новости
Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Энтерос» Авторский мир, современное эпическое фэнтези с элементами фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для игроков от 18 лет. Игровой период с 3003 по 3005 годы.
14.09.2021. Всем доброго времени суток и чудесной осени! Подведены итоги месячной активности и результаты конкурса «Лучшие посты месяца», за последний месяц был написан 341 пост от 40 персонажей и GM. Всё ещё принимаются заявки на конкурс «Магические способности» до набора 16 способностей.
05.09.2021. Всем привет и чудесного настроения! Стартует конкурс «Лучшие посты месяца», принимаем заявки до 10 сентября 20:00 по мск, также принимаются заявки на конкурс «Магические способности» до набора 16 способностей. Ознакомьтесь с главной темой объявлений, там есть важная новость для ведущих Мастером игры.
14.08.2021. Всем привет и отличного настроения! Завершены конкурсы «Лучшие посты месяца» и «Творческий императив», также были подведены итоги активности месяца, всего было написано за месяц 276 постов от 39 персонажей и GM.
14.07.2021. Стартуют два конкурса «Лучшие посты месяца» и «Магические способности», приём заявок на конкурс «Творческий императив» продлён до 10 августа. Произведена чистка архивного раздела, добавлен новый раздел в основные правила форума «Ведение карточки персонажа» и не забываем раздавать посты в наши 19 квестовых эпизодов. Подробнее обо всём читайте в разделе «Объявления».
14.07.2021. Объявлены победители конкурса «Лучшие посты месяца». Благодарим всех за активное участие и голосование.
10.07.2021. Обновлены активисты проекта и кристаллы за голоса в Топ'ах начислены. Открыто голосование на лучшие посты периода «июнь – июль» до 14 июля 19.00 МСК включительно.
09.07.2021. Напоминаем про конкурс лучших постов месяца, приём заявок завершится 10 июля 2021 года в 19.00 по МСК. Мы с нетерпением ждём в личные сообщения ссылку на два поста, понравившихся лично Вам, и размещенных на форуме в период с 10 июня по 09 июля 2021 года.
07.07.2021. Открыты два квеста «Роковая башня» и «Tainted Lands», приглашаем всех желающих принять участие, чтобы узнать подробнее, загляните в раздел «Набор в квесты». Внесены значительные послабления в «систему прокачки» [касательно количества постов], в связи с изменениями в магазине, количество деосов третьего поколения увеличено и теперь составляет 98 существ.
06.07.2021. Всем привет и великолепного летнего настроения! Мы обновили дизайн впервые почти за шесть лет. За прекрасную работу благодарим дизайнера — вещий дух. При возникновении багов, просим сообщать в тему «связь с АМС».
активисты
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Энтерос

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » БЫЛЫЕ ПОВЕСТВОВАНИЯ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ » Об имплантантах и механизмах нейросвязей... Часть 2


Об имплантантах и механизмах нейросвязей... Часть 2

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

Локация и Датаhttp://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.png пл.Далмена, материк Понтаркьес, г.Дэлмен, Медицинский центр «Кресталес», клиника неврогологии и нейрохиругии.  24.01.2988 г.; ранний вечер / 25.01.2988 г. Утро-день.


Участникиhttp://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngДельвар Шаэтанна Та'Лиэв; Готтард фон Раух (Шиани); НПС по необходимости.


Дополнительноhttp://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.png Эпизод закрыт для вступления других персонажей
Мастеринг берем на себя.
Боевая система — не планируется.

http://sg.uploads.ru/9tvBy.png
https://i.imgur.com/sqg16cZ.png
http://sg.uploads.ru/9tvBy.png

Описание


Итак, вызов завершен. Магические контуры реанимационного отделения восстановлены и отлажены, дабы работать как часы. Услуги Дельвара  Шаэтанны Та'Лиэва более не требуются. Пора бы и домой..
Каково же было удивление Дельвара, когда придя в себя после сильного приступа случившегося с ним перед входом в клинику он обнаружил, что находится в палате медицинского центра, который вроде бы только что покинул.  А первым, кого он увидел, оказался доктор Готтард фон Раух.

Готтард фон  Раух

Саэтерус-Эссерум. 46 лет. Нейрохирург. Заместитель заведующего отделения острой мозговой патологии в филиале медицинского центра "Кресталес" (планета Далмена, материк Понтаркьес, город Дэлмен). Ведущие магические профили - менталистика, целительство. Готтарда сложно назвать душой компании. Он нелюдим, весьма зануден и сварлив. Скрытен, умеет вполне убедительно врать, а так же обеспечивать некоторую степень достоверности собственных слов всеми доступными средствами. Свято убежден, что человек просто обязан посвятить жизнь совершенствованию самого себя, а так же несознательных окружающих по возможности, отчего вдвойне презирает прожигателей жизни, большую часть детей своих знакомых и праздно шатающийся медицинский персонал.
Эпизоды:
Об имплантантах и механизмах неврологических связей Часть 1 - 23.01.2988 г.
Об имплантантах и механизмах неврологических связей Часть 2 - 24.01.2988 г.

Отредактировано Дельвар (08.08.20 14:57:52)

+1

2

     Наблюдение за тем, как вздымается чужая грудная клетка, было занятием почти медитативным. Готтард, будучи на ногах уже по сути вторые сутки к ряду, в этот момент даже не пытался привычно обвинять себя в бесцельной трате времени. Толку-то, если спал в лучшем случае часа три и еще неизвестно когда ляжешь, чтобы с утра вновь подняться на работу, ибо законный выходной успел подойти к концу, нагруженный рабочими хлопотами…
     Состояние Та'Лиэва удалось стабилизировать, однако тот все никак не приходил в сознание, что было не вполне типично для эпилепсии. Даже с поправкой на истощение после припадка, хотя бы кратковременное прояснение сознания имело место быть. По показателям же пациент сейчас скорее просто спал, но общая картина состояния заставляла задуматься о наличии каких-то коморбидных расстройств помимо очевидно манифестирующейся эпилепсии.
     Готтарду крайне хотелось знать, где этот упрямец получает лечение и насколько ответственно или точнее безответственно к нему относится, ибо при осмотре и оказании помощи никаких таблеток при нем не нашли, что было крайне неосмотрительно со стороны пациента с эпистатусом. Впрочем, даже если предположить, что дома Та'Лиэв что-то и пил, все одно стоило корректировать лечение – слишком уж яркими были реакции. А уж работа по его специальности и вовсе рисковала попасть в ранг противопоказанных действий, если выяснится, что подобное происходит именно после нее. Но для полноценных выводов не хватало данных. У них антик не лечился, так что поднять данные старых обследований было нереально, а для свежих желательно было иметь пациента в сознании.
     Когда один из аппаратов издал тихую трель, сигнализируя о значимом изменении в мозговой активности пациента, Готтард поспешил подойти, чтобы проверить состояние антиквэрума. Показатели ничего угрожающего жизни не демонстрировали, зато начали подрагивать ресницы. Тяжело вздохнув и предвкушая весь перечень возможных реакций, Ардо встал так, чтобы оказаться в поле видимости парня.
     - Вы меня слышите? Не пытайтесь сейчас подняться… - как можно более спокойно начал Готтард, едва пациент открыл глаза. – Не стоит шевелить крыльями – вас пришлось закрепить, чтобы избежать травм…
     Взгляд не казался безумным – это было уже хорошо. Другое дело, что стоило еще определить, насколько пациент в сознании и не пострадала ли в той или иной мере сознание.
     - Я вас освобожу и помогу подняться, как только пойму, что вы полностью пришли в себя, - надеясь на лучшее продолжил фон Раух. – Помните, как вас зовут? Представляете, какой сейчас день и где вы находитесь?
     Ориентировка во времени, пространстве и личности была тем необходимым минимумом, который на автомате проверялся у многих пациентов неврологических и психиатрических отделений. Не панацея, конечно, но спутанность сознания при ответах на подобные вопросы становилась заметна в большинстве случаев, как и провалы в памяти. Впрочем, Готтард надеялся что обошлось без подобных последствий. Во всяком случае, первичная диагностика предпосылок к подобному не выявила…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/r9zNPfC.jpg[/icon]

+1

3

Сначала была боль.
Она пульсировал в теле, растекаясь горячими каплями, обжигая чувствительные нервные окончания, заставляя морщиться от пронзившей череп боли. Сознание возвращалось медленно и лениво. Оно, как капризный щенок, то вспыхивало яркой звездочкой, давая почувствовать окружающий мир, и тут же гасло, окутывая его покрывалом мрака.
Первое, что он ощутил было тепло. Оно обнимало его мягкими лапами, словно баюкая в колыбели.  Следующим ощущением был тихий цикличный писк, будто где-то поблизости работала какая-то аппаратура.  А потом пришел голос. Одновременно знакомый и чужой.
Он попробовал пошевелиться, и не смог, внезапно ощутив, что надежно зафиксирован. Голос раздался снова,, спокойный, размеренно-четкий И до безобразия знакомый.
- Да. - древний с трудом протолкнул слово сквозь пересохшее горло. Да и само слово было тугим и вязким, лениво всплывая в измученном болью сознании. - Слыш-ш-шу...
Антик шумно вздохнул, поморщившись. Медленно приподнялась и опустилась грудная клетка. Ему было больно. Боль поселилась в каждой мышце, заставляя его кривиться и морщиться. Дельвар сглотнул вязкую слюну и его тело сразу же отозвалось горькой тошнотой.
«Твою же... зараза.»
Снова раздался голос. Теперь древний сумел даже разобрать, что голос принадлежит темноволосому долговязому мужчине, который отчего-то тоже показался ему уж очень знакомым.
- Дельвар.. Шаэтанна... Та'Лиэв.... -  красноворлосый говорил медленно, с большими паузами слова подбирались далеко не сразу и выплывали из одурманенного болью и лекарствами сознания словно из куска ваты. - День... двадцать третье лунаре... - пауза. - две тысячи... девятьсот... восемьдесят восьмой год... - первородный поморщился, попробовав пошевелиться. Тело отозвалось болью и слабостью. - Четвертый день..... недели... - хриплый вздох. - больничная палата...
Дельвар умолк, прикрывая глаза и собираясь с силами, чтобы продолжить.
- Как я здесь оказался? - он покосился на доктора. - Я же... вроде покинул клинику... когда завершил работу.
Он снова сглотнул  тягучую слюну, смачивая пересохшее горло.
- Пить...
_________________________________________
Одет: Обнажен.  Длинные багрово-красные волосы свободно рассыпаны по плечам; с правой стороны стрижены до состояния короткого ежика, по которому выбрит узор из линий; часть волос зачесана на левую сторону, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови.
В левом ухе серьга-кольцо, индастриал с продетой в проколы штангой.
На правой руке браслет-артефакт для перемещений, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

Асимметричный  узор начинается от правой брови, задевает висок и скулу, спускается по щеке на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с правого плеча плавно перетекают на бок древнего. Языки вытатуированного пламени скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, а так же основание хвоста, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка  частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

Отредактировано Дельвар (25.07.20 23:03:34)

+1

4

     Ардо готов был благодарить высшие силы, что все обошлось. Первичные реакции пациента на внешние раздражители были в норме. Та'Лиэв слышал и понимал обращенную речь, а также вполне связно для своего состояния отвечал на вопросы. Это отметало часть опасений врача, хоть и не проясняло полную картину атипичного течения приступа. В этом предстояло еще разбираться, благо экстренная госпитализация по-своему развязывала руки. Те, до кого доходило, что к их проблеме уже поздно относиться беспечно, зачастую уже не увиливали от лечения…
     - Вам стало плохо недалеко от крыльца, - все также размеренно продолжал объяснять фон Раух. – Хорошо, что не на лестнице, - в этот раз вздох облегчения сдержать не удалось. – Постарайтесь сейчас не дергаться, крылья надо откреплять в ручном режиме. Пришлось тащить эту приблуду из травматологии…
     И действительно, крепления на самой кровати отключались с пульта на стене при использовании карты допуска, а вот инородные для отделения фиксаторы для травмированных крылатых пришлось использовать едва ли не по старинке, так как палата не была рассчитана на полноценное подключение подобного оборудования.
     Готтард искренне порадовался, что не являлся коротышкой как тот же Салливан. Впрочем, и ему до верхних фиксаторов приходилось тянуться. А ведь при этом требовалось еще и соблюдать осторожность, дабы, открепив крыло, аккуратно опустить его вниз, не став причиной той самой травмы, которую так надеялся избежать.
     Опустив крылья антика на придвинутые на достаточное расстояние еще с прошлого вечера соседние койки, фон Раух отошел к стене и отключил прочие крепления. Осторожно обойдя вдоль стены распластанного антика, Ардо налил из графина на прикроватном столике воды в кружку-непроливайку и снова направился к пациенту. Разумеется, можно было позвать кого-то из младшего персонала в помощь, но те, в ком он был худо-бедно уверен, оказались или распущены по домам, или прикомандированы к другим отделениям вместе с тяжелыми пациентами. Те же, кто присутствовал в отделении сейчас, в большинстве своем Готтарда не устраивали…по ряду причин. Да и, откровенно говоря, нейрохирург чувствовал некоторую ответственность за состояние парня. Ведь мог же настоять на том, чтобы тот задержался в отделении. Мог, но неуместно позволил победить тактичности. Или и того раньше, мог ведь не торчать столбом у стены, а отправиться следом за Митчелом и стоять над душой у техника, чтобы он отключил действительно все, а не все, о чем не забыл… В том-то и дело, что мог… Именно поэтому фон Раух вновь ночевал на работе, опасаясь возможных осложнений…
     - Так, обопритесь на меня и постарайтесь очень медленно приподняться, - проинструктировал Готтард, подставляя руку и плечо так, чтобы за них удобнее было ухватиться. – Не пугайтесь, если с первой попытки не получится – я помогу.
     Поить лежачего пациента было делом хоть и возможным, но при его нахождении в сознании порой несколько проблемным. Трубки имели свойство при контроле сознания вызывать рвотный рефлекс, так что Ардо все же рассчитывал, раз помимо длительного полусна-полубеспамятства прочих отклонений от картины эпиприпадка не было, то удастся обойтись малой кровью и придать пациенту максимально возможное сейчас вертикальное положение с поправкой на раскинутые крылья, мешавшие использовать спину как опору и просто приподнять механизм кровати до положения сидя. Оставалось надеяться, что Та'Лиэв не уподобится некоторым особо взыскательным пациентам, которым претили «детские» кружки, в силу чего они упрямо пытались совладать с обычными, обливая себя и находя новый повод для недовольства…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/r9zNPfC.jpg[/icon]

