Свершилось! Сюжетная арка «Воронка Хроновора» подошла к своему логическому концу и мы даже не состарились. Всего было отыграно 25 квестовых эпизода и написано более 1700 постов! Итоги и события все желающие могут посмотреть в разделе сюжетных хроник. Не забывайте, что у нас проходит масса других квестов, не стесняйтесь открывать свои и участвовать в квестах других игроков.
Доброго времени суток, игроки и гости! У нас всё хорошо, квесты играются, сюжетные эпизоды идут своим чередом. Прошу не забывать про очереди в личной и сюжетной игре. Посетите раздел «объявления», там вы найдете важные новости, обратите внимание на новость от 04 апреля. И, конечно же, не забывайте мыть руки, соблюдайте режим самоизоляции и избегайте людных мест, ибо коронавирус не дремлет. К тому же, соблюдая эти правила, вам будет проще писать посты – с чистыми руками и дома!
Всем хорошего настроения! У нас всё идет своим чередом: квесты продолжаются, личная игра идет, ежемесячные конкурсы тоже не дремлют. В этом месяце у нас два февральских конкурса: ко дню всех влюбленных и традиционный конкурс лучших постов. Не забывайте про очередность в квестах и личной игре. Пусть последний зимний месяц и следующий за ним весенний будут отличными!
С Наступающим Новым Годом! Пусть в новом году жизнь играет всеми красками, как конфетти, сбываются мечты, сияют на лицах улыбки, глаза искрятся счастьем! Пусть в душе будет больше добра! Здоровья, любви, взаимопонимания, радости, достатка, путешествий, впечатлений и только хороших событий. Пусть Новый год дарит только лучшее! И не забудьте принять участие в 3-м туре Новогоднего ивента!
Охо-хо-хо! Зима пришла, зиме дорогу! Не простудитесь в трескучие морозные деньки или жуткую слякоть, а ещё не забывайте про все мероприятия, что приурочены у нас к Новому году и ежемесячному поощрению активных и лучших игроков! С нетерпением ждем ваших заявок и участия в наших конкурсах! И счастливых дней декабря, пусть первый серебристый месяц подарит вам много энергии и отличного настроения!
Салют! Вот на дворе последний осенний месяц 2019 года, надеемся, у вас все отлично и вдохновение плещет через край. Кутайтесь в теплые пледы, запасайтесь печеньками, мандаринками и сладким чаем, впереди нас ждут новогодние праздники и холодная зимушка-зима. Кстати, мы завершили ряд конкурсов, спасибо всем за активное участие и не забывайте про квесты и личную игру!
Все игроки проекта могут как организовать собственный квест, так и вступить в любой квест, открытый для вступления новых участников, также имеется возможность вызвать мастера игры или прийти GM по заявке.
          




Хао изогнул бровь, наблюдая за реакцией студента на свои слова. Его ответ ясности не внес, поэтому на всякий случай, мужчина на всякий случай сделал шаг назад. Не потому что испугался, а потому, что так было больше пространств для дальнейшего...
Да что вы знаете о сверхурочной работе? Так и хотелось спросить ему, но к несчастью, под руку никого не попадалось. А может быть потому и не попадалось, потому что подчиненные знали, что в раздраженном состоянии доктор всея Иерихона...
Ну, сложно сказать, насколько девиантны антиквэрумы-сладкоежки, потому что Чарли до сих пор не то чтобы встречал излишне много антиквэрумов в принципе и понятия не имел, как они в целом устроены и насколько велика у них тяга ко всему...


      
      

Лиритиль не была уверена, что выбранный путь верный, но если вообще не действовать так можно и остаться в непонятных подземельях. Если посчитать сколько нелогичных вещей она совершала за девять веков жизни, то их явно перевалит за добрую сотню...

– Не увлекаюсь подобным - не вижу смысла. Такие знания максимально бесполезны, ибо не несут ничего для саморазвития кроме витиеватых словечек и образов – равнодушно ответил антик. Ему была чужда вся эта развлекательно-досугная тема, которую он...

Снова сестра считала его несмышленым ребенком, не разумным птенцом верящим в сказки и живущим лишь созданной ей иллюзией целей. Только Алиесса не понимала, что самому Риону давно не нужен клан, это была та ниточка за которую он пытался вытащить...







Once Upon a Time: MagicideВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
Книга АваросаВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластияKARATADA
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieDark Tale



LYLФлудилка RPGTOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Свободное повествование » Кто знает, что за коктейль из генов они состряпали


Кто знает, что за коктейль из генов они состряпали

Сообщений 1 страница 16 из 16

1


Дата

Место


весна 2791

Космическая станция одной из корпораций.


Вы когда-нибудь лечили непонятно из чего созданный генетический гибрид, нет? А вот доктору Готтарду фон Рауху пришлось! И как будто бы Синистеру было дело до того, хочет он этим заниматься или нет.

Эпизод закрыт для вступления других игроков. Мастеринг берем на себя. С боевой системой разберемся тоже сами.

Отредактировано Синистер (14.08.2020 17:02:59)

0

2

Кто-то думает, что весь орден Синистера это исключительно жестокие убийцы, а так же личности до того неуравновешенные, что их надо запирать в местах не столь отдаленных. Кто-то говорит, что это все правда и что он якобы сам видел, что творится внутри Иерихона. Но если бы они когда-либо в действительности имели бы честь ступить ногой на Пандорум, то осознали, насколько глупы. Деос был много кем, но никогда не отличался тугодумием и неспособностью отделить просто безумного ученого от гения, ведь это две крайности одной сущности. И именно таких можно обнаружить, работающих на станции. Кто-то занят наукой, кто-то техникой. Третьи, подобно хакерам, взламывают коды чужих ДНК и ищут пути их скрещивания.
Плодом именно такой кропотливой работы является Хель. Самое любимое и близкое существо для Синистера. Он сам уже, наверное, не скажет, чьи именно гены послужили основой для ее создания. Да и какая разница, если она получилась идеальной? Ну, почти. В отношении именно ее, он готов закрыть глаза на любой изъян.

https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Они стояли на краю бассейна, в котором плавало трехметровое существо. Все, без исключения личности наблюдали за тем, как оно нарезает круги, периодически врезаясь в стенки, а потом в попытке пробить их, атакует шипами на хвостах. И это продолжалось уже около часа с завидной периодичностью, так как в какой-то момент Хель отплывала от воображаемого недруга и трясла головой. Замечая хозяина, она тут же выныривала и смотрела на него, явно сама не понимая, что происходит.
В очередной такой раз, они присели на берегу и протянули руки к монстру, без тени страха гладя свою любимицу по носу.
- Как давно это продолжается? – нахмурился Гёте, ощущая под рукой мокрый костяной нос и выискивая в своей идеальной памяти ответы на этот вопрос.
- Если она станет бесполезной, - без тени сожаления, сухо констатировал Абель, - придется от нее избавиться.
- Ты с ума сошел!? – бросаясь на шею чудовища, воскликнула Алура. Ни она, ни Гёте избавляться от существа не хотели. Да и рано было делать такие выводы, но то ведь был Абель, который мерил всех вокруг исключительно по их качествам и шкале полезности. Обижаться на него было глупо, но пойди - докажи это личности, которая вошла в режим  шестнадцатилетнего ребенка.
- Надо проверить камеры наблюдения и группу, которая заботиться о ней. – Обнаружить себя, плавающими в бассейне Аматасин не ожидали, но так вышло, что в их переход, тело, - следом за Хель, которая решила отплыть от греха подальше, - очутилось в воде. Состояние это было не критичное, но не приятное. – Возможно, она съела что-то не то.
В это верилось с трудом, так как практика показывала, что гибрид может питаться даже гвоздями. Другое дело, что она была до того умной, что предпочитала порой блюда из местной столовой. Поначалу повара шугались, но позже привыкли. Да и что оставалось делать? Не Вискисом же ее кормить.
Полный отчет и записи камер наблюдения они получили спустя пару часов. К тому времени Алура перестала ругаться с Абелем. Пожалуй, такого не происходило уже так давно, что Аматасин только из чувства ностальгии не останавливали этот бардак. Поэтому когда он рассосался сам собой, все снова углубились в изучение данных. По большей части ученые, так как они больше других знали о строении организма Хель. Картина вырисовывалась странной, оттого более интересной. Их любимица ничего не съела и даже рацион не меняла, а вот подобные припадки были уже не единичным явлением. Абель с отрешенным выражением лица говорил, что дело в каком-то гене, Гёте предлагал существо вскрыть и выяснить все опытным путем, забывая о сохранности самой Хель. Оба сходились на том, что в общем-то, они без понятия, как ее лечить и отчего лечить.
- Нам нужен специалист, - подвели логический итог личности. – Дело за малым, найти именно такого.

