Свершилось! Сюжетная арка «Воронка Хроновора» подошла к своему логическому концу и мы даже не состарились. Всего было отыграно 25 квестовых эпизода и написано более 1700 постов! Итоги и события все желающие могут посмотреть в разделе сюжетных хроник. Не забывайте, что у нас проходит масса других квестов, не стесняйтесь открывать свои и участвовать в квестах других игроков.
Доброго времени суток, игроки и гости! У нас всё хорошо, квесты играются, сюжетные эпизоды идут своим чередом. Прошу не забывать про очереди в личной и сюжетной игре. Посетите раздел «объявления», там вы найдете важные новости, обратите внимание на новость от 04 апреля. И, конечно же, не забывайте мыть руки, соблюдайте режим самоизоляции и избегайте людных мест, ибо коронавирус не дремлет. К тому же, соблюдая эти правила, вам будет проще писать посты – с чистыми руками и дома!
Всем хорошего настроения! У нас всё идет своим чередом: квесты продолжаются, личная игра идет, ежемесячные конкурсы тоже не дремлют. В этом месяце у нас два февральских конкурса: ко дню всех влюбленных и традиционный конкурс лучших постов. Не забывайте про очередность в квестах и личной игре. Пусть последний зимний месяц и следующий за ним весенний будут отличными!
С Наступающим Новым Годом! Пусть в новом году жизнь играет всеми красками, как конфетти, сбываются мечты, сияют на лицах улыбки, глаза искрятся счастьем! Пусть в душе будет больше добра! Здоровья, любви, взаимопонимания, радости, достатка, путешествий, впечатлений и только хороших событий. Пусть Новый год дарит только лучшее! И не забудьте принять участие в 3-м туре Новогоднего ивента!
Охо-хо-хо! Зима пришла, зиме дорогу! Не простудитесь в трескучие морозные деньки или жуткую слякоть, а ещё не забывайте про все мероприятия, что приурочены у нас к Новому году и ежемесячному поощрению активных и лучших игроков! С нетерпением ждем ваших заявок и участия в наших конкурсах! И счастливых дней декабря, пусть первый серебристый месяц подарит вам много энергии и отличного настроения!
Салют! Вот на дворе последний осенний месяц 2019 года, надеемся, у вас все отлично и вдохновение плещет через край. Кутайтесь в теплые пледы, запасайтесь печеньками, мандаринками и сладким чаем, впереди нас ждут новогодние праздники и холодная зимушка-зима. Кстати, мы завершили ряд конкурсов, спасибо всем за активное участие и не забывайте про квесты и личную игру!
Все игроки проекта могут как организовать собственный квест, так и вступить в любой квест, открытый для вступления новых участников, также имеется возможность вызвать мастера игры или прийти GM по заявке.
          




Хао изогнул бровь, наблюдая за реакцией студента на свои слова. Его ответ ясности не внес, поэтому на всякий случай, мужчина на всякий случай сделал шаг назад. Не потому что испугался, а потому, что так было больше пространств для дальнейшего...
Да что вы знаете о сверхурочной работе? Так и хотелось спросить ему, но к несчастью, под руку никого не попадалось. А может быть потому и не попадалось, потому что подчиненные знали, что в раздраженном состоянии доктор всея Иерихона...
Ну, сложно сказать, насколько девиантны антиквэрумы-сладкоежки, потому что Чарли до сих пор не то чтобы встречал излишне много антиквэрумов в принципе и понятия не имел, как они в целом устроены и насколько велика у них тяга ко всему...


      
      

Лиритиль не была уверена, что выбранный путь верный, но если вообще не действовать так можно и остаться в непонятных подземельях. Если посчитать сколько нелогичных вещей она совершала за девять веков жизни, то их явно перевалит за добрую сотню...

– Не увлекаюсь подобным - не вижу смысла. Такие знания максимально бесполезны, ибо не несут ничего для саморазвития кроме витиеватых словечек и образов – равнодушно ответил антик. Ему была чужда вся эта развлекательно-досугная тема, которую он...

Снова сестра считала его несмышленым ребенком, не разумным птенцом верящим в сказки и живущим лишь созданной ей иллюзией целей. Только Алиесса не понимала, что самому Риону давно не нужен клан, это была та ниточка за которую он пытался вытащить...







Once Upon a Time: MagicideВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
Книга АваросаВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластияKARATADA
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieDark Tale



LYLФлудилка RPGTOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Союз проектов » heather song


heather song

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

https://i.imgur.com/zKS8LTg.gif

0

2

https://i.imgur.com/cPuZ5U1.png

РЕЙЕС ДЕ МОНТОЙЯ 20 лет
Наследный принц Арагона, колдун, Коди Ферн

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

❖Дата и место рождения: королевство Арагон, Альгар-де-Месса, 1 февраля 3310 года;
❖Родители: королева Сезария де Монтойя и король Фердинанд де Монтойя;
❖Статус: первый ребенок в королевской семье, принц Арагона, наследник престола;
Рейес совершенен, безупречен и непогрешим. Он лучшее, что случалось с Арагоном, родом Монтойя и королевской семьей. Он хорошо воспитан, прекрасно образован, он лучший фехтовальщик своего возраста, он знает свою страну, свой народ, своих подданных. Он различает гнилую человеческую натуру на раз и он хитер, точно лис. Его уму могут позавидовать многие придворные, но лучше не завидовать ему ни по какому поводу, потому что если принц заподозрит вас в дурном, это плохо закончится.
Первенец королевы-ведьмы, околдовавшей короля Арагона, ненавидящий церковь, инквизицию и ложного Бога. Он был взращен в этой ненависти, убежденный в том, что стоит ему стать королем и церковь падет, чтобы никогда не восстать из под обломков. Он сам был рожден колдуном и влюблен в колдовство и в магическую кровь, что текла по его жилам. Счастье, что Рейес с детства умел слушать мать и ее окружение настолько, чтобы понимать, что свое благородное умение ему нужно скрывать под маской благочестия по крайней мере до поры. Наследный принц королевства, которое так сильно преданно воле неизвестного и чужого Бога, должен быть совершенен и непогрешим. И Рейес был. Много лет. Обучаясь магии, он всегда помнил об опасностях, которые таит разоблачение. Он берег себя, мать и своих сестер так сильно, как только был способен. Кто бы мог подумать, что этого окажется недостаточно? Зимой 3330 года церковь выдвигает обвинения против королевы и принца, обличая их колдовскую сущность. Семья содрогнулась в страхе за их будущее. Но только не Рейес. Он устал таиться и устал скрывать свою ненависть к тем, кто разжигает костры в его стране. Если церковь, инквизиция и ложный Бог хотели боя, то Рейес не станет от него убегать. Он даст бой и одержит победу, которая станет могилой для власти церкви, патремизма и любого, кто встанет у него на пути.
❖ Заключена помолвка с принцессой Вигрида - Вальфрейей Инглинг.

0

3

https://i.imgur.com/clCepVJ.png

ФЕРДИНАНД ДЕ МОНТОЙЯ 40 лет
Король Арагона, человек, Ричард Роксбург

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

❖Дата и место рождения: королевство Арагон, Альгар-де-Месса, 9 июля 3290;
❖Родители: королева Магдалена де Монтойя, король Филипп де Монтойя;
❖Статус: правящий король Арагона;

История восхождения Фердинанда прозрачна, точно капля воды. Он был старшим сыном своего отца, он готовился стать королем всю сознательную жизнь, без потрясений и излишних сложностей он стал им в надлежащий час. К тому времени, вопреки обыкновению, молодой король не был женат и на балу в королевском дворце повстречал дочь дворянина - Сезарию. Девушка пришлась ему по вкусу, они беседовали весь вечер, а дальше все было как в тумане. Аромат свечей, беседа наедине, совместно проведенная ночь и молодой король пропал. Он влюбился без памяти и мыслей о том, чтобы жениться на другой женщине, кроме Сезарии, у него никогда не было. Да, это был приворот. Да, король женился на ведьме и много лет прожил с нею в счастливом браке, не чувствуя никакого отторжения и никаких тревог.
Без какой-либо магии Фердинанд полюбил девять детей, рожденных в этом союзе. Без какой-либо магии он правил страной, все чаще ловя себя на мысли, что задыхается в смраде инквизиторских костров, которые жгут ведьм и в давлении, которое оказывает на него церковь. Фердинанд хоть и считался главой церкви Арагона, реально ее главой никогда не был и неизменно чувствовал, что священнослужители в его совете и повсюду отравляют его правление и его самого. Предшественники Фердинанда дали церкви не только слишком много свобод, но и слишком много власти и чем дольше мужчина думал об этом, тем более резким неприятием пропитывался не к вере в единого Бога, но к могуществу, которое церковь успела нарастить. Он получил подтверждение своих мыслей, некогда найдя дневники своего отца, размышлявшего ровно о том же. Точно так же, как король Филипп, Фердинанд задавался вопросом: "но как это изменить?". Он не хотел потрясений для своей страны, не хотел войны, не хотел подвергать риску свою семью. Набожный, но искренне верящий в то, что церковь далека от Бога, как никто, король был уверен в том, что если Бог есть, он поддержит его. Но словно в ответ на это богохульство, зимой 3330 года Великий Инквизитор обвинил королеву Сезарию и наследника престола, принца Рейеса в ереси и колдовстве.
Обвинение больно ударило по Фердинанду, потому что он отлично понимал, к чему это может привести. Он боялся потерять жену, своих детей, но вместе с тем понимал, что война с церковью может стать концом для династии Монтойя, а может быть, и всего королевства.
Король меж двух огней. Сочтет ли он, что обвинение против его семьи есть повод скинуть с себя и королевства петлю власти церкви, или примет любые условия, чтобы сохранить жизни родных и возвести своего наследника на трон? А что, если слухи о привороте королевы окажутся правдой, равно как и само обвинение? Фердинанду предстоит ответить на много вопросов до того, как принимать решение. Эти ответы нужны ему, Богу и всему Арагону.

0

4

ХВИТСЕРК ХОРФАГЕР, 37 Вигрид, дядя королевы и принцесс, драконий всадник, член королевского совета.

https://i111.fastpic.ru/big/2019/1210/90/8941a1790b5a45335e3077ce2e083f90.gif https://i111.fastpic.ru/big/2019/1210/dd/_d7680e4af1f1971219aea8ca06372cdd.gif?noht=1[Tobias Santelmann]

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖

- Доброго всем здоровья, - в зал вваливается улыбчивый здоровяк, взмахивая кубком, закрывает дверь ногой, не обращая внимания на сосредоточенные лица собравшихся. Он счастливо улыбается и, совершенно очевидно, очень рад видеть всех, несмотря на настроения, что царили в помещении, - Как на счет того, чтобы выпить эля в этот погожий денек? – за окном противная изморось из снега и дождя, повсюду застревают повозки, а кони ломают себе ноги. Но денек, безусловно, погожий.
- И аквавит! – заявляет средняя из трех сестер Инглинг, вставая и радостно обнимая мужчину. Ей тоже глубоко безразличны озабоченные лица всех вокруг, и она хлопает здоровяка-дядю по плечу, глядя на него со смесью радости и того же детского восторга, что испытывала, будучи девчонкой.
- Для аквавита ты еще маленькая, Рейнир, - поучительно заявляет Хвитсерк.
- Нет, большая! – хмурится принцесса. Ей уже тридцать. А будто все еще три.
- Нет, маленькая! – качает головой мужчина, говоря, словно, вполне серьезно.
- Большая!
- Маленькая!
- Не могли бы вы оба заткнуться? – тихо спрашивает Ранбьорг, глядя на родственников, точно на двух законченных идиотов, - У нас тут как бы королевский совет идет.

