Свершилось! Сюжетная арка «Воронка Хроновора» подошла к своему логическому концу и мы даже не состарились. Всего было отыграно 25 квестовых эпизода и написано более 1700 постов! Итоги и события все желающие могут посмотреть в разделе сюжетных хроник. Не забывайте, что у нас проходит масса других квестов, не стесняйтесь открывать свои и участвовать в квестах других игроков.
Доброго времени суток, игроки и гости! У нас всё хорошо, квесты играются, сюжетные эпизоды идут своим чередом. Прошу не забывать про очереди в личной и сюжетной игре. Посетите раздел «объявления», там вы найдете важные новости, обратите внимание на новость от 04 апреля. И, конечно же, не забывайте мыть руки, соблюдайте режим самоизоляции и избегайте людных мест, ибо коронавирус не дремлет. К тому же, соблюдая эти правила, вам будет проще писать посты – с чистыми руками и дома!
Всем хорошего настроения! У нас всё идет своим чередом: квесты продолжаются, личная игра идет, ежемесячные конкурсы тоже не дремлют. В этом месяце у нас два февральских конкурса: ко дню всех влюбленных и традиционный конкурс лучших постов. Не забывайте про очередность в квестах и личной игре. Пусть последний зимний месяц и следующий за ним весенний будут отличными!
С Наступающим Новым Годом! Пусть в новом году жизнь играет всеми красками, как конфетти, сбываются мечты, сияют на лицах улыбки, глаза искрятся счастьем! Пусть в душе будет больше добра! Здоровья, любви, взаимопонимания, радости, достатка, путешествий, впечатлений и только хороших событий. Пусть Новый год дарит только лучшее! И не забудьте принять участие в 3-м туре Новогоднего ивента!
Охо-хо-хо! Зима пришла, зиме дорогу! Не простудитесь в трескучие морозные деньки или жуткую слякоть, а ещё не забывайте про все мероприятия, что приурочены у нас к Новому году и ежемесячному поощрению активных и лучших игроков! С нетерпением ждем ваших заявок и участия в наших конкурсах! И счастливых дней декабря, пусть первый серебристый месяц подарит вам много энергии и отличного настроения!
Салют! Вот на дворе последний осенний месяц 2019 года, надеемся, у вас все отлично и вдохновение плещет через край. Кутайтесь в теплые пледы, запасайтесь печеньками, мандаринками и сладким чаем, впереди нас ждут новогодние праздники и холодная зимушка-зима. Кстати, мы завершили ряд конкурсов, спасибо всем за активное участие и не забывайте про квесты и личную игру!
Все игроки проекта могут как организовать собственный квест, так и вступить в любой квест, открытый для вступления новых участников, также имеется возможность вызвать мастера игры или прийти GM по заявке.
          




Хао изогнул бровь, наблюдая за реакцией студента на свои слова. Его ответ ясности не внес, поэтому на всякий случай, мужчина на всякий случай сделал шаг назад. Не потому что испугался, а потому, что так было больше пространств для дальнейшего...
Да что вы знаете о сверхурочной работе? Так и хотелось спросить ему, но к несчастью, под руку никого не попадалось. А может быть потому и не попадалось, потому что подчиненные знали, что в раздраженном состоянии доктор всея Иерихона...
Ну, сложно сказать, насколько девиантны антиквэрумы-сладкоежки, потому что Чарли до сих пор не то чтобы встречал излишне много антиквэрумов в принципе и понятия не имел, как они в целом устроены и насколько велика у них тяга ко всему...


      
      

Лиритиль не была уверена, что выбранный путь верный, но если вообще не действовать так можно и остаться в непонятных подземельях. Если посчитать сколько нелогичных вещей она совершала за девять веков жизни, то их явно перевалит за добрую сотню...

– Не увлекаюсь подобным - не вижу смысла. Такие знания максимально бесполезны, ибо не несут ничего для саморазвития кроме витиеватых словечек и образов – равнодушно ответил антик. Ему была чужда вся эта развлекательно-досугная тема, которую он...

Снова сестра считала его несмышленым ребенком, не разумным птенцом верящим в сказки и живущим лишь созданной ей иллюзией целей. Только Алиесса не понимала, что самому Риону давно не нужен клан, это была та ниточка за которую он пытался вытащить...







Once Upon a Time: MagicideВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
Книга АваросаВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластияKARATADA
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieDark Tale



LYLФлудилка RPGTOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Специи жизни


Специи жизни

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Локация и Датаhttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngПланета Биорторус, материк Арканес,, г.Дуала, 26.07.2996 г., вторая половина дня.


Участникиhttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngШейр, Локхони, Латиф Валеадаар, НПС по мере необходимости


Дополнительноhttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.png Эпизод закрыт для вступления других персонажей.
Мастеринг при необходимости возьмем на себя.
Боевая система договорная.

http://sg.uploads.ru/9tvBy.png
http://f26.ifotki.info/org/022f9f420abf24a30a7f6e5f8cb1c8bf2e9e48362642769.jpg
http://sg.uploads.ru/9tvBy.png

Описание


Природа творчества – страданий след,
бездонна, так как им предела нет.
Вот звуки музыки – прекрасны бесконечно,
но красота созвучий – лишь скелет,
несущий неконкретный силуэт
Гармонии их волн, всесущей и предвечной.

Отредактировано Шейр Локхони (27.01.2020 13:52:03)