https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
С того дня прошло уже несколько недель, потому что доверить свое создание кому бы там ни было он не собирался. Состояние Хель за это время хоть и было плачевным, но стабильно оставалось прежним. А ведь первым логическим исходом их изысканий стал ветеринар, который был заигран существом почти до смерти, но прежде успел сказать, что ничего не знает и вообще, это не его профиль. Потом была еще пара специалистов, чей ответ был сродни первому итогу, но хотя бы один предложил обследовать мозг существа. И вот тогда за дело взялся уже Иерихон, выискивая достаточно опытного врача. Найти такого оказалось не трудно, на том и все.
И вот поэтому, сейчас он прозябает в тени одного из домов на Дальмене.  План был до смешного прост. Если не убедить врача пойти с ним, то просто шарахнуть по голове и перенести на Пандорум.  Гёте смотрит на часы, что опоясывают его запястье. Он не любит ждать, но приходится и он не срывается с места просто потому, что понимает – работа врача непредсказуемая. Возможно, в какой-то другой жизни он сам таким был, кто знает?
И вот, когда фигура появляется из-за поворота, он наблюдает за тем, как она приближается. Ученый заранее убрал с лица шрамы, чтобы не походить на маньяка в подворотне еще сильнее, чем оно кажется сейчас.
- Доктор фон Раух, - достаточно громко произносит он, привлекая чужое внимание. – Вам не говорили, не ходить темными ночами в одиночку?
Улыбка трогает губы деоса, и он отлипает от стены, к которой еще чуть-чуть и прирос бы. Ему должны дать медаль хотя бы за то, что он простоял несколько часов, ожидая свою цель, и даже никого не убил. Как будто хотелось. Он останавливается под светом единственного фонаря. Фигура в темной одежде и закрытым лицом. Но его нельзя упрекнуть в том, что он не позаботился о своем внешнем виде. Где там обещанная медаль?
- Полагаю, предостерегать вас вот так чревато последствиями, но я все-таки рискну. – Он сопровождает свои слова жестами, не торопясь впрочем, снимать привычного капюшона с головы. – Мое имя – Гёте и у меня есть для вас деловое предложение, и боюсь, что у вас нет возможности отказаться.


Одет так. Волосы собраны в хвост под капюшоном. Шрамов нет.
[nick]Гёте[/nick][status]Социопат со стажем.[/status][icon]https://i.imgur.com/K7jMzcc.png[/icon][sign]   [/sign]

Отредактировано Синистер (06.09.2020 19:21:21)

+1

3

     Когда Ардо еще только принимал решение посвятить свою жизнь медицине, он уже осознавал, что нормированный график рискует оказаться не его уделом. Такая роскошь доставалась преимущественно «кабинетным сидельцам», в число которых с его характером лучше было не соваться – все одно прижиться бы не смог… Поэтому к внеплановым вызовам, внезапным подменам, длительным операциям и прочим издержкам своей профессии Готтард относился как к данности. С этим просто приходилось жить.
     Очередная рабочая смена несколько подзатянулась. Пациенты с черепно-мозговыми травмами поступали едва ли не с интервалом в несколько минут. В операционную загнали даже практикантов, за которыми еще и приходилось подчищать недоработки…
     Домой Готтард брел скорее на автомате, почти не замечая окружения. Район был тихим и по-ночному сонным, дорога привычной, перспектива рухнуть спать на диване, снова не доходя до спальни, казалась почти вдохновляющей… Вот только в столь идилические картины имело свойство закрадываться какое-нибудь «но». В этот раз оно имело вид весьма подозрительного типа, какого-то лешего знавшего как зовут врача.
     Грешным делом фон Раух начал перебирать в голове всех своих недавних пациентов, пытаясь понять, нет ли среди них самих или их родственников кого-то, кому он успел настолько насолить. Память ничего толкового не подсказывала, так что сам полукровка терялся в догадках, кому и зачем могло понадобиться караулить его на подходе к дому.
     - Неужто в полку желающих отпраздновать мои поминки прибыло? – устало глядя на незнакомца произнес Готтард. – И где на этот раз предполагается меня прикопать?
     Пожалуй, подобное было почти привычно. Впрочем, полукровку чаще всего спасали способности к ментальной магии. Он и в этот раз подумывал о том, чтобы попытаться заставить незнакомца забыть, что он вообще видел саэтеруса.
     Обычно, ментального посыла вполне хватало, чтобы избежать нежелательной встречи и Готтарду даже не приходилось задействовать выверты своего наследия, опасные для него многим более, чем для окружающих.
     Незнакомец вызывал неизъяснимое чувство тревоги. И дело было даже не во внешнем виде. Фон Раух не мог это для себя объяснить и потому еще больше утверждался в мысли, что не хочет затягивать разговор и вообще связываться с этим непонятным типом.
     - А у меня нет намерения ни на что соглашаться, - отрезал Ардо, готовясь задействовать ментал. – Забудь, что меня видел.
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/jZBjZlI.jpg[/icon]