Ф А К Т Ы

❖ Хвитсерк – брат-бастард почившего короля Харальда, сын короля Ингвальда. Он родился на двадцать два года позже двух своих братьев, когда никто уже представить не мог, что король Ингвальд все еще способен иметь детей;
❖ Рос при дворе и его мать, происходящая из благородного рода Хорфагеров, рассматривалась в замке в качестве не жены, но наложницы. Все отлично знали, что Ингвальд любит ее куда больше своей законной супруги и вопреки обыкновению, это не создавало никакого напряжения в семье. Все прекрасно относились к Хвитсерку, его любили и о нем заботились достаточно, так что никто не мог бы обвинить ни Ингвальда, ни его старшего сына-наследника в пренебрежении к ребенку, позже – юноше, а затем и мужчине;
❖ Хвитсерку было пять, когда его отец отправился пировать в Вальгаллу. Мать мальчика переживала о своем дальнейшем положении при дворе, потому что она в одночасье стала никем, но новый король – Харальд, достойно обошелся и со своим братом, и с его матерью, позволив им и дальше пользоваться привилегиями королевской семьи, хотя у него самого уже была и жена, и первая из трех дочерей – Ранбьорг, приходившаяся Хвитсерку племянницей;
❖ Несмотря на то, что мальчик носил фамилию своей матери, в его жилах текла кровь Инглингов. Фамилию правящей династии ему никто не давал намеренно, чтобы не было разговоров о возможных претензиях на власть. Тем не менее, родство с Инглингами дарило Хвитсерку преимущества драконьей крови и еще будучи ребенком он получил яйцо дракона, которое успешно вылупилось. Так мальчик стал хозяином маленькой ящерицы, которая очень быстро росла. Хвитсерк стал тем Инглингом, который успешно справился с приручением дракона;
❖ Получил образование сообразно своему статусу сына короля. В том числе военное;
❖ На его глазах на свет появились три дочери его брата: сначала Ранбьорг, затем Рейнир, а следом – Раннвейг. Если первую Хвитсерк, в силу малого различия в возрасте, всегда воспринимал как младшую сестренку, то Рейнир и Раннвейг стали любимыми племянницами. Особенно первая в силу родства духом и, конечно же, наличия дракона;
❖ С племянницами поддерживал отличные отношения и любил их, как собственных детей. Обучал Рейнир обращаться с драконом, поддерживал всех трех сестер в их начинаниях, был защитником их шалостей перед отцом и извечным громоотводом в непростой семье;
❖ Еще при брате получил земли на западе страны у подножья гор, включавшие в себя две крепости – одну полузаброшенную, некогда бывшую столицу и одну вполне жизнеспособную;

Увы, несмотря на все старания, у брата Хвитсерка, короля Харальда, так и не появился на свет ни один сын. Зато у него было три дочери. Три Солнца Вигрида, как называли их в пророчествах и между собой придворные. Они таковыми и были. И дядя их обожал, хотя и всех по-разному.
Харальд готовил к власти старшую дочь – Ранбьорг, когда вмешались ярлы, утверждавшие, что ими не может править женщина. И не должна. Они согласились признать ее власть только под началом супруга. Харальд оказался в безвыходном положении и чтобы избежать гражданской войны, он выдал Ранбьорг за сына своего старого друга. Так при дворе появился первый из Вальгардов – Эрлинг, в которого племянница в силу своей юношеской глупости, по началу влюбилась по ушли.
Знал ли Хвитсерк, что супруг его племянницы – мешок дерьма? Знал. Он говорил об этом брату. С Ранбьорг говорить об этом было бессмысленно, она слышала только свои гормоны и идиотскую любовь. Хвитсерк знал, что боль, которую она испытает, узнав, с кем связалась, будет чудовищной, но вместе с тем он знал, что это сделает из нее правительницу, в которой нуждался Вигрид. Он не вмешивался, хотя видят Боги, мог разорвать Эрлинга на куски просто потому что Ранбьорг плакала в первый год брака так часто, что это разбивало Хвитсерку сердце.
Между тем, он активно воспитывал вторую из племянниц, которая всю жизнь будет ему ближе других. Рейнир обладала вздорным нравом, специфическим чувством юмора и огромным драконом. Иными словами, они были родственными душами и ему приятно было заменить ей отца, который сосредотачивался на правлении и воспитании наследницы больше, чем на чем-либо другом. Он учил Рейнир обращаться с драконом и мечом, он любил ее, как свою дочь и он не мог не вмешаться, когда ее решили выдать за другого Вальгарда. О, все при дворе до сих пор считают, что супруг Рейнир боялся ее из-за ее дракона. Но Хвитсерк знает, что он боялся ее из-за ее огромного дяди, который в день свадьбы племянницы пообещал выбить из ее мужа всю дурь, если он ее обидит. Рейнир была ему дочерью, которой у Хвитсерка не было и ему ничего не стоило исполнить свою угрозу.
А потом Харальд умер. Вдруг совершенно неожиданно его тело, равно как и тело его другого родного брата обнаружили у подножья гор вместе с драконами. Драконы, судя по характеру ранений, была пронзены гарпунами, но оружия так и не нашли. История, в которой было больше вопросов, чем ответов. Инглинги винили в смерти Харальда Вальгардов. И Хвитсерк не стал исключением.
Но это не было их главной виной. На трон формально взошла Ранбьорг, но реально править стал ее муж – Эрлинг. Наступила эпоха беззакония, глупости и непочтительности: к Богам, к традициям, к королевской семье. От двора убрали всех лояльных Инглингам людей, Ранбьорг отстранили от власти, те, кто требовал свою королеву и принцесс, лишились голов, или были сосланы. Такова была плата за верность королевской семье.
Хвитсерк оставался при дворе какое-то время, желая, если понадобится, защитить племянниц ценой своей жизнь. Но недолго.
Кошмар наяву разворачивался весьма стремительно. Ранбьорг и ее дети страдали под гнетом ублюдка-мужа, Рейнир справлялась собственными силами, но то, что произошло с Раннвейг едва не стоило жизни самому мужчине.
Раннвейг обладала колдовским даром и с детства готовилась стать жрицей. В восемнадцать она получила в жреческом городе – Асгарде свой жреческий сан, чему была горда вся семья. Однако же, брат короля желал получить девицу Инглинг в жены. И ему хватило мерзости не отступить перед ее жреческим титулом. Он похитил ее из храма, изнасиловал и насильно сделал своей женой. За нее вступили сестры, отделавшие ее мужа так, что живого места не осталось. За это король прилюдно всыпал им по пятьдесят плетей. Хвитсерк вернулся в замок как раз вовремя, чтобы слышать их крики, узнать обо всем, что случилось и избить Эрлинга так сильно, как ему позволило недолгое отсутствие стражи.
В темнице он сидел в соседних камерах  с Ранбьорг и Рейнир, дожидаясь вынесения решения о казни. Через две недели принцессу и королеву отпустили и Ранбьорг удалось убедить мужа, что Хвитсерка нельзя убивать. Чудовищными усилиями и унижениями ей удалось выпросить жизнь дяде. И он был изгнан.
Племянницы переживали о том, куда он направится, но взяв своего дракона, мужчина точно знал, где должен быть: в старой крепости, в бывшей столице королевства. Там разместился он и еще много воинов, ярлов, хэрсиров и лендерманов, недовольных правлением Эрлинга, обделенных и оскорбленных им.  Он намеревался собрать людей и организовать мятеж, когда до крепости дошли вести о том, что его племянницы сами готовят восстание. И Хвитсерк сделал все, что от него зависело, чтобы это восстание стало успешным.
Ранбьорг вызвала Эрлинга не хольмганг – поединок один на один, который должен был состояться в день летнего солнцестояния на поле перед Хедебю. К тому дню к городу стали стекаться многие. И сторонники Вальгардов, и сторонники Инглингов. Стоило ли говорить, что Хвитсерк выступил едва ли не первым со всеми, кто объединился под его началом? Почти все, кто пришел на поединок, понимал: кто бы ни победил сегодня, это будет не конец. Армии двух сторон встретятся на поле брани, и прольется немало крови. И ненависть, что пылала в груди дяди Трех Солнц Вигрида, вторила этому обещанию.
Ранбьорг победила. Сторонники Вальгардов были разбиты. Королева занял свой трон и ее дядя не был забыт, получив ярлство и место в совете, хотя он был рад одним тем, что его племянницы живы, отмщены и будут в порядке.
Тем не менее, в Вигриде вскоре вспыхнул мятеж, ведомый одним из братьев Вальгардов. У королевской семьи, совета и армии появились новые заботы и, конечно, Хвитсерк не намеревался оставаться в стороне.
Понимая, что сейчас есть другие дела и что удержание власти – самое важное, что интересует теперь их всех, мужчина пока молчит о находках, которые он обнаружил, проведя несколько лет в старой крепости Инглингов. Он пока не подозревает, но нутром чует, что в горах пробуждается нечто злое и чрезвычайно опасное. Но прежде чем тревожить королеву, ему нужно узнать, что именно и стоит ли вообще этого бояться. Да, у Ранбьорг теперь немало забот. И он отыщет ответы сам. Сам, или рука об руку с Рейнир. Она ведь всегда поддерживала все его начинания.

0

5

ХАККОН ИНГЛИНГ, 18Вигрид, наследный принц, драконий всадник, сын

https://i111.fastpic.ru/big/2019/1222/ca/e4632ef2ca119f30db881d4e658c51ca.png[Mikkel Jensen]

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖

Мой дорогой сын, моя кровь и плоть, мой наследник. Тебе всего восемнадцать лет, но ты уже прошел через слишком многое и в этом состоит моя величайшая вина перед тобой и перед всем нашим королевством. Искуплением будет тот день, когда я передам трон нашей династии тебе, и ты станешь величайшим из королей Севера, прославив свое имя, как делали это короли древности. А до тех пор я буду присматривать за тобой и делать все, чтобы в надлежащий час ты был готов. Впрочем, иногда я смотрю на тебя и думаю, что ты готов уже теперь. Тебе слишком рано пришлось вкусить жизнь такой, какой многие не узнают ее и за десятилетия.

Король Харальд Инглинг был хорошим правителем, еще лучшим отцом и восхитительным во всех отношениях дедом. Увы, за всю жизнь ему не довелось взять на руки ни одного своего сына, зато у него росли три прекрасные дочери, Три Солнца Вигрида в лице принцесс – Ранбьорг, Рейнир и Раннвейг. Предполагалось, что после Харальда на трон взойдет Ранбьорг, но этому воспротивились некоторые могущественные ярлы, потребовав брака для всех принцесс, но в первую очередь – для наследницы. Так, в пятнадцать лет я оказалась женой Эрлинга Вальгарда – старшего сына ярла и близкого друга нашего отца.

Наша супружеская жизнь не задалась почти сразу. Эрлинг пил, водился с другими женщинами и не проявлял должного уважения к королевской крови своей монаршей супруги. Тем не менее, он стал отцом троих детей: двух принцев и принцессы.  Старшим из них был ты – Хаккон, мое солнце, моя радость и моя отрада, за которую я готова была лечь костьми, если понадобится.

Эрлинг не был рад рождению сына и не присутствовал на нем, а потому, на руки тебя первым взял твой дед – король Харальд. Он же нарек тебя, и он же заменял тебе отца следующие девять лет. Он читал тебе сказки, рассказывал истории о предках, он учил тебя, он воспитывал в тебе мужчину. Редкие вмешательства твоего отца, Эрлинга, вызывали твое недоумение, потому что ты не знал его, потому что он был тебе чужим человеком, а еще, потому что он испытывал чувство глубокой внутренней досады и злости, глядя на тебя. Ты был слишком Инглинг и, хотя в ту пору ты еще носил фамилию отца – Вальгард, Вальгардом ты никогда не был и сколько бы Эрлинг ни злился, он был не в силах этого изменить.

Эрлинг был паршивым человеком и паршивым отцом. Но еще более прочего он был паршивым мужем и время, когда я обманывала тебя, говоря, что мои синяки – следствие тренировок с мечом во дворе, очень быстро прошли. Если твою младшую сестру, Вальфрейю и твоего младшего брата, Мадса, я смогла уберечь от сложностей наших с Эрлингом отношений, то ты, даже не спрашивая, знал обо всем. Я видела это в твоем твердом взгляде, который становился жестче, когда перед тобой появлялся отец, я чувствовала это в твоих объятиях, которыми ты, словно совсем взрослый, пытался меня утешить.

Сколько лет тебе было, когда ты впервые вступился за меня, когда Эрлинг в очередной раз меня ударил? Я думаю, что лет восемь. Твой отец до конца жизни носил на бедре след от кинжала, который подарил тебе дед и который ты без сомнения воткнул в ногу Вальгарда. Ярость, которую он испытал, он выплеснул одним ударом, пролив на пол твою безупречную королевскую кровь, в которой не было ни единого намека на яд этого выродка. Я знаю, ты не веришь мне до сих пор, но Боги тому свидетели, ты ничего не взял от крови ублюдков. Уже тогда ты был Инглингом до мозга костей. И это неизменно по сей день.

Тогда я накинулась Эрлинга точно разъяренная волчица. Я редко вступалась за саму себя, но в этот раз я использовала все свое воинское мастерство, выбивая из мерзавца всю его дурь. Он мог считать, что имеет право поднимать руку на принцессу королевства, на будущую королеву, но ты… Ты был сыном Богов, подлинным сыном Инглингов и лить твою кровь было преступлением.

Я всю ночь просидела с тобой, хотя зелья твоей тетки Раннвейг быстро залечили сломанные кости носа и разбитую губу. Мне было жаль, что ты это увидел и это пережил. Но я знала точно. Если Эрлинг приблизится к тебе хоть на один шаг, если он тронет тебя хоть пальцем, я прирежу его во сне его же мечом, чтобы он никогда не попал в Вальгаллу.

Семейная жизнь была только началом кошмара, потому что когда тебе было девять, твой дед и твой кумир, король Харальд, почил при весьма странных обстоятельствах. Эрлинг захватил власть в стране, отстранив меня от управления, и кошмар развернулся в полной мере. Да, как и хотели ярлы, твоя первая тетка – Рейнир, тоже была замужем за Вальгардом, которого ей удалось запугать так, что он предпочитал просто держаться от жены подальше. Но Раннвейг предстояло стать жрицей Одина и того, что второй брат твоего отца похитит ее из храма, изнасилует и принудит стать его женой, не ожидал никто.

