новости
Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Энтерос» Авторский мир, современное эпическое фэнтези с элементами фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для игроков от 18 лет. Игровой период с 3003 по 3005 годы.
14.07.2021. Объявлены победители конкурса «Лучшие посты месяца». Благодарим всех за активное участие и голосование.
10.07.2021. Обновлены активисты проекта и кристаллы за голоса в Топ'ах начислены. Открыто голосование на лучшие посты периода «июнь – июль» до 14 июля 19.00 МСК включительно.
09.07.2021. Напоминаем про конкурс лучших постов месяца, приём заявок завершится 10 июля 2021 года в 19.00 по МСК. Мы с нетерпением ждём в личные сообщения ссылку на два поста, понравившихся лично Вам, и размещенных на форуме в период с 10 июня по 09 июля 2021 года.
07.07.2021. Открыты два квеста «Роковая башня» и «Tainted Lands», приглашаем всех желающих принять участие, чтобы узнать подробнее, загляните в раздел «Набор в квесты». Внесены значительные послабления в «систему прокачки» [касательно количества постов], в связи с изменениями в магазине, количество деосов третьего поколения увеличено и теперь составляет 98 существ.
06.07.2021. Всем привет и великолепного летнего настроения! Мы обновили дизайн впервые почти за шесть лет. За прекрасную работу благодарим дизайнера — вещий дух. При возникновении багов, просим сообщать в тему «связь с АМС».
активисты
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Энтерос

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » БЫЛЫЕ ПОВЕСТВОВАНИЯ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ » Бременские музыканты приехали в город


Бременские музыканты приехали в город

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Локация и Датаhttp://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngЭвилариум, Империя Торис, город Экстрейм, немного в отдалении от центра города, за большим зеленым парком, здание театра "Божественная комедия" который недавно отреставрировали и вновь открыли. Вечер и ночь.


Участникиhttp://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngГабриэль Эльвантас, Артур де Каро


Дополнительноhttp://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngМастер игры не может вступить в игру, эпизод является игрой в мире Энтероса и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту любую систему боя, соигрок может использовать любую систему боя.

http://sg.uploads.ru/9tvBy.png
https://i.imgur.com/wTey1V5m.jpg

http://sg.uploads.ru/9tvBy.png

Описание


Скорость жизни, спешка, конкуренция, золотая лихорадка, реклама, торговля и множество событий. Сумасшедший ритм жизни промышленных городов и городов- ульев, события, что будут описаны или забыты и…театр.
Степенно, ровно и так необремененно ступает леди Муза по коридорам театра «Божественная комедия». Прозрачные ткани ее одеяния вздымаются от каждого шага, что приводит к движению механизм жизни этого места, а пьесы создаются при каждом вздохе. Ее улыбка дарит обитателям этого грандиозного здания озарения, и мир наполняется красками искусства.
Лицедеи, лицемеры, масочники и пройдохи…разные слова и все об одном. О театре.
Сегодня вечером большой зал театра раскроет свои двери для особых зрителей. Сегодня день рождения мастера Уайта. И потому сегодня особенный спектакль для особо любимых им зрителей…

