Свершилось! Сюжетная арка «Воронка Хроновора» подошла к своему логическому концу и мы даже не состарились. Всего было отыграно 25 квестовых эпизода и написано более 1700 постов! Итоги и события все желающие могут посмотреть в разделе сюжетных хроник. Не забывайте, что у нас проходит масса других квестов, не стесняйтесь открывать свои и участвовать в квестах других игроков.
Доброго времени суток, игроки и гости! У нас всё хорошо, квесты играются, сюжетные эпизоды идут своим чередом. Прошу не забывать про очереди в личной и сюжетной игре. Посетите раздел «объявления», там вы найдете важные новости, обратите внимание на новость от 04 апреля. И, конечно же, не забывайте мыть руки, соблюдайте режим самоизоляции и избегайте людных мест, ибо коронавирус не дремлет. К тому же, соблюдая эти правила, вам будет проще писать посты – с чистыми руками и дома!
Всем хорошего настроения! У нас всё идет своим чередом: квесты продолжаются, личная игра идет, ежемесячные конкурсы тоже не дремлют. В этом месяце у нас два февральских конкурса: ко дню всех влюбленных и традиционный конкурс лучших постов. Не забывайте про очередность в квестах и личной игре. Пусть последний зимний месяц и следующий за ним весенний будут отличными!
С Наступающим Новым Годом! Пусть в новом году жизнь играет всеми красками, как конфетти, сбываются мечты, сияют на лицах улыбки, глаза искрятся счастьем! Пусть в душе будет больше добра! Здоровья, любви, взаимопонимания, радости, достатка, путешествий, впечатлений и только хороших событий. Пусть Новый год дарит только лучшее! И не забудьте принять участие в 3-м туре Новогоднего ивента!
Охо-хо-хо! Зима пришла, зиме дорогу! Не простудитесь в трескучие морозные деньки или жуткую слякоть, а ещё не забывайте про все мероприятия, что приурочены у нас к Новому году и ежемесячному поощрению активных и лучших игроков! С нетерпением ждем ваших заявок и участия в наших конкурсах! И счастливых дней декабря, пусть первый серебристый месяц подарит вам много энергии и отличного настроения!
Салют! Вот на дворе последний осенний месяц 2019 года, надеемся, у вас все отлично и вдохновение плещет через край. Кутайтесь в теплые пледы, запасайтесь печеньками, мандаринками и сладким чаем, впереди нас ждут новогодние праздники и холодная зимушка-зима. Кстати, мы завершили ряд конкурсов, спасибо всем за активное участие и не забывайте про квесты и личную игру!
Все игроки проекта могут как организовать собственный квест, так и вступить в любой квест, открытый для вступления новых участников, также имеется возможность вызвать мастера игры или прийти GM по заявке.
          




Хао изогнул бровь, наблюдая за реакцией студента на свои слова. Его ответ ясности не внес, поэтому на всякий случай, мужчина на всякий случай сделал шаг назад. Не потому что испугался, а потому, что так было больше пространств для дальнейшего...
Да что вы знаете о сверхурочной работе? Так и хотелось спросить ему, но к несчастью, под руку никого не попадалось. А может быть потому и не попадалось, потому что подчиненные знали, что в раздраженном состоянии доктор всея Иерихона...
Ну, сложно сказать, насколько девиантны антиквэрумы-сладкоежки, потому что Чарли до сих пор не то чтобы встречал излишне много антиквэрумов в принципе и понятия не имел, как они в целом устроены и насколько велика у них тяга ко всему...


      
      

Лиритиль не была уверена, что выбранный путь верный, но если вообще не действовать так можно и остаться в непонятных подземельях. Если посчитать сколько нелогичных вещей она совершала за девять веков жизни, то их явно перевалит за добрую сотню...

– Не увлекаюсь подобным - не вижу смысла. Такие знания максимально бесполезны, ибо не несут ничего для саморазвития кроме витиеватых словечек и образов – равнодушно ответил антик. Ему была чужда вся эта развлекательно-досугная тема, которую он...

Снова сестра считала его несмышленым ребенком, не разумным птенцом верящим в сказки и живущим лишь созданной ей иллюзией целей. Только Алиесса не понимала, что самому Риону давно не нужен клан, это была та ниточка за которую он пытался вытащить...







Once Upon a Time: MagicideВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
Книга АваросаВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластияKARATADA
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieDark Tale



LYLФлудилка RPGTOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Об имплантатах и механизмах нейросвязей... Часть 3


Об имплантатах и механизмах нейросвязей... Часть 3

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Локация и Датаhttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.png пл.Далмена, материк Понтаркьес, г.Дэлмен, Медицинский центр «Кресталес», клиника неврогологии и нейрохиругии 25.01.2988 г.; ранний вечер / 26.01.2988 г.; позднее утро - день.


Участникиhttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngДельвар Шаэтанна Та'Лиэв; Готтард фон Раух (Шиани); НПС по необходимости.


Дополнительноhttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.png Эпизод закрыт для вступления других персонажей
Мастеринг берем на себя.
Боевая система — не планируется.

http://sg.uploads.ru/9tvBy.png
https://i.imgur.com/sqg16cZ.png
http://sg.uploads.ru/9tvBy.png

Описание


утро диагностического обследования завершилось катастрофой. Антик впал в забытье. Доктор Готтард фон Раух так же не остался невридимым, когда пытался утихомирить ослепленного болью крылатого пациента.
И снова палата. Та самая, что и накануне. Пробуждение Дельвара, когда придя в себя после сильного приступа, было не столь радужным Капельница фиксаторы. Донна Саммерс хлопочущая у постели антикверума.
Так каковые же все же результаты обследования? Что они принесут измученному приступами древнему монстру?

Готтард фон  Раух

Саэтерус-Эссерум. 46 лет. Нейрохирург. Заместитель заведующего отделения острой мозговой патологии в филиале медицинского центра "Кресталес" (планета Далмена, материк Понтаркьес, город Дэлмен). Ведущие магические профили - менталистика, целительство. Готтарда сложно назвать душой компании. Он нелюдим, весьма зануден и сварлив. Скрытен, умеет вполне убедительно врать, а так же обеспечивать некоторую степень достоверности собственных слов всеми доступными средствами. Свято убежден, что человек просто обязан посвятить жизнь совершенствованию самого себя, а так же несознательных окружающих по возможности, отчего вдвойне презирает прожигателей жизни, большую часть детей своих знакомых и праздно шатающийся медицинский персонал.
Эпизоды:
Об имплантантах и механизмах неврологических связей Часть 1 - 23.01.2988 г.
Об имплантантах и механизмах неврологических связей Часть 224.01.2988г. - 25.01.2988 г.
Об имплантантах и механизмах неврологических связей Часть 325.01.2988г. - 26.01.2988 г.

Отредактировано Дельвар (10.08.2020 10:18:19)

+1

2

Сначала была боль.
Она пульсировал в теле, растекаясь горячими каплями, обжигая чувствительные нервные окончания, заставляя болезненно морщиться. Он пошевелился, приподнимая голову и тут же, глухо застонав, уронил ее на подушку, содрогнувшись от пронзившей череп боли. Мир взорвался мириадами ослепительно-кровавых звезд, вновь погружая его во тьму.
…Сознание возвращалось медленно и лениво. Оно, как капризный щенок, то вспыхивало яркой звездочкой, давая почувствовать окружающий мир, и тут же гасло, окутывая его покрывалом мрака.
Когтистые пальцы дернулись, скрючились, сминая плотную ткань покрывала. Дельвар издал хриплый полувздох-полустон, приподнимая голову от подушки, попробовал приподняться. Не вышло. Древний обнаружил, что вновь пришпилен к постели а распластанные крылья, как и сутки назад, удерживались при помощи фиксаторов, не давая ему изменить позу. Тонкие ноздри затрепетали, втягивая запахами лекарств воздух. Золотые, все еще подернутые мутной пеленой глаза распахнулись, вперившись в белый, хорошо знакомый потолок. Он чуть повернул голову, обнаружив на внешней стороне ладони иглу с прозрачной трубкой, тянувшейся к штативу с капельницей.
«Вот же дерьмо...»
Воспоминания вернулись мгновенно.
Ярость, клокотавшая в глотке.
Стремительный прыжок.
Высокий, сутулый мужчина, заступивший дорогу.
Грохот падения.
Скребущие когти.
Густая слюна, стекающая по подбородку.
Ментальные щупальца, вонзившиеся в сознание.
И последовавшая за этим вмешательством боль.
«Твою же башню!»
Послышался шорох. Дельвар привычно потянул носом принюхиваясь. Запах оказался знакомым. Эссенция. Старшая медсестра. Донна Саммерс.
Древний медленно повернул голову поймав взглядом знакомую фигуру женщины.
- Миссис Саммерс, - выдохнул антик, слабо улыбнувшись. - Доктор фон Раух... Я его сильно зацепил?
_________________________________________
Одет: обнажен.  Длинные багрово-красные волосы свободно рассыпаны по плечам; с правой стороны стрижены до состояния короткого ежика, по которому выбрит узор из линий; часть волос зачесана на левую сторону, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови.
В левом ухе серьга-кольцо, индастриал с продетой в проколы штангой.
На правой руке браслет-артефакт для перемещений, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

Асимметричный  узор начинается от правой брови, задевает висок и скулу, спускается по щеке на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с правого плеча плавно перетекают на бок древнего. Языки вытатуированного пламени скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, а так же основание хвоста, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка  частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

Отредактировано Дельвар (10.08.2020 10:17:25)