Сразу же после свадьбы, мы с Рейнир нашли новоявленного зятя и били его с такой жестокостью, на которую были способны только женщины. Точно такую же жестокость проявил к нам Эрлинг, назначив по пятьдесят плетей и две недели в темнице.
Ты был уже взрослым, ты все видел и ты знал, что бросаться на отца – не выход. Но, кажется, именно тогда ты поклялся на крови перед статуей Одина, что Вальгарды за все заплатят и ни одна капля пролитой крови не окажется безнаказанной.

Ты был еще слишком мал и ты должен был учиться, чему я активно способствовала, не говоря тебе ни слова о заговоре, который мы готовим. Ты понял все сам. Ты всегда понимал. Да, ты не знал, в чем конкретно состоит план, но нутром чуял, что приближается развязка. К тому времени, как она наступила, тебе исполнилось шестнадцать лет, и ты вырос мужественным и рослым северянином, которым я могла бы гордиться. Отношения ваши с отцом становились все хуже день ото дня, и я боялась, что ты сорвешь весь план, вызвав его на бой, а потому, рассказала тебе, что именно мы собираемся делать.

В пылу очередной ссоры я вызвала Эрлинга на хольмганг – битву один на один при свидетелях. Победитель получает все. У Вальгардов в ту пору было немало сторонников, родни и иной поддержки, но четыре года подготовки для нас не прошли даром. К дню летнего солнцестояния 3328 года к столице стянулись многие ярлы, поддерживающие Инглингов. Все знали, что чем бы ни закончилась наша с ним битва, последует сражение двух сторон и трон удержит лишь тот, кто победит в этом сражении.

На рассвете того же дня, незадолго до битвы, выйдя на поле у шатра отца, в присутствии его воинов и родичей, ты заявил, что он – не ровня тебе и твоей матери и ты отказываешься носить его фамилию и признавать его кровь в своих жилах. Ты объявил себя Инглингом, сыном Ранбьорг и внуком Харальда и это разозлило Эрлинга так, что перед боем он трясся от ярости.

Твои брат и сестра остались в замке, но ты, мой старший сын и наследник, ты видел бой. Я не могла закрыть тебя с женщинами и детьми в безопасности, когда решалась судьба твоей страны и будущее нашей семьи. Я победила. А потом было сражение, и ты бился бок о бок со мной, прославляя свое имя и род Инглингов. Гордилась ли я тобой? Безмерно.

Когда все закончилось, я опустилась на трон и назвала тебя своим наследником. Иначе и быть не могло.

Противостояние на этом не закончилось. В Вигриде началась гражданская война, поднятая третьим братом покойного Эрлинга. Вальгарды и их сторонники требовали ответа за убийство многочисленных их родичей в день восстания у стен столицы. Но после всего, что уже случилось, это казалось нам всем незначительной мелочью.

Кто же ты теперь, Хаккон? Я с детства говорила тебе, что это определяешь лишь ты один, и никто не вправе за тебя решать. Я знаю, ты еще мучаешься тем, что в жилах своих носишь кровь своего отца, повинного в огромном количестве преступлений перед страной, перед знатью, но что важнее всего для тебя – передо мной. Пройдет время, прежде чем ты поймешь, что от Эрлинга в тебе так мало, что это невозможно разглядеть.

Твой отец в день битвы сказал мне, что все наши дети – ублюдки. Возможно, он был прав. Потому что отцом такому сыну, как ты, не мог стать он.

Им мог быть один лишь Один.

0

6

БЕРЕНГЕР ДЕ МОНТОЙЯ, 38 y.o.Арагон, герцог Медина-де-лас-Торрес, человек, сводный брат короля.

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/12/4121a6903bd631c88290f3db267408df.gif https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/12/46e732842cfd30fc480bba017edc007e.gif
[Tony Curran]

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖

Беренгеру не повезло родиться первым, но от второго брака короля Филиппа де Монтойя. С детства принц во всём старался превзойти своего старшего брата, будущего короля. Но как бы высоки ни были результаты, как бы Беренгер ни располагал к себе отца, тот не видел на троне никого, кроме Фердинанда, с детства воспитываемого в качестве будущего правителя. Несправедливо. Ведь у Беренгера хватка, ведь у Беренгера ум и расчёт, ведь у Беренгера завидные умения во владении оружием - да, несколькими видами, принц много времени посвящал этому и сейчас даст фору молодняку. И, увы, лишь герцог. Но герцогство Берен берёт себе завидных размеров - в южной оконечности государства, занял так называемое Междуречье. Эти земли некогда славились самыми лучшими умельцами, изготовлявшими оружие. Многие практики были утеряны, а мастерские закрылись, когда добыча металлов в Арагоне пришла в упадок благодаря деятельности церкви. Из-за этого у тамошнего народа сложилось плохое мнение о служителях Единого Бога и таким бы оно и оставалось, если бы не пришёл Беренгер де Монтойя. Он ведь пришёл сменить целый взбунтовавшийся великий род де Варгас, казнённый инквизицией с дозволения короля Филиппа по обвинению в колдовстве, пропаганде ереси и причинении вреда репутации церкви и местным священнослужителям.
Новый господин заявил себя как сторонник церкви, её ближайший и вернейший друг. Сильная заявка, правда, много раз себя оправдавшая. Беренгер не только охотно позволял инквизиторам шарить по своим землям, но и выделял своих людей для задержания врагов церкви и их немедленного уничтожения. Те, кто пытались свергнуть герцога, неминуемо сталкивались с насилием. Некоторые графы и бароны были лишены земель, на их место ставили лояльных лордов. Через десять лет с момента становления Беренгера герцогом в Медина-де-лас-Торрес ведьмы и колдуны почти совсем перевелись, а те, что остались, прятались отчаянно, нос боялись высунуть, потому что расправа будет очень быстрой. Так остаётся и по сей день. Некоторые особо набожные люди считают его святым, ведь он огнём и мечом очищает свою землю от скверны без страха и сомнений. Другие считают его безумцем и садистом, называя Беренгером Кровавым, Беренгером Душителем, Беренгером Выжигателем. Обычно в качестве главного довода приводят тот факт, что свою первую жену и двух детей от неё герцог своими собственными руками сжёг не площади перед замком, когда женщину уличили в колдовстве. Кто-то говорит, что доказательства были неоспоримы, потому герцог поспешил смыть с себя позор и затем принялся восстанавливать своё доброе имя, другие считают, что там был подлог, но Беренгер не стал заморачиваться - просто сделал то, что от него хотели, принеся свою семью в жертву выгодному союзу с церковью. Вскоре Кровавый герцог снова женился, на сей раз на родовитой кроткой овечке, дочери герцога соседнего герцогства. Она сама и их дети до сих пор живы - целый выводок, хотя, конечно, Фердинанда его сводный брат переплюнуть в этом не смог.
Есть мнение, что идея обвинения королевы в ведьмовстве вовсе не принадлежит церковникам. Поговаривают, что её автор - Беренгер де Монтойя. Схема тут прозрачна, если посмотреть: дети ведьмы лишаются прав на наследование, а значит наследником короля становится сам герцог. Долго ли тогда убрать и своего собственного брата? Церковники так точно обеими руками за то, чтобы их вернейший друг оказался на троне и всячески готовы этому помочь. Заботливый дядюшка ещё и патремизнутого племянника, Габриэля, периодически балует своим вниманием, поддерживая стремление принца помогать священнослужителям. Кровавый герцог поднимает недовольство среди знати, собирает соратников. Он думал, что с помощью кардинала-архиепископа и верных лордов она очень быстро предаст огню наследие своего брата, но рыжая сучка, лёгшая под короля, оказалась не так проста. Она сплотила народ, который за свою королеву сжигает церкви и убивает священнослужителей. Беренгер всегда считал брата идиотом, особенно после того, как он женился на дочери какого-то мелкого графа, ведь от этой девицы толку-то только, что ноги может раздвигать, а потом наследников рожать пачками. Он ошибся, недооценив королеву, но дело своё уж точно не бросит на полпути.

0

7

https://i.imgur.com/mIM4brc.png

ВЛАДИМИР БЕЛОВОДСКИЙ 16 лет
Княжич Галирада, наследник престола, человек, Илья Ильиных.

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

❖Дата и место рождения: королевство Беловодье, княжество Галирад, 1 мая 3316 года;
❖Родители: княгиня Галирада - Святослава Новгородская и князь Галирада - Ярополк Беловодский;
❖Cтатус: княжич Галирада, внук Великого Князя Беловодья, наследник княжества Галирад, позднее - Великого княжества Беловодье;

Гордость Галирада и всей княжеской семьи, любимый сын, внук, племянник и брат. Владимир знает все о том, как сложно быть первым, потому что именно от первого всегда ждут большего. Быть лучшим, быть примером, быть на шаг впереди. Владимир узнал это, мнится, с самого рождения, потому что в спину ему всегда дышал его брат - Игорь, которого он и по сей день любит и ненавидит, вопреки тому, как много отец и мать рассказали о важности родства и братства. Игорь родился через несколько минут после самого Владимира и юноша часто думает о том, что было бы, случись оно иначе, что было бы, не отметь нянька вслух, что, мол, первый тот, у которого три родинки на виске, что было бы, не стань он будущим своего княжества, а затем - и всего Беловодья. Владимир всегда, мнится, знал, что за ответственность на него ляжет, хотя их с Игорем никогда не пытались сталкивать лбами на эту тему, зная, что вопрос и без того острый. Он знал, что ему суждено править и никогда не хотел, чтобы это стало причиной раздора с братом. Да и не это стало вовсе. Просто хотя они родились у одной матери и у одного отца в один час, они были такие разные, как разные были солнце и луна. Активный и деятельный Владимир, светил точно яркое пламя и что бы он ни делал, искры летели во все стороны. Иногда, он добивался потрясающих результатов, благодаря своему рвению, но иногда, ужасающего краха. Игорь, напротив, был всегда осторожен, нетороплив и достигал результата планомерно, зато гарантированно. Он был медлителен, с точки зрения брата, и раздражал его обстоятельностью подхода. Между ними лежала пропасть, но пропасть эта точно состояла из лет, причем Игорь казался многими годами старше Владимира. Буйство крови наследника княжество соседствовало с хладнокровием младшего брата и юноша не мог удержаться от того, чтобы задирать его, а получив отпор, ссориться снова и снова, останавливаясь лишь тогда, когда видел на глазах матушки явственные слезы. Любовь Святославы примиряла братьев многие годы, даже несмотря на то, что Владимир завидовал младшему брату, потому что тому довелось уродиться колдуном и матушка занималась с ним магией, когда старший княжич лишь хмурился, видя их странные занятия. Он даже поднаторел в знании трав, надеясь, что это поможет ему приблизиться к занятиям матери и брата, но без колдовского дара зелья не сваришь.
Владимир отлично ладит с другими младшими братьями, воеводами и он хорош во всем, куда можно приложить мощную неуемную энергию, которой нет конца. Он - яркая звезда Галирада, мечта местных девиц и гордость семьи. Он знает, что его любят. Но не знает, что те, кто горят ярче всех, быстрее всех сгорают. И все, кто пытаются его удержать, не желают ему зла, а удерживают от ошибок, которые могут стать фатальными и для самого княжича, и для княжества, и для всего Беловодья.
Теперь же отец, матушка и братья с сестрой уезжают в столицу. Владимир остается княжить один и никто пока не знает, спасет ли яркое пламя его души Галирад от бедствий, что сулит восставший волхв, черная магия и отсутствие опыта самого княжича.

0

8

https://i.imgur.com/VVaFDt4.png

МЕРСЕДЕС ДЕ МОНТОЙЯ 16 лет
Принцесса Арагона, колдунья, Шарлотта Хоуп

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

❖Дата и место рождения: королевство Арагон, Альгар-де-Месса, 18 марта 3314;
❖Родители: королева Сезария де Монтойя и король Фердинанд де Монтойя;
❖Статус: вторая из принцесс Арагона, сестра-близнец принца Антонио;
Мерседес стала второй девочкой в королевской семье Арагона. История ее родителей могла бы поразить воображение лучших сказочников страны, но к счастью об этой истории никто не знал. К счастью, потому что мать Мерседес была колдуньей и колдовством своим смогла очаровать короля, который без памяти влюбился, женился и прожил в браке со своей королевой много лет. В браке этом появилось девять детей, одним из которых довелось быть принцессе Мерседес, пришедшей в этот мир рука об руку с принцем Антонио - ее братом-близнецом. Двумя годами ранее в королевской семье уже рождались двойняшки и повторное явление называли невероятным везением и чудом, ведь королева Сезария не только смогла родить столько детей, но и осталась в живых, что в средневековье не то, чтобы было частым явлением. Кажется, только сама королева знала, что в этой семье никаких случайностей не бывает, ее необычайная плодовитость - что угодно, но только не чудо и благодарить следует не Бога, а ее магические таланты. Впрочем, любовь ее к детям не была никакой магией, равно как и любовь к ним короля Фердинанда.
Как бы там ни было, а Мерседес, как и некоторым другим ее братьям и сестрам довелось оказаться колдуньей. Магический дар в стране, где в любой момент можно оказаться на костре за его проявление - сомнительная радость. Счастьем для принцессы оказалось, что ее мать была готова к такому развитию событий и с течением времени сумела объяснить верное положение вещей Мерседес, равно как и научить ее контролировать свой дар и управлять им. Последнее, однако, в большей степени заслуга близкой подруги матери - леди Каталины Ортиз. Впрочем, основная часть обучения еще впереди и она может оказаться не такой уж простой с учетом того, что против королевы и ее сына было выдвинуто обвинение в колдовстве. Если оное будет доказано, лучшее, что грозит детям королевы - признание бастардами и бегство из страны, а худшее - смерть.
В этих условиях, наиболее приемлемым выходом из ситуации для Мерседес и других принцесс остается брак в языческой стране. Вот только храбрая Мерседес не хочет оставлять ни мать, ни брата, ни сестер в ситуации, которая может грозить им ужасной смертью.