+1

5

Дельвар скривился, услышав слова доктора. Сообщение его ничуть не обрадовало. В затуманенном лекарствами и  отголосками боли сознании стали выплывать картины случившегося. Снегопад, снизивший видимость практически до нуля, что привело к невозможности полета раскалывающаяся от боли голова как следствие случившегося внезапно приступа. Посох, на который древний опирался практически всем своим весом, дабы не рухнуть посреди двора. Промчавшаяся мимо скорая с включенной сиреной, что привело к второму, гораздо более сильному припадку, и как следствие оного падению на землю.
- Простите... - несколько растерянно пробормотал Дельвар, прикрывая глаза. - Хорошо...
«Куда уж тут дергаться.... Сил нет вовсе..... Хоть бы сознание удержать.....» - мысли вяло текли в вязком субстрате, которым сейчас был разум древнего, слишком измученный болью, а после заторможенный лекарствами.
Он и правда старался не дергаться, пока  Готтард откреплял фиксаторы ,удерживающие его огромные крылья и столь же бережно опускал их на придвинутые с обоих сторон койки. Лежать стало немного удобнее, но все же не настолько, чтобы  первородному было комфортно. Крылья и спина затекли, а потому хотелось перевернуться в более удобную позу.
Но это можно было сделать и позже, сейчас древнему просто хотелось утолить жажду.
- Я попробую... Спасибо... - Дельвар ухватился за руку мужчины, попробовав приподняться.
Как и предсказывал доктор,  с первого раза не получилось. Тело не слушалось, и древний устало откинулся на постель, пережидая волну тошноты Через некоторое время ему с помощью фон Рауха все же удалось приподняться, так чтобы можно было  без помех утолить  терзавшую антика жажду.  Увидев в руке саэтеруса  кружку-непроливайку, Дельвар лишь улыбнулся, чуть приподняв уголки губ. Он понимал, что с любой другой кружкой он просто не справится, так как руки все еще подрагивали, а пальцы едва ли способны были что-то удержать с привычной им цепкостью. 
Собственно справиться даже с такой кружкой  без посторонней помощи не получилось. Но Дельвар даже не пытался спорить с Готтардом, придерживавшим кружку, пока он пил воду.
- Я не могу... сейчас убрать... крылья... - голос был хриплым и надтреснутым, а слова  все так же подбирались и произносились с длительными паузами. - Моих сил... не хватит... на изменение.... - хриплый вздох. - Можно  как-то...  изменить позу, доктор?..  Мне не слишком.... комфортно так.... лежать.... - пауза, чтобы собраться с силами. - Крылья.... затекают... И мне становится.... больно.
_________________________________________
Одет: Обнажен.  Длинные багрово-красные волосы свободно рассыпаны по плечам; с правой стороны стрижены до состояния короткого ежика, по которому выбрит узор из линий; часть волос зачесана на левую сторону, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови.
В левом ухе серьга-кольцо, индастриал с продетой в проколы штангой.
На правой руке браслет-артефакт для перемещений, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

Асимметричный  узор начинается от правой брови, задевает висок и скулу, спускается по щеке на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с правого плеча плавно перетекают на бок древнего. Языки вытатуированного пламени скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, а так же основание хвоста, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка  частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

Отредактировано Дельвар (26.07.20 22:01:23)

+1

6

     Попытка извиниться в исполнении Та'Лиэва вызвала у Готтарда острое желание провалиться сквозь землю. Извиняться за собственное нездоровье, к тому же еще и спровоцированное одним из сотрудников клиники… Это было вне понимая фон Рауха. Даже обвинения в халатности не звучали бы столь дико, как это тихое «простите»…
     Ардо скорее готов был записать ситуацию именно на свой просчет. Устал он или нет, спал ли вообще или нет, но видел же признаки, понимал к чему все может прийти и сделал прискорбно мало. Упустил время, не настоял, не смог подобрать слов… Пожалуй, фон Раух был бы даже по-своему рад, услышав обвинения в свой адрес. Это было бы понятно, ожидаемо и удобно легло бы на собственное самоедство. Но ожидания при столкновении с  реальностью упорно не хотели походить на происходящее, от чего совесть продолжала точить зубы о перфекционизм Готтарда с удвоенной силой.
     Пациент из Та'Лиэва выходил на удивление…удобный. Не истерил, не пытался геройствовать, не требовал невозможного… Было б еще все кристально ясно с его диагнозом и вышел бы полнейший идеал. Вот только с диагнозом все было как раз весьма сумрачно. У Ардо на руках не было даже анамнеза как такового, одни предположения на основе собственных наблюдений и доступной на момент поступления в отделение экспресс-диагностики. С такими исходниками подобрать схему приема медикаментов было практически нереально. «Стандартные» могли чего-то не учесть, а ошибаться и иметь дело с последствиями ошибок Готтард не любил…
     - Упадок сил придется пережидать, - чуть поджав губы сообщил фон Раух. – Не хотелось бы рисковать с ноотропами. Результат может оказаться непредсказуемым.
     Полностью уверен Готтард был только в назначении антиконвульсантов, но это лежало на поверхности. С антиастенической группой препаратов все было не столь очевидно. Разумеется, не все из них имели шанс спровоцировать появление судорог, но рисковать ради того, чтобы чуть раньше закончить с проблемой, легко решаемой здоровым сном и плотным обедом, было как-то глупо.
     - Если не планируете сейчас засыпать, можем попытаться, - прикинул Ардо в ответ на просьбу изменить положение в пространстве.
     Сам нейрохирург крыльев не имел в принципе, но прекрасно понимал, что затекшая конечность, какой-бы она не была, удовольствия не доставляла. А уж почти на сутки зафиксированные в одном положении крылья не затечь просто не могли…
     - Ну что ж… Попробуем друг друга не уронить… - протянул Готтард, удобнее подступаясь к больничной койке.
     Возиться с лежачими больными Ардо было не впервой. Та'Лиэв хотя бы был адекватен и пытался скорее помочь, чем сопротивляться. И, опять же, если бы не крылья, тянувшие на перемещение отдельного пациента как минимум, ситуация вновь рисковала оказаться близко если не к идеальной, то хотя бы к убедительно приемлемой.
     - Как давно вам поставили эпилепсию? – спросил фон Раух, чуть отдышавшись после очередной «войны» с пернатыми конечностями. – Это ведь уже далеко не первый приступ?
     Вопрос был непраздным. Накануне антик не выглядел удивленным своим состоянием, скорее пытался его скрыть от окружающих за напускной бравадой. Не хотел афишировать диагноз? Чего-то боялся? Не понимал, чем это может для него обернуться? Ответов у Готтарда не было. Только и оставалось, что внимательно следить за состоянием пациента и задавать вопросы, пока они еще не начали утомлять антиквэрума…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/r9zNPfC.jpg[/icon]

+1

7

Дельвар лишь понимающе кивнул, медленно и осторожно  повернув голову и стараясь при этом не делать слишком резкого движения Новой волны тошноты  заполучить не хотелось. Вода немного утолила жажду и теперь первородный чувствовал себя немного лучше. Вот только эта противная слабость и подрагивающие пальцы рук.  Определенно ему придется задержаться в клинике. Собственно он в какой-то степени даже был рад этому, так как все же питал  призрачную надежду, что в этот раз удастся найти причину его  прогрессирующих припадков. То, что болезнь прогрессирует, причем намного быстрее, чем было ранее,  Та'Лиэв давно уже понял. Только вот...
- Пока не... планирую, — улыбка  у Дельвара вышла бледной и какой-то жалкой. - Сколько я... проспал?
И хотя по его ощущениям проспал он, или вернее провалялся в беспамятстве, довольно продолжительное время. Да и покинул клинику засветло. А сейчас за окном сгущались сумерки, грозившие вскорости перейти в полноценный вечер.
Устроиться в постели удобнее оказалось делом весьма сложным, причем даже не потому, что спрятать крылья для антика сейчас являлось задачей весьма непосильной. Общий упадок сил, введенные лекарства затрудняли для  первородного самостоятельное перемещение, да и крылья все же были  не маленькие.
- Да, доктор...  — шепнул Дельвар. — Я постараюсь... не слишком мешать вам... И не зацепить... вас крылом...
При помощи фон Рауха Та'Лиэву удалось устроиться удобнее,  и теперь он свернулся клубком, укутавшись в кокон из крыльев, и скорее напоминал горку взъерошенных перьев, нежели живое существо. Но зато ему было удобно, и крылья больше не причиняли дискомфорта.
- Не первый... - выдохнул Дельвар, прикрывая глаза.  Он сглотнул  густую слюну, пытаясь собраться мыслями чтобы, по возможности, рассказать  Готтарду все как можно подробнее. - Я страдаю приступами...  в общей сложности... около трехсот лет.  Прогрессировать начало примерно...  — он умолк, задумавшись и перебирая в памяти даты. - Я прекратил танцевать в 2925 году.  Состояние стало ухудшаться... примерно двумя годами ранее. Оно стало прогрессировать... слишком быстро... Сейчас любой  громкий или резкий звук... может вызвать судороги.
Длинный хвост нервно хлопнул по постели, сминая простынь.
-Те препараты, которые  мне выписывали ранее, почти не помогают... - антик шумно вздохнул. - Я собирался съездить на консультацию...  когда закончится запарка... после праздничных дней... Не получилось...
Хвост снова хлопнул по постели  еще раз. И еще.
- Но, наверное... так даже лучше...
"Может, ему удастся найти причину всего этого..."
_________________________________________
Одет: Обнажен.  Длинные багрово-красные волосы свободно рассыпаны по плечам; с правой стороны стрижены до состояния короткого ежика, по которому выбрит узор из линий; часть волос зачесана на левую сторону, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови.
В левом ухе серьга-кольцо, индастриал с продетой в проколы штангой.
На правой руке браслет-артефакт для перемещений, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

Асимметричный  узор начинается от правой брови, задевает висок и скулу, спускается по щеке на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с правого плеча плавно перетекают на бок древнего. Языки вытатуированного пламени скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, а так же основание хвоста, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка  частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

Отредактировано Дельвар (17.09.20 21:55:36)

