, пожалуй, осторожный шаг по вымощенной булыжником аллее. Дельвар был благодарен Готтарду за это, так как такой темп позволял древнему собраться и лучше освоиться с наличием ментальной связи и, как следствие, двойственного восприятия реальности.
«Все хорошо. Мы справимся…»
Поворот вывел их к месту проведения церемонии. Раздражающе-яркий свет кучи фонариков ударил по глазам. Дельвар, не успев перестроить зрение, на мгновение зажмурился, едва не сбившись с шага, и крепче сжал пальцы на локте фон Рауха. Проморгавшись, древний обнаружил, что возле них появился мальчишка-лигрум младшего подросткового возраста. Оговорка мелкого была замечена антиком, губы которого почти сразу же сложились в понимающе-презрительную усмешку.  Подоплека сказанного была понятна и без слов. При этом мальчишка даже не удосужился поздороваться как того требовал этикет.
Нервозность саэтеруса заставила ментальные узы тихо вибрировать и антик, ободряюще скользнул кончиками пальцев по руке Готтарда, за которую держался.
«Я рядом… Все хорошо…»
Древнему отчаянно хотелось обнять полукровку, завернуть в бархатные крылья, отгородив от этого мерзкого серпентария и унести подальше отсюда. Пришлось затолкать бушующие эмоции подальше, чтобы не нервировать и без того находящегося на взводе  мужчину. А мальчишку… мелкого твареныша хотелось придушить, и заодно вместе с ним того, кто сделал его орудием столь безобразного действия.
- Какой милый мальчик… - бархатный шепот слетел с губ первородного. – И такой внимательный…
В тихом голосе не было ни умиление находчивостью ребенка, ни  восхищения его задумкой. Лишь сожаление и понимание чуть окрасило сказанное. Обращенные на них взгляды разбивались о холодно-надменную усмешку, застывшую на губах Дельвара, и отстраненное лицо, на котором вообще было сложно что-либо прочесть, кроме  зашкаливавшего высокомерия.
Первый ряд.
Как планировалось.
И как ожидалось.
Дельвар не мог не понимать того, что сейчас их выставили на всеобщее обозрение, равно как и того, что дражайшим родственникам хотелось унизить и оскорбить  полукровку, заставив того наблюдать во всех подробностях церемонию бракосочетания бывшей жены с тем, кто подарил  болотнику ветвистые рога.
Едва заметный наклон головы и холодная вежливая, чуть тронувшая  точеные губы, улыбка древнего ознаменовали короткое приветствие седовласому мужчине. Это было все, что антик счел необходимым одарить старика, с которым уже  шептался мальчишка.
Стулья были низкими,  маленькими и неудобными, особенно для крылатого, которому требовалась совершенно иная мебель. Впрочем, иного едва ли следовало ожидать от переполненных мелочной злобой фон Раухов. Дельвар, бросив короткий взгляд на  предоставленные им места, распахнул крылья, которые следовало уложить несколько иначе, если он хотел сесть на предоставленный ему стул. При этом его совершенно не заботило то, что сидевшим за ним фон Раухом совершенно не будет видно происходящее.
Они сели. Когтистые пальцы скользнули в мимолетном ободряющем жесте по запястью  полукровки, а гибкий хвост привычно обвился вокруг лап антикверума.
Спустя несколько минут церемония началась.
_____________________________________________
Одет:  Рубашка тонкого темно-багрового шелка с длинными свободными рукавами и широкими манжетами, ворот которой сколот платиновой булавкой с черным бриллиантом, в тон запонкам. Френч без рукавов на пару тонов темнее рубашки длиной до середины бедра и  брюки, такие узкие, что кажутся второй кожей, до скакательного сустава лап; обувь не требуется. Обе пары крыльев сложены за спиной, ниспадая до кончиков лап и образуя подобие шлейфа.
Длинные багрово-красные волосы зачесаны назад и свободно рассыпаны по плечам, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови. Багрово-красные с черным отливом жесткие перья, смешиваясь с волосами, образуют роскошную гриву.
В левом ухе  серьга из платины, состоящая из двух колец, одно из которых продето в мочку, другое – в верхнюю часть завитка с внешней стороны раковины; на нижнем кольце – черный бриллиант-капля; оба кольца соединяет тонкая цепочка, на которой качается маленький черный бриллиант-капля.
На правой руке медицинский артефакт: браслет-портал для экстренной госпитализации, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

На тело Дельвара нанесена сложная татуировка-трайбл. Асимметричный  узор начинается от левой брови, задевает висок, скулу и часть головы, спускается  на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с левого плеча плавно перетекают на бок древнего. Линии вытатуированного узора скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

+1

6

     Остро хотелось провалиться сквозь землю или сбежать таки на болота, послав и жениха, и невесту, и всю родню с обеих сторон разом и по отдельности… А еще малодушно хотелось напиться и вырубиться, но Готтард отдавал себе отчет, что точно так не сделает. Во-первых, за подобное ему и самому было бы стыдно. Во-вторых, что-то подсказывало, что беспокойному пациенту и без выходок его лечащего врача на нынешнем мероприятии проблем могло хватить «впечатлений» просто в силу признанного ксенофобного «гостеприимства» фон Раухов…
     Первый ряд помимо отвратительной близости малоприятного зрелища «радовал» еще и необходимостью держать лицо, дабы не поднимать за свой счет настроение молодоженам при просмотре семейной хроники. Да еще и «посадочные места» были рассчитаны на кого угодно, только не на крылатого антика и долговязого полукровку. Впрочем, ни возмущаться сам, ни реагировать на чьи-то возмущения на тему того, что из-за всяких там…нормальным людям ничего видно не будет, Готтард не собирался. В конце концов, родственники сами себе были главными спонсорами всех сегодняшних неудобств. Сам полукровка, если была возможность, никогда не шел на конфронтацию первым.
     Когда тихая мелодия приобрела торжественность, саэтерус едва сдержал желание мрачно чертыхнуться. Ассоциации у него с этой музыкой были теперь те еще… Впрочем, знать об этом дражайшему семейству определенно не следовало. Поэтому Ардо скупо улыбался, искренне надеясь, что кое-кого от этого все-таки перекосит и старался не предаваться воспоминаниям, благо вполне весомый отвлекающий фактор не только сидел рядом, но и удерживался где-то на кромке сознания, разнообразия ради действительно пытаясь поддерживать, а не злопыхать, как дражайшие родственники не пойми в каком уже колене.
     Первым перед гостями ожидаемо появился Магнус фон Раух. Торжественный, напыщенный, наигранно взволнованный и приторно счастливый. Он прямо-таки лучился от ощущения собственной значимости и некоторой доли превосходства, куда уж без этого. Когда взгляд внучатого племянника, ожидающего свою суженную, заскользил по рядам гостей, Ардо постарался отобразить на лице скорее скуку, чем что-то более приятное для виновника торжества.
     Впрочем, в гордом одиночестве жених оставался недолго. Музыка грянула еще громче, обозначая скорое появление Даяны. Ожидая этого без сомнения «значимого» выхода, полукровка поначалу сам не заметил, как поймал ладонь антика, переплетая пальцы. Впрочем, заметив это, так и не стал ничего менять. Он не до конца отдавал себе отчет, чего было больше в этом жесте – поиска поддержки или опасения, что интенсивность звука окажется все же чрезмерной для Дельвара и их ожидает визит в отделение пред светлы очи Найджела Салливана собственной персоной.
     Даяна цвела, царила и подавляла. На их торжестве она такой не была…или скорее не казалась, если уж рассуждать здраво. Полукровке настолько не хотелось ее видеть, что Ардо судорожно искал, на что переключить внимание, дабы не утонуть под гнетом сожалений о прошлом.
     Тепло чужой руки, мягко сжимающей его собственную. Едва ли не единственный поток эмоций, не искореженный смесью омерзения, злорадства…и предвкушения… Готтард чуть повернул голову, наблюдая за ходом церемонии скорее периферическим зрением, и едва заметно улыбнулся именно антику. В этот момент он был действительно благодарен ему за поддержку, хоть все еще и злился на себя, за то, что позволил Дельвару вообще уговорить себя на этот визит.
     - А мама в этот раз красивее, чем на тех фотографиях, - громкий шепот Анхеля трудно было не расслышать.
     - Просто в этот раз она выходит замуж по любви, - столь же «тихо» ответил мальчику племянник полукровки.
     Готтард привычно сделал вид, что ничего не слышал, стараясь игнорировать дальнейшую беседу родственников. Приятного в подобных постановках было мало. В случайность начала подобного разговора саэтерус точно не поверил бы – не после стольких лет кровопролитного родства с радикально консервативными лигрумами.
     «Делай что угодно, только не дай мне напиться на банкете…» - протранслировал свою мысль антику полукровка. – «Обещаю, я даже постараюсь…слишком отвратно не комментировать…»
     Готтард надеялся обойтись без подобных мер, но все же предпочел перестраховаться, ибо в своих родственников он верил истово и с должной степенью осознания степени их здравомыслия в борьбе с тем, что каким-то образом попирает их устои. К тому же саэтерусу и самому стоило не забывать следить за тем, чтобы Дельвар не сорвался, так почему бы и антиквэруму не подкинуть лишний повод концентрировать внимание на чем-то, кроме фон Раухов и прочих сопричастных… Это должно было обоим позволить распределять потоки эмоций, не давая одной выйти в пик, захватывая сознание. К тому же, Ардо уже готов был признать, что, что бы не устроили они с Та’Лиэвом, хуже уже не будет. Куда уж хуже, если у родственников было время переварить новости и подготовиться…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/6FHIn3w.jpg[/icon]