+1

2

[AVA]https://sun9-47.userapi.com/c858328/v858328367/15b1bd/xTFaLAf3Fm0.jpg[/AVA]
Невыносимая жара, особенно когда бладэр стоит в зените, кочующие пески и вездесущий хаос. Удивительный дом архонтов, что спокойно переносят все тяготы пребывания на Биорторусе. Другим же расам не так повезло, потому они высовывают свои носы из укрытий лишь когда зной немного спадет, а прохладные тени станут длиннее. Так, недавно опустевший квартал иноземцев, снова начал постепенно становиться люднее, пестря все возможными цветами утонченных одежд, а воздух полнился оживленными разговорами. Если ранее места облюбовали дельцы и ремесленники и на улице становилось шумно, то их всех вместе взятых перенесли в торговый центр, что стоял на краю квартала, ближе к помпезной площади. Теперь же здесь менее шумно и более спокойно, а значит и легче добиться внимания.
Девушка у стены одного из домов возникла словно из ниоткуда и стояла с букетом желтых цветов в руках. Аквамариновый наряд на ней очень необычно контрастировал с ее смуглым цветом кожи, а золотистые украшения придавали колорит культуры архонтов. Из-под покрытой головы дупаттой, расшитый золотой нитью и причудливым узором, каскадом волн на грудь опускались темные волосы, а из-под век сияли золотые звезды. Несмотря на то, что она не была представительницей расы архонтов, ее появление здесь вызывал неподдельный интерес. Девушка, заметив на себе чужие взгляды, присела на корточки и поставила на землю небольшой предмет, напоминавший яйцо, богато украшенный камнями и жемчугом. Предмет привлек внимание прохожих, но насторожило сопровождающих их охранников. Когда же девушка открыло яйцо и из него повалил серо-голубой дым, то окружающие насторожились. Мало ли этот дым был ядовитым, а какая-то женщина решила устроить политический скандал, потравив представителей разных рас на Биорторусе, да и при том так открыто, просто возмутительно! Охранники потянулись к оружию, внимательно наблюдая за дымом, что не стелился по земле будто туман, а формировал три безликих фигуры, которые что-то держали в руках. Непонятные, расплывчатые силуэты, вызывавшие смешанные чувства. Кто-то из толпы, был готов пронзить девушку мечом, рвануть на нее прямо из толпы, но неожиданно раздалась музыка. Звук столь громкий и чистый, будто те серо-голубые тени были живыми существами с музыкальными инструментами. Мягкий звук духового инструмента заставил присутствующих облегчено выдохнуть, а охрану убрать оружие, но оставаться на стороже.
Девушка, держа в руках букет желтых гибискусов, под музыку ступала плавно, покачиваясь как лодочка на волнах, обходя небольшой импровизированный круг. Она аккуратно отрывала желтые лепестки от цветов и подбрасывала их в воздух, показывая, что сейчас начнется представление, привлекая внимание даже тех, кто хотел просто пройти мимо. Вся красота цветов оказалась под босыми ножками девушки, что отложила пустые стебли и сняла с головы дупатту. Теперь зрители могли увидеть милое лицо с живыми золотыми глазами и очаровательной улыбкой пухленьких губ. Она сжала дупатту словно шаль за спиной, пряча свое волнение в сжатых пальцах и снова вышла в круг, ступая по лепесткам словно фея, чьими крыльями стала легкая аквамариновая ткань, легко развевавшаяся на пойманном шальном ветре. Она закружилась в танце, порхая словно бабочка с цветка на цветок. Ее движения были плавными, словно накатывающие волны на берег, ее тело двигалось гибко, словно грациозная змея, ее руки следовали за мелодией, словно гнущиеся ветви на ветру, ее грудь вздымалась вверх, словно вместо сердца наружу бился пробудившийся вулкан. Зрители, особенно мужчины, довольно улыбались, получая усладу для своих глаз под столь мелодичную музыку присущая архонтам. Они так же ловили ее игривые взгляды на себе и роковую улыбку, чувствуя, что их пытаются очаровать. Но если многие думали, что это все что танцовщица может показать, то она снова преподнесла сюрприз, встав в центр и выждав небольшую паузу, начала петь.
- Не заплетают концы волос... - девушка задвигалась в такт плавному напеву своего голоса, символами своего тела рисуя плавность восходящей звезды из-за горизонта и то, как все вокруг оживает под теплыми лучами.
- Не срывают цветок, покрытый росой. 
О, златовласая невеста!
- в пение она вложила не только красоту, сколько отдала ему свои чувства и эмоции. Потому каждое слово достигало ушей зрителей и проникало в сердце, вызывая необъяснимое чувство, которое с каждым словом это чувство постепенно нарастало.
- Не заплетают концы волос
Не срывают цветок, покрытый росой.
О! Златовласая невеста! 

Старая песня, чьи корни не известны, была ли она написана даденгерами во время войны с архонтами или же это песня архонтов, еще в очень древние времена, на рассвете их зарождения - точно не известно. Сейчас эту песню редко можно услышать, если только из уст старожилов маленьких поселений. Тем не менее она сохранила в себе те эмоции, что прошли через года.
- Что это за любовь?
Не отдадут тебя за меня,
Что мне делать, горе мне, горе...
Что мне делать?! Горе, мне, горе!..
О, златовласая невеста...
- голос отражал всю ту тоску поющего мужчины, что был горячо влюблен, но он не мог преодолеть трудности, так как они с возлюбленной из разных каст. И в тоже время песня отражала невероятную красоту, спрятанную меж строк. Несмотря на то, что песня о любви, она отражала суть каждого. Ведь все имеют цель или мечту, к которой страсть как хотят дотянутся, но подобно роковой деве, желаемое словно делает шаг в перед, заставляя изнывать о ее недостижимости и желать лишь сильнее. 
- Что это за любовь?
Не отдадут тебя за меня,
Что мне делать, горе мне, горе.
Что мне делать? Горе, мне, горе...
Златовласая невеста...
- казалось, будто и у самой девушки есть кто-то, о ком она скучает, от того ее голос казался сильным и печальным. Будто пыталась достучаться до небес, моля всех богов, дать ей шанс увидеть того, кого она желает. Это можно было заметить и в ее печальном взгляде, который она устремляла в небо, пока кружилась, да ступала по лепесткам. Если ее жертвенный танец не примут, так пусть же знают все о печали этой танцовщицы! И все же, не смотря на непреодолимую тоску с нотками сладкой меланхолии, наблюдать за ней было приятно. Она восхищала грацией, красотой души и тела, искренними чувствами и атмосферой, что образовывалась вокруг нее. Впечатление столь яркое, что скрывало от глаз зрителей один маленький секрет. Возможно, о нем и не захотят узнать, пока перед ними кружится и поет девица, ведь ложь слаще правды.