+1

3

     Когда в отделение в шоковом состоянии вернулся санитар, Донна, пожалуй, была даже не слишком удивлена. Мальчишка, с которым ей бок о бок приходилось работать уже второй век к ряду, умел доводить персонал отделения до схожих состояний. Однако то, что тот нес на фоне аффекта, заставило эссенцию внутренне содрогнуться. Буланим трясся, отбивался от чужих рук и сбивчивым шепотом повторял раз за разом «Он убил его! Убил!!!».
     Кто и кого убил удалось выяснить только после слабого транквилизатора внутривенно. Бледный парень, желая выговориться, охотно рассказывал, что сначала все шло нормально. Потом фон Раух с диагностом начали о чем-то спорить и, видимо, победил последний, ибо недовольный нейрохирург остался рядом с пациентом, а не прикипел к экрану в ожидании результатов. А затем начинался красочный, но сумбурный рассказ о том, что крылатый пациент внезапно озверел и ринулся всех убивать, а Готтард принял удар на себя и…санитар был уверен, что полукровка умер.
     Мысль отказывалась укладываться в голове. Ардо не любил риск, предпочитал просчитывать все наперед, почти всегда имел несколько запасных планов… Женщина просто отказывалась верить, что фон Раух мог намеренно пожертвовать собой…да еще и ради серпента. Однако сердце все равно тревожно сжималось и глаза щипало от подступающих слез. Эссенция истово хотела, чтобы парень просто ошибся от страха, недоглядел, додумал…
     Когда активировалась гарнитура, и в ухе зазвучал слабый, но вполне живой голос Готтарда медсестра готова была воздавать хвалу Творцу. Этот чертов мальчишка был жив. Здоров ли – вопрос уже спорный, но жив неоспоримо. Эссенция сразу развила бурную деятельность. Бригада к диагностам была не столько выслана, сколько полунецензурно послана. Медсестры понеслись собирать разбредшихся по курилкам и кабинетам из-за малой загруженности отделения врачей. Санитары спешно готовили палаты. Процессию с каталками встречали едва ли не траурным строем. Два бессознательных тела с бледными, больше похожими на маски лицами производили весьма гнетущее впечатление. Под гнетом момента оказались даже те, кто недолюбливал саэтеруса. И это было действительно страшно…
     Потом был панический звонок от доктора Салливана. Он не мог переместиться в отделение лично, так как был уже буквально на пороге операционной, но боялся что-то упустить в ситуации. Убедившись, что хотя бы внешне все не так плохо, как расписали ему диагносты, заведующий оставил тьму распоряжений и отключился. А Донна осталась... Она злилась на всех диагностов разом, разбежавшихся жаловаться начальству, судя по всему, даже не удосужившись оказать первую помощь. Она гоняла растерянных медсестер и заинтересованно лезущих не в свое дело санитаров. Она лично дежурила у постели фон Рауха, и…плакала. От усталости, бессилия и страха за этого смурного мальчишку, приходящегося ей начальником…
     Когда полукровка пришел в себя, они даже поругались. О! Как ей хотелось взять его за грудки и проорать в лицо все, что она думает о неуместном геройстве, излишнем альтруизме, возмутительной безголовости… Однако ему было и так слишком плохо, поэтому Донна только посетовала, что золотое сердце досталось настолько дурной голове и направилась в палату второго участника сегодняшнего безобразия, чтобы не нервировать собственным состоянием особенно чувствительного сейчас к чужим эмоциям задремавшего под капельницей полукровку.
     Антиквэрум, признаться, выглядел ничуть не лучше саэтеруса. Вот только он обошелся без травм и эссенцию это, пожалуй, все же несколько злило. Она понимала мотивы Готтарда, осознавала, что выбор в экстренной ситуации был невелик, но беспокойство требовало хоть какого-то выхода, а ей было проще злиться на того, кто не был ей по-своему дорог.
     Сидя в палате антика, медсестра больше накручивала себя, чем успокаивалась. Поэтому, когда тот очнулся, уже была на взводе, и, едва заметив тень улыбки на лице обратившегося к ней пациента, все-таки дала волю накопившемуся негодованию.
     - А сами как думаете? – со сдержанной злостью в голосе спросила эссенция, поднимая на вопрошающего глаза полные слез.
     Этот…пережиток древности еще смел улыбаться! Но на него, как и на Готтарда ранее, нельзя было даже наорать, чтобы доходчивей высказать все, что она думает о ситуации в целом и мальчишках в частности. И пусть второй из них был намного старше ее самой – поведение было вполне себе соответствующим…
     - Вас обоих привезли без сознания… - нервно передернув плечами, продолжила женщина. – Им сейчас занимаются врачи…
     То, что врачи скорее просто активируют лечебные пентаграммы, приводя состояние в норму, а не собирают полукровку по частям, Донна озвучивать не стала. В конце концов, травмы были получены действительно из-за пациента, хоть и по собственной воле. О степени тяжести антик ее не спросил, а она, во внезапном порыве мелочной мстительности, и не подумала уточнять.
     - Что ж… Раз уж проснулись… - неприятно поджав губы, женщина активировал гарнитуру. – Саймон, зайди в одиннадцатую. Да, фиксаторы. Нет, не кинется. Саймон…мне самой за тобой прийти? Вот и славно…
     Наблюдая за тем, как нервный санитар возится с распластанным антиквэрумом, женщина то и дело отводила взгляд в сторону и смахивала злые слезы. На этот день пришлось слишком много переживаний и сил держать себя в руках уже попросту не было…
[nick]Донна Саммерс[/nick][status]Тень порядка в вечном хаосе жизни[/status][icon]https://i.imgur.com/63mqqDL.jpg[/icon]

Отредактировано Шиани (09.08.2020 10:12:58)

+1

4

Эсенция злилась.
Злость слышалась в каждом слове которое она обращала к  антикверуму. А вот в глазах дрожали капли непролитых слез. Дельвар выхватил это мгновенно, и улыбка его тотчас же увяла, зато во взгляде  медленно проступал ужас.
- Чт-т-то? -  подавившись воздухом, выдохнул первородный. - Я его что?... Убил?
Рваный вздох слетел с губ, когда Та'Лиэв прикрыв глаза, в которых плескался панический ужас, отвернул голов от Донны. Он слышал каждое слово которое произносила  медсестра, а перед внутренним взором поднимались картины не столь отдаленного прошлого..
Аккуратные домики, лязг оружия, крики раненых и умирающих. Одуряющий запах горячей крови, текущей по вымощенным булыжником улицам  маленького поселения. Когтистые пальцы, сжавшиеся на горле очередной жертвы, безжалостно вырывают трахею, ломая хрупкие позвонки.
И над всем этим безумный хохочущий вой крылатого чудовища перемазанного кровью невинных жертв. Красноволосая тварь бесновалась среди переполненного паникой и ужасом поселения, уничтожая все на своем пути.

Когда появился санитар, нервно дергавшийся от одного вида распластанного на постели древнего Дельвар даже не пошевелился, не повернул головы,  продолжая медленно тонуть в собственных воспоминаниях, от которых голова начала вновь болеть.
Он не произнес ни звука, не сделала ни единого движения пока нервный санитар  снимал фиксаторы, освобождая крылья антикверума. И лишь когда  Саймон,  озираясь на древнего, покинул палату, едва слышный шепот слетел с бледных губ.
- Простите...
Он осторожно завозился, стараясь не повредить трубку с капельницей и одновременно пытаясь устроиться в потели удобнее. От лежания на спине крылья затекли, и Дельвар сейчас испытывал дискомфорт вкупе с нарастающей головной болью. Прошло некоторое время, прежде чем древний  нашел нужную позу и умостился в кровати. Теперь он напоминал кокон из взъерошенных перьев.
- Надеюсь, что я не... слишком сильно... его задел.... и доктор...  фон Раух поправится...
«Убил... Ты его убил...» - долбилось в измученном болью сознании. - «Он мертв...»
Та'Лиэв умолк. Он свернулся в клубок, завернувшись в свои огромные крылья и затих. На Донну он более не смотрел, вновь утонув в кровавых воспоминаниях, смешанных с усиливающейся головной болью уже начавшей стягивать виски.
"Ты его убил..... Так же, как ты выреза то поселение эссенций..."

_________________________________________
Одет: обнажен.  Длинные багрово-красные волосы свободно рассыпаны по плечам; с правой стороны стрижены до состояния короткого ежика, по которому выбрит узор из линий; часть волос зачесана на левую сторону, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови.
В левом ухе серьга-кольцо, индастриал с продетой в проколы штангой.
На правой руке браслет-артефакт для перемещений, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

Асимметричный  узор начинается от правой брови, задевает висок и скулу, спускается по щеке на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с правого плеча плавно перетекают на бок древнего. Языки вытатуированного пламени скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, а так же основание хвоста, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка  частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

Отредактировано Дельвар (27.08.2020 11:19:06)

+1

5

     Кажется, она все же перегнула палку… Собственное негодование воистину ослепляло. Она хотела пристыдить антиквэрума? Что ж… В какой-то степени своей цели женщина добилась. И, кажется, даже чрезмерно в этом преуспела… Во всяком случае, пациент начал демонстрировать все признаки надвигающейся панической атаки…
     - Никто. Никого. Не убил, - после тяжелого вздоха припечатала женщина, снова подходя к постели антика и садясь на стул, который занимала до его пробуждения. – Вы действительно думаете, что кто-то рискнул бы вас отвязать, если бы…
     Донна оборвала себя на полуслове, глубоко вздыхая, чтобы успокоиться. Она не должна была усугублять состояние пациента… Готтард имел не слишком большой лимит доверия и исчерпать его по собственной глупости не хотелось. Полукровка за эти годы стал для нее почти что внуком… И, пожалуй, эссенция действительно не хотела его расстраивать.
     - Ну же… Не стоит убиваться, - слова сплетались неуклюже и женщина, не смотря на многолетний опыт, все же чувствовала себя несколько не в своей тарелке. – От обширных гематом еще никто не умирал… Та, что на голове, даже не привела к кровоизлиянию. И зрение не пострадало… - Донна осознавала, что ее голос звучал скорее надорвано, чем успокаивающе, но не находила в себе сил вернуться к привычным окружению интонациям. – Позвоночный столб цел… Ребра сломаны, но без смещения… Хорошо, что не пальцы – их бы он не простил… - почти механически перечисляла женщина. – Пара неглубоких порезов вообще не в счет…
     Ей не давались ни приветливость, ни до боли привычные успокаивающие интонации… Да ей даже прекратить плакать не удавалось! Что уж говорить о том, чтобы хоть как-то успокоить того, кто, похоже, умудрился довести себя до еще более беспросветного состояния, нежели эссенция.
     - Наибольшую проблему составила острая интоксикация, - Донна невольно ловила себя на мысли, что все это начинает напоминать скорее отчет о состоянии пациента, чем попытку кого-то успокоить. – Боялись даже, что дыхание остановится, но ему определенно повезло с наследственностью… - бросив настороженный взгляд на пациента, женщина продолжила. – Все обошлось… Слышите, бездна вас побери?! Все уже обошлось!!!
     Она знала, что все уже в порядке. Когда она уходила от этого вздорного мальчишки, тот был не только жив, но еще и изрядно раздражен. Злобствующий Готтард просто не мог быть не в порядке…как минимум морально. Однако вся логика рассуждений разбивалась о бушевавшие эмоции, а на глаза раз за разом наворачивались слезы…
     - Что за слезоразлив, если никто не помер, - хриплый усталый голос со стороны двери вряд ли возможно было с кем-то перепутать. Бледный осунувшийся полукровка, выглядящей сейчас скорее как хворый сверстник Донны, стоял в дверном проеме, привалившись к косяку. Глубоко залегшие тени под глазами и чуть рассеянный взгляд выдавали болезненность состояния, однако лицо выражало скорее насмешку.
     - Ардо, как ты… - начала было медсестра, но, напоровшись на гневный взгляд Готтарда, замолкла на полуслове.
     - Как я…что? – мрачно переспросил саэтерус. – Чувствую себя? Скверно, но не настолько, чтобы куковать в палате. И даже не начинай, без поддержки Найджела ты меня туда не загонишь, - раздраженно продолжил фон Раух. – Как я миновал Маркуса? Разумеется, треснув по уху. Или ты знаешь иной быстрый способ в чем-то убедить это воплощение упертости? А, может, это все же продолжение незаконченных нотаций?
     - Я уже извинилась, скверный ты мальчишка, - начав говорить, эссенция встала и двинулась вперед, чтобы замереть перед Готтардом, уткнувшись головой ему в плечо. – И хватило же наглости так напугать…
     - И хватило же жестокости настолько фонить… - в тон ей протянул полукровка, болезненно морщась.
     Донна замерла, осознавая собственную оплошность, лежавшую буквально на поверхности. Отделение и так было взбудоражено, что не лучшим образом сказывалось на Ардо. Но чем думала она сама! Ей давно стоило выпить успокоительное, чтобы не провоцировать мальчишку. Но нет… Зачем ей это… Лучше страдать…и доводить до паники не самого спокойного пациента, чтобы точно помешать хоть немного отдохнуть тому, о ком она все это время беспокоилась…
     - Ардо, я не… - слова встали комом в горле.
     - Я знаю, - мрачно заверил Готтард. – Вечерняя смена уже пришла. Я, насколько это возможно, в порядке.  Иди домой. Нам всем нужно отдохнуть и проспаться…
     - Готтард Альмерик фон Раух, я никуда не уйду, пока ты сам… - начала женщина, недовольно поджав губы.
     - В таком случае, позвольте напомнить вам о субординации, миссис Саммерс, - холодно отрезал мужчина.
     - Я...вас поняла, доктор фон Раух, - спокойно и как-то почти обреченно произнесла эссенция, покидая палату и прикрывая за собой дверь. Бывали случаи, когда с этим мальчишкой спорить было решительно бесполезно. И нынешняя ситуация определенна была одним из них…
[nick]Донна Саммерс[/nick][status]Тень порядка в вечном хаосе жизни[/status][icon]https://i.imgur.com/63mqqDL.jpg[/icon]