+1

7

Дельвару потребовалась вся выдержка, чтобы устроиться на том стуле, который ему предоставили гостеприимные хозяева. И если  по росту мебель более-менее  подходила то все, что касалось крыльев,  было весьма печально.  Деть их было некуда, сложить  удобно - тоже. Немного подумав, антик попросту расправил их и потом оставил полураспахнутыми. Только  при таком раскладе ему удалось сесть, и как следствие - закрыть обзор всем, кто сидел позади него, ибо сами по себе крылья были  не только огромны, но и было их не два, а четыре. Но его это не заботило, ибо раз фон Раухи не озаботились тем, чтобы предоставить ему  правильную и удобную мебель, то  кто ж им злобный дурак. Пусть сами и расхлебывают последствия своей злобной мелочности.
Впрочем, спорить и выказывать недовольство древний не стал, просто устроившись рядом с  Готтардом, осторожно тронув пальцами запястье мужчины. Раздраженные шепоток был так же проигнорирован антиком, который даже если бы и хотел, просто не мог сложить крылья иначе, не повредив их.
На краю сознания слышались отголоски эмоций полукровки, и антик машинально обвил хвостом щиколотку мужчины в несколько странном, но вполне обычном для него самого, жесте поддержки.
Музыка, долженствующая быть  радостной и вдохновляющей, на деле оказалась до безобразия раздражающей. Она врезалась в сознание, оставляя   горькое послевкусие и отголосок скорее фантомной, нежели реальной боли появление жениха антик встретил с холодным равнодушием, так и не сумев выжать из себя подобающую случаю улыбку.
«Тебе бы очень пошла ветвистая корона, дорогуша...» - мысленно прокомментировал появление  Магнуса первородный, - «Полагаю, твоя дражайшая супруга скоро озаботится  приобретением столь великолепного подарка».
В том что плывущая под звуки свадебного марша женщина в роскошном платье останется верной своему супругу, антик как-то уж очень сомневался, о чем сообщила едва заметная циничная усмешка, скользнувшая по  губам  Дельвара.
Прикосновение нервных пальцев к ладони, которые почти сразу же переплелись с его собственными, увенчанными когтями.  Та'Лиэв  рефлекторно чуть сжал их,  скользнув  самыми кончиками по внешней стороне ладони, ободряя. Чуть повернув голову, древний поймал взгляд полукровки своим и приподнял губы в ответной улыбке, мягкой и очень теплой.
Бархатная волна тепла скользнула по ментальным узам, укутывая полукровку в невидимое согревающее покрывало.
«Мы справимся.... Я  останусь с тобой.....»
«Ну да, ну да... по любви она выходит. Как же!» - мысленно фыркнул Деьвар, в этот самый момент страстно возжелав оторвать голову и мальчишке и престарелому племяннику, отчего-то решивших, что данная новость должна всех обрадовать, и особенно  сидевших перед ними  антика и  саэетеруса.
Антик только крепче сжал пальцы, удерживая руку Готтарда в своей.
- «Я прослежу... Мы покинем банкет в настолько трезвыми, насколько это будет вообще возможно.» - пришел ответ, щедро сдобренный теплыми урчащими интонациями. - «Как скажешь.... Но в целом... кхмм... можешь комментировать так, как  сочтешь нужным.»
Невеста наконец-то доплыла до беседке, где воссоединилась со своим  горячо любимым женихом. Музыка стихла, погрузив  окружающие беседку аллеи в  тяжелую тишину. Мгновение и вот уже зачитываются строки брачного обряда, вслед за которыми раздаются тихие слова согласия сначала жениха, а потом  - невесты. Чопорный служитель Дионас зачитывал слова брачной клятвы, долженствующей скрепить узами  священного брака стоявших в беседке Магнуса и светящуюся от счастья Даяну.
- «….в любом случае хуже не будет...»
_____________________________________________
Одет:  Рубашка тонкого темно-багрового шелка с длинными свободными рукавами и широкими манжетами, ворот которой сколот платиновой булавкой с черным бриллиантом, в тон запонкам. Френч без рукавов на пару тонов темнее рубашки длиной до середины бедра и  брюки, такие узкие, что кажутся второй кожей, до скакательного сустава лап; обувь не требуется. Обе пары крыльев сложены за спиной, ниспадая до кончиков лап и образуя подобие шлейфа.
Длинные багрово-красные волосы зачесаны назад и свободно рассыпаны по плечам, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови. Багрово-красные с черным отливом жесткие перья, смешиваясь с волосами, образуют роскошную гриву.
В левом ухе  серьга из платины, состоящая из двух колец, одно из которых продето в мочку, другое – в верхнюю часть завитка с внешней стороны раковины; на нижнем кольце – черный бриллиант-капля; оба кольца соединяет тонкая цепочка, на которой качается маленький черный бриллиант-капля.
На правой руке медицинский артефакт: браслет-портал для экстренной госпитализации, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

На тело Дельвара нанесена сложная татуировка-трайбл. Асимметричный  узор начинается от левой брови, задевает висок, скулу и часть головы, спускается  на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с левого плеча плавно перетекают на бок древнего. Линии вытатуированного узора скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

+1

8

     Пожалуй, Ардо действительно не хотелось быть свидетелем щедро предоставленного «любимыми» родственниками зрелища. Он и свою-то свадьбу в подобном окружении пережил исключительно потому, что Даяна в тот момент не устраивала их по всем параметрам, ибо воспринималась как мезальянс даже для полукровного выродка из их славного семейства. Теперь же, внезапно, вновь мадам фон Раух оказалась неплохой кандидаткой на роль третьей уже по счету жены Магнуса, имевшего весьма весомое положение в семейной иерархии. И от этого на душе у саэтеруса становилось мерзко. Впрочем, семейное двуличие давно не было для него в новинку. И сам порой был грешен…
     Возможность разделить с кем-то свои переживания в этот момент воспринималась почти как благо. Пусть даже полукровка каждый раз терялся в собственных рассуждениях, когда пытался просчитать мотивы антика. В конце концов, для себя Ардо решил, что Дельвар вполне мог держаться рядом с ним как раз из-за того, что им удалось добиться прогресса в лечении. А раз так, то…от него вполне можно было не ждать удара в спину хотя бы пока их взаимодействие остается продуктивным. Это была призрачная и не вполне достоверно подтвержденная, но хоть какая-то определенность. Впрочем, для некого подобия спокойствия хватало и ее. Во всяком случае, с таким выводами не дергаться от каждого прикосновения антика было проще…
     Слышать чужие мысли по поводу происходящего…оказалось неожиданно занимательно. Тем более, когда по собственным ощущениям становилось понятно, что Та’Лиэва фон Раухи за то недолгое время, которое он оказался знаком с ними «во плоти», успели довести до не меньшего раздражения, чем самого Готтарда. И, да, как ни странно было это признавать, но полукровка во многом оказывался согласен с антиком.
     «Верность и Даяна ходят разными дорогами,» - заверил своего спутника саэтерус. – «Магнус не лучше. Я бы не был уверен, что он в последний раз женится. Разве что Яна успеет отравить его раньше, чем тот снова найдет себе кого-то помоложе. Они действительно друг другу подходят…»
     Пожалуй, возможность делиться своими мыслями с антиквэрумом действительно спасала от мучительного самокопания…на радость родственникам. Обычно на семейных мероприятиях ему поговорить особо было не с кем. И даже в тот период, когда они с его бывшей женой относительно успешно играли в семью, он все равно чувствовал себя находящимся в полном одиночестве. Пожалуй, присутствие кого-то, кто по каким-то своим причинам действительно пытается быть на его стороне, казалось полукровке почти нереальным и все же настолько притягательным, что Ардо почти хотелось поверить в чужую искренность…не думая заранее о том, как будет больно снова обмануться, приняв желаемое за действительное.
     «Не боишься соглашаться выслушивать все…без купюр?» - усмехнулся Готтард. – «У тебя ведь уже не единожды был шанс убедиться, что я и в привычной среде бывают довольно мерзким в общении. При таком же количестве поводов…»
     Продолжать эту мысль саэтерус не стал, подозревая, что за два года антик уже успел осознать, в каком гробу полукровка периодически видит всех окружающих за исключением пары-тройки разумных, которые и сами стоически терпели «благожелательность» Ардо. И, раз уж тот для себя решил, что его устроит поток злословия, который мог временами прилетать и в его адрес, ибо раздражали Готтарда обычно все без исключения, то это были уже проблемы самого Дельвара. Мужчина честно предупреждал.
     Тем временем церемониал плавно перешел в поздравления молодоженов. Если бы можно было просто оставить подарок на специально предназначенном столе и не вымучивать из себя поздравление, как было на свадьбе внучки Донны, куда эссенция все же как-то вытащила саэтеруса. Однако фон Раухи подобного бы не оценили. Именно поэтому подарки передавались в руки молодоженов, после чего отправлялись на подносы к слугам, отбывая в покои новобрачных до востребования.
     «Тот, кто придумал подобные торжества, определенно всех ненавидел…» - мысленно ворчал полукровка, поднимаясь со стула сам и тут же предлагая свою руку антиквэруму в качестве опоры, опасаясь, что у того от неудобной позы могли затечь крылья как минимум, что явно ловкости прибавить не должно было. – «Теперь еще изображать, насколько счастлив их поздравить… Ладно… Будем, считать, что я рад, что Яна и все ее капризы – больше не мои проблемы. Пусть друг друга теперь хоть загрызут, на радость окружающим…»
     Медленно продвигаясь в сторону прочих поздравляющих, Готтард раз за разом прокручивал варианты, как поздравить Магнуса и его новую жену так, чтобы это не тянуло на неприкрытое оскорбление. Память угодливо подкидывала все новые завуалированно мерзкие обороты. Все же воспитание фон Раухов и многолетний опыт общения с ними же порой оказывались весьма полезны, как не прискорбно было это признавать…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/6FHIn3w.jpg[/icon]

Отредактировано Шиани (18.09.2020 19:23:00)

+1

9

Древний мысленно фыркнул, услышав комментарий  Готтарда. Отчего-то он даже не сомневался в том, что комментарий полукровки будет окрашен тем скепсисом, с которым сам первородный выслушивал болтовню за спиной. Приподняв губы в  вежливо-скучающей усмешке, Дельвар слушал слова клятвы, которую давали брачующиеся.
- «Будем делать ставки на то, кто кого быстрее изведет в могилу?» - мыслеречь антика была окрашена едким цинизмом - «Не удивлюсь, если они отравят друг друга одновременно...»
Дельвар поднялся, едва церемония завершилась. От неудобной позы крылья затекли и теперь, древний испытывал тянущую боль в мышцах не только крыльев,но и спины.  Он благодарно улыбнулся, уже привычно устраивая свою руку на локте Готтарда. Прежде чем двинуться поздравлять сияющую от пафоса парочку, Та'Лиэв расправил крылья и, сделав пару взмахов, чтобы размять затекшие мышцы, уложил их в привычный плащ, укутавшись в глянцевые перья. При этом то ,как это выглядит со стороны древнего ничуть не беспокоило. Ему было надо и он просто сделал то, что счел нужным.
- «Нет, не боюсь...» - Дельвар безмятежно улыбнулся, переводя сияющий алмазной пылью взгляд на  саэтеруса. - «Я многое повидал за свою жизнь, так что твои комментарии едва ли чем-то удивят меня. И да, я помню, каким ты можешь быть. Но...» - он сделал паузу, - «...меня это не беспокоит. И не смущает.»
В золотых глазах прыгали едва заметные смешинки, когда он в очередной раз перевел взгляд на Готтарда.
- «Тебе придется постараться, чтобы вывести меня из себя...» - когтистые пальцы крепче сжили плотный прямоугольник подарочного сертификата.
Гости одаривали сияющую парочку подарками разного калибра и разной степени нужности и важности. Они не спешили, предпочитая пропустить большинство приглашенных вперед. Да и как оказалось идея разделить эмоции оказалась довольно удачной и позволяла обоим сосредоточиться друг на друге, а не мерзопакостных выходках местного серпентария, именуемого семейством фон Раухов.
- «Изображать радость?» -  вздернул бровь Дельвар, встряхивая крыльями. - «Хватит с них  дежурных слов и холодной вежливости. Да и распинаться перед этими лицемерами у меня нет особого желания...»
Как бы медленно они ни шли, поток шедших впереди них поздравляющих постепенно иссяк, и они оказались перед новобрачными.  Даяна сияла расточая лживые улыбки, Магнус с вежливой, но столь же лживой ухмылкой перевел взгляд на антикверума, безмятежно улыбнувшегося в ответ.
- Поздравляю с долгожданным бракосочетанием. Магнус... Даяна... - холодом, отчетливо проступавшим в каждом слове древнего  можно было было заморозить океан. - Мой подарок вам - свадебное путешествие на любую планету по вашему выбору. Надеюсь путешествие вам понравится.
Дельвар сделал шаг назад, уступая место Готтарду. Вежливо-циничная улыбка тронула губы, открыв самые кончики острых клыков. О да, путешествие непременно понравится новобрачным, особенно если учесть специфику туристической фирмы, которая будет его осуществлять.
_____________________________________________
Одет:  Рубашка тонкого темно-багрового шелка с длинными свободными рукавами и широкими манжетами, ворот которой сколот платиновой булавкой с черным бриллиантом, в тон запонкам. Френч без рукавов на пару тонов темнее рубашки длиной до середины бедра и  брюки, такие узкие, что кажутся второй кожей, до скакательного сустава лап; обувь не требуется. Обе пары крыльев сложены за спиной, ниспадая до кончиков лап и образуя подобие шлейфа.
Длинные багрово-красные волосы зачесаны назад и свободно рассыпаны по плечам, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови. Багрово-красные с черным отливом жесткие перья, смешиваясь с волосами, образуют роскошную гриву.
В левом ухе  серьга из платины, состоящая из двух колец, одно из которых продето в мочку, другое – в верхнюю часть завитка с внешней стороны раковины; на нижнем кольце – черный бриллиант-капля; оба кольца соединяет тонкая цепочка, на которой качается маленький черный бриллиант-капля.
На правой руке медицинский артефакт: браслет-портал для экстренной госпитализации, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

