Всем привет! Надеемся, что вторая половина 2020 года не добьёт нас, ведь приближается довольно знаменательная дата. 19 октября ровно пять лет, как на проекте ФРПГ «Энтерос» началась игра [был написан первый пост], мы считаем это дату Днём рождения форума. Уже по традиции нас ждёт конкурс, но не забывайте и про ежемесячные конкурсы, дорогие участники, а также про квесты, в которых вы играете! Вдохновения и удачи всем!
Свершилось! Сюжетная арка «Воронка Хроновора» подошла к своему логическому концу и мы даже не состарились. Всего было отыграно 25 квестовых эпизода и написано более 1700 постов! Итоги и события все желающие могут посмотреть в разделе сюжетных хроник. Не забывайте, что у нас проходит масса других квестов, не стесняйтесь открывать свои и участвовать в квестах других игроков.
Доброго времени суток, игроки и гости! У нас всё хорошо, квесты играются, сюжетные эпизоды идут своим чередом. Прошу не забывать про очереди в личной и сюжетной игре. Посетите раздел «объявления», там вы найдете важные новости, обратите внимание на новость от 04 апреля. И, конечно же, не забывайте мыть руки, соблюдайте режим самоизоляции и избегайте людных мест, ибо коронавирус не дремлет. К тому же, соблюдая эти правила, вам будет проще писать посты – с чистыми руками и дома!
Всем хорошего настроения! У нас всё идет своим чередом: квесты продолжаются, личная игра идет, ежемесячные конкурсы тоже не дремлют. В этом месяце у нас два февральских конкурса: ко дню всех влюбленных и традиционный конкурс лучших постов. Не забывайте про очередность в квестах и личной игре. Пусть последний зимний месяц и следующий за ним весенний будут отличными!
С Наступающим Новым Годом! Пусть в новом году жизнь играет всеми красками, как конфетти, сбываются мечты, сияют на лицах улыбки, глаза искрятся счастьем! Пусть в душе будет больше добра! Здоровья, любви, взаимопонимания, радости, достатка, путешествий, впечатлений и только хороших событий. Пусть Новый год дарит только лучшее! И не забудьте принять участие в 3-м туре Новогоднего ивента!
Охо-хо-хо! Зима пришла, зиме дорогу! Не простудитесь в трескучие морозные деньки или жуткую слякоть, а ещё не забывайте про все мероприятия, что приурочены у нас к Новому году и ежемесячному поощрению активных и лучших игроков! С нетерпением ждем ваших заявок и участия в наших конкурсах! И счастливых дней декабря, пусть первый серебристый месяц подарит вам много энергии и отличного настроения!
Салют! Вот на дворе последний осенний месяц 2019 года, надеемся, у вас все отлично и вдохновение плещет через край. Кутайтесь в теплые пледы, запасайтесь печеньками, мандаринками и сладким чаем, впереди нас ждут новогодние праздники и холодная зимушка-зима. Кстати, мы завершили ряд конкурсов, спасибо всем за активное участие и не забывайте про квесты и личную игру!
Все игроки проекта могут как организовать собственный квест, так и вступить в любой квест, открытый для вступления новых участников, также имеется возможность вызвать мастера игры или прийти GM по заявке.
          




Первый разрез, пустивший по руке черную кровь, блуждал по руке от плеча до запястья, медленно рассекая слои прежде сокращенных мышц. Он не вызывал сильной боли, и, преисполненный уверенности вытерпеть все...
Визерион понимал, что перед ним не просто деос - сильнейший, невообразимый «механизм» хаоса и войн. Живущий по своим законам, видевший лишь собственные иллюзии, свой мир порядка на грани хаоса, энтропийное...
Леший же подробностей всех этих знать не знал, да и учитывая все обстоятельства - жутчайший парнишка с суровой планеты, еще более прожорливые всеядные овечки, да черные орхидеи...


      
      

А вот сколько бы Тонантос не раздевала антикверума, тот ни на йоту не переставал в ее глазах быть опасным хищником, а не просто возбужденным мужчиной. Нельзя сказать точно, было ли дело в его агрессивных словах и мыслях, удушающей ауре...

Неизвестно от чего Ферониас начал питать слабость к сломанным вещам и испорченным куклам. Неужели чувствовал незримое родство с кровожадным существом, которое по-кошачьи хищно пыталось ухватить когтями зыбкие обрывки космоса?

Открой глаза и посмотри как прекрасен мир в огне. Стон горящего леса и крики птиц. Огонь пылает с твоих крыльев чтобы сжечь до невесомого пепла память минувших времен. Схаласдерон был ее колыбелью, а вулкан...







Once Upon a Time: MagicideВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
Книга АваросаВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластияKARATADA
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieDark Tale



LYLФлудилка RPGTOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Все розы попадают в ад


Все розы попадают в ад

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Локация и Датаhttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.png пл.Эвилариум, южное побережье острова Эвис, замок Альбер, южнее вулкана Артас. 13.06.3003 г.; Вечер.


Участникиhttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngДельвар Шаэтанн Та'Лиэв; Тресса ди Аль; Сандор Амбер; НПС по необходимости.


Дополнительноhttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.png Эпизод закрыт для вступления других персонажей
Мастеринг берем на себя.
Боеваапя система — по договоренности.

http://sg.uploads.ru/9tvBy.png
https://i.imgur.com/r7pAMMA.png
http://sg.uploads.ru/9tvBy.png

Описание


Иногда прошлое настигает неожиданно и тем путем, который не ждали. Кто есть кто в трио, собравшемся в замке? Пленник, хозяин, игрушка или все же человек? У каждого определённая роль, но смогут ли они выбрать кем они станут? Станут они хозяевами своей или чужой судьбы? Давний контракт, магия и забытое имя, проскользнувшее в сознании, чем же закончится этот недосмотр?