+1

6

     Готтард мрачно смотрел на заканчивающего его перевязку дежурного травматолога, которого не преминула вызвонить Донна, едва узнала, что диагносты и не подумали оказывать помощь пострадавшим. Маркус Штерн не менее «приветливо» смотрел на полукровку, заканчивая заматывать саднящие ребра. Ардо, пожалуй, даже удивился, когда узнал, что дело обошлось лишь несколькими трещинами – болело как на полноценный перелом.
     - Магия и прочие отравы – это, конечно, хорошо, - угрюмо вещал травматолог. – Но еще минимум неделю в тугой повязке и уменьшить физические нагрузки до минимума. Надеюсь, сложных операций в планах нет?
     - Разве что привезут что-то экстренное… - вздохнул Готтард. – Я не гадалка и не прорицатель…
     - И то верно, трудоголик хренов, - буркнул Штерн, заканчивая перевязку. – Сдать бы тебя по-хорошему нашим на недельку…
     - Травматология взвоет, - заверил коллегу саэтерус.
     - Только это и останавливает…
     Переодевался Готтард уже в «цивильное». Пока он провалялся в полузабытье, в окружении лечебных плетений и нервозных коллег, подкрался конец его смены. Заступившая на смену еще в районе полудня доктор Сильвери заверила, что в отделении все было штатно. Даже едва не добитый «маленьким экспериментом» серпента во время обследования антиквэрум спал под действием препаратов и не демонстрировал значительного ухудшения состояния.
     Пожалуй, мужчина предпочел бы сразу отправиться домой. В отделении было беспокойно и чужие эмоции воспринимались как удушливая пелена, от которой вполне физически мутило. Он даже почти мирно разошелся со Штерном, когда внезапно по слишком чуткому сейчас восприятию резануло как скальпелем, заставляя метнуться в сторону двери.
     - Раух, дери тебя варг, чтобы там не было, без тебя разберутся, - выругался травматолог, загораживая собой дверной проем. – Ты. Никуда. Не идешь.
     - Я не в твоем отделении… - мрачно заверил Готтард, нанося прицельный удар по уху коллеги с короткого замаха.
     - Трудоголик хренов, - вновь припомнил, кем считает нейрохирурга травматолог, потирая ухо, но отходя в сторону. – Будешь помирать, ко мне не обращайся.
     - Учту, - отмахнулся Ардо, шаткой походкой направляясь к источнику отравляющей и без того нездоровый фон отделения дурноты, распугивая при этом встречных коллег своим видом.
     Когда стало ясно, что эпицентром является одиннадцатая палата, фон Раух чертыхнулся, готовясь к худшему. Оттуда несло вязким, душащим страхом и пробирающей до костей скорбью в перемешку с гневом. Фонило так, что голова начинала нещадно гудеть и подкруживаться, что в целом благодушия не прибавляло.
     Пожалуй, с Донной он все же вспылил. Разумеется, можно было все списать на то, что чисто технически та начала первой, но это было бы как-то по-детски, а потому стоило морально готовиться извиняться утром. И принимать извинения. В конце концов, в чем-то неправы были оба.
     Впрочем, Донна была проблемой утра, а вот эмоциональное состояние антика беспокоило его сейчас. И, пока еще были силы бодрствовать, стоило попытаться что-то с этим сделать, дабы не оставлять коллегам бомбу, готовую в любой момент «взорваться» судорожным припадком. Обнаружить с утра беспокойного пациента в реанимации решительно не хотелось.
     - Что ж… Стоит признать, что утро решительно и неостановимо…не задалось, - горько усмехнулся Готтард, усаживаясь на стул рядом с постелью антиквэрума, который минутами ранее занимала Донна Саммерс. – Как вы? Творец-свидетель, в этот раз эта змеемордая зараза так легко не отделается… Экспериментатор, мать его чешуйчатую…
     Пожалуй, если фон Раух на кого-то действительно злился, так это на диагноста. Разумеется, досадно было и за себя, но как-то отчасти. Но чертов серпент уже не в первый раз доставлял беспокойство полукровке, а Готтард все же был далеко не образцом всепрощения. Да и диагност не был в круге тех лиц, которых Ардо готов был прощать…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/r9zNPfC.jpg[/icon]

+1

7

Донна продолжала говорить. Дельвар слышал, как она перемещалась по палате, приблизившись к постели, но даже не предпринял попытке повернуться. Он только глубже зарылся в ворох собственных перьев.
А медсестра говорила. И каждое слово напоминало острый гвоздь, который забивали в его многострадальную голову. 
Она говорила. И антик каждый раз вздрагивал, когда очередная фраза срывалась с ее губ.
Древний почти не осознавал смысла слов,  которые эссенция обрушивала на него утонув в пучине собственных воспоминаний. Слишком жестоких, кровавых и болезненных. В его сознании слышались крики раненых, вспышки магических плетений и лязг оружия. А еще там была боль. Много боли в которой можно было захлебнуться. И эта боль разъедала его разум точно так же, как это происходило утром и происходит сейчас, только  интенсивность была иная.
Донна говорила, а древний лишь плотнее сжимал крылья, образовав из них подобие кокона. И только длинный, гибкий хвост нервно хлопал по простыням и изножью кровати, выдавая нервозность антикверума.
Дельвар настолько глубоко ушел в себя, что не сразу распознал знакомый голос. Антик вздрогнул, когда голос  раздался снова. Они спорили. Медсестра Донна Саммерс и мужчина, в котором  Та'Лэв все же сумел узнать Готтарда фон Рауха. Только вот звучал он совсем не так, как он уже привык его слышать.
Создавалось ощущение, что  мужчина вот-вот рухнет на пол в беспамятстве, столь затруднена была его речь.
«Все же я сильно его зацепил...» - древний вздрогнул, вновь попытавшись закопаться в собственные перья. Голова отозвалась  колючей болью в висках и антик рвано вздохнул, сдерживая  рвущийся с губ  стон. Тревожить и без того взвинченного доктора и его помощницу ему не хотелось. Да и привык он уже справляться сам. Справлялся раньше, значит, справится и теперь.
Он услышал шаги. Потом закрылась дверь. Донна покинула палату, унеся с собой шлейф из запахов лекарств и раздражения, смешанного с тревогой.  Снова послышались шаги, за которыми последовал короткий скрежет  ножек по полу, когда полукровка чуть отодвинул стул, чтобы сесть возле постели.
Дельвар замер, боясь пошевелиться и ожидая нового всплеска негодования. Но его не последовало. Был лишь тихий, усталый голос, констатирующий факт того, что утро выдалось.. кхм.... скверное. И вопрошающий о его собственном состоянии.
- Голова раскалывается... - шепнул  Дельвар, из недр своего перьевого кокона — Простите... Я не собирался... -  рваный вздох сотряс хрупкое тело первородного. - Тональность звука... изменилась.... слишком резко... - тонкий хвост нервно хлопнул по покрывалу, сминая его. - В мозг словно вонзили... раскаленный прут...
В палате повисла напряженная тишина. Прошло некоторое время, прежде чем Дельвар снова заговорил.
- Вы теперь передадите меня... другому врачу? - едва слышный надтреснутый от боли голос древнего был полон горечи и какого-то обреченного смирения. - Я понимаю...
«Кому охота возиться с чудовищем, которое в любой момент может тебя загрызть...»
_________________________________________
Одет: обнажен.  Длинные багрово-красные волосы свободно рассыпаны по плечам; с правой стороны стрижены до состояния короткого ежика, по которому выбрит узор из линий; часть волос зачесана на левую сторону, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови.
В левом ухе серьга-кольцо, индастриал с продетой в проколы штангой.
На правой руке браслет-артефакт для перемещений, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

Асимметричный  узор начинается от правой брови, задевает висок и скулу, спускается по щеке на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с правого плеча плавно перетекают на бок древнего. Языки вытатуированного пламени скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, а так же основание хвоста, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка  частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

+1

8

     Чужие эмоции настолько грубо врезались в сознание, что вызывали отторжение и как следствие дурноту. В другом состоянии Ардо мог бы попытаться «вытянуть» страх пациента, как до этого поступил с гневом, но паразитическое последствие изначально скорее негативной мутации полукровки уже не способно было к поглощению чего-либо извне. Гнев антиквэрума был слишком…плотным, тяжелым, всеобъемлющим…и практически ядовитым. И Готтард был уже слишком сильно им «отравлен», чтобы рискнуть пропустить через себя что-то еще…
     Та’Лиэв воспринимался как сплошной комок нервов и обрывков «дивной» мешанины из не самых светлых эмоций. От подобного «коктейля» в нынешнем состоянии фон Рауху хотелось сбежать, но Ардо давил в себе этот порыв, не без оснований подозревая, что подобным рискует только усугубить ситуацию. Не понимая подоплеки его поведения, антик вполне мог истолковать все превратно и отреагировать соответствующе. Не то, чтобы Готтард опасался того, что пациент попытается наложить на себя руки, но серию припадков вполне можно было ожидать… И это было до безумия скверно…
     - Не извиняйтесь… Разве я вас хоть в чем-то обвинял? – тяжело вздохнув, проговорил мужчина. – Вот с диагностами у меня разговор будет долгий… И не сказал бы, что приятный, - мрачно признал саэтерус. – Знаете, они ведь просто нас там бросили… Никто не подошел, пока Донна не отправила за нами бригаду…
     Готтард прикрыл глаза и хрипло выдохнул через зубы. Он мог понять истоки подобного поведения. Кого-то пугала перспектива оказаться растерзанным антиквэрумом, кое-кого из сведущих не меньше мог пугать шанс, оказаться «выпитым» полукровкой… Но это определенно не было поводом просто оставить все как есть… Ардо просто не хотел думать, когда бы о них вспомнили, если бы он не смог связаться с Донной. От подобных мыслей становилось не по себе и, пожалуй, еще сильнее мутило…
     Нервно вздрагивающий комок перьев перед глазами…удручал. Фон Раух вполне представлял, что мог придумать себе антик. Особенно, учитывая зареванное лицо старшей медсестры и возможные последние воспоминания перед потерей сознания, если те сохранились. Однако считать его по-настоящему виноватым Готтард не мог. Скорее уж они оба оказались жертвой обстоятельств в лице азартного экспериментатора. И даже при подобном раскладе, одним из виновных Ардо упорно назначал себя. Ему определенно стоило отказаться от последней процедуры. Ее вполне можно было провести и позже. И уж точно с другим диагностом. Ведь подозревал же, что серпент не удержится, и снова оказался прискорбно прав…
     Вопрос о смене врача, признаться, Готтарда несколько…удивил. За годы работы в отделении он как-то привык, что сложные случаи и буйных пациентов передают как раз-таки ему. Это было своеобразное внутреннее правило, сводившееся к тому, что, как говорил один не самый приятный в общении коллега, «пусть монстр монстров и лечит». Поэтому, пожалуй, ему и в голову не приходило, что Та’Лиэва стоило кому-то передать. Да и кому бы, если даже Найджел не брезговал передавать иногда «особенно интересные» случаи заместителю…
     - А вы сами разве хотели бы сменить врача? – задумчиво уточнил Ардо, не замечая, как проводит чуть подрагивающей рукой по взъерошенным перьям, торчащим над сползшим покрывалом. – Впрочем, если действительно желаете настоять… Я, конечно, могу попытаться уговорить кого-то из коллег, но не могу гарантировать их согласие взяться за…мой профиль.
     Готтард был почти уверен, что из всех ведущих специалистов сходу его не послал бы разве что Салливан, да и то преимущественно из вежливости. Да и, признаться, ему было слишком интересно, что именно не так с этим антиквэрумом, чтобы отказаться от подобного случая. Пожалуй, если бы не дурная от злоключений этого дня голова, фон Раух вполне бы мог вновь заночевать на работе, изучая материалы диагностик, чтобы с самого утра начать распугивать персонал видом весьма несвежего покойника. Однако ему по-прежнему было дурно и с этим приходилось считаться…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/r9zNPfC.jpg[/icon]

Отредактировано Шиани (11.08.2020 16:29:20)