+1

4

Улыбка расцветает на его губах, когда саэтерус начинает искать подвох в их столкновении. Но его предположения оказываются слишком далеки от правды.
- Ох, да что вы, - усмехается Гёте. Ему слова фон Рауха напоминают шутку, хотя она вряд ли имеет место быть. - Боюсь, в моих же интересах, чтобы вы оставались в добром здравии, как можно дольше. Видите ли, мое... моя дочь тяжело больна, но я не могу доставить ее в больницу.
Он тяжело вздыхает. Возможно, не стоило звать Хель дочерью, но не объяснять же в темном переулке всю ее подноготную. Это же мешает ему пояснить, почему же он не может доставить дочь в больницу и почему она вообще не стоит на учете где-либо. Деос чешет в затылке, ловя себя на мысли о том, что стоило вырубить доктора сразу, без какого-либо разговора. Но, он в каком-то смысле даже и не врет, потому что его создания действительно были чем-то вроде детей.
- Я так и думал, - кивает он. - Почему все всегда не хотят по-хорошему?
Гёте качает головой, делая сигнал. Мог бы наверное и сам, но ведь эффект неожиданности всегда лучше? Деос даже чувствует какой-то укол совести, - нет, - когда одним точным движением Гадес со спины вырубает своего в каком-то смысле собрата. Сам ученый не дает саэтерусу упасть. За его спиной медленно материализуются крылья, сеткой из спиц вырастая из рук и позвоночника. Он кривит губы, а потом ведет плечами. Это чертовски неприятно. И если кто-то думает, что раз он покровитель жестокости, то ему должна нравиться боль, то этот кто-то ошибается. Они просто мирятся с тем фактом, что иначе им снова не летать и не чувствовать привычной тяжести за спиной. Те тысячелетия, что они провели без крыльев, были... неполноценными как будто.
Троица переносятся на Пандорум в кабинет Абеля. Помещение слишком большое для одного, так как помимо стандартного рабочего стола, стоящего у дальней от входа стены, здесь так же расположен камин с прилегающим к нему диваном и парой кресел, обширная библиотека напротив панорамного окна, открывающего вид на океаническое дно. Рядом со шкафами так же стоят электронные рамы-хранилища, перелистывая которые можно найти результаты экспериментов, наброски разработок и прочее. Свет в комнате льется из световых панелей золотого цвета, вмонтированных как в стены, так и в потолок.
Деос кладет свою ношу на диван, надеясь, что Гадес не переборщил, - хотя это было бы странно, учитывая опыт духа равный нескольким сотням тысяч лет, - и, что фон Раух скоро очнется. Когда дело касается полезных людей, они все предпочитают заботиться о здоровье этих личностей. Правда, что-то подсказывает, что именно сейчас не это будет самой большой проблемой. Вздохнув, Гёте сбрасывает плащ-пиджак на стул рядом со столом и садится за последний. Приводить доктора в чувства старыми дедовскими способами он не хочет, поэтому решает дождаться пока тот сам придет в себя. Даже связывается с кухней и секретарем, чтобы они приготовили и принесли что-то сытное, так как все-таки врач шел после явно долгой смены. Сам деос начинает тем временем  перебирать генетический код Хель, выискивая в нем неточности и изъяны, которые могли бы привести к подобному исходу. Для этого приходится включить над столом объемную схему этого самого кода. Конечно, он может это все делать в голове, так как прекрасно и до последней мелочи помнит ее строение, но так было нагляднее, да и заметки для Абеля можно оставить прямо на ней.
Краем глаза он наблюдает на экране, который висит за рабочим столом и занимает почти всю стену, как в бассейне мирно плавает Хель. Иногда создается впечатление, что она специально замедляется при определенных моментах, возможно чувствуя приближение деструктивного поведения. В этот момент ученый жалеет о том, что существо не разговаривает, тогда определенно им всем, включая Готтарда, было бы проще. И он даже согласен на это проще сейчас, потому что именно сейчас тот момент, когда проще не означает менее интересно.
Когда за его спиной раздается шорох обивки дивана, деос оборачивается и принимает как можно более добродушное выражение лица с намеком, что он все это сделал не специально. Хотя вряд ли кто-то в это поверит.
- Еще раз прошу прощения за неудобство, доктор, - произносит он. – Я не очень люблю отказы. Да и не будь вы специалистом в своей области, то не лежали бы сейчас здесь. – Он снова в привычной для него манере сопровождает все сказанное жестами, а потом улыбается. – Могу я предложить вам что-то кроме вашей свободы от своего общества? Таблетку от головы, успокоительного? Или, возможно, вы голодны?


Одет так. Волосы собраны в хвост под капюшоном. Шрамов нет.
[nick]Гёте[/nick][status]Социопат со стажем.[/status][icon]https://i.imgur.com/K7jMzcc.png[/icon][sign]   [/sign]

Отредактировано Синистер (06.09.2020 19:19:36)

+2

5

     Голова безбожно шумела и казалась настолько тяжелой, будто кто-то вынул из нее все серое вещество и влил на его место свинец. Сознание путалось, мешая определиться с собственным местоположением. Лежал он, вроде бы, на чем-то достаточно мягком. Задремал в отделении? Успел добрести до дома и таки свалиться в гостиной? Рядом ощущалось чье-то присутствие. Все же не дома? Голос поблизости. Где-то ведь подобный уже слышал?
     - Какого гоблина кучерявого…? – начал было Ардо, открыв глаза и заметив незнакомое окружение и подозрительно скалящегося типа неподалеку. – Куда ты меня припер, чертов ублюдок?!
     Вопрос был непраздный. Перемещения Готтарду давались не то чтобы с трудом, но в состоянии утомления да еще и с дурной головой… Рисковать не хотелось. Особенно, если подозрительный незнакомец умудрился припереть его к какой-нибудь аномалии… В свою «удачу» полукровка верил практически свято…
     - Отравить решил, гнида? Или усыпить и пустить на органы? – «доверие» в голосе саэтеруса слышалось настолько явно, что обмануться смог бы разве что глухой. – Какую еще сказочку расскажешь?
     Перед глазами все еще плыло марево, делающее силуэты нечеткими. Впрочем, приставучего типа из подворотни Ардо доподлинно узнал. И по причине узнавания верил ему еще меньше, чем мог бы при своей и без того немалой недоверчивости. Где это видано, подкарауливать кого-то, нести бред, похищать его, снова нести бред, а потом делать вид, что все в порядке? Готтард подобное чем-то нормальным точно не считал… А еще остро хотел вызвать по душу этого мужика коллег из психиатрического… Полукровка в немалой степени подозревал, что его похититель вполне мог оказаться постоянным клиентом этих крепких ребят с набором транквилизаторов и смирительных рубашек на все случаи манифестации чего-нибудь занимательного и общественно-опасного…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/jZBjZlI.jpg[/icon]

+2

6

Гёте наблюдает за тем, как фон Раух подрывается с дивана, полностью игнорируя его слова. И ему опять-таки стоит дать за это медаль, потому что мужчина ничего не делает, только продолжая смиренно улыбаться и ждать, пока саэтерус успокоится, чего тот явно делать не спешит. Для удобства он обходит стол и теперь между ними, помимо пространства комнаты, теперь еще и голографическое изображение.
- Вы на Вэлсадии, доктор. - Отвечает он, возвращаясь к просмотру генома. - На дне мирового океана, на северном полюсе планеты. Точного названия у этого места нет, но я зову его Извилистые мосты, потому что доисторические кораллы здесь образуют что-то наподобие арок, уходящих на глубину около километра. Они над нами. Здесь же, замкнутая экосистема, где водятся достаточно неисследованная фауна, да и флора тоже.
Ему нравится это место, потому что здесь красивые виды на светящиеся растения, а так же на гигантских, похожих на помесь креветки и акулы, хищников. А так же много еще чего. Он бы и занялся их изучением, но Хель важнее.
- Вы не находите, доктор, что если бы я хотел сделать что-то из перечисленного вами, - он вздыхает, вращая схему на экране и периодически отбрасывает то, что ему не нужно и не подходит под симптомы по его мнению. - То вы бы как минимум не проснулись? И все, что я сказал - правда.
Он пожимает плечами, так как в целом ни разу еще не соврал. О том, что он пока что замалчивает другое, их общее, имя Гёте не считает, потому что это не существенно в данный момент, и может скорее негативно сказаться н этом деле. Хотя, казалось бы, куда тут хуже? Фон Раух на контакт идти не собирается явно.
- Пожалуй, вам точно не повредит что-то для успокоения нервов. - В этот момент в кабинет привозят сервировочный столик с едой и кофе. Деос кивает и ответом ему служит такой же кивок. Хотя вряд ли Готтард притронется хотя бы к чему-то. Поэтому безо всякого зазрения совести, ученый подходит к столику и наливает себе кофе, после чего, бедром прислоняется к одному из кресел напротив саэтеруса и смотрит уже на него.
- Что, по-вашему, в моих словах не правда? - спрашивает он. - Вы на Вэлсадии, это факт. Вы живы и целы, тоже факт. Моя дочь, вернее существо, которое я называю своим ребенком, действительно больна. И я уже и так потратил очень много времени и сил, чтобы выяснить, что с ней. Поэтому мне проще было вас перенести сюда и показать все вживую и сразу, чем припираться неделями только ради того, чтобы вы переступили через свою паранойю и недоверие и явились сюда.
К концу фразы его голос становится совсем сухим и Гёте отталкивается от кресла, отходя обратно к рабочему месту. Он задумчиво смотрит на экран камеры наблюдения и вздыхает. Учёный трет переносицу пальцами. В голове мелькает шальная мысль, что им пора бы не данную станцию расширять, а собрать новую, где-то в глубине космоса, похожую на планету, но закрытую и сокрытую ото всех, потому что этот мир разочаровывает его все сильнее и сильнее. Он почти физически ощущает на плече руку Аматасин, но никак не реагирует. Но в их голове уже начинает вырисовываться даже схема того, как эта самая "планета" должна выглядеть и кто ее будет населять.
- Если вам так угодно, пожалуйста, я отправлю вас обратно, с ближайшим челноком Ордена. Через неделю. Если ваша так называемая свобода, вам дороже и более интересна, чем сложная и интересная работа.
Он вроде как, и спекулирует на чужом эго и ответственности, но это спорно. Он даже еще не прибегнул к замечательной клятве, которую дают все, кто хоть как-то имеет связь с медициной. Кто-то может поспорить с тем, что Хель не человек, но это опять-таки спорно, потому что в ее мозгу больше извилин, че у некоторых представителей человечества и от них ее отличает только внешний вид и неспособность говорить.