На тело Дельвара нанесена сложная татуировка-трайбл. Асимметричный  узор начинается от левой брови, задевает висок, скулу и часть головы, спускается  на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с левого плеча плавно перетекают на бок древнего. Линии вытатуированного узора скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

+1

10

     Даже не вслушиваясь в шепотки за спиной, полукровка легко мог перечислить большую часть причин недовольства собственных родственников. И их с Дельваром расовая принадлежность была в подобном перечне далеко не на первом месте.
     Пожалуй, больше всего фон Раухов огорчало впустую потраченное время, так как само наличие антика рядом с Готтардом перечеркивало часть их «домашних заготовок». Отвлеченный на поддержание ментального контакта с антиквэрумом полукровка прискорбно мало реагировал на «задушевные» беседы, ведущиеся в диапазоне слышимости. К тому же саэтерус не «украшал» мрачной тенью все возможные темные углы, все еще ни к кем не огрызался и не пытался сбежать с мероприятия незамеченным. В итоге лигрумам приходилось импровизировать с разной степенью успешности, так как все шло далеко не по привычному сценарию.
     - С моей стороны было бы лицемерно не пожелать вам счастья «где-нибудь от меня подальше», - чуть улыбнулся Готтард, протягивая шкатулку в раскрытом состоянии молодоженам. – Надеюсь, мой скромный дар окажется символом долговечности вашего союза «интересно, неделю-то вы продержитесь?».
    Полукровка слишком хорошо знал Даяну, чтобы не прочитать в ее взгляде помесь алчности и настороженности. Ардо сложно было назвать скупердяем, но свадебный подарок был явно дороже того, что саэтерус считал уместным для подобного случая. Именно поэтому женщина подозревала подвох…но полукровка был уверен, что не сможет найти. В конце концов, сами свойства артефактов были вполне полезны и видимых подвохов не имели. Все дело было в сочетаемости свойств, но ни Магнус, ни Даяна артефакторами не были. А проверку у стороннего специалиста, не найдя ничего подозрительного, могли и не затребовать. Впрочем, не то чтобы Готтарда настолько волновало то, что кто-то из фон Раухов начнет думать о нем еще хуже, если все вскроется так и не сработав.
     «Надеюсь, дольше пары часов этот маразм терпеть не придется…» - тоскливо думал полукровка, ведя антиквэрума в сторону распахнутых дверей особняка по увешанному фонариками саду. – «Впрочем, возможно нам повезет, и они успеют напиться, перессориться и напрочь забыть и про нас, и про новобрачных даже чуть раньше. Почти уверен, что в честь «радости встречи» некоторые уже успели изрядно пригубить…»
     Впрочем, сам саэтерус не отвергал и худший исход, ибо в родню свою верил, но транслировать это для антика не собирался. Ему не хотелось создавать лишние повод для беспокойства Та’Лиэву, если все сведется просто к в очередной раз взыгравшей паранойе.
     Пожалуй, будь в саду не так шумно и многолюдно, бродить по темнеющим аллеям было бы вполне приятно, даже если заниматься этим не в гордом одиночестве. Готтард порой ловил себя на мысли, что с Дельваром было приятно молчать. Чтобы помнить о его присутствии не требовалось постоянно заставлять себя вести пустопорожние беседы. Он…почти не раздражал. И что с этим делать было неясно.
     Оказавшись в банкетной зале, Готтард чуть напрягся, ожидая слугу, долженствующего проводить их с антиком на предписанные с чьей-то легкой руки места. Тот не заставил себя долго ждать. Следуя суетливым буланимом, полукровка заранее ожидал худшего. И, признаться, не прогадал. Во главе стола, к которому их с антиком проводили, стояли два вычурных «трона» для новобрачных. Собственно, только их пока что и не хватало. Две бывшие жены Магнуса со спутниками, его отец и сын уже успели занять свои места. Единственное, что во всем этом раскладе хоть чем-то порадовало полукровку, так это то, что место для Дельвара определили слева от него и они не должны мешать друг другу во время банкета, сталкиваясь локтями.
     «А вот теперь я начинаю сомневаться, над нами ли хотели поиздеваться…дражайшие родственники», - усмехнулся Ардо, расценивая расстановку сил. – «Похоже, по плану мероприятия предполагался большой скандал».
     Рассадкой гостей занимался кто угодно, только не новобрачные. В этом саэтерус готов был поклясться, так как Даяна бы точно предпочла собрать вокруг себя компанию поприятнее. Однако вместе оказались те, кому было что друг другу припомнить. И, пожалуй, Готтард мог бы счесть это забавным…если сам не был бы частью этой забавы…
     «Стареющая блондинка напротив меня – Лукреция, первая жена Магнуса. Тихий омут, который всегда не при чем, но в курсе всего происходящего. Моложавый франт рядом с ней – работник службы эскорта – Арман, кажется, но уже на нескольких мероприятиях она появляется только с ним, так что какие там отношения на самом деле даже гадать не берусь.»
     Блондинка, заметив внимание к себе, поймала взгляд полукровки и сделала жест рукой, будто поправляя волосы, при этом постучав по мочке уха. Мол, есть разговор без лишних ушей. Саэтерус медленно моргнул, давая знать, что понял. Женщина тут же потеряла к нему интерес, начав ворковать со своим амантом.
     «Вот и сейчас что-то знает. Посмотрим, какую назначит цену,» - чуть нервно подумал Ардо, прежде чем продолжить описывать прочих гостей. – «Чернявая стервоза – Аделина, собственно вторая жена Магнуса. Гонор, связи, в свое время отсудила у «внучка» половину капиталов при разводе. Рядом с ней их дочурка. Даже странно, что не притащили своих любовников. Впрочем, не удивлюсь, если от них снова сбежали. Был как-то случай, когда им приглянулся один буланим на двоих…»
     Черноволосые особы о чем-то шептались, иногда кидая в сторону гостей внимательные оценивающие взгляды. Наконец, вниманием удостоили и их. Женщины перевели взгляд с полукровки на его спутника, о чем-то перекинулись парой фраз и затем младшая из них начала весьма заинтересованно рассматривать Та’Лиэва, иногда пытаясь поймать его взгляд и улыбнуться…весьма многообещающе.
     «Мои соболезнования, кажется, тебя будут пытаться отбить силами Каталины,» - в этот момент Готтард действительно сожалел, ибо зная методы некоторых особ…ожидать можно было всякого. - «Старик – младший сын моего брата Натаниэль. По меркам расы – редкостный долгожитель, стоит признать. Мальчишка – Анхель. Даже и не знаю, кто он мне теперь. Странно называть сына бывшей жены, прижитого от внучатого племянника, пасынком…»
     Продолжить «знакомство» с родственниками не дало появление главных виновников торжества. Пара величественно вплыла в зал, одаривая счастливыми до зубовного скрежета улыбками всех присутствующих, однако, поравнявшись с предназначенным для них столом едва сумела удержать лицо. Во всяком случае, Готтарду было заметно, насколько молодожены «рады» своим ближайшим соседям.
     «Смотри-ка, их все-таки никто не предупредил… Какая…прелесть…» - пожалуй, в этот момент полукровка усмехнулся не менее многообещающе, чем прочее «ближайшее окружение» новобрачных на этот вечер…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/6FHIn3w.jpg[/icon]

+1

11

Вслушиваясь в «тихий» шепоток. Сопровождавший их на всем пути следования, древний лишь безмятежно улыбался, чуть приподнимая уголки губ, долженствующие обозначать холодно-вежливую улыбку. По всей видимости заранее распланированные гадости удручающе не срабатывали, вынуждая местный гадючник в спешке менять собственные планы. По себя же антик порадовался тому, что ему все же удалось уговорить  Готтарда на создание и поддержку ментальной связи. И хотя оная требовала  некоторых сил на поддержание от обоих, она оказалась благом, позволившим им относительно безболезненно пережить и церемонию, и теперь, по всей видимости, поможет сохранить им  некоторое спокойствие и нервы на предстоящем банкете.
- «Как мило с твоей стороны пожелать им такого счастья…» - отозвался Дельвар, сквозь полуопущенные ресницы наблюдая за женщиной, в чьих глазах плескалась алчность и настороженность. Впрочем, алчность все же победила, растворив в себе подозрительность. – «Осмелюсь предположить, что  они даже не станут проводить даже стандартной проверки, которую обычно проводят для любого артефакта. Так что… будем посмотреть на результат.»
Древний чуть качнул головой, обозначив подобие учтивого поклона, и вместе с полукровкой, который так и вел его под руку, двинулся в сторону банкетного зала. Свет десятков фонариков раздражал неимоверно, и даже не потому, что антик привычно перестроил зрение, дабы уменьшить нагрузку на собственные глаза. Скорее их было слишком много, да и сочетание цветов оных было, мягко говоря, не очень привлекательно. А может просто сказывалось общее состояние, вызванное болезнью и принятыми лекарствами.
- «Очень на это надеюсь…» - пришел ответ от первородного, чуткое обоняние которого раздражал разнокалиберный парфюм и прочие радости, призванные скрыть аромат спиртного. – «Да, есть такое… От некоторых отчетливо исходит аромат алкоголя, который пытаются прикрыть столь же дорогим парфюмом. Получается так себе…»
Пока они шли к дому, древний не раз вскользь подмечал дорожки, окутанные вечерним сумраком,  в которых так легко было затеряться и которые, чего уж скрывать, манили его куда как больше, нежели предстоящий по случаю  свадьбы банкет.
Банкетный зал был… огромным, пафосным и столь же безвкусным. Дельвар мысленно поморщился, оглядывая роскошные украшения, пока они, согласно этикету, ожидали появление прислуги, призванной проводить их к отведенным местам. Места оказались… едва ли не во главе стола, аккурат рядышком с новобрачными. Антик лишь тихо фыркнул, обозревая вычурные троны, предназначенные для  супругов.
- «Кхм… Теоретически нам это может оказаться на руку. Но и расслабляться, как я понимаю, нам все же не следует…» - Та’Лиэв криво усмехнулся, разглядывая собственный стул, такой же неудобный, как и тот, который ему предоставили на церемонии. Вздохнув, он расправил крылья, складывая их так, чтобы можно было устроиться на стуле хотя бы с минимальным комфортом. – «Полагаю, теперь планы в спешном порядке пересматриваются.»
Когда они сели, антик осторожно, коснулся руки Готтарда кончиками пальцев, стараясь поддержать и ободрить. И пока гости рассаживались, антик «слушал» пояснения саэтеруса, касающиеся ближайшего к ним окружения серпентария, небрежно скользя взглядом по представленным личностям. Комментарии полукрвоки были занимательными и довольно четко характеризовали каждого из представленных им.
- «Скорее всего любовники… Не удивлюсь, если они уже и живут вместе…» - красноволосый хмыкнул, проследив за жестом женщины и одновременно слушая пояснения. – «А тебе обязательно выслушивать то, что она типа знает? Или можно обойтись? Вряд ли это что-то будет сказано из искреннего желания предупредить…»
Дельвар чуть склонил голову, показывая, что все сказанное учтено и проанализировано. Заметив повышенный интерес одной из чернявых, древний окинул ее  быстрым взглядом, изогнув губы в цинично-презрительной усмешке. – «Не думаю, что у нее получится. Я привык ценить несколько иное, нежели меркантильная стервозность, которая читается в каждом движении обоих дамочек».
Дальнейшее Дельвар оставил без комментариев, опасаясь, что только расстроит полукровку, чего совершенно не хотелось. Внутренним, скорее всего звериным, чутьем он чувствовал, что напоминание о мальчишке или какие-либо комментарии в эту сторону могут расстроить саэтеруса, а потому древний оставил  мнение, которое он успел сложить о мальчишке, при себе, при этом пообещав себе ,что если  возникнет нужда, то сделает все, чтобы помочь  Готтарду обзавестись собственным ребенком.
Появление новобрачных и их реакция на окружение не остались незамеченными антикверумом. Золотые глаза скользнули по вдруг побелевшему лицу женщины и кривой улыбке мужчины, возвращая им не менее обещающую усмешку.
- «О, да… Приятно видеть, что хреново может быть не только нам. Полагаю, мы сейчас станем свидетелями весьма занимательного спектакля…»
Когтистые пальцы бережно сжали  ладонь фон Рауха, напоминая, что он в этот раз не один.
Новоявленные супруги прошли к своим местам, чопорно устраиваясь на столь же помпезных тронах и давая сигнал к началу банкета.
_____________________________________________
Одет:  Рубашка тонкого темно-багрового шелка с длинными свободными рукавами и широкими манжетами, ворот которой сколот платиновой булавкой с черным бриллиантом, в тон запонкам. Френч без рукавов на пару тонов темнее рубашки длиной до середины бедра и  брюки, такие узкие, что кажутся второй кожей, до скакательного сустава лап; обувь не требуется. Обе пары крыльев сложены за спиной, ниспадая до кончиков лап и образуя подобие шлейфа.
Длинные багрово-красные волосы зачесаны назад и свободно рассыпаны по плечам, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови. Багрово-красные с черным отливом жесткие перья, смешиваясь с волосами, образуют роскошную гриву.
В левом ухе  серьга из платины, состоящая из двух колец, одно из которых продето в мочку, другое – в верхнюю часть завитка с внешней стороны раковины; на нижнем кольце – черный бриллиант-капля; оба кольца соединяет тонкая цепочка, на которой качается маленький черный бриллиант-капля.
На правой руке медицинский артефакт: браслет-портал для экстренной госпитализации, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