0

9

ЧАРЛЬЗ ГАСТИНГС, 37Дал-Риада, человек, герцог Норфолкhttps://i.imgur.com/E1aiXnr.gif https://i.imgur.com/m8RCsXS.gif
[Richard Armitage]

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖

Входит в королевский совет на должности лорда-маршала;
Вдовец, имеет, по меньшей мере, двух сыновей (можно и других детей). За младшими присматривает его мать в герцогстве, старшие находятся при дворе. Наличие наследников дает возможность свободно избегать брака, хотя стать женой герцога желают многие дамы;
Покровительствует леди Беренис Бофор - дочери своего верного вассала, которая при протекции герцога оказалась фрейлиной наследной принцессы (собственно, я), ее близкой подругой и самой преданной шпионкой. После убийства мужа Беренис руками Чарльза, взял под защиту ее детей и наследуемое ими графство, мальчики воспитываются в герцогском замке совместно с младшими детьми герцога Норфолка;
Защищая принцессу Соледад и ее честь от посягательств супруга Беренис, при гостевом визите в графский замок, убил графа, который являлся его вассалом, за что предстал перед королем. Свидетельства принцессы и леди Бофор было достаточно, чтобы избежать последствий и быть оправданным за совершенное преступление.

обычная жизнь обычного сына герцога до знакомства с принцессой

Первый сын герцога, Чарльз был рожден единственной супругой своего отца в период процветания и благополучия герцогства, которое всегда было верным короне, поддерживало хорошие отношения с королем и нередко его представители заседали в совете и были близкими людьми короля. Отец Чарльза исключением не был, так что, рождение сына он пропустил, застав радостную весть в столице. Он отправился домой, как только смог и нарек сына Чарльз — в честь одного из именитых представителей их фамилии, славного героя прошлого. Отца, в дальнейшем, мальчик видел нечасто, в основном неожиданно, потому что визиты его из столицы были короткими, но достаточными для того, чтобы в семье появилось еще семь детей, лишь часть из которых дожила до зрелости.
Чарльза растили сообразно его статусу,  как у наследника герцога у него было хорошее образование и, как полагали, блестящее будущее. Ребенком он был талантливым, схватывал на лету всю информацию и, хотя проявлял куда больше усердия в военных началах, не брезговал и науками. Отец всегда говорил ему, что умения и знания не бывают лишними и это Чарльз усвоил, пожалуй, лучше всего на свете.
По достижении сознательного возраста Чарльз был отправлен ко двору короля Дал-Риады, чтобы стать его пажом. Жизнь при дворе впечатлила его, отец был всегда рядом, да и служба подобного рода была высокой честью, с которой мальчик отлично справлялся. В четырнадцать он стал оруженосцем все у того же короля и в этой королевской свите был далеко не единственным, но, пожалуй, одним из лучших. Впрочем, все знали, что сын герцога в оруженосцах надолго не задержится, в отличие от многих здесь, тех, кто почти наверняка будет служить королевским оруженосцем до смерти короля, или до тех пор, пока их не выгонят. Так и случилось. По достижении двадцати одного года Чарльз был посвящен в рыцари. На этом его карьера при дворе могла бы быть окончена, если бы не его собственная инициатива, которая позволила ему задержаться с тем, чтобы продолжить возвышение.
Он женился в двадцать два года на дочери герцога севера, но жену оставил в герцогстве, полагая, что ей нечего делать при дворе. Супруга оказалась тихой, неприметной девушкой, что послушно шила мужу рубашки и рожала детей. Большего от нее и не требовалось.
Служба на благо королевства и короля никогда не была простой, и с течением времени Чарльзу пришлось научиться не только быть солдатом, но и справляться с дворцовыми интригами, обыгрывая сильных игроков, ловко лавировать между симпатиями придворных дам, не пороча свою репутацию бессчетным количеством бастардов и конфликтами с их мужьями. Ему никогда это не нравилось, но он никогда не отрицал, что это необходимо. Со временем это привело к уважению, какого не знали другие сыновья герцогов, как ни старались. И все же, дальнейшую судьбу Чарльза, отчасти, определил случай.

Принцесса Соледад, старшая дочь короля, всегда отличалась твердой волей и вздорным характером, особенно в период своего юношества. Отец не раз обещал высечь ее за проделки, но до дела никогда не доходило, потому что все отлично знали, как король Персиваль любит свою дочь. Он потакал ей во многих началах: позволил получить образование, достойное мужчины, а не женщины, позволил занять покои матери после смерти супруги, позволил, помилуй Бог, присутствовать на заседаниях своего совета тише мыши.

Чарльз не единожды виделся с Соледад, он знал ее в лицо и даже мог припомнить пару незначительных диалогов, но он не придавал ей большого значения. В ту пору никто не придавал. Многие отмечали ее ослепительную красоту, и знатные мужи пророчили бои за ее руку и сердце, но Чарльз не собирался быть одним из участников. Он уже был женат.
Так или иначе, когда тринадцатилетняя принцесса совершила очередное безумие и сбежала из дворца верхом, обманув своих фрейлин и компаньонок, а также стражу, что была послана с ними на прогулку в лесу неподалеку от дворца, король едва не обезумел от ужаса и тревоги за свою горячо любимую дочь.

Королевские отряды прочесывали лес и окрестности, искала, казалось, вся Дал-Риада. Чарльзу было плевать на девчонку, но он знал, что ее нахождение порадует короля. Будущий герцог желал его порадовать. А потому, он принялся за поиски своими собственными методами и в первую очередь — нашел коня принцессы, проданного за бесценок какому-то мелкому землевладельцу. Пока двор молился о том, чтобы принцесса была в безопасности, Чарльз знал — она не в безопасности. Потому что ее похитили разбойники и хорошо, если они вскоре потребуют выкуп, поняв, кто такая Соледад. А если нет, то девчонке будет лучше броситься со скалы, а не возвращаться домой опозоренной.

Впрочем, несмотря на то, что Чарльз знал подходящую скалу и мог проводить принцессу туда, он успел до того, как ее изнасиловали и изувечили. Он перебил похитителей, прихватил их головы, принцессу и отправился ко двору.
Путь был долгий, их не было во дворце почти неделю и только Чарльзу и Соледад известно, о чем они говорили и что делали все это время. Чарльзу же известно, что он не тронул принцессу и пальцем, считая ее вздорным ребенком. Соледад, что за время в пути он перестал быть для нее еще одним бесцветным придворным.

Король был очень доволен. Чарльз не знал, что произошло между Персивалем и Соледад, но его самого щедро наградили. Бросив головы похитителей к ногам своего короля, мужчина увенчал себя славой и доблестью, получил звание защитника королевства и любовь королевской семьи.

Время шло, отец Чарльза не становился моложе и вскоре оставил этот мир. Герцогство перешло к его сыну и Чарльзу пришлось вернуться домой с тем, чтобы управлять своими землями. Там на сносях была его жена, родившая очередного сына, а затем, испустившая дух. Чарльз не чувствовал горечи утраты, но устроил пышные похороны, достойные герцогини из уважения к женщине, что подарила ему столько детей. Он не женился вновь, мать детям заменила их бабушка, а сам Чарльз увлекся управлением герцогством и наведением в нем порядка, которого так не хватало в силу слабости и старости отца.
Ссылка его не была продолжительной. Незадолго до смерти короля Персиваля, мужчина был назначен его маршалом и вновь прибыл ко двору, войдя в королевский совет и заняв в нем свое законное место. Увы, вскоре король скончался, и Чарльз был готов отправиться восвояси, полагая, что молодой король соберет собственный совет. Герцог не ошибся, но место маршала девятнадцатилетний Эдуард за ним сохранил.

При дворе Чарльз снова встретился с девчонкой, которую спас несколько лет назад. И если в ту пору он видел в ней лишь ребенка, то теперь узрел прекрасную молодую женщину, за руку которой уже стояли в очереди все лорды королевства и, как поговаривали, не одного. Поговаривали так же, что молодой король слаб здоровьем и принцесса может стать следующей в очереди на престол. Поэтому ли она отвергала любые попытки лордов взять ее в жены? Эту тайну Соледад хранила надежно. Как и тайну о том, как ей удалось стать частью совета в девятнадцать лет, а позже быть назначенной наследницей своего брата, который никак не мог обзавестись своим ребенком.

Это не история о внезапно вспыхнувшем чувстве и нерушимой связи. Это история о том, как два очень разных человека играли в шахматы за столом, полем которого было королевство. Чарльз был умен, его опыт был бесценен. Соледад была умна, но опыта у нее не было. Она доверяла ему совсем не сразу и прошли годы, прежде чем она сама спросила его мнения и пришла за советом. Прошли годы, прежде чем она станцевала с ним первый танец на балу. Прошли годы, прежде чем он вошел в ее покои и совсем не для того, чтобы опорочить принцессу грязными слухами об их незаконной любовной связи. Ничего подобного. Чарльз даже не был тем, кто просил ее руки. Да, в основном, потому что знал, что Соледад откажет любому, а испортить с ней отношения очень легко, куда легче, чем восстановить доверие. А еще он знал, верил и готов был многое сделать для того, чтобы после болезненного короля Эдуарда, на престол взошла именно его сестра. Сестра, которой очень сильно пригодится такой мудрый и мужественный друг рядом.

Чарльз же, как никто знает, что так просто трон принцессе не уступят. Особенно ее дальняя родня мужского пола, считающая себя куда более достойным вариантом, чем девчонка. Что ж. Он готов взять грязную работу по устранению конкурентов на себя.
Королева же должна быть безупречна. И он подарит ей эту безупречность, играя с ней в шахматы, гуляя по саду под взорами сотен придворных, танцуя на балу, но не позволяя большего.

Пока она не станет королевой.

Пока она сама не пожелает иного.

Пока он не завоюет для нее королевство, а если понадобится, то и целый мир.

0

10

ЭДУАРД БЭЛФОР, 30Король Дал-Риады, человек с фейской кровью в жилах, брат, тайный язычник.

https://i.imgur.com/MfenuDe.gif https://i.imgur.com/LPLuvZN.gif
[David Oakes]

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖

У тебя снова жар и я снова сижу у твоей постели.
В этом, конечно, нет никакой нужды, потому что ты уже выпил все зелья, что я налила в твой кубок и скоро этот кошмар закончится. Ты уснешь на моих руках глубоким сном, а утром тебе непременно станет легче.
Всегда становится.
Я ведь так стараюсь над своими зельями, что в тайне варю в своих покоях, чтобы наш придворный священник не узнал. Король-язычник и его наследница-ведьма. Нам ведь уже давно наплевать, что о нас скажут и что подумают? Фейская кровь в наших жилах вскипела еще когда мы были детьми и она не покинет нас до самой нашей смерти. Я часто ловлю себя на мысли, что это все из-за нее. Из-за нее ты так сильно болеешь с тех пор, как был подростком, из-за нее смерть следует за тобой по пятам, из-за нее у тебя нет других наследников, кроме меня.
Мой дорогой, мой любимый брат.
Когда ты уснешь, я буду молча ронять над тобою слезы, потому что твои страдания для меня тяжелы до невыносимого. Мне кажется, что каждый раз, когда ты вновь подходишь к порогу смерти, я подхожу к нему вместе с тобой.
Но ты каждый раз возвращаешься ко мне и тем, кто тебя любит, потому что знаешь, что ты нужен. А еще, потому что ты сильный и я не знаю никого сильнее, чем ты. Ведь сколько бы слухов о твоей болезни не распространялось по замку и стране, никто из придворных, кроме меня, твоей супруги и твоего ближайшего друга не видел тебя таким.
И не увидит.
Я сделаю все возможное, чтобы тебя запомнили величайшим из королей прошлого, настоящего и будущего.
А до тех пор, я буду варить зелья, молиться нашим Богам и искать лучших лекарей во всем королевстве.
Я знаю, ты не веришь в свое исцеление.
Я знаю, ты уже давно примирился со своей скорой смертью.
Я знаю, ты думаешь, что я стану достойной заменой тебе на твоем престоле.
Может быть и так.
Но я клялась тебе раньше и клянусь теперь: я сделаю все, что в моих силах, чтобы мне не довелось этого проверить.