+2

2

Откуда-то снизу прозвучал звонок, выдернув князя из раздумий на тему модернизации своей части внезапно свалившегося в виде четверти «Кристальных Барсов» добра. Он несколько дней  прикидывал, как сделать лучше:  переименовать свою часть и заниматься тем, чем она занималась до этого – кристаллами и их свойствами, или продать все акции, благо цену предлагают приличную, и вложить в какое-нибудь предприятие тут, на Эвилариуме.  Парящий остров вполне приличное обоснование подобных вложений, он давно и надежно закреплен за Эльвантасом, по сути,  он и поместье – единственная собственность, оставшаяся Габриэлю от бесчисленных сокровищ Дома Эльвантасов, Дел, конечно, будет дуться, но переживет. В конце концов, пережил же сам Габриэль причуды того же Деладора, и князь готов был порвать на ленточки любого, кто заявил бы, что это были детские шалости.
В дверях возник дворецкий, князь, заметивший его появление, кивнул, и тот подал на маленьком подносе роскошный конверт.  Погруженный в свои раздумья, Эльвантас некоторое время смотрел на алый с золотом конверт, затем вскинул удивленный взгляд на дворецкого, взгляд, в котором явно читался вопрос.
- Только что принес посыльный. – Кратко пояснил слуга.
- Лично? – Удивление князя нарастало, зато непробиваемая морда дворецкого выдала сдержанную ухмылку.
- Под конвоем, Ваше Сиятельство. Иначе ведь у нас не пройти.
Сад парящего острова являл собой дикий лес, битком набитый дикими дентами, они были первым рубежом обороны, так сказать, и все заинтересованные лица об этом знали. Если кто-то настырный все-таки добирался до дверей поместья, значит у этого целеустремленного господина действительно имелось неотложное дело.
- И кто?
- Министерская охрана. Вы все время забываете, Вам положена охрана, им за это деньги платят.
- Да? – Инсект протянул руку и взял помпезное послание с подноса. Распечатал конверт. Дворецкий не уходил.
- Что еще? – Полюбопытствовал трансдент, пробегая глазами стандартное приглашение на открытие театрального сезона в столице Ториса – остров как раз проплывал над ним.
- Посыльный, господин.
На удивленный взгляд князя дворецкий осклабился:
- Даденгер, господин. Почти совсем мальчишка. Нахальный, должен сказать. Заявил, что ему велено что-то передать Вам на словах.
- Хм. – Интерес инсекта угас. Театральные постановки, широкие жесты, выходы на «бис» - всего этого у него теперь было в избытке, правда, все делалось для весьма узкого круга, в театре Габриэля танцевала Политика и ее приспешники, но светские обязанности никто не отменял, и ясно было, как восход над Оком Схаласдерона, идти придется.
- Зови. – Кивнул арахниду сдержанно. – Пусть расскажет лично, как было указано.
* * *
Когда мальчишку увели, инсект вздохнул, еще раз просмотрел приглашение и отбросил его на стол. Оно там разлеглось лужей крови на белом полированном дереве.
- Готовь вечернее облачение, Дар. Белое и золото. Родовые цвета.
Дворецкий поклонился и ушел готовить хозяйское добро к вечернему выходу, а сам Габриэль задумался, стоя у окна и сложив руки на груди.
«Господин Уайт». Было о чем подумать. Князь развернулся, подошел к терминалу и отстучал запрос в посольство Дансенфэй в Торисе с повелением собрать всю доступную информацию о господине Уайте и его цирке, то есть, театре.  Все, что можно, все, что нельзя. За дополнительное вознаграждение – разболтать кого-то из его труппы. И живо.
Настроение князя испортилось. Мало того, что предстояли светсткие обязанности, игнорировать которые он не мог, даже если бы и хотел, так еще и одеяние это, напоминающее шелковый кокон. Оружие в нем прятать сплошное удовольствие, Габриэль умел в нем и сражаться и вести светские беседы, но не любил он его. Гибель дома, потерянный титул и общая раздражительность не вязались с блеском белых одежд.
- Дар, белое долой, давай посольское платье. И быстрее.
Приняв решение,   мужчина успокоился. Со вкусом и не спеша  облачился в нарядную версию  мундира  своего департамента, надел пару артефактов, оформленных ювелирными украшениями, волосы оставил ниспадать до пояса, прихватив у висков двумя тонкими косичками, схваченными сзади драгоценной заколкой, оглядел себя в зеркале.
- Приглашение.
Взяв из рук дворецкого приглашение, шагнул в переход портала.
* * *
Через четверть часа князь входил в театр, принадлежавший господину Уайту. Сведенья, собранные его департаментом, он рассчитывал проглядеть уже на месте, часть просмотрел, сидя в машине – того требовал этикет и гордыня господина Уайта: все высокие гости должны были прогуляться под светом софитов журналистов из светской хроники от своих лимузинов до роскошных дверей театра. Улыбаясь, князь прошелся по ковровой дорожек в гордом одиночестве, а у дверей его перехватила журналистка и с жаром принялась допрашивать на разнообразные темы, хитро вплетая в  беседу политические вопросы. Отделавшись от нее обещанием дать интервью попозже,  Эльвантас удалился в отведенную ему ложу, присел в кресло и попытался ответить себе: какого демона он вообще принял предложение Уайта, на поверку оказавшегося далеко не каким-то там мистером Уайтом, а прочно забытым наследником клана Пилигрим, прославившимся своей кровожадностью.
Отбросив в сторону сожаления о допущенной ошибке, Эльвантас устроился поудобнее, намереваясь с пользой для себя провести эти несколько скучных часов. Можно ведь и о своем думать, не правда ли?

Отредактировано Габриэль (31.03.20 09:35:12)