Пример распева

Отредактировано Латиф Валедаар (28.01.2020 20:32:05)

+1

3

Толпа раздражала. Гомоном, шорохом одежды, звоном металла, блеском украшений.
Слишком пестрая, слишком яркая, вопящая на сотню разных голосов, она терзала слишком чувствительные обоняние и слух древнего. От многообразия стилей, присутствующих в одежде рябило в глазах. Порой ему казалось, что толпа похожа на стаю разноцветных птиц, которые только и занимаются тем, что вопят, скрываясь в листве дождевых чащоб. Он отвык от шума, от запахов потных тел, от грязи и вони отбросов, коими были полны бедные кварталы, от лязга цепей и оружия, которым были обвешаны патрули, снующие по улицам города.
Город подавлял. Он слишком отличался от сумрачной красоты городов Нонтергара, окутанных вечными сумерками. В нем не было изысканной строгости и смертоносного совершенства, которыми были полны города Вэлсадии или же Циркона.  Дуала, тонувшая в жарком мареве пустыни, лежавшей сразу за городскими стенами, была чужда древнему. Скудные и чахлые деревца, отчаянно борющиеся за жизнь, вызывали у него приступ раздражения и… брезгливости.
Локхони небрежным движением задернул шелковые драпировки, отгородившись от гомона  толпы, размеренно текущей по улицам Дуалы. В который раз он порадовался, что решил отправиться на Солнечный рынок в паланкине, а не на своих двоих. Здесь, за пеленой легких драпировок царила благословенная прохлада, поддерживаемая магией бытовых артефактов. Паланкин, влекомый дюжими носильщиками, мягко покачивался, разрезая толпу, как нож разрезает масло.
Антикверум  полулежал, откинувшись на ворох ярких подушек. Распахнутая тончайшего шелка рубашка сползла с плеча, открыв часть узора, сбегавшего по коже, но Локхони, казалось, даже не заметил этого. Его пальцы с остро заточенными когтями зарылись в волосы сидевшего подле хрупкого юноши с большими кошачьими ушками. Шейр чуть откинул голову и выгнулся, подставляя горло и грудь под умелые губы и руки мальчишки. Однако прикосновения юной шлюхи не трогали его. Древний лишь позволял котенку ласкать себя, сам при всем этом оставаясь холодным и равнодушным.
…Паланкин неспешно плыл по многолюдной улице. Первородный разморенный жарой и ласками котенка находился в ленивой полудреме, раскинувшись на подушках. Гомон толпы снаружи слился в едва уловимый фоновый шум, который внезапно разбила нежная, тягучая мелодия.  Музыка, сопровождаемая бархатным голосом невидимой певицы, плыла над улицей, задевая за живое и никого не оставляя равнодушным. И верно, по мере того, как музыка набирала силу и ширилась, все, кто находился поблизости, потрясенно застыли. Мелодия захватила каждого из присутствующих, рассказывая о том, что они желали услышать. Вот тоненькая, стройная, словно тростинка эссенция, прикрыв глаза, мечтательно улыбнулась, опустив корзину с цветами на брусчатку и прислонившись к каменной стене ближайшего здания. Огромный орк, покрытый старыми шрамами, что-то тихо прогудел, подавшись вперед, чтобы лучше слышать. Песня, которую исполняла незнакомка, захватила даже его, напомнив об удачных набегах и богатой добыче.
А нежный девичий голос, взлетая и падая, продолжал радоваться и грустить, рисуя перед мысленными взорами горожан и иноземцев восхитительные картины, которые были дороги каждому и которые напоминали об их удачах, или же, наоборот, о зря потраченном времени. Но все без исключения образы были на удивление яркими и захватывающими.
Локхони приподнялся, раздергивая светлую ткань, отгораживающую его от внешнего мира. Ушастый мальчишка ловко откатился в сторону, когда антик, подавшись вперед, принялся оглядывать толпу, окружавшую замерший посреди улицы паланкин.  Чуткие ноздри трепетали, втягивая сухой воздух, пропитанный знойным маревом пустыни, а бездонные глаза, в глубине которых вспыхивали жаркие багровые угольки, пристально изучали толпу. Всего лишь на одно непродолжительное мгновение его взгляд замирал на  одном или же другом существе, а потом вновь начинал перескакивать с одного лица на другое, нигде не задерживаясь и никого не выделяя. Пока не достиг стены, возле которой развернула свое представление хрупкая певица.
Полночные глаза прищурились, остроконечные уши прижались к черепу, тонкие ноздри трепетали, жадно втягивая нежный аромат цветов и благовоний, окутывавший танцовщицу.
Но танцовщицу ли?
«Кхм… Постой-ка… Что-что-что? Иллюзия?! ».
Он даже встряхнул головой,  прогоняя наваждение, и несколько раз перестроил зрение, чтобы убедиться, что глаза его не подвели.
А песня лилась из уст красавицы, захватывая сердца и души слушателей.
Тоска и безысходная любовь смешались в голосе чаровницы. Ее голос взлетал и падал, рассказывая грустную историю. Каждое движение тонких рук, гибкого стана, окутанного легкой, летящей тканью завораживало.
Точеные губы  древнего хищника приподнялись в предвкушающей улыбке. Влажно блеснули кончики  острых клыков.
«Ну что же, поиграем, красавица…. Или мне следует называть тебя, красавчег?»
Плавным, текучим движением, мужчина выскользнул из паланкина, велев тому двигаться дальше. Сам же антик легко затерялся в шумной толпе, скрывшись за плотной завесой иллюзии.
И вот уже худощавый и жилистый юноша скользнул к танцовщице, подхватывая ритм льющейся мелодии и голоса. Он двигался легко и непринужденно, следуя линиями сложного танца. И движения эти были удивительно плавными, наполненными изысканной чувственностью. Древний, скрывшийся в облаке иллюзии, был прекрасен. Он дарил себя зачарованным зрителям, что восторженно вскрикивали, когда два больших веера сплетали замысловатые линии только ему известного узора, рассказывая древнюю сказку, вызывая бурую эмоций.
Шейр танцевал…
И был лишь сгусток снов и видений, порождение страхов и желаний, тайных и тёмных стремлений, порхание ярких вееров в руках, шелк летящих иссиня-черных волос, и мелькание линий сложного узора, сбегавшего по золотистой коже, сквозь полупрозрачную ткань, блеск золотых браслетов на щиколотках и запястьях, и сияние изумрудов в ушах.

https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: Тончайшего шелка нежно-голубого цвета шальвары и свободная рубаха до середины бедра с широкими рукавами в три четверти, расшитая черной и серебяной нитью; босиком.
Грива длинных иссиня-черных, с вкраплением багрово-красных прядей, волос свободно падает на плечи и спину. Распределение черного и красного примерно одинаково; аккуратная бородка.
В левом ухе платиновая серьга-каффа: на тонком полумесяце нанизаны несколько крохотных колечек, на которых крепятся длинные и узкие, черные с серебром перышки.
Мелкие, черные, отливающие металлом, чешуйки покрывают левую кисть и запястье, заканчиваясь у локтя рваной линией. Чешуйки напоминают прохладный бархат и довольно приятны на ощупь.