Отредактировано Дельвар (02.07.2020 22:32:33)

+2

2

Ночь, слишком короткая, чтобы принести долгожданный покой первородному, пролетела, словно один миг. Бесконечно долгий, за который перед глазами может пролететь вся жизнь, начиная от рождения и заканчивая последней прошедшей минутой, и столь же короткий, что за это мгновение невозможно ничего успеть. Сон пришел снова, так же, как и в предыдущую ночь, и в предшествующую ей, как неделю и месяц назад. Каждый раз, закрывая наполненные темным золотом глаза и погружаясь густую пелену сонного забвения, он видел его – гибкого дриммейра, чье тело покрывала сеть шрамов, мужчину, укутанного покрывалом густых огненно-рыжих волос, сквозь кровавый туман которых мерцали такие же золотые, как и его собственные, глаза. Он сжимал в ладони рукоять темного, гибкого кнута. Такой он видел его в каждом сне. И каждый раз в его руке был кнут. Картинка была одной и той же, лишь кнут всякий раз изменял свое положение. Он то послушно сворачивался у ног дриммейра гибкими, влажно поблескивающими кольцами, напоминая застывшую змею, готовую ужалить по едва заметному взмаху ресниц, то со свистом рассекал воздух, рисуя изысканный, расцветающий алыми бутонами узор на бархатисто-матовой коже стройного тела. Антикверум не знал почему, но отчего-то был уверен, что тело, на котором плясала  кисточка кнута, было мужским, причем его собственным.
И Та’Лиэв подскакивал на смятых простынях, чувствуя, как ворочается где-то в глубине его существа бессильная злоба. Сны изматывали его, оставляя после себя разбитость… И еще желание… Желание увидеть его. Увидеть вживую. Поджарая фигура,  укутанная в ярко-рыжие волосы и закрытые одежды, стояла перед внутренним взглядом, словно живая. Он помнил каждую черточку, каждый жест, каждый звук, произнесенный тихим полным едва сдерживаемых ненависти и яда голосом.
Он жаждал его увидеть…
Чтобы снова заглянуть в мерцающие золотыми сполохами глаза, в которых отражалось безумие?
Или чтобы расквитаться за причиненную ему боль?
А быть может, чтобы коснуться исчерченной шрамами кожи, ощутив… Что? Тепло?… Или же морозный холод под своими пальцами?
Он не знал. Он просто хотел его увидеть. Еще раз. Быть может, последний раз…
…Вот и сегодняшняя ночь не принесла ему покоя, лишь только разбередила давние воспоминания, окончательно испортив настроение. Стряхнув пелену тяжелого сна, он выскользнул во двор, где тихо шелестели маленькие волны холодного озера, набегавшие на пологий песчаный берег. С тихим шелестом развернулись огромные цвета запекшейся крови, крылья. Дельвар взвился ввысь, поймав восходящие потоки своими крыльями, и устремился туда, где в потоках жидкой лавы стоял замок, охраняемый спящим вулканом.
Замок встретил его тревожной тишиной и шорохом медленно ползущей в узких расщелинах лавой. Вязкая и тягучая, она, словно паутина, липла к рукам, волосам, телу, опутывая невидимыми нитями всех, кто сейчас находился в замке, превращая их в участников какого-то жуткого фарса, что разворачивался на глазах немногочисленных жителей. Да, древний знал, что замок давно уже наполнен жизнью, но это ничуть не смущало его.
Но даже они едва ли поймут то, что скоро произойдет. Лишь единицы, сопоставив мелкие, ничего не значащие на первый взгляд детали, могли увидеть всю картину целиком. Но таковых в замке не было, ибо дриммейр не делился ни с кем тем ,что считал своим.
Ни химеры, сотворенные хозяином поместья и призванные охранять его покой, ни те твари, которые управляли безумным сообществом, ни сами рядовые служители культа – никто из них не видел паззлов, которые находились слишком глубоко и были такими крохотными, что разглядеть их было практически невозможно, если не знать всей подоплеки происходящего.
И только двоим было известно все. Антикверуму и дриммейру с золотым взглядом. Они знали, где искать недостающие кусочки, чтобы собрать разбившуюся вечность назад  на сотни мелких осколков картину, и как сложить ее в единое целое. Наверное…
Дельвар не знал, сможет ли восстановить тот давний узор, сможет ли вновь ощутить себя целым, глядя в эти мерцавшие злобным безумием глаза, в глубине которых отражалась ненависть, столь жуткая, что мороз пробирал до костей. Он тонул в этих глазах, постепенно проваливаясь в глубокую пропасть, что вдруг разверзлась прямо у него под ногами, стоило ему увидеть того, кто так долго приходил к нему во снах, терзая его тело и… сущность, что билась маленьким золотым огоньком в клетке из костей и теплого мяса.
Затянутый в плотные, закрытые одежды мужчина, встретивший его у центральных дверей, был хорошо знаком ему. Та же ломанная, но от этого не переставшая создавать иллюзию утонченной гибкости грация,  те же самые рыжие волосы, плавные, текучие движения и полные злобы и презрения глаза на аристократичном лице. Все это было знакомо первородному. Его наваждение… Кошмарное видение из снов, преследовавших его последнее время, стояло передним, презрительно усмехаясь.
«Вот мы и свиделись, щенок…»
Та’Лиэв приблизился к мужчине и, чуть запрокинув голову, коснулся длинными пальцами его подбородка.
- Сандор… любовь моя… - выдохнул Дельвар, кончиками пальцев скользя по теплой, напоминающей мягкий бархат, коже щеки, очерчивая безупречный контур лица, касаясь чуть выступающих скул, задевая губы, чуть влажные и в тоже время кажущиеся такими сухими. – Твоя ненависть безупречна, сердце мое… Впрочем, как и все, к чему прикасались твои руки… тогда… вечность назад… когда наши пути пересеклись. – уголки точеных губ древнего приподнялись, обозначая едва уловимую усмешку. – Тебя сложно найти… паскуда…
____________________________________
Одет:  Черная плотного шелка куртка-безрукавка с высоким воротом с косой застежкой; свободного кроя черная же шелковая юбка до скакательного сустава лап, с разрезами, начинающимися от талии по бокам и сзади; по подолу идет искусная вышивка; обувь не требуется.
Длинные багрово-красные волосы, с вкраплением узких перьев, свободно рассыпаны по плечам; с боков стрижены до состояния короткого ежика, по которому выбрит узор из линий; часть волос зачесана на левую сторону, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови.
В левом ухе серьга-подвеска с рубином, ограненном в виде капли, индастриал, с продетой в проколы штангой.
На правой руке браслет-артефакт для перемещений, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер.
Дельвар левша.