+1

3

- Список гостей мы утвердили, приглашения подготовлены и отправлены, маэстро.
- Хорошо. Можешь отправить приглашения все, кроме того, которое для представителя дома Эльвантас и можешь быть свободен. И позови мне Дерека или Мирра… лучше Мирра, у него гонора больше- маэстро не оторвал глаз от эскизов, что лежали перед ним на столе.
Гость вышел.
На пути мужчины в черном костюме никто не встретился, слишком весь персонал был занят подготовкой к предстоящему мероприятию, которое состоится вот-вот. Завершались последние приготовления и репетиции.
Маэстро Уайт в это время находился в своем кабинете и готовил следующий спектакль.
Мужчина пересек добрую половину театрального здания и оказался у дверей зала, где сейчас велось занятие с «питомником», как называет этот проект маэстро. На самом деле это была театральная студия в малом зале, где все желающие, за выполнение определенных условий и правил, могли обучаться премудростям театрального искусства.
- Обратите внимание, мои дорогие,- говорила звенящим и веселым голосом красивая дримма в ярко- оранжевом костюме с короткой стрижкой и длинной челкой, что закрывала половину лица- когда вы обходите своего партнера во время диалога, вам следует делать это со стороны, где вы находитесь, чтобы не закрывать его собой. А когда говорите, то старайтесь это делать так, чтобы вас было слышно достаточно. Другими словами, пользуйтесь микрофонами. Зря, что ли маэстро, оборудовал наш театр всеми возможными на сегодня техническими приспособлениями?
Следующее, что- девушка была так увлечена, что не заметила, как в зал вошел мужчина в темном костюме. Она отреагировала только после того, как он покашлял в кулак.- О, Анатоль, я вас не заметила. Простите. Чем могу быть полезна?- Дримма широко улыбнулась.
- Майя, мне нужен Мирр. Он сегодня присутствует?
- Да. Я здесь.- Откликнулся стройный молодой человек с собранными на затылке волосами в низкий хвост. Он был одет, как требовал маэстро- парадный костюм.
Одно из правил театральной студии: - участник театральной студии «Божественной комедии» являются на занятия в парадной одежде, как на бал или на светский прием у короля. Многих родителей это раздражало, зато многих участниц студии очень радовало, как и многие модные дома, потому что продажи выходного платья увеличились.
- Вас ожидает маэстро Уайт, мистер Мирр. У него для вас поручение и, похоже, личного характера.- Анатоль последние слова произнес чуть тише и немного опустил взгляд, давая понять, что это не просто поручение, и не просто личного характера, а очень личное и Мирру очень доверяют.
Молодой даденгер восторженно вздохнул, и не дожидаясь согласия преподавателя направился к выходу. По коридору он не шел, а несся. Остановился только у двери кабинета и перевел дух.
«Уф. Он заметил меня. Может, все же я смогу попасть в основной молодой состав труппы? Тогда я им покажу, кто тут звезда»- подумал юноша и вошел без стука.
_______________________________________________________________________________________________________________________

Маэстро Уайт разговаривал с костюмерами о новой постановке, и еще тремя режиссерами и хореографом о той же постановке, удобстве и зрелищности костюмов. Диалог был мирным и плодотворным. Специалисты своей области, не смотря на свое подчиненное, в большинстве случаев рабское, положение, с удовольствием сотрудничали с владельцем театра, ведь он был профессионал, и свое личное оставлял в своих покоях.
- Мирр,- сразу отвлекся от беседы трансдент- одну минуту- это было обращено к собеседникам.
- Мирр, мне нужна ваша помощь, как представителя политических семей. Я сомневаюсь, что кто- то сможет мне оказать такую услугу качественно.- мужчина протянул мальчишке алый конверт с золотой надписью «Божественная комедия» для главы дома Эльвантас- и прошу на словах передать следующее «Уважаемый глава, я буду бесконечно благодарен вашему визиту на мой праздник. Хочу представить вам свою версию одной, весьма известной истории о откупе. Прошу быть моим гостем. От маэстро Барнаби Уайта
PS
Те кто парят в небе, превосходят тех, кто ползает по земле»
Хорошо? Мирр, вы же справитесь, верно? Я могу в этой ситуации рассчитывать только на вас.- Эта грубая и ничем не прикрытая лесть в адрес мальчишки была не так красива, как само послание. Уайт был уверен, что глава дома Эльвантас все поймет и прочтет между строк, и услышит эхо. Главное, чтобы пришел, а там разыграем партию. Но молодой и амбициозный даденгер не обратил внимание на лесть маэстро и легко поддался ей, можно сказать, что с удовольствием.
- Конечно, маэстро, я справлюсь.- Юноша принял конверт и сразу же удалился, заливаясь краской гордости, что маэстро выбрал его для такого важного поручения.
Выяснить сыну политика, где сейчас может находиться адресат письма, не составляло особого труда. Мирр направился к своему отцу и тот помог отпрыску.
Уже через час молодой даденгер парил в своей магической форме над островом, который медленно проплывал над планетой, а министерская охрана устроила облаву. Мирр Рирэйн не слишком сопротивлялся, только спокойно опустился на остров и подождал, когда же охрана угомониться и соизволит послушать о цели визита.
- Добрый день, господа.- Начал молодой человек- Меня зовут Мирр Рирэйн. Я сын господина Рирэйна, министра ресурсов и обороны. Я прилетел сюда с целью встречи с господином Эльвантасом, в связи с тем, что у меня для него есть приглашение от маэстро Уайта, на премьеру нового спектакля, а так же устное послание. Я должен передать его господину министру лично.
Как и полагается, мальчику не поверили. Забрали конверт и отдали дворецкому.
Мирр дворецкому сказал все то же самое и потребовал встречи с господином министром. При чем потребовал это именно так, как требуют министры и добавил
- Или для переговоров мне гвардию вызвать нужно?- Мирр Рирэйн был избалован и вспыльчив, очень не любил, когда ему отказывают, а если учесть, что пример его отца был- либо все будет по моему, либо по моему будет все- то выводы напрашиваются сами собой.
Наконец Мирр и господин министр встретились. Мальчик довольно часто видел этого блондина на мероприятиях. Впечатление было так себе и все же это было ярко. Что- то внутри заворочалось недоброе, словно звезда ярче, чем даденгер только что вспыхнула. Это очень  не понравилось мальчишке, но ронять лицо нельзя, все же он сын политика.
- Добрый день, господин Эльвантас. Господин Уайт просил передать вам:

Уважаемый глава, я буду бесконечно благодарен вашему визиту на мой праздник. Хочу представить вам свою версию одной, весьма известной истории о откупе. Прошу быть моим гостем.
От маэстро Барнаби Уайта
PS
Те кто парят в небе, превосходят тех, кто ползает по земле.