На тело Дельвара нанесена сложная татуировка-трайбл. Асимметричный  узор начинается от левой брови, задевает висок, скулу и часть головы, спускается  на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с левого плеча плавно перетекают на бок древнего. Линии вытатуированного узора скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

+1

12

     Как бы самому не противно было в этом признаваться, но…в кругу строящих козни родственников Ардо чувствовал себя порой…в своей стихии. В конце концов, вся эта возня в слухах, сплетнях и прочих скелетов в различных укромных местах здорово напоминала именно болото. К тому же с трясиной сей «праздник жизни» роднило еще и одно простое правило: чем больше суетишься – тем глубже затягивает. Впрочем, было и одно немаловажное отличие – в топях змеи и прочие гады считали Готтарда за своего и не трогали, местный же гадючник искренне полагал, что ему здесь не место. Полукровка отчасти был с этим даже согласен – иметь что-то общее с большинством фон Раухов не хотелось вовсе, вот только собственные принципы, память о матери и природная вредность просто не оставляли иного выхода, как портить свои и чужие нервы.
     «Если сильно затекут крылья, говори,» - попросил антика саэтерус. – «Попробуем найти повод или ненадолго вырваться из местного «общества», или и вовсе не вернуться…»
     Разумеется, можно было бы утешать себя тем, что фон Раухи просто не знали об анатомических особенностях гостя, однако Ардо не спешил заблуждаться на их счет. Полукровка был почти уверен, что, знай семейство побольше о спутнике главного позора всего рода, устроиться хоть сколько-нибудь удобно не удалось бы вовсе. Пожалуй, Готтард опасался, что они вполне могли успеть что-то провернуть, но, видимо, эстетика все же победила зловредность.
     «Поверь, не все, кого угораздило носить фамилию «фон Раух» желают избавиться от меня особо радикальным способом,» - с трудом подавил желание криво усмехнуться Готтард, когда речь зашла о блондинке. – «Скажем так, с Лукрецией мы «природные» союзники. Они с Магнусом развелись, когда всплыло, что ее прабабкой была эссенция. Не знаю, хобби это для нее, дело чести или что-то еще, но отравлять жизнь семейству бывшего супруга при любом удобном случае она готова едва ли не в любое время дня и ночи. И, да, вряд ли бы стала предлагать что-то, что не стоит внимания. Впрочем, дело терпит, иначе бы она уже разыграла бы тут редкостную комедию с истериками, обмороками и еще бог весть чем, но разговор бы уже не просто ожидался бы, а состоялся.»
     Что именно могла прознать Лукреция, Готтард не имел ни малейшего понятия. Впрочем, учитывая вечную осведомленность женщины даже в тех вопросах, о которых она по идее и подозревать не должна, стоило беспокоиться не столько о ценности информации, сколько о цене за нее. Чаще всего от полукровки требовалась услуга. Всегда конкретная и обоснованная, иначе Ардо попросту не соглашался. Впрочем, иногда блондинку интересовали деньги или предметы роскоши, но тогда и полученные сведения бывали «попроще». Вот информацией на информацию они не менялись вовсе, хотя саэтерус точно знал, что бывшая жена Магнуса это практиковала. Но это было скорее негласной договоренностью, да и, признаться, мужчина был не склонен болтать лишнее. Особенно, когда не знал, где и когда выболтанное может всплыть и какую роль сыграть в чужих планах.
     «Получится ли – дело десятое, главное, что будет пытаться…» - мрачно подумал полукровка. – «Целеустремленность помноженная на самомнение – воистину раздражающее сочетание…»
     Готтард и сам себе не готов был признаться, но…пожалуй, он испытал нечто сродни злорадству, когда заметил как едва не передернуло Каталину, когда, отвлекшись от попыток строить глазки Та’Лиэву, она заметила что антик все то время, что она старалась привлечь его внимание, соприкасался с полукровкой руками и, о ужас, ни один из них не имел ничего против подобного расклада.
     «Спектакль – это не то слово… Боюсь, как бы все не скатилось в полнейшее мракобесие…» - как бы Ардо не хотел оставаться спокойным и беспристрастным, но…эмоции начинали бурлить и, пожалуй, в этот момент саэтерус действительно был рад, что чужие мысли и прикосновения отвлекали его…от много. Ни поддаться на чужие провокации, ни спровоцировать кого-то самолично полукровке не хотелось…
     Слушая вполуха славословия Натаниэля в сторону новобрачных, Ардо подмечал прочие шевеления за столом. Вот Каталина, кокетливо смотрящая на антика, оборачивается на шепот матери и кивает. Сама Аделина с раздражением косится на Лукрецию и чуть нервно отстукивает незамысловатый ритм по столу. Готтард ловит на себе извиняющийся взгляд блондинки и понимает – началось…
     «Кажется, дамы о чем-то заранее сговорились,» - внутренне подобрался саэтерус. – «Судя по всему, готовились «радовать» молодоженов. Маловероятно, что и меня не приплетут. Лукреция еще способна на тактичность, но не Аделина…»
     - Ах, а как мы-то надеемся, что уж этот-то союз будет прочным и долговечным, - сладко улыбаясь подхватила вслед за замолчавшим Натаниэлем Аделина. – А то, признаться, мы не вполне готовы к пополнению в клубе бывших жен. Устоявшаяся иерархия, привычные договоренности… Новая кровь всегда сбивает с привычных алгоритмов, знаете ли.
     - Адель, не стоит проецировать свои желания на окружающих, - с напускной доброжелательностью «отшутился» Магнус. – Если тебе не повезло, это еще ни о чем не говорит.
     - О, да… Мы с Ретти такие невезучие, - возвела очи горе женщина. – Благо, полоса невезения закончилась на разводе. Впрочем, возможно, в клуб бывших придется звать и тебя. Хотя… В конце концов, Даяна вполне может позволить себе стать основательницей клуба бывших мужей, благо первый шаг на этом поприще уже сделан. Не так ли, Готтард?
     - После развода жизнь только начинается, - пожал плечами Ардо, «теряя интерес» к происходящему. – Не вижу смысла разводить трагедию на пустом месте.
     - Ха! Это просто кое-кому не стали рассказывать, что у некоторых тут присутствующих была идея назначить тебя в посаженные отцы невесте, - еще приторнее протянула черноволосая женщина. – Но в последний момент передумали, осознав, насколько это будет напоминать передачу потасканной вещицы в добрые и небрезгливые руки…
     - Зависть к чужому счастью омерзительна сама по себе, - Даяна выглядела оскорбленной в лучших чувствах, вот только Ардо этому не верил. – Но портить такой светлый праздник подобной клеветой – верх бестактности. В конце концов, мы с Магнусом никого из вас не оскорбляли!
     «А вот и ожидаемый скандал… Тварь прямолинейная и тварь изворотливая. Прямо-таки бой века…» - с трудом подавил желание брезгливо скривиться полукровка. – «И так-то аппетита не было… Но придется сидеть и что-то ковырять, дабы игнорировать этот цирк хоть на каком-то основании…»
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/6FHIn3w.jpg[/icon]

+1

13

- «Конечно. Я сообщу.» -  отозвался древний, передергивая плечами и проверяя, насколько удобно сложены крылья. Пока все было в порядке, хоть и не так, как хотелось бы. – «Пожалуй, я еще ни разу столь долго не сидел на такой неудобной мебели… Но… пока терпимо.»
Пожалуй, антик уже не один раз успел пожалеть, что потерял возможность меняться. Да и сейчас из-за  прогрессирующей и сложно поддающейся лечению болезни, он не мог убрать крылья без вполне обоснованного опасения того, что ему на это, как минимум, не хватит сил, а как максимум – может спровоцировать внеплановый приступ головной боли и последующий припадок.
- «Радует то, что местный серпентарий, по каким-то своим причинам не зашел столь далеко в том, чтобы доставить мне  большие неудобства, чем есть сейчас.» - криво усмехнулся Дельвар, привычно обвивая под столом щиколотку  полукровки хвостом. – «При должном старании оных, я вообще не смог бы сесть без того, чтобы не попытаться все же убрать крылья».
Та’Лиэв вновь скользнул взглядом по блондинке, в этот раз рассматривая ее хоть и не навязчиво, но куда как внимательней, нежели в предыдущий. Комментарий Готтарда вызвал у него вполне закономерный, но все же настороженный интерес, на который накладывалась профессиональный опыт работы с информацией.  Первородный слишком хорошо знал, к чему может привести неосторожно брошенное не в том месте и не в то время слово, чтобы беспечно отнестись к сказанному саэтерусом.
- «Кхм… в госпоже блондинке течет кровь эссенций… Как любопытно.» - первородный, склонил голову к плечу, чуть приподнимая губы в едва заметном намеке на улыбку. – «Но все же, будь осторожен. Цена за информацию может нам не понравиться…»
Старания Каталины, направленные на привлечение внимания антикверума к собственной персоне, Дельвар видел и даже успел в некоторой степени оценить. Только вот сказать о том, что чернявая стервочка  привлекала его, было нельзя. Скорее она бесконечно раздражала своей лживой искренностью и заученными, выработанными до степени автоматизма ужимками. Она была красива и… скучна.
- «О, да… даже не сомневаюсь в этом…» - мысленно фыркнул Та’Лиэв, скривив губы в презрительной ухмылке, от которой чернявую передернуло. – «Она не первая такая, кто пытался привлечь мое внимание подобным образом.» - антик умолк, привычно прокручивая в памяти возможные варианты развития дальнейших событий. При этом ни один из них ему категорически не нравился, ибо все были хреновыми разной степени тяжести. – «Если это произойдет, постараемся покинуть сие мероприятие. Признаться, меня не слишком радуют подобного рода развлечения…»
Отголоски потревоженных эмоций полукровки тронули безмятежную гладь сознания древнего, который смотрел на экзерсизмы  местного серпентария, как на попытки расшалившихся детей обратить на себя внимание  строгих родителей. Когтистые пальцы скользнули по внутренней стороне запястья мужчины в успокаивающем жесте.
- «Тссс… Успокойся… Я с тобой, а остальное не стоит твоего внимания…» -  мыслеречь древнего была окрашена барахтно-урчащими интонациями, очень напоминавшими мурлыканье кота. – «Все хорошо… Мы справимся…»
О, да… Спектакль был разыгран, как по нотам. У каждого своя роль и свои слова, призванные уколоть побольнее. Потоки злословия полились, словно набирающий скорость горный сель, сметающий все на своем пути. Но… антикверум лишь переводил скучающе-равнодушный взгляд с одной дамочки на другую, продолжая осторожно поглаживать подушечками пальцев запястье Готтарда.
- «Да уж вижу…» - мысленно буркнул Дельвар, брезгливо скривившись. – «Хотя, не скрою, что наблюдать за их потугами оскорбить друг дружку, весьма занимательно. Особенно с позиции собственного опыта и жизни…»
Хотелось уйти. Причем наплевав на все приличия и возможные комментарии со стороны  клубка змей. Собравшихся за столом. Слушать, а тем более наблюдать, как дражайшие родственнички льют потоки яда на головы друг другу, особого желания не было.  За свою долгую жизнь древний не раз сталкивался с подобным, и ему были  знакомы печальные результаты  столь занимательных действий.
Ему было скучно.
Да и крылья постепенно начали затекать и неметь от неудобной позы. Это раздражало, давая возможность отвлечься от разыгрываемого представления.
- «Как ты? В порядке?» - в мыслеречи первородного проскальзывало искреннее беспокойство. – «Не устал?»
_____________________________________________
Одет:  Рубашка тонкого темно-багрового шелка с длинными свободными рукавами и широкими манжетами, ворот которой сколот платиновой булавкой с черным бриллиантом, в тон запонкам. Френч без рукавов на пару тонов темнее рубашки длиной до середины бедра и  брюки, такие узкие, что кажутся второй кожей, до скакательного сустава лап; обувь не требуется. Обе пары крыльев сложены за спиной, ниспадая до кончиков лап и образуя подобие шлейфа.
Длинные багрово-красные волосы зачесаны назад и свободно рассыпаны по плечам, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови. Багрово-красные с черным отливом жесткие перья, смешиваясь с волосами, образуют роскошную гриву.
В левом ухе  серьга из платины, состоящая из двух колец, одно из которых продето в мочку, другое – в верхнюю часть завитка с внешней стороны раковины; на нижнем кольце – черный бриллиант-капля; оба кольца соединяет тонкая цепочка, на которой качается маленький черный бриллиант-капля.
На правой руке медицинский артефакт: браслет-портал для экстренной госпитализации, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