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

Отредактировано Шейр Локхони (31.01.2020 15:54:43)

+1

4

[AVA]https://sun9-11.userapi.com/c858328/v858328367/15b1bd/xTFaLAf3Fm0.jpg[/AVA]

Никто не видел, никто не заметил, все пленены прекрасным видением того, как посреди пустыни расцвел цветок. Только не все понимают, что не бывать такому чуду на безжизненной земле и этот цветок не более чем красочный мираж. Так и за девичьей красотой скрывался мужчина, что преследовал свои личные цели. Узнай об этом, кто из зрителей, возможно обвинил бы этого танцора в обмане, что так дерзко дурил головы почитаемых людей, держа их за ослов, не смыслящих в магии. Но если смотреть в глаза правде, то сей артист не сделал ничего плохого, никому не навредил, даже наоборот! В данный момент, он тратил свои силы на то, чтобы эти довольные лица продолжали наслаждаться выступлением, продолжали улыбаться. Да, Масрур использовал магию иллюзии, но вовсе не для того, чтобы посмеяться, не для того, чтобы кого-то соблазнить и уж точно не ради денег. Он преследовал свои цели, известные лишь ему. Поэтому только одному мужчине известно зачем он выкладывается перед незнакомцами, рвет собственную душу все ради тех, кто забудет его через несколько дней. Впрочем, это было не так важно. Сейчас для него было важнее продолжать свое выступление, продолжая приятно удивлять зрителей, не прекращая двигаться в такт музыке. Но чего точно не ожидал Масрур это то, что в его планы так нахально, яркой вспышкой, ворвется танцор, что умело подстроился под течение музыки и ритма. Возможно, стоило благодарить богов за то, что незнакомец появился вовремя музыкального проигрыша и легкое кратковременное замешательство на лице девушки не отразилось в голосе, что могло порушить все настроение песни. И возможно стоит поблагодарить его навыки, ведь он все же не принес дикой суматохи, и они смогли подстроится под движения друг друга. У уверенного в себе и своих силах танцора в воздухе вздымались веера, у девушки же газовая дупатта. Она чувствовала неловкость, стараясь избегать зрительного контакта с юношей, хотя на подобные волнения у нее попросту не было времени. Чтобы сбросить эти оковы смущения, она позволила проигрышу продлиться немного дольше, позволила этому танцору впечатлить зрителей движениями их тел, так словно они это все заранее придумали и даже отрепетировали. Совсем немного времени и вот она уже привыкла к присутствию этого нахала, плавно замедлив свои движения и отойдя от юноши, делая глубокий вдох и набирая силу в грудь, чтобы снова запеть.
- Глубоко в пропасти...
Верни, пастух, моего ягнёнка,*
Чтобы мне дожить до дня,
Когда увижу снова лик моей возлюбленной..!
- танцовщица позволила юнцу блистать своим танцем перед зрителями, пока она наполняла воздух чувственным пением, сопровождая эмоции голоса пусть не самыми активными движениями, сколько плавно покачивалась, ступая по желтым лепесткам, давая мелодии ее саму вести будто по волнам. 
- Пастух, верни мне ягнёнка из этой пропасти, 
Чтобы мне дожить до дня,
Когда увижу снова лик моей возлюбленной.
Что мне делать? Горе мне, горе.
Что мне делать? Горе, мне, горе...
Златовласая невеста...
- последняя строчка, оказалась самой тяжелой и эмоциональной для танцовщицы, ведь на ней заканчиваются все чувства, заканчивается песня. Потому всего в два слова девушка смогла уместить все и тем самым подвести к завершению. Горечь от ощущения конца подсластили музыка и танец девушки и юноши, что не имея физического и зрительного контакта слова слились в круговороте движений, направляемые потоком ритма. Само представление теперь несло освобождающее чувство, подобно тому, как отпускаешь свои волнения с улетающей в небо птицей, после которого остается лишь спокойствие, легкость и некоторая уверенность с надеждой в глазах. Такими и должны быть песни. Они как переполненная чаша, которая должна все выплеснуть, как тяжелый груз, который нужно сбросить с плеч. И то, как более легким и ярким стал танец, закрепило за собой эффект, оставляя не только горечь, но и приятное послевкусие. Музыка стихла, и танцоры замерли в своих позах, на которых обрушился шум аплодисментов и выкрикивания одобрения. Девушка улыбнулась, выравнивая свое дыхание и обводя взглядом всех присутствующих, даже юношу с веерами. Она еще какое-то время осталась перед публикой, кланяясь и благодаря за внимание. Кольцо из окружающих начало редеть, не оставляя ничего артистам, ведь танцовщице не было дела до каких-то подарков или же подачек. Она сделала что хотела и теперь ей нужно было срочно уходить. Чем дольше он тянет, тем хуже для него. Девушка снова встретилась взглядом с юношей, накидывая дупатту на голову и краем прикрывая пол лица, пряча свою одобрительную улыбку.
- Ты прекрасный танцор. - пропела она, склонив немного голову в знак уважения умений юноши, а после направилась к открытому «яйцу», в который вернулись туманные фигуры, и забрала его, спрятав в свой браслет. Продолжать разговор она не была намерена, она и так задержалась из-за этого незнакомца, растянув представление немного дольше, чем планировалось. Подобно тому как она возникла из ниоткуда, она так же быстро исчезла, скрывая свою тень в переулке. Шаг сменился легким бегом, Масрур взглядом искал укромное местечко. Подошло бы любое, даже не самое приятное, лишь бы не наткнуться на случайную пару глаз. Пробежав еще немного в перед, перед его глазами возник тупик: небольшая беседка с шелковой драпировкой. Деваться было некуда, мужчина обеспокоенно заглянул за спину, убеждаясь, что за ним не следует тот юноша или кто-либо из зрителей, а более подходящего укромного уголка он не находил. Ему пришлось снизить свою бдительность и заглянуть за шторку. Если снаружи в нее заходила девушка, то внутри уже ступал Масрур. Увидев перед собой ворох подушек, он рефлекторно вздохнул, вспоминая о своей усталости, хоть она и приятная, но все равно заставляла с непреодолимым желанием упасть лицом в эти подушки.
Если только перевести дух и пойти дальше.               
Масрур плавно опустился на мягкую подстилку, прикрывая глаза и расслабленно выдыхая. И ничто не отвлекало его от желанной неги, пока шестым чувство не ощутил чье-то присутствие. Мужчина напрягся, приподнимая голову. Но услышав шуршание было уже поздно. Что-то или кто-то напрыгнул на него, но мужчина успел перевернуться на спину и хотел было выбежать, как его снова повалили на подушки и прижали к ним, а для того что бы он лишний раз не дернулся, острые коготки у его шеи зловеще блеснули.
- О, кто же тут у нас? - промурлыкал парень, приближаясь слишком близко и рассматривая лицо мужчины, - Неужели вор, м?
Масрур скривился, он и не заметил то, как здесь кто-то был еще, а теперь его приняли за вора, хотя он всего лишь хотел немного отдохнуть.
- Нет, вы не правили поняли, я не вор... 
Кошачьи глаза вдруг сузились в тонкую линию.
- Да? Тогда простой бродяга? Потерял страх и совесть, и не заметил, как вошел в паланкин уважаемого человека? - игриво-опасно промурлыкал парень, довольно вильнув хвостом.
Паланкин?
Масрур плавно обвел взглядом место, которое он принял за беседку и напрягся лишь сильнее. Ему нельзя задерживаться, да и тратить время на разборки с каким-нибудь влиятельным богачом он не хотел. 
- Я... ошибся, извините, мне нужно уйти, я не бродяга, просто это случайно вышло. - мужчина не мог вот так сходу придумать оправдание и убедить его отпустить. Конечно, было бы проще скинуть этого кота, вот только если он дернется, то когти могут задеть вены, а уж забрызгать это место кровью тоже не хотелось. Мало ли какой нрав у хозяина этого паланкина, а Масрур не хотел наживать себе проблем со знатью. 
- Не бродяга? - парень хмыкнул, - Конечно, будучи в одних лишь шароварах и в куске ткани, босиком, ты совершенно не являешься бродягой, хотя...
Кот осмотрел ткань и руки мужчины, снова хмыкнув с пренебрежением, - Ладно, может это и хорошая ткань, а на руках есть украшения, но это все равно не дает тебе право врываться в чужой паланкин и так вальяжно растягиваться на подушках.
Масрур не знал, что ответить. Если бы он не ослабил бдительность, то этого всего ничего не случилось и ему бы не пришлось быть загнанным в угол. Его беспокоило, что парень не собирался его отпускать, словно ожидал своего хозяина чтобы наказать случайного прохожего, как-то по-садистски меряя его взглядом. Мужчина чуть напряжено выдохнул, решив разработать небольшой план неожиданных наступлений, дабы сбежать.   
   
https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png

*Гузу – ягнёнок, так ласково называют в восточной поэтической традиции только юных, молоденьких девушек.

+1

5

Музыка, звеневшая где-то на краю сознания, обрушивалась ритмичным рокотом барабанов, нежными руладами флейты, восхищенными вздохами зрителей, проносилась нежным шепотом удивления. Он откинул голову назад, руки со сложенными веерами взметнулись, снова распуская хрупкие, словно крылья бабочки, яркие полотнища.
Древний танцевал, забыв обо всем, погрузившись в звонкую, призывную, уводящую в чарующий мир совершенных движений мелодию.
Взмах веером, будто бы отгоняя прочь навязчивую мелодию. Скользяще-текучий, словно струя прохладной воды, рывок вперед и вверх. Он приземлился на полусогнутые ноги, застыл на мгновение в надломленной неподвижности.
Яркие полотна вееров, тяжелый водопад волос, летящий за хищными, стремительными, удивительно плавными и грациозными движениями реликтового монстра, открывали безупречные линии, создавая впечатление потрясающей чувственности.
Он танцевал…
Музыка взлетела вверх протяжной, тягучей нотой и… Оборвалась… Шейр застыл в центре импровизированной сцены: черные волосы, изумрудные глаза  и полупрозрачная ткань, окутывающая тело, не скрывающая приятного золотистого сияния кожи.
Мгновения тишины, а потом улица взорвалась рукоплесканиями. На брусчатку посыпались монеты: медные, серебряные, золотые. Они барабанили по камням, падая к ногам девчонки-певицы и юноши. Шейр белозубо улыбнулся, наслаждаясь триумфом. Легкий наклон головы в ответ на похвалу девчонки, и вот уже древний, не оглянувшись, скользнул в толпу, тут же растворившись среди разношерстых иноземных гостей.
https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
- «Да, мой господин.» – вежливо-почтительная фраза скользнула по краю сознания советника На’Арах. Голова с тщательно уложенными темными волосам привычно склонилась, отмеряя учтивый поклон, однако Сагюнаро тут же спохватившись,  выпрямился, ибо хозяина поблизости не наблюдалось. Весь разговор велся по ментальному каналу. – «Доставить девчонку в особняк. Конечно, милорд. Я все сделаю. Шиа уже сообщил, что она находится в вашем паланкине».
Удовлетворенная усмешка тронула губы стройного мужчины, в дорогом деловом костюме приятного серо-стального цвета. Да, он выделался среди пестрой толпы иноземцев, снующей по широкой улице Дуалы. Однако его это ничуть не заботило. Сагюнаро, воспитанный согласно привычками господина Локхони и многое перенявший от его манеры держать себя в обществе, данный факт ничуть не заботил. Скорее он его просто игнорировал, продолжая вести мысленный разговор с означенным милордом графом Локхони.
- «Согласен,  приятная неожиданность. Даже очень.  Ни мне, ни вашим людям не придется бегать по городу в поисках малышки» - циничная усмешка тронула точеные губы советника. – «Да, я все помню, милорд. Ваш слепок был получен мною как нельзя вовремя. Теперь певунья не отвертится.»
Продолжая «говорить» советник  На’Арах свернул на соседнюю улочку, где был оставлен роскошный паланкин графа Локхони.
Шаг, другой и вот уже Сагюнаро, распахнув драпировку, скользнул на ворох подушек. Холодный взгляд замер на гибкой фигуре молодого дриммейра.
«А вот и наш   певун.»
- Сидеть! – приказ, словно ремень кнута хлестнул по обоим. – Даже, не думай сбежать, красавчик. Стоит тебе пошевелиться, и я пущу по твоему следу патруль. – Сагюнаро усмехнулся, вольготно развалившись среди шелков. - Мне даже не придется ничего выдумывать. Ты сам залез в паланкин моего господина. Так что обвинить тебя в воровстве не составит большого труда.
Резкий щелчок пальцев прозвучал неожиданно громко. Паланкин закачался, когда носильщики подняли его, и неспешно поплыл по улице.
- Впрочем… - задумчиво проговорил На’Арах, огладив плечи котенка. – У меня есть предложение. – музыкальные пальцы тронули пушистое ушко и Шиа, выгнувшись, раскатисто замурлыкал. – Мы едем в особняк  моего хозяина и ты  поешь и танцуешь для него. Сумеешь доставить ему удовольствие,  пойдешь на все четыре стороны,  да еще и с деньгами. Милорд граф умеет быть щедрым. Расстроишь его, отправишься за решетку. – мужчина снова почесал неко за ушком, и был вознагражден новой порцией урчанья. – Не благодари меня, красавчик. Я итак знаю, что ты выбираешь.
Сагюнаро тронул один из артефактов, которыми был снабжен паланкин и перед носилками распахнулся зев портала.  Спустя мгновение паланкин уже находился в саду роскошного особняка.
- Следуй за мной, - распорядился советник На’Арах. – Я покажу, где ты можешь привести себя в порядок перед выступлением.

+1

6

[AVA]https://i.imgur.com/BGFw1PK.jpg[/AVA]
Перехватить руку, скинуть и вывалиться из паланкина, а главное аккуратно.
Дриммэйр слишком долго размышлял и готовился. К сожалению, он не был бойцом и возможно, мог уступать в скорости и ловкости этого кота. Измеряя и пытаясь предвидеть исходы, Масрур упустил свой момент. Одно хлесткое слово и мужчина вздрогнул, но в тоже время был освобожден от хватки. Он облегченно вздохнул, рефлекторно погладив шею, которой угрожали когти. 
- Даже, не думай сбежать, красавчик. Стоит тебе пошевелиться, и я пущу по твоему следу патруль.
Масрур гневно глянул на вошедшего мужчину.
И никакого суда и следствия?
- Мне даже не придется ничего выдумывать. Ты сам залез в паланкин моего господина. Так что обвинить тебя в воровстве не составит большого труда.
Все обернулось весьма скверно. На деле - хуже не куда. Масрур здесь был не один, он приехал к Алкману и оставался на его попечительстве. Он уверил архонта что без приключений просто пройдется по рынку, да магазинам, возможно, обойдет пару достопримечательностей, но на деле, было то, что было в квартале политиков и бизнесменов. Масрур хотел проверить свои силы и умения, отточить навыки. Он долго осматривал прохожих, прежде чем взяться за такое дело. И был почти уверен, что никто его не разоблачит, ну, или подействует некий массовый эффект. А теперь, какой-то богач его ловит лишь из-за того, что он перепутал беседку с паланкином... Из огня да в полымя, как говорится. Дриммэйр устало вздохнул, принимая сидячее положение. Если Алкман узнает, то может произойти большой скандал, где в центре будет Масрур. А если под него начнут копать, то он может подставить семью, ведь СМИ не важны детали и обстоятельства, им подавай скандалы, да по горячее.
Паланкин закачался, а с ним и волнение дриммэйра. Если с ним сделают хоть что-нибудь, придется защищаться. Масрур опустил холодный взгляд на браслет. Активируй он его, он мог бы призвать Гандиву и ему бы хватило такого пространства чтобы подстрелить двоих существ. К тому же незнакомцы были рядом и одной сетки с подавлением магии на них хватило бы. После этого, он мог бы сесть на Багиру и умчаться к Алкману. Кстати, о пантере. Если внутренние чувства его не подводят, то на крыше паланкина своего момента ждал Багира. Чтобы не выдавать присутствие большого кота, Масрур заерзал на месте, прикрывая дупаттой оголенную грудь и живот.
- Впрочем…
Голос мужчины привлек внимание дриммэйра.
-У меня есть предложение.  
Как обычно. И что же? 
- Мы едем в особняк моего хозяина и ты поешь и танцуешь для него. Сумеешь доставить ему удовольствие, пойдешь на все четыре стороны, да еще и с деньгами. Милорд граф умеет быть щедрым. Расстроишь его, отправишься за решетку.
Глаза Масрура медленно округлились, по спине побежали холодные мурашки, а взгляд впился в шелка у ног. 
Они не могли знать, они..! Ведь танцевал я...
Масрур почувствовал сковывающее напряжение во всем теле.
...в образе девушки! Его хозяин смог увидеть через мою иллюзию? Но я же проверял ауры... 
Ситуация становилась сложнее. Конечно, у нее несколько способов развития и исхода, но больше всего Масрур надеялся на то, что Алкнам выкупит в случае плохого исхода. Или по крайней мере, просто вынесет стену и заберет своего горе любовника-музыканта подобно трофею. 
-Не благодари меня, красавчик. Я итак знаю, что ты выбираешь. 
Масрур невольно поежился, когда его снова назвали “красавчиком”. Это добавляло некое второе дно в слова этого мужчины, который гладил кота. 
Надеюсь, ТОЛЬКО пою и танцую.
Дриммэйр по привычке выпрямился в спине сидя и отвернул голову к занавескам, ничего не ответив и смотря наружу через небольшую щель драпировки. После небольших махинаций возможного личного помощника загадочного хозяина, улица Дуалы сменилась садом. Не прошло и минуты покоя, как раздался очередной приказной тон. 
- Следуй за мной. Я покажу, где ты можешь привести себя в порядок перед выступлением.
Масрур мысленно пытался себя успокоить. Скажи он этому очкастому, что он аристократ с Эвилариума, он бы так же дерзил? Потешив себя такой мыслью, тут же успокоился. Он взял за правило: никогда не раскрывать себя, если его застали за обликом Масрура. Вздохнув снова, он последовал за мужчиной и вышел из паланкина. Остановившись на минуту и давая черному котиниксу спрыгнуть ему на плечи, что все это недолгое время ждал на крыше. Лишь в компании с Багирой, Масрур чувствовал себя защищено и спокойно, даже мысли становились яснее, а настрой увереннее.
Мужчина следовал за незнакомцем по роскошному особняку, изредка осматриваясь по сторонам. Но так же наблюдал за строгостью и походкой впереди идущего. Следуя Масрур впервые задумался: а какой этот хозяин? Для чего ему похищать какого-то уличного танцора, когда на свои деньги он может пригласить к себе именитых артистов или кого получше. И пока троица петляла, Масрур наконец выдавил пару слов этому помощнику. 
- Вы мне понадобитесь на первое время. Прошу ответить на пару моих вопросов.