Это все. Благодарю, что уделили время- на этом парень больше не задерживал трансдента. Он развернулся и так же, как пришел, вернулся в театр.
_______________________________________________________________________________________________________________________

Утренняя суета подготовки и последних приготовлений перед предстоящим вечерним мероприятием утихли перед самым обедом. Здание погрузилось в гробовую тишину. Были только слышны щелчки, стук каблуков, шорох ткани. Последние часы перед началом премьеры было традицией проводить в абсолютной тишине. Актеры, которые были задействованы в постановке, перед началом спектакля, находились наедине с собой в полном перевоплощенном состоянии.
Еще час.
Барнаби Уайт стоял в кабинете у окна, что выходило на площадь перед входом. Народ начал собираться еще с момента, как подсобники натягивали красную ковровую дорожку и выставляли кувшины с цветами.
- А зевак сегодня будет много- разрушил тишину маэстро Уайт
- Да. Как и всегда. Твои спектакли интересны и сложны, их дано понять не каждому, не говоря уже о стоимости билетов.
- Неужели?
- А разве нет? Ты используешь методы не слишком традиционные для мирного Ториса. Как бы нас по головке за это не погладили.
- Думаешь, погладят? Если людям нравится, они будут платить.
- Только их пугает такое количество крови, Барнаби
- Тогда почему они приходят каждый раз снова? Срабатывает привычка "хлеба и зрелищь". После спектакля у нас всегда роскошные приемы и банкеты, почему бы и да?
- Согласен. Я пойду посмотрю, как дела у наших жертв. А ты пока переоденься. Ты же спектакль ведешь.
Маэстро кивнул и остался наедине с собой.
- Жертвы. Какое интересное слово. Почему жертвы? Они актеры, которым выпала честь умереть во имя искуссва.