Татуировка

Асимметричный  узор начинается от правой брови, задевает висок и скулу, спускается по щеке на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с правого плеча плавно перетекают на бок древнего. Языки вытатуированного пламени скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, а так же основание хвоста, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка  частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

Отредактировано Дельвар (05.07.2020 12:56:18)

+2

3

Амбер привычно украшал статной фигурой свой пугающе аскетичный трон из черного металла. Его рыжие волосы и горящие тупой злобой золотые глаза были единственными источниками ярких красок, разбавляющими траурную мрачность зала. По сути, Сандор был единственным элементом декора, за которое мог зацепиться глаз случайного гостя. А ведь не всегда это было так... мужчина моргает, на секунду скрывая помещение за пеленой темно-рыжих ресниц. Навязчивые, липкие воспоминания без спроса окрашивают черные стены в светлые тона, рисуют пышные и даже помпезные знамена, прекрасные улыбчивые мордашки придворных дам и их юных кавалеров, расторопных слуг и музыкантов. Да. Когда-то это место было совершенно иным измерением, где жила магия, искусство и наука, а местные дриммэйры не знали зла большего, чем капризный подрастающий наследник. Мужчина с раздражением отогнал навязчивые картины из другой, давно забытой жизни. Порой ему начинало казаться, что все это было просто его фантазией, придумала же Шиани свой собственный мир, так может и он постепенно сходит с ума, грезя о незнакомых лицах и счастливых улыбках? Ярость всколыхнулась где-то внутри, отражаясь на внешности мужчины суровой морщинкой на лбу. И не потому, что картинки прошлого заставляли его горько сожалеть о своих поступках, просто нынешний вид был куда более впечатляющим.
     Сандор грациозно поднялся со своего огромного металлического трона, черный плащ волной упал с богоподобных плеч. Триумфальный взгляд победителя ощупал густые тени, в которых существовала его незримая армия. Он сам их пригласил. Открыл двери для всех самых мерзких личностей, даря им свое покровительство. А они... они брали еду с его рук, ожидая часа когда можно будет полакомиться беспечным господином, а не принимать его подачки. Амберу всегда нравились монстры. Они завораживали его своей первобытной озлобленностью, а он гладил их по омерзительным зубастым мордам, ожидая от чудищ, что они будут рвать на части всех, кроме него. Неподражаемая наивность. Обезоруживающая самоуверенность. Впрочем, простительно быть немного беспечным, когда ты Сандор Амбер.
      Две огненных химеры, лежащие у подножья трона пришли в движения, устремляя горящие глаза в темноту. Та-так, кто тут у нас? Хозяин замка с любопытством склонил голову набок, разглядывая обманчиво изящный силуэт. Поначалу Сандор не мог поверить глазам, сверля Дельвара презрительным взглядом горящих глаз, а Первородный шел к нему одновременно целенаправленно и непринужденно, как бездомная кошка, которая внезапно захотела, чтобы ее погладили. Плавные, почти танцевальные движения и вот парень прильнул к доспеху мужчины, без спроса касаясь лица. Аристократ с презрением отстраняется, глядя на гостя с безумием психопата, которому в камеру привели любимую жертву. Это слишком хорошо, чтобы быть правдой... лишь услышав его голос, маг самодовольно оскалился. По-акульи  хищно, если не с казать с аппетитом, щелкнул челюстями, горделиво расправляя плечи и жестом указывая на свои владения.
Сложно найти? Не строй из себя наивного мальчика, – с леденящим космическим превосходством произнес тот, кто когда-то был жертвой антиквэрума, а сейчас мутировал в нечто более ужасное, чем просто врага, – оглянись, тварь, я всегда был там, где ты меня оставил!
      Химеры приветствовали торжественную речь господина рыком, но повинуясь негласной воле чародея они поспешили отойти к двери, где застыли, словно две статуи. О да, наивно было со стороны Дельвата думать, что его соперник остался все тем же капризным мальчишкой... о нет, Сандор не менялся после их встреч. Неподатливый, жестокий мужчина был неспособен на плавные переходы, каждая мимолетная травма его попросту ломала. Его сущность рассыпалась на мелкие осколки, которые потом собирались Амбером по памяти, но какие-то фрагменты терялись, а какие-то заменялись на принесенные прибоем куски холодного и твердого гранита. Его суть не менялась. Она искажалась. Приобретала все более уродливые и причудливые формы, прогрессируя быстрее, чем болезнь. Знал ли об этом Первородный, когда гладил аристократа, как ручного котенка?
      Внезапный, наделенный чудовищной силой, удар кулаком под дых, который не предвещало ничего. Даже мускул не дрогнул на лице у Сандора, перед тем, как он закованной в металл перчаткой врезал по незащищенному телу антика. Просто потому что ему захотелось так сделать. Просто потому что он его ненавидел. Просто из-за того, что Амберу нравилось, как трепетно подрагивают пушистые ресницы юноши, когда по его стройному телу проходит электрическая вспышка агонии. Все с тем же каменным лицом, аристократ поднял голову гостя за волосы, не позволяя Дельвару согнуться пополам от резкой боли, вновь смотря на его лицо. Да, так лучше. Тварь должна знать свое место. Пусть считает это за приветствие.
Твои крики и стоны навсегда в моём сердце, – издевательски прошипел садист, не стесняясь проходясь по всем болезненным и уязвимым точкам врага, зная куда нужно надавить, чтобы было не просто больно, а невыносимо, – если ты приполз умолять меня оборвать твою жалкую жизнь, о время еще не пришло, так что пошел прочь! Ты мне противен.
      Чародей презрительно фыркнул, ощущая свое превосходство. Дельвар был один. А их, было много. Но несмотря на свои слова, мужчина не разжал пальцев, не выпустил добычу из рук и даже не отшвырнул подальше. Напротив, он притянул его ближе, терзая своей снисходительной улыбкой. О да, ласка Амбера была куда разрушительнее его ярости, он убирает свободной рукой прядку волос с красивого лица, накрывая его губы жгучим поцелуем, похожим на болезненный укус ядовитой змеи. Он вгрызался в саднящие и холодные губы, подчиняя, заставляя сдаться, покориться себе, ответить... и в тот момент, когда антик, по собственной воле осторожно провел кончиком гибкого языка по настойчивым губам психопата, в его кровь попал яд.
      Он подействовал быстро, Сандор понял это по тому как быстро тело парнишки стало обмякнуть в его руках и если бы он не придержал его за талию, Дель бы беспомощно сполз к его ногам. Мужчина отстраняется, все еще удерживая его в объятиях, как куклу. Послушную игрушку, с которой можно сделать что угодно. Интересно, боится ли его больной фантазии первородный? Или просто выжидает развития событий... ведь раз он осмелился сюда сунутся, то представлял примерные риски. Амбер бережно усадил его на свой трон, ехидная усмешка озарила его нетипично серьезное лицо.
Если расслабишься, больно не будет, так что сделай мне милость и окажи сопротивление, эти стены еще не слышали как славно ты кричишь!
     Ментальная магия не была коньком чародея. Он был нетерпелив, порывист, нестабилен. Его заклинания часто вредили жертвам или вскрывали аспекты памяти, которые были совершенно неинтересны Сандору. А сейчас... он все так же грубо вторгся в чертоги разума Дельвара, перекидывая воспоминания, словно варвар библиотечные книги. Скучающие, небрежно. Это он знал, это тоже... казалось, скоро ему это наскучит, но тут внезапное ощущения теплоты, заставило его вздрогнуть от неожиданности, пред глазами мелькает симпатичное личико, обрамленное волнами непослушных рыжих волос. Румянец на щеках, какие-то сдавленные чувственные вздохи, тихие признания... Светло, тепло, уютно. И мерзко, от уюта, от чужой нежности, от этой сопливой сладости. Злобный змей шипит, точно подполз слишком близко к чему-то чужеродному. Но с другой стороны... эта эйфория принадлежала Дельвару, а значит девка была ему дорога. Знаешь, а может мне убить ее? Это ведь действительно честно, ты украл мою Леди, а я сделаю с твоей шлюхой такое, что сам Синистер предпочтет не знать подробностей? Антик мог слышать эти его праздные раздумья, а пока мужчина продолжал копаться, чтобы отыскать место жительства или другую информацию о незнакомке. Скукота, если не считать дьявольскую тварь Шейра, Амбер, даже будучи самым наглым ублюдком, не стал бы красть его добычу, если бы не следующий кадр: пылающая птица, расправляет крылья, рассекая сильными крыльями воздушные потоки.
Да ты издеваешься... – маг опешил, прерывая связь, – ты совсем страх потерял, ублюдок?! Как ты посмел лапать мою собственность без спроса?!
     На самом деле, Сандор сам еще не мог поверить в свою статистически невероятную удачу. Давно потерянная мебель теперь может занять свое место на видном месте в гостиной. Не зря же он столько времен угробил на то, чтобы заполучить диковинный предмет интерьера, а потом еще и разбирался с недобросовестными продавцами... Воспоминание о куче изувеченных тел приятно согрели мертвое сердце, или это был болезненный укол вины за содеянное? Разбираться в этом сейчас нужды не было, тем более, в последнее время маг действительно неплохо научился обманывать самого себя, проводя все более и более нечестные сделки с собственной совестью. Так или иначе, он сосредоточился на деле, едва шевеля губами произнес имя, с трудом вырванное из сознания Дельвара, мерзавец до последнего не хотел им делиться:
Тресса Никке Иррэна ди Аль
     Ослепительная, почти невыносимая вспышка света, озарила мрачное помещение, на миг разгоняя темноту, и пред мужчинами возникла та самая девушка из воспоминаний первородного, только сейчас она была более... одета. Аристократ оценивающе осмотрел ее, не удостаивая потерянную диковинную вещицу какими либо словами, и вновь обратился к Дельвару, который по его расчетом должен был уже частично отчистить организм от яда.
Как интересно, моя мебель решила начать водить дружественные хороводы с моими врагами, как думаешь, можно считать это за измену?