+1

8

     То, что речь пациента демонстрировала связность и последовательность, было уже хорошо. То, что тот начал проявлять любопытство относительно своего состояния, тоже было не так уж и плохо. Будь показатели на экране похуже, Готтард бы дважды подумал, стоит ли просвещать больного о времени нахождения в бессознательном состоянии. Однако Та'Лиэв был вполне стабилен, так что фон Раух решил обойтись все же без перевода темы и недомолвок.
     - После стабилизации состояния вы не приходили в себя чуть более суток, - озвучил ответ на заданный вопрос Ардо. – Не самый типичный исход чистого приступа эпилепсии, - при этом «чистого» было выделено интонацией в достаточной мере, чтобы понять, что с состоянием все далеко не так просто, как хотелось бы верить. – Хорошо, что вас повело на территории больницы. Если бы в такую погоду это оказался малопосещаемый район или безлюдный пустырь… - Готтард порывисто выдохнул и с силой растер переносицу пальцами. – Надо было все же вчера настоять на осмотре… - последнее вырвалось скорее непроизвольно, но значение этому полукровка уже не придал – слишком уж собственные размышления выбивали его из колеи.
     Антиквэрумы, разумеется, не были «хрупкой» расой, но что-то подсказывало фон Рауху, что сутки под сугробом могли кому угодно обеспечить тяжелые осложнения вплоть до летальных… И, да, глядя на крылья антика, врач весьма красочно представлял, чем бы все закончилось, если бы тот рискнул взлететь и забился в судорогах в полете. Картина была настолько…анатомически достоверной, что Готтард готов был пожалеть, что имел настолько живое воображение…
     Впрочем, Та'Лиэв нашел, чем еще добить нервы нейрохирурга. Оказалось, что приступы преследовали Дельвара уже три века к ряду. Цифра шокировала, если не сказать хуже. Антик не производил впечатление эпилептика с настолько большим стажем. Разумеется, всегда существовали поправки на расовую регенерацию и косвенно сглаживающие картину факторы, но…что-то не сходилось. Причем не сходилось настолько, что Ардо начинал чувствовать опоясывающую головную боль, едва приступал к перебору возможных вариантов. Гадать при таком раскладе не было слишком разумно, а вот посмотреть с утра на состояние пациента и провести полный круг диагностики руки чесались. Тем более двадцать пятого в отделении, постепенно возвращавшемся к работе, как раз должна быть смена, привыкшая работать с фон Раухом, так что врач был уверен, что пройти все должно штатно.
     Известие о том, что антик все же где-то консультировался и ему даже что-то выписывали едва не вызвало скептический хмык, особенно в контексте того, что Та'Лиэв и сам признавал, что назначенное ему почти не помогало. Даже то, что нейрохирург только подозревал у антиквэрума требовало ношения с собой тревожной аптечки, которой у Дельвара и близко не было. Именно поэтому фон Раух прямо-таки жаждал узнать, что же такого нагородили его пока что неизвестные коллеги, если у пациента не то что не было тенденции к ремиссии – все шло только на ухудшение…
     - Хотелось бы посмотреть, что именно вам назначали, - цензурно озвучил витавшие в голове рассуждения Ардо. – Если вы не против, на какую клинику посылать запрос через общий реестр?
     О! Результаты предыдущих обследований фон Раух увидеть прямо-таки жаждал. Не эффективность медикаментозного лечения зачастую могла означать или некомпетентность диагноста, или невнимательность лечащего врача, не учитывавшего непереносимость каких-либо компонентов или целый ряд прочих факторов, кажущихся незначительными лишь по отдельности. Не то чтобы Готтард считал себя умнее тех, кто дольше него оставался в профессии. Скорее уж полагал, что еще не успел «закостенеть» и начать принимать решения по накатанной. Поэтому он действительно надеялся найти что-то, что коллега «привычно» упустил. Все же картина состояния с поправкой еще и на время его появления выглядела слишком уж…нетипично. Это нервировало…
     - Думаю, завтра стоит провести полное обследование, если будете чувствовать себя достаточно хорошо, чтобы попытаться встать, - обозначил примерные планы Ардо. – Чем раньше определимся с симптомокомплексом, тем быстрее сможем перейти от экстренных полумер к полноценному лечению.
     Откладывать дело в долгий ящик точно не стоило. Готтард и так знал за собой пару пунктиков, относительно принятия на себя ответственности. Именно поэтому хотел как можно скорее перестать гадать и начать действовать. Упустив возможность купировать или хотя бы сгладить приступ, фон Раух истово считал, что просто не вправе пропустить даже намек на возможные осложнения… Как бы пафосно это не звучало, но ситуация была для него близка к понятию «дело чести»…
     - Хотите с кем-то связаться, чтобы привезли вещи? – спросил Ардо, вновь вспомнив о том, что госпитализация происходила именно экстренно. – Сдается мне, вы у нас все же надолго…
     Готтарду возможно и хотелось бы попытаться ободрить или сказать что-то обнадеживающее, но попытки изобразить подобное пациентов чаще пугали, чем успокаивали. Поэтому фон Раух предпочитал беречь нервы окружающих и не пытаться ничего изображать. Числиться мрачным типом, признаться, было все же приятнее, чем пугалом…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/r9zNPfC.jpg[/icon]

+1

9

«Более суток... Оно стало прогрессировать быстрее. И мое состояние ухудшается....» - пронеслось в голове древнего, который лишь устало вздохнул прикрывая подернутые мутной пеленой глаза. Верхнее крыло чуть сползло  он рефлекторно поправил его, укладывая вдоль тела так, чтобы снова получился кокон из перьев.
Дельвар некоторое время молчал, собираясь с мыслями и прикидывая, что сказать на слова доктора учитывая, что он и сам не знал, что следует говорить.
- Что вы хотите услышать, доктор? - спросил  антик,  повернув голову и вглядываясь в лицо полукровки. Он не пытался ерничать, просто действительно не знал, что ответить на эти слова. - Единственное, что могу сказать... ранее такого не происходило. Я приходил в себя... намного быстрее. Обычно это занимало... от получаса до часа. - Та'Лиэв прикрыл глаза, пережидая очередную волну слабости. - Из чего я делаю вывод... что мое состояние... ухудшается. Причем достаточно... быстро.
Красноволосый криво ухмыльнулся, на мгновение показав кончики острых клыков. Антик понимал, чем ему грозит столь быстрое прогрессирование болезни. Он уже бросил танцевать, а теперь, по всей видимости, ему придется и завязать с работой.
«Брат будет ну очень «рад», когда узнает об этом...»
- Не против.... -  шепнул Дельвар. - Эвилариум, империя Торис... частная клиника доктора ди Урри... находится  в Экстрейм... столице империи. - он сделала паузу, сглатывая вязкую слюну. - Лечащий врач... Сибилла де ла Урбан.
Древний умолк завозился, пытаясь умоститься удобнее. Хвост взметнулся, хлопнув по изножью кровати. К тому же вернулась боль, сжав виски тугим обручем. Разговор с доктором фон Раухом начал утомлять первородного. Мысли  вновь обрели вязкость и тягучесть, и теперь выплывали словно из плотной ваты.
- Хорошо. Надеюсь, вам... удастся определить причину... всего этого... - подрагивающие пальцы сжали край покрывала, подтягивая его под самый подбородок. - Я хочу снова танцевать...
Слова вырвались прежде, чем антик успел прикусить язык. Он прикрыл глаза, погасив слабое мерцание жидкого золота, видеть реакцию доктора ему отчего-то не хотелось. При этом, если бы его об этом спросили, Та'Лиэв едва ли сумел сформулировать причину. 
- Связаться... мой сын... - выдохнул Дельвар едва слышно. — Ра'Теш Шайиир... каджит-полукровка...
Антикверум продиктовал фон Рауху номера, по которым можно было связаться с котом. Пожалуй, каджит, был единственным существом, к которому Делвьар мог обратиться с подобной просьбой. При этом он не сомневался, что  не смотря на свою вредность антропоморфный кошак исполнит все,  о чем его попросят.
- Простите... - слетело с губ первородного. - Голова опять болит...
_________________________________________
Одет: Обнажен.  Длинные багрово-красные волосы свободно рассыпаны по плечам; с правой стороны стрижены до состояния короткого ежика, по которому выбрит узор из линий; часть волос зачесана на левую сторону, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови.
В левом ухе серьга-кольцо, индастриал с продетой в проколы штангой.
На правой руке браслет-артефакт для перемещений, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

Асимметричный  узор начинается от правой брови, задевает висок и скулу, спускается по щеке на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с правого плеча плавно перетекают на бок древнего. Языки вытатуированного пламени скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, а так же основание хвоста, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка  частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

+1

10

     Слова о быстром прогрессе заболевания Готтарда не удивили, но по понятным причинам ничуть не порадовали. С диагностикой и лечением при таком раскладе затягивать было нельзя. Какие там консультации после праздников… Такими темпами антик вполне мог до их окончания и не дожить… Слишком уж ясно представлялась картина с судорогами в воздухе и падением с большой высоты… Сломанная шея мало кому оставляла шансы…
     То, что подробности о клинике из пациента не пришлось вытягивать окольными путями и наводящими вопросами, фон Рауха действительно порадовало. Отправив запрос с вечера, врач имел неплохие шансы получить ответ как раз к началу теперь уже точно своей смены. А, значит, были все шансы сравнить выводы по диагностике и понять, что упустила коллега с Эвилариума. А, судя по состоянию Та'Лиэва, что-то упустить она все же умудрилась.
     Выбор самой клиники, впрочем, Ардо весьма удивил. Не то чтобы он не верил в возможности магического аспекта медицины – он и сам был целителем и менталистом, что немало помогало в работе. Вот только, как показывала практика, однобокий подход к исследованиям зачастую бывал недостаточен. А ведь Эвилариум в своем развитии опирался больше на магию, чем на технику. И что-то навязчиво подсказывало полукровке, был шанс, что проблема могла крыться именно в этом…
     Размышления об издержках развития планет с различными приоритетами в выборе пути были прерваны ремаркой пациента о том, что тот снова хотел бы танцевать. Ардо приложил усилия, чтобы лицо оставалось бесстрастным. По себе знал, жалость порой больно била по самолюбию и заставляла стыдиться собственных порывов. Впрочем, Дельвар, похоже, и сам опасался увидеть отголоски столь деликатного чувства в глазах другого разумного. Это…своеобразно спасало от весьма неловкой паузы…
     – Если станет плохо или что-то понадобится, то кнопка вызова дежурного тут, - произнес саэтерус, обозначив место на изголовье кровати. - Отдыхайте, я свяжусь с вашим сыном, - заверил он антиквэрума, покидая палату.
     Наличие, видимо, достаточно взрослого сына у пациента, несколько смутило Готтарда. И отнюдь не фактом наличия. Фон Раух вспомнил, как накануне при обращении к Дельвару раздраженно бросал фразу «молодой человек», будто бы старше был именно полукровка. Разумеется, длительность жизни разных рас была несопоставима, как и самоопределение возраста разумных в их представлении, но стыдно Ардо в этот момент все же было…
     Связаться с сыном Та'Лиэва было проще, чем объяснить ему, что именно и почему от него требовалось. Готтард с трудом сдерживал злость и желание наорать, пока по третьему кругу спокойно объяснял, что это не розыгрыш. Да, экстренная госпитализация. Нет, как надолго пока не ясно. Состояние средней степени тяжести, но требуется полный покой и лечение в условиях стационара. Да, в этот раз в отделение пустят, но в дальнейшем при желании навестить стоит соблюдать часы посещения. Нет, что именно принести не перечислял…
     К тому времени, когда Ардо все же закончил объяснять, где именно находится клиника, настроение у него перевалило отметку «все бесят»… Так что запрос на Эвилариум пришлось составлять долго и мучительно, то и дело вычитывая за собой хлесткие фразы и не вполне вежливые обороты. В конечном итоге пришлось скопировать форму у Найджела, внеся правки в данные и сменив в подписи Найджела Париса Салливана на Готтарда Альмерика фон Рауха. Домой врач ушел порталом – видеть кого бы то ни было на сон грядущий его уже не тянуло…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/r9zNPfC.jpg[/icon]

+1

11

Дельвар кивнул на слова доктора,  показав, что принял к сведению сказанное. Он не слышал как за фон Раухом закрылась дверь, провалившись в состояние тяжелой дремы, когда ты уже не воспринимаешь реальность, но еще не полностью погрузился в царство Рирариум.
Постепенно дрема перешла в  глубокий сон, и антик расслабился, вполне себе удобно свернувшись в постели. Крылья укрывали его, образовав подобие живого кокона. А хвост  гибкой плетью свесился с кровати, касаясь кончиком пола.
За окном уже разгорался поздний вечер, наполняя палату рассеянным светом ночного светила, льющемся сквозь неплотно задернутые шторы.
Антика разбудило тихое ворчание, щедро сдобренное  урчащим кошачьим мурлыканьем.  Он потянул носом, отфильтровывая больничные запахи и  легко вычленяя из них хорошо знакомый запах сына. Ра’Теш пах вязким мускусом чистой шерсти большой кошки, кожей и беспокойством.
- Шай… - выдохнул Дельвар, приоткрывая глаза, чтобы встретиться взглядом с полными тревоги глазами  огромного каджита, нервно подергивающего хвостом.
- Ты чего это удумал, отец… - буркнул кот, подергивая ушами. – Совсем не следишь за своим здоровьем.
Древний криво улыбнулся. Вытянув из-под покрывала руку, он коснулся  густой шерсти на боку кота.
- Прости, Шай… Так получилось…
Каджит дернул хвостом, не зная чем занять свои лапы. Не найдя ничего лучшего, он приблизился к постели и провел мохнатой ладонью по волосам   первородного. Дельвар прикрыл глаза, утонув в этой необычной ласке. Кот никогда не был слишком эмоционален, но вот такие внезапные проявления нежности  были очень ценными для Дельвара.
- Я привез все, что может тебе понадобиться, отец. Если я что-то забыл,  сообщи мне, и я все привезу.
Та’Лиэв слабо улыбнулся.
- Спасибо. И не волнуйся.. Я не собираюсь… покидать этот мир… Я еще хочу увидеть… своих внуков… когда-нибудь.
- Вот да, отец. Рано тебе еще к Демиургу отправляться.
Молоденькая медсестра, помогавшая коту  раскладывать вещи в небольшом шкафу и тумбочке показала на часы.
-  Господин Ра’Теш, вам пора уходить. Ваш отец устал и ему требуется покой и отдых. – она осторожно тронула каджита за руку. – Но вы можете навестить его еще раз, в часы посещений. Я дам вам расписание.
- Не волнуйся… Я поправлюсь, Шай…
- Я буду навещать тебя, отец. – неожиданно кошак наклонился, и шершавый язык прошелся по его лбу от переносицы к затылку. – Смотри у меня…
- Да… - отозвался Дельвар, уже проваливаясь в сон.
Бросив последний взгляд на такого хрупкого родителя, Шайиир покинул палату, последовав за  девушкой.
Древний спал, утонув в ворохе собственных перьев.
_________________________________________
Одет: Обнажен.  Длинные багрово-красные волосы свободно рассыпаны по плечам; с правой стороны стрижены до состояния короткого ежика, по которому выбрит узор из линий; часть волос зачесана на левую сторону, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови.
В левом ухе серьга-кольцо, индастриал с продетой в проколы штангой.
На правой руке браслет-артефакт для перемещений, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

Асимметричный  узор начинается от правой брови, задевает висок и скулу, спускается по щеке на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с правого плеча плавно перетекают на бок древнего. Языки вытатуированного пламени скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, а так же основание хвоста, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка  частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