0

9

Антиик судорожно вздохнул, вслушиваясь в тихий, усталый голос саэтеруса. И как то очень отчетливо ощущал насколько тому сейчас хреново. Для этого даже магия не нужна, Дельвару было достаточно инстинктов хищника, которые у него были необыкновенно сильны. И с момента потери магических способностей только обострились. И сейчас фон Рауху по-хорошему самому бы  отдыхать, но вместо этого он сидел возле постели взъерошенного древнего и пытался успокоить его.
- Нет… - антик нервно дернул хвостом, хлопнув им по постели. – Не обвиняете. Но… я едва не убил вас. - новый судорожный вздох. – Я не понимал… было слишком больно… Как тогда…
Он не договорил, оборвав фразу на середине. Рассказывать о том, как он вырезал целое поселение,  точно было не слишком хорошей идеей. Ведь и у стен были уши, а оказаться за решеткой антику все же не хотелось.  Да и вспоминать было больно… даже сейчас. За столько лет картины не только не померкли, но казалось наоборот, стали  еще ярче, четче и болезненней.  При одном только воспоминании о том, что он творил, Дельвару становилось дурно, а голову сдавливало болью.
Он пошевелился, расслабляясь.  Голос полукровки все же сделал свое и  древний немного успокоился, перестав накручивать себя. Даже уставший, хриплый и надтреснутый, он был намного приятней истеричного, почти командирского тона Донны, которым она забивала гвозди в его истерзанное сознание.
Прикосновение к встрепанным перьям. Дельвар замер, не смея пошевелиться. Он даже дышать перестал. Но вот дрожащие пальцы вновь тронули  жесткие и одновременно эластично-шелковые перышки выглядывающего из под покрывала крыла.
Дельвар блаженно зажмурился, неожиданно издав вибрирующее мурлыканье. И как-то весь вдруг расслабленно обмяк под прикосновениями Готтарда. В какой-то момент он завозился, осторожно разворачиваясь к мужчине.
- Нет, не хочу… менять…- выдохнул Дельвар, прижмуривая мерцающие алмазной крошкой золотые глаза и, оглашая палату раскатистым мурлыканьем. – Если это возможно… Я устал от постоянной смены врачей… - огромное крыло  приподнялось, открывая нежное подкрылье и приглашая коснуться мягких перышек. – Вы останетесь моим лечащим врачом, господин фон Раух? Пожалуйста…
_________________________________________
Одет: обнажен.  Длинные багрово-красные волосы свободно рассыпаны по плечам; с правой стороны стрижены до состояния короткого ежика, по которому выбрит узор из линий; часть волос зачесана на левую сторону, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови.
В левом ухе серьга-кольцо, индастриал с продетой в проколы штангой.
На правой руке браслет-артефакт для перемещений, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

Асимметричный  узор начинается от правой брови, задевает висок и скулу, спускается по щеке на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с правого плеча плавно перетекают на бок древнего. Языки вытатуированного пламени скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, а так же основание хвоста, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка  частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

Отредактировано Дельвар (17.08.2020 16:48:17)

+1

10

     Пациент успокаивался… Это было добрым знаком. Пожалуй, Готтард рисковал бы провести ночь в тревожной полудреме почти без сна, если бы оставил его в том состоянии, в котором застал антиквэрума в присутствии Донны. Слишком опасался бы утренних известий…
     - Не вы первый – не вы последний, - заверил полукровка антика, продолжающего каяться в несостоявшемся убийстве. – Поверьте, вам еще далеко до даденгера-шизофреника, пытавшегося свернуть мне шею при каждом удобном случае…
     Ардо слишком отчетливо уловил в оборванной фразе пациента весьма тревожную недосказанность, что и послужило основной причиной воспоминаний о другом одиозном больном, которого из больницы Готтарду, слава Демиургу, приходилось выписывать лишь единожды. Иногда проще было «пропустить мимо ушей» пару фраз, чтобы лишний раз не тревожить ни свои, ни чужие нервы…
     Полукровка искренне порадовался, когда антик расслабил до этого будто закаменевшие от напряжения крылья. И пусть для подобного эффекта приходилось уже осознанно идти на тактильный контакт, давя в себе чувство неловкости от нетипичного для себя поведения. Результат того стоил. Хотя реакция пациента…несколько смущала, признаться. Если бы еще неделю назад кто-то сказал бы Готтарду, что кто-то будет настолько рад его присутствию, что начнет…мурлыкать, то был бы сиюминутно послан такими дорогами, что даже в не самом приличном обществе упоминать считается неуместным. Теперь же, рассеянно оглаживая чужие перья, медленно мирился с тем фактом, что, оказывается, его работа все еще способна его удивлять.
     Впрочем, нетипичность пациента мурлыканьем не ограничилась. Та’Лиэв не желал менять врача. Совсем. И вот это, пожалуй, сбивало с толку. Не то чтобы пациенты от Готтарда бежали. Они признавали его полезность, стоически терпели, но при первой же возможности старались переписаться к кому-то…поприятнее в общении. Антиквэрума же, видимо, вполне устраивал хмурый ворчливый тип, с отменной удачей находящий повод усугубить его состояния – то нервируя сам, то сталкивая с теми, кто и вовсе доводит до паники. Впрочем, спорить с его желанием мужчина смысла не видел. В конце концов, случай антика действительно был интересен и, чтобы в нем разобраться, вести пациента самому было как-то сподручнее.
     - Останусь, - заверил полукровка болезного. – Но, имейте ввиду, вы сами это выбрали…
     Когда антиквэрум доверчиво приподнял крыло, саэтерус, признаться, на мгновение растерялся. Слишком подобный жест контрастировал с обычным поведением пациентов нейрохирурга. В него верили, ибо прекрасно знали о его послужном списке, но вот с доверием все было не так гладко. Порой на него нервозно косились даже благодаря при выписке.
     Впрочем, особо смысла рассуждать о природе доверия сейчас не было. В конце концов, раз уж это действительно успокаивало проблемного пациента, можно было и переступить ненадолго через многолетнюю привычку… Вздохнув, мужчина осторожно прикоснулся к оперению подкрылья, будто бы гладя пугливого зверька. То, что при этом чувствовал он себя несколько не в своей тарелке было сущей мелочью.
     - И, пожалуй, обсуждение результатов сегодняшнего безобразия придется отложить до завтра, - с некоторой долей досады произнес Ардо. – Боюсь, я просто усну при попытке свести воедино показатели, - проговорил мужчина извиняющимся тоном, попытавшись при этом улыбнуться, но это привело лишь к тому, что уголки губ чуть нервно дернулись и вернулись к маске усталости на бледном лице. Пальцы сильнее задрожали и Готтард сцепил руки в замок, пытаясь унять тремор. Ему определенно стоило выспаться…и кое-то веки все же отдохнуть в предстоящие выходные…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/r9zNPfC.jpg[/icon]

+1

11

Дельвар, понимающе усмехнувшись, улыбнулся. Все же не каждый день его успокаивали, сообщая, что до него уже кто-то пробовал убить полукровку. Это даже было несколько забавным И определенно успокаивающим Первородный перестал накручивать себя, и расслабился под осторожными прикосновениями ладони доктора фон Рауха. А еще он продолжал  мурлыкать. Утробное вибрирующее урчание, богатое теплыми интонациями, заполнило палату, омывая  саэтеруса пушистым теплом.
На самом деле антик редко урчал при посторонних, и существу, не входившему в небольшой круг тех, кого древний считал своими близкими, редко когда доводилось слышать его урчание. Но, как ни странно именно этот хмурый мужчина, осторожно касавшийся внутренней стороны крыла, неожиданно получил огромный лимит доверия, которое и выразилось бархатным мурлыканьем. А еще его  руки успокаивали даря скупую порой неловкую ласку.
Так что, пока фон Раух бережно перебирал мягкие перышки подкрылья  Та'Лиэв блаженно жмурился и окончательно успокоившись расслабленно вытянулся на постели, свесив хвост с ее другого края.
- Спасибо, — шепнул Дельвар, приоткрыв глаза и благодарно улыбнувшись. Большое крыло расслабленно опустилось, укрыв древнего хищника словно покрывалом. Закругленный конец крыла свесился с постели, чиркнув кончиками маховых перьев по полу. - Конечно. Я учту ваше предупреждение, доктор фон Раух, — антик издал кашляющее урчание. - Я устал бегать по клиникам и менять врачей. - он вздохнул. - Я надеюсь, что вы сможете разобраться во всем и назначите адекватное лечение, которое если не остановит прогрессирование болезни, то хотя бы приостановит его и сделает мою жизнь чуть более комфортной, чем она есть сейчас.
Антик вздохнул прикрывая глаза. День был насыщенным. Даже слишком и сейчас, когда нервное напряжение спало, он ощущал себя бесконечно уставшим и разбитым.  Хотелось просто зарыться в кокон из перьев и уснуть.
- Да лучше отложить.. Нам всем не мешает отдохнуть День выдался... кхм... сложным. -  Дельвар выпростал руку из-под крыла и осторожно сжал сведенные в замок руки полукровки, стараясь не задеть кожу острыми когтями. - Если возникнут вопросы, я постараюсь ответить на них так подробно, как только будет в моих силах. - магохакер слабо улыбнулся, приподняв уголки бледных губ. - идите, доктор фон Раух. Вам так же следует отдохнуть и выспаться...
С трудом подавив зевок, Та'Лиэв принялся устраиваться в постели, стараясь не сорвать с руки иглу капельницы. Через какое-то  время кровать превратилась в подобие большого гнезда, в центре которого свернулся Дельвар, соорудив из крыльев подобие кокона.
- Сладких вам... снов... доктор.. фон Раух.. - раздалось из вороха перьев, а спустя мгновение древний уже спал, по-прежнему оглашая палату вибрирующим мурлыканьем которое сейчас стало  несколько тише и намного мягче
_________________________________________
Одет: обнажен.  Длинные багрово-красные волосы свободно рассыпаны по плечам; с правой стороны стрижены до состояния короткого ежика, по которому выбрит узор из линий; часть волос зачесана на левую сторону, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови.
В левом ухе серьга-кольцо, индастриал с продетой в проколы штангой.
На правой руке браслет-артефакт для перемещений, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

Асимметричный  узор начинается от правой брови, задевает висок и скулу, спускается по щеке на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с правого плеча плавно перетекают на бок древнего. Языки вытатуированного пламени скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, а так же основание хвоста, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка  частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

+1

12

     Мерный урчащий звук вкупе с исчезнувшим эмоциональным раздражителем оказывали весьма снотворное влияние на утомленный организм. Пожалуй, Готтард все еще бодрствовал исключительно на собственном упрямстве и искреннем желании заснуть именно дома, подальше от взбудораженного фона из переживаний коллег.
     Радовало, что пациент все же сумел успокоиться, оставляя меньше поводов для дурных опасений. Разумеется, впереди были еще результаты диагностических исследований, построение схемы лечения и внутренние разбирательства с некоторыми особо отметившимися нездоровым интересом и постыдной бесчувственность коллегами, но это было делом будущего. В настоящем же то, что эмоциональный фон антика больше не вгонял в дурноту полукровку, было уже вполне достойным достижением…
     Когда Та’Лиэв вскользь объяснил, чем именно было обусловлено его нежелание менять врача, Готтарду, пожалуй, стало жаль антиквэрума. Ардо бы никому не пожелал быть эдаким нежеланным переходящим кубком, от которого раз за разом стремились избавиться. Подобные мысли только укрепили его решимость разобраться в ситуации самостоятельно. В конце концов, если пациент был способен находиться в ясном сознании и оставаться критичным к собственным поступкам, случай не мог оказаться совсем уж безнадежным. Во всяком случае, саэтерусу хотелось в это верить…
     Когда фон Раух почувствовал чужое прикосновение к собственной руке, сопровождающееся вполне однозначным посылом отправить врача отсыпаться…Готтард на секунду опешил. Он, конечно, отдавал себе отчет, что выглядел сейчас откровенно говоря неважно, но пациенты, отправлявшие его домой…пожалуй, до сегодняшнего дня были у него чем-то из разряда невозможного. Впрочем, антику снова удалось его удивить…
     - Доброй ночи, - как-то почти обреченно выдохнул Ардо, наблюдая за тем, как погружается в объятья Рирарум беспокойный пациент. Посидев рядом с его постелью еще пару мгновений, пережидая головокружение, мужчина поднялся и шатко поковылял в сторону ближайшей портальной площадки. Что ж… Ему действительно стоило выспаться, если он планировал на следующий день быть вообще хоть на что-то способен…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/r9zNPfC.jpg[/icon]

+1

13

26.01.2988 г.
10:00 утра.