Эдуард рос вторым сыном королевской четы Дал-Риады. Его старшим братом был принц Ричард, которому волею судьбы было суждено умереть от воспаления легких после путешествия в дурную погоду. Эта трагедия страшным образом ударила по семье Бэлфор и подкосила здоровье королевы Элодии. Родив своего последнего ребенка, дочь, принцессу Марию, она вскоре ушла вслед за своим горячо любимым сыном. В одночасье Ричард оказался наследником трона, и это вызывало очень большую тревогу. Нет, вовсе не потому что он был плох. Даже напротив, он рос юношей с легким характером, довольно серьезным и удивительно сведущим в науках, в том числе государственного толка. Если бы не его здоровье, которое начало его подводить еще лет с двенадцати, королевство было бы счастливо иметь такого короля. Теперь же в каждую новую болезнь принца, двор замирал в ужасе, опасаясь, что этот раз станет последним.
Даже когда никто уже не верил в выздоровление принца, рядом с ним всегда оставалась его сестра – принцесса Соледад, с которой, несмотря на разницу в возрасте, они были очень близки с детства. Она доверяла ему все свои тайны, и она же стала его поверенной в вопросе его слабостей, скрывая их от сестер и от придворных. Колдовской дар Соледад позволял ей выхаживать брата, и с годами она все сильнее окуналась в зельеварение, обещая самой себе и ему, что она непременно, во что бы то ни стало, найдет способ его исцелить. И следовало отдать принцессе должное, она не отступает в своих устремлениях до сих пор, спустя много лет. Тот факт, что Эдуард до сих пор жив, как полагают, во многом именно ее заслуга.
Принцу было девятнадцать лет, когда его отец, прославленный король Персиваль, покинул этот мир. Персиваль Бэлфор был мудрым правителем, который в народе получил прозвище «Великодушный». На то были свои причины. Он в самом деле был добрым и мудрым королем, но что куда важнее – ему удалось держаться середин в религиозных вопросах. Глядя на пример церкви Арагона, Персиваль, следуя заветам своего отца, держал церковь от власти так далеко, как только мог и жестко пресекал любые намеки на возможность участия оной в государственных делах хоть сколько-нибудь много. Он же не позволял и не допускал гонений на язычников, установив прогрессивное конфессиональное разнообразие, запретив сжигать на костре хоть смертных, хоть колдунов, хоть язычников, хоть патремистов. Церковь была недовольна, но ничего не могла поделать. И в первые же дни своего правления Эдуард столкнулся с новым напором священнослужителей, убеждавших его в том, что патремизм – единственная истинная вера и ее нужно возвысить над всеми прочими, прогнав поганых язычников и колдунов.
Эдуард был тверд, не позволяя церкви протянуть руки к его власти, намереваясь продолжить дело своего отца и у него были для этого все возможности, не только благодаря его яркому уму и хорошим советникам, но и благодаря тому, что он уже несколько лет как был тайным язычником, к чему его привела Соледад, с детства находившаяся на попечении своего наставника-колдуна, друида, исповедующего Старую религию Дал-Риады.
Вскоре после своего восхождения на трон молодой король женился. Избранницей его стала дочь герцога из Дал-Риады, друга отца, который, впрочем, тоже вскоре отправился вслед за Персивалем. Бернадетт была тихой, скромной и милой девушкой, которая ничего не требовала и терялась на фоне королевского двора, что очень скоро сблизило ее с супругом. Так же скоро она и забеременела, а затем потеряла ребенка на четвертом месяце. Это стало страшным ударом для всей семьи, но никто даже подумать не мог, что лишь началом. За десять лет брака королеве удалось родить живыми трех мальчиков, и все они умерли, не дожив до трех лет. О количестве детей, которых она потеряла нерожденными, и говорить не следовало. Если в начале брака вся королевская семья свято верила в добрый исход, то по мере развития болезни Эдуарда и смерти наследников, становилось все яснее, что король не сможет оставить после себя сына. По всему королевству головы стали поднимать ближайшие родственники короны и потенциально возможные претенденты на престол, но Эдуард не готов был отдавать свою власть никому, кроме сестры, Соледад, которую он ввел в королевский совет, когда ей едва исполнилось восемнадцать. Подобное решение далось ему легко, в противовес тому, как сложно принимали подобное решение те, кто уже рассчитывал побороться за престол. Три года назад Эдуард объявил сестру своей наследницей и даровал ей столичное герцогство в управление. Потянулась вереница дней, в каждый из которых к Эдуарду приходили лорды всех королевств с просьбой отдать Соледад им в жены.  Никому король до сих пор не ответил согласием.
Ныне Эдуард все еще жив и слава его сравнима со славой его отца – короля Персиваля. Он такой же разумный и мудрый правитель, готовый идти на жертвы ради своей страны и ее будущего. Даже если жертвовать приходится самим собой. Впрочем, это волнует короля меньше всего. Он уже слишком давно смирился с тем, что умрет молодым и это волнует его куда меньше, чем то, что он оставит своей стране после себя.

0

11

ХАВСТЕЙН ЛОВДУНГ, 32Вигрид, ярл Ольборг, верный сторонник короны и династии Инглингов

https://i.imgur.com/LQpemKE.gif https://i.imgur.com/9Zd0uH2.gif[Jordan Patrick-Smith]

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖

До становления ярлом | Государственный переворот | Казнь отца

Ловдунги были одной из немногих династий, которые стояли у основания Вигрида. Некогда они даже обладали властью усмирять драконов, но время то давно уже прошло и драконьих всадников среди них нет уже три столетия и, кажется, никто из них об этом не жалеет, потому что могущественная династия из поколения в поколение доказывала неизменную истину: не нужно быть драконьим всадником, чтобы быть отменным воином. Ловдунги ими были, причем как женщины, так и мужчины – этот род очень часто представлял ко двору дев щита и гордился этим, полагая, что сильные женщины смогут произвести на свет сильных детей.

Иными словами, родиться Ловдунгом было большой честью и столь же большой обязанностью, потому что род этот испокон веков был верным соратником и другом короны и похвастаться подобным могли лишь еще три-четыре семьи во всем королевстве.

Хавстейн родился Ловдунгом. Первым живым сыном своего могучего ярла-отца, который очень уважал короля Харальда, был его хирдманом и доверенным лицом. Харальд Инглинг был хорошим и мудрым правителем, он легко балансировал на тонкой грани между абсолютной вседозволенностью вассалов и абсолютной тиранией правителя и за это его глубоко уважали те, кто садился с ним за один стол.

Ярлство Ловдунгов находилось далеко от столицы и очень близко к границе, так что частым гостем при дворе Хавстейн не был, зато когда был, оставался очень впечатленным. В ту пору он был юнцом и не понимал тревог отца по поводу того, что у короля Харальда не было ни одного сына, а наследовать ему должна его старшая дочь – Ранбьорг. Помимо нее в семье было еще две девочки: Рейнир и Раннвейг. Отец Хавстейна же был тем, кто выступал категорически против того, чтобы каждая из трех принцесс выходила замуж за ярлов своей страны, потому что его мудрости хватало понять, что такие требования ярлы выдвигают для того, чтобы взять власть для себя, а не для одной из девушек Инглингов. Король Харальд тоже понимал это, но не мог противиться давлению вассалов, которые могли ввергнуть страну в пучину гражданской войны, проигнорируй он их настойчивые рекомендации.

Говорят, ярл Ловдунг ударил кулаком по столу и ушел, пообещав никогда не возвращаться, когда было объявлено, что старшая и средняя дочери короля выйдут замуж за сыновей ярла Вальгарда. Он не доверял Вальгарду, не уважал его и считал, что его сыновья недостойны объединяться с королевской кровью. Тогда он вернулся домой и еще долго объяснял расстановку сил Хавстейну, а юноша слушал и кивал, не желая разочаровывать отца. На самом деле, те девицы казались ему в ту пору чрезвычайно далекими и не имеющими никакого отношения к Вигриду, который юноша знал.

Ярл Ловдунг все-таки вернулся в столицу, когда его призвал его сюзерен и вновь сел с ним за один стол, хотя не уставал напоминать Харальду, что его решение ввергнет страну во тьму. Он оказался прав. Потому что спустя девять лет он сидел на этом же месте, когда Эрлинг Вальгард, муж старшей дочери почившего короля, объявил себя единоличным правителем и распустил весь хирд покойного конунга Харальда, собирая вокруг себя своих родичей и безусловных сторонников. Он не хотел видеть при дворе никого из сторонников Инглингов и гнал их поганой метлой, лишая всех прежних привилегий, званий, а некоторых – и титулов.

Отец Хавстейна был вспыльчивым человеком, который пообещал Эрлингу, что тот заплатит высокую цену за свои решения. Он направился к той, что должна была стать королевой – к Ранбьорг и наряду с другими ярлами предложил немедленно отобрать власть у узурпатора. Тот совет был обнаружен самопровозглашенным королем, многих ярлов обвинили в измене и казнили в конце месяца. Среди них был ярл Ловдунг, отец Хавстейна, который так и не вернулся домой.

Становление ярлом | мятеж | оборона ярлства

Эрлинг потребовал у наследников покойных ярлов прибыть в столицу и поклясться ему в верности. Хавстейн лютовал и собирался приехать, созвав знамена своих вассалов, но мать уговорила его затаиться до поры. Вальгарды были сильны. А на севере все знали, что только дурак мстит сразу и только трус – никогда. Хавстейн уехал в столицу, где скрепя сердце, присягнул Вальгардам и вернулся в свое ярлство, ожидая хоть каких-нибудь хороших вестей. Ему пришлось ждать долго. Но весной 3326 года порог его дома перешагнул Рэйгар Ингстад – другой ярл, который едва не лишился всего. Он сообщил ему о готовящемся восстании.

Хавстейн был готов на все: он охотно поддерживал их дело деньгами, информационной сетью, воинами. Он жертвовал для встреч своими замками, шел на неоправданный риск, ибо сердце его горело яростью от жажды мести и справедливой расправы над теми, кто убил его отца. Подготовка к восстанию в общей сложности, с учетом времени, затраченного до оповещения Ловдунга, заняла четыре с половиной года. А потом по всей стране разнеслась весть о том, что кюна Ранбьорг вызвала конунга Эрлинга на бой. И все сторонники Инглингов знали, что это был знак.

Собрав верных людей, Хавстейн едва ли не первый выступил к столице. Он знал, что поединок королевы и короля будет важен, но сражение с силами Вальгардов после – еще важнее. Видят Боги, он выжал со своих земель все, что мог и привел лучших воинов в лучшем обмундировании, готовых биться. Ненависть горела в мужчине так ярко, как никогда. И после победы Ранбьорг на хольмганге, он и его люди сражались так яростно, как могли бы только эйнхерии в день Рагнарека.

Хавстейн знал, что Ранбьорг приказала отпускать и не преследовать врагов, которые побегут с поля боя. И он собирался следовать приказу, но не мог. Он убивал Вальгардов и сторонников Вальгардов, продвигаясь от столицы на запад, к реке и за нее недели. Даже когда королевские отряды отступили в столицу, дав врагам уйти и вернуться в свои земли, Ловдунг охотился на неприятелей и убивал всех, кто не поддержал восстание, или на протяжении десяти лет был верен Вальгардам. Утолить жажду мести заняло не один месяц. Хавстейн опомнился лишь тогда, когда оказался в кольце неприятелей, даже не зная еще о том, что в битве у Хедебю ничего не закончилось. Один из братьев Вальгард собрал сторонников и начал гражданскую войну, заняв территорию на западе, у границ страны рядом с лесом Мифаго. В одночасье, как казалось Хавстейну, он оказался в окружении врагов, не зная, куда ему надлежит податься. Признать себя сторонником мятежников? Он бы предпочел смерть, а не признать себя союзником Вальгардов. Неся чудовищные потери, Хавстейн вернулся в свое ярлство и очень вовремя, потому что вскоре его осадили мятежники.

С тех самых пор прошло чуть меньше года. Ярлство держалось в осаде, но не сдавалось. Вороны, отправленные за подкреплением к союзникам, и даже к короне не возвращались, что явственно говорило о том, что до адресатов вороны не долетают. От гонцов возвращались только их головы. Хавстейн делал все возможное для того, чтобы удержать свои земли, но ничто не может длиться вечно. Человеческий ресурс был не бесконечен, не говоря уже о провизии некогда состоятельного ярлства. Мужчина не терял надежды и в конце каждой недели велел жечь сигнальные костры, чтобы привлечь внимание. Кого? Он не знал. Кого угодно, кроме врагов-мятежников. Но никто не приходил. Просто в столице были убеждены в том, что земли, принадлежащие Ловдунгам, захвачены и являются частью земель мятежников. На то были слухи о том, что в последний раз Хавстейна и его хирд видели на территории восставших, а стало быть, он, скорее всего, мертв.

Мужчина уже начал терять надежду в день, когда глядя в небо и прося Одина помочь им, он увидел парящего дракона со всадником. Драконы здесь не были редкостью, но то были дикие, а этот нес на себе человека. Все в Вигриде знали, что это возможно только в одном случае: обуздать дракона мог только носитель крови Инглингов в жилах. Королева, принцы, или одна из принцесс.