Одет так. Волосы собраны в хвост. Шрамов нет. Плащ снят. Капюшона нет.
[nick]Гёте[/nick][status]Социопат со стажем.[/status][icon]https://i.imgur.com/P9TuwoR.png[/icon][sign]   [/sign]

Отредактировано Синистер (06.09.2020 19:21:20)

+2

7

     Слова незнакомца забивали гвозди в крышку гроба. Вэлсадия… Это было…скверно. Если не сказать хуже. Готтард бы предпочел оказаться где угодно, но на Далмене. И дело было даже не в том, что в пределах знакомой планеты было проще перемещаться… Был у полукровки ряд факторов, делающих его отбытие за пределы родной планеты событием…несколько нежелательным. Особенно, если это происходило внезапно и на неопределенно долгое время…
     Подозрительный тип же пытался убедить саэтеруса в своей миролюбивости. Мол, раз все еще ничего дурного, кроме шишки на голове, не сделал, то и дальше не сделает… Так Ардо ему и поверил…
     - Если бы кто-то из моих дражайших родственников приплатил за издевательства перед убийством, то могло быть и не такое, - прозвучало это буднично, с тем тоном, с которым чаще говорят о погоде.
     В этом была доля правды. Часть фон Раухов крайне не хотела, чтобы полукровка мог претендовать на некую часть наследства, и потому пару раз уже находились желающие радикально исключить его из семейного древа. И, пока что, ситуацию проще было отнести к разряду подобных покушений.
     Впрочем, незнакомец пытался убедить врача и в ошибочности его подозрений. Если этому типу верить, так здесь действительно требовался врач…для какой-то неведомой зверушки. И причем тут сам Готтард было решительно не понятно. Саэтерус попросту не занимался животными. К тому же, странный тип явно недооценивал паранойю фон Рауха. Ардо не то что неделями, годами бы посылал его болотом да торфяником.
     Когда незнакомец заявил, что готов отпустить полукровку, но где-то через неделю, саэтерус едва сдержал порыв нервно рассмеяться. Знал бы этот тип, чем чревата эта самая неделя, вряд ли бы вообще решился тащить всякую гадость туда, где, судя по всему, обитает сам. А полукровка сам по себе был той еще гадостью…
     - Неделя? – в голосе Готтарда все же прозвучала несколько обреченная усмешка. – В таком случае, вне зависимости от того, соглашусь я или нет, через пару дней вы меня все равно прибьете, - вот это полукровка говорил уже буднично, будто озвучивал что-то само собой разумеющееся. – Иронично… Впрочем, если нет разницы, можете сэкономить время и прибить заранее.
     В том, что ситуация выйдет из-под контроля в любом случае, Ардо был уверен. Он опять до последнего тянул с посещением места силы, с которым связь и так устанавливалась порой с трудом. Обычно это было чревато повышенной утомляемостью у коллег по отделению, способной перейти в стойкую апатию, если ничего не предпринять. Чем все могло закончиться вне Далмены фон Раух, признаться, и думать боялся.
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/jZBjZlI.jpg[/icon]

+2

8

Гёте смеется, глядя на фон Рауха. Паранойя доктора, как огромный ров перед замком, но и тот начинает постепенно наполняться, а после останется просто пройти по воде. Почти буквально. Но смеется ученый не поэтому. Его веселят слова.
- У вашей семьи не хватит денег, чтобы купить меня, доктор, - он делает жест рукой. – К тому же,  вы действительно думаете, - находясь на подводной, высокотехнологичной станции,  - что мне нужны деньги? Люди такие мелочные. Как и миллионы лет назад. Но если вас так волнуют ваши родственники, могу с ними разобраться. Так скажем… в качестве вашей платы за помощь мне.
Хотя, он определенно не может упрекать доктора за то, что тот не ведает, с кем говорит, так как Гёте не представился полностью. Но он просто не видит в этом смысла, даже если и стоит это сделать. Что-то подсказывает – это просто усложнит ситуацию. С другой стороны, она и так, кажется уже хуже некуда. По мнению самого фон Рауха, конечно.
- Ну, может быть, тогда проведем эти два дня более продуктивно, чем доказывая друг другу, кто прав? – деос делает жест рукой, а потом просто отмахивается ей же. – Не вижу смысла продолжать эту дискуссию. Вы ничего не знаете обо мне, я о вас. Мы в равных условиях. – Ученый ведет плечами, а потом морщится. - Кроме тех моментов, когда вы приписываете мне то, в чем я не виновен.
О, его можно много в чем обвинить. Убийство братьев, сестер, того, кого он любил. Еще целых миллионов обычных жителей Энтероса, которые жизни не заслуживали просто потому, что мнили себя чем-то большим, чем являлись на самом деле. Мусором под ногами.  Гёте качает головой, понимая, что где-то рядом ошивается Абель, которому и принадлежит последняя мысль. Это забавляет, но выпускать его сейчас рано, так как в таком случае, исполнится то, о чем его только что попросил упертый дух-полукровка. Хотя возможно, он бы даже на это и посмотрел. Такие муки выбора!
- Сами-то давно в зеркало смотрелись, доктор? Я начинаю сомневаться в вашей явно завышенной квалификации, потому что в данный момент вы явно отказываетесь делать то, что сказано в вашей докторской клятве.
Ученый тянет слова в очередной улыбке. Он чувствует себя тем, кто дразнит ребенка – конфетой. В данном случае конфета = свобода саэтэруса в любом ее виде, так как смерть – тоже избавление. Но, конечно же, не для него. А для других. Он задумывается о том, что папочка их был тем еще эгоистом, так как выкинул их в мир, где жизнь в любом ее виде не имеет смысла. Зачем жить, если потом тебя ничего не ждет? И именно поэтому ученый мог понять тех, кто мечтал о жизни после смерти. О том, что у них всех тут есть душа и таком прочем. Но ведь глядя правде в глаза, можно твердо сказать – ни у кого в этом мире души нет. Только запрограммированная оболочка. И ты либо следуешь предписанным тебе программам, либо нет. Скучно, неинтересно и все такое прочее.
- Ради чего вы живете, доктор? – озвучил свои мысли деос. – Ради спасения тех, кто распадется в итоге в прах? Занятная милость нашего бога, не так ли? Ведь в итоге останутся только планеты, так как все мы превратимся в прах, что их застилает. Такая себе перспектива. С этой точки зрения, вам действительно незачем мне помогать.
Деос нажимает на одну из кнопок стола и все гаснет. Ответа он не нашел, поэтому переключается за наблюдением за Хель. Пожалуй, стоило переместить фон Рауха к ней и кинуть в бассейн. Толку было бы явно больше.