Перед входом толпились журналисты и зеваки. Лимузины, повозки, дамы в вечерних туалетах, кавалеры в дорогих костюмах, вспышки камер, свет рампы (во время реставрации для дополнительного освещения крыльца были установлены прожекторы, как на сцене, с возможностью регулировки наведения луча). Каждый гость мог чувствовать себя звездой.
Традиционно журналисты приставали с вопросами ко всем приехавшим. Молодые девушки с удовольствием позировали возле натянутых фонов в своих платья, ведь, возможно именно они окажутся в списках красавиц этого вечера по версии какого- нибудь модного издания.
В темном окне над лестницей стоял скучающий трансдент в черном костюме, черном плаще и черном цилиндре, с крючковатой тростью в руке.
- Похоже, этот спектакль немного разбавит залоснившийся от жира кисель высшего общества.- произнес он тихо. В темноте зашуршала ткань.
Шумную толпу гостей встречали улыбчивые работники театра, они помогали разместиться им в зале, принимали их манто и плащи, или помогали не запутаться в хвостах собственных платьев. Прозвучал последний звонок и погас свет. Темно и тихо было ровно минуту.
- Дамы и господа, просим вас сохранять спокойствие, чтобы вы не увидели во время спектакля.- юношеский голос звучал спокойно и даже немного озорно.
Еще одна минута в полной темноте и тишине. В зале начали ерзать дамы, им становилось неуютно и, возможно, страшно. За сценой раздался топот и душераздирающий женский крик
- Неет- потом раздался звук ломающихся костей и хлюпающий звук лопающихся сосудов и пробитого сердца. Топот бегущих ног. Теперь крики на сцене
- Нет- нет. Прошу, неееет!- и снова треск ребер, хлюпанье крови и теплый аромат с металлическим привкусом- хлопок и в потоке света зрителям предстало зрелище, лежащее на сцене окровавленное тело девушки с пробитой грудью, и стоящий над ней темноволосый вампир в белом костюме. Его одежда забрызгана кровью, а с пальцев он слизывает алую жидкость, судя по разлившемуся аромату, это была не бутафория. Слышится шум и вампир отступает в тень. К сцене бегут люди в одежде среднего класса и мелкой знати, склоняются над трупом и начинают плакать, причитать, охать и ахать. Встает мужчина и оглядывается вокруг, видит вампира
- Ты. Ты убил ее- вампир выходит из  тени и насмешливо, с наслаждением облизывает палец.
- Да. Но порченная кровь. Мне не очень по вкусу. А ты задолжал.
И все замерли, словно время остановилось. Трупы лежали на сцене, актеры замерли, как статуи, а из глубины зала послышался тяжелый, но мягкий шаг и рассказчик начала повествование
- Некогда. Во времена более тихие и спокойные, когда наши предки открывали для себя прекрасный Энтерос была семья созданий. Кто они, я  так и не смог узнать, прошу простить вашего покорного слугу. Но мне удалось узнать их историю.
С Вайленбергом был заключен союз защиты. Вампиры баронства должны были защищать семью, но когда пришло время платить по счетам, семья просила отсрочку. И получила ее- повествующий подходил к сцене все ближе. Высокий темноволосый мужчина во всем черном и с тростью в руке. Он оттолкнулся от пола и, использовав свою магию, мягко приземлился на ветку бутафорского дерева, развернулся к залу и сел.
- Прошло время.- Сцена погрузилась во тьму и снова осветилась, теперь по рассказу шел спектакль.- оберегаемая семья окрепла, набрала силу- рассказчик только несколькими предложениями пояснял, словно подталкивал, происходящее.- И снова вампиры пришли за платой, но на этот раз семья отказалась платить, считая, что они сильны достаточно, чтобы не считаться с тысячелетним домом. Увы, это было их ошибкой.
Теперь зрителям представили бойню. Двенадцать актеров, что играли семью, были убиты, вот так, просто. Кому оторвали голову, кому пробили грудь, кого пытали прямо на сцене. Зрелище поистине было ужасающим.
Зал трепетал. Гробовая тишина, а рассказчик спокойно сидел на ветке и только поймал крюком трости за горло вампира, который, как и положено по сценарию, немного перепутал жертв и отбросил от зрительницы, которая тут же лишилась чувств. На ее платье расцвели кровавые цветы, что соскользнули с пальцев упыря, а на лице Барнаби было извиняющееся, но в то же время такое выражение лица, которое изображало муку сдерживаемого хохота.
- Прошу простить, молодой человек немного увлекся, вы же знаете, каковы охотники Сумерек Вайленберга- весьма прямой намек на связь маэстро Уайта с Сумеречным Палачом Либертейма. Вампир только зарычал и вернулся на сцену.
- Прекратите, дети мои,- зазвучал мягкий, ласкающий слух мужской голос. С люстры, что была над партером, на гостей посыпалась ледяная пыль, а весь зал моментально покрылся инеем. На сцене замерли, и в тишине раздался плач ребенка. Спустившийся с люстры вампир был весь белый и в белом. Он величественно прошел к сцене, поднялся по ступенькам, по которым уже стекала кровь убитых. Те, кто не забывал, что кроме сцены есть еще и рассказчик, могли обратить внимание, что маэстро очень доволен происходящим. Качество игры его удовлетворяло, зрелищность и произведенное впечатление тоже. Все шло по плану.
Белый вампир, а легенда о белом вампире действительно существовала на Либертейме, испачкав обувь и брюки в крови, поднял плачущего ребенка и положил на локоть
- Ну что же ты, малыш. Ты станешь платой за защиту семьи Эльва…- из груды трупов поднялся окровавленный мужчина и попытался наброситься на вампира, что держал дитя, он хрипел
- Как смеешь, ты мерзкий кровосос, касаться наследника дома?- и его горло пронзила, словно меч, изящная белая рука того же вампира, окрашивая манжет одежды в красный. Нападавший осел мешком на пол.
- Он моя плата за защиту твоего дома, Эльва...
В этот момент маэстро оттолкнулся от ветки дерева, на котором сидел и приземлился на край балкона ложи, где находился светловолосый министр Эльвантас. Мужчина одним движением снял плащ и в динамике первичного движения, сделал шаг на подлокотник кресла, где сидел Габриэль, а потом сел в соседнее, подхватывая чашку остывшего кофе, которая стояла в тени. Слева от Габриэля стояло два сервиза с зеленым чаем и черным кофе, на выбор гостя.
- Что скажете, Габриэль? Получилось у меня удивить вас?

Отредактировано Артур де Каро (31.03.20 15:26:52)

+1

4

Действие началось. Эльвантас оперся локтем о бархатный подлокотник кресла, и наблюдал за ходом пьесы с тем циничным безразличием, на которую способны профессиональные убийцы. Театральная постановка изобиловала спецэффектами, кровавыми подробностями и широкими жестами в зал. Все давно поняли, что на сцене происходят настоящие убийства, и сидели распахнув рты до самого желудка. Кого-то отчетливо тошнило, одну даму вынесли в вестибюль – ей стало дурно и не мудрено: тяжелый маслянисто-металлический запах крови наполнял помещение зала, сохраняя даже тающее тепло, недвусмысленно намекая на свое натуральное происхождение.  Погруженный в полумрак партер театра Комедии напоминал что-то среднее между группой профессиональных плакальщиц, паникеров, и холодных расчетливых господ, наблюдающих за происходящим с профессиональным интересом.
Габриэль  же скучал. Он сидел в своей ложе, чопорный и прямой, словно аршин проглотил, чинно отхлебывал из заиндевевшего бокала синюю воду Схаласдерона и наблюдал за рассказчиком, поясняющим происходящее действие, оценивая степень изощренности замысла. Надо отдать должное режиссеру: все вкупе напоминало мудрого дедушку, рассказывающего страшилку банде туповатых внучков,  и князь никак не мог отделаться от подобной картинки, то и дело подавляя блуждающую на губах улыбку.
Кровь на него не произвела должного впечатления, тем более, на сцене приносили в жертву Мельпомене не трансдентов клана Дансенфэй, так что можно было просто сидеть и наблюдать.  Нет,  серьезно, разве можно удивить трансдента кровопролитием? Да сама его жизнь начинается с убийства собственного родителя, не говоря о череде убийств ради пропитания или эволюции. Сами трансденты это называют «юношеский максимализм», «период взросления» «охота» а весь остальной мир почему-то «кровопролитие», и это при том, что у самих рыло в пушку, ибо они безжалостно истребляют молодняк, не успевший до них добежать первым. Несправедливо? Еще как!
Впрочем, кто как не трансденты привыкли к политике двойных стандартов остального мира к себе? Почему-то никто не верит в их добропорядочность и пушистость, хотя у некоторых вполне себе приличный мех наблюдается, кошачья грация, гибкость и множество прочих достоинств. Если подумать, то последняя война случилась из-за недопонимания, и стоит признаться сразу и навсегда: даденгеры – низшая раса, их место – чистить туфли трансдентам, как вершине пищевой цепочки и господам мира по умолчанию.
Безмятежное состояние трансдента закончилось в момент произнесения укороченного имени своего дома, оно как финальный щелчок, выстроило абсурд постановки в хорошо просчитываемую цепочку. Беловолосый испарил бокал, сложил руки на груди, размышляя, не много ли знает один театральный фигляр о тонкостях политики трехсотлетней давности и что конкретно известно одному конкретному трансденту.
Правда, углубиться в размышления ему не дали, тот самый господин – рассказчик нагло впорхнул в его ложу, чуть не оттоптал пальцы и еще имел нахальство поинтересоваться своими успехами.
Габриэль пару раз картинно похлопал в ладоши, отдавая дань всему вместе, постановке, нахальству и упрямой решимости произвести на него впечатление.
- Довольно миленькая комедия, ничего особенного, конечно, но зрелищно. – Сказал он лениво, кое-где поощрительно растягивая слова. – Приятно видеть интерес к истории у столь молодого и разносторонне развитого господина, Вам не чужды полеты фантазии, хотя они несколько эксцентричны, на мой вкус., весьма на любителя. Я бы даже сказал, некоторые господа и леди в этом зале получили незабываемо острые ощущения, особенно на сцене. – Он поднялся, обернулся спиной к залу, присел на балюстраду балкончика ложи. – Так что да, господин Уайт, Вы произвели некоторое впечатление. Но я так понимаю, это только первая часть замысла?
Инсект говорил прохладно, привычно чуть склонив голову к плечу. Свет обтекал его со спины и лицо оказалось в темноте, но Уайт его видел хорошо, как и Эльвантас не упускал ни единого мимического жеста. Трансденты всегда трансденты, хищники. Прекрасная реакция и отличное зрение.
«И что мне позволяет сделать подобный вывод? Ваше нетерпение? Отсутствие этикета? Юношеская горячность? Или, все-таки, прозрачные намеки, а, господин де Каро?»

+1

5

На похвалу Габриэля губы маэстро тронула легкая самодовольная улыбка.
- Приятно слышать, что предложенная мной история оставила след в вашем сердце, Габриэль.- рассказчик тоже встал и осмотрел зал. Зрелище было призабавнейшим. Трансдент довольно улыбнулся. Такой эффект был выше всяких похвал, правда, чистка такой площади много времени займет, придется простой на несколько дней увеличить, иначе гости химикатами отравятся.- Вы верно меня поняли, Габриэль. Это только первая часть.- Внизу произошла смена декораций, и спектакль получил новый виток развития, не менее жестокий, но более романтичный. Кровавых жертв больше не было. Напряжение в зале ослабло и переключило внимание зрителей. Самые заинтересованные или уже знающие, кто такой Барнаби Уайт за кулисами, перешептывались о предположительной стоимости таких мастеров и условиях их приобретения.
На этот раз история повествовала о том, как наследник дома Эльва вырос, набрал силу и, как через интриги, дипломатию и при поддержке могущественной тени отомстил обидчикам и возвысился вновь.
- А дальше будет банкет, неотъемлемое продолжение каждого спектакля «Божественной комедии». Там вы сможете немного отдохнуть от красок сцены и насладиться чудесным вином,- сказал маэстро своему особому гостю и мысленно добавил- «а за одно, и зрелищем»- ухмылка хозяина театра была уверенной, он точно знал что делать, когда и для чего, какой результат прогнозировать и как его корректировать.
- Приглашаю вас, Габриэль, составить мне компанию сегодня. Думаю, это будет интересно. Ведь, просто так спускать на тормозах надругательство над собственным домом нельзя, верно? Предложу свою фантазию на этот счет.- Барнаби Уайт любил игры и в догонялки, и в прятки, сейчас он предлагал своему особому гостю выбрать игру или приятный вечер за беседой. Он между прочим бросил- Дом Эльвантас был уничтожен. Я хотел бы тоже предложить свою версию.- Светское мероприятие обещало продлиться всю ночь, об этом красочно писали все журналы, которые следили за культурной жизнью Ториса. Довольно много гостей приехали из далека, чтобы посмотреть «спектакль для избранных», как называли подобные премьеры.
В зале зажегся свет. Сцена была пустая, доски покрытия чистые, только на ступеньках к сцене была загустевшая кровь, да по ковру были влажные темные пятна. Бледных дам выводили под белы рученьки их кавалеры и работники театра, помогая рассаживаться на мягкие диваны и кресла. Официанты разносили крепкие напитки для более стойких, а успокоительные для чувствительных и очень впечатлившихся. Девушки и юноши, у которых оказалась излишне тонкая организация душевного равновесия были отправлены в медицинское крыло, которое имелось в распоряжении театра после перестройки и реставрации. Маэстро позаботился о том, чтобы его театр был государством в государстве.
Фуршет был организован в огромном холле и на каждом этаже театра. Было достаточно шумно.
Мероприятие было организовано таким образом, чтобы у гостей было время после увиденного обсудить все, подкрепиться и немного расслабиться.