+1

12

25.01.2988 г. Утро.
     Понятие «доброе утро» было для Ардо чем-то сродни издевательством. Нет, утро как таковое определенно было, но в каком месте оно могло быть добрым, было решительно непонятно…
     Едва придя домой прошлым вечером, Готтард просто обессиленно вырубился и открыл глаза лишь под надрывный звон будильника, не увидев ни единого сна…и не чувствуя себя хоть сколько-нибудь отдохнувшим. Не спасли ситуацию ни холодный душ, ни кофе, ни набитая недурственным табаком трубка.
     На работу фон Раух заявился привычно рано. Он в принципе имел привычку приходить раньше назначенного времени как минимум на полчаса…и, зачастую, раздраженно ждать нужного момента. Впрочем, куда-либо опаздывать он не любил гораздо больше…
     В отделении во всю царила утренняя суета, свойственная пересменке. То и дело сновали обменивающиеся новостями медсестры. Кто-то с кем-то прощался. Обсуждались случаи с ночной смены… Однако, едва в поле зрения коллег появилась сумрачная фигура фон Рауха, часть медицинского персонала предпочла внезапно вспомнить, что у них имеется куча дел, которые непременно стоит выполнить сиюминутно. Не то чтобы его поголовно боялись, скорее персонал просто приспособился уживаться с через чур дотошным заместителем заведующего отделением. Именно поэтому во главе угла в его смены у всех прочих было единственное правило «не попадаться». Нейрохирург не терпел откровенное безделье и был горазд находить поручения тем, кого относил к категории праздно шатающихся.
     - Доброе утро, Готтард, - поздоровалась старшая медсестра его смены Донна Саммерс – одна из немногих, кто мог называть Ардо по имени, не рискуя получить тяжелый взгляд и гневную отповедь о регламентах и субординации.
     - Утро – факт, - хмуро кивнул ей мужчина. – Что по ночи?
     - Два инсультника и одно сотрясение с обширной гематомой, - отчиталась женщина. – Все штатно, доктор Сильвери передала всех в состоянии близком к вменяемому. Все клиенты реабилитологов – надолго не задержатся.
     - Хорошо, посмотрю на обходе, - вновь кивнул Ардо. – Что по Та'Лиэву?
     - Спал как сурок, никого не беспокоил, - развеяла все возможные опасения Донна. – Провожу вас и сразу в процедурный за пробирками – время выкачивать кровь во славу лаборатории.
     - Донна, не паясничайте, вам не идет, - скривился Готтард.
     - А вам не идет хмуриться, но я же молчу, - усмехнулась старшая медсестра, обходя остановившегося у ординаторской фон Рауха и направляясь действительно в сторону процедурного.
     Накинув халат, Ардо первым делом направился в кабинет. Ничего с пометкой «Срочно!» на столе не оказалось, что только подтвердило слова Донны. Впрочем, интересовало мужчину совсем не это. Ответ с Эвилариума все же пришел. Выгрузив данные на планшет, Готтард принялся бегло просматривать выписки и назначения некой Сибиллы. Некоторые не выглядели совсем уж бестолково. Острая сосудистая патология, например, на часть симптомов точно ложилась. А вот множественные микроинсульты он бы, пожалуй, мог и оспорить, но уже после того, как увидит свежие результаты обследования. Но было в записях далекой коллеги и кое-что весьма…удивительное. Точнее не было. Ардо никак не мог найти полноценных антиконвульсантов. Были седативные препараты, были те самые ноотропы, действия которых накануне опасался нейрохирург, был курс общеукрепляющих зелий, но, сколько бы фон Раух не вчитывался, ему все время чего-то не хватало, делая проведение диагностики делом не просто будущим, но и необходимым…
     Прихватив планшет с собой, мужчина направился на обход пациентов. Впрочем, при нынешней загруженности отделения это была скорее профанация. В реанимацию тяжелых больных пока не вернули – с ними возился также оставшийся без выходных Найджел. Завершающих же лечение и свежепоступивших было, пока, немного. Набиралось всего-то семь палат. У готовящихся к выписке Готтард даже надолго не задерживался – достаточно было справиться о самочувствии и не мозолить им собой глаза. Ночные «приобретения» все еще спали под гнетом препаратов, так что Ардо ограничился изучением показаний приборов и, не найдя ничего крамольного, направился в одиннадцатую к Та'Лиэву, надеясь, что за это время Донна уже успела не только справиться с забором крови, но и вдоволь напричитаться…по какому-нибудь поводу.
     - Молли, давай скорее, горбоносый злыдень скоро придет! – одна из медсестер обнаружилась аккурат заглядывающей в палату, где был размещен антик.
     - Смею вас разочаровать, уже пришел, - вполне спокойно оповестил девицу Готтард.
     - Ой! Доктор фон Раух… А я… А я как раз…
     - Не работаете сами и мешаете работать другим? – участливо подсказал Ардо.
     - Да… То есть, нет… То есть мне надо…
     - Заняться выполнением своих непосредственных обязанностей? – вновь «подсказал» нейрохирург.
     - Ну… Я пойду? – как-то потерянно переспросила медсестра.
     - А вам кто-то мешает? – скептически хмыкнув, поинтересовался мужчина, жестом демонстрируя широту пространства для маневра.
     Девица сочла за благо быстрым шагом скрыться за поворотом коридора, а Ардо придержал дверь, пропуская ту самую Молли, выталкивающую вперед себя столик с посудой, оставшейся после завтрака.
     - Доброе утро, - скрепя сердцем все же обозвал столь немилым эпитетом это время суток Готтард, входя в палату. – Как ваше самочувствие сегодня?
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/r9zNPfC.jpg[/icon]

+1

13

Ночь прошла на удивление спокойно, видимо все же сказалось действие препаратов, которыми антика под завязку накачал фон Раух и его помощники.
А вот первым,, кого увидел Дельвар, открыв глаза, оказалась старшая медсестра Донна Саммерс, статная еще не растерявшая былой привлекательности эссенция в годах, позволявших иметь кучу правнуков разного калибра и взрослости.
- Господин Та'Лиэв, как вам спалось?  -  проговорила она, приблизившись к постели и начав колдовать с модулем, управляющим положением кровати. - Как самочувствие? Признаться, вы нас очень напугали.
- Донна, — древний приподнял губы в ответной улыбке, несколько бледной, но вполне  доброжелательной.  — Спасибо. Есть некоторая слабость, но голову не опоясывает болью.
- Это хорошо, — она  наконец-то ввела нужную последовательность команд и изголовье начало подниматься, приводя лежавшего антика в полусидячее положение. - Сейчас я возьму кровь на анализ и потом вам можно будет поесть.
Продолжая говорить, она ловко подготовила все необходимое для забора крови, которое так же не заняло слишком много времени.
- Вот и отлично, господин Та'Лиэв,  - эссенция прижала место укола смоченной спиртом ваткой и аккуратно согнула руку Дельвара в локте. - Через пару минут можете опустить. А я пока распоряжусь насчет завтрака для вас
Собрав пробирки, наполненные густой темно-багровой жидкостью, Донна выплыла из палаты. Дельвар проводил ее рассеянным взглядом.
Оставшись один, он немного повозился,  в меру своих  не слишком больших нынче сил, устраиваясь удобнее в полусидячем положении. Ему даже удалось вполне себе комфортно расположить крылья, чтобы они не затекали и не мешали ему. Он как раз закончил возню и успел накрыться покрывалом, когда в палату впорхнула  еще одна миловидная  медсестра, толкая перед собой небольшую тележку с расставленными на ней тарелками со снедью
- Ваш завтрак, господин Та'Лиэв - прощебетала саэтерус блондинистой наружности, кокетливо улыбнувшись древнему.- Меня зовут Молли.
Она запорхала вокруг постели, приводя в нужное положение небольшую столешницу так, чтобы  она оказалась прямо перед Дельваром. Удостоверившись, что все надежно закреплено, она аккуратно поставила  на нее глубокую пиалу наполненную бульоном.
- Вот. Вам пока нельзя привычную еду. - тарахтела  девчонка кокетливо хлопая длинными ресничками — Доктор распорядился давать вам пока жидкую пищу. Вам помочь?
- Благодарю, я справлюсь сам, — улыбнулся в ответ Дельвар, скользнув по полукровке  равнодушным взглядом. Он чувствовал себя настолько разбитым, что ему совершенно не было дела до заигрываний кокетки.
Когтистые пальцы ухватили ложку, придвигая ее ближе. Осторожно он поднял ее, но почти сразу же уронил на столик, не удержав в дрожащих пальцах.
«Твою же...»
Вздохнув, антик  осторожно обхватил пиалу ладонями и медленно поднял. Получилось. Посудина никуда не выскальзывала, и Дельвар  столь же осторожно поднес ее к губам, начав пить маленькими глотками. Бульон оказался умеренно теплым, наваристым и вкусным. Он приятным телом растекся по телу, согревая антика и наполняя его силами.
Молли все же исхитрилась  извернуться и теперь аккуратно поддерживала пиалу под дно, не позволяя ей выскользнуть из рук антиквкрума, продолжавшего медленно пить золотистую жидкость.
Возле двери послышалась возня с голосами, среди которых Дельвар узнал голос доктора фон Рауха. Молли, услышав его, подорвалась с постели, как ужаленная. Быстро собрав пустую посуду, она пулей вылетела из палаты, едва не сбив придержавшего для нее дверь  мужчину.
- Доктор фон Раух, доброго утра, - поприветствовал  врача Дельвар. - Лучше, чем было вчера, но хуже, чем хотелось бы мне.  Голова сейчас не болит. - он перевел взгляд на планшет, который врач держал в руках. - Как я понимаю, доктор де ла Урбан прислала мою карту?
«И написанное в ней, тебя не устраивает...  Впрочем, этого следовало ожидать...»
- У вас имеются вопросы, доктор фон Раух? Я попробую на них ответить так подробно, как смогу.
_________________________________________
Одет: Обнажен.  Длинные багрово-красные волосы свободно рассыпаны по плечам; с правой стороны стрижены до состояния короткого ежика, по которому выбрит узор из линий; часть волос зачесана на левую сторону, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови.
В левом ухе серьга-кольцо, индастриал с продетой в проколы штангой.
На правой руке браслет-артефакт для перемещений, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

Асимметричный  узор начинается от правой брови, задевает висок и скулу, спускается по щеке на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с правого плеча плавно перетекают на бок древнего. Языки вытатуированного пламени скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, а так же основание хвоста, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка  частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

Отредактировано Дельвар (31.07.20 11:28:22)

+1

14

     Антиквэрум действительно выглядел определенно лучше. Во всяком случае, точно не походил на того, кто готов заснуть, едва с ним прекратишь говорить, да и двигался намного свободнее. Это радовало. Оттягивать проведение диагностики или все же проводить ее с полубессознательным пациентом не хотелось. Не то чтобы это было невозможно – терялась точность и могли выпасть из зоны внимания весьма настораживающие детали.
     - Коллега сработала весьма оперативно, - подтвердил то немногое, что в этой самой коллеге его радовало, Готтард. – Успел проглядеть до начала обхода…
     И проглядеть, и частично проанализировать, и знатно почертыхаться… Вот только озвучивать пациенту, что именно он думал о назначениях и некоторых предположениях эвилариумского врача, было бы несколько не разумно. Во всяком случае, в тех формулировках, что просились на язык. Выразить свое мнение непечатно можно было при Салливане, а вот при Та'Лиэве слова приходилось подбирать осторожно, хоть давалось это порою и нелегко.
     - Признаться, меня поразило отсутствие среди назначений противосудорожных, - вполне спокойно озвучил одно из своих наблюдений фон Раух. – Словно бы конвульсии были отнесены к вторичным или побочным эффектам. А то и вовсе списаны на психосоматику…
     Готтард все же нахмурился. В его практике встречались случаи, когда судороги имели весьма спорную природу, но в предполагаемом диагнозе Дельвара он был уверен. Уверен практически полностью, так как видел его от начала и до конца. Даже если ухудшение и происходило, оно не могло быть настолько резким, чтобы не насторожить какими-то предпосылками лечащего врача…если тот заинтересован в выздоровлении пациента…
     - Не имея на руках свежих диагностик, я не вправе опровергать выводы госпожи де ла Урбан, - Ардо удержал лицо, но вот назвать доктором эту даму на фоне эмоций язык все же не повернулся. – Однако в свете последних событий меня крайне интересует вопрос, не было ли в промежутке между последним назначением и нынешним приступом каких-то не упомянутых в карте черепно-мозговых травм или сильных потрясений?
     Удивительные свойства некоторых пациентов перехаживать на ногах, надеяться, что и так пройдет, или и вовсе идейно не обращаться за помощью Готтарду встречались неоднократно. Кое в чем был грешен и он сам, так что вполне мог предположить, что усугубивший состояние фактор мог оказать и из этого разряда. Однако все вновь упиралось в диагностику, которую еще только предстояло провести. Слишком уж мало оказывалось информации для полноценных выводов…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/r9zNPfC.jpg[/icon]