Одет так. Волосы собраны в хвост. Шрамов нет. Плащ снят. Капюшона нет.
[nick]Гёте[/nick][status]Социопат со стажем.[/status][icon]https://i.imgur.com/P9TuwoR.png[/icon][sign]   [/sign]

Отредактировано Синистер (06.09.2020 19:21:58)

+2

9

     Веселье незнакомца нервировало даже больше, чем вся ситуация в целом. Оно как-то до странного не вязалось с несуразным, если задуматься, похищением. Готтард при всем своем опыте работы в отделении не был даже близко также хорош, как Найджел Салливан и основной костяк отделения. Разве что, брали того, кого не жалко… Но тогда логика похитителя становилась еще более непонятной…
     - Не вижу смысла обрастать долгами из-за тех, кого и так переживу при удачном раскладе, - мрачно отозвал Ардо на предложение «помочь» с родственниками. – Лигрумы сами по себе достаточно недолговечны.
     Полукровка мало кому мог в этой жизни доверять, да и верил далеко не каждому. Похититель же просто не мог оказаться среди тех, с кем фон Раух был готов идти на какие-то соглашения. Вот только ситуация особого выбора не оставляла. К тому же нервозность имела дурное свойство приближать необходимость посещения альвавых болот, до которых он рисковал нынче не добраться, сгинув или от истощения, или от возмездия за эмоционально-психическое истощение кого-то из местных.
     - Всегда сомневаюсь в намерениях окружающих и, зачастую, чаще оказываюсь прав, - полукровка начинал все больше хмуриться, глядя на собеседника. – И я действительно не вижу смысл ни на что соглашаться, особенно, если, судя по всему, вы и сами не знаете, чего хотите.
     Саэтерус уже, пожалуй, не удивился бы, если бы всплыло то, что похищали просто наугад любого врача с нужной специализацией. Сам бы он себя точно категорически не выбрал. И дело было даже не в весьма специфической репутации и дурном нраве. Пара слухов от персонала отделения и этот…умник знал бы, что фон Раух может быть опасен. Видимо, сбором информации похититель особо озабочен не был…
     - В этой клятве весьма четко прослеживается настоятельная рекомендация не вредить пациентам, - огрызнулся Готтард на попытку давить на совесть. – А я сейчас практически на той грани, когда не навредить уже буду просто физически не способен…
     Будь они сейчас на Дальмене, Ардо бы не задумываясь рванул в самую топь, даже не пытаясь припомнить удачные места для перемещения. Он и собирался это сделать после того, как заскочил бы домой после смены. Не дали… И теперь, видимо, предстояло разгребаться с последствиями, которые рисковали похоронить под собой в далеко не переносном смысле.
     - Некоторым остается жить только потому, что слишком многие обрадуются, если они сдохнут, - в этом саэтерус был абсолютно честен. Он действительно в свое время не наложил на себя руки исключительно по этой причине, хотя желание возникало не единожды. А лечил он, пожалуй, просто потому что мог это делать. И занятие это было не самым худшим из возможных…при его-то «благоприятном» старте.
     Когда собственный эмоциональный фон начал проседать в безразличие, полукровка с быстро увядающей досадой отметил, что, похоже, вне родной планеты его состояние рискует скатиться к паразитизму намного быстрее, чем ожидалось. И это его совсем не радовало, если не сказать хуже. Впрочем, сделать с этим он все равно уже ничего не мог – оставалось гадать, как долго он еще продержится.
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/jZBjZlI.jpg[/icon]

+2

10

Деос пожимает плечами. Его дело, как говориться – предложить.
- Зато в них заложен огромный потенциал, - почти мечтательно произносит он. – А их упрямство настолько же велико, насколько недолговечен срок жизни.
Ученый мог бы до бесконечности своей жизни рассуждать о лигрумах и буланимах, потому что это были те расы, которые ему в действительности нравились, ведь они ему напоминали себя самого. Да и в большинстве случаев «чаша их была пуста» и не обременена знаниями пары, а то и десятками веков жизни. Отчего они считали себя слишком умными с одной стороны, а с другой не торопились узнавать и открывать что-то новое. А вот в силу своей недолговечности расы, населяющие техномиры, наоборот пытались успеть иногда даже слишком многое.
- Просто, я не вижу смысла заниматься чем-то одним, особенно когда это препирательства с упрямым саэтерусом. - Хотя опять же его веселит то, с какой уверенностью говорит фон Раух. Улыба на его лице перерастает в едкую, и он добавляет. – Если бы вы обратили внимание на что-то кроме моей скромной персоны, - хотя надо признаться, что мне это даже льстит, - и посмотрели на экран, то поняли бы, в чем реально состоит моя проблема. Но я почему-то начинаю сомневаться теперь еще и в вашем зрении, доктор. Ибо на самом деле все, что мне от вас нужно находиться вокруг вас, но вы сосредоточены вообще не на том.
Пока он это говорит, деос сокращает расстояние между собой и Готтардом, а потом поворачивает его голову за подбородок к экрану, на котором все еще высвечивает в реальном времени Хель и ее не нормальное поведение. Но деос отвлекается от этого и даже от того, что еще минуту назад хотел закинуть саэтеруса в этот самый бассейн, так как чувствует воздействие, идущее через прикосновение к чужой коже. Он заинтригованно гнет брови.
- Как интересно, - произносит он, убирая руку. – И еще более интересно, это потому что ты себя контролируешь или потому, что передатчик работает? В любом случае, думаю нам везет в том, что я бессмертный.
Не очень долго думая, Гёте дотрагивается до уха, снимая воздействие, скрывающее его суть. Комната наполняется силой деоса и скользит не только по ее поверхностям, но и по самому фон Рауху. А еще он явно не замечает того факта, что переходит на панибратское «ты». Но в данном случае оно скорее обозначает только то, что его заинтересовал Готтард в другом плане, нежели специалистом в области медицины.
- Я, кажется, забыл представиться, как следует, - улыбается ученый, разминая плечи. Не то, чтобы скрывающий артефакт в действительности сдерживал его силу, а не скрывал, но все же какое-то облегчение он чувствует. Моральное скорее. – Вы, люди, зовете меня Синистер. И что более удивительное, я, наверное, единственный из ныне живущих, кто по собственной воле может подставиться под твое, - он на секунду задумывается, так как на самом деле не считает дефекты саэтеруса таковыми, но кто он такой, чтобы спорить? – пагубное влияние. Конечно, если ты сейчас не сбежишь через вон ту дверь куда-нибудь подальше. Ох, пожалуй, почувствовать себя опустошенным было бы занятно. Интересно, потяну ли я силы из своих фэдэлисов от этого воздействия?
Он отходит от фон Рауха на пару шагов. И скорее рассуждает вслух, потому что его натура дает о себе знать и видя новую задачку, пытается ее решить или хотя бы найти варианты ее решения. Они не всегда могут оказаться действенными или сработать, но никто и никогда не запрещал выдвигать теории, которые не обрастут практикой.
- О, а вот и упрямство, видимо доставшееся вам от родственников, - усмехается он, слыша достаточно часто встречаемую причину чтобы жить.  И правда, это не первый раз, когда он встречает подобный подход к жизни. Живи назло своим врагам, глядишь они сдохнут от чувства своего бессилия. Отмахиваясь от этого, он возвращается к теме, которая его волнует и это не состояние Хель.
- Ну что доктор, попробуете проделать этот фокус со мной? – снова улыбается он. – Или побоитесь, что отравитесь?


Одет так. Волосы собраны в хвост. Шрамов нет. Плащ снят. Капюшона нет.
[nick]Гёте[/nick][status]Социопат со стажем.[/status][icon]https://i.imgur.com/P9TuwoR.png[/icon][sign]   [/sign]

Отредактировано Синистер (06.09.2020 19:22:11)