+2

4

Уже несколько месяцев как Селеста Вега, Тресс не особо опасалась висящего над ней контракта, ведь в сети её найти нереально, а в памяти людей.. По факту остался лишь антик. У рыжей всегда сохранялись возможность заставить его забыть, артефакт от щедрот правления был при ней, но.. Дель слишком много знал. С первого же дня он знал её полное имя, а после и суть. Стереть ему воспоминания - значит потерять огромный пласт информации, ведь в таком случае стирают все данные о человеке, в данном случае о самой ди Аль. Все встречи, все приключения, всю совместную работу, всю нежность, что они дарили друг другу.

И именно такой артефакт передали крылатой, поставив ту перед выбором. Безопасность или риск? Самосохранение или влечение? В обоих случаях Тресс выбрала первый вариант. Она была уверена, когда набирала его номер, была уверена, когда добралась до него, небо, она была уверена даже когда ехала в лифте в его пентхаус и когда вошла в холл. Но когда увидела его глаза.. То не смогла. Несмотря на крики масок в сознании, перерастающие в ор, базис не смогла стереть себя из жизни практически единственного человека, кому ди Аль была дорога. Кто спасал не раз не только её пернатую тушку, но и душу от отчаяния и страха. Кто стал её стаей.

Через час.. Завтра.. Через неделю.. Точно завтра.. Месяц.. Каждый раз девушку разрывали противоречивые чувства. Она знала, что рискует, знала, что её жизнь может подвергнуться опасности, знала что не просто может, а должна убраться из его жизни, чтобы не было даже малейшего риска, но.. Всегда это но. И когда рыжая отказывалась рядом, когда видела его глаза, когда чувствовала руки, притягивающие её ближе.. То пасовала, каждый раз рассказывая байки своим совестям и инстинктам.

У Трессы так и не поднялась рука на память этого мужчины. Он был её стаей, её маяком во тьме, он впервые дал ей ощущение дома, безопасности, нужности кому-то. И ди Аль должна была их лишиться? Как же жестоко поступает с ней мир.. Должна была, но все же не успела, каждый раз откладывая на потом, ведь каков шанс, что её хозяин найдёт именно Дельвара? Каков шанс, что тот даст себя победить и вломиться в мозг? Каков шанс на то, что контрактодержец найдёт воспоминания именно о Тресс, её сути и имени? Выше, чем казалось.