+1

15

Антик вздохнул, криво усмехнувшись. Эвилариум а точнее империя Торис славилась своей медициной, и потому именно туда и обратился Дельвар,. Когда начались первые признаки ухудшения самочувствия Тогда же лечащий врач был поставлен в известность о наличии имплантатов, позволяющих древнему взламывать магические конструкты. Впрочем, не только взламывать, но и ремонтировать их, но ни первый лечащий врач, ни последующие не приняли это заявление к сведению, посчитав, что технологическая приблуда работает в штатном режиме. К тому же из слов Готтарда фон Рауха выходило, что в карте по всей видимости вообще нет упоминания о них.
Дельвар вздохнул, сжав в пальцах край покрывала и попытался припомнить, что именно говорил ему эвилариумский врач.
-  Доктор де ла Урбан, мой нынешний лечащий врач, посчитала их вторичными и не стала учитывать при постановке основного диагноза. - тихо проговорил Та'Лиэв. - На момент постановки указанного в карте диагноза судороги были незначительны.
Он вздохнул, переведя взгляд на окно за которым ярко синело утреннее небо окрашенное сиянием зимнего солнца, лучи которого пробивались в палату сквозь ткань легких занавесей.
- Имплантат, позволяющий взламывать и ремонтировать магические конструкты... Был установлен в 2327 году. - когтистые пальцы дернулись,  разрезая плотную ткань. - Я предупреждал  госпожу де ла Урбанн, и каждого из  моих лечащих врачей.  В карте это не указано?
Дельвар опустил глаза, сосредоточившись на том, как расползается ткань под его когтями. Судя по реакции саэтеруса, тот был не лишком доволен тем, что увидел в карте своего неожиданного пациента. Как либо пояснить подобное  антик не мог. Да и не знал. Так что оставалось ориентироваться на наводящие вопросы фон Рауха, чтобы снабдить того подробной информацией.
- Один из препаратов из последнего назначения удалось приобрести только пару недель назад. С приобретением замены так же возникли сложности.  Тогда же я  и начал прием. — заговорил Дельвар, встряхивая рукой и сбрасывая с пальцев полоски ткани. - А так. Врроде ничего такого не было... если не считать того, что к приступу мог привести любой громкий и резкий звук. Да и они стали чаще И сильнее.
_________________________________________
Одет: Обнажен.  Длинные багрово-красные волосы свободно рассыпаны по плечам; с правой стороны стрижены до состояния короткого ежика, по которому выбрит узор из линий; часть волос зачесана на левую сторону, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови.
В левом ухе серьга-кольцо, индастриал с продетой в проколы штангой.
На правой руке браслет-артефакт для перемещений, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

Асимметричный  узор начинается от правой брови, задевает висок и скулу, спускается по щеке на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с правого плеча плавно перетекают на бок древнего. Языки вытатуированного пламени скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, а так же основание хвоста, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка  частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

Отредактировано Дельвар (31.07.20 21:53:31)

+1

16

     Готтард вполне лояльно относился к женщинам-врачам. В конце концов, профессионализм был свойством никак не связанным с полом. Но вот одну конкретную коллегу с Эвилариума после слов антика мужчина уже практически ненавидел, хоть и заочно. И дело было даже не в специфике восприятия болезней представителями магических миров… Хотя, и в ней тоже. Считать импланты мелочью могли только те, кто сталкивался с ними чисто теоретически или не сталкивался вовсе… А уж совсем не учитывать их при диагностике… Фон Раух знал наверняка, что часть из подобных девайсов давала погрешности в диагностических пентаграммах. А уж трактовка природы судорок и вовсе вызывала желание сказать пару ласковых еще и тем, кто учил подобных специалистов. Сам бы он ни имплантанты, ни банальнейший тремор игнорировать точно не стал…
     - Вижу, - мрачно протянул Ардо, пролистывая массив данных. – Судороги приписаны к нервному истощению. Назначены легкие седатики и травяные настои, дублирующие их действие…
     Готтард допускал, что будь дело действительно в переутомлении и нервной работе, то подобное сочетание бы могло помочь. Вот только приступ, свидетелем которому он стал, ни чуть не походил на последствия выдающегося трудоголизма… Но, сколько бы Ардо не просматривал карту, эпилепсия как таковая ему не попадалась, а во внезапный дебют после слов пациента совсем не верилось…
     - В карте, судя по всему, вообще многое не указано… - фон Раух старался держаться спокойно, хоть внутренне и закипал. – Создается впечатление, что подобрав удобоваримый диагноз, все последующие проверки проводились исключительно в рамках его подтверждения, ибо хоть убейте, но я не вижу, чтобы кто-то стремился проверить наличие коморбидных расстройств…
     Это даже по-своему пугало. Ардо боялся представить, насколько большим светилом медицины мнит себя эта де ла Урбан. Так верить в собственную гипотезу, чтоб считать прочее несущественным… Да мужчина был практически в ужасе от того, сколько еще у этой дамы было пациентов помимо Та'Лиэва и в каком они состоянии, если уж наблюдаемый саэтерусом антик на успешно выздоравливающего похож не был…
     В этом контексте упомянутый препарат вызвал у Ардо реакцию весьма…закономерную, если подумать. Быстро долистав до последних рекомендаций, полукровка принялся вчитываться в назначенный курс лечения. Большая часть медикаментов была довольно распространенной и вряд ли могла вызвать сложности с покупкой. Все те же успокоительные, среди которых затесалось даже одно снотворное, витамины и…ноотропы.
     - Да каким местом она это назначение… - врач осекся и глубоко вздохнул, давя рвущиеся на волю ругательства. – Думаю, не ошибусь, если скажу, что искали вы пиритинол, - Готтард поджал губы, весьма неприятным взглядом просматривая схему приема лекарств. – В какой, мать твою чешуйчатую, концентрации?.. – резко просевшим голосом произнес фон Раух, осматривая пациента обеспокоенным взглядом. – Это же гарантированная интоксикация… Да даже при обширном инсульте… А если с поправкой на добавочную активность имплантов… - начиная хриплым шепотом перебирать возможные последствия подобного назначения вперемешку с ругательствами, Ардо невольно начал мерить палату широкими шагами.
     Мужчина невольно поймал себя на мысли о том, что антику действительно повезло…не добраться до этой де ла Урбан. Готтарду страшно было представить, что еще она могла ему назначить и в какое состояние по итогу привести. Что ж… Возможно, что треклятого Митчела с его переполохом из-за противопожарной системы стоило даже поблагодарить за подобный исход. По всему выходило был довольно высокий шанс, что техник своей выходкой Та'Лиэву скорее помог, чем навредил. Оставалось только понять степень уже нанесенного ущерба и попытаться что-то с этим делать, надеясь, что время еще не упущено…
     - Прошу извинить за мою излишнюю экспрессивность, - голос мужчины звучал, пожалуй, что виновато, после того, как тот наконец замер и, оторвавшись от планшета, заметил нервозность пациента. – Думаю, я не сильно ошибусь, если скажу, что симптоматика начала обостряться, когда вам стали назначать стимуляторы системно…
     Впрочем, что-то подсказывало Ардо, что это только вершина айсберга и это ему категорически не нравилось. В этом контексте мужчину даже порадовало то, что препаратов у антика при поступлении в отделение при себе не оказалось… Не хотелось вновь купировать припадок из-за привычно принятого препарата… Впрочем, возможно и не только из-за него.
     - Полной картины состояния карта не дает, - резюмировал свое впечатление Готтард. – Было бы предпочтительней провести свежее обследование, когда ваше состояние позволит добраться до помещений диагностов…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/r9zNPfC.jpg[/icon]

+1

17

Антик, молча, наблюдал за фон Раухом, мерившим палату и бормотавшим под нос возмущенные комментарии вперемешку с ругательствами. Сам он нервно дергал покрывало, неосознанно разрезая его на лоскутки когтями и даже не замечал этого, завороженный действиями доктора. Собственно, он  сам давно уже заподозрил именно то, что фон Раух озвучил только что.
- На это и не проверялось... Ни разу. - пошептал Дельвар, подтягивая колени к груди и обхватывая их руками. - Хотя на тот момент судороги уже сопровождали практически каждый припадок.
Он вздохнул, прикрывая глаза. Стоило ему это сделать, как голос  врача и его шаги стали ощущаться еще четче, и Та'Лиэв вскинулся, встряхивая головой, чтобы прогнать болезненное ощущение. Звуки были слишком громкие, слишком резкие, контрастные.
Когти  царапнули покрывало, разрезая его на новые полоски.
- Да, именно с этим препаратом были сложности. - последовавшая за этим гневная тирада, произнесенная свистящим шепотом, заставила древнего сжаться. У Дельвара появилось настоятельное желание спрятаться в коконе из собственных крыльев. - Простите...
Фон Раух наконец-то выговорился и стих, и даже  извинился. Дельвар лишь кивнул в ответ. Сам он прекрасно понимал состояние доктора, так что возразить было особо нечего. Единственное, первородного в какой-то степени испугала столь бурная реакция врача. Идиотом  Та'Лиэв не был никогда и сложить все кусочки мозаики даже не смотря на свое состояние сумел.Выводы напрашивались  далеко не радужные.
- Не ошибаетесь. Мое состояние резко ухудшилось. - голос Дельвара был не громче шепота летнего ветерка. - Я собирался сменить клинику. - он вздохнул. - Я понимаю, что вам показался странным выбор клиники Эвилариума. Учитывая установленные импланты, логичнее было обратиться в клинику Циркона. — резкий треск разрезаемой ткани покрывала наполнил палату. - Но... это было бы последнее, что я сделал самостоятельно. С планеты меня бы уже не выпустили. А я.... я хочу  видеть сына, хочу дождаться внуков. Я жить хочу, а не закончить ее распятым на лабораторном столе в недрах корпораций Циркона... Потому что едва ли когда-либо имплантат магохакера устанавливали столь долгоживущему существу.
Он отвернулся, вперив невидящий взгляд в окно, за которым синеву неба вновь затянули тучи из которых посыпался снег. Некоторое время смотрел на падающие с неба крупные хлопья пытаясь, собраться с мыслями.
- Наверное хорошо, что я попал сюда... И вы сможете разобраться в проблеме — Дельвар перевел взгляд на фон Рауха. На мгновение из золотой завесы выглянула  древняя тварь. Оглядев саэтеруса, она скрылась в глубине глаз  первородного. - Делайте все, что сочтете нужным, доктор фон Раух. Все равно хуже чем есть сейчас... уже не будет.
_________________________________________
Одет: Обнажен.  Длинные багрово-красные волосы свободно рассыпаны по плечам; с правой стороны стрижены до состояния короткого ежика, по которому выбрит узор из линий; часть волос зачесана на левую сторону, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови.
В левом ухе серьга-кольцо, индастриал с продетой в проколы штангой.
На правой руке браслет-артефакт для перемещений, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

Асимметричный  узор начинается от правой брови, задевает висок и скулу, спускается по щеке на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с правого плеча плавно перетекают на бок древнего. Языки вытатуированного пламени скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, а так же основание хвоста, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка  частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

Отредактировано Дельвар (02.08.20 10:03:08)

+1

18

     Ардо готов был провалиться сквозь землю, когда осознал, насколько его реакция на записи по недоразумению коллеги испугала пациента. После стольких лет практики так легко выйти из себя было…несколько непрофессионально. Мог ведь распугать медсестер чуть позже и большую часть нервозности спустить в кабинете, где некому было бы с опаской смотреть в его сторону… Мог. Но снова не сделал… От этого Готтарду за себя было тошно…
     Сжавшийся в комок антиквэрум, методично терзающий покрывало, поднимал в фон Раухе такую волну злости на себя самого, что, будь виновником кто-то другой, не погнушался бы вывести в коридор и отчитать так, что нервно дергалась бы еще как минимум половина персонала отделения. Но за неимением другого виновника, кроме себя самого, Готтарду оставалось только усилием воли гасить эмоции и стараться не усугубить уже спровоцированную ситуацию… А еще на фоне этого зверски хотелось курить…даже ту дрянь, которой можно было разжиться у анестезиолога, как самого злостного курильщика отделения.
     - Если кому и просить прощение, то не вам, - признал Ардо, услышав очередное «простите», рискующее прописаться в его кошмарах. - Непозволительная несдержанность при многолетней практике… - губы мужчины сжались в тонкую линию, он на мгновение прикрыл глаза и медленно вздохнул, давя очередную волну раздражения на самого себя.
     Дальнейшее признание Та'Лиэва в мотивах выбора клиники и вовсе заставило чувствовать себя несколько нервно. Пожалуй, после истории двухлетней давности, при упоминании Циркона напрягалось практически все отделение, успевшее поработать с доктором О’Лири. Впрочем, эта история была не для посторонних ушей, даже если пациент и сам не питал симпатий к причине беспокойства нейрохирурга.
     - Мы практически не взаимодействуем…с клиниками Циркона, - как можно более спокойно произнес Готтард. – Неразрешимые противоречия на почве методологии, скажем так…
     И извечная борьба за клиентов среди тех, кто работает в одном сегменте. Впрочем, противоречия действительно были. В основном в отношении того, насколько сильно допустимо вмешательство магии в отдельных процессах. На конференциях, посвященных медицине, делегации адептов разных подходов даже традиционно делили на разные секции, во избежание научных диспутов плавно переходящих в конфликт с претензией на вооруженное столкновение. Бывали в студенческие годы Готтарда занимательные прецеденты, когда тот посещал подобные мероприятия в качестве ассистента своего научного руководителя…
     Будь на месте фон Рауха тот же Салливан, тот давно бы уже и утешал, и успокаивал, и топтался по больному душеспасительными беседами… Ардо так не мог, чувствуя себя не в своей тарелке каждый раз, когда демонстрировал эмоции тем, кто не попадал в его небольшой ближний круг. Впрочем, даже его иногда пробивало на сиюминутные порывы. Именно поэтому мужчина сжал чужую ладонь в своей в том жесте поддержки, который он в здравом уме и твердой памяти не считал вычурным и чрезмерным в общении с практически незнакомцем. Последовавший вслед за этим взгляд заставил напрячься и замереть, медленно выдыхая. Впрочем, наваждение схлынуло также быстро, как и появилось.
     - Надежды нет, только если пациент безнадежно мертв, - заверил Готтард, чуть сильнее сжимая пальцы на чужой ладони и позволяя появиться на лице чуть неловкой улыбке, характерной для тех, кто редко прикладывает усилия к мимическим мышцами для отображения эмоций подобного спектра. – Можем приступить к обследованию хоть сегодня, если чувствуете себя морально готовым узнать его результаты…
     Пожалуй, в настоящий момент Ардо действительно волновал больше моральный аспект. И Донна с утра, и он сам даже по результатам внешних наблюдений были склонны считать, что физически пациент уже вполне мог благополучно перенести процедуру обследования. Другое дело, что мужчина опасался того, что пациент из-за его неуместной эмоциональности и так окажется слишком подавлен, чтобы не испугаться возможных новостей…не самой приятной направленности. Впрочем, Готтард всегда был склонен опасаться худшего…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/r9zNPfC.jpg[/icon]