+1

11

     Похититель был раздражающе благодушен. И, пожалуй, как-то почти вызывающе спокоен. Он увлеченно рассуждал о лигрумах, язвительно говорил, что думал о полукровке, ничуть на боялся сокращать дистанцию с тем, кто вряд ли испытывает к нему теплые чувства… Его ничуть не беспокоила даже возможная реакция саэтеруса на внезапное прикосновение… И, творец-свидетель, не будь Ардо настолько увлечен поддержание самоконтроля, он вполне мог бы и треснуть наглеца за бесцеремонное прикосновение к лицу.
     Зрелище, на которое этот Гете пытался обратить внимание саэтеруса, последнего несколько…озадачило. То, что плескалось в воде на экране, мало походило на представителя известных Готтарду разумных видов. Разве что могло потянуть на неэволюционировавшего еще трансдента из фантазмов, и то фон Раух сомневался в подобном происхождении…особи.
     Впрочем, ни толком разозлиться на похитителя, ни разобраться в природе твари Ардо не успел. Случилось то, что закономерно всегда приводило к тяжелым для полукровки последствиям. Гете заметил его…особенность. Этому вряд ли можно было удивиться. Готтард отдавал себе отчет, что сильно рисковал, подолгу не бывая на болотах из-за нежелания лишний раз видеть проживающую в их окрестностях родню. По сути, появиться там его подвигало только приближение своеобразного «голода», делающего его не самым безопасным существом для окружающих. Обычно, когда правда о его «дефекте» вскрывалась, последствия оказывались далеко не радужными. Пару раз Ардо только чудом выживал. В нынешней же ситуации он и вовсе опасался худшего…
     - Я все еще в состоянии держать контроль, - бесцветно отозвался полукровка. – Но не уверен, на сколько меня хватит, прежде чем произойдет срыв…
     Врать и отпираться смысла не было. Собственный паразитизм в имеющихся условиях Ардо скрыть попросту не мог. К тому же, не будучи уверен в том, что вообще выживет, саэтерус уже во многом никакого смысла не видел. В том числе в привычной в силу воспитания игре словами…
     Тем временем похититель тоже решил поделиться…откровением. Меньше всего фон Раух ожидал, что на его тушку за какой-то надобностью позарится деос. Сколько-нибудь ценным ресурсом для подобных существ Ардо себя не считал. Сам к ним интереса, впрочем, тоже никогда не проявлял, предпочитая считать, что без подобных сущностей…спокойнее.
     Мало было этому Гете оказаться деосом… Он именовал себя Синистером, что…не добавляло веры в благополучный исход ситуации. Тем более, что давящее ощущение чужого присутствия как-то не способствовало обольщаться на этот счет.
     - А есть смысл бегать?.. - горько усмехнулся полукровка, все отчетливее ощущая собственное опустошение, грозящее перейти в слабо контролируемую, а то и бесконтрольную вовсе попытку восстановить собственные силы за счет других. – Не думаю, что одной неполноценной болотной твари хватит…на значимое неудобство для…подобного разумного…
     Слова подбирались с трудом. Слишком много сил начинало уходить на то, чтобы держать себя в узде. Слова словами, но проверять, как воспримет деос практически акт агрессии в свой адрес не хотелось категорически. Все же полукровка иногда действительно хотел жить… Особенно в те моменты, когда летальный исход не мог быть обусловлен собственным выбором…
     - Еще немного, и мне будет без разницы, за кого зацепиться, - абсолютно безразличным тоном оповестил собеседника полукровка. – Даже агрессивно настроенный берсерк рискует показаться…привлекательной мишенью… А ведь гнев на «вкус» - дрянь редкостная, не говоря уже о шансе сыграть в ящик до того, как успокоится нападавший…
     Деос или нет, но саэтерус действительно не любил причинять вред окружающим. Пожалуй, Готтард счел бы бесчестным не предупредить о близком срыве того, кто рискует оказаться ближайшим источником эмоций, на которых полукровка и паразитировал. И пусть даже этот тип не вызывал доверия… Пожалуй, фон Рауху в этом состоянии было уже все равно.
     Собственная эмоциональная опустошенность медленно перетекала в ту голодную бездну, что пугала Готтарда до дрожи. Полукровка до последнего пытался держать контроль, однако замечая, как сереет кожа, темнеют, твердея и заостряясь, ногти, он просто растворился в собственном голоде. Мутный безразличный взгляд безошибочно выделил из фона ближайший источник «питания». В этом состоянии болотнику-полукровке не требовался даже физический контакт, чтобы зацепиться за кого-то. Впрочем, когда «цель» находилась настолько вызывающе близко, иногда инстинкты начинали брать верх, поэтому саэтерус подался вперед, стараясь добраться до нынешнего объекта своего интереса…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/jZBjZlI.jpg[/icon]

+1

12

Он наблюдает за саэтерусом с интересом, а потом в очередной раз усмехается.
- Бороться за жизнь? - спрашивает он, а потом делает жест рукой, - по-моему, мы уже выяснили, что вам больше нравится жить, чем умереть на радость недоброжелателей. Поэтому смысл бежать есть всегда, так как в данном случае это далеко не трусость. К тому же, я уже привык, что узнавая, кто я такой, люди либо бегут, либо падают ниц. Но иногда, попадается кто-то вроде вас. Хотя и не факт, что не будь вы заняты контролем, то реакция ваша осталась бы такой же.
Он на минуту задумывается, потому что на удивление его вера в чужие силы всегда была выше, чем у других людей. Можно сказать, что он верил в них даже больше, чем они сами. А еще он тратил много сил на то, чтобы помочь им стать сильнее. Этакий симбиоз его потребностей и желания других. Все довольны. Все в плюсе.
- Вы недооцениваете себя, доктор, - он очередной делает жест рукой. Если хорошо подумать, то он делает это постоянно. Жесты, так или иначе, мелькают, сопровождая речь деоса. - Никто в этом мире не создан никчёмным, и каждого ограничивает только его желание развиваться, а еще общественное мнение. Поэтому даже если вы сейчас не можете ничего сделать, то это не значит, что не сможете никогда.
Гёте умел врать и очень хорошо, но сейчас ему этого не требовалось. Да и как он знал, ложь приводила к печальным последствиям. А Готтард и без того ему не доверял, что читалось в чужих жестах, словах и поведении. Но к несчастью саэтеруса, деос мало поддавался влиянию всего вышеперечисленного, и требовалось что-то более весомое, чтобы он уступил. Была тому причиной его природа, или характер, сформированный под действием жизни, он не знал, но уже ничего с этим нельзя было поделать.
- Я тут один и я уже сказал, что пойду на это добровольно, - он снова делает шаг навстречу полукровке с улыбкой на губах. - И снова вам везет, потому что гнев в последний раз я ощущал... кажется, лет этак тысячу назад? Когда проводишь время за исследованиями, перестаешь воспринимать течение времени. А может всему виной возраст.
Выражение его лица приобретает толику сожаления, к тому же, он понимает, что по большей степени в этом виновата его фотографическая память. Он помнит все, так как это было вчера и чем больше знаний становится, тем более размывается граница времени. Но именно сейчас Гёте видит в этом еще один плюс.
Он наблюдает чужую трансформацию и несколько увлекается этим, потому что не успевает увернуться от чужого рывка или хотя бы смягчить его. Саэтерус врезается в него, заставляя сделать несколько шагов назад. Падать на пол в планы деоса не входит, поэтому путь приводит его к рабочему столу, который врезается в бедра.
- Ох, доктор, а я-то начал думать, что все духи черствые бревна - голос его падает, так как чужое воздействие цепляется за тот бесконечный клубок, которым представлены не только воспоминания деоса, но и эмоции с этими воспоминаниями связанные. И именно это он сейчас считает полезным, потому что эмоции человека, независимо от его вида так или иначе связаны с пережитым, даже если он социопатичное существо. Хотя надо признать, что в этом плане Гёте таковым не являлся, просто порой его эмоции были вызваны чем-то иным.
- Вижу веселье вам по вкусу, - добавляет он, отцепляя от себя чужие руки и перекладывая их на талию. Сам он занят примерно тем же, с той разницей, что сам он сидит на столе и только одна его рука обнимает фон Рауха. Другой он перебирает чужие волосы, потому что ему так проще сосредоточится. Как бы он ни был в себе уверен, но чужое воздействие все же тянет из него силы. С другой стороны, он знает, что такое быть без эмоций совсем, и чисто внешне вряд ли, что-то изменится в его поведении. И это еще одна причина, почему он с самого начала не был против подобного контакта. А еще в этот момент он определенно рад тому факту, что может подавлять остальных. Потому что нравоучения сейчас, да  в любом другом случае, его раздражают. И надо ли говорить, что в этот момент дух начинает тянуть именно эту нить в паутине его эмоций.
- Ох, пожалуй, стоить сменить вектор мыслей, - рассуждает он вслух, прикрыв глаза.  Он решает начать с начала, хотя и знает, что помимо того, что ему нужно там есть и другие, менее приятные им обоим эмоции.
- Любовь и печаль, - произносит он вслух, дергая нить времени, которая введет в то время, когда он был один, но в то время его это не так чтобы волновало. Да и не должно было. Он заново переживает радость творения, заинтересованность в другом живом существе, перерастающею в желание обладать, которое на деле оборачивается привязанностью, зовущуюся людьми любовью. Печаль от потери. И весь этот фон меркнет, оставляя только картинки в голове, как немое кино.  И возможно он даже скажет саэтерусу спасибо за это. Когда-нибудь потом, потому что у него все еще есть свой интерес во всем этом, но он не готов проверять свои догадки на конкретном воспоминании, поэтому переключается на другое. Приходится сосредоточиться, потому что он начинает чувствовать себя Абелем, вот уж кто из них без эмоциональный робот. Хотя ученый не может не признать, что это эффективно.
- Перейдем к чему-то более... низменному? - улыбка  снова тянет его губы, но на этот раз в ней меньше насмешки, скорее дежурный жест. И все-таки происходящее отличается от того, как если бы он просто отключил свои чувства и ощущения. Поэтому он цепляется за их разговор про бревна. Главное, не говорить об этом своему давнему другу, потому что это вроде бы был эксперимент.
- Желание людей, направленное друг на друга, - он ведет пальцем вдоль чужого подбородка. - Страсть, эйфория, влечение. Это все слишком легко спутать с настоящей привязанностью, но и вызвать легче.
Его никогда не интересовал этот аспект отношений, потому что по мнению деоса, эмоциональная привязанность к кому-либо была важнее, физического контакта. Кажется, люди звали это платоническими отношениями. Поэтому и все, что касалось у него физических проявлений биологических потребностей, считалось не первоочередной необходимостью.  Да и Аматасин сами справлялись с этой задачей. Но, даже до этого его любопытствующая натура добралась, беря в расчет возраст деоса, не так давно. И именно в тот момент, это был как взрыв сверхновой в галактике вложенных в него демиургом установок. Ровно, как и любое другое осознание новых чувств. Не зря говорят, что первый раз он на то и первый.
Ему приходится задержаться на этом воспоминании подольше и когда образы в голове доходят почти что до конца и снова теряют свой эмоциональный окрас, Гёте начинает прокручивать все заново и хоть со второго раза все воспринимается им самим более тускло, но все таки он все еще не чувствует полного истощения. Он делает пометку где-то на другом краю сознания. А потом размышляет, на чем еще можно сосредоточиться. У него почти что четыре миллиона лет воспоминаний. Слишком большой выбор.