На тело Дельвара нанесена сложная татуировка-трайбл. Асимметричный  узор начинается от левой брови, задевает висок, скулу и часть головы, спускается  на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с левого плеча плавно перетекают на бок древнего. Линии вытатуированного узора скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

+1

14

     Признаться, Ардо ожидал многим худшего. Неудобная мебель, бесконечный поток гадостей и Каталина в авангарде…это было как-то даже слишком мелко. И заставляло ждать подвох побольше. Обычно с семейных праздников никто не уходил «обделенным». Поэтому полукровка действительно переживал за антиквэрума. Сам саэтерус давно привык…ко многому. Сейчас, правда, фон Раухи «измельчали». Пытались бить, но не добивать. А ведь еще полтора столетия назад еще находились те, кто пытался устроить ему яд в бокале, падение с лестницы и прочие прелести семейного «дружелюбия». Впрочем, памятуя о диагнозе антика, тому могло хватить и нынешней «доброжелательности», чтобы почувствовать себя дурно. Поэтому полукровка, сам себе не веря, был даже рад, что помимо ментальной связи, Та’Лиэв раз за разом начинал взаимодействие и на физическом уровне. Так было проще распознать дурноту…и, как не парадоксально, спокойнее еще и в плане собственных эмоций. Необходимость проявлять чуткую заботу в отношении другого, не давала ярко реагировать на попытке окружения вывести Готтарда из с трудом удерживаемого подобия душевного равновесия.
     «Цена за знание всегда непомерна,» - согласился полукровка с антиком, когда тот вновь «заговорил» о Лукреции. – «Но эта особа хотя бы готова ее назвать до того, как огорошить и оставить в долгах. И даже оставляет шанс отказаться от сделки или поторговаться. Сразу чувствуется, что фон Раух она исключительно по замужеству – не тот менталитет. Не удивительно, что не прижилась. Впрочем, считаться с собой заставила – этого не отнимешь. Вот увидишь, завтра перед ней будут многие лебезить – уж она-то точно уйдет не скоро и многое успеет.»
     Лукреция действительно предпочитала уходить с праздников, на которые ее рисковали приглашать, последней, копя компромат на всех, кто был ей особенно «дорог». Готтард не обольщался – у женщины в любом случае была «папочка» и на него, вот только в ход она ее предпочитала не пускать. Полукровка был ей полезней нейтральным, чем злопыхающим…и вполне способным отомстить. Уж она-то не могла не докопаться до хоть каких-то зацепок в паре давних происшествий…с весьма закономерно печальным исходом.
     «Вот обе Лины беспокоят меня, пожалуй, даже больше новобрачных,» - признал Ардо. – «Вся надежда на то, что они в достаточной мере перессорятся сейчас, чтобы не выступить с какой-то гадостью единым фронтом. Изобретательные особы, в этом им не откажешь…»
     А еще Аделина и Даяна представляли собой весьма страшный тандем, когда умудрялись действовать совместно. Одна могла знатно подставить, а другая осветить под таким углом, что и придумать страшно. Спасало окружающих от этого исключительно то, что дамы истово друг друга ненавидели после официального признания Анхеля сыном Магнуса…и приоритетным наследником его активов. Адель, надеявшаяся, что все останется ее Каталине, была просто вне себя от ярости, когда впервые услышала эту новость…и все еще не вполне успокоилась.
     Пожалуй, если бы не попытки Дельвара переключить внимание Готтарда на себя, тот уже давно предался бы нежно лелеемой паранойе, а то и вовсе вспылил бы, привлекая к себе нежелательное сейчас внимание. Однако голос антика центрировал на себе внимание, заставляя перебранку родни уйти в фон. Весьма раздражающий фон, стоит признать.
     В ход шло все. Магнус припоминал бывшим супругам о том, что в них его не устраивало. Лукреция многозначительно и многообещающе отмалчивалась, изредка бросая пару вкрадчивых фраз, заставляя собеседников «сворачивать» с особо острых тем. Аделина проходилась и по молодоженам, и по их сыну, и по всей родне включая Готтарда. Даяна шипела на всех, явно планируя отыграться. Натаниэль с философским видом методично напивался, стараясь не вслушиваться в увещевания Каталины, что Анхель мог и Магнусу оказаться не сыном, раз уж в законном браке Яна и не планировала зачать от мужа. Сам Анхель канючил под ухом у Ардо, что мама его хорошая и саэтерус просто обязан это всем подтвердить… И это только ближайшее окружение! Прислушиваться к соседним столам и вовсе было боязно.
     «Думаю, еще час-полтора продержусь, но потом буду квелым,» - оценил свои силы Готтард, когда антик поинтересовался его самочувствием. – «Думаю, когда объявят первый танец молодоженов, можно будет потихоньку исчезнуть. Гости уже достаточно осоловели, чтобы в попытках доказать, кого накануне мероприятия лучше натаскали не путаться в ногах, напрочь забыть, что кто-то не участвует в их «показательных выступлениях». Видеть эти опостылевшие физиономии уже сил никаких нет…»
     Пожалуй, не будь день настолько нервным, саэтерус продержался бы дольше. Однако стресс, постоянное ожидание опасности, беспокойство за антиквэрума и прочие факторы истощали организм намного сильнее, чем поддержание ментального контакта. К тому же, по сути, единственная трапеза за весь день, состоящая преимущественно из мяса и вина, не столько поддерживала энергетический баланс, сколько просто перебивала голод. Десерты бы в этом плане были «полезнее», но досиживаться до них в планы полукровки не входило.
     «У тебя крылья еще не онемели? Голова не кружится?» - в свою очередь начал сыпать вопросами Готтард. – «Связь не утомляет? Ничего не болит?»
     Ардо действительно было жаль, что из-за блажи его родственников…и некоторой доли упрямства самого Дельвара и желания Готтарда не расстраивать лишний раз антика, им теперь приходилось мириться с тем…что имелось. Обнадеживало только то, что с объявлением начала «танцев», многим, если не всем, рисковало стать не до «инородцев». И, пожалуй, саэтерус действительно с нетерпением ждал этого момента.
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/6FHIn3w.jpg[/icon]

+1

15

- «Я знаю… Информация всегда в цене. Какая бы она ни была.» - мысленная речь древнего была окрашена горечью помноженной на достаточно внушительный опыт. – «Особенно «ценным» является компромат… Но тебе это и так известно. Слишком много заинтересованных лиц, слишком большие деньги порой крутятся вокруг такой информации. Отчасти именно поэтому я в свое время отказался от работы в данной сфере. Предпочитаю быть обычным ремонтником, нежели мишенью на мушке профессионального убийцы.»
Антик сопроводил мыслеречь кривой усмешкой, адресованной Готтарду и одновременно никому. Рассказанное полукровкой о блондинке беспокоило магохакера, заставляя напряженно прислушиваться к шепоткам ближайшего окружения и… наблюдать за Лукрецией, предпочитавшей отмалчиваться и лишь изредка бросавшей весомые комментарии, отчего местный гадючник почти сразу же сворачивал свои действия.
- «Пока ей выгодно сотрудничество с тобой, она не станет наглеть. Но едва поймет, что выгода ей более не светит, то сразу же атакует. Такие люди не меняются. И действуют по большей части одинаково.» - петли гибкого хвоста на щиколотке саэетеруса сдались плотнее, выдавая нервозность древнего. – «На ее стороне опыт и долгая жизнь… позволяющая ей наблюдать и собирать  материал» - когтистые пальцы снова тронули руку  фон Рауха, ибо слова мужчины ничуть не успокоили первородного. – «Пожалуйста, будь осторожен с ней…»
Аппетита не было вообще. Дельвар неохотно ковырял вилкой в своей тарелке, гоняя по ней кусочки тушеного мяса, которое не желало лезть в горло. Впрочем даже этой видимости трапезы вполне хватало, чтобы  ближайшее окружение, продолжавшее злословить в адрес друг друга не слишком обращало на него внимание. Пока не обращало. Та’Лиэв не обольщался в отношении себя, ибо рано или поздно, но  почтенный серпентарий доберется и до него и начнет склонять на все лады. Пока же потоки грязи и оскорблений обходили его стороной.
- Посмотрим, насколько оправдаются твои ожидания в отношении этих дамочек. В любом случае я не очень-то обольщаюсь в том, что нас оставят в покое и не станут трогать.» - мысленно пожал плечами Дельвар, подцепив вилкой кусочек мяса и нехотя отправляя его в рот. – «Будет благом, если они направят свою изобретательность друг на друга.»
Семейный банкет выматывал, вызывая не только физическую усталость из-за неудобной мебели, но и эмоциональную. Да и крылья начали неметь из-за невозможности уложить их более удобным образом. Мышцы затекли и начали болезненно ныть. Та’Лиэв отчаянно желала оказаться как можно дальше от злопыхавших ядом фон Раухов, при этом желательно в тишине.
- «Если получится смыться, то было бы весьма неплохо.» - отозвался антик, откладывая вилку, ибо даже на  ковыряние в тарелке у него уже не осталось никакого желания. Ментальный контакт, даже учитывая то, что поддерживал его Готтард, а не он сам, все же забирал много сил. – «Нет, не кружится. И боли тоже нет, как и отторжения, что удивляет меня намного больше, нежели отсутствие боли.» - «проговорил» Дельвар, осторожно поерзав на стуле в безнадежной попытке устроиться удобней. – «Еще что-то около часа смогу выдержать. Только вот крылья…»
Он вздохнул, передергивая плечами. Тянущая боль в области спины и крыльев и последующее онемение, начинала его серьезно беспокоить. Желание встать и расправить обе пары крыльев становилось столь навязчивым, что древний уже готов был плюнуть на все мыслимые и немыслимые приличия и просто подняться и покинуть банкет.
- «Мышцы затекли. Онемение затронуло спину. Мне больно, Готтард…
_____________________________________________
Одет:  Рубашка тонкого темно-багрового шелка с длинными свободными рукавами и широкими манжетами, ворот которой сколот платиновой булавкой с черным бриллиантом, в тон запонкам. Френч без рукавов на пару тонов темнее рубашки длиной до середины бедра и  брюки, такие узкие, что кажутся второй кожей, до скакательного сустава лап; обувь не требуется. Обе пары крыльев сложены за спиной, ниспадая до кончиков лап и образуя подобие шлейфа.
Длинные багрово-красные волосы зачесаны назад и свободно рассыпаны по плечам, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови. Багрово-красные с черным отливом жесткие перья, смешиваясь с волосами, образуют роскошную гриву.
В левом ухе  серьга из платины, состоящая из двух колец, одно из которых продето в мочку, другое – в верхнюю часть завитка с внешней стороны раковины; на нижнем кольце – черный бриллиант-капля; оба кольца соединяет тонкая цепочка, на которой качается маленький черный бриллиант-капля.
На правой руке медицинский артефакт: браслет-портал для экстренной госпитализации, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