Отредактировано Латиф Валедаар (12.02.2020 14:13:32)

+1

7

Сагюнаро выскользнул из паланкина первым. При этом советник даже не взглянул на мальчишку, чтобы проверить следует ли он за ним. Этого не требовалось. Множество охранных заклятий, опутывающих территорию особняка и роскошного сада, не позволят невольному гостю покинуть поместье. Так что дриммейр находился в некоторой степени в ловушке.
Шорох листвы под порывами знойного, сухого ветерка, задувающего с пустыни. Вязкое марево, разбиваемое нежной песней фонтана, осыпающегося в аккуратный бассейн, в котором плавали причудливой раскраски рыбки. В саду зной не ощущался. Почти.  Малый энергетическо-климатический щит, разработанный в корпорации «Кристальный барс» и настроенный хозяином поместья так, чтобы создавать необходимую температуру и влажность, полностью укрывал территорию имения от засушливо-удушающего зноя, свойственного этому району Биорторуса, и оберегал роскошные экзотические растения, заполнявшие всю территорию.
Ветерок всколыхнул драпировки паланкина, возле которого замер советник На’Арах. Мужчина, вопросительно изогнув темную бровь, обернулся. Прохладно-вежливая улыбка тронула четко-очерченные губы.
- Вот как? – хмыкнул он, окидывая дриммейра чуть насмешливым взглядом. – Хорошо, я выслушаю тебя. И, возможно, отвечу на твои вопросы.
Сагюнаро сделал приглашающий жест в сторону ступеней .ведущих к главному входу в  особняк.
- Прошу следовать за мной. – проговорил он, бросив взгляд на черного котеникса, стекшего на плечи танцовщика с крыши паланкина. – Твоего зверя придется оставить в комнате, которую тебе выделят.
Полукровка стремительно шел сквозь анфиладу роскошных комнат. Каблуки дорогих модельных туфель размеренно стучали  по каменным плитам, или же утопали в густом и длинном ворсе ковров. Изредка мужчина задевал листья многочисленных растений, которыми был полон дом. Их было много, этих растений. Казалось, что они вырастил из пола, стен или же спускались с потолка. Гибкие лианы переплетались друг с другом,  яркие, крупные цветы наполняли залы изысканным ароматом.
Просторный холл и анфилада галерей остались позади, когда  Сагюнаро, толкнув дверь, прошел в прохладный полумрак просторных гостевых покоев.
- Прошу,- советник дернул витой шнур. Где-то в глубине особняка раздался мелодичный перезвон колокольчика,  на который тотчас же явились две девушки длинных, полупрозрачных одеяниях. – Саурита и Ивон помогут тебе привести себя в порядок. Если их услуги больше не понадобятся, просто отошли их.
Привалившись плечом к  стене и сложив  руки на груди, советник осведомился.
- Итак, что ты хотел спросить?

Отредактировано Шейр Локхони (13.02.2020 14:18:09)

+1

8

[AVA]https://i.imgur.com/BGFw1PK.jpg[/AVA]
Масрур не мог понять, что же его так задевает в этом прилизанном мужчине. Сам он много где побывал, и везде по разному к нему обращались и даже в грубой форме, но вот этого персонажа, дриммэйр откровенно терпел. Ведь слова вроде “поуважительней, пожалуйста”, так и просились, как брошенная перчатка в лицо. Даже Багира был не столь рад что его обозвали простым зверем, что недовольно мявкнул на то, что его придется оставить, снова разделить с хозяином. С другой стороны, хотелось просто поскорее с этим разобраться и исчезнуть. В тоже время, Масрур взглянул на эту ситуацию иначе, не с позитивной стороны, но все же. Это был опыт. Его временно заперли, как птицу в золотой клетке. Не смотря на все богатства и удобства, все знают, что пернатое будет скучать по открытому небу и ветру под крыльями, и потому существо будет стенать по тому, что знало раньше. Эта горечь и тоска, словно соленая карамель собираясь на языке, вызывала вдохновение. Проходя вдоль “живых” стен, мужчина протянул руку к лианам, мягко касаясь их, представляя что меж этих растений застряли похожие души, что желали свободы. И что в своих страданиях, они заберут и остальных, превратив столь изысканное поместье в место для ужасов. Образу наслаивались один за другим, эмоции спутывались в тугой комок, слова приходили сами собой, которым в такт вторили печальные струны лиры.
“The Prince
Under the mortal ring
Prisoner to his king
Never to leave

Steadfast...
Endlessly toiling
Doomed to remain
Endlessly toiling
Doomed to remain”     

Масрур ощущал кожей всю печаль, которую готов был вложить в новую песню. У него шли мурашки, его ноги словно наливались сталью, а в легкие проникал холодный сырой воздух. И хотя все было не так, абсолютно не так, мужчина пропускал через себя эти фантомные эмоции, разливаясь музыкальным плачем в собственном сознании. Так, он шел следом за помощником, погрузившись в свои мысли, выстраивая нотную цепь.
Непривычно оказавшись в прохладном полумраке гостевой комнаты, после солнечных улиц Дуалы, холодок, пробежавший по коже, словно печать из сургуча, закреплял ассоциации мужчины. Даже звон колокольчика казался зловещим.
Саурита и Ивон помогут тебе привести себя в порядок. Если их услуги больше не понадобятся, просто отошли их.
Масрур чуть кивнул, не глядя на мужчину, - Конечно.
Подошедшим к нему девушкам, он движениями указал, что ему нужно. Те лишь легким кивком головы выразили свое понимание. Одна направилась за необходимым, пока вторая аккуратно взяла котиникса и перенесла зверя на подушки, а после принялась раздевать мужчину, забрав с него дупатту. Но когда очередь дошла до шаровар, Масрур остановил руки служанки. Что он делал он не совсем понимал. Положив тонкие женские руки себе на шею, он подобно коту, наклонился и ласково прильнул к девушке, кладя голову на ее нежное плечо, выдохнув. Кажется, этих служанок словно выдрессировали. На такой знак мужчины она отреагировала никак, возможно даже еще с большей холодностью, чем тот персонаж, что стоял у стены.
- Итак, что ты хотел спросить?   
Масрур тяжело выдохнул, поднимая голову с женского плеча, грустно взглянув девушке в лицо.
- Каков твой хозяин? - спокойно спросил дриммэйр, видя, как глаза смотрящие на него, ничего не выражали, - И как ты относишься к нему?
Мужчина выпустил служанку из объятий, посмотрев на присутствующего через плечо. В полумраке золотые глаза, подобны кошачьим, впились в помощника, чьего имени он до сих пор не знал, что, возможно, даже было к лучшему. Вторя хозяину, Багира так же уставился золотыми глазами на мужчину, создавая мимолетное впечатление того, что что эти двое наблюдают за своей жертвой охоты. Но Масрур отвернулся, как только подошла к нему вторая служанка, что принесла теплые, влажные полотенца для обтирания.