Одет так. Волосы собраны в хвост. Шрамов нет. Плащ снят. Капюшона нет.
[nick]Гёте[/nick][status]Социопат со стажем.[/status][icon]https://i.imgur.com/P9TuwoR.png[/icon][sign]   [/sign]

Отредактировано Синистер (06.09.2020 19:22:31)

+1

13

     Болотник не столько видел существо перед собой, сколько чувствовал переплетение отголосков разных эмоций. И, учитывая насколько «голоден» был дух-полукровка, обычно злостно подавляемая часть природы саэтеруса не видела ни малейшей причины не воспользоваться случаем. Тем более, что «случай» еще и не пытался бежать или сопротивляться.
     Поведение источника внезапной трапезы…интриговало. Болотник привык, что первым в ход шел всегда страх. Это же создание испытывало скорее интерес вперемешку с отголосками тех эмоций, которые полукровке практически не встречались. Куда привычнее на «вкус» были гнев, презрение, омерзение, страх, отчаяние и прочая гремучая смесь гадости отменной, но питательной. Существо же фонило…несколько аппетитнее, чем ожидало доводимая едва ли не до безумия своим носителем часть сознания. К тому же вело себя…слишком миролюбиво, чтобы не чувствовать в этом и тени подвоха. Болотник полагал, что нынешний источник «питания» пытался с ним играть. Что ж… Он вполне мог сыграть в ответ…
     Полукровка подался еще немного вперед, практически прильнув к источнику эмоций. Обманчиво нежно огладив не спешащее опасаться создание по спине, болотная тварь почти ластилась, смакуя занимательный «привкус» предоставленных, судя по всему абсолютно намеренно, отголосков.
     Болотнику было почти интересно, на что рассчитывало «вкусное» создание, затевая свою игру. Твари, схожие с той, что его зачала, подобной беспечности не прощали. И, да, они и сами были не прочь поиграть со своими жертвами, прежде чем пустить их на трапезу уже во вполне полноценном смысле этого слова. Полукровка в отличие от своих весьма диких предков непреодолимого желания выпить до дна и загрызть разумного не ощущал, но, как домашний кот в отличии от своих неодомашненных сородичей, был не против «поиграть», пусть и не «додушив»…
     Дух-полукровка изогнулся в чужих объятиях, щекоча своим дыханием шею «съедобного» существа. Болотник подался вперед, обозначая полунамек на поцелуй…и неглубоко впиваясь в шею острыми зубами, оставляя царапины, однако не испытывая потребности вырвать клок чужой плоти. Все же тварь, рожденная чтобы охотиться, даже играя не всегда могла противиться инстинктам своей природы. Особенно, если верховодила та часть сознания полукровки, в которую эти самые инстинкты и были «выселены» в силу моральных устоев носителя…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/g8fjvof.jpg[/icon]

+2

14

Гёте не понаслышке знает, чем чревато сдерживать свои порывы. Далеко за примером ходить не надо. И это даже не про фон Рауха. Впрочем, добрый доктор действительно прекрасно справляется с этой задачей. Отчего интерес к нему у деоса возрастает, потому что он просто не может понять, отчего тот настолько сильно бежит от самого себя? И в чем вообще смысл? Ведь результат этого всего равен именно тому самому страху, который живет внутри саэтеруса. Синистер прекрасно знает, что чем больше ты пытаешься увильнуть от страха, тем сильнее тот тебя накажет.
Ученый убирает руку из чужих волос, когда Готтард льнет к нему. Черные локоны шелковым водопадом сочатся сквозь пальцы, снова рассыпаясь по чужим плечам и спине. Если задуматься, завораживающее зрелище, но приходится от него отвлечься. Потому что хоть со стороны это и выглядит, как добровольное донорство эмоций, на деле им почти не является. Поэтому ученый запоминает чужие реакции и откладывает в памяти, чтобы потом проанализировать. Вряд ли сам фон Раух будет об этом спрашивать, но отчет по итогу сможет выйти занятный. Гёте все еще любит трудные задачки. Они отвлекают от менее человечных наклонностей деоса. Хотя не сказать, что те приносят ему меньше радости. Мастерить очередной подарок для Гекаты, прекрасное времяпрепровождение, а еще и отдых для мозгов.
А еще его, конечно же, можно назвать беспечным, потому что он подпускает достаточно опасного человека в свое личное пространство. Но в данный момент, он чувствует себя скорее, как мальчишка, который хочет погладить тигра через прутья клетки. Ради разнообразия, оно того стоит, потому что до этого, он сам был тем самым тигром. Он чувствует движение рук на своей спине и это, вкупе с прокручиваемыми воспоминаниями, вызывает отклики в организме. На что ученый только усмехается. Чувствовать близость чужого тела, не такое уж и плохое ощущение.
- Ох, доктор, - только и произносит он, когда чужие губы оказываются в непосредственной близости от его шеи. Кажется, он перепутал сказку о мальчике и тигре с той, где человек сует голову в пасть ко льву. С другой стороны, он может вырастить себе даже голову обратно, ведь настоящую смерть ему может даровать только другой деос. И Гёте действительно считает, что это дар, потому что бесконечная жизнь в перспективе та еще скучная вещь.
- Пожалуй, с этого стоило начать, - добавляет он, - сэкономили бы кучу времени.
Конечно, в это верится слабо, но подобным образом он восстанавливает эмоциональный фон, потому что резерв из воспоминания начинает подходить к концу. Этому же способствует внезапный стук, а потом и голос в голове, но на этот раз, не принадлежащий никому из личностей Синистера. От вопроса о свой безопасности, деос отмахивается, как от жужжания назойливой мухи, и просит его не беспокоить. Причем не беспокоить, как ментально,  так и физически. И связь он обрывает быстрее, чем с той стороны поступят еще какие-либо эмоции. Конечно, проверить это тоже входило в его планы, но не таким образом и не сейчас.
Его внутренний мир похож на бездну, где в абсолютном ничто плавают разрозненные острова, выдернутые из реальности. Возможно, когда-то давно это был величественный храм, характеризующий собой целостность Синистера, но теперь, увы, это всего лишь отголоски. Но именно сейчас это и мешает чужой жажде заполонить его сознание. Своеобразные Лабиринты Эха, в которых заблудиться может даже он сам.
Он смотрит на Готтарда, ощущая укус на собственной шее, и ведет рукой вдоль чужой. В его голове снова выстраивается целых ворох алгоритмов, но он только улыбается.
- А если я отвечу тем же? – усмехается он, но перед тем, как податься вперед, к чужой шее, деос затаскивает саэтеруса к себе на стол, усаживая на колени. Это определенно не самое удобное место и положение, но деос не особо жалуется. Можно сказать, что он привык к худшему, потому что всегда бывает хуже, чем есть сейчас. – Давайте проверим, что будет, если воспоминания станут реальностью.
Хотя он и не уверен, что все не сведется к механическим движениям с его стороны, но самоуверенности Гёте точно не занимать. И если ему, чтобы гипотетически раздеться, чего он не делает, хватит одного движения рукой, потому что все завязано на артефакте, то вот избавлять от ткани чужое тело приходится классическим способом. Но он справляется, после чего прижимается губами к чужим ключицам, а после оставляет на них следы зубов. И их становится больше, по мере продвижения губ деоса вдоль чужого тела вниз. В это же самое время, его пальцы воюют с застежкой на чужих штанах.


Одет так. Волосы собраны в хвост. Шрамов нет. Плащ снят. Капюшона нет.
[nick]Гёте[/nick][status]Социопат со стажем.[/status][icon]https://i.imgur.com/P9TuwoR.png[/icon][sign]   [/sign]

+1

15

     Тварь довольно щурилась, смакуя чужие эмоции. Болотнику нравился их «вкус» и потому он охотно включался в навязываемую игру, не пытаясь спровоцировать «съедобное» создание на более питательные, но отвратительные чувства. О! Ему бы это далось слишком легко. Слишком просто ив еще большей степени скучно. Потому занимательнее было отложить привычные варианты на потом, уделяя внимание предлагаемому действу.
     Источник пищи тоже не спешил менять правила игры, и потому духу-полукровке было интересно, удастся ли утолить свой голод до конца с этим не спешащим приходить в ужас созданием, даже тени страха не демонстрирующим. Подобное поведение было для сына болотного духа в новинку. Именно поэтому болотная тварь не сопротивлялась, ни когда «вкусный» источник потянул ее на стол, ни когда начал избавлять от столь любимых ее носителем одеяний из грубоватой на вкус болотника ткани.
     Нынешнее «блюдо дня» тем временем, видимо, решило тоже доказать, что умеет кусаться. Во всяком случае, делало оно это весьма старательно и вполне приятно, что заставляло прижиматься ближе, ластиться и…выжидать. В тот момент болотная тварь не спешила изменять расположение сил в их игре, оставаясь обманчиво ласковой, почти нежно касаясь играющего с ней создания, не пуская в ход острые когти, успев разве что пару раз прихватить острыми зубами ухо, прежде чем положение перестало быть удобным для того, чтобы кусаться.
     Опускающиеся все ниже поцелуи-укусы действительно начали пробуждать иной интерес, помимо «охотничьего». Болотнику хотелось узнать, насколько далеко готово было зайти «вкусное» создание, чтобы понять, придутся ли ему по вкусу более яркие отголоски приторно-дурманящего сумбура, оставляющего за собой весьма приятное «послевкусие». И если для этого следовало позволить с собой играть, он был готов затаиться, выжидая того момента, когда игру захочется превратить в удобное расстояние для броска…если захочется.
     Прогнувшись так, чтобы оставить приятно фонящему существу больше свободы для маневров, полукровка и сам включался в игру, дразня и лаская источник эмоций, насколько позволяло положение. Увенчанные темными когтями пальцы то почти властно, то совсем невесомо скользили по чужим спине, плечам, груди… В какой-то момент болотник отвел одну руку назад, проведя по внутренней поверхности бедра «вкусного» создания, а затем оперся обоими ладонями в чужие колени, чуть откидываясь назад и смотря на того, чьи чувства сейчас тянул, выжидающе и лукаво.
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/g8fjvof.jpg[/icon]

+1

16

Нельзя отрицать, что Гёте все происходящее нравится не только с точки зрения науки. Кто бы сомневался. Так же радует тот факт, что его не пытаются съесть, - по крайней мере, не полностью, -  или убить. Конечно, он бы на это посмотрел, но сейчас определенно не хочется отходить от приятного времяпрепровождения. К тому же, говоря честно, ему трудно утолять свои чисто сексуальные потребности, потому что он помнит все. И хоть больше в этот момент значение имеют ощущения, но как показывает практика и их он тоже помнит. А может виновато то, что он деос страха и изобретательности?
Именно поэтому его руки перестают возиться с чужими штанами и уже хозяйскими жестами касаются чужого тела. Зачем себе отказывать, когда тебе предлагают? О том, что после этого будет думать сам Готтард, у деоса даже мысли не мелькает. А может всему виной чужие способности?
Деос сосредотачивается на собственных ощущениях, которые идут от чужих прикосновений. Как долго это может длиться и стоит ли продолжать или остановится? Ответ приходит в виде чужой руки на бедре. Ученый проглатывает очередную неуместную фразу и только тихо смеется, глядя в ответ на саэтеруса.  А может он что-то понял не так?
Это напоминает игру, кто первый сдастся.
По крайней мере, именно так в этот момент он себя чувствует. Что ж, никто и никогда не запрещал сочетать приятное с полезным. Поэтому он подается вперед, ловя чужие губы. И в этот момент стол уже не кажется ему таким уж хорошим местом для подобных занятий. К счастью, даже будучи убранными, крылья остаются частью него самого, поэтому не обязательно призывать их полностью, чтобы переместится. Медленно, шрамы-отметины вырисовываются на коже его рук, пока он наслаждается поцелуем, а потом встает и они уже в совершенно другой части Пандорума. В спальне Абеля, которая выглядит вычурно минималистической. Зато кровать большая и удобная, на которой и оказывается саэтерус. Гёте мимолетно отмечает, что чужая бледная кожа прекрасно смотрится на черном шелке, а потом возвращается к борьбе с остатками чужой одежды.
О том, что завтра ее придется собирать по всему Пандорому, он тоже не думает.
У него есть занятие куда как более занимательное. И все это теперь напоминает не игру, а эксперимент, от чего полукровка быстрее вырубится. От перенасыщения чужими эмоциями или же от того, что его организм устанет. Очередная эгоистичная мысль в голове говорит о том, что деос продержится дольше, чем дух. А ведь он даже еще не разделся. И не торопится, потому что ему больше по нраву касаться чужой кожи, оставлять на ней следы, смотреть на чужую реакцию.
Кто-то говорит, что это тоже наука.
И он с этим даже где-то согласен, потому что если смотреть на все происходящее с этой точки зрения, то смысла обнаруживается многим больше. Но Готтарду об этом тоже знать не надо, как и о других мыслях, которые вроде бы не должны, но все равно бродят по голове деоса. Они подобно ветру скользят между разодранными островами сознания.


Одет так. Волосы собраны в хвост. Шрамов нет. Плащ снят. Капюшона нет.
[nick]Гёте[/nick][status]Социопат со стажем.[/status][icon]https://i.imgur.com/P9TuwoR.png[/icon][sign]   [/sign]

+1


Вы здесь » Энтерос » Свободное повествование » Кто знает, что за коктейль из генов они состряпали