Отредактировано Артур де Каро (01.04.20 15:06:49)

+1

6

Далее спектакль Габриэль продолжал смотреть в обществе Барнаби Уайта. Надо отдать тому должное – он не мешал «наслаждаться» полунамеками, из коих трансдент сделал очевидный вывод: Каро попал пальцем не в небо а в скрытую часть истории клана Дансенфэй интуитивно. Информации ему явно не хватало, что не мешало досочинять события, приукрасить их цветочками и выставить на показ романтическую историю.
«А все было не так».
Вскоре второй акт закончился, артисты вышли на поклон, князь встал, одарив действующих лиц двумя символичными хлопками и не переставая думать о представленном  зрелище, от которого его отвлек Уайт, успешно позабытый Габриэлем под наплывом воспоминаний.
- Фуршет. – Естественно, любой уважающий себя театрал не откажется присоединиться к дармовой выпивке и закуске, и что самое любопытное, состояние и статус в данном вопросе роли не играют, в толпе всегда срабатывает стадный инстинкт, заставляющий господ и леди, переживших сильную душевную травму, сбиваться в кучки и гореть праведным гневом.
«Вторая часть удовольствий после лицезрения убийства – еда», -  думал Габриэль, рассматривая счастливо улыбающегося режиссера и владельца «Божественной комедии». – «Надеюсь, до оргии у них дело не дойдет».  Оргии – скучнейшее мероприятие, особенно, если не принимаешь в них участие, чего князь совершенно не желал. По хорошему, следовало уйти прямо теперь, оставив храм сомнительного искусства его владельцу, но просто так уйти, когда тебе брошен завуалированный вызов? даже не так. Дома скучно, в театре – не так скучно, хозяин театра – господин с фантазией, весьма забавный, а за своей репутацией Габриэль присмотреть в состоянии. В конце концов, никто не отменял частичную потерю памяти присутствующим, если что-то пойдет не так, а для менталиста 12 уровня и 7 уровня силы подобный шаг не был чем-то запредельно сложным. Единственное что – не хотелось шума, но эпатажные личности не любят тишину.
- Ваше предложение принимается, господин Уайт.
Оставались сущие пустяки: выбрать себе место и устроиться, наслаждаясь кухней и, судя по всему, каким-то зрелищем, если князь правильно истолковал блеск в глазах визави, а пока, по пути к месту, выбранному Уайтом для дорогого гостя, инсект наблюдал,  как высшее общество жадно заедает стресс, или запивает, у кого на что настроение. Ему тут же припомнились обмороки в зрительном зале, кровавые пятна на туалетах дам, сидящих в первом ряду, вспомнил про медицинское крыло, к которому вели указатели в фойе.
- Любопытное заведение. – Между делом поправляя лацкан мундира,  заметил  князь. – Признаться, первый раз наблюдаю оперативную медицинскую помощь в театре. Признаться, - смеющиеся глаза князя обратились к хозяину театра, - не представляю комедию с подобными спецэффектами, или, к примеру, водевиль. Хотя.. прошу прощения, водевиль пониже классом.
Он провоцировал Уайта, ему было интересно, как тот будет реагировать на такие незамысловатые шпильки, да и надо же с чего-то начинать? Многоходовые намеки интересны с теми господами, которых знаешь как облупленных, а про Уайта, он же де Каро, Габриэль прочитать не успел – банально времени не хватило.