Сигнальные костры разожглись с новой силой, но в тот день их никто не увидел – слишком поздно. Но затем Хавстейн был готов. Он не смыкал глаз неделю и, наконец, снова увидел желаемое. Вспыхнули огни и дракон начал приземляться. С гигантской ящерицы на землю спустилась принцесса Рейнир Инглинг. Второе Солнце Вигрида.

Освободить ярлство сразу было невозможно, но отладка связи со столицей была бесценна, потому что оттуда стали поставлять на драконах провизию и оружие, что сильно облегчило ситуацию. За месяцы помощи большую часть времени Хавстейн проводил с Рейнир, и это положило начало крепкой взаимной привязанности. Хавстейн, однако, начисто отказывался покидать свое ярлство, оставляя своих людей, и это вызывало большое уважение принцессы.

На войне не место чувствам? Может быть. Но Рейнир воплотила в себе надежду, которую Хавстейн почти потерял. И он не намеревался терять ее снова.

0

12

РАДИМИР ЧЕРНИГОВСКИЙ, 37 ЛЕТБеловодье, князь Чернигова, человек, супруг

https://i.imgur.com/H8Td2p3.gif https://i.imgur.com/5tuf66z.gif[Alexander Ustugov]

РОДОВОЕ ДРЕВО
Родители: Великий Князь Беловодья Всеволод Изяславович Беловодский и Великая Княгиня Марфа Микулична Северская;
Братья и сестры: Старший брат - Ярополк 39 лет, младшие сестры - Варвара [☓], Мирослава 25 лет, Василиса 22 года, младший брат - Илья [☓];
Жена и дети: Марья Владимировна Новгородская 33 года - жена, Яромир Радимирович Черниговский 18 лет  - сын;
Иные родственники: Святослава Новгородская - невестка, Владислав Ростовский - зять, Владимир 16 лет, Игорь 16 лет, Василий 14 лет, Ратибор 12 лет, Изяслав 9 лет, Всеволод 7 лет, Святополк 5 лет, Варвара 4 года - племянники.

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖

Как иногда шутят в семье Великого Князя, родиться в Великокняжеском Тереме – огромная честь и такое же сомнительное удовольствие. Уж слишком много обязанностей ложится на плечи таких детей, уж слишком много требований к ним предъявляется, едва они успели встать на ноги и заговорить.
Радимир, второй сын Великого Князя Беловодья, исключением в этом смысле не был.
И все же, детские годы он вспоминает с теплотой и любовью и у него для этого есть все причины.
Он еще успел застать время, когда его гордая мать – Марфа Микулична, была способна на любовь к кому-то и не замкнулась после смерти любимого сына – Ильи; а еще он был очень дружен со своим молодым отцом и не менее дружен со старшим братом – Ярополком, с которым они сохранят и пронесут теплую семейную дружбу сквозь годы.
Семья Беловодских множилась достаточно быстро. На свет один за другим появлялись дети, которые, как известно, всегда были предметом гордости для князя, а доброе их воспитание – для княгини. Ни Ярополк, ни Радимир ни отца, ни мать не разочаровывали: болели редко, росли смышлеными и активными, за младшими присматривали.
Марфа Микулична, однако, была женщиной весьма своеобразной, нрава дурного, да вздорного, старших сыновей жаловать перестала, едва родился у нее Илья. В ту пору Радимиру было едва три года, перемены материнской он не понимал, да благо, что для старших княжичей нашлась и нянька добрая, и теплые руки бабушки, Аксиньи Ильиничны, которая для внуков ничего не жалела. У нее на руках, да на уроках лучших учителей Беловодья, вместе с братом старшим, Радимир и вырос.
А как вырос, так сразу отцу заявил: женюсь только на младшей дочери князя Новгорода, прекрасной княжне Марье, с которой дружбу водил еще с детства. Отец ее, князь Новгорода, был Великому Князю добрым другом, товарищем и соратником, не раз и не два семью ко двору Великого Князя привозил, не раз и не два ездили ко двору Новгорода, где дружба, а затем и влюбленность с княжичем приключилась. А раз такое дело, то отчего бы и не женить?
Заслали сватов, Марья была уже в брачном возрасте, хоть и молчала, а предложения такого ждала и жаждала, а потому, была очень рада. Редко когда такое случается, что брак по любви заключается, а тут – не иначе – сами Боги благословили, да сестра Марьина старшая, Святослава, что в жрицы собиралась и потому, никакой обиды к тому, что младшую выдадут первой, не питала.
Свадьбу сыграли пышную, веселую, яркую при Великокняжеском Тереме. После свадьбы Радимир получил в дар от батюшки своего Чернигов, куда и увез молодую жену.
А там и трех месяцев не прошло, как Марья понесла, а их уже на новую свадьбу позвали. На сей раз женился старший брат Радимира, Ярополк, да не на ком-то там, а на той самой Святославе, с которой старший княжич на свадьбе Радимира с Марьей и нашелся. Любовь у них случилась такая, что Святослава передумала в жрицы идти, да женой Ярополковой стала. И снова свадьба пышная, да яркая, гуляли всем княжеством.
То были дни теплые и счастливые. Чернигов – княжество Радимира, да Галирад – княжество Ярополка располагались по соседству. Братья добрую дружбу водили, сестры и того добрее, что ни месяц, то гостили то у одного двора, то у другого, то все вместе в столицу ехали, Великого Князя навещать. Отец Радимира государем был добрым, прекрасным отцом, а еще лучшим дедом, что оказалось как нельзя кстати, потому что вскоре Марья разрешилась от бремени и несмотря на совсем молодой возраст, произвела на свет здорового и крепкого сына, которого по совету Великого Князя назвали Яромиром.
И все ж при дворе батюшки нередко тягостно было, потому что после смерти младшего сына, Ильи, Марфа Микулична совсем всякий стыд потеряла и сыновьям досаждала, но куда более – их женам, не давая покоя ни на минуту, все ругая, да придираясь. Сколько ни вступался за них Великий Князь, все одно – без толку. А от того, все чаще бывали при дворах друг друга, связи между княжествами и семьями не теряя, что оказалось бесценно в страшные часы, когда тучи сгустились над Черниговом.
Все Беловодье знало, что прежний князь Чернигова головы своей лишился отнюдь не ради того, чтобы Радимира землями порадовать. Лишился, потому что с народом обходился дурно, с волхвами и Богами, о чем Великий Князь узнал, да подлецу смертный приговор вынес. Прибыв в Чернигов, Радимир своими глазами увидел, что молва не лгала: княжество было в упадке, люди напуганы, а храмы – того хуже – поруганы, как и волхвы. Где такое видано?! Радимиру и Марье пришлось немыслимые усилия приложить к тому, чтобы восстановить княжество, изыскать не только материальные средства, но и средства духовные, потому что они здесь куда больше нужны были. Постепенно Чернигов оттаял и начал расцветать, да только родне бывшего князя, у которого землю отняли, да под топор отправили, это не понравилось. А от того, навели они на Радимира, Марью и сына их маленького морок черный, да смертный, надеясь отомстить. Слегли и Марья, и Яромир, и сам Радимир. Думали уж, что надежды нет, не зная еще, что за три дня до события страшного, Ярополк со Святославой уж в Чернигов выехали, дурной сон увидев в ночи темной.
Прибыли Галирадские как раз вовремя, чтобы Святослава усилиями тяжкими со всех проклятие сняла, да только сама начала падать от усталости, а оттого, говорят, ребенка своего, первенца, и потеряла. А все ж Черниговские спасены были и не было в ту пору ничего важнее для всей Великокняжеской семьи.
Прежде Радимир к магии относился предвзято, полагая, что в рассказах о ней все делить на два надо и нет ничего вернее доброго меча, который любое проклятие победит. Теперь же задумался он, на многое стал смотреть иначе и говорят, что даже в Богов стал верить пуще прежнего.
Доверие отца оба старших его сына заслуживали, как никто, а потому, вскоре получили должности в Великокняжеском Тереме. Благо, что и Галирад, и Чернигов близко  к столице были. Ярополк стал окольничим Великого Князя, а Радимир – воеводой. Вновь мир и спокойствие в дом пришли и все следующие год мир этот и спокойствие это лишь от того тягостно на сердце князя делали, что после Яромира у них с Марьей детишек больше не уродилось.
О том, чтобы Марью заменить другой женой, Радимир даже думать не мог, а единожды предложивший это боярин, вылетел со двора Чернигова, опомниться не успев. Яростно князь защищал ее хоть перед боярами, хоть перед своей матерью, чтобы не смела Марью ни в чем винить. Да к тому же, как можно было? Яромир рос мальчиком крепким и смышленым, болезни его не трогали и светил он над Черниговом, точно солнышко ясное.
Отношения с Марьей никогда простыми не были: девица была с характером, бойкая, никому спуску не давала, а для Радимира всегда находила и терпение, и ласку, а потому и с характером ее примириться было не так уж сложно.
Годы пролетели незаметно в семейном счастье, добре и тепле. Со всеми Радимир добрые отношения поддерживал: и с горячо любимым братом Ярополком, и с женой его, и восемью его детишкам хорошим дядей стал. Что уж говорить о сестрах – Мирославе, да Василисе и мужьях их? И с ними добрые отношения установил, полагая, что ничего важнее семьи и мира в ней быть не может.
Долгие годы прошли в покое, да только ничто длиться вечно не может. Вновь набежали черные тучи, да только теперь не над Черниговом, а прямиком над столицей, Смородином. Брат-бастард отцовский черные дела творить начал и Великого Князя в морок темный погрузил. Злая волшба над Беловодьем реет. И Радимир ту волшбу знает, ибо сам ее жертвой был.
Обнажают клинки братья Беловодские, в столицу едут, да веру свою в нее везут. Веру в то, что пока они стоят плечом к плечу, пока семью свою и род свой не забыли, ни одной даже самой темной тьме мимо них не пройти и их не сломать.

0

13

АСБРАНД БУДЛУНГ, 35 Вигрид, ярл Хёрсхольма, член королевского совета, драконий всадник, кузен королевы и принцесс.

https://i.imgur.com/h1FQS0U.gif https://i.imgur.com/wKSEt2i.gif[Karl Urban]

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖

ВСЕ РОДСТВЕННИКИ
♕ Унаследовал от отца ярлство Хёрсхольм - самое большое в Вигриде, 95% которого занимают горы. Ярлство, тем не менее, является стратегически и экономически важным, потому что в этих горах ведется добыча полезных ископаемых. Большая часть людей проживает на островах в крайней северной точке Вигрида, где даже летом сохраняется довольно прохладная температура (до +20), что мешает выращивать в этих землях хоть какие-нибудь сельско-хозяйственные культуры. Это компенсируется покупкой зерна у короны и соседей и не составляет большого труда, потому как благодаря добыче руды в горах, ярлство всегда было баснословно богатым;
♕ Дважды является королевским родственником. Мать Асбранда была родной сестрой предыдущего короля, Харальда, а тетка Асбранда - сестра его отца, вышла замуж за этого короля. Приходится кузеном нынешней кюне Вигрида, Ранбьорг, отигнир Рейнир и отигнир Раннвейг;
♕ Владелец сразу двух драконов - синего самца и зеленой самки, которая была драконом его отца и после его смерти начала творить бесчинства в землях Вигрида через море. Асбранд сумел приручить ее и утихомирить, несмотря на то, что при дворе приняли решение предать дракона смерти. Ныне успешно управляется с обоими драконами, которые не беспокоят ни чужие земли, ни его собственные;
♕ Мать Асбранда умерла сразу после его рождения, целители даже не успели прибыть. Несмотря на то, что отец через год взял себе вторую жену и от нее у него были дети, сам Асбранд с четырех лет воспитывался при королевском дворе Вигрида, под надзором дяди-короля и тетки-королевы. Кузин-принцесс почитал за родных сестер и всегда очень тепло к ним относился.
♕ Несмотря на то, что ярлство Хёрсхольм довольно малочисленно и не может предоставить своему сюзерену, в лице короны, большое количество воинов, они подготавливают безупречных лучников. Не в последнюю очередь, благодаря тому, что Будлунги владеют и тщательно охраняют секрет зачарованных луков, увеличивающих точность и дальность стрельбы и обладающих большей силой, чем обычные луки.

И С Т О Р И Я

Асбранд плохо помнит хоть своего отца, хоть свою мать. Последняя умерла сразу после его рождения и до четырех лет его воспитывали няньки, которых он, впрочем, тоже почти не помнит. Его отправили ко двору, к его монаршим родственникам еще ребенком и он считает своими родителями куда больше королеву Фрейгерд и короля Харальда, нежели тех, кто дал ему жизнь. Аналогичным образом он и по сей день относится к кюне и принцессам, с которыми вырос бок о бок, воспринимая их, как родных сестер.
При дворе Асбранд был принят очень тепло и воспитывали его сродни принцу, которого у королевской четы никогда не было. Наследницей считалась Ранбьорг, она была ровесницей своего кузена и получала, возможно, лучшее образование в стране, сильно отличающееся от привычных девчачьих занятий, так что им было, о чем поговорить. Они вместе постигали азы военной науки, вместе учились держаться верхом, вместе получили по деревянному мечу на внутреннем дворе замка. Асбранда был воспитан дядей так, что к женщинам он относился со снисхождением, хотя и большим уважением, а потому девчонок он не мог считать своими друзьями, но, по счастью, Ранбьорг он девчонкой и не считал, в отличие от кузин младших по возрасту – Рейнир и Раннвейг.
Когда Асбранду было пять лет, дядя подарил ему яйцо дракона, только-только привезенное из гор. Никакого щенячьего восторга у мальчика не было, потому что он уже тогда отлично понимал степень возложенной на него ответственности и очень терпеливо ждал, пока его дракон вылупится. Синий самец появился на свет в мае и стал сначала мальчику, а потом юноше и мужчине верным боевым товарищем, другом и частью семьи. У кузины Ранбьорг все складывалось сложнее и Асбранд был единственным человеком, который знал, что она врет, когда в слезах жалуется отцу, что ее дракон – человек. Он сам видел это чудесное превращение и был в ужасе точно так же, как и сестра, так что утешал ее, давая поиграться со своим настоящим драконом.
При дворе Асбранд получил безупречное образование и наладил нужные связи. Он никогда не был близок со своей настоящей семьей, но всегда знал, что станет ярлом своих суровых земель и посещал их, по меньшей мере, трижды в год, с тех пор как ему исполнилось восемь. Он был готов к тому, что ему предстоит и хотя столица и его ярлство отличались, как небо и земля, он был благодарен месту и людям, которые дали ему жизнь. Благодарен и не более того.
Асбранду было шестнадцать, когда король Харальд под давлением ярлов выбрал в мужья Ранбьорг, будущей кюне, сына своего близкого друга, ярла Гарма Мудрого – Эрлинга Вальгарда. В отличие от сестры, он был наслышан о том, какими растут старшие сыновья Вальгардов и был категорически и жестко против, высказав все свое недовольство сначала сестре, а затем и дяде. При дворе его поведение сочли трогательной братской ревностью, но это не имело никакого отношения к действительности. Союз Вальгардов и Инглингов, который в будущем распространится и на двух отигнир, против их воли, был началом конца. Асбранд предвидел ужас этого задолго до того, как ситуация стала близка к катастрофе.
«Дура».
Это был первый раз, когда он поссорился с Ранбьорг. Он честно пытался объяснить кузине, что она понятия не имеет, с кем связывается, но девушке было пятнадцать, она была глупа и, как ей самой казалось, влюблена по уши. Он знал ее. Она понятия не имела, что значит любить и ничего не понимала в мужчинах. Он пытался ее вразумить. Но ничего не вышло. И спустя месяц она стала счастливой женой Вальгарда. Асбранд отошел в сторону, не желая попадаться кузине на глаза, погрузился в тренировки и в следующий раз они увиделись тогда, когда он налетел на огромного Эрлинга с тем, чтобы выбить из него всю дурь. Дури в нем было много: если измены принцессе не были чем-то необычным, то поднимать руку на свою кузину Асбранд не позволил бы никому. Эрлинг был вдвое больше и намного старше, но ему в тот день тоже крепко досталось. Недаром обучением королевского племянника занимались лучшие воины страны.
Асбранд остался при дворе и выл от собственного бессилия каждый раз, когда видел синяки на Ранбьорг и плюнул под ноги второму Вальгарду, когда тот приехал, чтобы жениться уже на второй отигнир – на Рейнир.
Когда мужчине исполнилось двадцать, умер его отец. Ему пришлось на драконе отправиться в родное ярлство и принять бразды правления и больше всего прочего Асбранд боялся оставлять кузин. Ему пришлось, но, по счастью, ненадолго. Через полгода король Харальд назначил племянника в королевский совет, чувствуя неладное и точно зная, что верные люди понадобятся не ему, но его дочерям. Так и случилось. В 3321 году король Харальд почил, найденный у гор вместе со своим братом и драконами, что были сбиты неизвестным оружием. Асбранд сам привез их тела ко двору.
Он знал лучше других, что на престол должна взойти его сестра, а если этого не случится, власть окажется в руках Вальгардов. Ранбьорг, увы, спохватилась слишком поздно, будучи полностью неготовой к такому развитию событий. Асбранд был одним из немногих, кто никогда не винил ее ни за это, ни за следующие годы.
Вальгард, а не Ранбьорг, сел на трон. Вальгард, а не Ранбьорг стал методично устранять (прямо, или косвенно) всех людей, верных Инглингам. Кто-то лишился мест при дворе, а кто-то жизни. Зная, что с большой долей вероятности Эрлинг заберет у него последнее, Асбранд вскоре отбыл со двора по просьбе кузин, но сам прекрасно понимая, что будет, если он останется. Он не намеревался ни с чем примиряться. Но знал точно: мертвый Инглингам он ничем не поможет.
Без всякого преувеличения, кузен кюны и принцесс все последующие годы был самой большой занозой в заднице Вальгарда, которую он водрузил на престол, ему не принадлежащий. О, нет, Асбранд не собирал никаких мятежей и не участвовал ни в каких попытках свергнуть ублюдка: он знал кузин, он понимал, что пока они не будут готовы, ни один мятеж не увенчается успехом, потому что даже если они посадят одну из Инглингов на трон, не готовая, она не долго его удержит. Но он отлично справлялся с тем, чтобы доводить Эрлинга до белого каления.
Сначала ярл отказался платить налоги, а затем – продавать полезные ископаемые, добытые в горах. Конунгу хватило ума послать к его двору вооруженный отряд и все они славно накормили двух драконов, принадлежащих Асбранду. Тогда, Вальгард решил захватить часть ярлства на континенте, а не на островах. И здесь его ждал самый жестокий сюрприз в его жизни: стрелки в горных укреплениях, знавшие все эти горы, как свои пять пальцев и готовые сражаться за своего ярла на смерть. Смерти и правда были. Но то были смерти людей Вальгарда.
Сложность была всего одна: снабжение ярлства провиантом. На таком далеком севере мало, что росло. Но теперь не нужно было платить налоги, а в довесок нет-нет, а приходила финансовая помощь от кюны. То, что было необходимо, Асбранд закупал, преимущественно, в Дал-Риаде. Но ведь был вариант и куда веселее?
Его вооруженные отряды точно знали, какие амбары нужно грабить, на какие деревни нападать: он знал всех лояльных Эрлингу вассалов и не был к ним милосерден. За Асбранда была назначена награда, сам он заочно лишен титула и земель, но попробуйте отобрать и то, и другое у ярла с двумя драконами и горной местностью протяженностью во все его земли. Он изводил Вальгардов всеми доступными ему методами, и он в этом преуспевал. Каждый раз, когда до него доносились отголоски страданий принцесс, королевы и их детей, Эрлинг не досчитывался очередного амбара, очередного порта, очередного вооруженного отряда в горах. Король исходил желчью, но ничего не мог сделать и из-за этого злился еще больше.
Так могло продолжаться вечность, но не продолжилось. Потому что весной 3327 года Асбранд был оповещен о том, что его сестры готовят мятеж, а летом 3328 вел своих людей к столице, где должен был произойти сначала хольмганг между Ранбьорг и Эрлингом, а затем сражение между силами Вальгардов и силами Инглингов.
Инглинги победили, и Асбранд приложил к этому неимоверные усилия. Конечно же, он не был забыт, был возвращен в королевский совет и получил все почести, достойные человека, который вел эту войну, не останавливаясь ни на мгновение, много лет.
Королевский кузен, однако, лучше других знал, что с битвой ничего не закончится. И он, в отличие от многих, был готов на самые жесткие меры в отношении всех предателей, поддерживая свою кузину-кюну во всех ее решениях, даже если кому-то они казались чудовищными. Вигрид слишком долго страдал от Вальгардов и всех, кто их поддерживал. Настало время воздать им сторицей. Настало время положить им всем конец.

0

14

ТИДЕЛЬМ БЛАУНТ, 20 ЛЕТВигрид, человек, оруженосец королевы.
https://i.imgur.com/sC9IHjq.gif https://i.imgur.com/OC8BIi5.gif[Heath Ledger]

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖

♕ Родился в семье герцога Дал-Риады и стал двенадцатым ребенком: поздним, горячо желанным и единственным мальчиком, на которого уже и надеяться на смели. Это оказало огромное влияние на воспитание ребенка, потому что снисходительно и осторожно к нему относился даже отец, не говоря уже о матери и бабушке, которые окружили единственного наследника любовью и всеобщей заботой. Добавим ворковавших над ним сестер и вечно отсутствующего из-за дел в столице отца и получим избалованного, обласканного, утонченного аристократа, который способен думать только об азартных играх, красивых девушках и рыцарских турнирах, где можно блеснуть своими навыками во владении оружием, но куда больше – своими прекрасными волосами и не менее прекрасным лицом.
♕ Когда после очередной порченной девицы, очередного проигранного замка и очередной попойки в таверне, отец все-таки обратил свое сиятельное внимание на пятнадцатилетнего сына, воспитывать его было уже поздновато. Не подействовали ни серьезные разговоры, ни наказания, ни убеждения. Между тем, Тидельм оставался единственным наследником герцогства мужского пола и красивый болван был этому герцогству не нужен. Отец пошел на крайние меры. Он был хорошо и близко знаком с правящей династией Вигрида, так что несколько писем решили дальнейшую судьбу юноши: он отправлялся на север, чтобы стать оруженосцем королевы Ранбьорг. На севере было неспокойно, велись династические споры между королем и королевой, так что мероприятие это было весьма опасным, но как сказал отец Тидельма: либо его исправит север, либо смерть.
♕ Важно понимать, что нравы просвещенной, развитой, утонченной и благовоспитанной Дал-Риады полярно отличаются от нравов жестокого, диковатого и сурового Вигрида, где рыцарской доблести противостоит грубая сила, где красота состоит в умении воткнуть топор врагу в череп, где женщины могут сломать тебе обе руки за то, что ты отпустил в их сторону скабрезность, или хлопнул их по заднице. Здесь не залезешь под юбку фрейлине принцессы, потому что и фрейлина, и принцесса могут выбить тебе зубы, преимущественно с ноги. К такому жизнь Тидельма не готовила и потому, с самого первого дня на севере, он привыкал и по сей день привыкает к тому, как быть мужиком, а не казаться им.
♕ К моменту прибытия ко двору Вигриду, политическая ситуация в стране была следующая: наследницей павшего короля Харальда была кюна Ранбьорг, чью власть узурпировал ее муж – конунг Эрлинг Вальгард. Его неудачное правление продолжалось к тому времени уже больше пяти лет, Ранбьорг и ее сестры готовили восстание. Мальчишка-оруженосец был, совершенно очевидно, не нужен королеве и просьба его отца – единственное, что удерживало женщину от того, чтобы отослать его обратно. Сам Тидельм был бы совсем не против, потому что север его угнетал. С королевой он вел себя не сказать, чтобы почтительно, в первую очередь, потому что служить оруженосцем у женщины казалось ему постыдным. Стыд мигом исчез, когда на первой же тренировке во внутреннем дворе, Ранбьорг уделала Тидельма одной левой. Отношения их лучше от этого не стали, но добавилось кое-какое понимание: королева в Вигриде и королева в Дал-Риаде – не одно и то же.
♕ Несмотря на то, что на севере юноше пришлось нелегко, свои обязанности он вот уже больше года, как выполняет безупречно, смерив и свое гигантское эго, и свои утонченные дал-риадские привычки. Он понял, чего отец хотел добиться, отправляя его в Вигрид и хотя, порой, он все еще скучает по славным беззаботным денькам в Дал-Риаде, юноша проявил себя хорошим оруженосцем. Он все еще может кривляться за спиной Ранбьорг, она все еще может находить его в ближайших кабаках в объятиях двух шлюх, но он прикрывает ей спину и делает это хорошо. А когда не делает… Что ж. У королевы есть второй оруженосец и возможность никогда не дать Тидельму стать герцогом. И то, и другое, невероятно его бесит.

- А ты ничего такая, - Тидельм подмигивает Ранбьорг и ударяет ее по ягодице, довольно ухмыляясь, - Ну, так что, где твой господин, у которого я буду оруженосцем? Я привез лучшего дал-риадского вина, нам еще нужно многое перетереть, прежде чем я отправлюсь домой, - юноша кругом обходит королеву, не предупрежденный заранее, что служить он будет именно ей. Ухмылка на его губах вызывающая и неприличная. В общем-то, этого было достаточно, чтобы выбить из засранца всю дурь. Но королева не двигается с места, скрестив руки на груди и внимательно глядя на мальчика в попытке понять: зачем его вообще ей прислали?
- Ваше Величество, - первый оруженосец Ранбьорг кланяется ей, прежде чем протянуть меч и отойти в сторону. Ухмылка постепенно уходит с лица Тидельма, по мере того, как королева дает ему осознать происходящее, рассекая круговыми движениями воздух неподалеку от его лица.
- Защищайся, - тихо произносит она, делая первый резкий выпад.