+1

19

Красноволосый антик только качнул головой, показывая, что понял и принял к сведению слова доктора. Бледные губы тронула едва заметная усмешка, открывшая кончики длинных клыков. В золотых глазах проскользнуло понимание..
- Не извиняйтесь доктор фон Раух, - шепнул Дельвар, стряхивая с пальцев полоски плотной ткани, в которые продолжал методично превращать покрывало. - На вашем месте, я бы отреагировал точно так же.
Он вздохнул, поерзав на кровати и шевеля крыльями которые уже начали затекать. Следовало либо попытаться встать либо изменить позу, чтобы удобнее разложить их на постели. Да и организм уже настоятельно требовал свидания с уборной.
Древний перевел взгляд на доктора как раз в тот самый момент, чтобы заметить некоторую нервозность полукровки Упоминание о Цирконе было так же не очень приятно доктору.  Впрочем это было неудивительно. Циркон  вызывал содрогание во многих представителях магических рас особенно сели вспомнить горячую «любовь» цирконцев к магии и браслеты-блокаторы, которые  цеплялись на каждого мага стоило тому ступить на бетон космпорта Лоссума. А уж о тамошней СБ слухов и россказней ходило великое множество. Большинство из которых к вящему сожалению были правдой.
- Могу понять... И даже не удивляюсь. - скривился Дельвар, привычным движением пальцев смахивая с лица упавшие красные прядки. - Циркон весьма специфическая планета... во всем. - снова кривая усмешка скользнула по губам антикверума. - Мне приходилось там бывать... в далеком прошлом... по работе. Возвращаться туда желания нет совершенно.
А потом, Готтард фон Раух каким-то образом оказался возле постели и его сухие и сильные пальцы сжали  ладонь Та'Лиэва в коротком  жесте поддержки. Древний удивленно и одновременно благодарно взглянул на саэтеруса, поймав  его скупую улыбку. Когтистые пальцы сжались в ответном жесте, обхватывая узкую ладонь.
- Спасибо...  - тихий шепот слетел с сухих губ Дельвара. - Давайте начнем... Не думаю ,что стоит и далее оттягивать обследование... — он снова завозился, неловко усаживаясь на смятых простынях и опуская ноги на пол. - Но сначала... я попробую добраться до уборной.
Катетер и прочие подобного рода приблуды были убраны задолго до прихода фон Рауха, благо состояние пациента более-менее позволяло перемещаться самостоятельно.
Собравшись с силами и уцепившись рукой за поручень в изголовье кровати, Дельвар осторожно поднялся, даже не обратив внимание на то, что покрывало сползло на пол и теперь он полностью открыт взгляду полукровки. Его это не беспокоило. Куда сильнее  древнего тревожили настоятельные позывы собственного организма. Цепляясь  когтями и хвостом, который  он использовал как дополнительную конечность, за поручни приборов и стену, антик пошатываясь доковылял до дверей в санузел и, отодвинув ее в сторону, скрылся внутри, даже не озаботившись закрыть оную за собой.
Дельвар появился спустя несколько минут, довольный и расслабленный но все так же продолжавший цепляться за поручни и ручки когтями и хвостом, дабы удержать себя в вертикальном положении. Он даже полураспахнул крылья, помогая себе удерживать равновесие.
«Твою же. Как бы еще не грохнуться посреди палаты...»
Отыскав взглядом висевший здесь же в изголовье больничный балахон, Дельвар добрался до постели и, сдернув тряпицу с крючка, осторожно натянул одежку на себя. Призвав посох, он поднял глаза на  фон Рауха.
- Можно отправляться... вроде как... 
_________________________________________
Одет: Обнажен.  Длинные багрово-красные волосы свободно рассыпаны по плечам; с правой стороны стрижены до состояния короткого ежика, по которому выбрит узор из линий; часть волос зачесана на левую сторону, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови.
В левом ухе серьга-кольцо, индастриал с продетой в проколы штангой.
На правой руке браслет-артефакт для перемещений, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

Асимметричный  узор начинается от правой брови, задевает висок и скулу, спускается по щеке на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с правого плеча плавно перетекают на бок древнего. Языки вытатуированного пламени скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, а так же основание хвоста, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка  частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

+1

20

     Что делал бы на его месте антиквэрум, Готтарда беспокоило отменно мало. Куда важнее было то, что он на своем месте вовремя не сделал. Вся эта ситуация сначала с оборудованием реанимации, затем с техником и его походами по дамам, и под конец с оказавшимся слишком «интересным» случаем антиком просто выбивала из колеи… Не хватало только по старой недоброй памяти оставить кого-нибудь в утомленном и апатичном состоянии, для полноты картины так сказать…
     Упоминание в беседе Циркона благодушия тоже не добавляло. А уж его службу безопасности так и вовсе не стоило поминать всуе. После смерти О’Лири пошерстили они знатно. Ничего не нашли, если верить местным безопасникам. После их визита перетряхнули весь филиал, а то и не только его. Вроде как, все вычистили, но некоторые темы от греха подальше подпали под табу. И Ардо предпочел бы, чтобы так оно оставалось и впредь, поэтому продолжать обсуждение далеких коллег не спешил.
     Тем временем пациент все же рискнул подняться с постели и фон Раух искренне порадовался, что выставил медсестер. Готтард слишком хорошо представлял, насколько повысился бы коэффициент томных вздохов на одно конкретное отделение, если бы хоть одна из этих свиристелок, насладившись зрелищем, упорхнула бы с упоением пересказывать другим, провоцируя цепную реакцию. Пожалуй, при таком раскладе Та'Лиэва врачу было бы даже по-своему жалко. Был уже как-то случай, когда медсестры спорили, кто первая сможет добиться благосклонности сынка одного богатея. Они с Найджелом долго потом смеялись, когда в итоге победил…анестезиолог. Зато девицы на волне траурного настроения и солидарного игнорирования одного конкретного коллеги почти полмесяца работали без единого нарекания…
     Убедившись, что антик в состоянии передвигаться по палате сам, не пытаясь при этом осесть на пол ворохом перьев, Готтард активировал гарнитуру, связываясь напрямую с диагностом и отдавая распоряжение начинать активировать контур.
     Наблюдая за твердостью походки пациента, Ардо вынужден был признать, что, если в пределах палаты антиквэрум передвигался относительно бодро, то путь до диагноста рисковал оказаться большой проблемой. Не говоря уже о том, что те же медсестры выстроятся в очередь, дабы пожалеть несчастного антика, которого злобный фон Раух заставил…и далее по тексту. Пожалуй, это было бы смешно, если бы не было так привычно.
     - Донна, - активируя гарнитуру начал Готтард. – Направь в одиннадцатую санитара с коляской. Нет, можешь не предупреждать, с ним я уже связался. Спасибо, - закончив говорить с медсестрой, мужчина обратился уже к пациенту. – Пожалуй, все же обойдемся без героических поступков. Персоналу и так есть что пообсуждать в перерывах между симулированием рабочей активности.
     Молчаливый санитар, чуть настороженно косившийся в сторону нейрохирурга, появился буквально через пару минут, помог пациенту разместиться и осторожно выкатил коляску через придерживаемую Готтардом дверь.
     Проходя сквозь отделение в сторону стационарного портала, Ардо привычно отмечал, как, едва его завидев, некоторые несознательные личности, которым, видимо, слишком мало возложенных на них обязанностей, начинают резко подбираться и разводить активность. Пожалуй, не будь он сейчас занят, кое-кому из внезапно активных перепала бы пара-тройка лишних поручений, но бездельников спасло то, что благополучие пациентов фон Раух ставил все же выше, чем желание показать лоботрясам, на что действительно стоит тратить рабочие часы…
     В диагностическом их уже ждали. Суетился персонал, проверяя настройки аппаратуры. Низкорослый серпент, едва заметив новоприбывших, сразу подался вперед, приветствуя Готтарда.
     - Все-таки не успели запитать? – уточнил Ардо, заметив тусклость символов на полу и стенах.
     - Из-за перезагрузки системы слетел накопитель, - отозвался диагност. – Новый заполнили почти до предела. На точечные обследования хватает.
     - И какие варианты? – скорее для проформы поинтересовался саэтерус, уже догадываясь, что именно услышит.
     - Протокол разового вмешательства в обход резерва, - не обманул ожидания Готтарда коллега. – Или добить уровень заряда до допустимой отметки. Иначе придется опираться только на технику.
     - И при любом раскладе истоком предполагаюсь я, - подытожил Ардо, глядя на то, как в притворно сожалеющем жесте разводит руками его коллега. – В бездну все, запускайте разовый…
     Этот вариант для фон Рауха был более предпочтительным в силу меньшей энергозатратности. Будь это конец смены, возможно полукровка и согласился бы на «благотворительность», слив в накопитель все остатки резерва, но ему предстояло отработать до вечера, и никто не гарантировал, что за это время не привезут кого-то экстренного. Оказаться пустым в операционной было смерти подобно…
     Наблюдая за тем, как антиквэруму помогают разместиться, Готтард морально готовился к активации экстренного магического контура. Процедура для «донора» была не болезненной, скорее малоприятной, так как резкий, хоть и добровольный отток магии все равно ощущался весьма скверно. Впрочем, долго рассуждать на эту тему ему не пришлось. Получив отмашку от коллеги-серпента, Ардо положил руку на кристалл в ожидании начала процедуры.
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/r9zNPfC.jpg[/icon]

+1

21

Дельвар привычно пошкрябал когтем бровь и кивнул, соглашаясь с фон Раухом. Пожалуй да, перемещаться самостоятельно вне палаты причем, достаточно долго он определенно не сможет. Силы еще не полностью вернулись да и пошатывало его после тех препаратов, что в него вкатили, когда доставили в клинику после припадка.
- Да, вы правы.. - согласился древний, развоплощая посох. -  Долго находиться на ногах я пока не могу. Меня все еще заносит при ходьбе.
«Да и устаю я сейчас как-то уж очень.... быстро....»
По всей видимости, Готтард все это и сам видел. Так как  спустя несколько минут в палате появился санитар, толкая перед собой коляску, разработанную специально для крылатых пациентов. Молчаливый буланим помог древнему вполне комфортно устроиться в коляске и столь же осторожно выкатил ее в коридор, когда фон Раух придержал перед ним открытую дверь.
В коридорах их провожало множество любопытных взглядов, которые совсем юные и не очень медсестры и санитарки украдкой бросали на  сидевшего в коляске Дельвара, укутанного в собственные перья. Древний лишь равнодушно окидывал оных золотым взглядом, иногда приподнимая уголки губ в кривой усмешке. Сейчас ему определенно было не до заигрываний с вездесущими дамочками.
А потом был стационарный портал. Доставивший их прямо к дверям диагностической антик улыбнулся, когда магия переноса подхватила всю компанию,  позволяя совершить короткий но вполне комфортный переход.
- Мои предположения оправлялись. -  едва слышно пробормотал магохакер. - Паразит разрушил сам себя, когда я переписал команды.
Кончики когтей царапнули поручни, когда первородный сжал их  во время перехода.
Помещение, весьма просторное надо сказать  встретила их тусклым сиянием основных узлов огромной магической пентаграммы. Золотой взглдя успел заметить вмонтированные в потолок и пол кристаллы, помогающие удерживать пациента в воздухе во время работы магического конструкта, узнать которые  ему не составило большого труда.   
«Братец в свое время знатно постарался когда разрабатывал эти приблуды. В некоторой степени стоит отдать ему должное, он порой бывает необыкновенно гениален.»
Пока  фон Раух тихо переговаривался с диагностом-серпентом, молчаливый санитар помог Дельвару выбраться из коляски, снять больничный балахон и осторожно ввел внутрь контура, где древнего уже подхватили коллеги серпента, помогая разместиться так, чтобы магия кристаллов аккуратно подняла пациента в воздух, надежно зафиксировав в нужном для проведения процедуры диагностики положении.
А далее последовала четкая команда диагноста. Символы вспыхнули, осветившись и приводя контур в рабочее состояние. Множество широких колец. образующих сферу. пришли в движение, начав подробное сканирование плававшего между кристаллами  антиквкрума, который  сейчас находился в состоянии полудремы.
Долгий процесс диагностики начался.
_________________________________________
Одет: Обнажен.  Длинные багрово-красные волосы свободно рассыпаны по плечам; с правой стороны стрижены до состояния короткого ежика, по которому выбрит узор из линий; часть волос зачесана на левую сторону, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови.
В левом ухе серьга-кольцо, индастриал с продетой в проколы штангой.
На правой руке браслет-артефакт для перемещений, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

Асимметричный  узор начинается от правой брови, задевает висок и скулу, спускается по щеке на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с правого плеча плавно перетекают на бок древнего. Языки вытатуированного пламени скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, а так же основание хвоста, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка  частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