Он не слышал шагов саэтеруса, когда тот направился к двери покидая палату. Не слышал тихого шороха бережно притворенной дверной створки. Он спал, спокойно и без жутких сновидений. Готтарду удалось снять напряжение и разрядить ситуацию. Древний спал, свернувшись в клубок в гнезде из простыней и покрывал, наполняя палату бархатистым мурлыканьем. Палату освещали серебристое сияние ночного светила пробившееся внутрь сквозь приоткрытые шторы его лучи осторожно трогали большие, пернатые крылья лаская  плотное оперение.
Ночь прошла без происшествий Дельвар  спал на удивление спокойно и крепко Лишь урчание к утру стихло.
Первородного разбудили острожные шаги медсестры, пришедшей убрать капельницу и помочь пациенту привести  себя в порядок. Антик терпеливо снес все манипуляции, пока девушка отсоединяла его от системы и вынимала из ладони иглу, но от дальнейшей помощи отказался.
- Будьте осторожны, господин Та'Лиэв. - напутствовала его эссенция. - Завтрак принесут через час. Вы как раз успеете все закончить.
Дельвар улыбнувшись кивнул, осторожно спуская ноги на пол и сдергивая с крючка ставший уже привычным балахон.
До санузла он доковылял точно так же как и прошлый раз — цепляясь когтями и хвостом за поручни, установленные на приборах и стенах. Контрастный душ стал благословением свыше Дельвар долго стоял под бьющими по спине и плечам  тугим струям, мурлыкая от удовольствия.  Вода смывала усталость и тревогу, наполняя его умиротворением.
Высушившись и натянув больничное платье, антик снова устроился в постели, изголовье которой было поднято так что теперь он полусидел, опираясь на подушки и частично крылья.
Завтрак привезла вездесущая Молли, рот которой не закрывался ни на минуту.  Расставляя на столике, установленном перед красноволосым он то и дело бросала на него игривые взгляды чтобы как-то заткнуть девчонку,  первородный даже включил телевизор и, поглощая  завтрак, вполуха слушал утренние новости.
Молли, как раз успела упорхнуть, увозя пустую посуду, а новости сменились очередной информационной передачей, когда дверь отворилась, пропуская в палату Готтарда фон Рауха.
- Доктор фон Раух, доброе утро, - выключив телевизор, Дельвар искренне улыбнулся вошедшему в палату полукровке. - Как вам спалось? Надеюсь, вам все же удалось отдохнуть.
_________________________________________
Одет:  свободный больничный балахон ака пижама-мантия.  Длинные багрово-красные волосы свободно рассыпаны по плечам; с правой стороны стрижены до состояния короткого ежика, по которому выбрит узор из линий; часть волос зачесана на левую сторону, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови.
В левом ухе серьга-кольцо, индастриал с продетой в проколы штангой.
На правой руке браслет-артефакт для перемещений, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

Асимметричный  узор начинается от правой брови, задевает висок и скулу, спускается по щеке на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с правого плеча плавно перетекают на бок древнего. Языки вытатуированного пламени скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, а так же основание хвоста, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка  частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

Отредактировано Дельвар (13.08.2020 23:19:15)

+1

14

     Утром Готтард чувствовал себя разом криворукой поделкой неумелого некроманта и учебным пособием для студентов-медиков. Болело все, что прогностически и должно было болеть. А то, что не должно, попросту противно ныло. Необходимость принять обезболивающее поставила крест на возможности выпить действительно крепкий кофе,  а все еще присутствующая дурнота отбивала даже желание разжечь трубку. Стоит ли говорить, что отказавшийся от госпитализации бледный полукровка, пребывал не в духе с самого момента своего пробуждения?
     На работе фон Раух появился рано. Пожалуй, даже слишком. Поэтому имел возможность «полюбоваться» на жалостливые, опасливые и злорадные взгляды всей пересменки разом. Радовало исключительно то, что с пожеланиями здоровья и попытками узнать о самочувствии кроме Донны его никто осаждать не рискнул. К старшей же медсестре Готтард уже попросту привык и потому воспринимал ее причитание скорее фоном.
     Обсудив результаты смены с недовольно косящейся на него Мэган Сильвери, Готтард вольготно устроился в кабинете, настраивая себя на знакомство с содержанием планшета. Признаться, после вчерашнего его содержание заочно казалось безумно интересным и искренне пугающим.
     Как и ожидал Ардо, при изолированном от прочих данных рассмотрении показателей чисто магической диагностики, результат выходил…странным и во многом спорным. Наблюдались множественные последствия нарушений, но не было и намека на причину. Увидь саэтерус подобные результаты где-то еще в отрыве от реального случая, он, пожалуй, заподозрил бы сбой плетений пентаграммы. Однако в нынешней ситуации Готтард не спешил с выводами, продолжая рассматривать результаты обследования. Аппаратные исследования тоже показывали весьма…сомнительные результаты. Ни очаговой активности, ни следов кровоизлияний, ни рубцов… Сплошные последствия при отсутствии явных причин. А вот изучение результатов прерванной диагностики…заставило нехорошо задуматься. Активировавшиеся при воздействии звука зоны слишком хорошо накладывались на схему расположения импланта и локализацию повреждений. Пугающе хорошо…
     Просматривая результаты снова и снова, пытаясь выловить хоть какое-то несоответствие, Ардо все больше убеждался – если ситуацию оставить в том состоянии, в каком она находится сейчас – антиквэруму он откровенно не завидовал. Тем более, что все сходу напрашивающиеся варианты решения проблемы упирались в измученное существующей патологией и неверным лечением состояние пациента…и цирконский «сюрприз», прилагавшийся к импланту по-умолчанию. Впрочем, если ситуация не предполагала легких путей, это еще не значило, что стоит забросить поиск решения…
     Одиннадцатую палату на обходе Ардо оставил последней вполне намеренно. Ему требовалось подумать…и успокоиться, прежде чем пытаться что-либо говорить антику. Не хотелось неосторожно брошенными словами спровоцировать припадок…любого типа. И еще меньше хотелось угробить обоих в попытке его прервать, если все сложится совсем уж скверно…
Совладать с собственной нервозностью удалось не сразу. Готовым вести конструктивный диалог Ардо почувствовал себя только пару раз сорвавшись на бездельниках и побеседовав с Донной. Закончив обмениваться извинениями с эссенцией, саэтерус решил все же больше не откладывать посещение источника своей новой головной боли.
     - Доброе утро, - с вымученным подобием улыбки отозвался Готтард. – Судя по тому, что за мной все еще не ходит по пятам небезызвестная вам эссенция с настоятельными уговорами где-то отлежаться – неплохо.
     Констатация факта, хоть и облеченная в подобие шутки, никак не отменяла своей сути. Он по крайней мере не выглядел смертельно уставшим. То, что чувствовал он себя при этом все же несколько утомленно и разбито, право слово, никого не касалось. Тем более, что еще пара-тройка подстегивающих регенерацию пентаграмм и острота проблемы рискует свестись к нескольким дням уже скорее фантомных ощущений, чем реальной болезненности…
     - Думаю, могу вас в чем-то порадовать, - начал мужчина, размещаясь на стуле рядом с кроватью и стараясь при этом слишком явно не демонстрировать скованность движений. - На тот свет вы явно не собираетесь как минимум. И, пожалуй, мы можем обойтись без повторного визита к диагностам.
     В остальном Ардо новости совсем уж радостными не считал. Возможно, конечно, антика мог порадовать еще и тот факт, что полукровка, похоже, понял причину его состояния, но вот прогнозы по борьбе с последствиями… О них фон Раух предпочел бы рассказывать весьма осторожно. Он и так чувствовал себя виноватым в части злоключений последних дней и потому искренне не хотел навредить пациенту еще больше…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/r9zNPfC.jpg[/icon]

+1

15

Дельвар прищурил глаза, пристально оглядывая приближающегося к нему полукровку. И хотя  фон Раух старался скрыть скованность движений и общую разбитость, древнему все же удалось это заметить. Однако, он не торопился заострять на увиденном внимание. Справедливо полагая, что доктору это не слишком понравится. Антик лишь смял в пальцах край покрывала, да хлопнул хвостом по постели, тем самым выразив свое отношение к увиденному.
Сейчас его гораздо больше интересовали результаты  не совсем удавшегося процесса вчерашней диагностики. Все же  красноволосый продолжал питать надежду, что  хотя бы в этот раз источник проблемы его  ухудшающегося состояния будет найден. Правда, надежда эта была весьма слабой, но… она все еще продолжала трепыхаться под гнетом всех тех неудачных обследований и назначений которые ему проводили постоянно сменяющиеся врачи.
- Это хорошо… - слабо улыбнулся Дельвар, опасливо покосившись на Готтарда.
Он и хотел услышать вердикт, и отчего-то очень опасался этого. Что, собственно, было даже не удивительно, если учесть, что все предыдущее лечение совершенно не давало положительного эффекта. А лишь усугубляло и без того не слишком хорошее состояние первородного.
- Даже так? – удивленно изогнул идеальной формы багряную бровь Дельвар. – Неужели в моем состоянии нашлось что-то хорошее? Даже странно…
Склонив голову к плечу, в таком похожем на птичий жесте,  Та’Лиэв внимательно выслушал вступительные слова фон Рауха.
- Пожалуй, эта новость действительно хорошая. И не может не радовать. – усмехнулся  магохакер, расслабляя пальцы и выпуская многострадальное покрывало, которое рисковало превратиться в кучу ровненьких полосок. – Мне как-то        очень хочется осуществить все мои планы, главным из которых является мой кошачий сын.
А вот при упоминании о диагностах, Дельвар поморщился, передернувшись. Вспоминать давешнюю процедуру и последовавшее за ней безобразие как-то не очень хотелось, равно как  пережить еще один вечер командирских причитаний старшей медсестры Донны Саммерс. Перья на крыльях встопорщились, вдруг сделав их сразу гораздо больше, чем они были на самом деле, но практически сразу же они вновь привычно легли, прижавшись друг к дружке. Древний сумел погасить вспыхнувшее раздражение.
- Признаться, меня радует то, что не придется вновь проходить  вчерашнюю процедуру. – отозвался Дельвар,  пристально вглядываясь в усталое лицо доктора. – Но на этом хорошие новости, как я понимаю, заканчиваются. Мое состояние не настолько радужно, как могло бы показаться на первый взгляд. Все настолько плохо, доктор фон Раух?
_________________________________________
Одет:  свободный больничный балахон ака пижама-мантия.  Длинные багрово-красные волосы свободно рассыпаны по плечам; с правой стороны стрижены до состояния короткого ежика, по которому выбрит узор из линий; часть волос зачесана на левую сторону, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови.
В левом ухе серьга-кольцо, индастриал с продетой в проколы штангой.
На правой руке браслет-артефакт для перемещений, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

Асимметричный  узор начинается от правой брови, задевает висок и скулу, спускается по щеке на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с правого плеча плавно перетекают на бок древнего. Языки вытатуированного пламени скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, а так же основание хвоста, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка  частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

Отредактировано Дельвар (13.08.2020 23:20:14)

+1

16

     Слова полукровка старался подбирать как можно более тщательно. Не хотелось никого беспокоить излишней экспрессий – это могло плохо сказаться на нервах антика и его собственных саднящих ребрах.
     - Коротко – руки бы оторвать тому, кто ставил вам имплант, перекрутить на фарш и заставить съесть с аппетитом… - попытка обойтись без злословия все же с треском провалилась. – Если свести воедино данные всех диагностик, то…за вычетом аномальной активности в местах возникновения избыточных структур искусственной сети…вы вполне…здоровы…
     Голос Ардо просел на конце фразы и он неосознанно начал отстукивать тревожную дробь по кромке планшета, но вскоре остановил себя, и сам испытав раздражение от получившегося звука.
     - Боюсь, мне сложно представить, как можно было получить такое количество избыточных структур, - фон Раух нахмурился и недовольно поджал губы. – Они чрезмерно усиливают входящие стимулы… Возможно, отшельнику-аскету на удаленной работе это было бы и в плюс, но вы, при всем моем уважении, на подобную персоналию не тянете…
     Пожалуй, проблемы были бы и у аскета, но это мужчина озвучивать не стал. Картина и без того выходила излишне удручающей. Нервировать пациента дополнительно было бы почти преступно халатно.
     - Меня несколько обескураживает расположение проблемных участков, - полукровка не сдержал тяжелого вздоха. – Такое чувство, что поганили намеренно, точно зная результат…
     Эта мысль витала в голосе саэтеруса с самого утра, но признавать ее было как-то…боязно. Впрочем, фон Раух упорно считал честность лучшей политикой…хоть сейчас и внутренне готовился, наплевав на собственную боль, кинуться к пациенту, если его все же добьет подобная новость.
     - Думаю, не сильно ошибусь, что вам знакомы проблемы с запредельными эмоциями и поступками, не блещущими логикой… - видя нервозность пациента, Готтард отложил планшет на прикроватную тумбу и накрыл чужую ладонь своей. – И это, бездна побери криворукого выродка, не ваша вина. Винить стоит того, кто решил это с вами сделать…
     Пожалуй, в этот момент, после того, как отзвучали не самые приятные мысли врача, Готтарду было действительно страшно. Страшно за судьбу пациента, свою способность решить проблему, учитывая специфику его состояния, замыслы неизвестного вредителя… Впрочем, страх вполне мог и мотивировать… Во всяком случае, саэтерус точно не планировал расписываться в собственном бессилии, не попытавшись ничего сделать. Признать поражение было намного страшнее любых домыслов…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/r9zNPfC.jpg[/icon]