0

7

Согласие дипломата составить компанию маэстро этим вечером порадовало последнего. Предложенная рука была проигнорирована гостем. Мужчины покинули ложу и хозяин театра повел своего гостя на первый этаж, обычно, там в итоге оказывались все и последующие события разворачивались именно в огромном вестибюле театра.
Пока трансденты молчали к ним подошол мужчина в темно- сером костюме и, поровнявшись подстраиваясь под темп идущих, задал вопрос маэстро
- мы можем продолжить? Ведут вечер Шин, Ангел и Хани- Уайт только кивнул. Он не смотрел на говорящего, ничего не ответил, словно того и не было. Подошедший удалился после кивка.
Шумы на нижнем этаже приближались и князь решил начать беседу раньше, чем рассчитывал маэстро. Мужчина улыбнулся на комментарий
- благодарю, дорогой друг, сочту это комплиментом- в голосе было веселье и́ довольство собой, некоторое самолюбование и гордыня- это не все, что мы имеем в театре. При перестройке и реставрации я создал страну в стране. У меня есть все и медики, и преподаватели- мягкий намек на выращивание молодняка разных рас и культур. Барнаби Уайт многим занимался, но основное и любимое - торговля. Правда, он об этом предпочитал молчать.
- да. Этот спектакль удался на славу- согласился мужчина- я приложил много уси́лий, чтобы лучшим образом выразить свою идею и виденье истории. Жаль только, что пришлось реконструировать по слухам, которые весьма противоречивые, но, добавив фантазию все удалось лучшим образом. Особенно выражение лиц зрителей.- последнее предложение трансдент произнес  тоном, каким говорят с очень близкими друзьями, или теми, кому могут раскрывать свои тайны, если не глубинные, то сокровенные. На лице Уайта появилась такая же улыбка, что была во время спектакля. Он явно был доволен и ещё больше его смешила глупость многих гостей.
Проходя по коридору, где на стенах висели портреты актеров театра, Уайт решил рассказать немного о его преобретениях, правда, о подробностях стоит промолчать. Он указал на портрет прелестной девушки с рожками, которые опускались вдоль головы к плечам. Холодные голубые глаза смотрели с портрета, а воздушность и прозрачность образа указывали к принадлежности к эссенциям, пускай и не в полной мере
- эта юная особа, Шеали. Ее голос чистый и нежный, думаю, ваш слух сегодня будет обласкан, как и мой, ее песнями.
Снова между мужчинами повисла расслабленная тишина и они неспешно дошли до ступеней, которые через пролет спускались на первый этаж. Там уже бурно шло обсуждение спектакля.
Мимо маэстро и министра проскальзывали подростки до 15 лет в форменной одежде. Все они предпочитали обходить мужчин со стороны Уайта, чтобы ненароком не зацепить его гостя.
Диваны, кресла, стоящие в помещении были заняты в основном дамами, которые бурно возмущались таким зверством на сцене. Некоторые леди высказывали с философским видом противоположные взгляды, мол, интересная интерпретация истории, ярко и сочно подруга, несмотря на жестокость и эксцентричность постановки, а более юные особы были слишком заняты обсуждением актеров, самого маэстро и мужчин, которые им приглянулись. Эта вся толпа чем-то походила на попугаев, уж больно шумные, для полной картины не хватало только перьев.
Мужчины, в свою очередь, предпочли, в большинстве своем, оставить дам и присоединится к своей теме обсуждения. Они собирались группками до пяти человек и с бокалами крепких напитков обсуждали увиденное, дела собственные, политику, политиков и последние новости и новшества. Кто-то хвастался, кто-то спорил, а кто-то обсуждал, весьма специфической терминологией конкретную процедуру, которую они все хотели провести на ближайшей некой вечеринке. Понятное дело, что своими именами ничто названо не было.
Мимо Барнаби и Габриэля снова прошел мальчишка лет пятнадцати в форме. На нем было несколько артефактов разного назначения, но весьма большой силы, они скрывали сущность носителя, а носителем был климбат. На сколько могут быть опасны эти жители Энтероса известно всем, но мальчишка в толпе и никто не заметил или деликатно промолчал.
у нас, порой, бывает очень оживлённо, Габриэль. Вы можете это сейчас наблюдать- теперь очередь маэстро вести диалог.- Габриэль, что вы думаете о предложенной идее возможности?
Маэстро Уайт мастерски делал вид, что это простой вопрос, который призван поддержать инициативу гостя, и который поможет обоим, как нейтральный вопрос, выбрать направление беседы.
В центре холла, куда пришли мужчины, стоял белый стол с черной скатертью, а на ней золотая салфетка, возле него было два деревянных кресла, оббитых золотой парчой. На столе стояла белая посуда и были серебряные приборы, салфетки были красными.
Мебель, где расположились остальные гости, была оббита черным бархатом с позолоченной деревянной отделкой.
Прошу, Габриэль, присаживайтесь.- маэстро жестом указал на кресло напротив себя за столом.
Жест стал сигналом для сотрудников, которые обслуживали мероприятие. Гостям, которые сидели на диванах и креслах, вереницей вынесли столики, которые можно ставить на колени. На них стояла чашечка эспрессо и лежало меню. Сама конструкция столиков была в точности, как столики в больницах, их отличало лишь исполнение. Уайт, когда заказывал их, то бросил фразу: "Если их самый большой талант прожигать жизнь, а самое энергозатратное дело- выбор туалета на вечер, я позволю себе считать их неполноценными, а значит требующими особого ухода. Вот и поухаживаем за несчастными".
К столу Габриэля и Уайта поднесли первые блюда и вино.
Габриэль, я имел смелость составить меню для нашего ужина. Думаю, наши вкусы совпадут.
В бокалы мужчин налили вино. При чем для маэстро было красное, для министра- белое. Пространство заполнилось шелестом бумаги, заказами блюд и теперь публика переключилась с кровавых сцен на мясо с кровью, а в эту какофонию голосов начал вплетаться, журчащим и чистым ручьем голос в мелодии.

0


Вы здесь » Энтерос » БЫЛЫЕ ПОВЕСТВОВАНИЯ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ » Бременские музыканты приехали в город


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно