Свершилось! Сюжетная арка «Воронка Хроновора» подошла к своему логическому концу и мы даже не состарились. Всего было отыграно 25 квестовых эпизода и написано более 1700 постов! Итоги и события все желающие могут посмотреть в разделе сюжетных хроник. Не забывайте, что у нас проходит масса других квестов, не стесняйтесь открывать свои и участвовать в квестах других игроков.
Доброго времени суток, игроки и гости! У нас всё хорошо, квесты играются, сюжетные эпизоды идут своим чередом. Прошу не забывать про очереди в личной и сюжетной игре. Посетите раздел «объявления», там вы найдете важные новости, обратите внимание на новость от 04 апреля. И, конечно же, не забывайте мыть руки, соблюдайте режим самоизоляции и избегайте людных мест, ибо коронавирус не дремлет. К тому же, соблюдая эти правила, вам будет проще писать посты – с чистыми руками и дома!
Всем хорошего настроения! У нас всё идет своим чередом: квесты продолжаются, личная игра идет, ежемесячные конкурсы тоже не дремлют. В этом месяце у нас два февральских конкурса: ко дню всех влюбленных и традиционный конкурс лучших постов. Не забывайте про очередность в квестах и личной игре. Пусть последний зимний месяц и следующий за ним весенний будут отличными!
С Наступающим Новым Годом! Пусть в новом году жизнь играет всеми красками, как конфетти, сбываются мечты, сияют на лицах улыбки, глаза искрятся счастьем! Пусть в душе будет больше добра! Здоровья, любви, взаимопонимания, радости, достатка, путешествий, впечатлений и только хороших событий. Пусть Новый год дарит только лучшее! И не забудьте принять участие в 3-м туре Новогоднего ивента!
Охо-хо-хо! Зима пришла, зиме дорогу! Не простудитесь в трескучие морозные деньки или жуткую слякоть, а ещё не забывайте про все мероприятия, что приурочены у нас к Новому году и ежемесячному поощрению активных и лучших игроков! С нетерпением ждем ваших заявок и участия в наших конкурсах! И счастливых дней декабря, пусть первый серебристый месяц подарит вам много энергии и отличного настроения!
Салют! Вот на дворе последний осенний месяц 2019 года, надеемся, у вас все отлично и вдохновение плещет через край. Кутайтесь в теплые пледы, запасайтесь печеньками, мандаринками и сладким чаем, впереди нас ждут новогодние праздники и холодная зимушка-зима. Кстати, мы завершили ряд конкурсов, спасибо всем за активное участие и не забывайте про квесты и личную игру!
Все игроки проекта могут как организовать собственный квест, так и вступить в любой квест, открытый для вступления новых участников, также имеется возможность вызвать мастера игры или прийти GM по заявке.
          




Хао изогнул бровь, наблюдая за реакцией студента на свои слова. Его ответ ясности не внес, поэтому на всякий случай, мужчина на всякий случай сделал шаг назад. Не потому что испугался, а потому, что так было больше пространств для дальнейшего...
Да что вы знаете о сверхурочной работе? Так и хотелось спросить ему, но к несчастью, под руку никого не попадалось. А может быть потому и не попадалось, потому что подчиненные знали, что в раздраженном состоянии доктор всея Иерихона...
Ну, сложно сказать, насколько девиантны антиквэрумы-сладкоежки, потому что Чарли до сих пор не то чтобы встречал излишне много антиквэрумов в принципе и понятия не имел, как они в целом устроены и насколько велика у них тяга ко всему...


      
      

Лиритиль не была уверена, что выбранный путь верный, но если вообще не действовать так можно и остаться в непонятных подземельях. Если посчитать сколько нелогичных вещей она совершала за девять веков жизни, то их явно перевалит за добрую сотню...

– Не увлекаюсь подобным - не вижу смысла. Такие знания максимально бесполезны, ибо не несут ничего для саморазвития кроме витиеватых словечек и образов – равнодушно ответил антик. Ему была чужда вся эта развлекательно-досугная тема, которую он...

Снова сестра считала его несмышленым ребенком, не разумным птенцом верящим в сказки и живущим лишь созданной ей иллюзией целей. Только Алиесса не понимала, что самому Риону давно не нужен клан, это была та ниточка за которую он пытался вытащить...







Once Upon a Time: MagicideВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
Книга АваросаВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластияKARATADA
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieDark Tale



LYLФлудилка RPGTOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Избави нас от лукавого


Избави нас от лукавого

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Локация и Датаhttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngДоминион Эвилариум. глухая деревенька, 3002 год, вечер


Участникиhttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngНоа Акуанис, Сандор Амбер


Дополнительноhttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngМастер игры не может вступить в игру, эпизод является игрой в мире Энтероса и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту любую систему боя, соигрок может использовать любую систему боя.

http://sg.uploads.ru/9tvBy.png
https://i.imgur.com/iKgRsLTl.jpg
http://sg.uploads.ru/9tvBy.png

Описание


Людям часто требуется помощь для решения неразрешимых, как им кажется, проблем. Но если одни в минуты нужды обращается к вере, другие - щедро платят наемникам. В особенно запущенных случаях  два принципиально разных подхода приходиться применять одновременно.

+1

2

Этот день обречен был стать нелепой шуткой. Сандор знал это с момента, когда согласился взять это странное задание... точнее это был не рядовой случай, а скорее отчаянный крик о помощи. Маг терпеть не мог доведенных до крайности людей, вероятно из-за того, что бедолаги напоминали аристократу на что способна глубокая апатия в смеси с яростным желанием продолжить влачить жалкое существование.
      Мужчина стеклянными глазами смотрел на огонь, тлеющий в единственном уличном фонаре. Тусклому источнику освещения не дано разогнать мрачность и бархатистую затхлость, повисшую в воздухе. Какая же здесь жуткая вонь, она кружит голову, слегка выбивая из колеи. Пахнет мясом, запекшейся кровью, гнилью, сыростью и плесенью. Топь, одним словом. Деревенька походила на болото не только по-ощущениям. Скорбные, осунувшиеся от постоянного чувства незримой тревоги лица горожан создавали по-настоящему невыносимую и угнетающую атмосферу. Их гноящиеся глазки-бусинки тупо и без следа надежды пялились на закованного в аскетичные доспехи наемника. Мужчина смотрел на огонь, а селяне, больше походившие на стадо овец, стоящих перед воротами на бойню, вылупились на чародея. Игра в гляделки длилась уже не одну минуту.
Господин Амбер!
      Услышав свое имя, наемник вздрогнул, как от удара, и оторвался от единственного источника освещения. Вкрадчивый, немного суетливый голос принадлежал низкому и лысоватому полукровке. Зато в отличии от маргинальных крестьян, которые только и могли, что покорно ждать смерти, богато одетый старичок имел железную хватку коммерсанта и желание поскорее выпутаться из передряги.
Мы так рады вашему прибытию, уважаемый, и не обращайте внимания на горожан... они просто ждали помощь немного другого рода, — мужичок неловко закашлялся, ловя на себе неодобрительные взгляды толпы, — а вы че вылупились, окаянные? Заняться нечем?
— Не в моих правилах обращать на подобное внимание, — наемник отмахнулся, брезгливо осматривая городскую сумасшествию, которая с трясущимися как в припадке руками рыла землю у края дороги, ее крючковатые пальцы больше похожие на покореженные от времени ветки деревьев давно покрылись корками спекшейся крови и грязи, — боюсь им уже ничто не поможет.
     Человек, который вероятно выполнял роль бургомистра городишки, лишь тихо фыркнул. Он старательно подрожал заносчивому аристократу, явно считая себя кем-то близким к Амберу по статусу и менталитету. Какой глупец, Сандору даже было его немного жаль. Разговаривать на улице было не комфортно и мужчины поспешили к городской ратуше, которая являлась по совместительству поместьем, где проживала элита поселения. Шаг за шагом они приближались к цели. Перед магом возникла некогда красивая деревянная постройка, а ныне унылый памятник увяданию всего сущего. Сама эта постройка внушает тревогу, как и покосившиеся домишки, которые уже давно никто не ремонтирует.
     Внутри оказалось мило. И это приятно удивило. Домашний уют все еще не тронули внешние факторы, а может дело было в заботливой хозяйке, которая с порога предложила гостям горячий чай и еду. Амбер вежливо отказался, позволяя себе улыбнуться радушной женщине. Хозяин дома так же приободрился, скромно указывая наемнику на обитую бархатом софу, приглашая его сесть. Чародей занял свое место и приготовился слушать.
Вы, вероятно, считаете наш город жутким захолустьем, господин, но позвольте объясниться, — жуткая усталость звучала в натянуто бодром голосе, —  череда трагических случаев обрушилась на наше поселения с конца прошлого года: урожай гибнет, то и дело  бесследно пропадают люди, шахтеры не хотят работать в местных пещерах, —  на этом месте мужчина замялся, лицо его исказила настоящая злоба, — черти их раздери, эти деревенщины думают, что наши шахты прокляты, что якобы из-за моей жадности рабочие потревожили древнее святилище и теперь боги гневаются!
    Сандор внимательно слушал, кивая время от времени. Он прекрасно понимал, что слухи на пустом месте не рождаются и за всей этой мишурой может скрываться истинная причина бедствий. Если она, разумеется, есть и все это не выдумки особо впечатлительных крестьян. Проварившие люди вполне могли сбежать, не желая и дальше прозябать в этой дыре, урожай погибает из-за того, что вместо работы все сидят по домам и трясутся от вида собственной тени, а шахты... может там заблудился кот и его истошные завывания пряли за стоны потревоженных духов. Озвучивать свои полные скепсиса мысли маг не стал.
— Мне нужно опросить местных жителей.
Боюсь эти прохиндеи не будут общаться с вами, благородный господин, ни от чего-то уверены, то лишь вера защитит их и...
    Мужчина не успел закончить, в помещение, грубо толкнув плечом массивную дверь вошел здоровенный как медведь работяга в поношенной одежде. За ним следом шел юноша, на вид одного возраста с Сандором, но с куда более мягкими чертами лица, что придавало ему трогательной невинности.
Кто пустил сюда этих проходимцев! — вспылил хозяин поместья, вскакивая с места.
— Тише, — кратко приказал Амбер, щурясь как сытый кот, заметивший очередную мышку, — пусть говорят, мне все равно нужно было допросить шахтеров.

Отредактировано Сандор Амбер (10.05.2020 20:58:03)

+1

3

Небольшая группа всадников в белых одеждах приближалась к деревеньке. Издалека может показаться, что это едут какие-то знатные особы, но при ближайшем рассмотрении можно увидеть, что это всего лишь кучка священников, облаченных в белые одежды и скачущих, кто на старых кобылках, кто на пони. Их было шестеро, и все они были достаточно молоды. Среди них выделялся мужчина средних лет, чьи одежды были более ярко ярко украшены, по сравнению с остальными. На его поясе и на поясах еще двух священников висело оружие. Для этого задания были отобраны лишь те, кто умеет сражаться. Некоторым из них позволили взять оружие, но Ноа в эту категорию не попал: аэтернизм порицает жестокость, а потому священникам оружие не полагается. тем не менее, воины среди священнослужителей тоже есть. К тому же, священники не должны вызывать страх у простого люда ношением оружия. Помимо оружия, еще одним немаловажным фактом являлось то, что в группу входили два помощника Настоятеля - Ноа и Энове, который возглавлял путешествие. Это лишний раз подчеркивало важность и сложность задания.
   Всадники быстро достигли центральной площади деревни (если ее можно так назвать) и спешились. Стоило только ногам священников коснуться влажной и топкой земли, как их тут же окружила толпа людей в оборванных одеждах. В деревне стоял отвратительный запах. Было мрачно - не хватало света фонарей. Большая часть домов покосилась, а то и вовсе, казалось, что часть из них прямо сейчас развалится. Люди выглядели еще хуже, чем дома: в оборванной одежде,с  почерневшими от грязи руками и ногами, со странными пятнами на слабых телах. В глазах некоторых священнослужителей промелькнул страх: они даже прижались крепче к лошадям. Люди плотным кольцом окружили мужчин: кто-то тихо молился, кто-то перешептывался с соседом, а кто-то не мог отвести глаз от братьев. Брат Энове сделал шаг вперед и громким и чистым голосом обратился к людям, объясняя, зачем они здесь. После этого он отправил трех священников, двое из которых лекарей, осмотреть дома и помочь всем нуждающимся. Как только они ушли, Энове дал знак, что люди могут начать говорить. Тут же кольцо людей сжалось еще плотнее. Ноа и другой священник только и успели достать большие блокноты и начать записывать то, что удавалось разобрать из тихого гомона:
- Два месяца назад у нас опять умер весь скот. В прошлом месяце в шахтах пропало десять человек, а нынче... Нынче снова находим мертвых птиц в полях, - перечислял один мужчина.
- Мы сначала думали, что это ведьмы. И начали уничтожать всех ведьм в деревне. Но это не помогло. Ведьм больше нет, а люди все также умирают...
- Да это все из-за местной власти! Погубят они народ! - кричал один старик. - Эти шахты убивают! Убивают всех нас! А им бы только количество добычи увеличивать! Тьфу ты!
- Мой сын, мой сын... Он совсем ребенок... Гулял рядом с шахтами и исчез. его утащил монстр!
- Это проклятье! мы потревожили духов, живущих в шахтах! Демиург, защити нас! Молю! - доносилось из толпы.
   Толпа говорила и говорила. Кто-то рассказывал о чудовищах из шахты, кто-то о невзгодах, приключившихся с деревней за последнее время. Кто-то проклинал и Демиурга, и власть, а кто-то тихо плакал. Священники только успивали все записывать, а брат Энове пытался успокоить толпу. Вдруг из моря людей вышел худой мужчина. Он посмотрел прямо в глаза священника и поведал о том, что в деревню приехал богато одетый незнакомец. Как только он приехал, его сразу же увел владелец этих земель. Священнослужители переглянулись. Судя по описанию, это был наемник, и его явно пригласили сюда не жители деревни. Аэтернистам не нужны лишние вмешательства - кто знает, к чему это приведет. Ноа вызвался разобраться с этим делом, а за одним еще и добыть разрешение на осмотр шахты.
   Молодого варга сопровождал огромный грубый мужчина. Он привел его к относительно аккуратному дому. Ноа хотел постучаться, но мужчина просто бесцеремонно распахнул дверь, проводя священника внутрь. обстановка этого дома оказалась совсем не бедной и запущенной, но Ноа все равно выделялся на ее фоне  на фоне грубого деревенского жителя. Его белые одежды с серебристыми узорами совершенно не вписывались в это место. Мужчина остановился и указал ладонью на двух господ, которые явно выделялись на фоне обедневших жителей деревни. Ноа жестом поблагодарил мужчину, который тут же ушел, и со всей вежливостью обратился к незнакомцам:
- Добрый вечер, господа. Мое имя брат Ноа. Я представляю Храм Семи Апостолов в Калибрисе.
   Произнеся эти слова, дифинет вежливо поклонился мужчинам. Взгляд его бегло пробежался по незнакомцам. Один из них низким лысоватом старичком. Во всей его внешности было видно, что он хороший делец. Судя по его недовольству, это и был не то глава деревни, не то владелец данных земель. Второй мужчина, сидящий на стуле, оказался обладателем рыже гривы волос. В его одежде, в его позе Ноа сразу же определил аристократа. В глазах варга мелькнуло легкое раздражение. Он не любил аристократов. Эти заносчивые особы ни на что не способны. И вообще, что он забыл в этой глуши? Одним словом, священник решил не тратить свое время на очередного баловня судьбы.
- Жители этой деревни попросили нас помочь им с той неприятной ситуацией, которая сложилась в деревне. Отец-Настоятель выразил желание помочь: он также собирается лично прибыть сюда завтра. Братья уже начали готовится к ритуалу освещения деревни. Но тем не менее.... Мы не исключаем того, что дело, возможно, связано с какими-то... Ммм... Внешними вредителями. Мы хотим попробовать разобраться в этом и помочь жителям деревни. - чуть официальным тоном произнес Ноа.
Он был вежлив и учтив. ничто в его движениях или мимике не выдавало того факта, что ему совершенно не хочется иметь дела с этими мужчинами. На самом деле, варгу очень бы хотелось сбить с них спесь, но это было невозможно в данной ситуации.
- Поскольку вы являетесь главой этого города, то мне нужно задать вам несколько вопросов. Вы позволите? - зашелестели исписанные страницы блокнота, и Ноа продолжил говорить. - И да, как от того, в чьих владениях расположена шахта, мне нужно получить от вас разрешение на ее осмотр. Могу я его получить? Наше прибытие было согласовано с местными властями.

Отредактировано Ноа Акуанис (15.05.2020 22:06:52)

+1

4

Арисоткрат слушал парня с выражением вселенской скуки застывшем на его на лице. Священник значит, так это он по мнению местных бедолаг должен разобраться со всем, что здесь творится? Помолиться? Злая улыбка застряла в уголках рта мужчины, он надменно приподнял подбородок, показывая свое пренебрежительное отношение к бесполезному по своей природе богослову. Сандора всегда раздражали священники: жалкие лицемеры и бездельники, живущие за  счет обглоданных костей, которые им бросали с барского стола. Надежда — яд, причем самый страшный, а эти напыщенные глупцы торгуют им направо и налево. Брезгливо фыркнув в ответ на его слова, мужчина взял со стола тарелку с печеньем и принялся неспешно мерить шагами помещение, на самом деле маг попросту разглядывал блондина с разных сторон, развлекая себя поеданием сладкого.
—  Не слушайте мальчишку, —  насмешливо сказал Амбер, останавливаясь напротив молодого  служителя церкви и выдерживая выразительную паузу, — он здесь не для того чтобы помогать, священники способны лишь говорить красивые слова, не более.
      Пускай жители деревни и видели в этом кудрявом ангелочке спасителя, но в итоге не он разберется со всем. Чудовищ убивают мечи, тьму разгоняет пламя, от стрел и ударов спасали доспехи. А что есть у мальчишки? Блокнотик? Очаровательно, но не функционально. Сандор положил руку на плечо парня, кровожадный оскал превратился в какую-то участливо-понимающую улыбку. Но в ней было еще больше издевки, чем в ядовитом прищуре золотистых глаз.
— Беги обратно в храм, крошка священник, не путайся под ногами, — холодом этих слов можно было заморозить океан.
      Однако, глава деревни, до этого молча наблюдающий за двумя столь различающимися мужчинами, решил вмешаться. Он взял из миски, находившейся в руках Амбера, одно печенье и нервно его сжевал. На забавной лысине выступили капельки пота, присутствие церкви заставило его начать нервничать. Неужели он тоже подозревает вмешательство "высших сил"? Странное поведение отвлекло аристократа от Ноа, он даже встал к юноше вполоборота, более не демонстрируя превосходство над юношей. Хозяин дома с обреченным вздохом упал в кресло, поднимая растерянный взгляд на мужчин.
Брат Ноа, это Сандор элитный наемник из династии Амбер, —  в ответ на такое официальное представление, маг лишь небрежно дернул плечом, — в Вашей помощи мы не нуждаемся, господин сможет справится с нашими бедами, но селяне могут начать возмущаться, если я прикажу прогнать вас... чтобы не мешались, — глава деревеньки, задумчиво погладил подбородок, — хм... я могу заплатить тебе, и ты убедишь своих дружков убраться с моей земли.
      Сандор усмехнулся, поворачиваясь к блондину... и был приятно удивлен. Предложение хозяина дома не смутило его, не выбило из стояния равновесия, словно юноша каждые выходные проводил в обществе, склонном заминать любую проблему звоном золотых монет. Чародей резко вырвал блокнот из рук парня, читая что же там написано. Так, допрос жителей. Они тоже акцентируют внимание на шахтах. Это точно не совпадение... нужно будет туда наведаться. Дочитав всю информацию по деревне, наемник протянул Ноа его записную книжку.
— Как ты уже понял, расследованием руковожу я и о допуске в потенциально опасную лучше договариваться со мной, — мужчина замолчал, задумчиво постукивая пальцами по эфесу меча, — ты не плохо поработал, собирая информацию, да и местные охотнее будут разговаривать со священником нежели с незнакомцем. Ты можешь быть полезен.
Вы уверены, господин Амбер? — мужичок с удивлением посмотрел на чародея, а затем махнул рукой, — я не собираюсь платить за услуги телохранителя для господина Акуаниса
— И не нужно, он отработает свою безопасность, помогая мне в поисках правды, — Сандор раздраженно нахмурился с громким стуком возвращая миску на место, вымещая на неодушевленном предмете свою злость, а затем обратился к Ноа, —  нам нужно найти проводника из местных, ты успел наладить контакты?

+1

5

Ноа не смущал взгляд аристократа, но в то же время он не подавал виду, что чувствует его. Для таких вот наемников благородных кровей священники часто представляют своеобразную игрушку. Пусть дитя повеселиться, печеньку поест, а потом вернется в свое золотой замок. Ведь на большее они не способны. только развлекаться и кидать, якобы, умные и правильные фразы о том, как устроен этот мир. Вот как сейчас, например.
- Не суди, да не судим будешь... - пробормотал себе под нос священник.
  Дифинет медленно начинал злиться. Он прекрасно понимал, что ни один человек в этой комнате не воспринимает его всерьез, особенно, этот рыжий щеголь, который так нагло и так фривольно не только высказывается о священнослужителях, но и также фамильярно трогает самого Ноа. Дифинет покосился на руку мужчины, лежащую на плече, стараясь погасить раздражение в глазах. По-хорошему, этого наемника нужно одернуть словом, по-плохому - отвесить пощечину по наглой морде. но поскольку сейчас Ноа должен был сохранять лицо, он никак не отреагировал на действия мужчины и продолжил безвольной статуей стоять посреди комнаты. Он не сводил взгляда с хозяина этих мест. Священнику казалось, что у этого пузатого мужчины мозгов явно больше, чем у аристократа. ну по крайне мере, на его лице было написано, что он делец (который явно не совсем честен). Увы, умозаключения Ноа оказались ошибочны. Этот толстопуз свел все к личной выгоде.
- Речь идет о безопасности жителей, - сквозь зубы процедил священник. - Деньги не играют в этом деле роли.
   Чем дальше шел этот утомительный разговор, тем больше Ноа понимал, что его голос здесь не значит ничего. В какой-то момент он вообще оказался вне разговора, в то время как все остальные говорили о нем и рассуждали, как его можно использовать. Будто он какая-то вещь! Варг мрачно поглядывал на собеседников, ожидая, когда они придут к какому-то выводу. На самом деле, священник пытался сдержать себя. Ему очень хотелось поставить на место этих двух зазнавшихся особ. Особенно этого аристократа. Его, кажется, зовут Сандор Амбер? Выходки этого попугая уже порядком поднадоели Ноа, особенно, если учитывать, что он никак не может его остановить. Наконец, когда все слова уже вроде как были произнесены, и каждый из присутствующих уже что-то для себя решил, Ноа решил сделать свой ход.
- Я не собираюсь сотрудничать с теми, для кого основная цель - это личная выгода. Священнослужители здесь только ради того, чтобы защитить местных жителей. Я выслушал ваши ответы, господа. И нам это решаю откланяться. Всего доброго, - спокойно и четко произнес священник и поклонился.
   Развернувшись спиной к собеседникам, священник покинул комнату. Внутри Ноа все кипело. Хорошо, что в коридоре никого не было, а потому он смог дать волю своим эмоциям. Его лицо исказилось в злобе. Из-за статуса священника он не мог себя вести так, как ему хочется. А то бы он давно уже осадил этих двоих. наместнику бы хватило и пары едких фраз, а что же до аристократа... Здесь нужно было бить больно и точно. Сначала словами, а затем еще и кирпичом по голове. Чтобы наверняка. Этот рыжий спутал ему все планы и добавил проблем. Ноа понятия не имел, что же теперь будет дальше.
   На улице его ждали местные жители. Все такие же бледные и худые: они похожи не то на призраков, не то на неупокоенных мертвецов. Крупный детина, который привел священника в дом, так же был здесь. Когда Ноа подошел к ним, они что-то невразумительно бормотали; один из них отдал варгу несколько помятых и пожелтевших листов. Стоило Ноа поблагодарить их и мягко улыбнуться, как они практически мгновенно рванули к толпе, которая все еще суетилась вокруг священнослужителей на площади. Дифинет расправил бумаги и подошел ближе к тускло светящему фонарю. На одном из листов была нарисована карта шахт. Кривая, неумелая, состоящая из прерывистых линий. Кажется, рисовал ее кто-то из местных жителей. насколько помнил Ноа, когда они делали запрос на карту шахты, им отказали. И дело возможно было либо в местных властях, либо в том, что инженера при местных шахтах уже давным давно не было. В некоторых местах карта была недорисовано. Это ничуть не смутило варга. его внимание больше привлек участок на карте, который был полностью закрашен черным. Кажется, именно об этом месте говорили жители. Предполагалось, что странные события в шахтах начали происходить после того, как решили заново исследовать заброшенный участок.
   Ноа с подозрением посмотрел по сторонам. Никого. Аккуратно свернув лист с картой, он спрятал его под кожаный браслет, который в свою очередь прятался в объемных рукавах рясы. Так надежнее. Местные боятся подходить к шахте, не то, что заходить в нее. так что священникам придется действовать самостоятельно, надеясь только на карту. Ноа усмехнулся. А что же будет делать этот рыжий выпендрежник? Может он где-то заблудится и пропадет в шахтах? Или же и вовсе потонет в болоте, так и не дойдя до цели? А , может быть, он напьется в местной пивнушке и потонет в ближайшей луже? У варга было множество идей на этот счет.  Вновь натянув на лицо маску спокойствия и умиротворения, он припрятал оставшиеся листы в блокнот. это вего лишь была общая информация о поселении и шахтах. потом пригодится для отчета. Не оборачиваясь назад, священник направился на площадь. Он должен сообщить брату Энове о том, что произошло, и о том, что теперь священники действуют на территории поселения без поддержки власти. Ну и, конечно же, стоило еще сообщить о рыжем придурке в доспехах, который также может доставить неприятностей.

+2

6

Тогда иди и помолись, вместо того, чтобы тратить наше время.
      Амбер не верил в божественную помощь, а еще меньше доверял бесполезным духовным служителям. Аристократа бесило в них буквально все: внешнее спокойствие и учтивость, показная аскетичность и эта вымораживающая, выворачивающая на изнанку услужливость. Деньги им не нужны, слава для них пустяк, могущество — мусор. Ага. Лицемерные, жалкие создания, которые отличаются от всех остальных лишь непомерным снисхождением во взгляде и безосновательной уверенностью в том, что они имеют права учить кого-то жизни. Нравоучения аристократ не любил почти так же сильно, как и благотворительность. Он не занимался самообманом, стремясь к установленными кем-то другим идеалам. У жестокого мужчины была своя религия, основанная на ценностях древнее, чем все существующие божества: кто сильнее, тот и устанавливает правила. Лишь сильный правит. Формирует действительность слабых. Имеет все то, о чем прочее не смеют даже мечтать! По крайней мере до тех пор, пока в пруду не заведется рыба крупнее.
Мне нужен проводник, у вас есть солдаты? Или стража? — рыжий проводил юношу взглядом, к сожалению, у него пока не было времени на то чтобы играться с мальчишкой, — не более двоих, мне не хочется таскаться с мертвым грузом.
      Староста деревни тоже прибывал в задумчивости, все еще смотря блондину вслед. Амбер в раздражении фыркнул. Но вот опять, стоит только этим шарлатанам в рясах замаячить своими блаженными рожами на горизонте, как все здравомыслящие люди становятся похожи на суеверных олухов. Мужичок смущенно потупил взгляд, заметив презрительный оскал на лице чародея, ему так страстно хотелось быть похожим на Сандора, но факт оставался фактом. Он был таким же деревенщиной, которому повезло поиметь немного больше денег. Удручающая картина.
Да, конечно, Сир Родрик и Мрэк проводят вас до шахты.
Просто. Блеск.
      Мало того, что по этой проклятой дыре снуют полоумные фанатики, так еще и придется отправляться в путь с рыцарями. Вот эти господа были еще невыносимее святых братьев. Нарисовав на лице эмоцию мрачной обреченности, маг последовал за двумя дриммами прочь из поместья. Настроение у него было прескверное, рыжий неуютно поежился под недоброжелательными взглядами простолюдин. Он единственный кто может им помочь, а они... ну что еще можно ожидать от стада овец на бойне? Обиженно фыркнув, чародей обратился к одному из провожатых.
Мы не поедем на лошадях?
Дорога вся завалена поваленными деревьями, чтобы никто не ходил в те проклятые края.
      Мужчина обреченно вздохнул, предвкушая "увлекательную" прогулку по болотом в компании дремучих и неблагодарных идиотов, надеясь на то, что вот-вот из-за угла выскочит чудовища и откусит им головы. Рядом с выходом из деревни собралась небольшая толпа. Интерес народа вызвала группка господ в рясах, рыцари тоже заинтересовались, учтиво кивая незнакомцам. Амбер же лишь раздраженно повел плечом, не одобряя вынужденную заминку. Но потом все же решил проявить терпеливость, заметив среди незнакомых лиц юного Ноа. На самом деле, он несколько выделялся на фоне спутников... аристократ хотел было что-то сказать, но его перебил рыцарь.
Добрый день, господа, направляетесь на болота? — от поклона сира Родрика, Сандора передернуло, — может составить Вам компанию, недобрые там места, опасные.
В таком случае, зачем нам брать с собой обузу? — недовольно прошипел аристократ, теряя терпения, эта невыносимая манерность и учтивость начинала его бесить, — я не собираюсь проторчать в этой дыре до старости, шевелитесь!
      Озлобленно рявкнув на подчиненных, мужчина не заметил, как вспылил. Агрессия полыхнула внутри, затмевая разум, коптя здравомыслие едким туманом тщеславия. Когда несдержанный маг высокого уровня сил злился, это не могло не отражаться на окружающей обстановке, горящие в лампах магические огоньки, вспыхнули, словно в них плеснули спиртом, реагируя на вспышку ярости чародея. Местные вздрогнули от неожиданности, неодобрительно перешептываясь, но тут же замолкли, когда горящий ненавистью взгляд Сандора скользнул по их лицам.
Можете таскаться с нами, только не бесите меня.
      Рявкнул аристократ, обращаясь к святым братьям, а затем властным жестом приказал рыцарям выдвигаться, надеясь, что вдали от деревни он сможет, наконец, сосредоточится и избавится от мерзкого ощущения, что деревенщины смеют его недооценивать. Подобное отношение... сильно задевало самолюбие Амбера, неизменно толкая его в лапы злости. Он никак не мог взять в толк, почему его: талантливого чародея, аристократа и просто разумного мужчину, ценили куда меньше, чем шайку бесполезных святош. Несправедливо. Обидно. Раздражающе.