0

17

- Я догадался. - бледные губы  антикверума тронула понимающе-кривая усмешка. - Так говорили все они Диагностика не показывала практически ничего. По всем показателям выходило что я полностью здоров -  кончик когтя привычно прошелся по брови. — Собственно, это так и есть. Мы достаточно крепкая раса. Пожалуй даже не ошибусь, если скажу, что антики одна из самых прочных рас, как в физическом плане, так и плане здоровья.
Он вздохнул, опустив глаза  где мельчайшая алмазная пыль кружилась в бешеном хороводе.   Его собственный зверь был на удивление спокоен, даже морду из под лап не высунул, продолжая дремать в мареве жидкого золота.
Дельвар не спешил продолжать разговор обдумывая только что услышанное, которое не очень-то радовало. Он давно начал подозревать, что причиной может служить имплантат, но до конца все же не верил в подобное. Особенно, если учитывать, что технология установки, подобных его собственной приблуд, была отработана до автоматизма и поставлена практически на поток. И все же...
- Что? - древний резко вскинул голову, вперив в полукровку пристальный взгляд. Это движение вызвало отголоски боли в висках, заставив его поморщиться. -  Специально?! Вы хотите сказать, что при установки имплантата накосячили специально? Но почему?
Информация в голове не укладывалась. А любая попытка проанализировать сказанное на предмет возможных мотивов, вызвала приступ сильнейшей головной боли. Снова поморщившись, Дельвар был вынужден откинуть голову на подушку и закрыть глаза, чтобы уменьшить неприятные ощущения. Он не шевелился, пережидая волну дурноты
- Не ошибаетесь. - его голос сейчас напоминал легкое дуновение ветерка которое в летний день  трогает воздушные шторы. - Проблема имеет место. К сожалению, такие поступки не всегда бывают безопасны для окружающих.
Когтистые пальцы сжали край покрывала, разрезая плотную ткань. Хриплый судорожный полувздох-полувсхлип сорвался с губ древнего, которого вновь затопило воспоминаниями. Яркие болезненно четкие картины  всплывали перед его внутреннем взором, утягивая его все глубже в пучину, выбраться из которой было практически невозможно.  Древний  скорее всего и утонул бы в них, если бы в какой-то момент не ощутил прикосновение сильных пальцев, накрывших его сжавшую покрывало ладонь. Дельвар,  хрипло вздохнув, вздрогнул возвращаясь в реальность. Воспоминания отступили, оставив после себя горько-металлически привкус.
- Спасибо...
Вздох. Хриплый.... рваный...
- Я даже не всегда потом могу вспомнить, что происходило во время такого приступа — прошептал Дельвар не спеша убирать свою руку из под ладони Готтарда — Но иногда помню все слишком хорошо. Воспоминания не блекнут... наоборот становятся излишне яркими. И болезненными.
Та'Лиэв снова вздохнул, постепенно приходя в себя. Сказанное доктором тревожило его, так как он не находил мотивов, которые бы заставили неизвестного поступить так как он поступил. Если таковой вообще был.
- Мой брат. Неужели он... Нет, он не мог...
«Да неужели? Или ты забыл, что он сотворил с тобой? Как ломал на протяжении нескольких лет?»
- Это ведь еще не все, да? - прошептал Дельвар, вглядываясь в лицо саэтеруса. — Вы обнаружили что-то еще?
_________________________________________
Одет:  свободный больничный балахон ака пижама-мантия.  Длинные багрово-красные волосы свободно рассыпаны по плечам; с правой стороны стрижены до состояния короткого ежика, по которому выбрит узор из линий; часть волос зачесана на левую сторону, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови.
В левом ухе серьга-кольцо, индастриал с продетой в проколы штангой.
На правой руке браслет-артефакт для перемещений, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

Асимметричный  узор начинается от правой брови, задевает висок и скулу, спускается по щеке на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с правого плеча плавно перетекают на бок древнего. Языки вытатуированного пламени скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, а так же основание хвоста, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка  частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

+1

18

     Намеренное вредительство… Как бы это не замалчивалось, но встречалось почти повсеместно. Медицинская практика не была исключением. Встречались Ардо коллеги по цеху, которые отказывались всерьез лечить представителей какой-то определенной расы. Бывало, что доходили слухи о разбирательствах, связанных с местью. То, что сам Готтард до подобного не опускался, было совсем не показателем. Те, кто отчаивался найти иной выход из давящей на их восприятие ситуации, не были привязаны к профессиям… И это, порой, было весьма прискорбно.
     Пожалуй, фон Раух искренне бы порадовался, имей он сейчас дело с классической эпилепсией. Она была привычна, хорошо изучена и имела шансы оказаться обуздана после оперативного вмешательства, а то и вовсе без него при должном старании. В случае Дельвара любые размышления спотыкались об имплант и стопорились намертво. Полукровка прекрасно представлял, что можно было бы сделать…если бы не цирконский подарочек магохакерам. Но чертова защита от вмешательства в работу этой искусственной надстройки не давала действовать привычными методами.
     Разумеется, помимо прямых путей существовали и окольные. Но связываться с той братией, что могла бы помочь с ними разобраться, было чревато как минимум потерей времени, нервов и с некоторой долей вероятности пациента. Именно поэтому саэтерус старательно загонял подальше мысли о вероятных и невероятных способах оперативного вмешательства, стараясь для начала сосредоточиться на симптоматическом лечении, которое могло бы сгладить актуальное состояние и последствия рекомендаций предшественников.
     - Мне сложно представить, кто был автором идеи, - продолжил рассуждения Готтард. – Но исполнение совсем не тянет на случайность. Часть элементов дублировалась неоднократно, будто бы хотели, чтобы сработало наверняка…или чтобы непременно нашли…
     Ситуация полукровке не нравилась категорически. Явное вредительство или отсроченная демонстрация – выглядело это все равно скверно. Кто-то настолько не любил антиквэрумов? Или за что-то мстил конкретному антику? Или и вовсе за всем этим крылось нечто многоходовое и весьма…не безопасное? Отсутствие ответов скорее плодило новые вопросы, один другого мрачнее…
     - Учитывая вашу…индивидуальную реакцию на ментальные воздействия, - нехотя признал Ардо. – Боюсь, что прояснить ситуацию с воспоминаниями будет несколько…проблематично. Аномально гипертрофированные зоны импланта напрямую с ответственными за память образованиями не контактируют…
     А вариант «фиксировать и ломиться» явно был за гранью гуманности и морали, поэтому вопросы о специфике воспроизведения травмирующих воспоминаний пациента стоило отложить на неопределенный срок. Не то, чтобы Готтард надеялся, что проблема решится сама – скорее здраво взвешивал риски. А рисковать ни собой, ни пациентом не хотелось…
     Когда Та’Лиэв внезапно упомянул брата, Ардо ощутил острое чувство дежавю… О, эта наивная уверенность в непогрешимости родственников… Скольких она доводила до проблем и скольких еще доведет… Готтард и сам не раз убеждался, что больнее всего оказывались удары от тех, кто был близок… И, пожалуй, подобные открытия оставили немалый отпечаток на формировании его личности… Впрочем, важнее была не личность злоумышленника, а работа с последствиями его деяний…
     - Сейчас рано говорить о возможности оперативного вмешательства – так быстро подобные расчеты с поправкой на систему безопасности импланта не сделать, - все же признал Ардо. – В любом случае, куда актуальнее выровнять ситуацию с последствиями предыдущих…попыток получить лечение. Большая часть того, что вам выписывалось или относится к общеукрепляющим, или попросту противопоказана, - Готтард слабо усмехнулся и чуть сильнее сжал пальцы на чужой руке. – Боюсь, вы рискнете начать меня истово ненавидеть из-за насущной необходимости видеть довольно часто, пока мы подберем оптимальные препараты и их дозировки.
     А еще Готтард опасался реакции антика в том случае, если тот поймет, как именно полукровке удалось его угомонить после действий диагноста. Немногие из посвященных в эту его особенность горели желанием часто видеть рядом с собой настолько проблемного знакомца…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/r9zNPfC.jpg[/icon]

+2

19

Антик вздохнул, вслушиваясь в наполненный тревогой голос  Готтарда и хмурился. Перспективы вырисовывались не радужные. Предположения, одно ужаснее другого зароились у него в голове, вызывая дискомфорт. Дельвар встряхнул головой, рассыпая волосы по плечам, и поморщился, когда виски сдавило болью.
«Проклятье...  Придется пока отложить решение этой проблемы..»
- Вы уверены в своих предположениях доктор фон Раух? - осторожно спросил Дельвар переводя хмурый взгляд на полукровку. -  Имплантат установили в 2327 году. Все работало без сбоев. Наблюдение велось около трех лет, пока я осваивался с новыми способностями... и пытался смириться с потерянными. -  коготь прошелся по брови, попутно подцепляя багряную прядку и перекидывая ее назад. - Первые признаки стали проявляться в 2703 году. Меня стали раздражать резкие и громкие звуки.
Ладонь полукровки  лежащая на его руке успокаивала, не давая скатиться в панику. Дельвар был благодарен доктору за этот жест. И все же...  происходящее  нервировало и беспокоило. Хвост нервно дернулся, хлопнув по постели раз. Другой, третий.
«Так, надо взять себя в руки. Все равно вот прям щас я не смогу решить эту проблему. Сейчас гораздо важнее достичь ремиссии и устаканить прогрессирование болезни.  Потом можно будет подумать над поиском того, кому я всем этим обязан.»
Когда древний поднял взгляд на полукровку, его лицо исказила судорожная гримаса, превратившая его в подобие жуткой маски. Когтистые пальцы под ладонью Готтарда смяли покрывало.
- Ментальное воздействие..... - прошипел он, оскалившись. Перья на голове встопорщились образовав гребень. - Так было не всегда. Это не врожденное, доктор фон Раух. - кривая усмешка скользнула по губам. - Мой собрат-однопометник... он изрядно потоптался в моем сознании, чтобы я не взбрыкнул и не помешал его планам. - перья опустились, смешавшись с волосами. - Я был молод, глуп и слаб, чтобы оказать ему достойное сопротивление. Полагаю, моя реакция на ментальную магию является последствием его действий. С тех пор мои отношения с сородичами строятся... сложно.
Саэтерус сильнее сжал пальцы на его ладони, и Дельвар непроизвольно накрыл его руку своей, словно ища поддержки и успокоения. Пожалуй, впервые он  получил врача, который мог помочь ему сгладить последствия болезни. Это вселило в древнего хрупкую надежду, что его жизнь станет немного легче.
- Делайте так, как сочтете нужным, доктор... — шепнул Дельвар, слабо улыбнувшись и чуть сжав пальцы на ладони полукровки. - Не думаю, что дело дойдет до ненависти, господин фон Раух. Я стану приезжать в клинику к вам так часто, как это будет необходимо.
В памяти неожиданно всплыла картина случившегося в диагностической. Гнев  сжигавший обезумевшего от боли  первородного рывок полукровки, заступившего ему дорогу грохот падения и стремительно уходящая ярость, сменившаяся  опустошением.
- Спасибо... - золотые глаза поймали взгляд   саэтеруса. - Вы выпили мой гнев... - он не отрывал глаз от лица Готтарда, продолжая удерживать его руку в своей. - Я благодарен вам...  Очень... потому что обычно это может кончиться убийством... только тогда  ярость уходит...
_________________________________________
Одет:  свободный больничный балахон ака пижама-мантия.  Длинные багрово-красные волосы свободно рассыпаны по плечам; с правой стороны стрижены до состояния короткого ежика, по которому выбрит узор из линий; часть волос зачесана на левую сторону, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови.
В левом ухе серьга-кольцо, индастриал с продетой в проколы штангой.
На правой руке браслет-артефакт для перемещений, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

Асимметричный  узор начинается от правой брови, задевает висок и скулу, спускается по щеке на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с правого плеча плавно перетекают на бок древнего. Языки вытатуированного пламени скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, а так же основание хвоста, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка  частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

Отредактировано Дельвар (15.08.2020 00:19:00)

+1

20

     - Хотел бы я ни в чем не быть уверенным, - заверил нервничавшего пациента Готтард. – Но…узко локализованные надстройки при общей ювелирности работы… Невозможно при такой скрупулезности несколько раз ошибиться в одних и тех же местах и даже не попытаться ничего исправить…
     То, что реакции появились не сразу, вполне можно было списать на уровень регенеративных способностей антиквэрумов. Организм долгое время мог справляться с дефектом, пока количество микроповреждений не перевалило за некую границу, за которой собственных ресурсов стало уже недостаточно.
     Когда речь зашла о ментальных воздействиях, Ардо даже испугался, что снова загнал пациента на грань приступа, однако тот сумел совладать с собой. Слишком уж бурно отреагировал Та’Лиев. Зато то, о чем при этом проговорился антик, заставило полукровку почувствовать с ним…некое подобие солидарности. Что такое исковерканное родственной «доброжелательностью» нутро он себе прекрасно представлял. Самого саэтеруса фон Раухи коверкали, разумеется, не ментально – слабые способности к менталистике из всей многочисленной лигрумской родни присутствовали разве что у десятка дальних родичей, да и те их особо не развивали. Но вот последствия их давних поступков мужчина все еще разгребал…с попеременной успешностью.
     - Что ж… Постараемся по возможности обойтись без ментала, - Готтард чуть нервно усмехнулся. – Или хотя бы минимизировать последствия, если не выйдет ничем заменить…
     Гасить эмоциональные вспышки фон Раух вполне мог и сам, не пытаясь умиротворить пациента нужным воздействием. Что-то сложнее в ближайшее время при благоприятном исходе могло и не понадобиться. Вот только…полукровка сомневался, что страх, каким бы сильным он не был, мог вызвать настолько болезненную психосоматику… Но эту тему можно было и, пожалуй, нужно отложить на более благоприятное время, сосредоточившись на нормализации актуального состояния антиквэрума.
     И все же Та’Лиэв, когда не находился под аффектом, был на диво спокойным и удобным пациентом. Пока, во всяком случае. Готтард все же подозревал, что однажды умудрится достать и его. В его окружении постоянно терпеть его компанию умудрялись только Донна и Найджел. И, пожалуй, Ардо все еще удивлялся, как им это удается. Пожалуй, он просто слишком привык по итогу всегда оказываться наедине с проблемами. И нервно ожидающие возможности сменить консультирующего врача пациенты были одной из них.
     - Я оставлю запрос на портал, - фон Раух кивнул своим мыслям. – Завтра смена Салливана – сразу и одобрит. На учет по внеплановому оказанию экстренной помощи, думаю, успею внести данные сам…
     План дальнейших действий складывался вполне четко. Стоило действительно внести антика в реестр центра как хронического пациента, так как контроль подобного случая явно не тянул на разовое вмешательство. А еще нужно было поднять кое-какие связи для получения доступа к документам, в существовании и месте хранения которых он был вполне уверен. Разве что соваться туда стоило уже в добром здравии и с полным перечнем требований и предложений. И быть готовым, что взамен попросят о чем-то…занимательном.
     Когда антик заговорил о произошедшем на диагностике, внутри Готтарда все оборвалось. Тело напряглось, руки похолодели, а сам он резко чуть дернулся в сторону, будто ожидая удара или крика. Однако Дельвар…принялся его благодарить за то, за что обычно грозились засудить, если не прикопать, если саэтерус в силу обстоятельств плохо контролировал эту клятую свою способность.
     - Надо же… - мужчина усмехнулся, хоть и смотрел все еще настороженно. – Даже упырем не обозвали… Старею, видимо.
     Пожалуй, не удержи антик его руку, саэтерус вполне мог при упоминании о его поступке отшатнуться и спешно покинуть палату, чтобы начать со всей возможной обреченностью осознавать всю глубину очередной проблемы уже заперев дверь кабинета изнутри. Однако пациент лишил его подобного шанса, и мужчина был не уверен, к лучшему ли это. Впрочем, при отсутствие альтернативы, стоило успокоиться…насколько позволяли условия… Тем более, что и сам пациент на волне эмоций снова подался…в не самые приятные откровения…
     - Не стоит делать столь животрепещущие признания в столь неподходящем месте, - полукровка отвел взгляд и рвано выдохнул. – Порой достаточно всего одной пустой головенки с хорошо подвешенным языком, чтобы пустить всю жизнь в клятую бездну…
     Готтард несколько раз медленно и глубоко вздохнул до боли в ребрах, чтобы унять собственную нервозность и только после этого снова смог посмотреть на пациента, который раз за разом умудрялся его удивлять. Пожалуй, ему стоило начинать привыкать к подобным сюрпризам, если антик все же не передумает иметь дело с не самым приятным в общении врачом отделения. С его диагнозом…знакомство предполагало быть долгим…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/r9zNPfC.jpg[/icon]

+1

21

Дельвар лишь вздохнул на слова фон Рауха.  В какой момент он проникся  доверием к этому сумрачному мужчине антик сейчас даже не смог бы сказать. Но да, его выводам он поверил сразу и бесповоротно.
- Паршиво, — выдохнул Та'Лиэв качнув головой и вновь рассыпая волосы по плечам перья на мгновение встопорщились, но сразу же прилегли смешавшись с волосами. - Мне на ум приходит только мой сородич, господин Локхони. Но на вопрос — зачем ему понадобилось такое сложное исполнение, - ответа на данный момент у меня нет Если ему хотелось от меня избавиться то гораздо проще было  просто заставить меня взлететь вниз, ибо сопротивляться его ментальному воздействию я все равно не смогу Зачем понадобилась такая долгоиграющая задумка.... И что все этим хотели и хотят добиться...
Древний  раздраженно повел плечами. Одни вопросы и ни одного сколько нибудь путного ответа. Это злило вдвойне. Однако  он все же сумел обуздать пробуждающуюся ярость. Опасаясь, что забрало снова рухнет, и на этот раз он все же кого-то растерзает, прежде чем его утихомирят. Жертв не хотелось.
Проблему слишком ярких и болезненных воспоминаний тоже предстояло пока отложить..  В этом плане Дельвар был согласен с доктором. Сейчас  имелись более насущные проблемы, чтобы следовало тратить время на  сглаживание ментальных проблем. И хотя воспоминания все так же причиняли ему боль антик вполне мог обуздывать их загоняя в дальние уголки своей памяти когда находился в здравом уме и твердой памяти. Когда же случался припадок то яркость и четкость картин прошлого не имели особой разницы. В этом случае он все равно  практически ничего из прошлого не помнил.
- Если все же получится как-то сгладить остроту моих воспоминаний и сделать так чтобы они не причиняли мне боли, - тихо проговорил Дельвар, вглядываясь в лицо мужчины. - Я буду очень благодарен за помощь.
«Запрос на портал.... Как интересно..»
- Запрос на портал? - осторожно переспросил первородный в тихом голосе которого проскользнуло удивление. Пожалуй еще ни разу за все время его проблемы не решались столь оперативно и главное, относительно быстро. - Если запрос одобрят я смогу приезжать  к вам в любое время когда мне потребуется помощь? - он тихо вздохнул качнув головой и прижав уши к черепу. - В других клиниках мне такого не предлагали...
А потом Готтард фон Раух дернулся, словно пытался освободиться от лежащей на его ладони руки Делвьара. Рефлекторно антик плотнее сжал пальцы, не позволяя полукровке отстраниться. Тонкие брови вопросительно изогнулись, а в глазах застыло удивление Он удивился еще больше когда услышал слова  фон Рауха.. теперь его удивлению вообще не было предела. Древний  не понимал, за что вообще следовало пришибить  саэтеруса по его же собственным словам
- С чего бы мне так вас называть? - в мягком голосе слышались урчаще-успокаивающие переливы. - Вы оказали мне огромную услугу тем что смогли поглотить мою ярость Я сожалею о том,, что в результате этого вы все же пострадали. Эмоции перворожденных не то блюдо, которое доставляет удовольствие. Иногда мы бываем излишне... ядовиты. - рваный полувздох-полустон слетел с бледных губ. - Знаете, если бы тогда, несколько десятков лет назад, рядом со мной был кто-то подобный вам... моя жизнь сейчас была бы намного проще... и легче.
Дельвар усмехнуться, выслушав очередную тираду полукровки. Да, он был совершенно прав. Не стоило откровенничать там где  имелись лишние уши. Эти самые уши могли доставить в будущем весьма немаленькие неприятности.
Антик помолчал ожидая, пока доктор приведет в порядок свои растрепанные чувства и  когда тот поднял на него взгляд, легко поймал его глаза своими. Жидкое золото переливалось алмазной пылью, затягивая в глубину живой бездны. Дельвар улыбнулся, показав кончики ядовитых клыков.
- Доктор фон Раух, не надейтесь, что теперь, когда я могу получить адекватное лечение, я сменю врача. -  в бархатном, щедро сдобренном урчащими интонациями голосе, отчетливо прослеживалась решимость. - Я хочу и буду консультироваться только у вас. Другой доктор мне более не нужен. - уголки губ приподнялись в улыбке, которая затронула и глаза  реликтового хищника наполнив их живым теплом. - Полагаю, наше знакомство и встречи будут долгими. И регулярными
_________________________________________
Одет:  свободный больничный балахон ака пижама-мантия.  Длинные багрово-красные волосы свободно рассыпаны по плечам; с правой стороны стрижены до состояния короткого ежика, по которому выбрит узор из линий; часть волос зачесана на левую сторону, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови.
В левом ухе серьга-кольцо, индастриал с продетой в проколы штангой.
На правой руке браслет-артефакт для перемещений, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

Асимметричный  узор начинается от правой брови, задевает висок и скулу, спускается по щеке на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с правого плеча плавно перетекают на бок древнего. Языки вытатуированного пламени скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, а так же основание хвоста, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка  частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

+1

22

     Умом Готтард понимал, что пациент не был зол за его вмешательство. Но то умом! Подсознание же упрямо твердило, что такого просто не может быть, потому что не было никогда. При этом разум мог найти сотни аргументов против этого иррационального убеждения…но не спешил этого делать. У Ардо просто не выходило заставить себя поверить, что кто-то действительно мог желать видеть рядом с собой при некоторой доле вероятности вечно голодное нечто, способное вызывать стойкую апатию у того, к кому «присосалось». И это заставляло задуматься о том, насколько плохо антику было в прошлом, если он действительно был бы рад подобному…
     И эта его решимость не менять врача на фоне уже сказанного выглядела совсем в ином свете. В простую усталость от перебора врачей и целителей, признаться, фон Рауху верилось гораздо легче. Но, нет, судя по всему, антиквэрум действительно хотел лечиться именно у него. И, похоже, это было связано как раз с его треклятой паразитической способностью, потрепавшей в свое время полукровке немало нервов. Чертов антик действительно, судя по всему, был рад, видеть своим лечащим врачом именно саэтеруса. И, признаться, мужчину это даже несколько…смущало. К подобным вывертам от пациентов он просто не привык. Творец-свидетель, от него не в восторге были даже весьма терпеливые личности! А этот…урчит и улыбается…
     - Если вы сделали выбор, я не вправе вас отговаривать, - заверил пациента полукровка, надеясь, что не подал вида, насколько его смущает искренняя улыбка от того, кого он знает без году неделя. – И, да, подобные вашему случаи всегда ведутся особенно тщательно. В действительно серьезной ситуации меня могут даже вызвать из отпуска, - озвучил Готтард как само собой разумеющееся то, что считал прописной истиной. – Это нормальная практика для любой клиники, которая дорожит своей репутацией.
     Говорить о нормах, регламентах и прочих рабочих моментах было проще – это отвлекало от неудобства, вызываемого в том числе и собственным поведением. За фон Раухом точно не числилось привычки утешать пациентов – это всегда была прерогатива Салливана. И вот ведь…докатился. Возможно, дело было в чувстве вины, зародившемся тогда, когда врач не настоял на обследовании после устранения неполадок в отделении. Возможно, в стыде за то, что не остановил серпента, зная о его тяге к экспериментам. Впрочем, разбираться в мотивах собственных поступков стоило где угодно, только не на работе. Это было бы слишком похоже на бесцельную трату времени, которую мужчина не одобрял у других, а уж у себе и подавно…
     Похоже, ему самому удалось хоть чем-то по-настоящему удивить своего проблемного пациента только благодаря все тем же регламентам. Если факт злономеренного искажения процесса установки импланта и сложности, связанные с использованием ментальной магии в лечении, были для него, по-видимому, чем-то интуитивно ожидаемым, то простое следование установленным порядкам, предписывающим определенную последовательность действий при работе со сложными случаями…настолько выбило из равновесия, что Ардо невольно задумался, что за коновалы раньше лечили антика… Он бы определенно не без удовольствия прочитал бы им лекции о мере ответственности врача и необходимости следования предписаниям…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/r9zNPfC.jpg[/icon]

+1

23

- И не надо, доктор фон Раух. - мурлыкнул Делвьар, все еще удерживая руку полукровки в своей. - Я все равно не изменю своего решения.
Древний слушал немного сбивчивую речь мужчины, внутренним, звериным, чутьем ощущая его смущение, которое окутывало его словно невидимое покрывало. Антик не стал подавать вида, что заметил его состояние, справедливо полагая, что тем самым смутит  Готтарда еще сильнее. Сейчас было намного проще не замечать происходящего, сосредоточившись на решении насущных проблем.
Бархатистое  мурлыканье наполняло палату, пока Дельвар вслушивался в то, что говорил ему  саэтерус. Его слова обнадеживали, давая надежду на то, что теперь лечение будет правильным и станет помогать, а не ухудшать и без того шаткое состояние антикверума.
- Помимо танцев... Я хочу снова летать без опасений, что могу грохнуться на землю, если меня в воздухе настигнет припадок. - он вздохнул, прикрывая глаза. — Песнь воздушных потоков под крыльями — все, что мне осталось после потери возможности управлять этой строптивой стихией. Я не хочу потерять еще и это.
Дельвар прикрыл глаза, откидываясь на постель. Разговор вышел долгим и весьма насыщенным. И, что было  важно, весьма результативным. Однако беседа все же утомила древнего, который все еще чувствовал себя  несколько разбитым после случившегося  вчерашним днем. Пальцы все еще сжимавшие ладонь фон Рауха расслабились а потом и вовсе соскользнули на покрывало. Та'Лиэв медленно но верно погружался в дрему, которая вскоре должна была перейти в относительно спокойный сон.
С его лица ушло напряжение, черты разгладились а на бледных губах играла мягкая, спокойная улыбка.
А еще было  бархатное вибрирующее мурлыканье, такое уютное и теплое
- Спасибо вам... господин фон Раух. - легким дуновением слетело с губ древнего, уплывающего в объятия Рирариум.
_________________________________________
Одет:  свободный больничный балахон ака пижама-мантия.  Длинные багрово-красные волосы свободно рассыпаны по плечам; с правой стороны стрижены до состояния короткого ежика, по которому выбрит узор из линий; часть волос зачесана на левую сторону, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови.
В левом ухе серьга-кольцо, индастриал с продетой в проколы штангой.
На правой руке браслет-артефакт для перемещений, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

Асимметричный  узор начинается от правой брови, задевает висок и скулу, спускается по щеке на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с правого плеча плавно перетекают на бок древнего. Языки вытатуированного пламени скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, а так же основание хвоста, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка  частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

+1

24

     Пожалуй, у Готтарда ушли все три недели, пока антик находился в отделении, чтобы свыкнуться с мыслью о наличии у себя постоянного пациента. Эта мысль обосновывалась в голове со скрипом, вызывая ощущение некоторой нереальности происходящего. Разум до последнего подвергал сомнению саму возможность подобной ситуации, но вынужден был раз за разом сдаваться, разбиваясь о логику поступков пациента.
     Поначалу Ардо было проще все отрицать. Он свято верил, что, как только Та’Лиэву станет легче, тот сразу же осознает, насколько сглупил и начнет наводить справки о том, как сменить лечащего врача и пореже пересекаться с предыдущим. Что ж… Пациенту легче стало, а вот Готтарду – нет. Этот…Дельвар упорно не желал даже думать о смене врача и это, Творец-свидетель, напрочь сбивало с толка…
     Затем ситуация начала фон Рауха раздражать. Готтард язвил, ворчал, демонстрировал всю степень своего «доброжелательного» отношения к окружающим. Он даже самого антиквэрума умудрился несколько раз отчитать. Тот улыбался, соглашался и…по-прежнему утверждал, что Ардо его вполне устраивает…
     Потом полукровка начал уговаривать себя, что еще смена-другая в компании доброжелательного и всепонимающего Найджела Салливана и да антика дойдет вся глубина его заблуждения… Пытался убедить себя и в том, что его начальник вполне мог и сам заинтересоваться столь неординарным случаем… Пустое. Ардо начал даже подозревать, что они сговорились, подключив к заговору еще и Донну. Все трое почему-то были свято убеждены, что саэтерус прекрасно ладит с антиквэрумом.
     После подобных откровений Готтард знатно приуныл. То, что ситуация так и не вошла в привычные и предсказуемые границы было уже абсолютно очевидно. То, что меняться сами условия не будут, становилось до чувства обреченности понятно. Это означало, что под ситуацию надо подстраивать уже себя, а это было настолько…страшно, что, свыкаясь с этой мыслью, Ардо пару раз едва не напился до беспамятства.
     В конечном итоге ситуацию пришлось принять как данность. У него был пациент. Постоянный. Хронический. Который категорически не хотел менять врача…и все еще несколько нервировал своей доброжелательностью по отношению к полукровке. Но…с этим можно было мириться. В конце концов, тот не давал поводов испытывать к нему полновесное раздражение. И, признаться, это было не так уж и плохо…если признавать не вслух…
     Ближе к выписке Ардо даже перестал настороженно коситься в сторону антиквэрума при любом удобном поводе. И даже стоял над душой у активировавшихся представителей службы безопасности, ведущих расследование последствий слабоумия Митчела, возжелавшими пообщаться с тем, кто занимался решением проблем отделения. Врач и безопасники разошлись крайне недовольные друг другом, но без веских причин для скандалов. Они – получили информацию, полукровка - не дал им своей дотошностью излишне утомить пациента.
     Ситуация с несостоявшейся зазнобой техника наделала немало шума. Слишком желавшая поскорее вступить в права наследования дочка пациента истово пыталась приписать свои грехи Митчелу. Тот в свою очередь все списывал исключительно на нее. Ардо подозревал, что за решеткой вполне могли оказаться оба, если отошедший от последствий операции родственничек не надумает ходатайствовать о том, чтобы смягчить приговор. Сам Готтард на его месте точно бы не стал…
     К выписке Та’Лиэва полукровка уже вполне философски относился и к пациенту, и к ситуации, приведшей к его появлению. Как показывал опыт Готтарда, зачастую столь нетривиальные события не могли не иметь долгоиграющих последствий, с которыми оставалось просто мириться. И, пожалуй, антик был не худшим из всех возможных зол…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/r9zNPfC.jpg[/icon]

+1

25

Последующие три недели были... занимательными. Дельвар с нескрываемым любопытством наблюдал за тем, как Готтард фон Раух предпринимал попытки избавиться от неожиданно образовавшегося у него пациента. Это было любопытно интересно, весьма познавательно, но для самого  полукровки бесполезно.
Древний получив в свое распоряжение  грамотного врача, теперь  совершенно не желала с ним расставаться, справедливо полагая, что поиски другого такого же могут затянуться, а проблема в конечном итоге доведет его до того, что во время очередного неуправляемого приступа  антик просто склеит ласты. Этого первородному не хотелось совершенно.
Так что древний  наблюдал за сменой настроения саэтеруса, и каждый раз, когда тот заводил словно бы невзначай разговор о том, что Та'Лиэву просто необходимо сменить доктора соглашался улыбался и говорил, что другой врач ему не нужен. 
Нахождение в обществе  господина Салливана едва не заставило антикверума забегать по потолку столь претила ему мягкая мягкая и внимательная доброжелательность  коллеги фон Рауха. Она бесила раздражала, заставляла нервничать, и вообще ухудшала и без того шаткое состояние  Дельвара, так что каждый раз после таких вот встреч, магохакер в очередной раз  ставил в известность фон Рауха, что никакой другой врач, кроме него, ему не нужен. Это расстраивало Готтарад знатно, но в итоге полукровка все же свыкся с мыслью о том, что постоянный пациенту него теперь все же есть
Он даже проследил за прибывшими в клинику Сбшниками, вознамерившимися допросить ремонтника,  который разбираясь с глюками реанимационного отделения, умудрился обнаружить вредительство следователям требовалась информация, отчет Дельвар  выдать им не мог, так как в силу случившегося, он его просто не написал.  Пришлось Сбшникам довольствоваться словесными показаниями ибо стоявший рядом фон Раух напрочь отмел возможность сбросить на кристалл информацию о паразите с имплантата через нейрошнур. Признаться  Та'Лиэв был искренне благодарен доктору, не позволившему  оперативникам настоять на своем ибо при одной только мысли о том ,что нужно подключать  кабель и работать с приблудой установленной в его мозгах у первородного начинала болеть голова, а состояние стремительно ухудшалось Впрочем, это даже было на руку в этой ситуации ибо позволило с чистой совестью выставить представителей СБ за дверь.
За прошедшие три недели фон Рауху удалось подобрать схему лечения и соответствующие препараты которые должны были помочь сдержать приступы и продолжить удерживать первородного с более менее стабильном состоянии. Все надлежащие выписки, указания расписание посещений клиники и рецепты, а так же список аптек, где их можно было приобрести, были выданы Дельвару на руки, точно так же как и браслет-портал для экстренной госпитализации в случае непредвиденной ситуации. Артефакт имел  координаты одной единственной точки выхода — приемный покой для госпитализации экстренных больных прибывавших экстренным же порталом. Браслет считывал волновую активность мозга  антиквэрума, и в случае необходимости вполне мог перенести и потерявшего сознание  антика в клинику по прибытии запустив систему оповещения.  Портал относился к  виду артефактов-неснимаек, так что фон Раух заранее предупредил его  том, чтобы он  не пытался сорвать браслет, ибо не выйдет.
- Спасибо вам, доктор фон Раух, — улыбнулся Делвьар, стоя на крыльце рядом с полукровкой. Он осторожно сжал ладонь мужчины в своей, прощаясь. - И до встречи. Теперь мы будем видеться с вами довольно часто.
Опираясь на посох Та'Лиэв медленно спустился по ступенькам и, плотнее укутавшись в крылья направился к выходу с территории клиники.
________________________________________
Одет:  Теплые темные штаны и свитер объемной вязки. Сверху обводное одеяние из черной шерсти с капюшоном, широкими рукавами и разрезами, начинающимися от талии по бокам и сзади. Одежда изготовлена с  учетом анатомических особенностей первородного. Капюшон откинут; обувь не требуется.  Длинные багрово-красные волосы свободно рассыпаны по плечам; с правой стороны стрижены до состояния короткого ежика, по которому выбрит узор из линий; часть волос зачесана на левую сторону, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови.
В левом ухе серьга-кольцо, индастриал с продетой в проколы штангой.
На правой руке браслет-артефакт для перемещений, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

Асимметричный  узор начинается от правой брови, задевает висок и скулу, спускается по щеке на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с правого плеча плавно перетекают на бок древнего. Языки вытатуированного пламени скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, а так же основание хвоста, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка  частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

+1


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Об имплантатах и механизмах нейросвязей... Часть 3