Пример перевода

Принц
Под смертным кольцом
Узник своего короля
Никогда не сбежит

Стойко
Бесконечно пытаться
Обречен остаться
Бесконечно пытаться
Обречен остаться

+1

9

Сагюнаро не шевелился, терпеливо ожидая, когда парнишка приведет себя в порядок. Со скептической усмешкой он наблюдал за тем, как  парень обнимается со служанкой. В том, что девчонка не ответит на поползновения гостя советник знал, ибо хозяин старательно выдрессировал прислугу, четко объяснив, что не потерпит никаких шашней с гостями в собственном доме. Древний желал, чтобы весь обслуживающий персонал огромного особняка был незаметен и одновременно находился всегда под рукой, дабы исполнить пожелание господина, и именно по такому принципу воспитывалась  любой, кто приходил служить к графу Шейру Силверу Локхони. 
Советнику На’Арах так же было известно, насколько скорым бывает первородный на расправу. Порой было достаточно одного неосторожно брошенного слова, чтобы древний вспыхнул, а служанка, булькая кровью, хлещущей из перерезанного когтями горла,  судорожно забилась на мраморном полу. Антик убивал быстро и без сожаления.
Вопрос, произнесенный  уличным танцором, вызвал понимающую улыбку на губах мужчины.
«Хочешь знать, какой мой господин? Понимаю. Не ты один пытаешь познать это. Даже я не уверен в том, что знаю его»
- Мой хозяин… - задумчиво переспросил Сагюнаро, лениво скользя взглядом по ладному тел парня, по которому невесомо порхали руки служанки, стирая с кожи остатки пыли и пота. – Он разный. Никогда нельзя сказать, каким он будет в следующую минуту.
«Он чудовище, мальчик. Древнее, могучее чудовище. Злое и вечно голодное. И оно сожрет любого, кому не повезет оказаться у него на пути.» - кривая усмешка скользнула по губам советника. – «Но мало кому известно, насколько он бывает нежным и заботливым, сколько ласки  в его когтистых пальцах и обожания в непроницаемой тьме его глаз.»
- Как отношусь… - На’Арах хмыкнул. – Я боготворю его…
Сагюнаро нахмурился, ощутив прикосновение ментальных щупальцев.  Древний напоминал, что следует поторопиться.
Вскинув взгляд на танцора, он убедился, что все процедуры закончены, и парень готов следовать за ним.
- Идем, мой господин ждет. – советник отворил двери, приглашая жестом следовать за собой. – Его терпение не беспредельно.
***
Роскошный ковер с густым длинным ворсом был усыпан множеством подушек, подушечек и изысканных шелков. Богатая роспись на стенах, невесомые драпировки, стекающие по стенам лианы с крупными зелеными листьям, на которых дрожали хрустальные капли влаги. Шорох легкого ветерка, невесомо колеблющего воздушные драпировки.
Антик полулежал в ворохе подушек, закутанный в тонкий шелк, прихотливыми складками стекавший с его плеч, цветным озером выплескиваясь на пол. Иссиня-черные волосы, с вкраплением багрово-алых прядок,  терялись в роскоши одеяния, кроваво-чернильными росчерками сияя в  богатстве тканей и драгоценностей.
Он скучал, неспешно потягивая дорогой коньяк, которому было не менее трехсот лет. А может быть и больше. Богатый букет растекался бархатным послевкусием на языке, скатываясь тяжелыми горячими каплями вниз, оставляя после себя тепло. Оно ничуть не походило на то иссушающий дискомфорт, что причиняло ему слишком горячее солнце Биоторуса, и не походило на обжигающий жар любовной лихорадки или же похоти, жидкой лавой расползавшейся по жилам, заставляя бледную кожу теплеть. Отнюдь. Это было приятное тепло, доставлявшее древнему хищнику истинное удовольствие.
Бледные, прохладные губы коснулись края пузатого бокала, янтарная жидкость оросила их безупречную белизну. Маленький глоток, и очередная вязкая капля алкоголя упала в желудок, свернувшись в тугой теплый узел. Он приятно согревал раскинувшегося на ковре в ворохе шелковых подушек темноволосого мужчину, закостеневшего в ленивом панцире скуки. Тихо стукнула ножка о поднос, когда Шейр отставил опустевший фужер. Гибкий язык, сравнимый со змеиным, выметнулся меж губ, слизывая оставшиеся на них капли алкоголя.
Локхони ждал, надменно вскинув голову и глядя на невысокий помост устланный   коврами. И надеялся, что танцовщик, которого должен был с минуты на минуту привести Сагюнаро, развеет его скуку
Тихий  шелест ткани раздались где-то вдалеке, шорох шагов по мраморным плитам.
Звук приближался. Сначала тихий и несмелый, он постепенно становился громче, мелодичнее.
Полночно-черные глаза лениво скользнули по гибкой фигуре, шагнувшей в просторный зал и замершей среди изысканной роскоши.
- Танцуй для меня… – выдохнул древний, изогнув губы в  едва уловимой усмешке. –  Развей мою тоску и скуку…

https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: Тончайшего шелка нежно-голубого цвета многослойная юбка в пол, удерживаемая на бедрах широким поясом и свободная рубаха до середины бедра с широкими рукавами в три четверти, расшитая черной и серебряной нитью; босиком.
Грива длинных иссиня-черных, с вкраплением багрово-красных прядей, волос свободно падает на плечи и спину. Распределение черного и красного примерно одинаково; аккуратная бородка.
В левом ухе платиновая серьга-каффа: на тонком полумесяце нанизаны несколько крохотных колечек, на которых крепятся длинные и узкие, черные с серебром перышки.
Мелкие, черные, отливающие металлом, чешуйки покрывают левую кисть и запястье, заканчиваясь у локтя рваной линией. Чешуйки напоминают прохладный бархат и довольно приятны на ощупь.

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

Отредактировано Шейр Локхони (25.02.2020 16:41:18)

0


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Специи жизни