Отредактировано Сандор Амбер (10.07.2020 14:32:19)

+1

7

-.... отказался от сотрудничества с храмом и решил действовать самостоятельно. Он нанял наемника, который называет себя Сандор Амбер. По их речам я понял, что это все было сделано ради извлечения выгоды для себя. Местные жители передали мне карту и расположение шахт, так что мы тоже можем действовать самостоятельно. Но, по понятным причинам, это может привести к некоторым... Хм... неприятностям.
   Ноа вместе с братом Энове стояли недалеко от толпы местных и обсуждали произошедшее. Вернее, варг сделал краткий доклад старшему священнику в их группе. Чем  больше Энове слушал молодого священника, тем больше хмурился. По понятным причинам ему не хотелось бы иметь проблемы в этом богом забытом месте. Но обстоятельства складывались в абсолютно противоположную для священников сторону. С минут помолчав брат Энове начал свою медленную речь:
- Что же... Это событие, бесспорно, доставит нам некоторое проблемы, но... В первую очередь мы должны думать о жителях, помочь им и...
   Мужчину перебил звук приближающихся шагов. Тяжелых, навевающих какой-то непонятный трепет. В плохом смысле. Священники посмотрели в сторону, из которой доносился звук. Ноа мгновенно выхватил взглядом копну ярко рыжих волос, которая очень сильно выделялась на фоне зеленовато-серого неба. Вообще, наемник очень сильно выделялся на фоне пейзажа, безликой толпы бедных жителей и даже на фоне рыцарей, которые шагали вместе с ним. Дифинет недовольно поморщился, поскольку его ничуть не прельщала еще одна возможная беседа с этим рыжим наглым аристократом. Краем глаза священник заметил, что Энове поманил его рукой. Они быстро вернулись к группе священников и внимательно смотрели на новопришедших. Толпа замерла в ожидании. Было не понятно, чего она ждет: зрелища или мирного разрешения конфликта? Ноа ожидал, что аристократ первый начнет свою речь, учитывая, что его взгляд так и блуждает по лицам священнослужителей. Но на удивлении заговорил один из рыцарей, весьма вежливо заговорил.  Все взгляды были обращены на него, кроме взгляда дифинета. он смотрел на рыжеволосого аристократа и злорадствовал в душе. Все-таки варг и не думал, что эта наглая личность окажется... настолько эмоциональной. Вес его эмоции так и проскальзывали по его аристократического личику.
   Толпа также внимала словам пришедших. Когда рыцарь закончил свою речь, вес взоры обратились к священникам. Толпа понимала что происходит. Толпа ощущала противостояние. Толпа ждала. В свою очередь священники понимали, что не могли упасть в грязь лицом перед теми, кто буквально верит в божественную помощь и в то, что она исходит от служителей церкви. Повисло неловкое, но глубокое молчание. Брат Энове негромко кашлянул и выразительно произнес:
- Брат Джанэль, брат Ноа, пожалуйста, сопроводите этих рыцарей и помогите им устранить причину несчастий этой деревни. И... - Энове придержал Ноа за плечо и стал говорить, обращаясь только к нему. - Брат Ноа, если что-то пойдет не так, вы знаете, как связаться со мной и другими братьями. Все, как мы с вами и обсуждали, - и, заканчивая свою речь, он достаточно громко произнес. - Да хранит вас Демиург!
   Ноа вместе с Джанэлем сомкнули ладони и поклонились старшему из братьев. Ноа знал, что темноволосый Джанэль был выбран из-за его спокойного характера и боевых умений. Кажется, он не то участвовал в каких-то локальных войнах, не то служил во дворце одной из королевских семей. В любом случае все служители храма знали, что Джанэль добровольно ушел в священники, а его целью было искупление грехов за все те убийства, что он совершил.  Собственно говоря, поэтому в боевых умениях темноволосого дримма никто не сомневался. Равно как и в том, что он может умело пустить в ход кинжалы, спрятанные под рясой. Ноа же был выбран для этого задания, во-первых, потому что у него была карта и он в ней разбирался. Во-вторых, из-за его физических и магических способностей, в частности, из-за его расовых способностей. В конце концов, если что-то действительно пойдет не так, то он должен вселиться в свою кобылу Пэм и дать знак остальным священникам. Такой способ связи надежнее любых почтовых животных или магических способов передачи информации, особенно, если варг достаточно умелый. А еще была третья причина, по которой Ноа отправили в шахты, и была она связано с отношением к нему в храме. Иначе говоря, никто не был против, чтобы избавится от него лишний раз.
   Священники подошли к группе рыцарей. Ноа поймал высокомерный взгляд и выслушал не менее высокомерную и наглую речь. О Демиург, как же этот аристократик раздражает! Ноа прикусил губу, собираясь проигнорировать грубую реплику, но брат Джанэль шагнул вперед, поклонился и со спокойной улыбкой на лице сказал:
- Благодарим, что позволили сопровождать вас.
- Благодарим... - почти беззвучно произнес дифинет, делая вид, что кланяется.
   Священники двинулись вслед за рыцарями. Толпа провожала их взглядами. Чувствовалось, как от толпы исходит какое-то тихое ликование, вера, что вскоре все наладится. путь священников и рыцарей лежал через болота. Дорога к шахтам была проложена, но... Похоже, болото постоянно эту дорогу заваливала себе. Да еще и эти деревья, которые постоянно приходилось преодолевать. Брат Джанэль достаточно быстро нашел общий язык с одним из охранников, а потому они шли вместе, чуть в стороне, о чем-то негромко разговаривая. Рыжий засранец и другой рыцарь же шли впереди, а вот Ноа тащился позади всех, явно недовольный происходящим. Вернее,  недовольный одним рыжим чучелом, даром, что вараг раздражали аристократы. Но на лице своих эмоций священник не показывал. Он просто шел, не обращая внимания на кривую и топкую дорогу и ужасный запах болота. К тому же, вдалеке уже показалась черная точка, обозначающая вход в шахты. Становилось интереснее.

Отредактировано Ноа Акуанис (15.07.2020 22:09:32)

+1

8

Суженные от кипящей ярости зрачки еще раз осмотрели новых попутчиков: темноволосого дримма и юного Ноа. Как странно, что мужчина удосужился заполонить имя мальчишки... Ну ничего, он успеет его забыть. Сандор с непониманием и ядовитой насмешкой смотрел, как оба священника сложили руки, прощаясь с братьями. Это спровоцировало его на новый выпад, ведь всем так хочется послушать пресональное "фи" наемника.
Вы еще поцелуйтесь, – злобно прошипел дримм, нетерпеливо переступая с ноги на ногу, готовый не то сорваться с места, не то убежать прочь из этого захолустья, – мы же вроде договорились не бесить меня!
      Рыцари сгладили конфликт, сказав что-то доброжелательное, поклонившись, улыбаясь. Боже... как же они его раздражали. Все они. И так всегда, стоит этим лживым попрошайкам появится на пороге, как они тут же становясь центром вселенной для бесполезного ската. Обманывая, даря ложную надежду... Мужчина посмотрел на варга, как на мусор, словно имел к нему личную неприязнь, щурясь от коварной и до боли обманчивой чистоты очередного беспощадного ангела церкви. Непорочность его внешности раздражала. Бесила,  выворачивая всё нутро наизнанку... эта надменная святость прямо как... Белый.
Цвет его рясы.
Волос
Кожи
     Амбер рычит, отводя горящий, завистливый взгляд, не желая больше созерцать нечто столь шаблонно святое. Все эти двуличные церковники обожают наряжаться в белое, подчеркивая насколько они лучше всех прочих "грязных" и грешных обитателей этого гнилого мирка. Но где есть свет, неминуемо процветает тьма. По старой доброй традиции церковь непременно начинает отбрасывать густую тень, черную, словно смола погибающего дерева, зловонную и липкую. И из этой жижи выползают они. Безумные деревенские фанатики, мерзкие рыцари, неблагодарная чернь, что вобрали в себя весь порок и грязь закулисных интриг богословов, взращённые на двуличии, тщеславии и мнительности.
Белый.
     Многие по наивности своей считают, что этот цвет невинен и чист, словно свежевыпавший снег или волшебство детской сказки… Нет. Речь идет о коварнейшем из существующих понятий. Он недосягаем точно амбиции, марок и предательски идеалистичен. Белый заставляет взводить все в абсолют, надменно взирая на весь остальной сектор.
В этом весь этот мальчишка.
Бесполезный кусок плоти.
В этом весь Амбер: третейский судья, который не знаю ничего о варге, уже клеймил его своими глупыми предрассудками и шаблонными ярлыками. Ну, он же великий наследник древнего рода. Кому, как не Сандору судить простолюдин?
     Дримм улыбнулся своим мыслям, поглядывая в полумрак болот, такой привычный и успокаивающе мрачный. Другое дело черный. Его невозможно упрекнуть или извратить. Ведь его попросту не существует. Истинную тьму сможет узреть лишь слепой, но описать эту дивную картину он не сможет, ибо ее попросту не существует в материальном мире, сотканном из хитрого переплетения чувств и ощущений. И из этой зияющей дыры прока родился он, Сандор Амбер.  Родители даже не замечали присутствие сгущающихся теней, пока их контуры не стали очерчиваться кровью, пачкая столь обожаемый всеми дриммами и святошами цвет святой безмятежности.
     И когда они осознали насколько были слепы, было уже поздно. Свет стал тускнеть под напором собственного двуличного лицемерия. Не помогли ни проповеди, ни уговоры... Аристократы порой такие наивные создания. Они твердо уверены, что тьму в сердцах можно уничтожить, стереть, отмыть, содрать, подкупить. Изничтожить, как болезнь.
Невероятная глупость.
     Все попытки порождают лишь насилие, причем приумноженное многократно. И юный наследник рода стал тому ярчайшим доказательством. Проповеди лишь усугубляли его жестокость. Что же Сандор делал с теми надоедливыми мошками, которые мешали ему развлекаться? Да он уже и забыл... Давно это было, буквально в другой жизни. Тогда его еще хотели "спасти". Тогда это было еще теоретически возможно.
Воспоминания оборвались, когда маг оступился, по колено проваливаясь в топкую трясину, с брезгливым шипением отшатываться назад к тропе. Как вообще рабочие не гибли здесь пачками? А может и гибли. Но Амберу плевать.
Почему так долго? – нарушил молчание наемник, обращаясь к спутникам, точнее к парню с картой, – скоро мы уже придем?
     Войны, сопровождающие их остановились, смущено потупив взгляд. Они явно трусили идти дальше, не надеясь, что мощь оружия может их защитить. Вот и наши герои показали себя во всей красе! Аристократ довольно мурлыкнул, наслаждаясь чужим падением. Ему-то страх неведом! И раз эти трусы так занервничали, значит они близко к цели. Это немного порадовало аристократа, он обернулся, вглядываясь туда, куда боялись даже смотреть местные воители. Кажется там чернел проход шахты. Кажется... но что же, они получили разрешение делать все, что считают нужным.
Можно было бы просто завалить вход, устроив взрыв, но местный глава настаивает, это эта крысиная нора приносит неплохой доход... – маг зажег над ладонью небольшой фаербол, чтобы они не блуждали в потемках, – а значит я спущусь и все осмотрю, не хочу тащить с собой трусов, так что если вы собираетесь шарахаться от собственной тени, то лучше останьтесь у входа и активно молитесь.
     Сказав это, мужчина выразительно глянул на варга, почему-то он думал найти в его серых глазах отголоски страха, который заставил рыцарей трястись в стороне. Это была потребность. Ощутить себя правым. Доказать своей собственной мелочной натуре, что он лучше своих спутников во всем.

+1

9

Под тихие разговоры стражника и брата Джанэля, по ворчание аристократа и смущенные ответы второго рыцаря Ноа двигался в сторону черного пятна. Пейзаж навевал уныние отсутствие красок и жухлой зеленью на фоне странного зеленовато-серого неба. запах болота отбивал аппетит, а полуразрушенная дорога наполовину заваленная деревьями, наполовину поглощенная болотом раздражала. Ну вдобавок к этому рыжая грива одного заносчивого выскочки портила настроение.  Если бы его здесь не было, то настроение священника было бы чуть получше. А пока только и остается перешагивать через деревья да рассматривать однообразный пейзаж. И иногда слушать реплики одной никчемной личности, посчитавшей себя самой главной в отряде. Аристократ какой он есть.
   Группа достаточно быстро приближалась к шахте. Ее очертания становились все четче, она постепенно увеличивалась в размерах. Но вместе с тем прекращались и разговоры, а в воздухе появилось какое-то странное беспокойство. Стражники замолчали. Ноа мог поклясться, что их взгляды были направлены только на шахту, только в этот глубокий мрак. Они боялись. Они верили в слухи и боялись. Поскольку все остальные пришли из далека, то им просто был непонятен этот страх. Ноа переглянулся с Джанэлем. Священники были настороженны, поскольку не знали, чего ожидать: вдруг кто выскочит из пещеры или кто-то из стражников запаникует и нанесет себе увечья. На аристократа не смотрел никто, но Ноа был уверен, что тот точно не покажет страх из-за излишней самоуверенности.
   Группа остановилась у входа в шахту. Варг хотел было осмотреть вход, но путь ему преградил наемник, а если точнее, Ноа просто поймал его испытующий и властный взгляд. Ноа ответил ему холодным взглядом. Загляни в эти серые глаза и превратись в ледяную статую. В холодно взгляде дифинета было выражено глубокое презрение к мужчине. А еще он выражал то, что Ноа ни во что аристократа не ставит. Противостояние продолжалось несколько секунд. Так и не дождавшись ни действия, ни слова от рыжеволосого дримма, священник обогнул его и встал напротив входа в шахту, лишь мимолетно оборачиваясь к брату Джанэлю. Из темноты веяло затхлым прохладным воздухом. Похоже, шахта была очень старая и очень ветхая. Ноа коснулся толстых подпорок – посыпались маленькие комья земли. Скорее всего, дальше ситуация может быть хуже. Может быть, шахтеры все-таки погибли под обвалами, а не чудовище шахты утащило их под землю? И как бы всем здесь собравшимся тоже не погибнуть под завалами. Священник сделал несколько шагов вглубь, а затем присел на корточки, коснувшись рукой земли. Он напряженно смотрел вперед, будто чего-то ожидая. Через несколько секунд он поднялся и отряхнул руки от земли. В этой шахте нет монстров. Как дифинет и как охотник (в прошлом), Ноа не испытывал трудностей в нахождении животных и монстров поблизости. И сейчас он мог точно сказать, что шахта необитаема: никаких следов, чтобы здесь жил кто-то опасный. Даже запаха монстра нет. Значит, местных жителей напугало что-то другое. Вполне возможно, что в шахте случайно был потревожен какой-нибудь древний артефакт. Или, может быть, дело в каких-нибудь магических кристаллах. Ноа слышал о том, что они могут воздействовать на окружающий мир по-разному. Ну или в шахтах вдруг решил обосноваться темный культ, который уничтожает всякого, кто появляется на их территории. В общем, вариантов было множество, осталось в них разобраться.
   Ноа вглядывался в темноту, а потом вдруг скрылся в глубине шахты. Буквально через минуту он вернулся к основной группе, держа в руках старый, но крепкий факел. Он подошел к аристократу, посмотрел ему в глаза и протянул ему факел тем концом, на котором была намотана промасленная ветошь.
- Некоторые из присутствующих не могут видеть в темноте, - спокойно произнес дифинет, как бы намекая как на самого Амбера, так и на остальных участников группы. – Не будете ли вы так любезны, господин Амбер? В конце концов, было бы хорошо, если бы в дороге никто не пострадал, не так ли? Это ускорит путь всем нам.
   Ноа усмехнулся. Насмешка также отразилась в его серых глазах. В этой насмешке было выражено все отношение варга к аристократичному дримму. Это было мимолетное действо, которое мог заметить только аристократ, поскольку остальные стояли поодаль, да и лицо Ноа было закрыто волосами. Насмешка быстро сменилась на обычно спокойно-сдержанную маску; дифинет ждал, что же сделает мужчина. И если Амбер сейчас взбесится и покажет вспыльчивую сторону своего характера, то это вызовет злобное ликование в душе варга.

+1

10

Смелый нашелся быстро. Даже слишком быстро. Тонкие губы чародея вздрагивают, рисуя на лице улыбку. Многообещающую, торжествующую, почти помпезную. Сандор был несказанно рад, что именно Ноа подошел к нему с насмешливым блеском в глазах, ведь теперь у него был повод начать играть не со всеми святошами, а персонально с ним. Почему мальчишка? Потому что красивый. Потому что своенравный. Потому что толпа его любила. Просто так, из-за того что наглец нацепил на себя эти презренные тряпки. Сдержать новый приступ агрессии было уже немного проще. Маг снисходительно смотрит на юноши все тем же недобрым взглядом прикасаясь перчаткой, украшенной многочисленными металлическими вставками к поверхности ветоши. Ткань вспыхивает, огонь испуганной птицей взметнулся вверх, жадными желто-оранжевыми языками вылизывая предоставленную ему "пищу". Новый источник света заострил четы лиц собравшийся своим трепетным и непостоянным светом, вырисовывая на аристократичном лице дриммэйра невидимые при обычных обстоятельствах мимические морщинки и мелкие шрамы.
Смелый значит, – холодом этого тихого шипения можно было выстудить жерло вулкана, – что же... давай проверим слышит ли твой воображаемый друг крики о помощи, которые раздаются из-под земли. Спорим, что нет?
      Разумеется их никто не услышит. Сандор давно усвоил эту страшную и немного трагичную истину: просьбы о помощи – крик немого, обращенный к глухому. Именно поэтому рука палача не когда не дрожит, когда топор, рубящий голову осужденному, со свистом летит вниз. Амбер был и на всех ролях этого старого как мир спектакля и опытным путем выяснял, что отчаянные вопли и слезные мольбы кажутся достойным аргументом для пощады только обреченному на гибель. Убийц ни раздражают примерно так же сильно как и тупая отвага. Так почему эти священники смеют опровергать эту аксиому, внушая сброду, что где-то живет всемогущее "нечто", готовое помочь любому скулящему о своих горестях неудачнику? Бред. Если такое чудище и вправду обитает, то оно, упиваясь своей безграничной властью, даже не будет слушать. Могущество и безжалостная отстраненность от мирских проблем – понятия синонимичные. 
Тогда прошу вперед, о зрячий во мраке, освети же нам, заблудшим агнцам, путь светом своей непорочной добродетели!
      Издевается. Это прослеживалось во всем поведении чародея, да плюсом подчеркивалось веселыми искорками смеха в торжественно-громком голосе. Но это и правда имело смысл. Варг прекрасно видел в темноте, да и факел был у него в руках, так что решено было идти в такой последовательности: Ноа, за ним Амбер, далее рыцари и замыкал отряд брат Джанэль. Но как только мрак пещеры поглотил первых двух мужчин, как за их спинами раздался тихий, но угрожающий грохот...
      Сандор знал, что он поступит таким образом, как только впервые увидел невозмуимого и подчеркнуто-вежливого Ноа на пороге дома главы деревни. А далее желание лишь укрепляло свои права в мозгу дриммма, обрастая мелкими, мимолетными капризами. Он вел себя, как ребенок, впервые встретивший существо другой расы: страх, опасение, презрение. Амбер считал своим долгом "изменить" неправильного мальчишку, показать ему насколько его убеждение глупы и насколько правдива кровавая библия аристократа. И как только Ноа согласиться в дураках окажутся все: святоши, рыцари, деревенщины... Все, кто посмел ставить аристократа ниже, чем шайку лицемерных клоунов. Претенциозность наказуема, когда имеешь дело с по-королевски высокомерными наемниками.
      Стена из сверхпрочного камня возникла между Сандором и идущими за ним рыцарями, отрезая ненужных людей от отряда. По ту сторону начали радоваться испуганные вскрики и просьбы отозваться если что-то случилось. Но чародей не обращал на это внимания. Он повернулся к юноше, беря из его рук факел.
Не дергайся, не стоит ломать преграды, стены шахты и так ветхие, если попытаешься глупить, спровоцируешь обрушение, – со спокойной улыбкой пояснил Сандор никак более не поясняя причины своей выходки, – а теперь пошли.

+1

11

Ноа равнодушно смотрел на то, как огонь охватил тряпку, зажигая факел. Кто-то находит это поэтичным или вдохновляющим, варг же видел одну скучную бытовуху. А, ну еще неплохое оружие, если вдруг придется дать бой тому же рыжему придурку, который вдруг решил попрактиковаться не то в издевке, не то в остроумии. Ноа помрачнел. Когда он встречает таких типов вроде этого рыжего аристократа, всегда хочется их опустить при помощи какой-либо колкости. Но сейчас этого было делать нельзя, хотя бы из-за настороженно-предупреждающего взгляда брата Джанэля. Вокруг было слишком много людей, чтобы было можно сорвать маску и наконец-то выпустить все то, что копилось внутри с самого первого взгляда на Сандрора Амбера. Поэтому священник, промолчав, двинулся в пещеру.
     Факел равномерно освещал землистые стены пещеры и старые деревянные балки. Пахло сыростью и, кажется, старой одеждой. Шахты оказались достаточно выскоими - это было удобно, все-таки невесело идти, сгибаясь в три погибели и глотая пыль. Отряд не успел сделать и дюжины шагов, как мощная земляная плита вдруг отделила Ноа и аристократа от остальных членов группы. Дифинет насторожился. Он не знал, что таится внутри этих шахт, так что.... Опасность могла исходить ото всюду. Но вкрадчивая речь аристократа сменила настороженность варга на раздражительность. Ситуация действительно раздражала. То есть вместо того, чтобы разобраться с проблемой шахт, этот рыжий вдруг решил поиграть?! Ноа зло усмехнулся в спину мужчины, когда тот забрал из рук варга факел и направился вглубь шахты. Что же... Они остались один на один. Дифинету больше не нужно скрывать свое истинное лицо, так что теперь он отыграется на самодовольном аристократе. И рыжий точно никому не расскажет об этом, ведь, кажется, он боится собственного позора. Игра только началась.
     Ловкая и незаметная подножка. Ноа злорадно наблюдал, как рыжеволосый аристократ упал на землю, не сумев сделать и пары шагов. Факел выпал из руки аристократа, покатился и потух в плотном облаке пыли. Священник шагнул к мужчине, но прошел мимо него, специально оставив след буквально в миллиметре от его руки. Кажется, он бы мог со всей силы, безжалостно наступить на бледную аристократическую руку.  Дифинет остановился рядом с потухшим факелом и чуть склонился к мужчине, наблюдая.               
- Ах, я такой неуклюжий! Прошу прощения, господин Амбер! - с издевкой произнес варг, прикрывая рукой ехидную улыбку. - Думаю, вы сможете подняться сами. Разве наивный святоша имеет права коснуться вашей руки?
     Ноа специально спрятал руки за спиной. Он ни за что не подаст руки такому как Сандор Амбер. Он ни за что не станет подчиняться такому как Сандор Амбер. Да он даже общаться с этим рыжим выпендрежником не особо хочет! Но вот проучить он его обязан. Раз уж этому рыжему захотелось немного поиграть.
     Священник сделал несколько шагов назад, но так и не сводил взгляда с Амбера. На губах Ноа играла ехидная улыбка, он даже не стал ее скрывать. Дифинет явно был доволен происходящим.
- Не пойми неправильно, но я терпеть не могу детские выходки, особенно, от самодовольных аристократов, - варг сложил руки на груди, довольным взглядом окидывая тело Амбера. - Прискорбно, что в таком возрасте ты еще не в состоянии вести себя нормально без надзора папочки и мамочки. Я приглядел за тобой сейчас, но дальше сам, своими ножками. Надеюсь, что ты не убьешься после первого шага, лапуся.
    Наигранно улыбнувшись мужчине, Ноа двинулся по тоннелю. Благодаря ночному зрению ему не требовался дополнительный свет. Пока что. Вдруг Ноа замер и напряженно посмотрел вглубь тоннеля. Впереди что-то было. Варг слышал странные шорохи и, кажется, стоны. Или это был вой? Или скрип? Ноа приготовился атаковать, но вдруг заунывный голос произнес:
- Бриджит? Солнце, это ты? Я вижу твои рыжие волосы, Бриджит!
     Из-за поворота вышел молодой парень в достаточно потрепанной одежде. Походка его была странная: он цеплялся за стены, его шатало из стороны в сторону, он не мог идти прямо. Шел очень медленно. И что-то бормотал себе под нос.  Оборванец прошел мимо священника. Кажется, его больше интересовал аристократ.
- Почему ты лежишь на земле, дорогая? Пойдем, я видел свет где-то здесь. Этим светом ведь была ты, Бриджит?
     Ноа выдохнул. Кажется, это просто какой-то пьяный парень заплутал в пещере. А светом был выход, который один умник благополучно перекрыл. Что же... Дифинет мрачно улыбнулся. Раз рыжий сам все это затеял, то пусть сам и расхлебывает. К тому же, этот странный парень медленной и шатающийся походкой идет именно к аристократу. Кажется, он вообще ничего и никого, кроме рыжего не видит.
- О, это кажется к тебе. Будь покорной, Бриджит, - нараспев произнес Ноа.
     Дифинет насмешливо улыбнулся мужчине и отвернулся, сверкнув серебристыми глазами. Только вряд ли Амбер это разглядел в темноте. Кажется, священник потерял всякий интерес к аристократу. Достав карту из-под браслета, Ноа развернул ее и начал внимательно изучать, двигаясь вперед по тоннелю. Света не было. Пока что ночного зрения варга хватало, чтобы различать местность вокруг, но непонятно, насколько этого еще хватит. Если дальше шахту окажутся глубже и там будет темнее, то придется всяко просить этого заносчивого павлина об огне. К сожалению.

Отредактировано Ноа Акуанис (02.08.2020 22:20:41)

+1

12

Аристократ редко смотрел под ноги – горделиво приподнятый подбородок и королевская осанка не способствует созерцанию пыли под ногами. Подножка. Сандор совершенно не ожидал от парня такого низкого трюка. Падение стало для него неизбежным, но дримм тихо зашипел вовсе не из-за резкой боли в ободранной ладони. Его тщеславие взвыло внутри него раненой зверюгой, крича в сознании одну единственную фразу: УБЕЙ! Факел с шипением потух, позволяя мраку укутать путников бархатным одеялом. Мужчина впился взглядом в темноту. Туда, где должен был находится пол пещеры. Горящие, словно тлеющие угли, глаза не различали контуров ладони, но он и не хотел рассматривать свои руки. Единственную цель, которую преследовал маг, покорно склонив голову, это скрыть кровожадный оскал. И если бы он не остался на земле, скрывая рыжими прядями искаженное больным азартом лицо, священник мог бы заметить очевидное ликование злопамятного ублюдка. Он дал ему повод быть с ним немного пожестче.
      Регенерация уже стерла с фарфоровой кожи мелкие царапины, но Ноа и не планировал ранить рыжего аристократа физически. Мелодичный и слишком приторный голосок с притворным сожалением вновь расковырял рану на раздутом эго Амбера. Раздражение волной прокатилось по каждой клеточке тела наемника. Благо изначально вспыхнувший гнев немного поулегся. Позволяя разуму начать действовать. Дыхание от медленно потухающей ярости было тяжелым, прерывистым, сопровождающимся хрипами обожжённого недавним шипением горла. Вызов, мелькнувший в словах парня, заставил дримма закусить губу. В одном чародей был уверен – он должен заставить юношу горько пожалеть о своей строптивости. Интересно, а умоляет о спасении он таким же саркастичным тоном?
Ты не имеешь права даже думать об этом, – тихий, шипящий голос прозвучал непривычно тихо, – глупый мальчишка.
      Сандор мог зажечь рядом с собой огненную сферу, но... пользоваться огнем сейчас было не разумно. Гнев дестабилизировал способности и простое заклинание, такое как материализация фаербола, могло привести к взрыву или пожару. И тогда священник точно пострадает, ожоги могли порядком попортить хорошенькое личико, а Амбер не собирался всю дорогу наблюдать уродство перед своим взором.
     От размышлений наемника отвлек незнакомый голос. Что?! Мужчина выпрямился, поднимаясь на ноги резким движением, касаясь кончиками пальцев стены для лучшего ориентирования в пространстве. Так, судя по всему, звук исходит со стороны Ноа. Но голос явно ему не принадлежал, а значит они не одни. Прикрыв глаза, чародей просканировал ауру незнакомого паренька с ужасом осознавая: дриммэйр. А раз он дримм, то как же он... видел в полной темноте?! Наемник сделал шаг назад, дурное предчувствие царапнуло ребра изнутри.
Кто ты такой? Говори сейчас же!, – металлически-ледяной голос звучал как приказ.
      Амбер достал из ножен меч, который тут же вспыхнул колдовским пламенем. Мрак, воцарившийся в шахте, трусливо отполз подальше от светящегося клинка. Огонь выхватил два силуэта впереди. Один из них принадлежал Ноа, а вот второй явно был... неадекватен. Пытливый взгляд чародея заскользил по неотвратимо приближающемуся дримму. Мужчина сурово нахмурился.
Что ты несешь? Какая Бриджит?! – оборванец продолжал упрямо двигаться вперед, ковыряя наемника безумным взглядом, – еще один шаг и я тебя убью!
     Незнакомец замер, его странное, неестественно вздрагивающее тело застыло примерно в пяти шагах от Амбера, который выставил вперед меч не ради угрозы, а чтобы лучше рассмотреть лицо паренька. Пламя осветило угловатое, карикатурно-горестное лицо. Твою мать! Зрачки у юноши были сплошным белесым пятном, словно у дохлой рыбы выброшенный на берег, но в глубине этих пугающих, мутных провалов зрело нечто по-настоящему ужасное.
Любовь моя... ка же так? Я ведь так сильно тебя.. – срывающийся голос, напоминал ломанную линию, тональность прыгала в нечеловеческом диапазоне, казалось изо рта парня доносятся голоса нескольких разных людей, – ...тебя... – рычащий низкий бас заставил липкий ком страха липко перекатиться внутри мага, Сандор инстинктивно сделал шаг назад, – ЛЮБЛЮ!
      Крик был оглушителен, но куда страшнее было то, что существо за секунду растеряло всю свою неловкость, а в руке как будто по волшебству оказался нож, покрытый запекшейся кровью. Парень с нечеловеческой силой отшвырнул мужчину к стене, чудовищный удар выбил из легких весь воздух, а боль, сковавшая тело, не позволила вовремя сделать вдох. Мужчина распахнул губы, стараясь проглотить хотя бы порцию кислорода, но его безумный обожатель, уже запрыгнул на него сверху, ударяя ножом прямо в сердце... но у него получилось лишь высечь пару искр из металлической пластины. Но безумец все повторял свое бесконечное "люблю", сопровождая каждое пылкое признание ударом.
      Наемник не стал тянуть с ответными действиями и без тени гуманизма приложил ладонь к лицу противника, материализуя фаербол в упор. Как и думал маг, взрыв получился сильным, сдирая кожу и мышцы, выжигая сосудистые сетки до самых костей. Ударная волна вывела нападающего из равновесия и Сандор скинул с себя тушу, которая с глухим стуком упала на пол. Рыжий чародей быстро поднялся, судорожно отряхиваясь от пыли.
      Дьявол, что за херня? Амбера передернуло, когда он вспомнил как секунду назад гнилое дыхание незнакомца касалось его лица. Гнев. Тлеющая плоть на черепе незнакомца начинает тлеть интенсивнее.
Презренный мусор, – рычит мужчина, поднимая горящий клинок с земли, готовясь поступить как-то похоже с Ноа за то, что он не предупредил его об опасности, но внезапно, мужчина ощущает как сильная рука сжимается на его лодыжке, –  какого?
Куда же ты, любовь моя? – с профессионализмом истинного маньяка дримм приоткрыл болтающуюся на остатках мышц челюсть, все это действо сопровождалось омерзительным хлюпаньем остатков плоти, – мы же должны быть вместе!
      Горящий меч со свистом разрезал воздух. Дважды. Первый раз он отсек руку, а вторым мастерским движением мужчина раскроил череп твари пополам. Какого черта, как оно разговаривало? Кажется страхи шахтеров были не напрасны... но что же здесь творится? Сандор ядовито оскалился и пошел в сторону, где должен был находится священник. Когда расстояние между ними было стерто, маг нежно улыбнулся парню.
Твоя помощь неоценима, мальчик, а знаешь что... я позаимствую этот метод помощи у тебя, – он с видом не менее безумным, чем у его недавно убиенной жертвы вытер перепачканную в крови руку о плечо парня, – надеюсь этот... этот... псих, тут был не один.
      Сказав это, мужчина едва заметно вздрогнул, его взор внезапно упал на пол, где лежала яркая золотая монетка. Золото? Наемник облизнул пересохшие губы, ведь монетка была не одна. Целая цепь из драгоценных дисков вела в комнату чуть дальше и оттуда лился приглушенный, но такой знакомый и теплый золотистый свет. Сияния тысячи сокровищ

+1

13

Ноа лишь хотел немного поиздеваться. Припугнуть напыщенного аристократа, если угодно. А потому он не предполагал, что ситуация развернется подобным образом. От чтения карты священника отвлек пронзительный крик. Ноа резко обернулся и... И застыл на месте от увиденного. События разворачивались очень быстро. Он видел, как дримм бросился на аристократа. Видел искры, которые вылетали из под ножа одержимого. Видел, как полыхнул меч. Он видел эту схватку, но ничего не сделал, чтобы ее предотвратить или хотя бы вмешаться. Запахло паленой кожей. На миг показалось, что схватка закончена, и аристократ победил, но.. Тварь оказалась живучей. Но меч со свистом разрезал воздух, несколько точных ударов и одержимый мертв. Ноа закрыл глаза, чтобы не видеть   столь омерзительной зрелище. Дифинет чувствовал, как всепоглощающий страх пожирает его изнутри. Он душит. Он убивает. Варг в своей жизни никогда не убивал разумных существ.... И тех, кто похож на разумных. Убийство животных, пусть даже магических, на охоте не сравнится с убийством разумного существа. Здесь не чувствуется азарта или какого-то удовлетворения. Это просто жутко. Немного страшно.
     Священник не мог сдвинуться с места - врос в пол. Взгляд его напряженно блуждал по стенам, голос пропал. Слова аристократа стали отрезвляющей пощечиной.  Ноа зло посмотрел на мужчину, но ничего не сказал ему. и даже не стал сопротивляться, когда тот демонстративно вытер кровь о белую рясу. Слова Амбера прозвучали уж слишком зловеще и выбивали из колеи. Варгу было тяжело признать тот факт, что он не готов к встречи с таким монстром и что ему нужна защита мужчины. Слишком стыдно. Слишком жалко. Слишком позорно. А потому, чтобы отвлечься от неприятных мыслей, варг продолжил путешествие. Ноа двинулся вслед за мужчиной, попутно смывая кровь с белого одеяния. Благо в воздухе было достаточно влаги, чтобы создать небольшой водный шар для этого дела. Пятна на рясе священника не пугали, равно как и мокрая одежда. Это в любом случае лучше, чем ходить в окровавленной одежде. Запах крови может привлечь одержимых или просто монстров. Закончив с одеждой, Ноа обратил все свое внимание на мужчину. Тот шел как-то странно: очень аккуратно и почему-то постоянно смотрел на землю. Дифинет тоже посмотрел на землю у себя под ногами и... И не увидел там ничего! Эта ситуация заставляла лишь нервно усмехнуться. То ли у аристократа такие методы поиска чего-либо, то ли он просто провоцирует священника на что-то. Ноа был склонен думать о втором варианте, поэтому всю дорогу он не сводил пристального взгляда с мужчины. Короткий коридор шахты привел их в небольшую пещеру, в которой не было ничего особенного: все те же деревянные подпорки, которые вот-вот готовы рухнуть, камни, сваленные в углу, какие-то тряпки - в другом, старые факелы на стенах. Варг вопросительно посмотрел на аристократа, но тот слишком сильно был занят разглядыванием земли. Притворно вздохнув (так, чтобы мужчина услышал), Ноа решил осмотреть пещеру. Он несколько раз измерил ее шагами, как вдруг его взгляд выхватил тусклый блеск у стены. Старый потрепанный сундук приманил священника тусклым блеском полос металла. Варг скучающе осмотрел сундук и хотел было отойти, как вдруг обнаружил, что он не был закрыт на замок. А потому Ноа решил его открыть, быть может там найдется несколько кирок, которые можно швырнуть в голову зазнавшемуся аристократу. Ну или использовать как оружие.
     ...И пещеру озарил теплый свет золотых монет, которые фонтаном вылетали из сундука. Ноа не знал то ли ему закрыть лицо, чтобы ненароком монетой по лбу не прилетело, то ли любоваться и наслаждаться этим великолепием. Он различал красный свет рубинов, зеленый блеск изумрудов, белые переливы жемчуга и других драгоценных камней, которые появлялись из сундука вместе с монетами. Очень быстро земля у ног дифинета покрылась золотым ковром. Варг опустился на колени, неверяще трогая монеты, перебирая их в руках. Они были настоящими. Настоящее золото, чей блеск дурманит разум. Священник уже даже забыл о том неприятном инциденте с убийством. Ноа попробовал их сосчитать, но дважды сбившись, бросил это дело. Драгоценностей было очень много, и они продолжали вылетать из сундука. Вдруг перед носом дифинета упала небольшая статуэтка в виде кошки с сапфировыми глазами. Ноа с интересом осмотрел и отложил в сторону, запуская руки в монеты и наслаждаясь Он слишком давно не держал в своих руках столько денег. Он слишком давно не ощущал, что значит быть богатым. Он давно не видел роскоши, лишь прозябал в храме да в дешевых грязных пабах. Золото грело, сводило с ума своим ласковым теплым блеском. Варг даже не понял, когда в его голове начал звучать голос, который то ли шел извне, то ли был частью Ноа:
- Здесь так много драгоценностей... С этими деньгами ты можешь бросить храм, бросить семью и стать свободным! Никто не будет тебе помехой! У твоего отца есть столько денег? Нет! Ты будешь самым богатым! Ты сможешь жить, как сам того захочешь! Просто бери все эти деньги! Просто обладай ими!
     Несмотря на разумность и твердость ума, Ноа все-таки стал слушать этот голос, который словно мед вливался в уши. И чем больше дифинет его слушал, тем больше верил, что именно для него были найдены эти сокровища. Что они полностью принадлежать ему. Но вдруг голос замолчал. Это напрягало. но еще больше напрягали следующие реплики:
- Но не забывай, что здесь есть еще одно существо - тот жалкий аристократ. Тебе нужно избавиться от него, если хочешь быть богатым. В конце концов, он должен уступить. В отличие от тебя, деньги у него есть. Ему не должны достаться эти сокровища!
     Дифинет стиснул зубы. Увлеченный богатствами, он совсем забыл про это рыжее недоразумение, которое явно представляло серьезную опасность. И если Ноа действительно хочет обладать богатствами, то он должен если не избавиться от аристократа, то, как минимум, отвадить его от этой пещеры. Священник бесшумно поднялся с колен и быстро разыскал взглядом Сандора, который копошился в противоположной стороне пещеры.
- Давай же! Убери его со своей дороги! - шептал на уши сладкий голос.
    Варг знал, что дриммы не могут видеть в темноте. Так что может и аристократ не заметит в темноте золотого фонтана, который продолжал бить из сундука. На всякий случай священник встал так, чтобы закрыть его спиной.
- Ты ведь богат, господин Амбер? - произнес Ноа, смотря на мужчину в упор. - Тогда зачем ты здесь? Зачем тратишь свое время? В это местности ты ничего не заработаешь, ничего не найдешь. Может, тебе лучше вернуться в замок ко своим сундукам?