- Дерешься, как баба, - заключает Ранбьорг, убирая меч в ножны и глядя сверху вниз на Тидельма, который спустя три минуты начала боя, лежит в грязи и любуется светлым небом Вигрида. Лежать не то, чтобы очень тепло и не сказать, чтобы очень удобно, но недоумение слишком сильное, чтобы он теперь мог с ним справиться.
- Ну, это... Э-э-э, - многозначительно тянет юноша, кряхтя и силясь подняться на ноги, - Это ты... Вы, что ли, будете моим... Э-э-э, рыцарем? - с сомнением в голосе, произносит юноша, явно смущенный и своим позорным поражением, и тем, как повел себя в начале.
- Еще и не очень умный. Тяжело мне придется.

- Отпустите меня домой, я слишком красивый.  Тидельм, ты что, идиот? – недоумение на лице Ранбьорг отражается весьма явственно, когда она швыряет пергамент, с которого только что читала, себе на стол.
- Мне здесь не место.
- Да уж.
- Вы еще увидите меня на рыцарских турнирах в сияющих доспехах, госпожа! А на этом севере я совсем зачахну.
- Обязательно увидим. А пока, убери конюшни.

- Я не...
- Заткнись и слушай, Тидельм, - грубо обрывает его Ранбьорг, что уже вводит мальчишку в ступор, потому что привычно королева слушала все его излияния весьма терпеливо, - Мне плевать, что ты страдаешь из-за того, что на севере нет розового масла для твоих волос...
- Я не пользу...
- Мне плевать, что тебе не хватает утки в апельсинах, - в Вигриде вообще не знали, что такое апельсины, помилуйте Боги, - Мне плевать, что твоя любимая шлюха осталась во владениях твоего отца. Мне плевать, что ты привык спать на мягкой перине и вставать в полдень. Если хочешь знать, на тебя мне тоже плевать. Но я поклялась твоему отцу, что ты вернешься в Дал-Риаду только тогда, когда я сочту, что ты стал мужчиной, а не капризной бабой в доспехах. Пока даже бабой тебя назвать сложно. Потому что тебя на лопатки без труда уложит моя дочь. А она вообще меч видела два раза в жизни, - Ранбьорг пинает меч мальчишки в его направлении и опускает свой.
- Еще раз. И если откроешься перед ударом так же, как пять раз до этого, будешь неделю помогать кухаркам.

- Я сам убью его! - рычит юноша вслед удаляющемуся конунгу, мечась между желанием помочь королеве и желанием воткнуть клинок вслед узурпатору. Наконец, он выбирает второе и достает ящик с целебными зельями и бинтами, судорожно ища в них нужные склянки. Руки юноши трясутся от гнева, но куда больше его раздирает непонимание.
Лицо Ранбьорг разбито и такое вряд ли можно было скрыть. Тидельм видел синяки на госпоже не раз, но всегда списывал это на ее извечные тренировки на заднем дворе. Теперь же он застал нелицеприятную сцену сам и поначалу попросту растерялся. А когда поддался гневу, застал лишь спину Эрлинга. Ранбьорг сидела на земле, прижимая руки к боку и тяжело дышала. Пожалуй, причина, по которой кюна сама не убила мужа, была ему очевидной: здоровенный Вальгард, казалось, одним кулаком мог прошибать стены и вмещал в себя три таких, как его жена. Такого убить было не сказать, чтобы очень просто.
- Не пори горячку. Такого палкой на забьешь, - шипит она, позволяя юноше помочь ей обработать полученные раны с тем, чтобы к утру не было ничего заметно.
- Тогда, я зарежу его, пока он спит, моя королева.
- Никак не выбью из тебя эти Дал-Риадские замашки.

Ранбьорг выходит из шатра и тотчас же натыкается на полностью одетого и готового к битве Тидельма. День хольмганга между кюной и конунгом наступил слишком быстро. Сердце замирало в груди у каждого, кто смотрел на Ранбьорг, готовую к сражению, и ее оруженосец не был исключением. Тем не менее, по одному виду королевы очевидно, что она удивлена увидеть его здесь.
- Ваше Величество, - он склоняется и в словах его не слышится ни тени насмешки, когда он протягивает королеве ножны с ее мечом.
- Тидельм? Почему ты еще не на пути в Дал-Риаду? - она могла проиграть сегодня и тогда, не было сомнений, в том, что всех сторонников королевы захотят убить. Тидельм, ее оруженосец, не станет исключением. Не было никакого смысла рисковать единственным наследником герцогства, пусть даже это было герцогство чужой страны.
- Этот вопрос оскорбляет меня, моя королева. Позвольте, я не буду на него отвечать.

0

15

УТРЕД ГОНТ, 44 годаВигрид, заколдованный человек, мой дракон.

https://i.imgur.com/tSzeiEm.gif  https://i.imgur.com/bbsvOWO.gif[Mark Rowley]

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖
Тебя зовут Утред, тебе 44 года, ты – сын барона из Дал-Риады, язычник и ты – мой дракон, хотя все вокруг считают, что ты – моя фантазия с тех пор, как мне исполнилось пять.
А дело состоит вот, в чем. Инглинги, династия, к которой я принадлежала с рождения, носили в своих жилах драконью кровь, то есть, способность ладить с драконами, уменьшающую их возможность быть сожранными при попытке приручения. Все прямые наследники этой династии в раннем возрасте получали яйцо дракона, но мое, увы, было бракованное, да так и не вылупилось. Но мой дражайший папочка, король Харальд Инглинг, решил, что наследница престола без дракона быть не может, а потому, в надлежащий час притащил мне не яйцо, но чуть подросшую особь, которая все равно была в четыре раза больше меня пятилетней.  Я орала так, что все в замке чуть не оглохли. Драконья кровь? Будущая королева? Еще ни одной женщине не удавалось стать королевой, будучи сожранной драконом.
Ты – дракон. Единственный в своем роде человек и дракон одновременно. Как так случилось? Очень просто. Ты родился в семье барона, был третьим сыном и, в общем-то, отлично проводил время, потому что семья у вас была дружная, язычество в Дал-Риаде не порицалось, недостатка в средствах никто не испытывал. Ты учился, махал мечом, читал, писал и познавал науки, в том числе религиозного толка. Патремизм вашей семье никогда не был близок, расположение баронства близко к границам Вигрида позволяло безболезненно исповедовал старую религию Дал-Риады и это, в общем и целом, всех устраивало. До тех пор, пока не заболела твоя мать.
Мать была чрезвычайно близким и родным тебе человеком, ты был младшим ребенком и молился Богам так истово, как никогда раньше. Пришедший жрец обещал, что матушка непременно выздоровеет, если ты будешь усердно молиться и ты проводил в домашнем святилище дни и ночи. Он соврал.
Твоя матушка не выздоровела и ее курган все еще зеленеет на яркой солнечной поляне неподалеку от вашего родового замка.
А вот святилища в том замке больше нет, потому что в порыве гнева и ярости ты осквернил его, разрушив все статуи и лики Богов, оскорбив их и проявив свое неуважение всеми доступными способами. Теперь не скажешь, жрец это был, или сами Боги, но когда обо всем стало известно, на тебя наложили тяжелое проклятие, снять которое не могут до сих пор: вне зависимости от фаз луны, положения планет и солнца, ты независимо от своего желания превращаешься в дракона. Контролировать этот процесс ты не умеешь, но с годами и подаренным мною артефактом ты научился за час-полтора до превращения чувствовать, что вскоре оно наступит. Как бы там ни было, а превращения причиняют тебе адскую боль каждый раз, и ты проклинаешь Богов снова и снова вместо того, чтобы вымолить у них прощение.
К моменту, когда тебя поймали в горах Вигрида и притащили ко мне, ты жил с проклятием уже пять лет. Родные края ты покинул, не желая навредить родны и время, которое проводил в теле человека, в основном, странствовал, а превращаясь снова – охотился на животных и проводил время с «сородичами», которые, однако, не принимали тебя за своего.
В теле дракона ты полностью сохранял сознание, а потому, в период нашего знакомства ты вовсе не собирался меня жрать и причинять мне вреда, хотя причина, по которой тебя притащили к девчонке, была тебе неясна. В тот день я притащила тебе козу, которую ты с радостью съел, а потом мы оба улеглись спать. Я была пятилетней малышкой и после испытанного стресса, я быстро уснула у тебя на крыле, чтобы утром проснуться на плече шестнадцатилетнего юноши.
Нужно ли говорить? Я снова орала так, что едва не оглох весь замок, но мне никто не поверил, что мой дракон стал человеком и в Вигриде мало, кто верит и по сей день, полагая, что наследница Инглингов придумала эту байку с тем, чтобы оправдать свою невозможность приручить дракона.
Мы с кузеном быстро нашли тебе одежду гвардейца и впредь ты стал несуществующим членом охраны отигнир (принцессы) Ранбьорг. Иногда, ты исчезал и у принцессы снова появлялся дракон. Иногда, даже очень надолго. И да, ты был самой послушной, тихой, спокойной и ничуть не агрессивной к хозяйке особью. Еще бы! Ты ведь был человеком, пусть мало, кто мне верил.
Отец, удовлетворившись тем, что я в самом деле смогла приручить дракона, отстал от нас, а ты вскоре свыкся с жизнью при дворе. С жизнью, в которой ты был нужен, будучи моим другом и моим драконом, с жизнью сытой, спокойной и мирной. Той, о которой ты даже не мечтал, не в силах представить, что станешь драконом отигнир.
Мы стали друзьями, очень близкими друзьями и со временем я привязалась к тебе, точно так же, как и ты ко мне. Подружился ты и с моими младшими сестрами: Рейнир и Раннвейг и даже установил что-то близкое к приятельству с моим кузеном Асбрандом, который в первую нашу встречу силился защитить меня от неведомой зверушки. Он первый поверил в то, что ты человек и да, возможно, именно он убедил меня в том, что в этом вовсе нет ничегошеньки ужасного.
Как бы там ни было, а я росла и ты все время был рядом. Мой человекодракон. Раньше это было страшно, а потом забавно и Рейнир даже предлагала мне поменяться. Ее Веларион был злобной маленькой ящерицей и она считала невероятно прекрасным иметь своего человекодракона, а не эту вредную тварь. Но ты был моим другом. Друзьями не меняются. А ты, со временем, подружился и с Рейнир тоже.
В 15 лет я вышла замуж. Это было самое идиотское решение на свете и ты заранее мне об этом сообщил. А я была дурой. Я была влюблена. Ты предупредил меня, но более не вмешивался. Значительную часть времени мы с тобой проводили на внутреннем дворе замка, потому что мне нужно было учиться владеть оружием, а ты был одним из тех немногих, кто не боялся поставить на мне царапину даже тогда, когда я носила своего первого ребенка.
Эрлинг, мой муж, как и предсказывал мой кузен, Асбранд, а затем и ты сам, оказался редким куском дерьма. Он изменял мне, он бил меня, он насиловал меня и многие об этом знали. Ты тоже. Но если мои царственные родственники могли надавать ему по почкам без страха быть вышвырнутыми со двора, то тебя мне приходилось успокаивать каждый раз, когда ты видел на мне синяки снова.
Не было никаких причин, по которым ты не мог бы убить Эрлинга: в бою, во сне, сожрав его, будучи драконом. Но я каждый раз тебя останавливала. И по мере того, как в тебе росла твоя ярость, мне было все сложнее объяснять тебе, что от этого брака зависит будущее королевства, моя власть и власть моей династии. Вот почему, незадолго до смерти моего отца, короля Харальда, ты пришел ко мне в последний раз с тем, чтобы попрощаться. Ты не мог видеть того, что делает со мной и моими сестрами семья Вальгардов и бездействовать. Я, вопреки возможным ожиданиям, могла тебя понять. И хотя я отпускала тебя с тяжелым сердцем и слезами на глазах, я знала, что так было правильно.
Ты вернулся к жизни, которая была тебе уже знакома. Скиталец, одинокий и хранящий память о счастливых днях при дворе, где ты обрел своих друзей и свою семью. Ты путешествовал по Вигриду, изредка собирая слухи о том, что происходит при дворе. Ты знал, что Эрлинг забрал мою власть и едва это случилось – улетел с континента вовсе.
Мы встретились в очередной раз в день летнего солнцестояния 3328 года. День моей битвы с королем-узурпатором, с ублюдком, забравшим у нашей семьи слишком многое. Ты слился с другими воинами, что сражались на моей стороне, не желая сбивать меня с настроя радостью встречи и воспоминаниями о нашем совместном прошлом. Конечно, я тебя не забыла. Разве можно забыть о семье?
Мы встретились в разгар боя после моего убийства Эрлинга и я на мгновение испытала недоумение. Если бы не ты, то меч моего противника красовался у меня в боку по самую рукоять. Была ли я рада тебе? Была.
Мы победили в тот день. Это был день полный радости и скорби. Я потеряла сына и многих соратников в том бою. Но я вновь обрела тебя. И на этот раз, я не собиралась тебя никуда отпускать. Ты был и оставался моим драконом и нашим с сестрами близким другом. Больше тебе ничто не угрожало и я доверяла тебе так, как доверяла слишком малому количеству людей.
И пусть болтают, что я лгу о своем драконе. Как и прежде, мы с тобой знаем правду от самого начала до самого конца.

0


Вы здесь » Энтерос » Союз проектов » heather song