Ди Аль готовилась на тот момент ко сну. У неё выдалась тяжёлая ночка и такой же весёлый день, так что несмотря на раннее время, пташка уже была переодета в свои спальные шорты и свободный топ. Ни оружия, ни обуви, ни даже сумки не было рядом, когда девушка как будто начала гореть изнутри, а после резко погасла, но уже совсем. Ощущения были как от браслета, только эффект оказался куда паршивее. Как минимум тем, что очутилась Тресса в каком-то ну очень мрачном зале, с обмякшим Делем на троне и обалдевшем по жизни рыжим рядом с ним. Кто это - девушка понятия не имела, но соображала быстро.

Настолько, что стоило фениксу отвернуться от неё, как у дифинеты выросли когти и клыки. Да, магия принадлежит ему, но пусть он попробует выжить! Даже без оружия, разъяренный оборотень - это опасно. А разъяренная, обиженная и отчаявшаяся девушка - ещё опаснее. И все же первым был не укус, а привычный удар с ноги в голову, без слов, обвинений и разбирательств. Девушка просто напала, защищая себя, мстя за родителей и отвлекая хозяина от Дельвара одновременно. И сразу после попытки дезориентации противника, дифинета просто прыгнула на Сандора, метясь клыками в шею в попытке перегрызть все что можно и выдрать что нельзя. И гуманность вопроса девушку сейчас волновала мало, шкурку бы спасти..

Отредактировано Тресса ди Аль (06.07.2020 09:22:22)

+2

5

Древний улыбнулся, показав кончики влажно блеснувших в дрожащем свете факелов изогнутых клыков. Мальчишка был… самонадеян. Как и всегда. Каждый раз он забывал о том, с каким существом имеет дело. Дельвар следил за своей игрушкой весьма пристально и целенаправленно. Он знал о всех тех изменениях, что происходили в жизни сдвинутого на всю голову дриммейра. Результат происходящего его устраивал. Пока.
Огромный замок, некогда светлый, наполненный древнейшими реликвиями, научными трудами и живым смехом превратился в уродливую пародию на благополучие. А те твари, которыми рыжий маг заселил свое заново отстроенное жилище, как никогда отражали изломанный разум своего покровителя. Такие же мерзкие и гротескные существа, не способные ни любить, ни дарить тепло, не имеющие ни гордости, ни сострадания. Не достойные жить.
Золотые глаза лишь мазнули по двум пылающим тварям, огласившим зал эхом угрожающего рычания, и вновь сосредоточился на высокомерном мальчишке.
- Конечно. – усмехнулся Дельвар, прильнув всем телом к мальчишке. – Ты настолько погряз во всем этом…-  антик небрежным жестом обвел огромный зал. – Что вытащить тебя из этой бездны с каждым разом становится все сложней. – красивые губы капризно изогнулись. – Мне это не нравится любовь моя… - Та’Лиэв раздраженно фыркнул. – И мне… скучно…
Рыжий не разочаровал его, сопроводив свою высокопарную речь ударом кулака, выбившим воздух из легких первородного. Сгусток боли растекался от грудины по всему телу. Дельвар охнул, пытаясь судорожно вдохнуть, но рыжий, вздернув него голову за волосы, не дал  антику такой возможности.
- Конечно… сердце мое… - в хриплом голосе  древнего было столько яда, что им модно было залить весь проклятый замок Амбера и еще осталось бы, чтобы затолкать отраву в глотку поганца. – Я прекрасно… осведомлен о том… какая музыка… тебе нравится. – красноволосый магохакер выпрямился. Насмешливо глядя в полыхающие ненавистью золотые глаза мужчины. – Да неужели, дорогой? – сухие, бледные губы растянула презрительная ухмылка. – Я же вижу, как радость буквально изливается из тебя.
«И да, твои прихвостни не пугают меня…»
Поцелуй. Жесткий,  бесцеремонный. Требовательный. Рыжий терзал бледные, сухие губы древнего, обнимая и притягивая ближе к своему затянутому в кожу и металл телу. Он жаждал получить ответ на свои грубые действия, сминая сопротивления.  Заставляя  раскрыть губы и ответить. Дельвар прильнул  к дриммейру, мелко вздрагивая, когда ощутил холодное прикосновение кожи и металла к своему почти обнаженному телу.
«О да, ты рад нашей новой встречи. Я  не сомневался…»
Антик потянулся к нему, приоткрывая губы, позволяя ворватсья в свой рот. Тронул кончиком языка губы рыжего, обводя контур. И… обвис в его руках, парализованный проникшим в кровь ядом.
- Удавлю… паскуду… - прохрипел Дельвар, с трудом проталкивая слова сквозь сведенное судорогой горло. – Не дождешься…
Антик знал, чего так жаждет дриммейр, но лишь сцепил  зубы, не позволяя воплю взлететь под своды зала. Тело жгло, боль вонами растекалась по обнаженным нервам, колючими иглами проникая в каждую клеточку. Хотелось завопить. Истошно, пронзительно и наплевав на злобную радость Сандора, для которого этот крик будет самой сладкой музыкой. Но древний лишь сильнее сжал челюсти безвольной куклой развалившись на троне.
Вторжение в разум. Амбер,как и всегда, был груб и бесцеремонен. Дельвар вздрогнул, ощутив ментальные щупальца, перетряхивающие его память. Он зашипел в бессильной ярости, не способный выкинуть мальчишку из чертогов своей памяти. Попытался подняться, но сразу же рухнул обратно, сползая по ножкам  трона на горячий пол. Голову сдавило обручем жгучей боли. Казалось, сотни острейших игл пронзили его мозг, разбирая его на сотни мелких осколков. Сцепив зубы, Дельвар в отчаянной попытке защититься, выстраивал одну стенку за другой в истерзанном болью разуме. Он не хотел делиться самым дорогим и сокровенным с  рыжим щенком, который сейчас перетряхивал его воспоминания, не забывая отпускать едкие комментарии. Перед глазами плясали разноцветные круги, но  антик даже не заметил этого, стремясь упрятать воспоминания за сотни щитов там, где  властвовала его сущность, столь же безжалостная, как и пытавший его маг.
- Нет!… - пронзительный вопль вырвался из сведенной болью глотки, но с искусанных губ не слетело ни звука. – Тресса… Нет
Его птица. Его душа. Его стая. Она появилась в  темном зале, стоило лишь Сандору произнести ее полное имя. Золотые глаза вспыхнули, разгораясь лютой злобой, в которой не было места ни жалости, ни пощады. Древняя тварь выглянула из глаз,  заостряя черты лица, пробуждая дремавшие до этого мгновения инстинкты. С тихим шорохом выдвинулись когти, изгибаясь смертоносными лезвиями.
- Она моя! – рявкнул Дельвар, разворачивая огромные крылья и посылая тело в длинный, стелющийся прыжок.
Он спикировал сверху, сбивая рыжего с ног и протаскивая по каменным плитам. Древний, которому ярость прибавила сил, вытесняя из организма яд, безжалостно драл когтями  его плечи и спину, разрезая доспех и оставляя глубокие раны на теле. 

____________________________________
Одет:  Черная плотного шелка куртка-безрукавка с высоким воротом с косой застежкой; свободного кроя черная же шелковая юбка до скакательного сустава лап, с разрезами, начинающимися от талии по бокам и сзади; по подолу идет искусная вышивка; обувь не требуется. Крылья сложены за спиной, ниспадая до пола и образуя подобие шлейфа.
Длинные багрово-красные волосы, с вкраплением узких перьев, свободно рассыпаны по плечам; с боков стрижены до состояния короткого ежика, по которому выбрит узор из линий; часть волос зачесана на левую сторону, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови.
В левом ухе серьга-подвеска с рубином, ограненном в виде капли, индастриал, с продетой в проколы штангой.
На правой руке браслет-артефакт для перемещений, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер.
Дельвар левша.

Татуировка

Асимметричный  узор начинается от правой брови, задевает висок и скулу, спускается по щеке на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с правого плеча плавно перетекают на бок древнего. Языки вытатуированного пламени скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, а так же основание хвоста, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка  частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

+2

6

Вовек вам не забыть урока
И не изжить животный страх.

Игра с огнем всегда жестока,
Он обратит вас в пыль и прах
.

Он видел эту картину бесчисленное количество раз до этого... одинокая девушка одиноко умирающая в пустое величественного зала.
В пустоте.
Звенящей, пьянящей, замечательной пустоте.
И никто ей не помог, не услышал криков, не взял за руку, в последний раз трепетно поцеловав изящные костяшки пальцев прохладными губами, никто не солгал, что все будет хорошо. Глупая, наивная в своей детской озлобленности Тресса сама того не осознавая стояла как раз на том самом месте, где умирала она. Его Леди... Сандор не помнил ее лица, голоса даже имя было безжалостно вырвано из памяти. Воспоминания были невыносимы, ведь если он вспомнит, то... его сознание надломится, украсит себя дивной паутиной из трещин и безумие станет вечным бременем и без того больной гениальности.
Он запомнил лишь жгучую боль. Настолько ужасающе иссушающую, что мужчина предпочел бы не жить вовсе, чем быть способным ощутить что-то такое. Помнил... он помнил как ее тело распадалось на легчайшие кусочки пепла, когда ее обнимал желто-красный трепещущий ад пламени. Ведь он так хотел, чтобы ей больше не было холодно. Никогда.
Скорбь, ощутить которую неспособно живое существо отдавалось в глубине изможденного сознания тупым ноющим бессилием. Бесполезным, как и все попытки Амбера почувствовать себя лучше хотя бы на мгновение. Разве он так многого хочет?
Секунда без боли...
                             Секунда без страха...
Хотя бы краткий миг лишенный агонии! Бессильная злоба и обида лениво всколыхнулись в глубине черной души, поднимая клубы горечи. Тихий рык первородного приласкал слух, слишком мелодичный, чтобы предвещать что-то плохое. Замешательство отразилось в живой мимике чародей, когда он услышал за спиной рычание Дельвара.
Лицемерный ублюдок.
Она тоже была ЕГО... а он ее забрал!
ЗАБРАЛ!
СДОХНИТЕ СДОХНИТЕ ВСЕ!!
Он не видел перед собой ничего, кроме картин прошлого, они застилали взор, душили, выворачивали наизнанку самыми бесчеловечными способами. Удар. Внезапный, возможно иллюзорный. Мужчина не понимал, он вообще мало что соображал, захлебываясь в эмоциях пострашнее физической боли. На шее давление, продавливающее кожаные укрепления, рвущие ткань. Плоть рвется под беспощадными напором клыков, горячая кровь обжигает прохладною кожу. Сандор тихо шипит, наотмашь бьет нападающую, отшвыривает от себя, как мешок с яблоками, но почти сразу ощущает как нечто сбивает его с ног. Дельвар, лицемерная мразь, проклятый ублюдок, мерзкая паскудное ничтожество... он в ярости разрывает доспехи страшным изогнутыми когтями стремясь разорвать дримма на куски.
Амбер не сопротивлялся он лишь дрожал крупной дрожью, хватая ртом воздух, как выброшенная на берег рыба. Он не мог в это поверить, информация не укладывались в голове, вызывая логические парадоксы на фундаментальном уровне. Зато стоящие в углу химеры среагировали мгновенно. Здоровенные чудовища из лавы, застывшего базальта и магии ринулись на защиту владыки с неукротимостью огненного торнадо. Первой в лапы тиграм попала Тресса, которую маг отшвырнул от себя. Одино из чудовищ поймало ее когтистыми лапами, впиваясь в нежную кожу раскормленными когтями. Кров не было. Плоть зашипели и покрылась пузырями от жара смертоносных орудий, огромная кошка валяла девушку, как котенок мячик до игры, и не будь птичка столь ловка и изворотлива, химера переломала бы ей все кости в мелкую труху.
Пока рыжая боролась за жизнь с беспощадным соперникам у Дельвара роже появились серьезные проблемы. Гигантская кошка кинулась на него, отгоняя от хозяина, не давая приблизиться ни к дримму ни к девушке. Садор мучительно зашипел, прикладывая ладонь к разорванному плечу, через дрожащие пальцы медленно начала сочится вязкая жидкость. Тягучая кровь лениво скатывалась по бледной коже, падая в низ. Что-то теплое обожгло лицо, неужели тварь успела зацепить его скулу? Мужчина провел кончиками пальцев по щекам, стирая не только вязкую темно-алую жидкость, но и несколько крупных прозрачных капель. Сандор в недоумении смотрит на них, подносит ко рту, лениво слизывая зыком. Соленые.
Ты... да как ты смеешь... говорить. Мне. Такое, – губы мага едва шевелились, а рыдания подступали к горлу комом, который маг то и дело пытался проглотить – разве это не справедливо, скажи мне? Разве это не честно?
Истерика подступила внезапно. Вероятно, Амбер никогда в своей никчемной жизни не чувствовал сея настолько гадко. Словно осужденный на смерть за чужие грехи. Он был виновен во много. Убивал, врал, пытал, уничтожал. Его можно было пытаться убить за бесчисленное количества бесчеловечных преступлений. Обвинить в чем угодно! Но только не в справедливой жажде отомстить. Но почему же раз за разом его карают за единственный оправданный грех?!
Их почти интимную обстановку разрушающей ненависти внезапно прервали. Они более не были одни. Из теней зала, словно змеи на тепло, сползались наемники. Молчаливые и без эмоциональные. Как ни странно, их появление помогло Трессе сохранить жизнь. Ее тут же окружило двое, а химера, издав разочарованный рык, отошла подальше, готовая броситься вновь.
Дельвара никто не трогал.
Был приказ.
Он принадлежал Сандору.
Но хозяин замка был явно не настроен на драку, истекая кровью он орал, срывая голос, словно безумец метаясь туда-сюда перед троном.
НЕЧЕСТНО! – ярость выжгла остатки разума, а невидящие, пустые глаза замирают на рыжей гостье, – а ты... ты... считай, что до этого момента у тебя не было повода меня ненавидеть.
Глянув на девушку, стоящую рядом с ним он мысленно приказал "если тварь дернется - переломай ему ноги, Марселин". За тем он подошел к птичке, смерив ее презрительным взглядом, видя в ней ту, что подарила его Врагу то, чего последний лишил его навсегда. Зависть. Вот что испытал чародей разглядывая хорошенькое личико, перепачканное кровавыми разводами. Амбера перекосило от злобы и он с силой отвесил малышке пощечину.

+2

7

Ну.. Признаем официально, идея кинуться с клыками на магика в пусть и лёгком, но доспехе, удачной не была. Куснуть куснула, а вот уцепиться не смогла, вследствие чего и была отброшена в ближайшую стенку волевым броском с плеча. У-у-у-у-у, больно! Не ватная чай, чтобы обо все поверхности мягко приземляться. Коленку, вон, содрала..

Эх, если б только в коленке были проблемы дифинеты. Или хотя бы только в истеричном рыжем. Но нет. Впервые, за все годы жизни, за весь многолетний опыт и практику, девушка встретила целых двух котов которых она предпочла бы не видеть. А уж тем более чувствовать близко, конкретнее - в себе самой. Но кто ж её спрашивал?

Появился явный риск умереть жар-птице от огненных котов.. Какая ирония. Как минимум потому, что эти сволочи не были пушистиками, это были матерые, каменные и, что самое паскудное, раскаленные твари. Они были больше Тресс, сильнее, жёстче. Этих тварей вели лишь инстинкты и желание убивать. И когда рыжей в живот вошли их когти, такие огромные, раскаленные и до жути острые, то дифинета отчаянно закричала от боли.

Никогда не задумывались каково это, когда выжигают изнутри? Рыжик теперь это знала. Знала, каково это, когда внутренности просто прожигают до состояния хрустящей корочки, знала, каково это, когда порваны сосуды, но крови нет ибо та запеклась изнутри. И все это через боль, адскую боль. Если бы не адреналин и не желание кошечки поиграть, пернатая бы скончалась прямо на том полу под тяжёлой лапой. А так.. Начала уворачиваться, перекатываясь по полу, понимая, что встать ей не дадут. И каждая неудачная попытка увернуться сопровождалась болезненным стоном авесстропы и резко ставшим таким мерзким звуком готовящегося мяса, его фырчанием, шипением.. и запахом. В воздухе начало тянуть жареной дичью, вот только шашлыком была сама ди Аль!

И когда у рыжей уже кончался заряд, а у кошки энтузиазм на игры, в комнату ввалились наемники. Именно эти люди спасли уже почти безвольно лежащую на полу Тресс от приближающегося огненного зева кошачье пасти. Вяло рыпающуюся девушку взяли под две руки и привели в вертикальное положение. Дифа лишь горько усмехнулась, глядя при этом прямо в глаза антика.

"Мы же это уже проходили, правда, душа моя? Ты только не сдавайся.. И я буду бороться.."

Подумала крылатая и несколько вымученно улыбнулась. А после её взгляд перешёл на Сандора и резко похолодел, несмотря на общий накал страстей по Цельсию и Фаренгейту. Пощечина. Какая малость по сравнению с химерой, но рука у феникса была тяжёлой, стоит признать.

- Надо же, смерть моей стаи ради удовлетворения прихоти самодура это уже мало? Надеюсь тебе не хватит регенерации и ты сдохнешь, тварь.

Выплюнула Тресса свои наилучшие пожелания кровному врагу всего её рода, вымершего, к сожалению. Осталось лишь дождаться вымирания паскуды, что все это обеспечила, как и динамичный выходной для самой ди Аль. Раны то глубокие.. Вдруг повезёт?

Отредактировано Тресса ди Аль (09.07.2020 13:51:08)

+2

8

Дельвар беспощадно драл мальчишку, разрывая когтями доспех и оставляя на теле врага кровоточащие порезы.  Жар смешивался с одуряющим, металлическим запахом крови, оседая на языке горько-металлическим вкусом. Но это только сильнее  разжигало в первородном ненависть. Она темным,  липким сгустком поднималась из глубин его существа, заполняя каждую клеточку его существа, опаляя  ядовитым жаром пробуждавшиеся древние инстинкты, заложенные еще на заре времен. Тварь заполнила золотые глаза, заострила черты лица, превратив  его в зловещую маску.  Сейчас древний хищник напоминал то самое чудовище, которое подчиняясь лишь своим инстинктам, жрало все, что попадалось ему на пути.
Дельвар дернулся, когда дриммейр рухнул под тяжестью антикверума на каменный пол, и волна обжигающей боли прокатилась по телу. Первородный  хрипло рыкнул, длинный хвост, изогнувшись, гибкой плетью хлестнул по ногам Сандора. Мощные лапы, покрытые багряными перьями от скакательных суставов до кончиков когтей, чиркнули по темным плитам пола, когда древний переместился в сторону, всаживая когти в плечо мужчины ираздирая тугую кожу доспеха.
Горящие золотым пламенем глаза прищурились, отслеживая появившихся химер. Поджарое тело  антика напряглось, готовясь к новому броску.  Низкое, утробное рычание зародилось в глубинах его существа. Тонкие губы отъехали назад, обнажая выскользнувшие из своих гнезд клыки. Дельвар зарычал, оскалившись, извернулся, уходя от удара когтистой лапы,  каменной кошки и отскочил в сторону, выпустив добычу.
- Гендиваль… - выдохнул Та’Лиэв, кружа на  безопасном расстоянии от химеры.
В когтистых пальцах появился меч, призванное древним расовое оружие. Оружие, которое всегда было с ним, которое невозможно было потерять, и которое всегда послушно отзывалось на зов.
Он отскакивал в сторону, уворачиваясь от когтистых лап каменной твари, танцевал, выжидая удобного момента ,чтобы нанести удар. Один единственный, который оборвет никчемное существование твари. Тело Дельвара, еще не полностью избавившегося от яда, превратилось в непрерывную иссушающую боль, обжигающую каждый нерв, каждую клеточку его существа. Она была всюду. Лапы несколько раз подворачивались, но  антику каким-то чудом удавалось сохранить равновесие и не растянуться на скользком от крови полу
Мгновение.
Дельвар рванулся, оскалив клыки и занося меч для удара. Пылающий золотым огнем взгляд отслеживал каждое движение каменной твари, не позволявшей ему приблизиться к Сандору и Трессе. Хриплое, кашляющее рычание застряло в глотке, сердце тяжело бухало о ребра.
Бух.
Гибкое поджарое тело, мощным толчком когтистых лап, покрытых красными перьями, было послано  в длинный прыжок
Бух.
Меч взлетел и опустился, вонзаясь в шею химеры и разрывая плоть и жилы.
Бух.
Голова жуткого тигра покатилась, гремя по каменным плитам
Бух.
И вот уже антик стремительно отскакивает прочь от агонизирующей твари, чтобы вонзить меч в другую каменную тварь отсекая голову.
И это было последнее что он успел сделать. Ввалившиеся в зал наемники окружили древнего. Их было слишком много,  чтобы Дельвар мог справиться со всеми. В какой-то момент его просто задавили числом. Меч выскользнул из его пальцев превращаясь в черный дымок. Приказ, слетевший с губ дриммейра, предупреждающее движение охраны. злобное шипение и оскаленные клыки.
Дельвар замер в центре круга. Гибкий хвост хлестал из стороны в сторону, а сам древний напоминал туго натянутую пружину готовую сорваться с места. Взгляд глаза в глаза, короткая улыбка, тронувшая губы антика.
«Птичка... Я знаю...»
- Тьярэ... - едва слышно слетело с губ Дельвара. Вспыхнули линии татуировки-артефакта на плече антиквэрума, обжигая кожу. - Уничтожить!
Материализовавшиеся в зале две жуткие твари, утробно рыча, ринулись в гущу наемников, сея панику и смерть. 

Кубики

Артефакт

Артефакт Тьярэ выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается на плече.  Пентаграмма в тон основного цвета татуировки антикверума. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами. Линии основного узора и артефакт, нанесенный в виде пентаграммы, искусно вписаны в общую канву татуировки Дельвара и являются единым целым.
Артефакт служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей.

____________________________________
Одет:  Черная плотного шелка куртка-безрукавка с высоким воротом с косой застежкой; свободного кроя черная же шелковая юбка до скакательного сустава лап, с разрезами, начинающимися от талии по бокам и сзади; по подолу идет искусная вышивка; обувь не требуется. Крылья сложены за спиной, ниспадая до пола и образуя подобие шлейфа.
Длинные багрово-красные волосы, с вкраплением узких перьев, свободно рассыпаны по плечам; с боков стрижены до состояния короткого ежика, по которому выбрит узор из линий; часть волос зачесана на левую сторону, открывая огненные линии абстрактного рисунка татуировки, начинающейся от правой брови.
В левом ухе серьга-подвеска с рубином, ограненном в виде капли, индастриал, с продетой в проколы штангой.
На правой руке браслет-артефакт для перемещений, на левой - широкий браслет-оплетка из драконьей кожи, маскирующий разрез, через который выбрасывается импланитированный волвер.
Дельвар левша.

Татуировка

Асимметричный  узор начинается от правой брови, задевает висок и скулу, спускается по щеке на шею, прячась сзади под волосами, и плавно перетекает на грудь и руку. Яркие, несущие в себе оттенки красного, оранжевого и черного, переплетающиеся между собой линии татуировки с правого плеча плавно перетекают на бок древнего. Языки вытатуированного пламени скользят далее вниз, охватывая внешнюю сторону бедра, ягодицы, а так же основание хвоста, и тянутся вниз, на голень. Когда антикверум идет, узор движется вместе с ним, создавая иллюзию живого пламени.
Тату объемная, из того типа, которые перетекают по убывающе-возрастающей с одной части тела на другую, и живет своей собственной жизнью, постоянно изменяя положение (иллюзорный эффект) при движении носителя, но при этом оставаясь на месте. Рисунки выполнены в единой цветовой гамме и стиле и составляют единую композицию.
При ее нанесении вместо красителя в кожу был внедрен металл с определенными магическими свойствами, ибо татуировка  частично является артефактом. Сделана мастером-артефактором, специализирующемся на создании   магических татуировок.

Отредактировано Дельвар (10.07.2020 22:56:12)

+1


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Все розы попадают в ад