+1

22

     Отток магии раздражал, оставляя за собой чувства пустоты и тяжесть. Контактирующая с кристаллом рука ощущалась почти как нечто чужеродное, что едва не сбивало концентрацию, которую полукровке было крайне нежелательно терять – слишком высок был риск, что вместо отдачи сил артефакту, он начнет тянуть их из окружающих. Ни ссориться с коллегами, ни усугублять состояние пациента Ардо не планировал, поэтому приходилось заставлять себя отстраняться от неприятных ощущений и концентрироваться на сосредоточенно наблюдающим за работой плетения коллеге.
     - Боюсь спросить, где вы этого уникума откопали, - хмуря брови, произнес серпент.
     - В ближайшем сугробе, - без тени улыбки отозвался Готтард.
     - Даже так? – протянул диагност. – Повезло…
     - Что там?
     - Множественные локальные повреждения, хронически происходящие примерно в одних и тех же зонах, - серпент выглядел крайне недовольным увиденным. – Страдают преимущественно височная и лобная кора, но я, хоть убей, не вижу причины в магическом диапазоне.
     - Значит, не похоже ни на инсульт, ни на эпилепсию… - задумчиво протянул Ардо.
     - По последствиям – отчасти, но я не вижу причины, - диагност нахмурился еще больше. – Ничего не указывает на патогенные очаги или сосудистую патологию…
     - Он – магохакер, - припомнил Готтард особенность своего пациента. – Что если сравнить локализацию с…
     - …расположением импланта, - перебил его серпент. – Имеет смысл. Правда, не в этом диапазоне…
     То, что пентаграмма может не показать полной картины, Готтард, признаться, ожидал. Все же при всем неуважении к госпоже де ла Урбан не все же специалисты Эвилариума настолько…внимательны к пациентам. И если те, кто в медицине делал упор на магию, не смогли найти проблему, стоило обратиться к технике и, видимо, надеяться на то, что решение окажется где-то между…
     Получив отмашку прекратить внешнюю подпитку плетения, Готтард не без удовольствия убрал руку с кристаллической «пиявки» и принялся с силой растирать ледяную ладонь, которую почти перестал чувствовать. До истощения не дошло, но появилось острое желание спровоцировать кого-то на конфликт или послать всех лесом и отправиться в резиденцию фон Раухов портить нервы дражайшим родственникам ради посещения своего болота. И глубина сугробов его в этом желании вряд ли бы остановила… Зато прекрасно останавливал трудоголизм. Впрочем, никто не мешал «обрадовать» родню внезапным визитом в следующий законный выходной, который саэтерус упускать не планировал.
     Тщательно наблюдая за тем, как коллеги серпента помогают антиквэруму перебраться к следующему пункту «программы», проверяют состояние и крепят электроды,  Готтард не мог отделаться от мысли, что Та'Лиэв рисковал оказаться тем самым случаем из практики, на основе которого иные коллеги защищают диссертации и пишут многотомные монографии. Не то чтобы сам Ардо планировал нечто подобное, но ощущение нетипичности не проходило и с ним приходилось считаться.
     - Схема кажется слегка избыточной, если сравнивать с типичной картиной, - комментировал выведенное на экран серпент. – Не вполне понятно, за что отвечает сегмент на вентро-латеральной плоскости и, пожалуй, узел в районе миндалевидного тела, но, учитывая расовую специфику, судить не берусь.
     - Какие-то значимые отклонения имеются? – хмуро глядя поверх плеча коллеги на экран поинтересовался Готтард. – Возможно, избыточная активность…
     - Известно, что в последний раз выступило стимулом?
     - Резкий звук… - ответил Готтард, смиряя диагноста понимающим, но не самым добрым взглядом. – Вызванные потенциалы могут что-то показать, но риск рецидива…
     - Если не доводить до запредельных показателей, - задумчиво протянул серпент. – Можно отследить пути активности, не доводя до приступа. Да и…неужели не откачаешь? – на лице коллеги отобразилась чуть нервная усмешка.
     - Не хотелось бы до этого доводить… - мрачно отозвался фон Раух.
     Готтарду не хотелось, чтобы диагностика закончилась реанимацией. И уж тем более, чтобы даже просто риск подобного исхода оказался сюрпризом для пациента, как бы не показателен был метод. Впрочем, ничто не мешало его уточнить мнение на этот счет самого Та'Лиэва.
     - Есть возможность проследить механизм, провоцирующий приступ, - Готтард говорил спокойно, но взгляд выдавал беспокойство. – Но он завязан на постепенно увеличивающих интенсивность звуковых стимулах, - мужчина недовольно поджал губы. – Я предпочел бы повременить с подобными мерами…
     - …но решать вам, - перебил фон Рауха серпент. – Нам требуется просто отследить пути паталогической активности, для этого не обязательно дожидаться мучительно громких звуков, - продолжил диагност с любезной улыбкой. - Вы всегда сможете прервать нас, едва почувствуете себя хуже.
     Готтард бросил на коллегу весьма тяжелый взгляд. Дефенит ответил ему приторной улыбкой. Казалось, еще немного и начнется словесная перепалка, но оба синхронно отвели друг от друга взгляд, вновь возвращая внимание к пациенту.
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/r9zNPfC.jpg[/icon]

+1

23

Древний плыл на волнах магической дремы, полностью отрешившись от реальности. Где-то там вращались кольца диагностической пентаграммы сканировавшие его тело, тихо переговаривались между собой серпент-диагност и  фон Раух, просматривая отображавшиеся на кристалле результаты исследования. Дельвар всего этого не слышал, безвольно покачиваясь между там и здесь поддерживаемый магией энергетических кристаллов.
Очнулся он лишь когда  все завершилось и магические символы составляющие диагностический контур, погасли. Санитары бережно опустили его на пол помогая  принять вертикальное положение и вернуться в реальность. Дельвар покачнулся сделав непроизвольно шаг назад и полураспахнул крылья, помогая себе уравновеситься. Ему пришлось потратить еще некоторое время.. чтобы полностью вернуться из там в реальность. Антик даже осторожно встряхнул головой, прогоняя сонную муть, которая все еще окутывала его сознание,  проступая в глазах тонкой кисеей.
Он перевел взгляд на врачей и невольно изогнул губы в кривой усмешке, вглядываясь в их хмурые лица.
«Кажется, пентаграмма не дала полной картины проблемы. Впрочем, не удивлен эвилариумским лекарям так же не удалось толком ничего рассмотреть при помощи такого же исследования. Но, они и не искали особо чего не скажешь об этих.  Надеюсь, они проверят меня не только магическим способом.»
Подошедший санитар столь же аккуратно подвел Дельвара к следующему агрегату. Оборудование очень  напоминало компьютерный томограф, которые были весьма распространены как на Вэлсадии, так и на Цирконе. Правда имелись и некоторые отличия. Но древнему они совершенно ни о чем не говорили. Он не выказывал недовольства, терпеливо ожидая, пока санитар и помощники диагноста закончат готовить его к процедуре диагностирования. Единственное, что ему пришлось сделать, это как можно плотнее уложить крылья, чтобы они не мешали процессу диагностики.
И снова первое что он увидел, когда ему помогли подняться и сесть в коляску, были хмуро-озабоченные лица серпента и  фон Рауха. По всей видимости, прибор выдал нечто похлеще, чем диагностическая пентаграмма.
Дельвар вскинул взгляд на подошедшего  Готтарда и сопровождавшего его серпент-диагноста, когтистые пальцы сжались на тонкой плети хвоста, лежавшего сейчас на коленях  антикверума. Золотые глаза прищурились, оглядывая хмурое и обеспокоенное лицо полукровки, когда тот заговорил, поясняя процедуру которую хотели осуществить отчего-то обоим потребовалось его мнение так что Дельвар постарался сосредоточиться на том, что поясняли врачи. 
«Толку от того, что вы  не собираетесь доводить до приступа. Даже я сейчас не знаю, какой интенсивности звук может привести к припадку и судорогам. Голова у меня последнее время болит, практически не переставая...»
- Хорошо, делайте. Я хочу знать, отчего меня так  выворачивает. И хочу от этого избавиться.... - «если такое вообще будет возможно....» — шепнул Лельвар, убирая со лба за ухо упавшую красную прядь — Если мне станет хуже или я почувствую приближение припадка, я сообщу.
_________________________________________
Одет: свободный больничный балахон ака пижама-мантия.  Длинные багрово-красные волосы свободно рассыпаны по плечам; с правой стороны стрижены до состояния короткого ежика, по которому выбрит узор из линий; часть волос зачесана на левую сторону, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови.
В левом ухе серьга-кольцо, индастриал с продетой в проколы штангой.
На правой руке браслет-артефакт для перемещений, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

Асимметричный  узор начинается от правой брови, задевает висок и скулу, спускается по щеке на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с правого плеча плавно перетекают на бок древнего. Языки вытатуированного пламени скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, а так же основание хвоста, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка  частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

Отредактировано Дельвар (07.08.20 00:31:16)

+1

24

     Готтард ни на минуту не сомневался – антиквэрум согласится. И, пожалуй, его это не особо радовало. Слишком велики были риски. Впрочем, тут скорее уж стоило злиться на коллегу. Серпент, обнаружив интересный случай, буквально встал в стойку, желая разобраться до конца здесь и сейчас. Диагноста, отчасти, можно было даже понять – обыденность в медицине порой давила на всех, заставляя чувствовать себя участником конвейера. Тут уж любой неординарный случай был поводом отбросить скуку и вспомнить, что именно некогда было выучено, но так толком и не пригодилось до времени. Вот только откачивать пациента в случае чего предстояло далеко не предвкушающему результаты дефениту…
     Наблюдая за подготовкой к, судя по всему, последней на сегодня процедуре, фон Раух внутренне готовился к худшему. Признаться, опасался он многого. Антик мог сам для себя решить терпеть до последнего, как старался покинуть больницу не смотря ни на что накануне приступа. Коллега на волне интереса мог «поиграть» с интенсивностью раздражителей. Нельзя было исключать ни случайный стимул, ни двойственность природы триггеров, ни функциональный сбой на фоне астенического состояния… Бывали случаи, когда Ардо категорически не хотел того, чтобы его опасения оправдались… Нынешнее обследование определенно входило в их число.
     - …интенсивность звуков будет возрастать медленно, - продолжал инструктировать пациента серпент. – Если почувствуете дурноту, не пытайтесь терпеть до последнего…
     Что-то не давало покоя полукровке. В его голове то и дело мелькали проекции снимков, символы пентаграммы, собственные предположения разной степени обоснованности… Что-то скреблось на грани сознания, не давало покоя. Именно поэтому Готтард предпочел в этот раз не нависать над низкорослым коллегой, всматриваясь в показания приборов, а держаться ближе к пациенту, чтобы в случае чего-то не чувствовать вину за то, что снова недосмотрел за антиком… В конце концов, результаты можно будет просмотреть и с того же планшета, а вот в погоне за данными закончить путь в реанимации действительно не хотелось…
     Примерный алгоритм на случай непредвиденной ситуации Ардо себе представлял. Он вполне мог воспользоваться менталом, чтобы заставить пациента расслабить мышцы, предотвращая сильные судороги. Мог он и заставить некоторое время игнорировать травмирующий стимул. Мог попытаться погасить сопровождающую приступ эмоциональную вспышку, чтобы снизить нагрузку на и без того истощенную нервную систему… Другое дело, что не хотел бы к этому прибегать… Было во вмешательстве в чужое сознание, пусть даже и экстренном, нечто, оставляющее за собой гадостный осадок. Готтард всегда старался подобным не злоупотреблять…
     - Если вы готовы, можем приступать, - с благожелательной улыбкой подытожил серпент, закончив с датчиками и отходя к приборной панели. – Фон Раух, вы…?
     - …пожалуй, ознакомлюсь уже с результатом, - стараясь не слишком хмуриться, заверил Ардо, оставаясь рядом с антиком.
     Наблюдая за тем, как серпент дает отмашку к началу и сосредотачивается на мелькающих перед ним значениях, Готтард внутренне подобрался, стараясь не упустить из внимания реакции пациента. Не то чтобы он не верил в добросовестность коллеги, скорее был слишком уж хорошо знаком с собственной удачей и оттого предпочитал в очередной раз перестраховаться, дабы не допустить неблагоприятных последствий…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/r9zNPfC.jpg[/icon]