+1

14

Золотые монеты сияли на каменном полу пещеры, отражали зловещий свет пылающего клинка, заманчиво мерцали, кокетливо поблескивали... манили... только вот куда? Нужно проверить. Алчность приятна на вкус, обитает в самом сердце, своим беспощадным теплом иссушая человечность. Сандор устремил безумный взгляд вперед. Свет. Он лился обманчиво-теплым светом из пещеры. В мозгу что-то трещит, надламывается. Что же это? Разрушение и без того зыбкой рациональности или крах страха? Аристократ не верил своим глазам. Недоверчиво склоняет голову на бок, точно вечно голодный падальщик, учуявший заманчивое зловоние мертвечины. Вместе с юным Ноа, который все же решил последовать за Амбером, он осторожно направился на мягкий золотистый свет истиной свободы. Шаги гулким эхом отзывались в искаженном сознании, а тело двигалось как будто во сне: ватное, тяжелое, слабеющая с каждой секундой.
Моё!
     Безумие разгоралось быстрее пожара. Чародей вошел в залитый ослепительным сиянием помещение, под его ногами захрустели перекатывающиеся монеты из чистого золота. Зал не имел конца, бесконечная сокровищница была точно из мира снов: неужели в мире может существовать столько сокровищ? Ноги подгибается, мужчина падает на колени... бессмысленный, пустой взгляд устремлен вперед. Губы подрагивают в подобии горькой усмешки...
Моё, все моё!
     Жадность. Мужчине было всегда мало, даже сейчас его аппетиты были не удовлетворены. Бесконечные залы сокровищ? МАЛО! Больше, еще больше! Будто повинуясь алчности аристократа, золото сверкает, разгорается так, что больно смотреть, выхватывает из полумрака пещеры удивительно спокойное лицо Ноа, застывшего, завороженно уставившегося на одну из многочисленных кип богатства. Его губы шевелятся едва заметно, священник хмурится на мгновение, а потом лоб его разглаживается, но взгляд не яснеет. Он был похож на маленького мальчика, который только что загадал новогоднее желание и оно тут же исполнилось. Блондин внезапно обращается к хозяину сокровищ, Сандору Амберу.
При чем здесь богатство? – смешок сорвался с губ мага, – разве ты не видишь? НЕ ВИДИШЬ ЭТО?
      Владыка клада жестом указал на свои бескрайние владения, чтобы мальчишка еще раз узрел богатства, которых был достоин аристократ. Это все его... по праву рождения. Это обманчиво теплый свет согреет, залечит все шрамы, залатает дыры... богатство может исправить не только поломанную жизнь. Оно может скрасить даже жалкое существование патологически несчастного монстра, который хочет совсем немого... всего и сразу. Амбер заглядывает в серые глаза парня, любуясь тем, как в нейтрально-серой радужки отражаются переливы сокровищ, маг хочет сохранить этот момент навечно, как больной наркоман наяву наслаждаться будущим, которое прекрасно, и по какой-то нелепой ошибке наступило.
Могущество, это мое могущество! – усмешка переросла в заливистый, безумный смех, создавалось впечатление, что Амбер действительно счастлив. Только то было не мрачное ликование... чародей разлагался изнутри, гнил заживо, отравленный скупостью, которую не могла удовлетворить даже бесконечная сокровищница, – хочешь забрать его себе?
      Аристократ провел по щеке блондина, с заботливостью отца. Но в этом мимолетном дружеском жесте было сосредоточенно столько угрозы, что прямое объявление войны по сравнению с этим психологическим насилием –  детские шалости. Он хочет ограбить вас, милорд, забрать Ваши клады! Убейте его! Посмотрите что внутри... красивое. Красное. Горячее. Вам ведь хочется? Сломайте его, пусть останется в Вашей сокровищнице навеки! Патология мужчине оказалось куда страшнее банальной алчности... ему хотелось обладать не только кладами.
Не беги и не сопротивляйся, – тихо произнес Сандор, с металлическим лязгом меч выскальзывает из ножен, – и я сделаю тебя частью чего-то великого!
      Мужчина поманил блондина рукой, по-доброму ему улыбаясь. И это дружелюбие было страшным. Разрушительным. Ненормальным. Безумным... в воздух завис сладковатый запах дурмана, а голоса в голове от чего-то все настойчивее требовали крови. Или это был не ментальный шепот? Из сокровищ начали выползать полуразложившиеся, поросшие грибами шахтеры, которые как завороженные твердили тихую и смертельно-опасную молитву алчности, стоящую всего из одного слова: "моё"

+1

15

Ноа зашипел, услышав речи мужчины. Его до трясучки бесило, что этот аристократ пытается присвоить себе то, что по праву принадлежит варгу. Жадность сжирала священника изнутри. Он не собирался делиться - все золото этой пещеры принадлежит только ему. Особенно, этот золотой фонтан, который продолжать извергать сотни монеты, которые падали к ногам Ноа. Все это принадлежит только ему. И никакие выпендрежные аристократы не станут помехой.
- Твое, говоришь… Ха-ха-ха… - засмеялся дифинет, нервно улыбаясь.
     Священник замер, когда Амбер коснулся его лица. Этот жест был странный. Это напрягало и отвлекало. Сверкнул меч. Не нужно было слов, чтобы понять,что этому аристократу нужна смерть Ноа. Но варг не намерен был сдаваться так просто, хотя дурман, завладевший разумом, подталкивал совершить что-то опасное. Но золото... Золото манит сильнее. Ноа напряженно заскрипел зубами.
     Вдруг мертвые руки пронзили золотистую блестящую гладь. Пещеру огласил протяжный вой, в котором можно было явственно различить слово «мое». Мертвые шахтеры прибывали. Ноа не спускал взгляда с аристократа, но в то же время наблюдал за медленными движениями мертвецов. Они видят своих оппонентов? Или же они увлечены теплый золотым блеском, а потому им нет дела до конкурентов? В любом случае появление мертвецов срывало все планы. Варг недовольно осмотрелся вокруг, даже не пытаясь сосчитать, сколько шахтеров были уже практически здесь. Даже сквозь дурман он понимал, что их будет еще больше.
     Он хочет убить тебя и забрать все себе. Разве ты можешь ему это позволить? Мы же оба знаем, кто здесь достоин этих сокровищ. Ты! Неужели ты не сможешь обвести его вокруг пальца?
В больной голове варга созрел коварный план. Недалеко от мужчины он увидел корону, инкрустированную драгоценными камнями. Ноа осторожно приблизился к ней, стараясь лишний раз не провоцировать аристократа. Аккуратно ее подняв, священник вгляделся в блеск золота и нежно потер пальцами несколько камней. Какая растрата! Пальцы Ноа вцепились в корону. Он до безумия не хотел с ней расставаться, он не хотел ее отдавать какому-то рыжему позеру и уж тем более полумертвым шахтерам. Они уже мертвы, зачем им вообще богатства?! Гримаса злобы и ненависти исказила лицо священника. Несколько секунд он боролся с собой.
     Брось ее. Это всего лишь корона. Если ты все сделаешь правильно, эта корона и все эти богатства будут твоими!
     Вкрадчивый голос отрезвил голову варга, сдержал его алчность и злобу. Он медленно приблизился к аристократу, не замечая руки мертвецов вокруг. Бледные пальцы коснулись рукояти меча, огладили ладонь, сжимающую меч. Ноа потянулся к мужчине, достаточно близко прижимаясь к нему.
- Да, все это принадлежит вам, господин Амбер.
     Пальцы священника проскользили по руке мужчины, оглаживая металлические пластины, вверх, к плечу. Он спокойно поглаживал пластины, смотря прямо в глаза к мужчине.  Прошло несколько секунд. Пальцы Ноа коснулись щеки мужчины, он приблизился еще ближе. Казалось, что он одурманен этим властным взглядом или же той особенно аурой могущества, исходящих от Амбера. Но это было лишь притворство. Куда больше дифинета дурманил золотой блеск и переливчатый звон золотых монет, которых становилось все больше и больше. Ноа плавно опустил корону на голову мужчины, как бы признавая его величие. Выдохнув в его губы, варг резко ускользнул из рук мужчины. Священник встал за спиной мужчины. Они стояли спина к спине, Ноа чуть прижимался спиной к холодному доспеху.
- Я  отдамся тебе и твоему мечу, как только увижу, что это все принадлежит тебе. Ты ведь не позволишь другим украсть твое сокровище? - с легким придыханием произнес дифинет.
Да-да, продолжай! Одурмань его!
- Они ведь могут забрать все. Все, что принадлежит тебе. И золотых гор больше не останется. Разве аристократ может смириться с этим?
      Произнося эти речи, варг с трудом сдерживал себя. Хотелось утопить этого рыжего пижона прямо здесь и сейчас. Все только ради золота, которое по праву принадлежит дифинету. Но он сдерживал себя и тот вкрадчивый голос в голове очень хорошо этому способствовал. На самом деле Ноа собирался просто напросто натравить аристократа на мертвецов. Кто знает, может, большое количество недошахтеров все-таки буквально задавит этого рыжего выскочку? Или же они измотают его так, что Ноа просто останется применить немного магии и... Священник зло усмехнулся, но так, чтобы мужчина не заметил. Еще чуть-чуть подождать и все будет принадлежать только Ноа.

Отредактировано Ноа Акуанис (11.09.2020 14:23:46)

+1


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Избави нас от лукавого