На тело Дельвара нанесена сложная татуировка-трайбл. Асимметричный  узор начинается от левой брови, задевает висок, скулу и часть головы, спускается  на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с левого плеча плавно перетекают на бок древнего. Линии вытатуированного узора скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

+1

16

     Опасения антиквэрума в отношении «торговцев информацией» Готтард понимал. В конце концов, он с рождения воспитывался в то среде, где связи с подобными личностями были весьма в ходу. И, пожалуй, особенности взаимодействия с подобными «всезнайками» были не самым худшим уроком, выученным на опыте собственного семейства. Антику, судя по всему, в жизни «везло» никак не меньше…
     «Выгода – далеко не единственный мотив для подобного рода взаимодействий,» - усмехнулся Готтард. – «В нашем случае я бы скорее грешил на систему взаимных противовесов. Так что, если она в глубокой старости все же останется в ясном сознании, то еще лет пятьдесят с ней вполне можно будет иметь дело. С определенными оговорками, естественно.»
     Тем временем скандал за столом набирал обороты. Аделина и Даяна метали в стороны друг друга такие взгляды, что Ардо не удивился бы и драке. Лукреция подливала масло в огонь скандала меткими замечаниями и иногда шептала что-то на ухо своему понимающе улыбающемуся аманту. Каталина во всю отчитывала огрызающегося Анхеля, при этом то и дело стреляя глазами в сторону антиквэрума, будто бы ожидая чего-то. Престарелый племянник Готтарда и вовсе успел настолько «успокоиться» дорогим коньяком, что едва ли не пытался заснуть лицом в тарелке. Магнус какое-то время пытался донимать Готтарда «благодарностями» за участие в его судьбе и нынешнем счастье, но, получив на это спокойное «Рад, что все сложилось так удачно.», как-то сдулся и, пройдясь по паре не менее «приятных» тем, счел полукровку все же не стоящим внимания. Наконец, творящегося за столом настолько надоело счастливому супругу, что тот подозвал мажордома, о чем-то с ним обстоятельно пошептался и затем переключился на то, чтобы привлечь внимание разбушевавшейся фурии, в миру зовущейся Даяной.
     «Если это не единичное везение,» - продолжал беседовать с антиком полукровка, радуясь возможности отвлечься от очередной волны скандала. – «Тогда есть шанс, что схему приема препаратов удастся скорректировать более эффективно. Всегда спокойнее, когда есть возможность всесторонне проверить состояние, а не принять на веру чужие слова…»
     То, что их взаимодействие подсознание Дельвара не сочло нападением, было…действительно удивительно. И, пожалуй, Готтард был бы рад, если бы все обошлось так и в дальнейшем. Все же в тот раз, когда попытка успокоить антика привела того лишь к вспышке боли и потере сознания, не добавлял ни спокойствия, ни уверенности в собственной способности разобраться во всем. Сейчас же…было значительно легче. Вот только, если ментальное состояние Та’Лиэва скорее радовало, чем огорчало, то вот физическое беспокоило. Ардо и сам испытывал острое желание подняться из-за стола, едва ли не кряхтя как ревматик со стажем, так как низковатая для его роста мебель удобства не прибавляла. Антиквэруму же и вовсе сложно было позавидовать, хоть в плане роста он и был даже чуть ниже большинства фон Раухов, вот только соседство других гостей оставляло слишком мало пространства для крыльев. И это как раз было вполне себе скверно…
     «Давай просто уйдем и пусть додумывают, сколько влезет…» - просто и без затей предложил полукровка, давя в себе желание высказаться весьма непечатно. – «Думаю, мы уже достаточно мозолили тут всем глаза, чтобы засчитать посещение мероприятие как дело выполненное…»
     Готтард уже собирался подняться, когда его внимание привлек зычный голос мажордома, все-таки объявляющий треклятый танец молодоженов. Магнус и Даяна, вновь нацепив на лицо приторно счастливые улыбки, направились в центр зала, куда последовали и те, кто планировал к ним присоединиться в процессе. Когда столы начали пустеть, Ардо встал, помогая подняться и Дельвару так, чтобы не собрать занемевшими крыльями всю мебель. Не то чтобы полукровке было жалко окружение, скорее не хотелось, чтобы крылья у антика болели еще и от ушибов.
     «Давай снова обойдем через сад?» - предложил саэтерус. – «После всей этой суеты неплохо бы проветрить голову…»
     - Готтард, мы с Каталиной подумали и решили, что стоит все же создать видимость приличного общества, - растягивая слова произнесла подошедшая Аделина. – Так уж и быть, готова потерпеть твое злословие пару танцев. При всей твоей угловатости, ноги ты, если верить этой вертихвостке, не оттаптываешь. С твоим…партнером вполне может потанцевать и моя дочь.
     - Боюсь, Даяна забыла уточнить, что прежде чем чудом остаться с целой обувью, ей приходилось пару недель к ряду пытаться доказать мне строго логически, что танец с ней неизбежен, как смена сезонов, - чуть приподнял уголки губ в неискреннем подобии улыбки полукровка. - К тому же я – настолько отвратительный танцор, что просто не имею права настолько расстраивать даму.
     - Тебе ли нос воротить… - начала было Аделина, но осеклась под взглядом дочери. – Что ж… В таком случае придется составить компанию любезному свекру. Но раз не хочешь веселиться сам, не заставляй своего…спутника отказываться от всех прелестей праздника. Каталина охотно составит  ему компанию…чисто по-родственному.
     Готтард не знал смеяться ему, исходить на мерзости, поддаться гневу или и вовсе развернуться и уйти, чтобы не столкнуться с еще чьим-нибудь проявлением «родственных чувств». Впрочем, по меркам фон Раухов, все же можно было считать, что праздник решительно удался… Все раздражали всех и действительно, вряд ли кому-то светило оказаться обделенным «вниманием», «заботой» и «искренним участием»…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/6FHIn3w.jpg[/icon]

+1

17

- «И все же, будь осторожен…» - «произнес» Дельвар, выслушав полукровку. – «Я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось.»
Скандал разгорался, но  древний уже не следил за тем, кто кому и чего должен. Сейчас его куда больше интересовало собственной состояние и затекшие до тянущей боли в спине и позвоночнике крылья. Он даже перестал реагировать на заинтереосованно-обещающие взгляды чернявой Каталины, которые так же перекрывал дискомфорт от сидения на неудобной мебели. Да и девушка его не очень-то интересовала, чтобы тратить на нее время.
- «Хочу надеяться, что так и есть.» - в мыслеречи Дельвара проскользнул лучик слабой надежды. – «Полагаю, что более детальное исследование все же следует провести в клинике, дабы избежать возможных неприятных сюрпризов.» - антик вздохнул. – «Надеюсь, что тебе удастся исправить то, что  натоптал в моем разуме братец… Может быть, его корректировки так же влияют на течение болезни… Зная собрата, меня такое не удивило бы…»
Древний перевел взгляд с обливающих друг друга грязью Аделины и Анхеля на Готтарда, приподнимая губы в благодарной улыбке. Предложение было  заманчивым и, главное, своевременным, ибо более терпеть боль и дискомфорт сил у первородного уже не осталось. Крылья и спина болели.
- «С удовольствием, Готтард. С удовольствием.» - мысленно мурлыкнул древний. – «Полагаю, что да. Мы достаточно намозолили всем глаза. К тому же едва ли дражайший серпентарий придумает в отношении нас что-то новое.»
Пока он «говорил», мажордом объявил о начале танцев, открывать которые должны были моложены. Дельвар выждал, когда сидевшие рядом с ними фон Раухи покинули свои места, и только потом встал, опираясь на руку полукровки, проследившего за тем, чтобы он не ударился о мебель затекшими крыльями. Когтистые пальцы осторожно сжались на запястье мужчины в благодарном жесте.
- «Давай. Там тихо.» - сразу же согласился Та’Лиэв, осторожно передергивая плечами и морщась от прострелившей спину колючей боли. – «Вряд ли кто-то изъявит желание отправиться следом…»
Однако не успели они сделать шаг в направлении  укрытых полумраком садовых аллей, как к ним подплыли обе Лины. Дельвар мысленно скривился, ибо развлекать ни ту, ни другую особого желания у него не было. Все, что ему сейчас хотелось, это оказаться в сумрачной тишине пустого сада и расправить затекшие крылья.
- Благодарю за столь лестное приглашение, но, пожалуй, откажусь. Я не танцую, сударыня. – тихий голос  Та’Лиэва был полон вежливой учтивости и сожаления. – К тому же, боюсь, что танцуя со мной, вы рискуете остаться не только без туфель, но и без ног вообще.
Изогнутый коготь-серп на одной из лап древнего с противным скрежетом чиркнул по плитке, которой была вымощена площадка. Увидев, как перекосилось лицо Каталины, древний лишь сожалеющее улыбнулся.
-  Мои извинения, дамы, - «Пойдем отсюда… Пусть, думают, что хотят...» - антик увлек  саэетеруса в ближайшую аллею, более не обращая внимания на застывших дамочек. – «Я хочу расправить крылья…»
…Прохлада позднего вечера окутала обоих, едва они оказались под кронами разросшихся деревьев высаженных вдоль широкой дорожки. Шум голосов постепенно стихал, оставляя бархатные объятия тишины и отголоски медленной, тягучей мелодии. Дельвар остановился лишь тогда, когда они свернули на тропинку, ведущую к дому в обход шумного торжества.
Теперь их скрывали деревья и кусты, создавая иллюзию уединенности.
- Подожди…
Антик сделал несколько шагов в сторону и осторожно распахнул сначала внешнюю пару крыльев, а потом и внутреннюю. Лицо первородного скривилось, когда по  спине и позвоночнику прокатилась волна жаркой и колючей боли. Протяжный полувхздох-полустон  слетел с губ антикверума, когда он потянулся, выгибаясь, словно большой кот. Огромные  крылья пришли в движение, поднимая волну прохладного воздуха. Дельвар, вытянувшись в струнку, сделал несколько взмахов, разминая мышцы.  Убедившись, что тянущая боль в спине утихла, он сложил крылья, создавая видимость плаща.
- Уф… Вроде больше не болит… - древний перевел обеспокоенный взгляд на Готтарда. – Как ты? С тобой все хорошо?
_____________________________________________
Одет:  Рубашка тонкого темно-багрового шелка с длинными свободными рукавами и широкими манжетами, ворот которой сколот платиновой булавкой с черным бриллиантом, в тон запонкам. Френч без рукавов на пару тонов темнее рубашки длиной до середины бедра и  брюки, такие узкие, что кажутся второй кожей, до скакательного сустава лап; обувь не требуется. Обе пары крыльев сложены за спиной, ниспадая до кончиков лап и образуя подобие шлейфа.
Длинные багрово-красные волосы зачесаны назад и свободно рассыпаны по плечам, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови. Багрово-красные с черным отливом жесткие перья, смешиваясь с волосами, образуют роскошную гриву.
В левом ухе  серьга из платины, состоящая из двух колец, одно из которых продето в мочку, другое – в верхнюю часть завитка с внешней стороны раковины; на нижнем кольце – черный бриллиант-капля; оба кольца соединяет тонкая цепочка, на которой качается маленький черный бриллиант-капля.
На правой руке медицинский артефакт: браслет-портал для экстренной госпитализации, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

На тело Дельвара нанесена сложная татуировка-трайбл. Асимметричный  узор начинается от левой брови, задевает висок, скулу и часть головы, спускается  на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с левого плеча плавно перетекают на бок древнего. Линии вытатуированного узора скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

+1

18

     То, что за него кто-то может переживать, всегда вызывало у Готтарда смешанные чувства. Чаще всего в искренность подобных переживаний не стоило верить. Те же фон Раухи беспокоились скорее за свой статус в обществе, чем за благополучие полукровки. Но когда его благополучие могло положительно сказаться на статусе, родственнички порой могли проявлять просто чудеса «добросердечности». Коллеги в большинстве своем скорее были обеспокоены тем, что случись что с саэтерусом, то все его операции и проблемные пациенты достанутся им. Впрочем, они в своих чаяниях были хотя бы честны. Были еще Найджел и Донна с их удушливой опекой и гипертрофированной обеспокоенностью любыми аспектами жизни полукровки. Эти двое как раз таки были даже слишком искренними, чем в свое время вгоняли Ардо в суеверный ужас. Осознание того, что антиквэрум тоже за него переживал без ощущения подвоха или фальши…пожалуй, все же удивляло. И скорее все же приятно, в чем Готтард, разумеется, вряд ли рискнул бы признаться вслух. И поводов не доверять своим выводам у мужчины оставалось не так уж и много – все же длительный ментальный контакт с поправкой на анамнез пациента и согласие повторить его уже в медицинских целях говорили за себя лучше любых заверений.
     Впрочем, полукровка и сам переживал за антиквэрума. Во всяком случае, вторая жена Магнуса и их дочурка вызвали у него жгучее раздражение, когда сами не зная того, почти нащупали место, по которому можно ударить. Готтард помнил о тех оговорках, которые проскакивали в словах антика. Тот настолько тепло говорил о танцах, что…точно не обрадовался некой сопряженной с ними каверзе. К тому же при нынешнем состоянии Та’Лиэва Ардо боялся даже предсказать, чем могло обернуться сочетание громкой музыки, неприятной компании и бог весть чего еще вдогонку…
     Скрыться в незатронутом аляпистым убранством сумраке аллей оказалось настолько заманчиво, что саэтерусу было искренне плевать, назовут ли их уход бегством и какие за этим последуют сплетни. Хотелось просто не чувствовать гадливости от эмоционального фона клубка змей, числящихся родственниками. Будь Готтард сейчас здесь один, он, пожалуй, не особо задумываясь о том, насколько удобно перемещаться по ночному лесу, переместился бы подальше и долгое время бесцельно бродил, стараясь не думать ни о чем. Однако полукровка в этот раз был не один. И тащить за собой на болота антиквэрума среди ночи было на его взгляд не лучшей идеей… Впрочем, дальние уголки сада тоже могли оказаться…не самым худшим из вариантов. Разумеется, они не давали забыть о празднике – музыка все еще оставалась слышна. Зато до темных аллей и утонувших во мраке беседок не долетали голоса…и разной степени ядовитости эмоции.
     Когда Дельвар начал разминать свои крылья, Готтард, заметив болезненную гримасу на лице антиквэрума, шагнул вперед, сокращая расстояние между ними из опасения, что может не успеть подхватить Та’Лиэва, если тому станет плохо от боли. Поднимаемый крылатым ветер, тревожащий убранство сада, мало беспокоил полукровку. Вот состояние самого Дельвара беспокоило намного больше…
     - Точно все в порядке? – говорить снова вслух после вечера заполненного мыслеречью было почти странно. – Ты выглядишь…бледновато.
     Готтард и сам осознавал, что вряд ли производит лучшее впечатление. Усталость, нервы, невозможность расслабиться на протяжении долгого времени мало кого красили. Впрочем, про себя он хотя бы точно знал, что все рискует закончиться изматывающей ночью полной дурных воспоминаний вперемешку с кошмарами. Что ожидать от состояния антика, с которым до этого приходилось видеться исключительно в больнице, полукровка не знал…и от этого было тревожно.
     - Я…просто вымотался, - грустно усмехнулся полукровка. – Дурной день… - злословить не хотелось, так что сгодилась и столь цензурная формулировка. – Давай уйдем подальше… Не хотелось бы столкнуться с кем-то из родственников… Их и так сегодня было слишком много…
     Взяв антиквэрума за руку, саэтерус уверенно свернул с ухоженных тропинок на те, которым уделялось намного меньше внимания, увлекая Та’Лиэва в ту часть сада, которой уделялось заметно меньше внимания. Неухоженные кусты, давно недействующий фонтан, трава, пробивающаяся не только вокруг, но и сквозь каменные плиты… Чем ближе к лесу, тем меньше сил тратилось на наведение порядка. Пожалуй, фон Раухов пугало подобное соседство. Именно поэтому Готтард всегда любил бывать именно здесь. Многие догадывались, что его можно было встретить где-то здесь, но мало кто настолько хотел его видеть, чтобы идти искать в наполовину заброшенной части сада.
     - Сюда вряд ли кого-то понесет на ночь глядя, - усмехнулся полукровка. – Разве что кто-то заплутает с перепоя или кому-то проспорит. Не самое популярное местечко для здешних обитателей…
     Оглядывая покинутый хозяевами и садовниками уголок, Готтард выцепил взглядом вполне удобную для случая лавку, направляясь прямо к ней.
     - Давай-ка присядем ненадолго, - сейчас его голос звучал вполне серьезно. – Стоит закрыть глаза, если хотим разорвать контакт плавно. Мне уже едва хватает сил даже на то, чтобы поддерживать его в «спящем» режиме. Не хотелось бы обеспечить мигрень нам обоим…
     Разместившись так, чтобы иметь возможность поймать антика, если тому станет хуже, саэтерус уже откровенно плевать хотел, как может смотреться со стороны то, что они сидели в обнимку, едва не соприкасаясь лбами. Главным было не навредить тому, кто рискнул довериться полукровке, прекрасно зная собственный диагноз. Связи обрывались медленно и почти неохотно, пока на их месте внезапно не обнаружилась звенящая пустота…от которой на некоторое время стало настолько неуютно, что Ардо сильнее прижал к себе антиквэрума, будто бы пытаясь убедиться, что тот ему не примерещился.
     Готтард не спешил открывать глаза до того, как пропало ощущение сильного головокружения после прекращения ментального контакта. Однако отсутствие зрительно воспринимаемой картинки заставляло острее реагировать на прочие раздражители. Так полукровка вновь обратил внимание на музыку, сменившую свой ритм на более спокойные композиции по сравнению с той, что была выбрана молодоженами для себя.
     - Похоже, гости в достаточной степени упились, чтобы им перестало даваться что-то быстрее вальса, - тихо проворчал полукровка, пряча за насмешничеством неловкость. – Боятся запутаться в ногах, не иначе…
     Ардо стало почти стыдно за то, что вновь поднял тему танца перед антиквэрумом, которому, как полагал саэтерус, подобным уже доставили сегодня беспокойство. Впрочем, вино и усталость порой могли оказаться подспорьем для…не самых разумных по трезвому размышлению идей.
     - Знаешь, я действительно тот еще танцор, но натаскали меня в свое время неплохо, - тихо проговорил полукровка. – Если хочешь, можем попробовать пройти пару туров вальса… Ритм достаточно спокойный, источник звука довольно далеко и…мы всегда сможем остановиться, если…
     Заставить себя договорить полукровка не смог, осознав, что и кому говорит, поэтому, замолчав, чуть отвернул голову, не особо, впрочем, надеясь, что антик не заметит смеси стыда, смущения и раздражения на собственную дурость. Сейчас, не пытаясь читать эмоции Дельвара, Готтард вновь привычно опасался, что увидит одну из знакомых по недоброй памяти реакций, хоть и отдавая себе отчет в том, что это в контексте событий вечера было как минимум иррационально.
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/6FHIn3w.jpg[/icon]

+1

19

- Да, все хорошо, - улыбнулся Дельвар, кивнув. – Боль уходит. Позже я расправлю крылья еще раз, чтобы окончательно избавиться от остатков дискомфорта. Кровообращение как раз полностью восстановится. – уголки губ снова приподнялись в теплой улыбке. – Не волнуйся. Теперь я восстановлюсь быстро.
Он вздохнул, покачав головой. Древний брезгливо поморщился, вспомнив церемонию и последовавший за ней банкет. Местный гадючник высосал слишком много эмоций да и ментальная связь с саэтерусом тоже не прибавила бодрости.
- Просто устал. Да, дурной день… – шепнул  антик, подстраиваясь под шаг Готтарда, который увлек его в глубину сада, куда давно уже не ступала нога садовника. Здесь кроны разросшихся деревьев и кустов склонялись над вымощенными камнем тропинками, а пробивающаяся сквозь щели в кладке трава шаловливо цеплялась за плотное оперение лап. – Здесь спокойно. Почти как дома на Эвилариуме… - он снова улыбнулся. Отголоски музыки ничуть не мешали, размазавшись глухим фоновым шепотком, который разбавлял шорох ветвей и листьев старых деревьев. – На каждой планете, где я приобретаю недвижимость, я стараюсь устроиться подальше от городской суеты.
Дельвар предоставил Готтарду выбирать дорогу в этом заросшем уголке и просто следовал за ним, уже привычно устроив свою руку на его локте. Мягкие порывы ночного ветерка  трогали перья сложенных крыльев, тщетно пытаясь пробраться под них, шевелили шелковые пряди волос и маленьких перышек, прятавшихся в них. Древний лишь прижмуривал глаза. наслаждаясь лаской этой строптивой стихии, которой когда-то повелевал.
- Да, давай… - Дельвар устроился рядом с полукровкой, придвинувшись к нему ближе. – Мы оба вымотались… - древний улыбнулся, тепло и одновременно безмятежно. – Ты справишься.
Он осторожно обнял мужчину, склонив голову так, что теперь почти касался  лба саэеруса своим и прикрыл глаза, расслабившись. Та'Лиэв  тихо вздохнул, ощущая, как аккуратно обрываются связи ментального плетения, покидая его сознание, и как на их место приходит звенящая… пустота. Становилось неуютно. Рефлекторно антик подался навстречу,  когда Готтард крепче обнял его, сам заключая его в объятия. Сейчас хотелось чувствовать его близость физически, раз ментально уже не было возможности.
- Тссс… я здесь. И никуда не денусь… - выдохнул Дельвар,  склоняя голову на плечо мужчины и касаясь лбом плотной ткани пиджака. Тихое мурлыканье окутало полукровку, смешиваясь с прохладной тишиной заросшего уголка.
Так они и сидели, обнимая друг друга, пока сознание  перестраивалось, приходя в норму после ментального контакта. Постепенно исчезло ощущение двойственности и легкой дезориентации, сменившись привычными ощущениями реальности. При этом древний совершенно не ощущал ни боли, ни головокружения или тошноты. И это было странно. Его сознание с некоторой долей сожаления рассталось с чужим присутствием. И это тоже удивляло антикверума.
- Видимо так… - согласился Та’Лиэв, прислушиваясь к медленно-тягучим звукам мелодии, пробивавшимся сквозь плотную завесу ветвей.
Мелодия окутала древнего, унося его в страну грез и плавных, изысканных танцевальных движений. Его сознание привычно выстраивало тонкую вязь сложного танца, который изысканно сплетался в завораживающую историю. Он мог бы попробовать рассказать ее, ведь музыка не была громкой и раздражающей, а его сил должно было хватить на этот короткий танец-рассказ.
- Хочу… Очень хочу. – просиял Дельвар, поднимая на Готтарда мерцающие алмазной пылью глаза. – Я специализируюсь на несколько иных танцах, но с вальсом хорошо знаком. Думаю, что сумею подстроиться под твой шаг. – когтистые пальцы бережно ухватили мужчину за подбородок осторожно разворачивая его голову так, чтобы можно было поймать его взгляд. Теплая улыбка осветила лицо древнего, от которой мягкое сияние наполнило его глаза. – Спасибо…
Он встал, потянув мужчину за собой. Поскольку  сам антик был ниже Готтарда, то принял роль его партнерши, позволяя  саэетрусу вести. Ему потребовалось совсем немного времени, чтобы разобраться в движениях и уловить ритм.
И вот уже Дельвар полостью растворился в медленной мелодии и  размеренных движениях танца. Он танцевал, позабыв обо всем, плавно перетекая из одного па в другое, следуя движениям Готтарда, закружившего его в изысканном вальсе.
Он был не здесь…
Он танцевал…
А на теле медленно проступали четкие линии сложного узора, сплетаясь с уже имеющимся, дополняя и  делая его цельным.
_____________________________________________
Одет:  Рубашка тонкого темно-багрового шелка с длинными свободными рукавами и широкими манжетами, ворот которой сколот платиновой булавкой с черным бриллиантом, в тон запонкам. Френч без рукавов на пару тонов темнее рубашки длиной до середины бедра и  брюки, такие узкие, что кажутся второй кожей, до скакательного сустава лап; обувь не требуется. Обе пары крыльев сложены за спиной, ниспадая до кончиков лап и образуя подобие шлейфа.
Длинные багрово-красные волосы зачесаны назад и свободно рассыпаны по плечам, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови. Багрово-красные с черным отливом жесткие перья, смешиваясь с волосами, образуют роскошную гриву.
В левом ухе  серьга из платины, состоящая из двух колец, одно из которых продето в мочку, другое – в верхнюю часть завитка с внешней стороны раковины; на нижнем кольце – черный бриллиант-капля; оба кольца соединяет тонкая цепочка, на которой качается маленький черный бриллиант-капля.
На правой руке медицинский артефакт: браслет-портал для экстренной госпитализации, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

На тело Дельвара нанесена сложная татуировка-трайбл. Асимметричный  узор начинается от левой брови, задевает висок, скулу и часть головы, спускается  на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с левого плеча плавно перетекают на бок древнего. Линии вытатуированного узора скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

Отредактировано Дельвар (25.09.2020 11:11:07)

+1

20

     Весь день проходил как-то слишком уж странно, если задуматься. Полукровка собрался на мероприятие, которое и в кошмарном сне не хотел бы видеть. Пришел на него с тем, кого буквально пару дней назад даже другом бы не рискнул назвать, упорно причисляя исключительно к пациентам. Более того, из-за этого беспокойного создания он раз за разом изменял своим привычкам и обыкновениям. И, пожалуй, его отчасти пугало то, насколько легко ему это давалось. Сравнительно легко, разумеется. Впрочем, полукровке для осознания нетипичности собственного состояния хватало того, что он практически не испытывал сожалений из-за того, что шел на поводу у антиквэрума… Хотя, пожалуй, собственные порывы все же загоняли саэтеруса в некоторое подобие ступора, но подумать о причинах подобного определенно стоило уже после того, как удастся покинуть поместье фон Раухов. В этом доме атмосфера не располагала к обстоятельным рассуждениям на столь…занимательные темы.
     Расскажи кто Готтарду еще неделю назад, что он будет вести неспешные ментальные беседы с антиквэрумом, будет по собственной инициативе касаться его, без видимой медицинской необходимости, будет искренне рад его присутствию, в конце концов… Далеко бы полукровка послал рассказчика. И вряд ли цензурно, если уж говорить откровенно. Вот только реальность нанесла разгромный удар по любым ожиданиям саэтеруса. И, признаться, Ардо не мог определиться, как именно он относится к сложившейся ситуации – слишком уж сумбурными были эмоции.
     Полукровке было странно не просто терпеть чужие объятия, как это бывало с Найджелом или Донной, а вновь обнимать кого-то…не ожидая подвоха. После разрыва с Даяной подобные вольности из его поведения практически исчезли. Однако он все же прижимал к себе антика, и даже осознав, что именно делает, не стал ничего менять, как и не дернулся от его слов… По всему выходило, что слишком со многим придется смириться, принять к сведению…и надеяться, что все это вновь не окажется огромной ошибкой. В конце концов, должно же и ему хоть изредка везти…
     Когда в ответ на бредовую идею саэтеруса антик ответил почти восторженным согласием, Готтард не мог понять, благоволит к нему судьба или все же издевается. Пожалуй, он привычно ждал отповеди, даже осознавая, что это было бы не в характере Дельвара, во всяком случае, каким он его знал. Не случилось. И потому Ардо судорожно пытался сообразить, как расположить собственные руки, если партнером по танцу внезапно оказался мужчина. И, пожалуй, полукровка опасался, что, если антик решит повести, просто собьется с ритма, так как был почти не способен импровизировать, выдавая вариации исключительно из некогда заученного.
     Привычка, выработанная годами многострадальных приемов и прочих званных ужинов, заставила подхватывать партнера за талию…или скорее под основание крыльев, искренне надеясь не причинить при этом антику лишние неудобства. И, пожалуй, Готтард был ему благодарен за то, что тот не пытался перехватить инициативу, позволяя полукровке вести. Старательно, заученно и…бережно.
     Поначалу Ардо держался чуть напряженно и отстраненно, чувствуя неловкость от того, что непривычно было решительно все – место, время, антураж, партнер… Однако постепенно нервозность уступала место настороженной и едва уловимой тени удовольствия. С Дельваром оказалось на удивление легко. Он не гримасничал, не пытался по ходу танца перестроиться на «фигуру», которую полукровка и не планировал, не отчитывал за недостаточное старание. Он просто танцевал, настолько растворяясь в танце, что саэтерус невольно любовался его грацией и настолько вдохновленным выражением лица, что Готтард и сам был готов поверить, что ему нравится танцевать. Во всяком случае, здесь и сейчас. И даже крылья антеквэрума казались меньшей проблемой, чем юбки тех вечерних туалетов, что были столь любимы родственницами и их гостьями. И, пожалуй, полукровке было даже жаль, когда мелодия стихла, чтобы уступить место следующей, оставляя мужчину в нерешительности. Он действительно не знал, хотел ли он остановиться на этом или продолжить…
     Впрочем, предаться мукам выбора ему было уже не суждено, так как со стороны тропы, по которой они с Дельваром и сами пришли к заброшенному фонтану, послышались тихие одинокие аплодисменты и шорох длинного платья. Будь это еще вчера, возможно саэтерус бы спешно отошел от антика, кляня его, себя и случайного или не слишком свидетеля и готовясь основательно пройтись по мозгам последнего. Однако в момент появления пока что неизвестной дамы, Готтард крепче прижал Та’Лиэва к себе, готовясь пусть в ход защитную пентаграмму, если все обернется совсем уж скверно.
     - Браво, господин Та’Лиэв, - голос оказался узнаваем, поэтому полукровка позволил себе чуть расслабиться. – Вам удалось решить задачу, над которой местное общество билось три века к ряду, - в голосе блондинки слышалось вполне искреннее веселье. – Я уже готова была смириться, что умру раньше, чем увижу, как он танцует, а не просто механически повторяет раз за разом один и тот же набор движений.
     - Лукреция… - губы саэтеруса исказила неприятная усмешка. – Случилось что-то настолько из ряда вон, что ты отправилась нас искать?
     - Как можно! Я ведь тут совсем случайно, - намерено чудовищно переигрывая «оскорбилась» первая из бывших жен Магнуса фон Рауха.
     - Где ты, а где случайности? – возвел очи горе полукровка, переставая излишни сильно прижимать к себе Дельвара.
     - Увы мне, грешна, - без тени покаяния ответила женщина. – И, да, случилось.
     - В благотворительность заведомо не верю, - усмехнулся мужчина. – Что тебе на этот раз понадобилось, любезная «кузина»?
     - Правильно делаешь, благотворительность – это не про нас, не так ли? – безмятежно улыбнулась женщина. – И, право, сущую безделицу. Разнообразия ради даже в рамках твоих профессиональных компетенций и не нарушающее ни чьих принципов.
     - Мне стоит начинать бояться? – мрачно поинтересовался Готтард.
     - Не думаю, - покачала головой женщина. – Обследование. По твоему профилю. Мне.
     - Даже так? – задумчиво протянул полукровка. – И насколько скоро?
     - В идеале бы давно уже стоило, - блондинка нервно поджала губы. – Чем раньше, тем лучше.
     - Приемлемо, - кивнул саэтерус. – Сама понимаешь, прямо сейчас я никого из наших будить не буду.
     - Тебе можно верить, - со спокойной уверенностью отозвалась Лукреция. – Адель готовит провокацию. На счет первого этапа она и сама не уверена, так как для этого надо попасть в ваши комнаты, а, зная твою паранойю, на успех она не особо надеется. Но вот на завтрашнем приеме планирует подставить, воспользовавшись твоей милой привычкой прятаться по углам и пропадать неизвестно где все время праздника. Я почти уверена, что, если останетесь на виду, ей придется…изрядно пересмотреть свои планы. Могу предложить держаться рядом с нами. В крайнем случае хоть я сама, хоть Арман подтвердим любое алиби.
     - Настолько припекло? – в голосе полукровки прорезалось сочувствие.
     - Хотелось бы ошибиться, но… - женщина нервно передернула плечами. – Закончил «смотреть»?
     - Вполне, - кивнул саэтерус. – Запись на завтра не обещаю, но, думаю, в ближайшие дни смогу устроить прием у Мередит Сильвери, если не планируешь ждать окончания моих отгулов.
     - Даже так? – заломила бровь Лукреция. – Еще раз браво, господин Та’Лиэв. Убедить этого упрямца отдохнуть – дорогого стоит, - затем она улыбнулась уже Готтарду. – Меня все устроит. Лишь бы уже знать наверняка. Доброй ночи, господа.
     Готтард долго смотрел вслед ушедшей женщине, раз за разом прокручивая беседу Аделины с дочерью, свидетельницей которой была Лукреция. В этих двоих полукровка ничуть не сомневался, поэтому испытывал лишь чувство гадливости без тени удивления. А еще подступающую дурноту от усталости и злоупотребления ментальной магией.
     - Пойдем уже наверх, - почти шепотом произнес Ардо. – Хватит с нас на сегодня «случайных встреч»… Сил уже никаких нет никого видеть…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/6FHIn3w.jpg[/icon]

+1


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » О родственных связях: следствия и последствия. Часть 3