+1

25

Вокруг него суетились санитары и помощники диагноста, подготавливая к предстоящей процедуре. Дельвар не шевелился пока медики цепляли на него датчики и подключали к основному оборудованию провода. Внешне древний был спокоен, однако его нервозность выдавали пальцы,  сжимавшие  лежавший на коленях хвост, кончик которого подергивался, хлопая антика по маховым перьям.
Золотые глаза пристально следили за каждым из врачей, и при всем этом реакция фон Рауха первородному определенно не нравилась. Он не был идиотом, и понимал, что полукровка опасается возможного приступа. Спровоцировать который могло все что угодно. Но с другой стороны, все же выяснить, что приводит к столь чудовищным припадкам было необходимо так что  приходилось терпеливо сносить все манипуляции младшего медперсонала, подготавливающего его к исследованию и надеяться на лучшее. 
- Хорошо, - осторожно кивнув головой, проговорил Дельвар. — Я сообщу вам когда, и если, мне станет плохо. - он вздохнул, жестом подтверждая свои слова. - Начинайте...
«Твою же башню.. А вы не боитесь, что я вам здесь могу все разнести к деосам?» - он перевел взгляд с одного на другого. - «Один боится, а  вот второму... По ходу без разницы...»
Серпент последний раз поправил наушники, проверяя их положение и отошел к приборной панели. Антик напряженно замер, вцепившись пальцами в собственный хвост диагност защелкал кнопками, задавая программу. Дельвар дернулся, когда тихий, но одновременно с этим гулко-монотонный звук  коснулся его чувствительного слуха. Звук, сначала тихий и едва уловимый, постепенно нарастал, становясь слишком громким, слишком резким и раздражающим он ввинчивался в уши, пробуждая волну обжигающей боли в висках. Та'Лиэв рвано вздохнул, прикрывая глаза, на дне которых замаячила  призрачная тварь, раздраженная вмешательство извне
Звук резко оборвался, стихнув, чтобы через мгновение, изменив тональность, вновь вонзиться в истерзанный болью мозг древнего.  Невидимый обруч опоясал голову стягиваясь туже и туже, превращая голову в непрерывную иссушающую боль, обжигающую каждый нерв, каждую клеточку его существа. Зверь, глухо взрыкивая проступил из глубины жидкого золота выплывая наружу. В глотке  первородного заклокотало глухое рычание. Звук ввинчивался в голову, пробуждая волну лютой злобы. Дельвар молниеносно сорвал наушники, швырнув их о стену. С грохотом опрокинулась на пол коляска, когда антик выпрямился срывая датчики. Голова реликтового хищника медленно повернулась, четко фиксируя жертву которой оказался  стоявший у приборной панели серпент. Гибкой плетью хлестнул длинный, тонкий хвост, отшвыривая коляску в сторону. Та'Лиэв зашипел, обнажив сочащиеся ядом клыки, и  сорвался с места, чтобы нанести один единственный смертельный удар.
_________________________________________
Одет: свободный больничный балахон ака пижама-мантия.  Длинные багрово-красные волосы свободно рассыпаны по плечам; с правой стороны стрижены до состояния короткого ежика, по которому выбрит узор из линий; часть волос зачесана на левую сторону, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови.
В левом ухе серьга-кольцо, индастриал с продетой в проколы штангой.
На правой руке браслет-артефакт для перемещений, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

Асимметричный  узор начинается от правой брови, задевает висок и скулу, спускается по щеке на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с правого плеча плавно перетекают на бок древнего. Языки вытатуированного пламени скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, а так же основание хвоста, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка  частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

+1

26

     Если жизнь чему-то упорно и учила Готтарда, так это тому, что, если есть хоть малейший шанс, что все пойдет не так – с высокой долей вероятности все именно так и пойдет… Ардо изначально подозревал, что методика при всей своей показательности рискует сделать пациенту только хуже. Пожалуй, будь на смене другой диагност, мужчина даже не стал бы подобное предлагать или попытался отговорить, отложить подобную…экзекуцию до более стабильного состояния. Не повезло. Пришлось иметь дело со змеем, являвшимся натурой весьма увлекающейся, если не сказать азартной. Именно поэтому в смены серпента фон Раух всегда старался выкроить время, чтобы присутствовать на диагностиках лично, дабы коллега не перегибал палку, излишне утомляя пациентов.
     Когда Та'Лиэв дернулся, Готтард кинулся к нему, опасаясь начала приступа, и едва не потонул в душном мареве исходящего от антиквэрума гнева. Полукровка успел увернуться от разбушевавшегося антика, но установить ментальный контакт, на который изначально рассчитывал, не смог – слишком стремительно все происходило. Пациент полыхнул новой волной гнева, отшвырнул в сторону коляску, сбивая с ног санитаров, и без того скорее жавшихся к стенам, чем стремящихся как-то помочь… Ардо не требовалось отслеживать направление взгляда антиквэрума, чтобы понять, кого его взбудораженное болью подсознание назначило во враги. Но, при всей нелюбви к серпенту, смерти фон Раух ему точно не желал, поэтому, не надеясь на помощь перепуганного младшего персонала, саэтерус кинулся наперерез сам.
     Способность создавать так называемую пиксельную сеть, доставшаяся от матери-лигрума, хоть и сработала, но слишком слабо из-за недавнего оттока маги – замедлив, но не удержав. Решаться надо было быстро… Готтард заступил дорогу антиквэруму, прижимая его к себе и позволяя по инерции завалиться на пол им обоим. На тонкие ментальные воздействия не было времени – слишком велик был гнев, заполнявший собой все сознание пациента, поэтому Ардо рискнул воспользоваться тем, за что порой нещадно корил себя…
     Некогда став обладателем едва не ставшей запущенной формы энергетического паразитизма, саэтерус научился держать ее в узде, иногда используя в своей практике…точечно, редко, строго при острой необходимости. Сейчас же дозировать воздействие было некогда. Крепко прижимая к себе Та'Лиэва, Готтард жадно поглощал чужие эмоции, восстанавливая собственный энергетический запас. Не волновали ни почти физически горчивший «привкус» чужой ярости, ни боль от удара об пол, ни то, насколько гадко Ардо рискует чувствовать себя после…
     Когда прижимаемое к груди тело начало обмякать, фон Раух рискнул «оторваться» от эмоций пациента, начав успокаивать его уже ментальным воздействием, поглаживая его при этом по спине как царапучего кота, которого внезапно пробило на нежности в отношении дерганного хозяина.
     - Тише… Все хорошо… Он этого не стоит… - шептать нечто успокаивающее, уже используя ментал, по сути, не требовалось, но Ардо и самому требовалось успокоиться и, признаться, так было несколько проще. Плевать ему было на серпента… В тот момент главным было, чтобы на волне аффекта у Та'Лиэва вновь не начались судороги, сводя на нет прошлые усилия по стабилизации состояния, и все силы саэтеруса уходили на попытку это предотвратить…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/r9zNPfC.jpg[/icon]

+1

27

Дельвар недовольно зашипел. Тонкий, гибкий хвост чиркнул по полу, в ограниченном пространстве помещения поплыл вязкий аромат спелых персиков. Золотые, полыхавшие бешенством глаза держали серпента словно под прицелом снайперской винтовки. Ярость, зародившаяся в глубинах его существа, пожирала его изнутри, наполняя горячей болью, пульсирующей в каждом нерве.
Мгновение и Дельвар рванулся, целясь в глотку незнакомца, но почти сразу же запутался в пиксельной сети, возникшей у него на пути. Гибкое тело болезненно вздрогнуло,  впечатавшись в заступившего дорогу  полукровку острые когти поймали пустоту, а зубы, лязгнув в миллиметре от  горла мужчины, схватив воздух.
- Ты пожжжжалеешшшшь… - хриплое шипение сорвалось с обескровленных губ, когда оба, увлекаемые скоростью движения антикверума, рухнули на пол. Огромные крылья распахнули, гася скорость  и смягчая падение.
Злоба, вытягиваемая фон Раухом, вытекала из его тела резкими, сильными толчками. Она сочилась сквозь пелену вязкого тумана, окутывающего истерзанное вызванным приступом боли сознание Та'Лиэва.
Мгновения складывались в секунды, секунды — в минуты. Слишком стремительность летело время, и одновременно так медленно.
Вот первородный последний раз дернулся и затих. Он не шевелился, обессилено вытянувшись в объятиях удерживающего его доктора  фон Рауха. Казалось, что чудовище, каким, несомненно, сейчас и был антикверум мертво. Но это было ложью. Тяжело вздымающаяся грудная клетка могла подсказать что, Дельвар все еще жив.
«Неужели это все…» - пронеслось в затуманенном острой  обжигающей болью сознании. – «Так глупо… и нелепо…»
Он уловил движение рядом с собой. Оно было так близко, что можно было протянуть руку и ухватить его, то существо, что оказалось рядом с ним и которое стояло так близко. Когтистая рука дернулась, острые когти заскребли по полу, но и только.
А потом... невидимые ментальные щупальца коснулись его сознания успокаивая. Хриплый шепот достиг ушей, а по спине, по багровым перьям заскользили руки.
Ментальная магия...... Воздействие, призванное успокоить и облегчить болезненное состояние. Но....
Дельвар хрипло застонал, когда его голову вдруг заполнила непрерывная иссушающая боль, обжигающая каждый нерв, каждую клеточку. Она была всюду. Он попытался подняться, высвобождаясь из рук Готтарда, но кривые когти лишь чиркнули по полу, когда он безвольно распростерся на полу, все еще сотрясаемый мелкой дрожью.
- Больно... -  хриплый, булькающий от пузырящейся на губах горькой слюны, голос разбил тяжелую тишину диагностической. - Доктор фон Раух... пожалуйста.... прекрати...  те... воздействие... - Горькие капли  стекали по подбородку древнего, капая на грудь саэтеруса. - Мне больно...
Протяжный стон сорвался с губ  Дельвара, сгоравшего в безжалостных волнах боли, вызванных ментальным воздействием, которое рвали на части его истерзанное  сознание.
А потом... Дельвар затих, обессиленно распластав крылья на полу и погрузившись в оцепенение.
«Больно...»

_________________________________________
Одет: свободный больничный балахон ака пижама-мантия.  Длинные багрово-красные волосы свободно рассыпаны по плечам; с правой стороны стрижены до состояния короткого ежика, по которому выбрит узор из линий; часть волос зачесана на левую сторону, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови.
В левом ухе серьга-кольцо, индастриал с продетой в проколы штангой.
На правой руке браслет-артефакт для перемещений, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер. Дельвар левша.

Татуировка

Асимметричный  узор начинается от правой брови, задевает висок и скулу, спускается по щеке на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с правого плеча плавно перетекают на бок древнего. Языки вытатуированного пламени скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, а так же основание хвоста, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка  частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

+1

28

     Тяжесть чужого тела и боль в спине мешали дышать свободно. Готтард и сам пытался дышать через раз, боясь растревожить своего беспокойного пациента. Антиквэрум был…слишком атипичен. Ардо прокручивал все этапы построения ментального воздействия, пытался понять, в чем ошибся…и не находил. Он просто не представлял, что именно он мог сделать, чтобы Та'Лиэв впал в забытье от нестерпимой боли. И это, пожалуй, пугало намного больше, чем пронесшийся мимо едва ли не по кромке ножа случай распрощаться с собственной жизнью. Одной ошибки со впавшим в ярость антиком могло хватить…на многое…
     - Чокнутый полукровка… - надтреснутый голос серпента слышался выше и справа. – Как только решился, выползок болотный… Сдохнуть захотелось?
     - Сам иди в болото, тварь чешуйчатая, - хриплым шепотом «слюбезничал» в ответ Ардо. – Данные на планшет выгрузи…и свали в туман. Если очнется перед твоей змеиной рожей…
     - Поговори мне еще тут, утопленничек, - отозвался диагност, после чего послышалась характерная возня с приборами. – И не надейся, что буду благодарить.
     - Скинь и исчезни… - мрачно «попросил» фон Раух.
     Готтард даже не пытался подняться. И дело было даже не в страхе растрясти антика, чья голова сейчас покоилась на его плече. Просто не мог. Комната плыла перед глазами, вызывая дурноту. Мужчина надеялся, что это все же отравление чужеродной энергией, а не сотрясение. Для решения первой проблемы вполне хватало одной пентаграммы и, пожалуй, капельницы. Второй же вариант предполагал более затяжной период нетрудоспособности. И лично Ардо предпочел бы полежать часа полтора под системой, параллельно своими силами сводя себе ушибы, чем слушать очередную лекцию в исполнении Салливана о том, насколько он себя не бережет, несколько дней к ряду…
     Поискав замутненным взглядом санитара из своего отделения, Готтард с досадой осознал, что тот сбежал. И, пожалуй, полукровка вряд ли оказался бы удивленным, если узнал бы о скоропалительном увольнении. Все же не каждый день подобное зрелище перепадало на неокрепшую психику недавнего студента…
     - Держи, - серпент, узнаваемый скорее по голосу, ибо пелена перед глазами мешала с уверенность видеть даже очертания, вложил в руку Готтарда гаджет. – Может, все же неотложку?
     - Своих вызову, - отказался мужчина. – Исчезни…
     Вслушиваясь в удаляющиеся шаги диагноста, Ардо внутренне настраивался на разговор с Донной. Старшая медсестра просто не могла оставить подобный случай без внимания. Она слишком опекала своего начальника, годившегося ей во внуки, если не в правнуки, и просто не могла не высказать ему пару ласковых за авантюризм, безрассудство и шедевральную попытку убиться об пациента…
     - Донна, - активировал гарнитуру фон Раух. – Бригаду к диагностам. Да, опять этот аспид. Без сознания. И будь добра, две каталки. Нет, мне. И не кричи, и так тошно…
     Дорогу до отделения мужчина помнил смутно. Слишком мутило и хотелось тишины, забиться в трясину и никого не видеть в радиусе полукилометра минимум… Сознание начало проясняться, когда его наконец-то оставили в покое. И, разумеется, сразу же перед взглядом Готтарда замелькало обеспокоенно-раздраженное лицо Донны Саммерс.
     - Что ты на этот раз учудил, альтруист-камикадзе? – назидательным тоном начала старшая медсестра. – Готтард, заведующий отделением диагностики уже лично звонил Найджелу с извинениями. Ты хоть понимаешь, чем бы все закончилось, если бы у тебя не вышло?
     - Получилось же… - криво усмехнулся Ардо. – Донна, у меня интоксикация. Будь добра…
     - Не только интоксикация, - недовольно поджала губы эссенция. – Я позову кого-нибудь из реабилитологов. И не спорь – самому я тебе сейчас колдовать не дам!
     Не имея ни сил, ни желания спорить с женщиной, Готтард удобнее устроился на постели и закрыл глаза, надеясь как можно скорее избавиться хотя бы от головокружения…
[nick]Готтард фон Раух[/nick][status]Доктор сказал "В морг!", значит, в морг...[/status][icon]https://i.imgur.com/r9zNPfC.jpg[/icon]

+1


Вы здесь » Энтерос » БЫЛЫЕ ПОВЕСТВОВАНИЯ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ » Об имплантантах и механизмах нейросвязей... Часть 2


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно