новости
Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Энтерос» Авторский мир, современное эпическое фэнтези с элементами фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для игроков от 18 лет. Игровой период с 3003 по 3005 годы.
14.09.2021. Всем доброго времени суток и чудесной осени! Подведены итоги месячной активности и результаты конкурса «Лучшие посты месяца», за последний месяц был написан 341 пост от 40 персонажей и GM. Всё ещё принимаются заявки на конкурс «Магические способности» до набора 16 способностей.
05.09.2021. Всем привет и чудесного настроения! Стартует конкурс «Лучшие посты месяца», принимаем заявки до 10 сентября 20:00 по мск, также принимаются заявки на конкурс «Магические способности» до набора 16 способностей. Ознакомьтесь с главной темой объявлений, там есть важная новость для ведущих Мастером игры.
14.08.2021. Всем привет и отличного настроения! Завершены конкурсы «Лучшие посты месяца» и «Творческий императив», также были подведены итоги активности месяца, всего было написано за месяц 276 постов от 39 персонажей и GM.
14.07.2021. Стартуют два конкурса «Лучшие посты месяца» и «Магические способности», приём заявок на конкурс «Творческий императив» продлён до 10 августа. Произведена чистка архивного раздела, добавлен новый раздел в основные правила форума «Ведение карточки персонажа» и не забываем раздавать посты в наши 19 квестовых эпизодов. Подробнее обо всём читайте в разделе «Объявления».
14.07.2021. Объявлены победители конкурса «Лучшие посты месяца». Благодарим всех за активное участие и голосование.
10.07.2021. Обновлены активисты проекта и кристаллы за голоса в Топ'ах начислены. Открыто голосование на лучшие посты периода «июнь – июль» до 14 июля 19.00 МСК включительно.
09.07.2021. Напоминаем про конкурс лучших постов месяца, приём заявок завершится 10 июля 2021 года в 19.00 по МСК. Мы с нетерпением ждём в личные сообщения ссылку на два поста, понравившихся лично Вам, и размещенных на форуме в период с 10 июня по 09 июля 2021 года.
07.07.2021. Открыты два квеста «Роковая башня» и «Tainted Lands», приглашаем всех желающих принять участие, чтобы узнать подробнее, загляните в раздел «Набор в квесты». Внесены значительные послабления в «систему прокачки» [касательно количества постов], в связи с изменениями в магазине, количество деосов третьего поколения увеличено и теперь составляет 98 существ.
06.07.2021. Всем привет и великолепного летнего настроения! Мы обновили дизайн впервые почти за шесть лет. За прекрасную работу благодарим дизайнера — вещий дух. При возникновении багов, просим сообщать в тему «связь с АМС».
активисты
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Энтерос

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » БЫЛЫЕ ПОВЕСТВОВАНИЯ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ » Тайна на двоих


Тайна на двоих

Сообщений 1 страница 37 из 37

1

https://i.imgur.com/RZb6b3b.png
https://img-fotki.yandex.ru/get/4203/47529448.d7/0_ccbe0_43358211_S.png
Доминион Схаласдерон, Одда/Планета Вэлсадия,  Вилья
https://img-fotki.yandex.ru/get/15555/47529448.d7/0_ccbe5_d89a9945_S.png
Габриэль Эльвантас/Деладор Агварес
https://img-fotki.yandex.ru/get/3508/47529448.d7/0_ccbe3_acd99e18_S.png
Началом истории послужила  пропажа Арнаэштли. Она просто не появилась на организованном ею же приеме без всяких объяснений. Точнее, исчезла она за неделю до мероприятия, и, как доносила тайная служба, тут не обошлось без кого-то из Агваресов, что само по себе наводило на размышления, ведь Рошера сместили совсем недавно и граф не слишком спешил знакомиться с новым главой Дома, возглавляющего оппозицию. Впрочем, аудиенция, а скорее, неофициальное представление главе клана была назначена на ночь того самого приема,  вот только по прибытии домой Габриэлю доложили, что  слышащие перестали воспринимать Ар, словно она растворилась в мировом эфире, что не на шутку взволновало Правящий Дом. Пока Эльвантасы не предприняли каких-то серьезных действий, допуская, что даме необходимо побыть в одиночестве, ведь с предыдущим князем Агваресом ее связывала нежная дружба, активизировав только каналы добычи информации, зато через несколько дней вариантов не осталось: необходимо было тихо и без шума, не привлекая к себе внимания, вытащить некое лицо, располагающее информацией, к диалогу, что было нереально по официальным каналам. Конечно, можно было бы задействовать хорошо обученный персонал, но существовал риск утечки, не все оказалось гладко в ответственных службах.
Мнения разделились. Габриэль же, как глава клана, выслушал все стороны и принял нестандартное решение: он отправляется на Вэлсадию, откуда был засечен последний импульс Матери сам, а в качестве советника и телохранителя берет с собой нового главу Дома Агварес, чтобы он был под рукой, если вдруг его Дом действительно окажется причастен к исчезновению одной из первых леди Доминиона.
https://img-fotki.yandex.ru/get/3109/47529448.d7/0_ccbdc_d4bceeff_S.png Мастер игры не может вступить в игру, эпизод является игрой в мире Энтероса и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту официальную систему боя, соигрок может использовать любую систему боя.
Флешбек. Июль 2682г.

Отредактировано Габриэль (08.05.19 23:23:30)

+1

2

Конференц-зал, занимающий верхний этаж круглой башни Центральной резиденции правящего Дома, Габриэлю всегда нравился. В любое время суток отсюда открывался прекрасный вид на столицу клана благодаря практически полному остеклению, но особенно прекрасны, с точки зрения графа, были наползающие сумерки, когда с одной стороны розовые в это время года ленты облаков чинно уплывают за горизонт, сопровождая на покой  только что канувший за горизонт диск звезды, а с противоположной стороны у самого края неба зажигаются звезды, словно серебряные искры вспыхивают на богатейшем синем бархате небес. Прозрачность верхней части башни позволяло графу прикоснуться к великолепию смены дня и ночи, погрузиться  в созерцание, временно отодвинуть от себя все клановые дела и неурядицы. Хотя бы ненадолго.
Габриэль стоял у  прозрачной стены, спиной к закату, наблюдая, как от горизонта на Одду величаво спускается ночь, как загораются огни далеко внизу, превращая город в кипящий деятельностью искрящийся жизнью вулкан, и старался ни о чем не думать. Но все равно думалось.
Внутренняя связь оборвалась так резко, словно ее отрезали и что это могло значить? Арнаэштли могли убить, захватить и тоже убить, она могла сознательно разорвать ментальные нити, но родовые? Другое дело, если ее удалось подцепить каким-нибудь сектантам вроде Семи братьев-упырей, тогда да, ритуалы, наверное, есть в каждой секте, даже если они и называют себя «даром богов» или как там еще. В любом случае, пропавшая Мать – большая проблема, и дело даже не в том, что она носитель генома Правящего Дома, а в информации, хранящейся в ее очаровательной голове.
«Странно» - Беловолосый инсект, чудо селекции своего Дома, сцепил за спиной руки в замок, слегка раскачивался, сам собой концентрируя вокруг непробиваемый кокон ментального щита, - «Она слишком разумна и холодна, чтобы совершать подобные безумства, тогда что? Любовь? У Арни? Не поверю. Любовь такое же глупое чувство,  как и надежда. Есть жесткий прагматизм, необходимость и долг. Есть желания получить то или иное, и сила для  их достижения, а любовь.. Поэты утверждают, будто  ради любви люди идут на смерть, но я не поверю, что Мать очертя голову кинулась за какой-то призрачной надеждой, тем более Рошер давно и прочно мертв, и, судя по его преемнику, не существует в природе даже его останков».  Он смотрел на огни города, а перед глазами снова встал момент представления: массивная темная фигура, черные волосы, странные глаза, каменное выражение лица и отчетливая брезгливость к леди его же дома, несколько лишней в той ситуации. Улыбка графа приобрела коварный оттенок, и тут же снова исчезла. «Новый князь Агварес  слишком колоритен, целеустремлен до жестокости, мрачен и замкнут. Наблюдение: князь не снимает перчаток, что вообще характеризует его как господина нетерпимого и брезгливого. И что это нам дает? А ничего, лишние формальности. То, что я уже принял уверения нового главы Дома Агварес в их лояльности, скорей всего  фикция, не поверю, чтобы Агваресы, ведущие свою «священную войну» с Эльвантасами уже не одну сотню лет, безропотно покорились этому..» - Габриэль запнулся, пытаясь подыскать определение несомненно нестандартному господину, припомнил его визит в личную резиденцию в Лангесуне, покачал головой, сложил руки на груди, уже исподлобья наблюдая за победным ходом сумерек по его столице. 
За спиной графа открылась дверь,  и в нее просочился молоденький секретарь, умудряющийся сочетать в своих руках кристаллическую пластину для письма и чашечку ароматного чая из красных веток поющего дерева И. Водрузив на стол сосуд с напитком, он замер, готовый к распоряжениям.
Граф думал, глядя в окно и игнорируя присутствие молодого человека:
«Безусловно, князь притягивает умы и взгляды, возможно, он – лучший из предложенных командой. В любом случае..»
Граф развернулся к пришедшему:
- Вызовите ко мне князя Деладора Агвареса.  – Секретарь вопросительно вскинул глаза. - Без объяснений. Я его жду через час в этой самой зале. Все остальные дела передайте  Мельху и на неделю Вы поступаете в его распоряжение.
Отпустив кивком служащего, инсект присел в удобное кресло, взял со стола чашечку, пригубил и задумался, вдыхая ароматный парок и глядя на город.
Свет он так и не зажег.

Отредактировано Габриэль (09.05.19 08:47:47)

+2

3

[float=right]https://i.imgur.com/1Iqtb2W.png[/float]Эволюционная гонка – кровопролитная игра Демиурга, правила которой просты настолько, что понятны даже младенцу. Не всякий крылатый монстр-инсектоид, разрывая жвалами тугие мышцы и жилы, вырывает из когтей судьбы гарантию следующей жизненной ступени… и так до бесконечности. Плотные и гладкие листы инкунабула, выделанные из хитиновых покровных крыльев дансенфэев, переворачивались бледной сероватой рукой нарочито медленно. Света едва хватало, чтобы различать каллиграфические буквы, впрочем, для Деладора Агвареса – князя одного не из последних Домов клана Дансенфэй, отсутствие света, холод и сумрак давящих аур, не являлись сколь-либо значимым препятствием на пути поставленной цели. Еще одна страница. Хищно-заостренное у скул мужское лицо недовольно кривится, когда громкий, полный муки стон, прерывает изучение столь важной части в процессе познания. Да, он уже не единожды проштудировал вдоль и поперек этот редчайший инкунабул, но все еще смотрит в серебристо-пепельные листы с готическим текстом без разделения на какие-либо параграфы и главы.
Стонущее тело, точнее обрубок плоти без конечностей, проявлял невероятную тягу к жизни, что не мудрено, учитывая необходимость для Деладора в цельном функционирование сознания и сердца.
Месье ле Гранн, подумайте о чём-нибудь приятном, например, о вашем недавно эволюционировавшем сынишке… как там его имя? Арен? Прекрасное имя и славный отрок. – Без какой-либо злобы, язвительности или угрозы в голосе предложил мужчина с длинными прямыми волосами, чернота их могла посоперничать с тенями в дальних углах помещения.
Ответом ему был громкий, для столь жалкого куска плоти, стон. Когда-то возлежавший на этом литом из нескольких особых сплавов хирургическом столе, мог похвастаться отменной породистой фигурой, развитостью мышечного каркаса и здоровой геномной структурой, что в итоге и сделало его чуть ли не идеальном кандидатом для очередного опыта князя Агвареса. В левой руке тонкое заостренное перо из карбида вольфрама в правой – святящейся люминесцентной угольной чернотой сосуд, наподобие флакона для мази.
Магические сигиллы и эксперименты над человеческой сущностью требовали своих жертв, если и на этот раз у него получится запустить центральную цепочку рун и первый внешний круг, придется искать новое тело, а дородные кандидаты с подходящей генетикой на дороге не валяются. Ох, не валяются.
Перо закончило узор на плече, Деладор еще раз оценивающе посмотрел на произведение своего каллиграфического искусства, – …все дело в сложности, месье, все дело в треклятой сложности. Вы знали, что наносить цепочки векторных рун по матричным формулам покровного полотна тела в сотни раз сложнее обычных линейных. Я вот догадывался, но не представлял, что настолько…
В ответ очередное мычание, почти рев навзрыд, на которое князь скривился, подальше убирая острый кончик пера с чернилами, но не успел он произнести и слова, как позади послышался голос. В это места мог попасть лишь один человек – Макото Агварес, а потому Деладор даже не вздрогнул.
Все дансенфэи как дансенфэи, молодые стервецы, любящие гулянки, власть и флер внешнего лоска, девицу в углу зажать, налакаться до мушек перед глазами, только ты у меня в печальный светоч уродился. – Макото кряхтя, переступал через лужицы крови и ошметки мяса, что оставались от взрывов неправильных по начертанию схем. 
Хоть бы прибрался тут, горе медицины.
Зачем пожаловал, ты же знаешь, я не терплю, когда меня отвлекают от работы.
Да уж, работы. Твоя работа – это в ежовых рукавицах Дом держать, а не людей потрошить. Уф, господин ле Гранн, не думал, что наша с вами последняя встреча будет столь… непримечательной. Ладно, Дел, с рукавицами ты, конечно, справляешься, хотя слухи, что распространяют некоторые леди и молодые дарования оставляют желать лучшего. Тебя срочно вызывает его сиятельство граф.
Деладор вопросительно изогнул бровь, – не в курсе, что Габриэлю Эльвантасу понадобилось от меня? – стремление быть в курсе основных дел всегда гнало Деладора деспотично узнавать все, что было возможно.
Официального объяснения нет, но я уловил слушок, что блистательная леди Арна пропала без вести где-то в техномирах…
Деладор удивился, даже скептически приподнял бровь, – Кто эта такая и какое я имею к этому отношение?
Дел, ты невыносим. Арнаэштли – невероятная дива, между прочим, питавшая особую симпатию к Рошеру, уж не знаю, была ли малышка слаба на передок, или там великая любовь, – усмешка, – но какая теперь разница?

Деладор оказался в помещении, куда его проводили, даже не через час, а через сорок минут после распоряжения графа, – Ваша Светлость, вы хотели меня видеть?

+1

4

Тьма или темнота? Понятия разные и характеризуют они разные явления. Тем не менее, их часто путают, перенося смысл одного на другое. Граф Эльвантас сидел в своем удобном кресле, в конференцзале и наблюдал, как помещение затопляют сначала сумерки, а после и уютная, словно спокойная вода, темнота. А вот пришедший чуть раньше назначенного времени Деладор казался посреди мерцания и отблесков далеких огней осколком мрака, увенчанным флуоресцирующим изумрудом глаз.
Пахнуло сладко-терпким, словно князь принес с собой нечто странное, мучительно-болезненное и, в то же время, принесшее ему удовольствие. Работа?
- Да, господин Агварес, хотел. – Граф не торопился ни приветствовать гостя, ни подниматься ему навстречу и тем более, не предложить ему присесть. Отчасти подобный шаг диктовался иерархическим этикетом, Агварес на словах уверял Правящий Дом в своей лояльности, но фактически никаких шагов в названном направлении не сделал. Отчасти Габриэль любовался пришедшим молодым мужчиной, как прекрасным произведением искусства, опасным, непредсказуемым и непробиваемым.
«Это мы исправим»
Блондин сменил позу, положив ногу на ногу, и снова замолчал, не спеша продолжать, погружаясь во всплески эмоций и обрывки запахов, принесенных с собой брюнетом.
«Что это? Отголоски чужой боли на ауре?»
- Я оторвал Вас от работы, князь, - через целую минуту тишины граф все-таки заговорил, - если правильно улавливаю, нечто медицинское? – Снова помолчал, пригубил уже остывший чай, глядя на князя снизу вверх, немного насмешливо и вальяжно, явно указывая на разницу в положении, тем не менее, заинтересованно. – Расскажете? Клану нужны талантливые увлеченные маги – практики Вашего уровня, слишком большое количество теоретиков наводняет научную сферу словоблудием и не приносит плодов. Расскажите мне о своих изысканиях, кто знает, может быть, у меня появятся еще какие-нибудь свежие идеи на этот счет.
Помариновав князя еще пару минут, указал на соседнее кресло.
- Присаживайтесь, Деладор.
Граф никуда не торопился, в его голосе больше не было каких-либо скрытых мотивов, намеков или еще чего-нибудь в таком роде, от чего молодых князей начинают разбирать корчи. Единственное, чем он себя пока что баловал в разговоре, точнее  почти монологе – неторопливость, доводящая порой до тех самых корчей, но это были уже проблемы слушателя, так сказать.
- В некотором смысле Вы мне нужны. Примерно на неделю отложите все дела, управление Домом можете передать доверенному лицу, если таковых не имеется, я предоставлю Вашему Дому временного управляющего делами. – Вот теперь граф встал, не спеша подошел к окну, повернувшись к князю спиной. В своих белых с золотом одеждах, размытых темнотой с вкраплениями огней города далеко внизу он выглядел фантомом, неживой картинкой, полупрозрачной на фоне окна. Внезапно ему захотелось  шагнуть из помещения наружу, сделать пируэт, вираж, учудить какое-нибудь безумство, и в очередной раз поразился себе, поймав за хвост странное желание, спровоцированное появлением Темного. Деладор действительно казался Темным, не потому что был жгучим брюнетом, и не из-за тревожащего все чувства запаха,  источаемого его кожей, не из-за его притягательности. что-то внутри. Странное, темное, уловимое посторонним на рефлексах.
- Я сожалею, что отрываю Вас от дел, господин Агварес. – Сожаления в голосе беловолосого не было.

+1

5

Глубокий вдох и свежий сладковатый аромат щекочет легкие, переполняет грудную клетку. Негромко кашлянув, Деладор следует вперед к столу, за которым блондин перекидывая ногу на ногу, вальяжно и не без хищного изящества разместился в кресле. Его ждали. Это понятно. От взгляда холодного люминисцента не ускользает цепкая заинтересованность визави – его изучают. Тоже понятно. 
Если бы вы не оторвали меня от работы, это означало только одно – мою пассивность и неэффективность как князя Дома. – Собственный голос показался излишне блеклым, посему немного превозмогая внутреннюю деревянность, свойственную в любой, требующей коммуникабельности, ситуации, мужчина попытался придать ему иронический оттенок, однако получилось лишь разбавить сталью. Деладор тот же час сделал заметку «требуется еще время для работы над собственным образом и приданию своему поведению необходимых эмоций». 
С подобным у Габриэля никогда не было проблем – мнил брюнет, более того, Эльвантасы бесспорно славились не только талантом в расположении к себе людей, что на взгляд лично князя Агвареса, опасно соседствовало с обыкновенным пошлым обольщением, коим греховодит каждый третий. Впрочем, на этом таланты Эльвантасов не завершались, пусть о второй их стороне мало кто знал. Усики, лапки и тонкие касания его магической энергии с эмпатическим эффектом, которая будто на вкус и запах пыталась познать  Деладора, вызывала у последнего нервные холодные мурашки. Разумеется, далекие от приятных.
Да, только опытное знание, записанное на носитель и ставшее первоисточником для меня сейчас ценно. Мой круг интересов где-то между сигилами уничтожающего типа и сковывающей магией печатей, когда я смогу назвать свою работу законченной и цельной, то непременно представлю вам её результаты, граф. – Уголки губ дрогнули, бросая на четкий абрис лица тень улыбки. Мужчина опустился в пепельное кресло.
…я предоставлю Вашему Дому временного управляющего делами.
…благодарю, я самостоятельно решу этот вопрос. – Чуть усмехнувшись, сдержанно молвил князь. Сощурился, ведь всерьёз принять подобное предложение – чушь, где вообще видано, чтобы Домом правил абсолютно «левый» трандсент? Дом, это не юридическая организация, это кровная структура, в идеале – семья, хотя, конечно, граф имел ввиду кого-то из Агваресов, но никому кроме Макото Деладор бы не доверил, а отчего-то «дедулю» Эльвантасы не шибко терпели.
И все же он притягивал. Деладору нравилось наблюдать за взглядом гетерохромных глаз, за сильной поджарой фигурой в белом, особенно на фоне янтарно-синего витража, в голосе же ощущалась сладковатая сила жизни. Если Эльвантасы сами по себе не вызывали в Деладоре подобной реакции, то Габриэль являлся их антиподом.
Значит, приблизительно семь суток…сто шестьдесят восемь часов, что ж… я понял. Разумеется, для меня крайне приятно получить долю вашего доверия но позвольте узнать цель… хм… командировки, это ведь она?
Говорить сейчас об Арнаэштли было бы бестактностью, но еда ли Деладору было хоть что-то известно о такте, он чуть склонил голову к плечу, добавив, – до меня дошли слухи, что без вести пропала некая дама, ценная для Эльвантасом в общем, и для вас в частности. Если это как-то связано с поездкой, то вынужден сообщить, что навыками сыщика я, увы, не обладаю.

+1

6

Граф, не оборачиваясь, кивнул. Со стороны это выглядело так. будто он ответил сам себе на какой-то внутренний вопрос, игнорируя рассказ князя, тем не менее, каждое слово было услышано.
- Вот как? Разрушение и удержание, я же правильно Вас понял? – «Интересно. Запах крови отчетлив, отголоски чужой боли совсем свежие». – Эмпатические прикосновения жалили будто под током. – « Получается, он занимался препарированием кого-то, судя по всему, на живую. И что нам дает новое наблюдение вкупе с предоставленной Агваресом информацией?  Хм. Минимум -  князь хороший хирург, максимум – новый претендент на переворот? Да нет, не те дела у Агваресов. Пока что не те, однако, приглядеть необходимо. Первым делом - пнуть тайную службу, совсем от рук отбились. Важнейший момент в характере нового лидера оппозиционного Дома я должен узнавать сам!»
- Да, я заинтересован в получении подобной информации. Клан не ведет явных войн, как Вам известно, но по факту в состоянии тихой войны мы пребываем все время. Я не одобряю явную милитаризацию, считая, что за внешним лоском проще прятать ядовитые когти. Впрочем, пожалуй, вернемся к делам. – Он, наконец, отвернулся от прозрачной стены, обращаясь взглядом к присевшему в кресло Деладору. Темный в затемненной комнате на мгновение показался магнитом, концентрирующим вокруг себя слишком много разнообразных полей, притягивающих, отталкивающих, вызывающих отвращение и, вместе с тем, очаровывающих. «Какой интересный букет» - Габриэль не сделал больше ни шагу, замер, сохраняя спокойствие и отрешенную холодность. Он старался понять собственную реакцию. Правда, тишина долго не продлилась.
- Полагаю, - мужчины снова вернулись к обсуждению заместителя, - Вы говорите о старом Макото Агваресе, бессменном заместителе Главы Дома, верно? – Хитрожопый Макото давно напрашивался на милый и неожиданный несчастный случай, сукин сын прямо являл собой портрет дипломатического двуличия, и только благодаря его усилиям Дом Агварес продержался на плаву, не потерял статус и вообще остался в списках живых. Эльвантасы не могли ничего поделать со старой лисой, ухитряющейся взбаламутить Совет Старших Домов, стоило одной тени правящего Дома  зацепить его драгоценный лисятник. Наверное, и Рошер одно время бегал у него на поводке, а когда отбился от рук, появился этот вот, молодой, амбициозно-безжалостный, вытеснивший романтического Рошера во Тьму и, если верить некоторым леди, жестко подобравший вожжи управления. – Я так и думал. – "Если Макото сдохнет в ближайшую неделю, я устрою государственный праздник» - мрачно подумал Габриэль, не трогаясь с места. Впрочем, не дав себе времени на мстительные мысли, он продолжил как ни в чем ни бывало:
- Очень достойный господин, старожил Дома Агварес, главное, чтобы бремя забот не ослабило его драгоценное здоровье. «Я бы собственноручно его пошатнул». А теперь о деле. Да, Вы совершенно правы, это командировка, но немного не в том качестве, к которому обязывают Ваш и мой статусы, и навыки сыщика Вам не понадобятся. Я буду максимально точен, если скажу, что предпринимаемое действие скорее авантюра,  чем официальный визит.  – Волшебство присутствия Деладора разбилось, позволяя графу дышать полной грудью.  Он стряхнул с себя темное очарование брюнета, отдав ему должное, и погрузился в планы и расчеты:
-  Вам необходимо лично отдать распоряжения на время своего отсутствия, так что, больше не задерживаю.  Жду Вас тут же. Часа на все про все Вам хватит? – Снова красивая узкая голова склонилась к плечу в вопросительном птичьем жесте. – Ах да, господин Агварес, прошу Вас приготовиться к несколько неформальному общению. Впрочем, идите. Инструкции мы обсудим уже на Вэлсадии. Если есть вопросы – зададите, как вернетесь. 

Отредактировано Габриэль (14.05.19 08:28:01)

+1

7

Вот как? Разрушение и удержание, я же правильно Вас понял?
Не совсем, Ваша светлость, скорее данные прикладные разработки имеют больше общего с запечатывающей магией, в купе с ослабляющей, но вот контур основных печатей подходит ударным сигилам. – Нет, он переборщил с эмоциями, слишком много внутреннего огня, причем не фальшивого, ему нравилось говорить, нравилось думать о той магии, что так ласкова и податлива в руках.
Да, все верно. Если он хочет завалить такого Титана, как Габриэль Эльвантас – селекционное чудо своей семьи, то не стоит скупиться на силы, экзотические методы и фантазию, не стоит жалеть психической мощи. Деладор Агварес тоже чудо… но чудо мутагенное – так сам он мнил, смотря на красивое и породистое лицо мужчины супротив.
…Я не одобряю явную милитаризацию, считая, что за внешним лоском проще прятать ядовитые когти… – здравой логикой нельзя не разделять это мнение, но «проще» от подобного не становилось, только сложнее. Неумение «прятать когти в напускном лоске», как ему тогда казалось, было слабой стороной личности потенциального графа, но время все расставило по своим местам.
Жизни и борьбе, в которой мы вечно пребываем, необходимы все ранги и виды Зверей, вы понимаете, о чем я? Помните наш недавнишний разговор, я обещал, вам, граф, что готов и желаю обнажать пики, чтобы приносить на них головы наших общих врагов на благо клана. Лоск и податливость не мой метод, увы.
Часа на все про все Вам хватит?
Вполне.
Плотные клубы дыма образовывали в кабинете замысловатые узоры и сюрреалистические башни с пепельными колоколами. Курить, да еще так откровенно и нагло, в кабинете Деладора Агвареса мог себе позволить только его двоюродный дед, все тот же «злосчастный на языке» Макото Агварес, здоровье коего вечно пребывало на терминальной стадии между «завтра в мою честь-таки организуют государственный праздник по случаю смерти» и «еще один бокальчик коньяка с парой таблеточек экстази совсем не помешают». В те далекие времена будущий граф еще не понимал, насколько необходимо ему общество Макото, и дело даже не в том, что любому, даже самому асоциальному безумцу, если он не хочет скатиться на самое дно, нужна живая душа, и не в том, что к Макото, пусть и бессознательно, Деладор испытывал трепетное чувство родственной нежности, как бы дико это не звучало, в конце концов старик заменил ему отца… скорее дело в науке, что инсект преподносил молодому князю. Ненавязчивые, перемежающиеся с шутками и причитании о себе любимом уроки психологии, аккуратные подталкивания к верным выводам относительно чувств и намерений окружающих. Слабая сторона Деладора – эмоции, особенно первое время, они для него были чем-то недосягаемым, но вызывающим интерес, что в дальнейшем и положило начало «хирургической и раскраивающей» стороне его личности. Попытки понять мысли безумцев, откровенных социопатов, и просто самые грязные «сливки общества» – это как детский интерес к внутренностям жабы.
И что тебя так беспокоит, Дел, душа ты моя темная, птенец ты мой мертвенный?
Это не совсем беспокойство, скорее объективное понимание собственной хм…
Беззащитности? Бесполезности? – на подобные едкие замечание черноволосый мужчина скривился, ему явно не понравилось подобное определение.
Скорее, неподготовленности. Я не специалист по техномирам, не умею стрелять из огнестрельного оружия, не уверен, что смогу водить ав-то-транспортное средство с двигателем…
Ба, ну ты даешь. – Макото шелестяще рассмеялся, делая еще пару глотков той стремной бурды, что плескалась в его стакане, – как же ты собрался осуществлять свои планы, если выйти для тебя из зоны комфорта столь тяжело..?
Он частенько подавлял в себе яростное желание хорошенько так изранить этого трепливого деда, но каждый раз, смотря на трансдента не находил в себе сил поднять на него руку.
Длинные волосы были убраны в высокий хвост, плотные штаны из черной ткани и такая же черная кожаная куртка из тонкого материала, белая рубашка под ней, ботинки на устойчивой платформе. Деладор начал свою речь при их встрече с самого важного.
Вы сказали, что наше общение будет не столь уж официальным, граф? Нам предстоит играть роли? Как мне следует вас называть? Еще бы хотел узнать расклад по делу, куда конкретно мы направляемся. И последнее, самое важное, нам нужно будет надевать блокирующие магию браслеты, чтобы пройти в определённые локации? Не то, чтобы меня это беспокоит, просто хочу быть заранее осведомленным.

+1

8

Провожая взглядом массивную фигуру князя, граф с некоторым умилением и изрядной долей злорадства думал о потрясении, ожидающем представителя клана на Вэлсадии. Не часто Старший Дом Эльвантас позволял себе выкидывать подобные кренделя, но Габриэлю теперь было все равно. Арнаэштли слишком много знала, ее требовалось вернуть в срочном порядке.  Информатор объяснил, как можно найти «кое-кого, связанного с еще кем-то, у кого в корешах был информатор из ТИО, знавший, якобы, одного человечка, обладающего намеком на инфу». Сложная цепочка? Разве? Все примитивно и как на ладони, тут главное – вписаться в систему и не вызывать поведенческих перекосов, привлекая к себе излишнее внимание. В собственной способности отмахаться от любого идиота Габриэль не сомневался, ни в физическом плане,  ни магическом, но фишка была в том, чтоб не светить потенциалом, маскируясь под очень слабенького полукровку, то есть, требовалось включить актерские дарования, и вот как раз тут Деладор был просто незаменим. Мало того, что он обладал непробиваемой физиономией и привлекательными данными, так еще и в играх был новичок, что придавало балагану непередаваемый шарм и откровенный привкус правды, другими словами – все будет выглядеть натурально,  даже если князя унесет куда-нибудь в сторону от предложенного курса. Собственно, всех дел – «языка» добыть по-тихому, а что лично – так известно же, если хочешь, чтоб получилось хорошо - делай сам.
Разумеется, у каждой монеты две стороны, потому и Совет бурчал вполне однозначно про «запретить» «мальчишка» «несоответствие с достоинством» и другие не менее заманчивые вещи, но граф проигнорировал. В конце концов,  попробовать Агвареса в деле, понаблюдать за его логическим и творческим мышлением,  заодно и проверить его на психологическую прочность, решив попутно вопрос о его лояльности – как еще к нему подобраться, тем более, повод, хоть и неприятный, но есть?
Мысли о матери заставили Габриэля крепко сжать челюсти. Женщины! Где разум?
Не задаваясь больше теоретическими вопросами, он вызвал второго секретаря и начал  отдавать распоряжения по организации маленькой экспедиции, и пока подчиненный выяснял что-то с представителями Дома на Вэлсадии, спустился на седьмой подземный уровень, открыл тяжелые кристальные двери особой печатью, и вошел в клановое хранилище артефактов. Огляделся, вспоминая, где держат необходимое снаряжение, попутно взял  два комплекта  ментально управляющих техникой кристаллов, и отыскав необходимое, снова поднялся в зал, не переставая раздумывать о сказанном Агваресом.
Следовало отметить, что князь о магических и мед. изысканиях говорил с истинным воодушевлением, у него буквально сияли глаза, его эмоции пылали, что делало заморожденное лицо Деладора бесконечно привлекательным. Да на нем даже румянец появился на минуту! «Надо же. Следует разузнать обо всем поближе, теснее, чтоб тайн не оставалось. Господин не прост, дураки не становятся князьями Старших Домов, зубки там те еще, так что.. Осторожность».

Голос Агвареса отвлек его от ментального общения с представителем Дома, в обязанности которого входила экипировка и технические моменты. Граф закончил разговор и обернулся от окна, он снова оказался спиной к князю, что, почему-то, вызывало неприятные эмоции, ответил уже на ходу, жестом приглашая Агвареса следовать за собой:

- Все верно, князь. В целом смотрите по ситуации, но за пределами нашей хм.. –тут губы растянулись в лукавой усмешке – явки лучше всего обращаться к друг другу на «ты» и довольно свободно. Мы будем вращаться не в высшем обществе. Оружие – на Ваш выбор, но я рекомендовал бы или огнестрел или что-то не слишком большое, оно неудобно в приложении к техническим транспортным средствам. – Мужчины как раз вошли в помещение, где темной сетью мерцал портал, и граф, кивнув второму секретарю, брюнету с пронзительными змеиными глазами, канул в плетение, предлагая Агваресу следовать за собой.
- Магические техники приберегите, чтобы не выделяться среди толпы наденьте вот это. – Граф протянул князю набранный металлическими звеньями грубый чешуйчатый браслет, плходя демонстрируя на собственном запястье такой же. – Это не блокиратор а маскировка. Приглядитесь. Я сейчас для Вас должен выглядеть полукровкой.  Далее. Вам сообщили правильно, мы будем искать некую даму, а роли... – Граф остановился у выхода из помещения с порталом. – Роли.. Будем смотреть, как повернется ситуация. От Вас требуется расслабленность и споконое обращение на равных, по крайней мере, для начала.
- Ваша Светлость! – Навстречу спешила девушка в костюме техника. – Опаздываете! Вас ждут в забегаловке «Тени», только что пришло сообщение.
- В базу вбила?
- Обижаете!
- Тогда чего стоим? Кого ждем? – Кивнув на князя Габриэль представил его:
- Это князь Агварес, Лина. Отведи его в гараж, я сейчас. – И ушел переодеваться, предоставив девчонке знакомство и простенькие пояснения плюс адаптацию князя к специфике местных порядков.
Пока Габриэль занимался своей внешностью, Лина протащила Деладора по оружейной, компьютерному терминалу и гардеробной, слегка покритиковала его строгий прикид, сдабривая чем-то вроде «граф не поймет», и отстала от него уже в гараже, оставив около огромного гравибайка одного.
- Надеюсь, я не заставил тебя ждать cлишком долго?[float=right]https://i.imgur.com/TNUuuLO.png[/float]
Габриэль решил, что расшаркиваться и раскланиваться особо времени нет, перешел на «ты», игнорируя впечатление/, произведенное на князя его внешним видом. А посмотреть было на что: короткие волосы небрежно взлохмачены, драная куртка, мешковатые и тоже драные штаны, проклепанные элементы одежды, майка из разряда "отдай врагу", грубые ботинки армейского образца с высокой шнуровкой – короче, от графа в этом новом Габриэле не осталось ничего.
- Так. Документы. – На верстак рядом с автомонстром легла карточка. -  Деньги – вторая. – средство связи. – Коммуникатор опустился рядышком с картами. – В него встроен навигатор. Конечно, можно пользоваться магией для отслеживания, но напоминаю: это последний вариант. Главное – не привлекать внимания. Оружие ты себе выбрал? – Гетерохромные глаза оторвались от сортировки документов и уставились на князя, ожидая реакции.

Отредактировано Габриэль (19.05.19 18:35:26)

+1

9

Хуже абсолютного отсутствия какого-либо оружия, лишь наличие при себе бесполезного. Деладор имел отличное от Габриэля мнение по этому поводу и не считал, что ему следует вооружаться огнестрельными средствами хотя бы потому, что в его случае, взять кирпич и спрятать его за пазухой, будет куда эффективнее, чем взять конкретно вот этот Magnum Parabelum_M176. Да, мощный короткоствольный «прибор» с идеальным прицелом и магазином отменных бронебойных патронов с внутренней капсулой из черного кристалла. Более того, князь даже был знаком не понаслышке с запатентованной технологией производства сего образца, главная хитрость там именно в изготовлении внутреннего среза дупла и наполнение сердцевины патронов 9×19 мм особой кристаллической составляющей, ничем иным как перенасыщенной пятиатомной минеральной смесью ненасыщенного трехатомного хостудуса. Да, он сам приложил буквально пару месяцев назад руку к доработке этого образца, и сейчас внимательно рассматривал его, спокойно лежащего, в прорезиненных гнездах серебристого кейса, предоставленного ему на выбор среди других не менее эффектный образцов девицей по имени Лина.
https://i.imgur.com/n6frEiE.pngОткровенно говоря, вспоминай сейчас свои прошлые эмоции и мысли, Деладор не без удивления бы обнаружил, что более трех сотен лет назад не испытывал никаких обыкновенных для влюбленного чувств. Ему откровенно было не интересно, какие там межличностные отношения у Габриэля и этой короткостриженой под мальчика Лины, или у Габриэля и некой Артаэштли. Сейчас, вспоминая себя прежнего, граф бы не смог не отметить некую ограниченность, даже опасную слепоту, по большей части, в эмоциональном плане. И при этом его внутренний взор тогда был почти полностью сосредоточен на Эльвантасе: хотелось на него смотреть, изучать, ловить жесты и вдыхать воздух вокруг него, казалось, если он будет делать эти невесомые и несложные обряды, то сможет вдохнуть полной грудью, украсть его свет и тепло. Почему-то тогда в голову даже не приходила идея, как-то найти общий язык, лишь украсть, забрать силой и присвоить, а все, кто потенциально могут нарушить и сорвать план – пресловутое окружение Эльвантаса – его верные подданные, его женщины и кровная родня – им всем следует вскрыть глотки. 
Когда Габриэль вернулся, Деладор как раз «завис» над разложенным перед ним длинным столом, с разнообразным оружием, переведя взгляд с черного матового Magnum Parabelum_M176 на платиноволосое «чудо генной мысли рода Эльвантосов». Князь бледно улыбнулся, хотя нет, его жесты и мимика не были «бледными», в привычном понимании, скорее «не такими», будто Агварес учился заново всему этому нехитрому делу.https://i.imgur.com/ADJCs1g.pngЯ бы мог сказать, что ты выглядишь… хм… секунду, сленговое определение, использующееся определёнными кругами группировок Циркона, вылетело из головы… – пожевал губами князь, но тут же закончил, – вот оно. Ты выглядишь кошерно. Хотя ума не приложу, как данный термин может использоваться в отношении внешнего вида, если имеет религиозную этимологическую базу. Ладно, не буду утомлять тебя философией, – в такие секунды Макото обычно возводил очи «горе», делал большой глоток спиртного или затягивался сигарой и говорил «я не удивлен, почему в цитадели рода тебя считают чудищем», – от оружия я отказываюсь. Несомненно, будь у меня возможность, я бы взгляд вот этот образец, – указал на лежащий перед собой Магнум, – но я никогда не держал в руках ничего, кроме меча или кинжалов, а учиться сейчас стрельбе времени нет, да и дело это не быстрое. Смысла мне носить за пазухой бесполезное, на мой взгляд, оружие, нет, это неэффективно. Я возьму набор кинжалов, пару сюрекенов для обуви и два коротких клинка, что крепятся в специальный чехол за спиной. Насколько мне позволяют мои скудные знания техномира, это не привлечет излишнего внимания, но вот неумение водить транспортное средство…
Князь в задумчивости подошел к здоровенной махине, которую язык не поворачивался назвать «мотоциклом», поэтому, Деладор не стал называть. Положил ладонь на обшитую тонкой сверхпрочной кожей рукоять и, взглянув на Лину, произнес, – леди Лина обещала мне, что предоставит полигон и объяснит принцип управления, если леди не желает заниматься подобными мелочами, то я не против прочитать инструкцию.
Похоже, для «леди Лины» подобный тип, как Деладор Агварес был просто «бомбой» в плане собственных эмоций, она тихо кивнула и мысленно вопросила у графа, – «Ваша Светлость… где вы откопали этого динозавра? Он вообще дансенфэй? Агварес? Да подобный тип личности… да… по нему же наши мозгоправы плачут горькими слезами, господин Люцефаг младший, если узнает, себя от нетерпение и невозможности его препарировать придушит…» – девушка открыла стационарный портал на полигон.
Ваш спутник прав, граф. Будет странно, если один из вас на Цирконе или Вэлсе при виде байка или машины застынет статуей. Прошу господин Агварес, попробуйте свои силы, для начала, на полигоне.
Сидеть на «железном коне» было удобно, по крайней мере, сидение комфортное и в целом ощущения приятные. Князь, вспоминая инструкции, дал газу и, как не странно, со второго раза [кубики] преодолел «чисто» полосу препятствий. Да, делал он это не слишком быстро, но финалу тренировки набрал скорость и направил байк прямо в сторону графа.
леди Лина, я забыл, как его остановить!? – пожалуй, ситуация была комичной и ведь князь не скрывал, что шутит. На графа несся огромный байк.

+1

10

- Ладно, - легко согласился с приведенными доводами граф, между делом кивая помощнице, чтобы принесла все требуемое Агваресом.  – Возражение не лишено смысла, пусть будет холодное оружие. Лина, добавишь потом в список князя еще дубинку, короткую такую, как принято у местных громил. Думаю, - оценивающий взгляд обласкал красивую фигуру молодого мужчины, особенно останавливаясь на развороте плеч, - она не будет лишней и придаст образу достоверности.
И мысленно ответил той же Лине: "«Не пори горячку, милая. Пусть этот господин останется в неприкосновенности, у господина Люцефага-младшего и так дел полно, не стоит его обременять лишними князьями Старших Домов Дансенфэй. Чтоб больше не всплывало вопросов, конкретно этот – ставленник хитромордого Макото. Помнишь такого?» Девушка мысленно простонала. Она точно знала, о ком идет речь. «И я беру его себе» - Внезапно проскочила эгоистичная собственническая мысль, несколько удивившая и самого графа. В подобном, очень личном ключе он еще  Агвареса не рассматривал, и вывод собственной сущности отразился на его холодном лице прищуром удивления. Успев поймать и потушить яркость как мысли, так и эмоции, Габриэль снова коротко, уже совершенно по-другому, глянул на князя.
Взмахом руки отпустив Деладора и Лину заниматься освоением  гравибайка, Эльвантас проследовал за ними на полигон, все еще несколько оглушенный реакцией своего Эго. Даже будучи графом, у него почти не было времени на личную жизнь, ибо личная жизнь это, прежде всего, отношения и чувства, следовательно – слабое место, невероятная роскошь для графа, отлично осознающего, что риск представляет он сам для тех, кто решился на что-то большее, чем попробовать сделать постельную карьеру. Карьеристов обоих полов  вокруг него  всегда крутилось в избытке, и за пятьдесят лет правления они Габриэлю надоели до оскомины. Сначала они его развлекали, потом раздражали, теперь же граф с равнодушной улыбкой наблюдал за кипением жизни при дворе, и да, он был слишком занят политическими интригами, а потому интимные поползновения   пресекал в зародыше, не желая пачкаться, к тому же,  блондин  был слишком разумен, чтобы делать свою личную жизнь всеобщим достоянием. А вот теперь, глядя, как князь объезжает гравибайк, понял, что хочет отношений и ему все равно, какие чувства или резонанс их альянс мог бы вызвать в обществе.
Граф хулиганским жестом взлохматил свои пока что короткие спутанные волосы, отошел в сторону, к краю площадки, чтоб не мешать тренировке, прихватив коммуникационный наушник. Надел его, настроил связь и тихонько разговаривал со вторым секретарем, наблюдая за происходящим. Глаза неотрывно следили за Агваресом, подмечая странности, оценивая быструю адаптацию к новому виду транспорта, гибкость и в то же время какую-то цепляющую в нем странность, где-то на границе восприятия тревожно цепляющую сознание. «Он не для тебя» - Что-то такое, или даже «Опасно». Отчего? Стоило задуматься, а еще граф очень хорошо понимал, что Агварес его не воспринимает как объект для каких-либо отношений  кроме деловых. Разве только тоже тайно играет в любимую клановую игру «Я буду графом», оттого старается приблизиться. С другой стороны, Дом Агварес заявляет о лояльности, и Габриэль почти верит, да, но вот Макото..
- Ваша Светлость, пришло сообщение от наблюдателей: снова Санти и Агваресы замечены вместе. Старик Макото сегодня встречался с Роберто Санти и имел продолжительную беседу. Подслушать не удалось.
- Хм. работайте, господин Змей. – Мягко и чуть насмешливо закончил разговор Габриэль, - князь рядом со мной, изолируйте Макото и посмотрите, что будут делать Санти. У вас есть пара дней. И да. Лишите Макото Агвареса возможности общаться с родственниками, мне все равно как, главное – чтоб он не ябедничал князю.
Секретарь помолчал, обдумывая распоряжение, граф терпеливо ждал реакции подчиненного, наблюдая за тем, как гравибайк Агвареса разворачивается и летит прямо на него.
- Я понял, Ваша Светлость.
- Ваше Сиятельство! Отдайте мысленный приказ! – Рявкнула Лина откуда-то сбоку, - На Вас управляющий техникой артефакт!
«Ваша Светлость, от псих! Если у него такие шутки, то я не рискую представить, какой он бывает серьезный!»
«Лина, твоя забота трогательна, но явно не в тему. Мне как раз нужен именно он, или ты сомневаешься в моем умении выбирать нужных людей? К слову сказать, господин Агварес отличный хирург и подающий надежды ученый, так что некоторая чудаковатость ему положена»
"Положена? Мой граф! Что Вы говорите!"
"К делу, Лин. И не паникуй, еще ничего не произошло"
"К счастью"
"Кыш!"
Граф  успел взмыть в воздух, уходя от летящего тараном агрегата. Приземлился уже за ним, глаза его озорно блестели – ну чисто мальчика-приблуда с улиц:
- Очень убедительно, Дел. – Снова взлохматив платиновые обрезки, заявил Габриэль, - но достаточно отдать приказ, или повернуть тормоз, а не изображать из себя стенобитное орудие. В целом ты справился. Сам что думаешь? Как тебе техномонстр?

+1

11

Отступление – ранним сегодняшним утром.
Я этого откровенно не понимаю! – еще на пару нот звонче и инсект кричал бы на сидящего в кресле морщинистого старика, впрочем, позволить себе подобного отношения к Агваресу старшему молодой Санти не посмел бы, и дело тут совершенно не в почтенном возрасте первого, а, скорее, в его реальной угрозе.
Молодость, мой друг, всему виной этот ваш маленький недостаток. Молодость и нехватка опыта, но первое, уверяю вас, быстро проходит, – добродушно продолжал свою трель старик, закуривая уже вторую трубку, хотя стены помещения, уже и без того изрядно продымленные, выдавали хозяина любящего изрядно побаловаться табаком, да не абы каким, а редким и довольно дорогим – выращенным в зоне кристаллических лесов клана.   
https://i.imgur.com/4jEgbUj.pngГосподин Агварес, из уважения… только из уважения к вам я все еще жду объяснений, – Санти никогда даже не пытался намекнуть старику, что, во-первых, ему далеко за шесть сотен лет и, во-вторых, опыта у него всяк больше, чем у любимчика старика – молодого выскочки Деладора.
Это каких же, мой друг? Вы все еще со старой трелью о бесполезности наших общих поступков? – Макото выдохнул дым и, смакуя сладкое послевкусие, кивнул каким-то своим словам, – мне откровенно не улыбается объяснять вам, молодой человек, почему сейчас совершенно не к месту и не ко времени пытаться проворачивать дела, направленные на нашего драгоценного графа. Душка Габриэль, поверьте мне, должен быть в безопасности и в здравии, – Макото деловито указал трубкой на грудь Санти, – притом, желательно, побольше вашего, если понимаете о чем я.
Но смысл тогда во всей авантюре, месье! Оппозиция недоумевает, попросту не поймет наших действий! Сука Арна, со всеми ее осточертевшими потрохами, всяк никому не мешала, а тут вы вдруг предлагаете пустить на её устранение столько ресурсов!
Как можно, – С брюзгливым неприятием в голосе возразил Макото, – как можно столь блистательную и выдающуюся женщину называть этим отвратительным словом, оторвать бы вам ваш грязный язык. Леди Арнаэштли просто алмаз, не ее вина, что лисичка сунула носик не в ту норку. Мой друг, к Энтропиусу дрязги, давайте-ка лучше отведаем вот этого великолепного вина, – выудив из пространственного кармана темную бутыль и бокалы, Макото с хлопающим звуком откупорил пробку, разливая черные густой напиток по бокалам и предлагая Санти первому выбрать свой.
В реальное время.https://i.imgur.com/TgKUEfh.pngКак интересно, Габриэль, ты видишь во мне стенобитное орудие? – чуть удивленно приподнял брови Агварес, его лицо едва заметно окрасила тень искренней эмоции удивления, – нет, не подумай, просто во все времена любой социально-здоровой личности было интересно, как он предстаёт в глазах окружающих.
Платиноволосый Эльвантас определённо мог ощутить в словах мужчины немалую долю лукавства, где-то Деладор определённо выдавал желаемое за действительное. Не каждый эмпат смог бы разобраться, что тут дело лишь в последней части предложения: Агварес был не из тех, кого слишком интересовало мнение окружающих, скорее, он понимал важность общественного мнения в дальнесрочной перспективе. 
До Вэлсадии они добрались относительно быстро – благодаря «зеленому коридору», который, в свою очередь, смогли тайно открыть лоббирующие интересы клана в техномирах высокопоставленные чиновники. В «свободное плаванье» их тоже отпустили достаточно быстро, как, по мнению князя, даже слишком, он то представлял хотя бы внешнее исполнение пунктов регламента, особенно в части проверки багажа или запрещенной магии, но ничего такого.
Сейчас их диковинные (по мнению Агвареса, разумеется) машины, на гравитационном двигателе с магнитными преобразователями, несли куда-то вперед, в огромный человеческий улей. Во все времена, вплоть до настоящего времена, это место – технический мир, вызывало внутри непонятное отторжение.
Сам что думаешь? Как тебе техномонстр?
Хм… если откровенно, то мерзко. Везде доказательства несовершенства этой расы, явный дисбаланс в соотношении природы и машины, последнего куда больше, даже магическая связь с планетой у меня в этом месте на несколько десятков процентов слабее. Вероятно потому, что ядро Вэлсадии попросту не привыкло отдавать свою энергию кому-либо. Не представляю, что на подобной планете могло понадобиться госпоже из нашего клана.
Летательный аппарат завис в десяти сантиметрах от земли возле шикарного зеркального небоскреба с панорамными окнами, у входа толпились несколько амбалов, по всей видимости не слишком радужно воспринимавших любые транспортные средства неопознанного вида, что тормозят у их объекта.

+1

12

Неделя назад от текущих событий.
Письмо, адресованное господину Макото Агваресу от леди Арнаэштли Эльвантас:

Милорд.
Мои шаги к осуществлению мира между нашими семьями потерпели крах из-за вашей разрушительной внутренней политики, проводимой с помощью Вашего нового воспитанника внутри семьи  Агварес. Я жестоко сожалею о своей откровенности с Вами, повлекшей за собой гибель предыдущего главы Дома Агварес, и я не перестаю оплакивать его. Но довольно сантиментов, мессир, я надеюсь, Вы вполне оцените мое предложение и сделаете правильные выводы.
Ваше требование выходит за рамки любых этических норм и, следовательно, не рассматриваться мной, как серьезное. Скажу более: Ваше попустительство в сознательном устранении Деладором Агваресом  князя Рошера подлежит отдельному рассмотрению главами Старшего Дома Эльвантас, и я Вам гарантирую очень быстрое решение моего прошения, особенно если все доказательства, собранные мной на протяжении последнего года будут предъявлены Суду клана. Да-да, Вы все правильно поняли. речь идет о неких бумагах, попавших в руки князя Рошера, и, следовательно, в мои. Скажу сразу: последствия их появления в Совете Старших Домов будут фатальными для каждого Агвареса, чтобы не думал мой племянник, с моими доказательствами вины Домов  Агварес и Санти  апелляции к графу  будут бессмысленны.  Со своей стороны предлагаю сделку:  Мой компромат в обмен на низвержение Деладора Агвареса и сохранения Дома Агварес в списке живых, последствия отказа я Вам уже описала. У вас есть неделя для принятия окончательного решения – как раз срок до моего возвращения в клан. Надеюсь, Вы еще не порастеряли разум в удовольствиях, и примете правильное решение.
Арнаэштли Эльвантас.

Габриэль. Текущий момент.
- Ты бы не рисковал так провоцировать меня, Дел. – граф откровенно улыбался, забираясь на своего техномонстра, - твои сравнения, знаешь ли, пришпоривают мое воображение. – В качестве «стенобитного орудия» Деладор представлялся двояко, с одной стороны как боец – стоящее зрелище, которое, Эльвантас не сомневался, он еще увидит, и в качестве возлюбленного – а вот это уже нет, такой расклад точно угрожал только фантазии Габриэля, рисковавшего сильно разочароваться в самом себе, ибо, по наблюдениям, аккуратно собранным за то короткое время, что молодой Агварес появился на небосводе клана, явственно следовало, что его может заинтересовать либо магический эксперимент, либо хирургические экзерсисы, а ни в то ни в другое графу вляпываться не хотелось. Меньше всего ему хотелось чувствовать себя насекомым на игле, которое рассматривает мастер-энтомолог, нимало не интересуясь мнением испытуемого. Представлять же себе другого Деладора граф действительно не рисковал. Ему внезапно вообще расхотелось рассматривать кого бы то ни было под романтическим углом, он элементарно не желал терять над собой контроль. Одновременно вспомнился момент, когда пальцы пробежались по запрокинутому лицу князя, лаская и изучая, и какое выражение замерло в глазах темного инсекта.
«Хватит. К делу»
- Нет, конечно, не вижу я тебя таким допотопным инструментом, - немного отстраненно сказал граф, отвечая на заданный интересным тоном вопрос. Немного более холодно, чем собирался. – Ты, скорее, обоюдоострый меч, до поры прячущийся в трости. – «Будет лучше, если я постараюсь держаться на расстоянии. Это разумный шаг, вполне обоснованный и не вызывающий сомнений в моей компетенции. Князь, надеюсь, ничего не понял, так что имеет смысл свести все к шутке, дружеской подначке, хорошо, не совсем дружеской, не могу я позволить себе роскошь дружить. Особенно с Агваресами». – Беловолосый закусил губу, прильнул к своему байку, делая рывок вперед, надеясь, что скорость и вибрации техномира сотрут эффект присутствия брюнета.

Они подлетели к «Тени», остановили свои машины, но слезать граф не торопился, явно ждал, когда к ним подбредут дуболомы из тех, что терлись у входа, и пока те выясняли между собой, кто пойдет говорить с трансдентами (радости мало, как ни крути), ответил Деладору, находясь  к нему вплотную, так, что колено касалось его колена:
- Я люблю техномиры, Дел. Я тут свободен. Я один.
Не посчитав нужным что-то прибавлять, он нахально, игнорируя возможное отвращение князя,  положил свою руку на его  кисть, покоем лежащую на панели управления гравибайком и с лёгким высокомерием заявил подошедшему человеку:
- Нас ожидает Маффа.
- Ты еще про славянский шкаф скажи, насекомое! – Ухмыльнулся двухметровый шкаф с антресолями, делая жест «входичегозастрялнапорогекозел».
Эльвантас ухмыльнулся в ответ, предоставляя князю остальных двух придурков, как-то с подозрением отнесшихся к рослому инсекту, отнял руку и пошел вперед, махнув Темному следовать за собой.
- Ах, малыш, ты опаздываешь!  - Выкатился навстречу идущему Габриэлю колобок ростом полтора метра – и это в прыжке. Странный тип доставал Агваресу только по-пояс, сцапал Габриэля за руку и поволок внутрь, в мерцание огней, переливы и вспышки молний, играющих на конденсаторах, в шум ночного клуба, в роскошь порока.
- А это кто? Твой парень? – Толстяк игриво подмигнул Деладору, а Габриэль перевел на Темного смеющиеся жестокие глаза, и утвердительно кивнул.[AVA]https://i.imgur.com/IxASCbW.png[/AVA]

Отредактировано Габриэль (02.06.19 22:41:30)

+1

13

А почему он выглядит так, словно работает на полставки гробовщиком, а в остальное время убивашкой!? Ты же знаешь, как важно окружать себя позитивными людьми! Надеюсь, не забываешь са-а-амом главном? – странный тип, пол которого определить Деладору никак не удавалось, фривольно поиграл бровями, и столь внезапно оскалился в фарфоровой улыбке, что не имей инсект выдержки и эмоциональной «вуали», отшатнулся бы.
Ладно, чего уж там – сероватое лицо князя сейчас, как глянцевая чистая бумага вычерчивалось радужными световыми полосами и вспышками прожекторных огней, зрачок сузился в почти невидимую нить, глаза приобрели неестественное пустое выражение, зато не приходилось щуриться. Ощущение чужой ауры, точнее биоэнергии, вошедшей в его внутренний круг, заходилось в судорожных сигналах, от чего мужское лицо еще больше походило на маску. Тонкая шаловливая ручка, потянувшаяся откуда-то сбоку, практически легла на грудь и явно была готова устремиться ниже, к плотно застегнутой ширинке, как на чистых рефлексах её грубо перехватили. Послышался хруст и подвывающий женский голос. Обладательница конечности – симпатичная девица, разодетая в латексные стринги и ленту, едва прикрывающую ореолы сосков, впрочем, все излишки траки сосредоточились в её длинных волосах, отчего она походила на киберпансковского индейца. Когда Деладор разжал захват, девушка заскулила и начала баюкать свою сломанную руку, видимо еще не отойдя от шока.
Вот! Вот о чем я говорю – закудахтал Маффа, Деладор таки определил, не без усилий, что сей объект имеет мужскую половую принадлежность, хоть его биополе явно отягощено некоторыми мутациями развития.
Сэй, девонька, беги к леди-Джо, – из уст кругляша, это имя больше походило на кличку, – можешь взять три дня отпуска, хорошенько отдохни! А ты, сладенький, – уже обращение Агваресу, при том, Маффа начал столь активную жестикуляцию, что даже Габриэль без труда заметил бы явное желание этого прохвоста ткнуть Деладора в грудь, но после произошедшего, первый благоразумно поостерегся, – держи себя в руках!
http://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngКнязь ничего не ответил, лишь смерил Маффу совершенно непроницаемым и пустым взглядом, как смотрят на не вызывающий симпатии предмет декора, вроде колчанного табурета в приличном доме, «кругляш» поежился и постарался переключить внимание на графа, а Деладор позволил, наконец, мыслям взять верх над восприятием.
https://i.imgur.com/fgS3XZR.pngИнтересно, эти странные связи с элитными «домами удовольствий» особенность Эльвантасов в целом, или конкретно Габриэля? Скорее всего, первое, но и друг-другу они не противоречат, странное ощущение, очень неприятное, но и интерпретации не поддающееся. Невозможность выразить и понять собственные эмоции причинило почти физическую боль, но Деладор легко загнал ее в дальний угол, повесив ярлык бесполезного чувственного опыта. Чего уж там, он сам не брезговал исследованиями в этой области, пусть сугубо научными, а уж его род, ох – это целая эпопея. Насколько Деладор знал, Агваресы всегда отличались особой пылкостью, холизмом и любвеобильностью, но Макото уверял, что это лишь высокий потенциал и невообразимое либидо, делающее представителей их рода не только деятельными, но и страстными. Главная проблема генов, по мнению того же Макото, что данными качествами обладают только чистокровные Агваресы, без мутаций в генах, но именно у таких большая детская и подростковая смертность… главное, найти применение своему потенциалу.
Они петляли долго, вначале меж высоких клетей с танцующими в них парочками и одиночками, потом поднимались долго на прозрачном круглом лифте куда-то на верхние этажи небоскреба, все это время Маффа не затыкался, отчего появлялось желание взять кусок арматуры и запхать балаболу в глотку.
Когда вы перейдете к делу? – холодно заметил князь, переборщив со сталью в голосе, Маффа заткнулся и как-то неопределённо пожал плечами.
Таки мы в процессе, дорогуша, вот как раз скоро и окажемся в апартаментах моей обожаемой лапочки леди-Аретты, хоть бы с ней все было на мази, и милашка нашлась. Горничную и повара мы уже вызвали, скоро они приедут, и вы сможете их опросить. А лично мне сказать особенно и нечего…
Помещение, в которое попал Деладор, и впрямь оказалось номером Люкс, что немало удивило, это получается над притоном… пусть элитным, но все же притоном, расположилась гостиница, способная потягаться с далеко не самыми простыми представителями сего бизнеса? Вот оно как.

+1

14

Пронаблюдав за реакциями князя Габриэль для себя взял на заметку странно царапнувшую его деталь: его руку князь проигнорировал, точнее будет сказать, отреагировал спокойно или даже вовсе не заметил, а вот ручку девушки безжалостно сломал. Похоже было, что сам князь внимания не обратил на собственный жест, до того для него самого он был естественным, из чего явственно следовал вывод: Агварес расчётливо жесток и трепетно охраняет свою неприкосновенность.
Пока их трио поднималось в пентхаус, граф молчал, обдумывая сразу несколько моментов, н7о стоило им войти в апартаменты, он повернулся к толстяку:
- Маф, - голос платинового инсекта скорее был ленив чем обеспокоен происшествием, - я надеюсь наш информатор уже на месте? Твои расценки, дружище, бессовестно высоки, так что я жду определённого сервиса. – Рассеяно нащупав руку князя, граф неторопливо и собственнически стянул с нее перчатку, прикоснувшись к коже князя первый раз. Гадая, сколько Агваресу понадобится времени на определение реакции и последующие действия, пробежался нежными, явно на показ, движениями по кисти, перевернул, пощекотал ладонь,  переплел свои пальцы с пальцами Агвареса:
- Только не рассказывай  мне о куче трупов и о том, что пули свистели над головой, отчего  ты снова  не смог ничего предпринять. – Неохотно выпустив конечность Темного,  Светлый вступил в освещенную комнату, окинул ее взглядом, нашел в кресле странно замершую женщину, красноволосую, белокожую,  эмоционально выгоревшую. «Двойник?»
- Дел, иди сюда. Будешь страховать. – Сам граф не силен был в медицине, его больше притягивали эксперименты в ментальной области магии, когда на них хватало времени, так что опыт Агвареса мог бы сильно пригодиться здесь и сейчас.
- Но ты же не будешь ее препарировать, дорогуша?  Я категорически возражаю! – Маффа побледнел и плюхнулся в соседнее кресло\. достал большой сиреневый платок с вышитыми в углах монограммами,  вытер обильно потеющее лицо и шею заодно. Графу он на мгновение показался резвым розовым хряком, любимцем такого же толстого и резвого архонта.
- У нас по хирургии он, - большой палец  Габриэля указал через плечо на Агвареса, по коже от воспоминаний о прикосновениях  к руке снова прошлась волна мурашек. – Не думаю, что мое сокровище захватило свой «тревожный чемоданчик», зато у него имеется дубинка, которой он тоже владеет в совершенстве.
- Хватит меня запугивать! – взвизгнул толстяк, только граф его уже не слушал, сделав неопределенный жест князю:
- Сердце мое, придержи нашего друга, бить можно, резать – нет. –  Голос графа приобрел какую-то теплую глубину, он обращался к Агваресу, но на него не смотрел, а перевел глаза на удивительно похожую на Арни женщину.  Подошел совсем близко, наклонился, внимательно всматриваясь в пустые глаза. прикоснулся к подбородку почти нежно, властно запрокинул ее голову вверх, уложив ее затылком на спинку и смотрел, смотрел, пытаясь найти «спусковой крючок» эмоций или какой-то доступ внутрь сознания. Маги\я скользила по ней как по слепленной из песка кукле, не давая практически никаких результатов. Сколько прошло времени Габриэль не задумывался, просто не засек.
- Подстава . - Отпустив подбородок сидящей Габриэль подавил в себе желание спешно помыть руки. Эту игрушку запрограммировали на отбор магического резерва,- В какой-то момент его повело в сторону, он нашарил чью-то руку, удержался, а после тяжело сел в кресло почти напротив тела в кресле. и продолжил он свою мысль,  словно резюмируя результаты своих усилий. – Она – пустышка, не та, ради которой мы здесь.Ты предал  нас, Маф. Считаешь, что такое тебе сойдет с рук?
Где-то рядом словно что-то лопнуло, и комната наполнилась людьмиЮ увешанными оружием. Маффа развел руками:
- Прости, милый, ты так неосмотрительно пришел сам, надеялся, наверное, что ваш граф будет поднимать шум из-за каждого своего подданного? Так ведь он ничего не узнает!  А мои мальчики постараются изувечить ваши тела до неузнаваемости, но это чистый бизнес, ничего личного! Не каждый день два сосуда чистейшего и оооочень дорогого дезоморфина идут ко мне в руки!
- Мы – специалисты и ценители, - ухмыльнулся один, рыжий, явно даденгер. – В ТИО других не держат.
- Какая прелесть. – Инсект встал, обвел присутствующих холодным взглядом. – Как ты считаешь, радость моя, - это он Деладору, - нам стоит испугаться или все-таки имеет смысл слегка размяться?[AVA]https://i.imgur.com/IxASCbW.png[/AVA]

Отредактировано Габриэль (10.06.19 21:30:17)

+1

15

Каждая новая минута в обществе Габриэля знаменовалось чем-то новым и одновременно странным, заставляя Агвареса все чаще прислушиваться к себе в попытке лучше распознать реакции по сути нового тела. После распечатывания он ощущал себя заново родившимся и при этом каким-то непривычно другим. Если эволюция мыслящего трансдента в человека – это сродни переплетению куколки в бабочку, то в его случае с мутацией – это перевоплощение бабочки в интеллектуальный паяльник.
Прикосновение теплой руки скорее понравилось, чем вызвало привычную холодную дрожь, однако покалывание электрических импульсов на кончиках пальцев заставило почти вздрогнуть. Казалось, еще чуть-чуть и он осознает что-то безумно важное, ценностное знание уже маячило где-то на периферии, обещая животворящую экзальтацию и сладкое предвкушение, кое иногда бывает от того же препарирования редчайшего мутагента, но в разы сильнее… и это лишь касание? Увы. Внутренний переключатель щелкнул и абсолютный вакуум в голове вызвали почти физическую боль, все теми же импульсами разошедшуюся по телу. Мозг предательски принялся анализировать факторы риска, угроз и якобы скрытые мотивы Габриэля. Недобрые, хищные и разрушительные на его – княжеский – счет. Впрочем, на мертвенно-каменном лице не отразилось ничего, кроме, разве что, ровного мерцания нездорово-люминесцентных глаз. Тех самых, что так пугали собственных родственичков-Агваресов, после казались Деладору слишком «яркими», слишком «горячими», будто он возглавлял Дом не древнего рода, а забегаловку с подростками в пубертате. Вот так ассоциации.
Не думаю, что мое сокровище захватило свой «тревожный чемоданчик», зато у него имеется дубинка, которой он тоже владеет в совершенстве. – Улыбка сама собой озарила лицо, и пусть она была самую малость сардонической – иначе князь пока попросту не умел, но само её наличие говорило о многом, хотя о чем именно её счастливый обладатель и не знал.
К сожалению это так, но при мне имеются кинжалы с атомарной кромкой из колусэура, которые ты сам рекомендовал мне взять… – немного помедлив и явно что-то решая, притом, похоже, что-то сложное, кривовато улыбнулся и добавил, со странным бархатно-шипящим оттенком в голосе, – дорогой. http://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngбить можно, резать – нет. – Развернувшись лицом к «пончику» князь все с той же аурой зловещего гробовщика, мечтающего чтобы в городе объявился маньяк и первым делом убил конкурента, произнес, – Уважаемый, в среднем, возможности физического тела трансдентов превосходят возможности тел околобуланимской расовой группы на пятьсот тридцать пять целых процента и две сотых. Следовательно, прежде чем вы сумеете активировать артефакт или встанете с этого кресла, я успею разодрать вашу грудину и проткнуть вам глазницы вашими же ребрами. 
Вместе с этим Деладор подошел сам к безвольно сидящей в кресле Арнаэштли, когда князь уже почти закончил осмотр, явно решив, что свою миссию по «удержанию» Маффы он выполнил. Достал один из кинжалов и присел на корточки.
В отличии от Габриэля, Деладор даже не пытался что-то измерять в ментальном плане, зачем? Эльвантас с таких вопросах все равно сильнее и искуснее, вместо этого князь принялся сгибать и разгибать конечности, щупать зубы и ногти, стукать рукояткой кинжала по коленным чашечкам. Притом, все манипуляции заняли не больше десятка секунд, – «Вы правы, это фальшивка, но не совсем пустышка» – мысленно молвил князь, – «нервные импульсы на высоте, костная система подходит скорее не кукле для отвлечения внимания, а полноценному боевому гомункул… думаю… это не их работа, они просто воспользовались ее наличием и сами не в курсе что она тут делает... блеф с их стороны... не подкрепленный знаниями...» – а вот дальше даже у Маффы глаза полезли на лоб, Деладор без особых церемоний развёл ноги куклы в стороны, уложив их на подлокотники кресла и с размаху вогнал ей куда-то в промежность рукоятку все такого кинжала.
Маффа уже не мог видеть, как одновременно с молодчиками в помещении, белоснежная кожа на ладонях и стопах куклы покрылась красными горящими рунами и зрачок, до этого огромный, сузился в тонкую кошачью нитку.
…имеет смысл слегка размяться? – на это предложение Деладор вдруг сделал такое выражение, будто Габриэль предложил ему прямо сейчас отдать клан и сдаться в плен. Но вот сделал князь совершенно иное, стальная хватка за запястье графа и рывок в сторону, как бы попытка вместе увернуться.
Доселе расслабленная кукла Арнаэштли вскочила с проворством хищной кобры, вскинулась и вмазала кулаком в нос ближайшему к себе даденгеру, – ты считаешь это выгодным и смешным, крылатый? – смотря на рыжего, сталью быстро отчеканил инсект, – в ТИО, похоже, теперь держат одних кретинов, или этих просто отправили в расход, чтоб руки не марать. Как же это похоже на ТИО… – чуть ли не сплюнул Деладор, столько в его словах вдруг появилось яда, но Габриэль легко мог понять смысл сказанного – попытка внести в ряды врага неуверенность и смуту в их мысли.

+1

16

«Мда. Я, кажется, заигрался». Так подумалось графу, когда волна мурашек от сказанного князем «дорогого» окатила его колючим теплым выплеском, заставляя затаить дыхание от наслаждения хрипловатыми теплыми нотками  его голоса. К счастью, очарование момента утонуло в действии, стоило князю сорвать Габриэля в сторону, и все приятные мысли были забыты.
Девка, носившая внешность Арни, вцепилась в того самого рыжего, что распространялся  про свою извращенную любовь к инсектам, тот задохнулся, но выучка ТИО – штука серьезная, своих убийц те натаскивают знатно, так что гомункул был выброшен в окно ударной волной магии, после чего рыжий вообще озверел, а Габриэль выхватил свой огнестрел и разнес красавцу плечо. Качественно так разворотил,  жаль, что кое кто слишком быстрый, а то регенерация головы, то-се.. Пушку у него из руки выбили тут же, все-таки не профильное оружие, требует тренировки, а это время, которого вечно нет, так что пришлось обходиться уроками Арена Ле Гранна, рукопашкой, проще говоря. Вырвав одному из пяти пришедших кадык,  и тем самым сократив комитет приема гостей ровно на одну боевую единицу, граф отступил назад. Он не видел, что там делал Деладор, но почувствовал его за спиной.
- Сокровище мое, - Агварес не мог видеть какой-то змеиной улыбки своего графа, стоя «спина к спине» это и вовсе сложно, - ты же понимаешь, после  произошедшего мы не можем просто так выпорхнуть в окно. Наш граф нас не поймет. –  На охотниках имелась хорошая защита, даже очень хорошая защита, пятый уровень угрозы они бы скрутили без вариантов, но проблема у нападающих все-таки имелась, только они о ней не знали, не смог Маф информировать своих работодателей, ибо в клане Дансенфэй  высоколобые тоже хлеб даром не едят. Браслеты, скрывающие истинную силу, выдавали во вне максимум четвертый уровень угрозы обоих Дансенфэй, что забавляло графа несказанно. Нет, он отдавал себе отчет в том, что его поведение несколько мальчишеское,  да только ситуация уже все равно развивается, так зачем сотрясать воздух? К тому же, парализовать всю честную компанию, отобрав у них саму способность дышать – скучно, такие штуки можно оставить на самый последний случай и только тогда, когда жизни будет действительно серьезно что-то угрожать, а пока.. Скажем так, «зарисовывавться» вспышкой сильной магии у Габриэля в планы не входило. Нащупав руку Деладора и образовав «связку», беловолосый материализовал в своей руке катану – обычное такое оружие, принятое в клане, дернул Агвареса чуть в сторону, образуя из сцепленных пальцев центр связки, развернулся так, чтобы сцепка была удобна для обоих – и все это мгновенно, перетекая из одного положения в другое. «Принцип скованных цепью ядер, Дел!» - Ментальный голос графа был холоден и деловит, ничего похожего на «дорогого». – « Пробуем».
- Держи белобрысого. – Процедил толстяк, - я ему выпущу кишки лично!
Дансенфэй вскинул меч, выжидая, когда у остальных сдадут нервы, сжал пальцы князя, словно намекая ему немного подождать, посмотреть, что там еще задумала глупая розовая тушка . Он хоть и был охвачен азартным предвкушением резни, выглядел да и мыслил вполне хладнокровно. Пальцы Темного в его руке как-то удивительно органично улеглись в захват, соединяя обоих инсектов в замкнутую систему, по которой циркулировали потоки энергии и силы. Странное накатывало на Габриэля волнами, хотя он отдавал все  свое внимание происходящему. тема ТИО для графа вообще была больной, но высказаться сейчас – значит выдать себя с головой, а Дел и так уже..
- Эй, ты! – Маффа все-таки оказался не дурак, он уже вызвал портал, и теперь, стоя перед ним, держал на мушке Деладора, тыкая в его сторону готовым к стрельбе оружием, - ты странно смотришь на своего хахаля и странно относишься к нему, слишком почтительно, как к начальнику, а не как к шлюхе, которую трахаешь каждую ночь!  С чего бы вдруг, а?
Габриэль оставался  за спиной Деладора, закрывающего его корпусом от "поросенка". От слов нанимателя банда наемников  качнулись вперед.
- Договор! – Взвизгнул Маф, - добудьте мне морфин и я увеличу вознаграждение вдвое!

Ситуация с каждым моментом становилась все интересней, все внимание сосредоточилось на инсектах и никто не обращал внимание на окно.  Габриэль как раз стоял к нему лицом и потому увидел ободранную женскую руку с непотресканным маникюром, ухватившуюся за подоконник с той стороны.[AVA]https://i.imgur.com/IxASCbW.png[/AVA]

Отредактировано Габриэль (24.06.19 19:35:50)

+1

17

– …Наш граф нас не поймет.
Даже не попытается, – молвил брюнет, ухмыляясь несколько едко, вопреки внутренней тревоге, что с каждой секундой усиливалась. Нет, отнюдь не из-за опасного момента в их драматическом столкновении, а по причине сказанных графом слов: «принцип скованных цепью ядер…»
Техника древняя, как ороговелость неолитского инсекта, обладающая специфическими преимуществами и такими же чуднЫми недостатками. В цивилизованных научных кругах от подобных «изысков», как поговаривали, всегда веяло тем еще душком. Ученые мужи и натасканные на острый язычок девицы придерживались единого мнения – не комильфо усиливать собственную мощь, рискуя при этом случайно поделиться сокровенной тайной. Да и какое там усиление? Низшим на смех, если на то пошло. По крайней мере, для неопытных магов, а таковые в основной массе и были, его говорить о столь древних динозаврах магических техник, как скованных ядрах.
Не подчиниться Деладор не мог, куда уж там, если платиновая бестия уже и развернулась и пальцы сцепила, из-за чего по костяшкам простреливало электрическими разрядами. Порой Агваресу казалось, что он находится не с графом Эльвантасом, а с вышкой высокого напряжения, что добывает электричество для отсталых поселков на Цирконе. И что самое дикое, это ощущение ему безумно нравилось, что еще больше выбивало из колеи привычной жизни. В его представлении это было тоже самое, что кайфовать, когда тебя плющит под вольфрамовым прессом.
Техника, позволяющая на короткое время увеличить магический потенциал, пусть не сильно, но на низких уровнях ощутимо, угрожала дансенфэю открытием его некоторых нежелательных секретов, первый был эмоциональный, что казалось Деладору более предпочтительным, по наивности, разумеется, а второй – лицезрение воспоминаний.
Неужто, все происходящее было подстроено с одной единственной целью, чтобы проверить нового князя на «вшивость». Нет, это абсурд – слишком много ресурсов потрачено, не настолько он пока высокого полета в политическом плане, а если предположить, что граф мог просчитать их действия – вполне возможно, но сейчас не об этом. Сейчас стоит сосредоточиться, скачкообразное увеличение энергии порождало образы, много обрывков, пазлов и осколков, их было невозможно счесть, невозможно осмыслить. Даже не было до конца ясно, Деладору они принадлежат или кому-то еще…
…гладкие листы инкунабула, выделанные из хитиновых покровных крыльев дансенфэев, переворачивались бледной рукой…
…стонущее тело, точнее обрубок плоти без конечностей… кажется, Габриэль вот-вот вспомнит его, еще секунда и узнает, но нет… или..?
…отменная породистая фигура, развитый мышечный каркас…
…Макото кряхтя, переступал через лужицы крови…
Картинки, что мог лицезреть Габриэль на этом иссякли (сцена из первого моего поста). 
– …С чего бы вдруг, а? – Нужно отвлечься, а тут такой отличный повод, как словесные дебаты, ох, знал бы толстяк, как этим его совам обрадовался «хахаль белобрысого», – зависимое расстройство личности, – с плотоядной усмешкой проговорил Агварес, – разве по мне не видно? Из-за него я, к слову, не спросил, почему ты выглядишь, как кусок требухи, которую каждую ночь трахает все ТИО крестом раскаленной свастики, хотя мне тоже было тоже очень интересно.
Странный приказ добыть морфин, он вообще знает, что из живых эволюциев его добыча в сотню раз сложнее, да и не так уж его много, по сравнению с не эволюционировавшие особями, которые сами по себе весят сотни килограмм. Или дело принципа? Похоже на то.
План, срочно нужен план – именно это занимало мысли Агвареса, руки на балконе он не видел. Он выдернул свою руку из руки графа, чувствуя переполняющую энергию, и всю ее решил вложить в одно единственное действие – бросок двух кинжалов в голову Маффе. Почему двух? Князь был не уверен, что получится попасть с первого раза. Кинжалы объяло магическое пламя – хороший признак, плюс аллюзия наложенная поверх с целью сбить Маффу с толку, по расчету князя толстяк должен был увидеть, что Деладор целится ему в брюхо, а не в голову.
А еще сбить людей ТИО хотя бы на секунду с толку. Хотя бы одного. Самого молодого. Хотя бы попробовать. А может, повезет? Время покажет, лишним не будет.
Это государственная цель! Бойцы ТИО, сделка! Мы вам два десятка отменных зерен, вы нам – Маффу живым и дальнейшее содействие в этом деле.

кубик 1, кубик 2, кубик 3

+1

18

Видения, пусть и обрывочные, затопили сознание и тут же были жестоко подавлены графом. Как и любой властитель, он был циничен и его не интересовало, кого из друзей-врагов расчленял этот притягательный  парень во имя науки, сейчас было важно, что он стоял с ним в связке, готовый на любые действия, которые одобрит Эльвантас. Это было новым. Точнее, новым оказалось какое-то странное тепло, идущее от Деладора, старательно спрятанное даже от него самого, пошатнувшее устоявшееся и тщательно оберегаемое одиночество правящего инсекта. Один – значит не преданный, нет доверия – нет и предательства, разве не так?   В конце концов, на вершине власти холодно и одиноко, к одиночеству привыкаешь, как к неудобной ритуальной одежде, и по истечении некоторого времени не мыслишь себя вне.. назовем это «покровов». Так вот. Габриэль понял, что одиночество его, тщательно лелеемое столько лет, дает трещинку.
Энергия струилась по руке от Агвареса, перетекая  в энергетическое поле Габриэля, смешивая образы и чувства, оставляя лишь ощущение присутствия в руке большой теплой ладони. Хотелось думать, что надежной, но опыт диктовал свои резоны.
«Он убьёт тебя, стоит только представиться случаю». «Не верь» «Это  же Агварес, отродье Макото!  Очнись!»
«Я хочу его». Мысль обожгла, оставив в душе замысловатое тавро.  «Что?» - Открытие оказалось потрясением. « Влюбился? Мда. Глупости. Впрочем, пока не до того».
Граф решил, что подумает об этом позже. Сейчас он был настроен на драку, слушал диверсию Агвареса, держал несколько глумливым взглядом в напряжении окружающих его даденгеров,  и краем глаза наблюдал, как в окно тихо-тихо вползает гомункул с лицом Арнаэштли. Глаза ее подсвечивались изнутри почему-то фуксином, в фигуре от женственности остались лишь вторичные половые признаки, по ногам растекалась жидкость, и Габриэль снова мысленно  увидел Деладора за «операцией». Заново прокрутив в голове картинку, оценил профессиональную холодность (ах, если бы он только знал, сколько раз сможет «наслаждаться» этим холодным профессионализмом потом!) с которой большие руки в перчатках проводили исследования, холодно улыбнулся рыжему, с уже поджившими ранами, переключаясь на насущное:
- Дружочек, так что ты там говорил о ТИО? Мне ужасно интересно, какие планы лелеет твоя гнусная контора и нахрена ей эволюции, если у дентов урожай зерен гораздо больший? Мой милый правильно предлагает, это хорошая сделка, уверяю. – Рука сжала руку Агвареса, вызывая облачко искр, пробежавшихся по хребту и осевших внизу живота. Габриэль улыбнулся рыжему гораздо радостней, обнажив небольшие клыки.
Между тем ситуация приобретала явный налет бреда, отчего графу стало еще веселее. Он перебрал пальцами, углубляя проникновение в кисть Деладора, неосознанно делясь с ним своим теплом, вседозволенностью и тревогой за его жизнь. За свою Габриэль не беспокоился, щенки ТИО слабы были в коленках против ментального удара, другое дело – применять его пока было нельзя во избежание крушения легенды, да и Дела подобный расклад мог оттолкнуть. А  отталкивать брюнета блондин не собирался. У него внезапно возникли планы на этого странного инсекта и слова колобка про постель  только подхлестнули воображение.
«Проклятье! Не теперь же!»
Тем не менее. Он видел себя и Деладора, испытывал обжигающий жар желания, тянулся за странным теплом, ускользающим во вне, и тут же был собран, наблюдателен и очень заинтересован в действиях весьма потрепанного гомункула, уже успевшего влезть в окно. Пустые глаза энергетического существа оглядели присутствующих, остановились на выцепивших его глазах графа, и граф, само собой, воспользовался моментом, активизировав способность к ментальному внушению, отдав приказ «фас». На чистой силе, острым ментальным уколом, наотмашь всадил в копию Арнаэштли ментальное повеление словно клинок.
Кукла замерла на месте. Было видно, что ее раздирает сразу несколько приказов и она никак не может выбрать схему действий. Один из даденгеров не выдержал, сдвинулся с места под ехидным взглядом растрепанного блонди:
- Прости, дорогуша, у нас уже есть контракт, а он нам и так платит в два раза больше. Ничего личного, как  уже было сказано.Пока что. - Шатен вернул инсекту его хамский оскал.
- Да чего ты разговариваешь с этими тварями?! – У рыжего кончилось терпение, он взмахнул рукой, видимо призывая что-то вроде магической ловчей сети, и его рука отделилась от тела – кукла определилась с выбором.
Отпустив руку князя граф прыгнул в свалку, наконец реализуя свои желания, трансформируя их в жажду убийства. Двигался инсект очень быстро, кукла не уступала ему в скорости.
- Жирдяя взять живым! – Рявкнул  он Деладору, следом за словами на стену красивой алой полосой брызнула кровь рыжего.
Больше Габриэль не отвлекался.[AVA]https://i.imgur.com/JEjiNPF.png[/AVA]

Отредактировано Габриэль (25.07.19 08:02:30)

+1

19

Красный цветок исторгает из себя
Ядовитые брызги безудержных чувств.
Страсть, тихая огненная страсть,
Как жгучая лава, как раскалённая стрела!

« – …и всё же, Дел, держи с ним необходимую дистанцию, не забывай, ты ещё недостаточно опытен – раз, и из-за этого треклятого ритуала полагаться на темную лошадку… в смысле твою… хм… особую психику, чистое самоубийство – два.
Я прекрасно отдаю себе отчёт в происходящей ситуации, дядя, и едва ли имею что-то общее с имбецильным кретином. Могущество Эльвантаса оспоримо лишь для дураков, я не допущу спешки…
Нет-нет, мальчик мой, я сейчас вообще говорю не о силе, то, что этот стервец горазд махать лезвиями, как и вся его братия, понятно всем и каждому. Я о другом.
О чем же?
Трудно описать… тебе… будь вместо тебя кто угодно другой… скажем так, Габриэль имеет слишком сильную, я бы сказал чудовищную магнетическую притягательность, и вся загвоздка в том, что ты вопреки любой дистанции притянешься к нему, но у меня утешает всё же оставшаяся малость… твоя притягательность не ниже, пусть окружающие и ты сам этого не понимают, просто она иная, как и твоя способность притягиваться к кому-то тоже искажена… ты то, может, и притянешься, но вот явно не тем боком… хе-хе, как привыкли наши блондинистые самородки…» http://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.png
Деладор Агварес – в нынешнем один из самых долго правящих владык Дансенфеев, тогда… более трех сотен лет назад, не понял слов и мысли, что пытался донести посредством острого языка старик Макото, более того, в огромной каменной коробке с рекламными конструкциями, что мигали из панорамных окон тысячью неоновых огней, ему показалось, что таки сумел уловить за хвост истину.
Раскалённые докрасна угли нервной дрожи, что прошла от кончиков белых пальцев напрямую в кисть… в плечо… в грудину… превратила связки мышц и альвеолы судорожно сжавшихся легких в полыхающий болью пепел, всё тело налилось распирающей энергией, что неспособна была найти выход… она била его изнутри, грозя превратить в пустую оболочку, в истлевший стан.
Сейчас же в XXXI веке он прекрасно понимает, энергия, что не была способна найти выхода, как бы пошло и грубо это не звучало, ничто иное как либидо. От подобного понимания тогда в прошлом Деладор вполне мог бы сойти с ума, но ритуал требовал к себе внимания, Габриэль требовал того же, а его гетерохромные глаза почти такие же притягательные, как две адовых бездны излучали что-то…
… что-то невообразимо притягательное…
… что-то манящее с возрастающей необходимостью получить это…
… внутри темный переживал образование вулкан, абсолютно пустым жерлом. Голод на несколько мгновений затопил всё его естество, погребая под собой крохи самоконтроля, хотелось сделать хоть что-то дабы утолить это невыносимое чувство. Что? Растворить разноглазого в себе? Сожрать его живьем? В голову не приходило не одной стоящей мысли, ибо два противоположных инстинкта впервые схлестнулись на том поле брани его души. Схлестнулись впервые, чтобы на долгие века продлевать бесконечное сражение.  Инстинкт Зверя и инстинкт древнейшего из чувств – любви.
Всё оборвалось, даря секунды острого, почти оргазмического кайфа. Ритуал оборвался, а кто-то и з пятерки ТИО высказал своё нежелание идти на компромиссы, так сказать.
http://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngКажется, Агварес выпал из реальности.
Габриэль Эльвантас рявкнул «Жирдяя взять живым!» – немного оглушенный собственными переживаниями Деладор метнулся вперед, но что-то пошло явно не так, один из бойцов ТИО – рыжий с коричневатыми веснушками по лицу, будто на него кто-то нечаянно сыпнул немного кофе, вскинул оружие, а второй – русый и кареглазый детина уже каставал супер-убер плюху, судя по цепочки сложных рун и вязей.
«БАХ!» – это было так оглушительно, что удивило даже сильнее, чем голова, разлетевшаяся на кровавые ошметки и забрызгав Деладора по грудь. Взгляд быстро нашел виновника, точнее, виновников.
Парочка даденгеров, оставшиеся от ТИО: низенький и щуплый (по сравнению с коллегами, конечно) и довольно симпатичный брюнет, последний вдруг подмигнул Агваресу, – а нам нравится твое предложение, дент, условия обговорим позже! – его напарник метнулся к еще одному своему коллеге, вернув тому «ничего личного», похоже худощавый парень был рейнджером-милишником, по крайней мере он ухитрился уйти в инвиз и перетянул бывшего напарника, освободив Деладору дорогу. Последний из ТИО – пятый вел бой с куклой.
Когда темный припечатал толстяка к стене, буквально пробив своей и его тушей портальный кольца, Маффа что-то визжал, обещая предателям кары и говоря, что сейчас здесь будет группа зачистки и лучше никому вовсе не рыпаться…

+1

20

      Убийство! Что может быть слаще? Разве только любовь.
Свалка началась так, словно ее кто-то включил. Перекинул тумблер, нажал кнопку, отдал мысленный приказ «взять!».  Выстрел, летящие во все стороны ошметки черепной коробки, мозгов и крови, резкий сладкий запах крови, страха и адреналина, Деладор, залитый кровью – все разом, одновременно, вместе с замахом кинжала и активацией крючьев на руках – раз! Поворот, прыжок, перекат – от волос летят кровавые брызги, граф движется так быстро, что видит медленно разлетающиеся капли, удар, крик – два. Осталось двое, Маффу поймал мальчишка, граф слышит, как брюнет дышит, и его это возбуждает не хуже запахов крови и криков, пополам с проклятьями. Облизывая губы, блондин оборачивается. Противников больше нет, есть внезапные временные союзники, кукла и Дел, с явным знанием дела фиксирующий розового поросенка, которого инсект больше не желает видеть разумным..
Оно как-то слишком быстро произошло, все-таки не успев распалить графа как следует, отчего он быстро пришел в себя, но поймал себя на том, что улыбается какой-то безумной радостной улыбкой. Весь перемазанный своей и  чужой кровью,  волосы в мазках красного, по гранжевой майке растекается огромное  пока еще яркое пятно.
Кукла подергивалась и таращилась на Деладора пустыми глазами. Граф подошел к ней, думая, как следует поступить в данном случае: законсервировать и забрать с собой, чтобы предъявить Совету Дома с последующим обсуждением причин, или лучше уничтожить голема  на месте, а самому втихаря устроить глобальную «чистку рядов»? Такого рода «игрушки» делаются с оригинала и не только внешне. Требуется образец тканей, следовательно.. И вот вопрос: кому могла довериться Арни? Рошеру Агваресу? И могли ли его сыграть в «темную»?  Макото – битая старая сволочь, он играется своими ставленниками, оставаясь в тени на протяжении вот уже трёхсот лет и ни разу его не сумели поймать за руку. Косвенных доказательств полно, да что толку?
«А если и этот новый мальчик только игрушка умной твари? Такая же кукла, только сам пока об этом не догадывается?»
Зрачки инсекта сбежались в злые ниточки. «Поиграем».
Голем остановился, вытер губы тыльной стороной ладони каким-то щемяще-знакомым жестом и… развалился на части. Красивую голову граф подхватил за волосы, поднял, не поднимая вверх, просто держа в руке, как хозяйки носят свои сумки с товарами, и не спеша направился к хрипящему Маффе, извивающемуся в руках Темного. Светлый не смотрел на Деладора, зато очень внимательно смотрел на толстяка, слегка покачивая головой куклы в левой руке.
Он не хотел смотреть в глаза пустышки,  посмевшей иметь облик Матери. Сразу выплеснуло из памяти ее холодное:  «Габриэль, самое главное для графа – долг. Нет семьи, нет любви, нет никого. Долг и власть. Смирись». Власть, долг, ответственность. Одиночество. Цена власти.
«Долг прежде всего».
Почему каждое слово,   словно острый осколок, медленно протыкающий тело насквозь? Почему память хранит тень улыбки на жестких, хоть и красивых губа? Почему кажется, будто в глазах таится печаль?
Улыбка графа стала еще нежнее. Холодный инсект? Да кто вам сказал  подобную чушь? Темперамент и самоконтроль – вещи совершенно разные!
Обвел взглядом комнату.
- Дел, сокровище мое, тащи-ка сюда этого визжащего поросенка, а наши новые друзья не откажутся приготовить его для нас, не правда ли, господа?
- Тут жарить не удобно – ответствовал парень с явными навыками наемника и мастера ближнего боя, - предлагаю вывести его на природу, шашлык там, пиво, все такое.. – Отставив насмешливый тон, добавил уже вполне серьезно:
- Гаденыш все верно воет, он вызвал подмогу и сейчас тут будет ооочень жарко. А потому, господа инсекты, за вознаграждением мы зайдем  попозже.
- Незачем так торопиться.
- Эй, а разве в клане Дансенфэй цветные глаза не у правящего Дома?
Графу не нужно было оборачиваться, чтобы выжечь ментальным ударом обоих «помощников». Через минуту парочка свеженьких «зомби» весело пускала слюни, разбирая друг друга на запчасти.
Дверь вынесло, пространство комнаты заволокло пылью, которую резали лазерные прицелы подоспевшей группы захвата, потому инсекты не прощаясь вышли в окно, предварительно выбив его визжащим толстяком.
http://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Через час в некоем подземном помещении находились те же трое и очень вместительный черный чемоданчик довольно зловещего вида, сильно смахивающий на медицинский.
Маффа сидел на металлическом очень не удобном стуле, рот его был заклеен лентой, руки прихвачены за спиной пластиковой лентой, ноги прикручены к ножкам.
- В чем прелесть стула без спинки, знаешь Дел? – Холодно спросил Габриэль. – Он прекрасно падает. – Сорвав ленту наклонился к лицу толстяка и нежно спросил:
- Откуда материал, сволочь?
Округлившиеся глаза вынужденного источника информации с ужасом смотрели на Агвареса, смотрели не отрываясь. Из угла рта сочилась слюна, губы подергивались, жирные подбородки тряслись. Граф нахмурился.
- Я..
- Я могу и не спрашивать, влезть в твою голову, выяснить досконально что к чему, кто кому сколько заплатил и за что именно, кто заказчик и где прячется исполнитель. Ты же понимаешь, жалеть мне тебя не  с чего и все, что я могу оставить после утоления своего любопытства   - это нашинкованные в мелкий салат мозги. Хочешь? Или, все-таки, расскажешь сам? – Произнес Габриэль, а Деладору  мог бы  привидеться  образ дяди Макото,  убеждающего в чем-то  Рошера,  и письмо со знакомой печатью.

+1

21

Рассудок немагов всегда представлялся Деладору столь хрупкой и податливой субстанцией, что копаться в нем посредством ментальной магии он попросту брезговал, как брезгуют некоторые мужчины обществом на все согласных сказочных прелестниц. Да и круг интересов инсекта лежал совершенно в иной плоскости, далекой от ментального потрошения и приближенной к потрошению физическому.
А вот таланты Габриэля в сей сфере всегда были проблемой: и в прошлом, и в настоящем. В прошлом всё было давно просто, ментальная магия одна из основных магических школ, притом, не имея минимума в использовании, рискуешь оказаться беззащитной жертвой перед такими, как Эльвантас. Деладор прекрасно это понимал, а потому отвадил немало времени тренировкам «с мозгом», пусть внешне оно было абсолютно не заметно. Нельзя было привлекать внимание, а еще постоянный контроль собственных мыслей и чувств порядочно выматывал, по крайней мере, первое время. Фильтруешь, что думаешь, фильтруешь, что испытываешь, фильтруешь нестандартные реакции собственного разума, будь он Деладор как все – серая масса прихлебателей Габриэля, фаворитов, фавориток, завистников и поклонников, то всенепременно уже как третий месяц кряду витал по пространству в виде звездной пыли.
Хочешь? Или, все-таки, расскажешь сам? – иногда от этого голоса все массивное тело Тёмного пронизывала соматическая дрожь, нечто среднее между бессознательным возбуждением и готовностью начать смертельную схватку. Почти то же самое, что немагу слышать над ухом мерное урчание саблезубой климбахской пантеры.
Нам ведь некуда спешить, – с несвойственной мягкостью в голосе отозвался Деладор, его неслышимые шаги разлучились лишь, когда фигура инсекта приблизилась почти в плотную, – у нас впереди… как в той песне… – в голосе едва уловимые мурлычущие нотки фамильярности – Агварес искренне пытался играть свою роль «любовничка» до последнего, или до той поры, пока начальство не даст отмашку, – прекрасное далеко… – почти пропел.
Темный плавно, со свойственной почти всем породистым дансенфэям хищной грацией, опустился на корточки рядом с трясущемся Маффой, заглядывая в сальнистое лицо. Тот уже покрылся нервными пятнами, отдаленно напомнившими князю себорею, – и оно будет милостиво к твоей жирной филее, коли расскажешь всё сам.
Маффа поспешно закивал, кадык заходил ходуном, – Агв-аг…варесы, но что с возу пропало то моё… давняя посылочка от Рошера, мол, добротный материал с позволения той телк… госпожи Арны… он её тра… в смысле, у них какие-то шуры-муры с Рошером, – голос сбивался, то становясь низким и сиплым, то взлетая до фальцета, – были в смысле, пока тот не помер от руки племянничка, ну вы знаете. Ну, раньше нас спонсировали, некий М. Агварес каждый квартал на счёт направлял кругленькую сумму, я знал, что этот старик захаживает к нам, выпить он горазд, да и шлюх любит посочнее…
Лицо Деладора оставалось непроницаемо-серым, почти античным изваянием и один Демиург знает, что сейчас творилось в его душе, какой полыхал там гнев, но здравый рассудок не давал ему разыграться.
Ты сказал, что вас спонсировали раньше? Следовательно…
Маффа поспешно закивал, получилось почти припадочно.
С тех, как клан возглавил какой-то хрен с горы, на наш счёт ни денерума не упало, а у меня долги… да и эта игрушка в сейфе валяется, незаведенная. А я ни в зуб ногой, что за шпала, для чего… вот и активировал, дай, думаю, продам, вначале изучу, а потом продам, чтоб выгоднее. Да так и обомлел, когда вторая такая же приехала, в смысле госпожа Арна… дикая, как кошка, глаза навыкате, белая как смерть… у меня провернулась, а после сказала, чтобы я молчал, мол, не видел её… денег дала, сказала за чем-то охрану нанять и если кто увяжется, прибить гадов. Вас стало быть… куклу оставила, сказала, если не сломаю, смогу продать…

+1

22

Граф продолжал нежно улыбаться трясущемуся информатору. Он даже наклонился к нему, демонстрируя внимание и  заинтересованность в пленнике. Никакие посторонние эмоции не омрачали лицо: весь вид говорил «мое дело маленькое, добыл информацию – молодец, остальное пусть начальство решает», и даже сорванная чуть раньше с потной физиономии липкая лента в руках не хрустела – профи не позволяют себе эмоций, да и какие эмоции могут быть у наемников, которых они с Агваресом изображали?
- Как ты думаешь, любовь моя, сколько в сказанном правды? – Проворковал Габриэль, нечитаемым взглядом  мазнув   неслышной тенью воздвигшегося рядом и успевшего задать вопросы Маффе Агвареса.
- Я все-все, я как на духу! – Толстяк захлебнулся воздухом, таращась на мрачного   массивного Деладора, осколок Тьмы  в подвальном свете, светилось мертвенной бледностью  только его лицо, сейчас   особенно выдавая фамильное сходство с  Макото. Но, то ли у Маффы прорезалось чувство самосохранения, то ли он от ужаса  перестал проводить аналогии, только явные  общие черты не заострили на себе его внимания, или же просто остались неозвученными. Надо полагать, медицинский чемодан здорово тормозил мыслительный процесс пленника, из хозяина положения в момент превратившегося в жалкое подобие существа.
- Я говорю правду! Она уехала и больше я ее не видел!
Инсект перестал улыбаться. Склонил голову к плечу, разглядывая все по порядку, демонстративно выбирая место на теле Маффы.
- Как же так, нашу девочку больше никто не спонсировал? Серьезно? – Очень хотелось врезать по наглой физиономии, после всего услышанного вообще хотелось разорвать толстяка, и Агвареса заодно допросить на предмет любимого родственничка, руки прямо чесались, в горле стоял кислый ком отвращения, глаза налились одинаковой лиловостью, скрадывая гетерохромию Граф сдержался.  рукоприкладство должно в себе  нести наиболее серьезный моральный и физический урон, а банальное избиение пленного – пошлость. Есть способы давления поинтересней, и гораздо, гораздо болезненней.
Маффа словно прочувствовал, о чем думает его будущий палач, задергался, кося глазами, словно испуганная лошадь.
- Нет!  Я все скажу, все, как на духу!
- Я сегодня такой наивный, - доверительно прошептал Габриэль, - мягкий, пушистый, прям готовый на все ради твоих прекрасных глаз, и знаешь, я тебе верю! Честно. – Инсект уже шептал в белые от ужаса глаза. - А вот он – нет, представляешь? – Намек был прозрачней некуда. Улыбающийся Деладор вообще зрелище не для слабонервных, а если прибавить к его полусумасшедшей усмешке  еще и темную ауру, незримо окутывающую нового главу Дома Агварес – нет, Габриэлю не было жалко Маффу.  Зато имелись вопросы к Деладору, очень неприятные вопросы, граф даже не знал чего ему хочется больше: затащить мальчишку в постель  или убить, добывая интересующие ответы.
Глаза скользили по связанному, рядом жгло присутствие красивого брюнета с «прекрасной» родословной, а в голове билось слово «Предательство».
Давно пора разорить мятежный род Агваресов, крысу Макото придать публичной казни, а Деладора.. Убить. С глаз долой – из сердца вон. «Предать может только близкий» - прошелестел в голове голос Арни. «Арни! Ты больше не имеешь права голоса!»
«Дыши, Габриэль. Ты не должен отвлекаться».
Вдох-выдох. В воздухе переплетаются запахи пота, страха, оружия, затхлого подвала, и лейтмотивом бьется в где-то под ребрами присутствие Агвареса. «Проклятье!»
Вдох-выдох. Спокойствие.
Приведя мысли в порядок после секундной вспышки эмоций, граф вернулся к прерванной мысли:
«Не удивительно, ноги растут из гнезда Агваресов и даже имеют имя, кто бы сомневался. Мерзкое насекомое». Мысль работала четко, раскладывая по полочкам очередность действий.
Первое. Жирдяй все равно почти что мертв, но имеет смысл пустить его побегать еще немного, он землю будет жрать, но найдет или Арни или дернется к Макото, засветив его словно Священное деревце в канун праздника поминовения предков – удача? Несомненно.
Второе. Зачем Арни понадобился этот маскарад? Она что, последний ум растеряла так разбрасываться геномом? В каком-то смысле она поступила правильно, перестраховалась, сбежав со Схаласдерона, потому что в случае обнародования информации Габриэль был бы вынужден ее примерно наказать, чтобы другим неповадно было, а казнить горячо обожаемую родственницу, которую подвел под монастырь Агварес – явный перебор! Но остается невыясненным вопрос: зачем? и следом еще один: сколько кукол существует.
- Где образцы? – Задал он наконец следующий вопрос. – Сокровище, посмотри, что там в чемодане интересного? Если найдешь пилу – неси сюда. – Тут его внимание привлекло что-то странное.
- А это у нас что? – Инсект потянулся, выудил из-за уха у Маффы крохотный передатчик. В лучших традициях жанра стену вынесли с той стороны.
- Блондинистую шлюху взять живым! – Визжал толстяк, кашляя и чихая в клубах пыли – группа захвата все-таки отследила маячок и ввалилась без приглашения в милый  междусобойчик, устроенный двумя «наемниками».  Но у тех были немного другие задачи.
- Руби ему руку, милый! – Снова пробежки, уходы от прицелов – оба инсекта превратились в смазанные тени. - И маяк  на него поставь, мне все равно как, хоть в башку забей!  – отдал он мысленный приказ, ввязываясь в драку  и отвлекая на себя внимание.
Ввалившийся отряд насчитывал десять человек, хорошо вооруженных и готовых к любым, как они думали, неожиданностям. Трое бросились на блондина, четверо – на брюнета, один – освобождать заложника, а двое пытались поймать несговорчивых инсектов на прицел.
http://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Где-то в квартале от происходящего две девчонки, судя по всему трансдентки, вынырнув из темноты, оседлали два чудовища, оставленных у разгромленного заведения двумя наемниками, и скрылись из виду охраны. Ловить воровок никто не стал – успели поставить маяки.
Отогнав байки на несколько кварталов и загнав их в принадлежащий хорошему знакомому ангар, Лин привычно отсканила технику, обнаружила следилку, нейтрализовала ее и вызвала графа по коммуникатору.
- Мы забрали технику. – Она никак не обращалась к сюзерену, таков был договор. – На вас объявлена охота, только что перехватила на полицейской волне сообщение. Уходите в район борделей, оттуда легче смотаться.
- Детка, - из комма хрустели выстрелы и матюки, - скажи направление, сами мы не местные, и у нас на вокзале немного отнимают документы, деньги и жизнь – довольно весело проорали с той стороны.
Лин улыбнулась, хотя и волновалась.
- Северо-Запад.
- Принято, лапочка.
Девушка хмыкнула. Стоило графу натянуть драную майку – тот становилось сорвиголовой, и ее мучили приступы материнского инстинкта, хотя и знала, все знала, но вот такой вот выверт природы…
- Нам нужно переправить наших лошадок в «Перчик», едем, только оружие не забудь – сказала напарнице, молчаливой мрачной, постоянно курящей  инсекте. – Могут возникнуть трения.[AVA]https://i.imgur.com/vOpDWNz.png[/AVA]

Отредактировано Габриэль (08.10.19 09:05:06)

+1

23

Угроза сложившейся с Габриэлем ситуации, хоть и нависала зазубренным лезвием над собственным горлом, но не побудила Агвареса поддаться деструктивным эмоциям или действиям. Обжигающе-холодная аура резонировала бесконечным множеством пульсаций на периферии восприятия. Складывалось ощущение, что Эльвантас не осознаёт, сколь сильно обнажены его эмоции перед князем и не мудрено, вряд ли подобное случалось с ним раньше.
А Деладор ловил это каждой клеткой напряжённого тела. Собственная кожа ощущалась пористой, точно губка. Она впитывала ставшее невыносимым излучение… и удовольствие, что необъяснимым образом испытывал брюнет, имело почти извращенный вкус.
Мировоззрение Эльвантаса пошатнулось. Князь не мог этого не понять. Да и чего говорить, его собственное понимание ситуации ускользало, терялось в потоке новой информации. Некая Арнаэштли – их главная цель, оказалась любовницей Рошера, что попахивало нелепицей! Впрочем, мотивы самой инсекты гораздо непонятнее. Зачем та пустилась в бега? От кого скрывается? Уж точно не от Макото, установки коего Деладору, как раз, казались прозрачными. Двоюродный дед выполнял работу и выполнял её хорошо. Он был слишком хитер и, как про таких поговаривают – собаку съел на интригах и не одну. Вряд ли, даже имея яростное желание, была законная возможность выловить его за хвост – это князь прекрасно понимал. Точнее… принимал за истину.
Общество инсектов, в первую очередь, закрытая авторитарная система, а лишь во вторую гибкая и благоразумная. Начни Деладор допрос Макото, тот стал бы заявлять, что исполнял поручения бывшего главы рода, что не было бы ложью, а когда глава рода сменился, поменялась и политика. А уж отношение к приказам… это его сугубо-личное дело, их не проверить. Разве что эта Арнаэштли и впрямь вернется в Одду и представит доказательства виновности Макото или кого-то еще – вот такие рассуждения роились в голове Деладора.
То, что старик крутит какие-то свои интриги, Деладор не сомневался, однако инстинкт внутри его шептал… эти самые интриги, какими бы они не были, пойдут только на пользу. Тогда какой смысл тратить время и силы на это, да ещё тем самым мешать деятельности союзника?
Вот и оказался князь между двух огней: с одной стороны инстинктивное доверие к Макото, а с другой почти физическая эмоциональная реакция Эльвантаса, которая будет иметь свои последствия и с ними придется считаться. Невозможность не считаться с цунами, летящим на город. Но до чего же сладким было это цунами. Необъяснимое.
Сейчас Агварес малость понимал собственные реакции, все было просто: любая яркая реакция Габриэля Эльвантаса на его – Деладоров счёт, вызывала в последнем почти экзальтический восторг. Как доза героина для немага. Как слияние с сердцем мира. Он желал его уже тогда, но не имел возможности найти выход эмоциям, а потому ощущал их извращенно и неправильно, общим скопом. Все они лились из одной нефтяной цистерны, и эту пробоину невозможно было закрыть.
Вот и сейчас, осколки ауры из ярости, чувства предательства, разочарования, жестокости и безумия слились в ядерный коктейль. Деладор испил сей коктейль, и на донцах его черных зрачков плескалась одержимость Эльвантасом, пугающая и не менее сладостная. Тот не мог не чувствовать этого на каком-то своем глубинном уровне, не осознавая разумом… но инстинкты не заглушить… ведь все они Чудовища.
– «Бумаги, стопка табалай… объект явно собирался в бега, еще оружие, не знаком с такой… штукой…» – не во всех сферах Агварес был профи, вот и теперь, не нашел слова лучше, чем «штука» для описания малого жидко-плазменного кольта ручной работы.
Мысли прекратились резко, как раз в тот момент, когда стена картонной игрушкой разлетелась в рваньё. Мысленный приказ Габриэля вызвал волну легкого негодования, но так как все эмоции уже давно (с момент распечатывания, если быть точным) были притупленной имитацией, выполнять приказ он стал незамедлительно. Поставить хороший маяк на живой объект незаметно для других в подобной обстановке делом было очень непростым, может, для кого-то более опытного и умелого. Ладно, не будет об этом, поставил и поставил. Похоже, искра ушла куда-то в грудь Маффе, и произошло это за долю секунды до формирования защитной сферы вокруг буланима. Против них работали явно не дети.
– «Маяк стоит. Его можно отпустить, есть смысл пустить тварь в свободное плаванье. Немного проредив шеренгу…» – тело монолитным ядром впечаталось в первого, не зря выбрав именно эту цель, кости наемника затрещали, последовал смазанный удар по голове. Ничем не примечательная бойня, некрасивая и почти животная. Агварес сошелся с троицей в рукопашную, последний же решил присоединиться к тем, кто уводил Маффу. Под пальцами скрепила плоть, рвались сухожилия, а собственное тело ныло от боли.
Музыка жизни пела в голове. Это заставало в теле разливаться первородный инстинкт предвкушения.
Впереди их ждал закрытый vip-клуб «Перчик».
Кубик 1
Кубик 2

+1

24

- Бумаги? Проклятье, я надеялся на большее. Ладно, все потом! – Выстрелом граф убрал с дороги одного навязчивого поклонника, отступая к спине Деладора и снова прижимаясь к ней, как делал буквально час назад. – Ты не находишь, что ситуация как-то повторяется? Пора внести разнообразие в наши скучные будни! – Оскалился инсект в расплывающееся темным кровавым пятном лицо напротив – нападающий слишком близко подошел, зацепить его кинжалом было чем-то сродни попытке  уколоть муху иглой. Но получилось же? – Заканчиваем резвиться,  а то потом придем переломанные, будем графу ныть «хозяин, пули свистели над головой» и клянчить премию! – Радостный голос потонул в шуме очередной рухнувшей стены.
- Зачем так нервничать, красотка, граф получит твою голову в красивой коробочке, с бантиком, вместе с отрезанными прелестями вашей гнусной бабы! – Откуда-то прорезался голос толстяка.
- Гляди, сокровище! – Обрадовался Габриэль на публику, тщательно играя наемника-весельчака, - а свин еще жив! Недоработочка! – Он кинул в ту сторону слабенькое энергетическое плетение, по воздействию напоминающее гранату, принятую в техномирах. Ловить Маффу пентаграммой в его планы не входило. По логике вещей как только поросенок доберется до безопасного места – поднимет на ноги и свою маленькую армию и агентуру, чтобы найти инсекту, и чтобы отловить двух мародеров, подпортивших ему рожу и репутацию, а инсекта только это и было нужно.
- Поймать! – У толстяка началась истерика. – В кристаллические оковы, в лабораторию! Я тебя продам по кускам твоему же клану!
- Фи, как грубо! – Растрепанный блондин откровенно веселился, отгораживаясь от нападающих стеной из внезапно предметов,  активированных магией материи. – У короля помойки слишком коротенькие ручки. Представляешь, любовь моя, ручки коротенькие, а пасть огромная, не может он ручками кормиться. На собачку нашего Агвареса похож, правда? Хвост только подкачал.
- Заткнись!
Волна материи окружила нападающих, заплетая их в органическую паутину, поднимая к потолку. Для полноты картины не хватало только яиц и личинок, а так да, все выглядело вполне натурально. Правда, нападающие не купились на эффект, профи - что сказать.
Очередным взрывом трансдентов выбросило в пролом стены, они очутились в подвальном коридоре.Тут было на удивление сухо, не смотря на подземелье. Рядом шуршала местная подвальная жизнь, где-то неподалеку граф учуял присутствие огромного числа маленьких пушистых телец.
- Разнообразие – наша визитная карточка, да, сокровище? – Габриэль толкнул Деладора, а сам отпрыгнул в другую сторону, весь засыпанный мелом, выглядящий словно статуя самого себя. – Умеешь ты уговаривать, Маф! Мы не гордые, придем в следующий раз, раз ты занят и так невежливо выставляешь нас вон!
- Иди сюда, сученок! Мы не закончили! – Грубый голос из клубов пыли принадлежал точно не кабанчику. – Переговоры только начались!
- Да? – Очень искренне удивился инсект. – «Дел, забери чемодан, посмотрим на него поближе чуть позже». – Отдавая приказ граф понимал, на сколько сильно рискует князь. В разгромленном помещении хватало озлобленных, взвинченных адреналином господ и не только буланимов. Габриэль чуял одного сородича-трансдента, какого-то духа, дефинета, среди убитых валялся даденгер и дриммейр. – Я не поклонник горячих встреч, мужики, но если вы так настаиваете, я навещу вас. Каждого. По отдельности. –  Явно издевательский голос инсекта  доносился со всех сторон сразу,  пытаясь сбить восприятие атакующих.
- Он за стеной. – Датчики явно указывали на положение наемников. – Белобрысый тут – здоровенный дефинет, командир отряда, указал глазами где, - черный с другой стороны. Давай! Кантон! Сеть!
Габриэль отдал мысленный приказ, в пролом ломанулась волна крыс всех мастей и размеров. Зверьки не пищали, прыгали молча, и это было действительно страшно.

- Лин! Маяк! – Выстрел! Голова одного из нападающих дернулась, второй осыпал инсектов проклятьями, активируя энергетическую сеть.
Граф сцапал Деладора, прижал к себе, активируя портал перехода.
http://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Помещение, в которое они с князем ввалились, отличалось роскошью. Синие стены, золотая вышивка темно-синих гардин, картины, не оставляющие простора для воображения.
Двое мужчин, щедро присыпанные пылью и слегка подкопченные, на полу выглядели несколько двусмысленно.
- Там душ и смена одежды. – Палец помощницы указал на двери. Она держала лицо, не проявляя своих чувств.
- Да ладно, расслабься. – Граф отцепился от князя, откатился в сторону, раскинул крестом руки, наслаждаясь моментом спокойствия после драки. – Что есть сверх того, о чем ты не спрашиваешь?
- Ваш кабанчик попытался связаться с кем-то на парящем острове над Эвилариумом. Канал связи засекречен, мы взломаем, но потребуется время.  Тут есть еще один момент. Хозяйка «Перчика» утверждает, что видела недавно инсекту, очень похожую на ту, которую мы ищем. Говорит, она живет за городом, в поместье одного из воротил местной мафии.  Сведения полученные под давлением мне не кажутся достоверными, но я могу проверить.
- И что ты с ней сделала? – Ухмыльнулся Габриэль, сначала садясь, а чуть позже поднимаясь на ноги.
- Не я, мой господин. – Девушка улыбнулась, открыто глядя в глаза своего повелителя. – Ею занимается Салли.
- До сих пор. Какая прелесть.. Дел, поднимайся. – Тон графа сразу стал деловым без всяких там «сокровище, любовь моя», тон остыл до слегка отстраненного, хотя инсект все еще был разгорячен. – У нас мало времени. Что там у нас вышло? – Его интересовал чемодан, ранее Дел сказал, что он набит бумагами. – Лин, организуй перекус, пока мы приводим себя в порядок. – Он замер, ловя каждое сильное движение князя. В горле пересохло от понимания, что Деладор успел хлебануть его эмоций, но мысль о том, чем это может ему угрожать заменила даже какая-то угрюмая о крайней холодности князя. Инсект без чувств не распознает нюансов, следовательно, беды ждать не стоит.

Публичный дом «Перчик» представлял собой красивое современное здание, включающее в себя дом наслаждений, ресторан, клуб, биллиард, массажный салон и бассейн. Инсекты сейчас находились над  Домом наслаждений, занимающем третий и четвертый этажи, в апартаментах хозяйки, располагающихся в пентхаусе. бассейн занимал подвальный этаж, коммуникации  вливались в общие городские, и где-то там, далеко внизу, остатки группы захвата выискивали по остаточному фону примерное расположение двух наглецов, посмевших разрушить красивую ловушку, любовно выстраиваемую Маффой по требованию  Макото Агвареса.
[AVA]https://i.imgur.com/NbSFcLq.png[/AVA]

Отредактировано Габриэль (19.10.19 08:43:07)

+1

25

Публичный дом – местечко занимательное, если не сказать больше. Последние события вращали восприятие Деладора с такой неудержимой силой, что он давно перестал беспокоиться по поводу происходящего. Смысл волноваться о проблеме, если ее невозможно исправить прямо сейчас. С Макото решать придется в любом случае, но не сегодня, не завтра и вряд ли на этой неделе.
Честно, зачем забирать чемодан, Деладор не понимал, хотя не отрицал вероятности наличия в нем ценной информации. Им нужно тихое и спокойное место, чтобы разобраться со всем этим. Взрыв и визги толстяка совершенно не соответствовали рабочей атмосфере, на секунду князю показалось, что его вот-вот разберет смех.
Будем откровенны, за всю жизнь, если Деладора искренне и разбирал смех, то исключительно в компании двух личностей: Габриэля и своей дочери, если с последней все было понятно – смех, хоть и искренней, но обусловлен инстинктом, то в случае графа все иначе.
Что же это за чувство? Он его хочет, буквально жаждет в необъяснимой форме. Пока что это чувство можно контролировать, разве что более яркий лихорадочный блеск глаз выдает излишнюю возбужденность, но агрессия… внутренняя жажда крови вынуждает держать дистанцию. Когда эквилибриста шатает от одной стороны к другой, он ведь просто балансирует, а не прыгает в толпу.
Чемодан в руке, рывок Габриэля заставлять податься вперед и чуть не налететь на его фигуру, нос щекотала коллекция ароматов из пороха, потного тела, металла и крови. Великолепное сочетание. Вокруг звенит электричеством воздух – портал, похоже, у Габриэля далеко не простой. Пробивная мощность первой категории? Опасная игрушка, но еще одна, что держит его за локоть, еще опаснее.https://i.imgur.com/34ZRyPv.png
http://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/37591.png

«На той стороне» портала воздух дохнул теплом и светом. Впрочем, уютно себя князь ощущал только в своем замке, где-нибудь в холодном помещении с приглушенным светом. Глаза слепило даже больше, чем от магических взрывов минутами ранее, наверное, чистая психосаматика.
Видно сразу: Габриэля серьезно беспокоит что-то, внезапная отрешённость порядком настораживает, как бы не выкинул граф чего, например, не решил, что первым, кого следует подвергнуть силовым санкциям, сам Агварес. О, это было бы двойной ошибкой. Почему двойной? Все просто. Конкретно, к пропаже Арнаэштли князь не имел ровным счетом никакого отношения, но не скажешь ведь стервецу, мол «драгоценный, я, конечно, осуществляю план твоего свержения, но о рыжей сучке впервые слышу, не мой косяк». Смешно, вот и слегка усмехнулся тонкими губами.
Длинный серый диван оказался на редкость удобным, поставив кейс на журнальный стол, опустился на мягкое сидение, медленно выдыхая.
Я проверю бумаги, – также деловито молвил граф, раскрывая кейс и перетряхивая содержимое. Сейчас исподтишка легко было наблюдать за тем, как двигается Эльвантас, как отдает приказы подчинённым. Странно, но Деладора буквально убаюкала эта атмосфера.
Хм, что тут у нас. Ага, трансферты, – длинный лист, наподобие факса, – в основном из Схаласдерона на Либертэйм, от туда на Эвилариум и сюда на Вэлсу. Так, суммы небольшие, но операций, как и банков, крайне много.
А кейс оказался не так уж прост: много отсеков, некоторые под замком. Пришлось приложить минутное усилие, что вскрыть задвижки, – бухгалтерская доверенность клана за подписью Мельха… старая, похоже, еще времен его правления. Посмотри, это что-то вроде разрешения на получение некого объекта в хранилище, притом, выдана она Арнаэштли, но что именно за предмет не говорится, только его кодовый номер.
Протянул бумажку графу, и хотел было приступить ко второму защищенному отсеку, но нос уловил потрясающий запах печеного мяса и крепкого кофе. Вот диковинка, но принимать пищу сейчас, практически один на один с графом, вызвало внутри странную бурю эмоций: тепло, мягко и горько одновременно, а еще Деладор принял как должное, что есть хотелось нещадно.
Пока расставляли принесенные блюда, знакомился с последним документом, это было совсем коротенькое письмо, оно казалось новым, но что-то настораживало в странной почеркушке князя.

«Я знаю множество способов, голубчик, как испортить тебе жизнь. Думаешь, надеюсь на старика?  Нет, я знаю о вашей дружбе. Тебе следует бояться меня. ОН мертв и я не успокоюсь, пока не вскрою тебе глотку. Виновен ты, тварь. Можешь считать это объявлением войны, я найду доказательство. Ты знаешь, о чем я говорю, о событии многолетней давности, Эльвантасы прикрыли тебя, но теперь все так не закончится. Да, я пишу это на эмоциях, но, поверь, получаю огромное наслаждение, представляя, как ты это читаешь.
С безмерным отвращением,
А. Эльвантас»

Ознакомься, как думаешь, есть мысли оно адресовано? – протянул бумагу графу, когда их оставили наедине.

+1

26

Пока Агварес копался в потрохах чемодана, Габриэль успел принять душ. Не то, чтобы он не мог очистить себя магией – делов-то на секунды две, нет, он хотел постоять под каскадом воды и подумать,  не отвлекаясь на присутствие князя неподалеку. Мысли посещали какие-то сумбурные, сказывалось отсутствие практики, так сказать, граф находился под впечатлением схватки, как мальчишка, успевший у всех на глазах стянуть пирожок с лотка у раззявы на углу. Нет, серьезно, кто в своем уме отпустит графа слоняться по трущобам техномиров, собственноручно устраняя последствия контр политики оппозиционного Дома? Вот именно. Только иногда нет иного пути, ибо,  если хочешь, чтобы дело было сделано хорошо – делай все сам, да и не  плохо  размяться порой, особенно, когда повод не оставляет вариантов.
«Каким боком к политике Макото прилагается Деладор? Он, по идее,  ее последователь и исполнитель, но вот интересно, марионетка ли или, все-таки, что-то из себя представляет и ведет свою игру?» Габриэль поднял голову навстречу струям прохладной воды, подавашись вперед и опирась ладонями о стеклянную стену душевой. «Вряд-ли старый плут Макото пустит молодого козленка в свой огород, на него это не похоже, а с другой стороны – почему именно Деладор? Отщепенец, по слухам, переживший опасный опыт, сильно после него изменившийся. Любимый дядюшка наконец-то определился с фаворитом и вождем? Неужели ради этого мальчишки он закрыл глаза на устранение Рошера? С Арни все более-менее понятно, там политика и любовь и даже хорошо, что все так сложилось. Агваресы переиграли бы ее, ибо есть у нее уязвимость – Рошер. Точнее.. Была. Была уязвимость, был Рошер. И, думаю, про Арни тоже уже можно смело сказать БЫЛА.. Что ж. Устранение столь значимой фигуры с политической арены в большей мере не  потеря  а приобретение свободного для маневра поля. Да еще под шумок – отличный повод удавить пару-тройку влиятельных врагов. Что мы имеем на сегодняшний день? В оппозиции стабильно Агваресы, хоть и имели наглость заявить о своей лояльности устами нового князя, Санти – клубок кристаллических змей, помешанных на ментальных техниках и силовых мерах, и пара-тройка не таких наглых, предпочитающих ловить рыбку в мутной водичке. Пропажа одной из Эльвантасов на руку всем, в том числе и самим Эльвантасам, гораздо хуже будет для всех, если я все-таки найду Арни и задам ей пару вопросов, тогда с Агваресами можно будет попрощаться. Особо трепетно я хочу попрощаться с Макото. Вывод: учитывая усилия, прикладываемые «третьей стороной», искать, видимо, не кого, но, вероятность откопать что-то занятное остается. И все-таки, под чью скрипку танцует Деладор? Хм..»
Граф закрыл глаза, вспоминая последнюю встречу с Арнаэштли. Она явно торопилась и отчетливо раздражалась, Габриэль отчетливо видел ее раздражение. Она видела, что он видит, и злилась еще больше. У графа непримиримо и жестоко сжались губы.
«Теперь наш ход, и пущу-ка я вперед коня Макото.. Белые ходят первыми, да? Как бы не так».
Выключил воду, оделся в вычищенную магией майку и драные штаны, и как был, босой, с мокрой головой и полотенцем на плечах вышел в комнату, где уже пахло едой. Плюхнулся на диван, вытирая волосы и наблюдая за движениями князя. Протянул руку, взял бумагу, поданную Агваресом, прочел.
- Любопытно. – Тон графа оставался легкомысленным, словно думал он о чем-то другом и не придал особого значения записке. – Лин, чашку кофе и местной сладкой пакости мне нагреби в тарелку, остальное в процессе,  все равно времени почти не осталось. Твоя напарница закончила? Мясо хоть шевелится еще? – И да, тон графа совсем не был шутливым, он спрашивал о  том, что его интересовало, и именно, о чем он доподлинно знал, пока спрашивал наблюдал краем глаза за Агваресом, попутно размышляя на тему его осведомленности в делах Дома. – Самая простая и эффективная схема вывода средств в оффшор, ее не могли ни пропустить ни придать должного внимания, не так ли, князь? Половина Схаласдерона занимается чем-то подобным, так с чего бы вдруг акцентироваться? Тем более, если, как я понимаю, инициатором транзакций выступал Ваш собственный Дом. – Внимательно глянул на Деладора, отвлекся на принесшую заказанное помощницу, пригубил напиток, покривился, и снова вернул внимание князю. – Мне интересно, что Вы обо всем этом думаете, особенно в свете то и дело всплывающих неприятных намеков. – Отставив чашку, порылся в горке странных местных конфет, проследил, как одна из «сладостей» бодро уползает за пределы тарелки, и совсем потеряв аппетит, поднялся с дивана. 
http://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Остатки группы захвата как раз вошли в помещение бассейна, просочились незамеченными мимо развлекающихся гостей и заняли одно из подсобных помещений. Командир подразделения подключился на прямую к скрытым камерам, вычисляя, где могут обретаться их неприятные «собеседники», обнаружил их в пентхаусе, вместе с тремя женщинами.
- Мошки времени зря не теряют. – Прошелестел мужик, проверяя экипировку, и глядя на техника группы, в данный момент пытающегося изолировать венрхний этаж от всего остального строения.
- Заблокируй окна, кое-кто любитель в них выходить. – Буркнул кто-то из-под маски.
- Наши на подходе, - сообщил сквозь зубы старший, - не уйдут.
- Ты видел тот натюрморт с внутренностями? Кто так мог?
- Вряд ли наши букашки, уровень не тот, могут такое менталисты вычсочайшего класса, есть пара примочек, но они тоже из разряда «пси» и стоимостью в небольшое поселение, наемникам такое не потянуть. Не ссы, скоро все кончится, «дядюшка» останется доволен.
- А с бабой что? Нельзя ее все время под наркотой держать!

- Это не наркота, наркота таким как она до одного места. Если не возьмем наемников – распилим и отправим ее любимому племяннику в коробочке.

+1

27

Тем более, если, как я понимаю, инициатором транзакций выступал Ваш собственный Дом.
Информации, подтверждающей это предположение нет, поэтому с такой же вероятностью инициатором мог быть и правящий род, – деловито ответил князь, поднося к губам крепкий кофе, насыщенный густой аромат ударил в нос, проникая глубже в самую голову, «взвинчивая» бодростью мозги. Ядреный напиток, как он любит.
Габриэль слишком часто закрывал глаза, отворачивался в сторону и погружался в размышления. Собственно, бумаги и ужин лишь очередная возможность для него не концентрироваться на личности партнера в этом опасном деле. Почему-то понимание этого вызывало глубоко под солнечным сплетением неприятное жжение, перекрывшее на секунду дыхание. 
Мне интересно, что Вы обо всем этом думаете, особенно в свете то и дело всплывающих неприятных намеков
«Горькое капучино» – прочитал на черной этикетке, внимание к ней привлекли длинные бледные пальцы, рука Агвареса дернулась, но он без труда задушил в себе попытку прикоснуться. Не то к простому десерту, не то к пальцам. 
Да, намёки и впрямь неприятны. Леди Арнаэштли, если мне верна память, обладала кристальной репутацией, но я совершенно не осведомлен ни о ее психопрофиле, ни о предыстории, чтобы мои мысли могли иметь хоть какую-то реальность. Из фактов у нас только причастность господина Мельха или его безоговорочное доверие первой леди клана
Горячий кофе обжог глотку. Настроение Эльвантаса проникало в поры, со стороны он, конечно, выглядел эталонным образчиком вольфрамового дилдо – никаких лишних эмоций, но налет нервозности, внутреннего напряжения лип на кожу при каждом сосредоточении на его породистом лице. Красивом лице. Чертовски красивом лице. 
Я уверен в одном, пока мы не узнаем хотя бы две неизвестных в этом уравнении, загадку будет тяжело разгадать
Деладор втянул носом воздух, его уже не будоражило ядреное кофе, лишь запах чистого тела рядом, а еще инстинкт. Да, именно он заставил вздрогнуть и нервно заозираться, внутреннее чутье взводило струны агрессии. 
Дом оборудован камерами видеонаблюдения? Кто-то контролирует подходы к особняку? – секунду выждал, дернув губами, – я не хочу, чтобы мы пропустили гостей
Мысль о том, что он сам может серьезно пострадать или вовсе погибнуть в этой заварушке доставляла не так много проблем, как угроза гибели Эльвантаса. Что будет, если тот пострадает? Странно, но подобная мысль на секунду погрузила Агвареса в шоковый транс. Потеря цели? Крах ориентировав? Да, это как провалиться в бездну из-за человеческого мусора. Но сейчас явно не тот момент, чтобы заводить разговор на тему безопасности первого лица в клане. 
Сколько в доме всего силовиков? – медленно почти по слогам вопросил, – только я, вы и несколько барышень? Как бы не получился у нас дешёвый треш для булов... – ухмыльнулся.

+1

28

А началось все с того, что на сейр Маффы пришло странное предложение о сотрудничестве, обещающее мелкому дельцу невероятные горизонты и возможности в обмен на маленькую мелочь: жизнь его лучшего друга. Что сделал Маффа? О, весьма предсказуемо и пошло предоставил щедрому заказчику просимое, что называется «на блюдечке с голубой каемочкой». Угрызения совести он не испытывал, благородство считал глупостью, никак не применимой к помойному мальчишке, потом и кровью выцарапавшего самого себя задницы мира. Деловая хватка, смекалка, бесстрашная наглость – вот что всегда отличало Маффу О’Брейна от подобных ему, который в родном болоте тоже водилось не мало, но! Ему действительно повезло однажды получить невероятной щедрости предложение, пройдя проверку на преданность.
Голова друга, единственного, того, кто жертвовал собой, чтобы сначала мальчишка а после и делец Маф оставался жить.
«Дурак»
Толстяк смотрел на саркофаг, в котором неподвижно застыла женщина невероятной красоты. Она смотрела на него из-под полуприкрытых век, мраморно-белая, оттененная краснотой волос почти до синевы. Почти обнаженная. Взбешенная до самой крайности – об этом свидетельствовали сбежавшиеся в нитку зрачки,  еле угадывающиеся в гетерохромных глаза. Синем и зеленом.
Маффа сглотнул.
Его рука, протянутая к лицу женщины, застыла, так и не прикоснувшись.
Словно опомнившись, он дернулся назад, зло улыбнулся и перекрыл магический поток подпитки.
- У твоих спасителей есть час, но знаешь что? – Ужасно болело не тело, ныла самооценка. Двое залетных кузнечиков пошатнули саму платформу его существования, и это случилось впервые после заключения контракта с Агваресом тогда, давно.- У тебя этого часа нет.

http://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Группа захвата без лишнего шума поднялась на четвертый этаж, рассредоточилась, перекрыла и пути к отступлению и средства слежения.
Старший показал кулак – сигнал, принятый у охотников, означающий «внимние».
http://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Разговор принимал все более интересный вид. «Слабое место оппонента он вычислил сразу  ненавязчиво указал на него – это плюс. Умеет мыслить самостоятельно – кто бы сомневался, стал бы старый пройдоха возиться с безнадежным кретином.. Но это ничего не значит»
В то же время граф,  лениво вернувшись на диван, говорил:
- Допустим, Ваши предположения – истина, но, согласитесь, есть некоторые моменты, не вписывающиеся в предложенный формат. К примеру, отсутствие логики в случившемся,  записка явно угрожающего характера, написанная леди Арни  никак не представителю Дома Эльвантас, явный след деятельности некоего третьего лица, в конце концов гибель бывшего главы Дома Агварес. – Разноцветные глаза внимательно и цепко смотрели в светящиеся изумрудным глаза князя.
– Я уверен в одном, пока мы не узнаем хотя бы две неизвестных в этом уравнении, загадку будет тяжело разгадать. – Губы темного двигались, приковывая к себе внимание, завораживали, и это казалось странным. С чего бы вдруг? Словно  глубоко внутри кольнуло что-то но не в паху, как можно было бы ожидать, а в позвоночник. Словно предостережение. Словно… предчувствие. Граф чуть прикрыл глаза, не разрывая, впрочем, зрительный контакт.
- Кристальная репутация – конечно, хорошо, даже очень, но, согласитесь, князь, мы рассматриваем сейчас явно политический мезальянс между двумя Старшими Домами, обреченный на неизбежно трагический конец. – Наконец произнес инсект, отслеживая холодную иглу, притаившуюся где-то на уровне почек. - Я даже не беру сам мезальянс, я обращаю Ваше внимание на задействованные фигуры. Поймите меня правильно, Деладор. – Габриэль наклонился к князю, успев положить руку на так и не взявшую лакомство ладонь Агвареса. Простой жест пустил гулять по телу холодную волну, подпитавшую глубоко засевшую иглу беспокойства. Мужчина слега сжал кисть князя, и даже несильно встряхнул.  – Никогда Эльвантас не примет Агвареса. Никогда. – Он перегнулся к оппоненту, чуть ли не касаясь его лица своим и снизив голос до шепота. - Я сделаю все для этого.  – Глаза в глаза. Отчего так странно ощущать на себе взгляд этого брюнета? Он что-то прячет. Чувство? Мысли? Конечно, он же Агварес, выкормыш Макото! - Ничего личного, князь.
Отпустил Темного, упал на диван, рвано выдохнул – минута слабости, да. Зачем показал Агваресу свою спину? Знал же – никому доверять нельзя! Знал. «Устранить. Не важно, как. Остальное не существенно. Пора обезглавить Макото, что может быть проще?»
– Дом оборудован камерами видеонаблюдения? Кто-то контролирует подходы к особняку? – Внезапно спросил Деладор.  – Я не хочу, чтобы мы пропустили гостей.
- Лин. Портал.
- Портал не – голос помощницы потонул в грохоте рухнувшей стены. Лин метнулась к Габриэлю, растрепанному и босому, сидящему рядом с Агваресом на диване. Тот ее поймал, посадил к себе на колени, успев содрать с нее львиную половину одежды.
- Подыграйте  мне. – В голосе приказ, обращенный к обоим участникам редставления: к Лин и к Деладору. – Мы не мы и чудесно проводим время.
Нападающим предстала картинка:
Двое мужчин, оба огненно-рыжие,  замерли с полуобнаженной девицей на руках. Два близнеца, похожие друг на друга как две капли воды, оба с карими глазами, подернутыми бешенством от того, что их прервали.
- Я тебе говорил, что Вэлсадия – пристанище дикарей? – Поинтересовался тот, что казался меньше, у второго, продолжая деловито раздевать девушку, замершую столбом и смотроящую на ворвавшихся, словно парализованная. – Надо было идти в другое заведение. Нет, ну слов нет!
- Сколько вас в помещении и где хозяйка? – Рыкнул старший.
- Шеф, это не они.
- Сам вижу! Так как? – Это уже к тройке на диване.
Один из «братьев» потянул девушку на себя, довольно нахально лапая ее прелести.
- Впрочем, они вовремя. Девица так себе. – Не отвечая на вопрос,  парень подтолкнул девушку, та встала, роняя на пол остатки некогда роскошного но скудного наряда. – Надо было чернокожую заказывать.
Перед группой мужчин стояла очень красивая насмерть перепуганная и почти обнаженная девушка, яркая представительница вида "дама в беде" Что она девственница на ней было написано крупными буквами, как и то, что эти двое развратников под предводительством хозяйки гнезда порока выкрали ее из собственной постели.
- Помогите.. Пожалуйста! - Губы ее тряслись, по щека катились слезы.
«Внимание» - Ментальный приказ призывал Дансенфэй перейти в состояние повышенной готовности. «Ментальное внушение продержится еще минуту. Пробиваем защиту, Дел, устранить блок на телепорты, артефакт у вампира у двери, видишь? Лин, не переигрывай! Начинаю обратный отсчет.
Десять.
Девять.
Восемь"
Девчонка всхлипнула, прикрылась ладошкой, была схвачена и потянута назад, на колени к одному из мужчин.
- Эй ты, документы! – Старший, наконец, опомнился и задал самый главный вопрос: а с чего бы вдруг рядовым клиентам располагаться в личных апартаментах хозяйки заведения? И где она сама?
"Семь"
- Подстава! – Заорал вампир, сообразивший гораздо быстрее остальных, кто тут развлекается и что сейчас будет. – Сеть!
- Один! – Перепрыгнул через лишний счет Габриэль, так и не удосужившись сменить личину и перешедший в «мерцающий» режим.- Давай, братишка!!
Имен он не называл.

Отредактировано Габриэль (26.12.19 10:29:46)

+1

29

«Ваша светлость...» – чуть было не соскользнуло с языка, но вместо этого губы растянулись в спокойной неинтерпретируемой гримасе, пристальный взгляд, прямой точно луч изумрудного лазера, устремлен в точку над переносицей светловолосого мужчины. 
Если говорить на чистоту, мне не так уж важно, насколько истины мои предположения, чтобы я не сказал, вы разложите это по-своему и примите меры, которые на ваш взгляд наиболее эффективны, таков закон не только в политике. И я его одобряю.   
Говорил князь тихо, на грани с шёпотом, мягко постукивая кончиками пальцев по лакированной поверхности прямоугольного стола. 
...политический мезальянс между двумя Старшими Домами, – обоснованный вывод. Мезальянсы – та часть власти, без которой невозможно представить себе вообще ни один социум, особо нового граф не сказал. Деладор довольно равнодушно пожал плечами, откидываясь на спинку дивана, меж бровями проступила неглубокая складка.
Никогда Эльвантас не примет Агвареса. Никогда. Я сделаю все для этого. Ничего личного, князь
И с какой целью мне это необходимо знать? Габриэль, жаль, что вы видите или чуете в этой ситуации нечто такое, что ускользает от моего восприятия. Это меня немного утомляет, честно.
Очень похоже, что сейчас он стал свидетелем некой психогенной реакции графа, притом, действительно, реакции такого рода, где собственные познания или попытки создать ряд ассоциаций проваливались с треском. Деладор не мог уловить, что так гнетет Эльвантаса, что заставляет его взведенной струной сдерживать ужимки или, наоборот, делать их красноречивее. 
Я здесь по делу, – выдохнул с легкой улыбкой, – верно? Тогда вы должны знать, возлежания недопониманий, что я практически не читаю ситуации и вашей в ней роли. Вы не доверяете конкретно мне или моему Дому? Чтож, логично, я бы на вашем месте даже себе не доверял, но какой смысл толочь воду в ступе. Есть цель, есть средства и есть я, вы сами меня позвали, так, может, хватит намёков и будем работать? Вы так печетесь из-за мезальянсов, но не хуже меня знаете, что их масса и я очень удивился бы, не прими мой Дом участия, хоть в одном из них ранее, но я к этому не имею никакого отношения. А даже если бы и имел, – небольшая пауза и кривая усмешка, – разве не в этом суть игры? – снова пожал плечами. И все же Габриэль его изрядно забавлял в такие минуты. 
Особого впечатления клоунада с девицами не оказала, он лишь без особого интереса разглядывал её бедра и отчего-то размышлял о веках Эльвантаса, они, наверное, тонкие, почти прозрачные. Однако не отметить эффективности данного метода было бы глупо, вошедшие замерли столбами в первую секунду, что чуть ли не вызвало у князя вздох недоумения, они серьезно на это купились? Что за болваны. А, может быть, магия графа так проняла неготовых к ней или бугаи были падки на миленькое личико дамы, хотя, скорее всего, все вместе.http://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngДвумя днями ранее. Шифрованный канал связи с многослойным VPN-подключением. Схаласдерон и Сиверика.Алькраст никогда не видел своего собеседника в глаза, но это не мешало ему вести свои темные делишки и выполнять их хорошо. Таинственный покровитель обладал немалыми возможностями, что не раз помогало тому же Алькрасту при выполнении их мелких делишек, но мелкими они были года четыре назад, сейчас делишки выросли как в количестве, так и в качестве. Превратившись в целую цепочку сложных дел и ее следовало решить, если верить таинственному покровителю, скоро, очень скоро он сможет вернуться в клан и очистить своё имя изгнанника. 
Вначале пускай клиент избавится от груза, только потом приступай к делу
Алькраста нередко крайне подбешивала привычка таинственного покровителя называть всех существ, которых предстояло убить, клиентами, хотя в этом была не то капля конспирации, не то частица стариковской привычки. 
Понял я понял
Клиент тебе доверяет? 
Хах, ну, доверием я бы это не назвал, но предпочитает быть снизу, мерзкий толстяк
Избавь меня, голубчик, от этих подробностей. Там, где-то в окрестностях обитания клиента будет находится два дансефэя, постарайся не сталкиваться с ними, это чревато лишними проблемами, особенно со стороны одного из них. В этом случае даже я могу оказаться бессилен. Нам нужно разрубить этот узел раньше, чем его развяжут.http://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.png[float=right]https://i.imgur.com/2N17nSG.png[/float]Тонкая магическая вязь сходилась в неряшливые узлы, похоже, у этих молодчиков с собой был артефакт, притом не слабый, заточенный на искажения поля. Вроде магического знака «бермуды» у даденгеров, но в разы мощнее. Портал расплывался, стягивался и использовать его не получалось. Малышка Лин искренне старалась его стабилизировать, но всё было тщетно, слишком велика нагрузка дистабильных мощностей. Рванувшись вперед и обогнув голую девицу, упавшую в объятия одного из верзил (вот уж воистину дама в беде), Деладор влил в портал мощный поток силы, создав закольцовывающийся абрис из четырех оснований, тот будучи аморфной массой энергии, стремился растянуться... буквально растечься по комнате, выбора не осталось. Поставив точку и сменив свойства портала, сделал что-то вроде аварийного перекидного шлюза из магической массы. Так себе штука, но вроде сработала. Голова закружилась, в плечах растеклась странная вяжущая боль, тело пошатывало. Рядом слышались стоны и хрипы нескольких из ввалившихся в их особняк ребят. Вот уж событие – их тоже прихватило. Перенос не был мягким, мягко говоря. Похоже, их закинуло в какую-то дыру, не то, чтобы далеко от Вильи, но явно где-то за приделами города, князь даже не знал, что где-то есть разрушенные части городской застройки. Впрочем, даже у хваленой Вэсадии бывают районы, пострадавшие от террористических актов.
Сам Деладор Агварес нашел себя валяющимся возле несущей колонны, да и та, судя по её виду, вот-вот собиралась Демиургу душу отдать. Рядом виднелись провалившиеся в разлом не то от взрыва, не то от геодезического катаклизма, вагоны метро.

+1

30

Громилу обезвредила Лин. Видимо, ей так надоело играть безропотную голую жертву, что стоило всем подняться на ноги, как она призвала берсерк и буквально насадила наемника на свои крючья у основания крыльев. Оттолкнув его, между делом вырвав ему парочку клочьев  мяса, она напялила на себя что-то наскоро слепленное магией материи, и обратилась к своему сюзерену:
- Господин, я все понимаю, но это уже перебор!
- Лучше обыщи его,
- посоветовал граф, поднимаясь на ноги, - нас ведь не просто так сюда закинуло вместе с твоим поклонником. – У «поклонника» дело шло к «смерти от неестественных причин», проще говоря, он истекал кровью, зажимая себе дыру в корпусе, из которой хлестало как из открытого крана. – Парень, она тебе поможет выжить, если ответишь нам на пару вопросов.
- К-аа-а-ких?  - Все-таки эффект неожиданности давал себя знать. Экзоскелет, обнажающийся в берсерке, сродни кристальным  кинжалам, способным вскрыть практически любую броню техномира, а добавить сюда еще и энтузиазм взбешеной инсекты,  вынужденной светить своими прелестями перед толпой взбудораженных мужчин – и наемнику можно было только посочувствовать. Клановая СБ не держала в своих рядах дилетантов, и уж тем более, региональные начальники отделений не страдали отсутствием необходимых для работы качеств.
- Где маяк? – Лин оперативно взялась за дело. Кольнула почти теряющего сознание парня стимулятором на основе яда дентов, вызывающих неуправляемую болтовню и эйфорию, и наложила временную повязку из термопласта, чтобы у умирающего не было холодовых спазмов, вызываемых быстрой потерей крови.
Наемник поднял руку ладонью вперед. Под кожей запястья ритмично пульсировал синий огонек.
- Мы близко? – Он бессильно качнул головой, лицо осветилось глупой улыбкой.
- Регенерация у него медленная, - заметила Лин, внимательно разглядывая «пациента».
- Отлично, - Габриэль отряхивал пропыленные штаны. – Подколи ему еще одну дозу, чтоб наверняка.
Девушка кивнула, снова склонилась над мужчиной в луже крови, инъектор коснулся кожи, умирающий дернулся, мутно глянул на присутствующих, не слишком хорошо видимых в странных тенях развалин подземки.
- Кто вас нанял? – Граф уже подошел к группе из страдальца и кипящей Лин, краем глаза держа в поле зрения Агвареса.
Быстрый допрос умирающего принес неожиданные результаты. Оказалось, их забросило практически в подвал штаб-квартиры толстяка, настойчиво предлагающего всем троим свое негостеприимное общество,  осталось подняться наверх и пройти квартал-другой – и они на месте.   Портативного портала предоставить наемник не мог, не имел с собой, все связывающее работодателя и исполнителей снаряжение осталось у старшего группы.
* * *
Где-то неподалеку что-то со скрипом отвалилось, обращая на себя внимание князя  Агвареса. Уже некоторое время в окружающем периметре происходило невнятное шевеление, которое прошло мимо графа и  спеца СБ, занятых допросом  своего неожиданного информатора, зато отлично улавливаемого рефлексами инсекта. Неуловимо изменился фон, в воздухе незаметно добавился запашок, характерный для крупных неестественно вывелденных хищников, проще говоря, ко-то, сбежавший из генных лабораторий да – хоть того же Барса угнездился в местных тоннелях, и, судя по всему, размножился. Насколько было известно любому исследователю, принимающему участие в разработке биологически активных существ, первичная форма обязана быть стерильной во избежание случайного увеличения потенциально опасной популяции, но, видимо, кто-то где-то что-то не вовремя проглядел.
Твари подбирались с двух сторон, беря попаданцев в кольцо, отрезая им оба выхода в тюбинги тоннелей.  Видно загонщиков  еще не было, еле слышный шорох можно было расценить как, к примеру, сквозняк, миграции летучих мышей или что угодно еще. В разломе тоже ощущалось движение,  только не так явственно, видимо, там располагалось гнездо, сейчас замершее в предвкушении добычи.
Габриэль поднялся,  оставляя мертвое тело в покое.
- Что ж, все не так плохо, как казалось сначала. Учитывая отсутствие местного транспорта  и точки перехода для телепорта, можно использовать крылья и отыскать ориентиры с воздуха. Только есть у меня сомнения, полагаю, умаю, в развалинах летать опасно, другой выход – идти ногами. С другой стороны, так получится гораздо тише и безопасней, мы не привлечем к себе особого внимания. Обратная сторона: развалины кишат какими-то странными человекоподобными тварями, жрущими все, что движется, и, как доложил наш источник,  показывающими чудеса хитроумия. К примеру, им удалось поймать в сеть летящие цели.
Тут граф впервые прислушался, но, скорее, к эмоциональному фону.  Хмыкнул.
- Не знаю, умеют ли они разговаривать в общепринятом смысле этого слова, между собой они общаются отрывистыми гортанными  звуками, напоминающими мурчание больших кошек. Как выглядят никто не видел. Из живых, в смысле.
Он осмотрелся, прищурившись на пролом в потолке, из которого на обломки падали рассеянные лучи света.
- Что еще из того, что он не сказал вслух. Я так понял, он подозревал, будто Алькраст и Маффа связаны чем-то большим, чем деловые отношения, по крайней мере,  толстый – точно. Про своего шефа наш покойник сильно сомневается. Ходили слухи, что он прибыл сюда с Схаласдерона, уже довольно давно, из клана каких-то крылатых, но каких – не уловил, так же, как не понял, трансдент Алькраст или нет.  Там что-то странное.
Габриэль устало прикрыл глаза. Ментальное сканирование штука хитрая, откат от нее иногда бывает будь здоров, головная богль обеспечена. С неудовольствием подумал, что Агваресу не стоит показывать свои слабости, и так показал больше, чем необходимо, вряд ли князь пропустит мимо себя полезную информацию. Но что сделано - то сделано, ничего не поделаешь.
* * *
Темное пятно метнулось откуда-то из-за вагонов в смазанном скоростью прыжке

Отредактировано Габриэль (22.02.20 13:25:26)

+1

31

Обтекаемая тлетворная фигура в молниеносном прыжке меняла свои очертания, мускулистый торс трансформировался в звериную форму, на ходу ломая и сращивая кости, волокна, и без того раздутых мышц, скручивались в выпирающие канаты, пронизавшие все тело аморфных химер. Агваресу еще не доводилось лицезреть тварей, подобных этим. Изначально гуманоидные, но нелепо объемные, мерзкие в своей противоестественной природе, они менялись с невероятной быстротой, вызывая у пытливого и любопытного ума смесь восхищения и лютого желания понять их природу. И повторить ей. Насколько же высок обмен веществ у чудовищ, раз те столь быстро меняют форму? Времени на раздумья не оставалось: первые ряды машин смерти полностью прошли трансформацию. Секунды за четыре. Прочие, похоже молодняк, с большим запозданием, но не слишком отставая. 
https://i.imgur.com/AcBbZEV.pngТри пары опорных конечностей, длинные отростки жалящих ядом щупалец с совкообразными треугольниками шипов. Инсект только и успел, что отпрыгнуть с траектории удара, вскидывая перед собой пушку и стреляя, практически не глядя – трудно промахнуться, когда уродливая пасть с длинными острыми клыками закрыла собой весь обзор. Не видно даже точеной фигуры Эльвантаса. Выстрел удался на славу, бабахнуло не громко, благо глушитель работал нормально, но кожистая уродина закрутилась волчком, предаваясь инерции и чуть не сбивая Деладора с ног, лишь каким-то чудом удалось избежать размашистого шлепка ядовитыми отростками по коленям. 
Странное!? – собственный голос показался звучащим откуда-то издалека, – Дай мне знать, когда появится пугающее, по твоему мнению. Я хоть заранее активирую защитный кокон, – удержать каплю язвительности не получилось, – а все говорят цивилизованная планета, тут безоружным в метро не выйти! – все также курьезно хмыкнул князь, играя на контрасте черного юмора и ехидной подначки. 
Тварь не сдохла. Серьезно. Ей прострелили башку, но вместо вытекающей из рваного сруба лобной кости крови, череп стал затягиваться черной коркой. Не все монстры приняли облик шестипалых зверей, некоторые, особо «башковитые» – в прямом смысле слова – гуманоиды с жутковатой акромегалией головы, стояли под несущими железобетонными балками, их фигуры скрывались за горами монтажного хлама, вроде каркасов разломанных реек, тянущихся вдоль потолка, и клети грузового лифта. От последнего, к слову, осталось одно название. 
Первого из архаровцев – тех, что оказались в развалинах вместе с инсектами, уже рвали на куски твари помельче, видимо, решив оставить сложную добычу более сильным собратьям. 
Больше стрелять Деладор не собирался – так себе занятие, мороки много, а эффективности деос наплакал. Пришлось поспешно решать, каким видом магии оприходовать химер, – «вот бы образец для изучения...» – мечтательно подумал, совершенно не заметив, как мысль и личной превратилась в ранг доступной для Габриэля. 
Изловчившись, рванул к противоположной стене, отправляя сверхплотный сгусток чистой энергии в центр груди химеры, уж слишком она была бронированной и прочной, манила подозрительной выпуклостью. 
– «Попробуем вырубить головастых, их стая очень похожа на примитивный социум низших, есть мозговые центры, а есть боевые особи!» – передал мгновенную мысль графу, стараясь не терять из виду ближайшую тройку химер. Та, в которую попал сгусток, между прочим, далеко не мизерный, дергалась в конвульсиях на рельсах, куда грохнулась секунду назад. И все равно ж не сдохла. Мерзота. 
Что на поверхности!? – отступая к пролому, ведущему на улицу, нервно вопросил князь, с лихорадочной блесцой в глазах то и дело оглядывая окружающее пространство, – я перемещался не вслепую, летел на маяк твоего Маффы, – взгляд вперился в переносицу Габриэля. Тот фиксировал происходящее с помощью мысле-речи и ментального сканирования, – толстяк поблизости, но маяк странно себя ведет, я бы предположил, что он доживает последние свои секунды... сигнал исчез.http://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngОборудованное по всем правилам безопасности гнездо Маффы располагалось приблизительно в трех сотнях метров от точки появления инсектов. Свои противозаконные делишки лучше держать подальше от цивилизованных мест, да и в гнезде отсутствовали малейшие признаки, позволяющие идентифицировать его владельца. Но все удобства в наличии. И не только удобства, нужное оборудование для снятия образцов тоже. 
Но зачем это мертвецу? Алькраст с отрешенным видом наблюдал, как полутораметровая зверюга, с утробным урчанием, хрустит головой Маффы. Это оказалось не слишком сложно, теперь лишь дождаться, когда хемериод сожрет тело леди Арнаэштли, уничтожив тем самым любые улики. Алькраст уже забрал всё, направил при помощи одноразового артефакта нужные документы и схемы заказчику, вот-вот второй такой же артефакт должен прислать ему то, что позволит и вернуться в клан, и решить все проблемы с наследованием. 
Характерный звук. Магический свиток кристальной бумаги. Странно, герб Дриммэйров, Алькраст в недоумении распечатывает свиток. Итак, что ему прислал щедрый благодетель? Пальцы касаются внутренней поверхности листа, горло схватывает судорога, по мышцам растекается боль. Сознание гаснет быстрее, чем Алькраст понимает истину – сегодня хемериод наестся до отвала, ведь после изящной девицы инсекта ему представится возможность отведать мяса собственного хозяина.

+1

32

Выстрел разнес башку отожравшейся твари, как спелую ягоду раха, выплеснув ее мозги на стену, а тело твари, потоптавшись на слабеющих ногах, осела на пол, заливая его  кровью, толчками вытекающую из дыры в черепе.
Внимание Габриэля рассеивалось по помещению, он на некоторое время даже забыл о присутствии соратников – так тяжело и больно ударило в него осознание потери. Где-то тут совсем недавно была Арна, была живой, а потом ее не стало, и не стало ее по вине издыхающей на полу твари, пожравшей собственного нанимателя, судя по недоеденным фрагментам, валяющимся в луже крови и нечистот.
- Милая картина. – Граф вступил в комнату от окна, предпочтя нудному продвижению по лестнице моментальное занятие плацдарма с наиболее удачой позиции, обеспечивающей группе неожиданное появление, так сказать. ,Он  шел над полом, активировав магическую составляющую. Теперь не было смысла что-то прятать,  развалины фонили на столько сильно, что сигнал бы в любом случае не прошел бы во вне. – Жаль, действующие лица не смогли приветствовать нас должным образом.
Магия Габриэля обошла и прощупала все помещения норы Маффы, никого живого не нашла. Еще одно тело обнаружилось в соседнем помещении, судя по положению, покойник перед смертью бодро дополз до комм пульта и даже начал что-то набирать, да так и почил головой на клавиатуре. Рядом валялся свиток официального вида. По-хорошему, надо было бы посмотреть, но Габриэль, как потом понял, допустил ошибку, а именно – делегировал свои права на первичный осмотр Деладору.По- хорошему чтоило отвлечься от личных переживаний, перерыть проклятую дыру сверху до низу, вычисляя самое важное, но Габриэль не стал заниматься рутиной, сконцентрировавшись на останках Арны, справедливо полагая, что доклад ему все равно представят. Он выпустил из поля зрения князя, отметив про себя странность: Деладор смотрел на свиток. Мгновение - инсект отвел глаза, но что-то царапнуло графа. Впрочем, касание разумов было мимолетным и в следующий момент все занялись своими делами, приступая к осмотру.   

Габриэль  вернулся в комнату, теперь больше похожую на бойню. Его привлекла вещица, лежащая совсем не там, где должна была бы находиться, серьга-артефакт, полностью истощивший свой магический резерв. Она валялась под самым порогом двери и при ближайшем рассмотрении оказалось, что ее с Арни сорвали,  металл, согретый теплом руки графа, выдал остаточный всплеск боли. Женщина находилась в оглушенном состоянии, была измучена и истощена, но жива и в своем уме.
- Ее сожрали заживо. – Граф сжал серьгу в руке, бесконечно сожалея, что спохватился так поздно.
http://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Деладор Агварес смотрел на экран над головой мертвеца. Затем не спеша нажал клавишу «стереть» убирая с экрана имя.
http://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
- Уходим. – Граф оглядел присоединившегося к ним Агвареса. – Что-то интересное, князь? – Граф снова стал графом, он даже вернул себе ритуальный прикид и обычную длину волос. Контраст казался убийственным. Как и чопорная отстраненная холодность. Габриэль вздохнул, беря контроль над ситуацией вместе с ответственностью на себя. - Лин, экспертов, защиту от излишнего любопытства я поставил, защитный периметр на пару часов, вам должно хватить. Мы с князем уходим на Схаласдерон. Портал в консульство.
Девушка кивнула.  Ей было чем заняться,  не отвлекаясь на перипетии произошедшего, и все равно ее потряхивало от избытка эмоций, потому она  пропустила момент, когда  глава клана подошел, приобнял, на долгое мгновение прижимая ее к себе.
- Спаибо, девочка.  - Тепло шепнул мужчина ей в волосы, заставляя залиться краской. И это эксперта СБ! Здорово же она прониклась ситуацией. - А теперь портал.
Двадцать минут назад.
- Тебя послушать, так ты только и делаешь, что навещаешь метро! Безоружным! – Твари лезли ото всюду как сумасшедшие, давили в нетерпении молодняк – все спешили успеть к главному блюду сезона, стрекозиным крылышкам в машинном масле со ржавой радиоактивной посыпкой.  – Самому не смешно?  –  Отразив волной материи рвущихся к ним монстров, выловил яркую мысль Деладора о порции исследований, отделил одного из мелких монстриков, вышвырнул его, опутанного силовыми силками, в складку пространства – карман, подкинув князю мысль, сходную с эмоцией «твой приз»  и снова вернулся к тотальному истреблению чистой магией.
- Что на поверхности?
- Развалины, судя по скану – вставила Лин, - наш маяк почти над головой, сверьтесь, князь, у меня прыгает прием из-за обилия ксеноморфных форм!
-  Толстяк поблизости, но маяк странно себя ведет, я бы предположил, что он доживает последние свои секунды... сигнал исчез.
Слова Деладора стали отправной точкой.
-Вверх В пролом!! - Скомандовал граф, разворачивая магический щит, и накрывая вне его все живое ментальным ударом, поражающим нервные центры, отвечающие за работу мышц. – Нет времени играться!
http://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
В Одде царила ночь. Граф и князь обретались в том самом зале собраний, откуда отправились на Вэлсадию. Бестелесный во мраке секретарь принес кофе и коньяк, пару бокалов из живого кристалла, аккуратно  разлил коньяк по бокалам и ушел, оставив мужчин сидеть в темноте и тишине.
Белые с золотом одежды графа тоже казались призрачными, словно источенными тьмой по краям. Некоторое время Эльвантас молчал. На столе между ними тускло блестела серьга-артефакт.
Габриэль встал, подошел к стеклянной стене, и остановился, глядя из темноты башни на огни и вечный праздник Одды. Задача перед ним стояла не шуточная, и ее требовалось очертить таким образом, чтобы пройдоха Макото не вынес для себя ничего сверх предложенного официальной версией.
- Свой приз Вы получите,  как только пообещаете мне одну вещь, князь. 

Отредактировано Габриэль (02.03.20 08:41:26)

+1

33

Как много может сказать подчерк человека. Серьезно. Габриэль ошибался, решив после свершившихся событий, что злополучное письмо стало бы для него хоть какой-то подсказкой или бросило тень на и без того тёмную фигуру младшего Агвареса. По сути, записка была начертана искусно и тот, кто её писал глупцом не был, попади она в руки к любому из Эльвантасов или иных правящих родов, ничего кроме подозрений в участии политических элит из Доминиона Эвилариум не нашлось бы. Ни магических отпечатков, ни знакомого подчерка, хотя письмо было написано от руки, что всегда являлось неким доказательством в планетарном суде Схаласдерона. Все, сделанное лично человеком - несло в себе мощный отпечаток его души, если можно так сказать. Но не здесь. Работал мастер и единственное, чего тот не желал - чтобы письмо читал Деладор Агварес, была небольшая... мизерная... вероятность, что «мальчишка» узнает владельца почерка. 
Везде по тексту заглавная буква «М» значилась наиболее отчётливо, говоря о том, что писавший этот текст, делал сильный нажив, особенно на правую половинку буквы. Почерк Деладору знаком не был, но в нем не нашлось ни единого сомнения, что писал его старик Макото. Хитрый, изворотливый лис, в закромах которого никогда не было мощной магии, но имелся целый клад иных талантов, бесценных для политических игрищ. Таким не нужна мощь. Подумаешь, старого Агвареса можно насмерть перешибить средненькой Гартанур... это не важно, никому и в голову не придет подобное. 
- Ее сожрали заживо.
Отвечать что-либо Деладор не посчитал нужным, решив дать время Эльвантасу на скорбь и возвращение эмоционального равновесия. В конце концов некая Арна, от которой у графа осталась лишь серьга, была ему дорога, подобное никогда не проходит бесследно. Своеобразное психическое оцепенение как раз на руку, можно сунуть письмо за пазуху и убрать с экрана последние кадры. Агварес всегда носил перчатки, вот и сейчас, лишь в последнюю секунду ощутил энерго-импульс письма - то было отравлено. Некто из действующих лиц, вероятно сожранный по каким-то причинам монстром, наверняка, причиной его смерти явилось то письмо, искал через всемирную сеть некую информацию и как раз открыл вкладку по их клану и раскладке малых родов. Не стоило лишний раз светить такой информацией. Пара кликов и строка поиска была очищена.http://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/37591.png  Участие Макото Агвареса в убийстве первой леди Эльвантас для Деладора было очевидным, для Габриэля лишь подозрением и довольно смутным, вряд ли Эльвантасы имели доказательства или уверенность в том, что именно Макото спланировал и провернул все от начала до конца. Максимум их догадок, по мнению Деладора, сводилось к скромному или не очень участию старика в заговоре младших домов. Знаете, из чисто спортивного интереса. За такое даже не всегда казнят. 
- Свой приз Вы получите,  как только пообещаете мне одну вещь, князь.   
Деладор поёжился. Со стороны могло показаться, что причиной его нервной реакции стали слова Габриэля, но это было не так. Совершенное родным дядей и отношение к этому вызывали в голове молодого князя хаотичный и липкий туман, будь он обычным человеком, не мутантом, эмоции приняли органичную форму злости, страха и досады, но искаженная генетика значительно потушила подобные эмоции. Не пристало первозданному хищнику придаваться подобным порывам. Они блокируют здравый смысл, не дают услышать зов инстинктов, ярости место в бою, а не в политике. Вот и мучался Агварес от странного смешения влажной скользкой мерзости в душе. 
Если Макото считает, что подобное сойдет ему с рук... если он считает, что может вести игру за спиной собственного князя... он жестоко за это поплатится. Не место и не время проявлять слабость. Деладор по-своему любил Макото. Любил, как умел. Но старик не имел право становиться между ним и Габриэлем. Между ним и властью. Он - Деладор уже давно не тот беззащитный слепой мальчишка, которому требовалась помощь сильных, а Макото превращает его снова в слепца сам не желая того. 
Мне тоже необходимо будет одно ваше обещание, ваша Светлость, – аккуратно ответил князь, взглянув пристально в гетерохромные радужки Эльвантаса, при этом ощущая двойную резь: в собственных люминесцентных глазах и где-то в затылке. Странное ощущение, будто его сканируют. 
...оно касается моего кровника, – подобное заявление обычно давало понять монаршему лицу, что речь идет либо о близком родственнике говорящего, либо о единственном родственнике, если не осталось близких. Из близких кровников Деладору, самым ближайшем был Макото Агварес. 
но вначале я вас слушаю, был вынужден перебить.

+1

34

«Кровника? Уж не о старой ли лисе пойдет речь? Мне кажется, что кое-кто слишком часто мелькает поблизости, и это даже не нервирует, это настораживает. Накрутить хвост СБ, пусть поднимут все материалы, допросят всех неблагонадежных, может даже казнят парочку на показ, необходимо принимать меры. Еще немного, и каждый Младший Дом стараниями Макото  будет думать, что он имеет решающее право голоса в Совете».
Удержавшись от дальнейших измышлений по интересующему его поводу, Габриэль вежливо улыбнулся, глядя на нависающего над ним Агвареса.
- Что Вы, князь. Мои мысли были связаны с нашей спонтанной вылазкой, о неразглашении Вы в курсе,  все идет в установленном порядке, и единственное, о чем бы я просил Вас, так сказать, в личном формате, это не озвучивать цели нашего путешествия никому. То есть, совсем никому, если Вы понимаете, что я имею ввиду.  Пусть официальной версией будет.. Ну, скажем.. – Граф поправил деталь одеяния князя у горла, слегка зацепив ногтем кожу на шее, но, похоже, погруженный в свои мысли, не заметил случайного прикосновения. «Главное, Деладор, не проболтайтесь Макото. С другой стороны – можете ему сказать, так даже лучше будет, быстрей машина заработает, что-то сдвинется и, следовательно, это «что-то» можно будет отследить. Ну, а если не проболтаетесь, а я буду точно знать, да или нет, заслужите мое уважение».- Инспекция одного из заповедников и отлов мутантов, терроризирующих наш молодняк. Нет, пожалуй, это слишком. – Он сам себе усмехнулся. Мутантов, способных терроризировать Дансенфэй, в природе еще не завелось. – Тогда мы в приватной обстановке провели переговоры между Правящим Домом и Домом Агварес, расставляя приоритеты в свете сделанного Вами недавно заявления. Только придержите своего кровника, Деладор. Его длинный язык испортит нам всю музыку. Кстати. Вы не о нем случайно хотели меня попросить?
Собственно, если бы Макото приложил свои тощие лапы к делу пропажи Арнаэштли, то нужен был бы кто-то, кто смог бы его прикрыть. Лучшего кандидата, чем его собственный ставленник, Макото выбрать бы не смог и, в своей неподражаемой манер, сыграл бы его вслепую, как в свое время Рошера. И опять же. Деладор – любимый плоемянник, наделенный недюженными талантами, хотя тяжеловесен и слегка притормаживает. Это не говорит о его глупости или отсталости, скорее это намек о том, что князь мыслит в другом формате, и возможно, и даже наверняка, более успешном, точном и логически невычислимом. Отсюда следует другая мысль: стоит использовать редкие дарования князя на благо клана и держать его поближе к себе. Максимально близко.
Граф внимательно наблюдал за выражением лица князя. Темнота никогда не была помехой для трансдентов, так что он видел каждое движение губ, взмах ресниц, упрямую морщинку между бровей и носогубную складку, когда князь пропускал эмоцию брезгливости. Оставалось только ждать, чего же хочет князь Агварес, на что рассчитывает?
Залюбовавшись брюнетом блондин как-то забыл о свитке, который так и не просмотрел. Он вспомнил о нем только опустив глаза и увидев руки Деладора, затянутые в перчатки.
- И, заодно, доложите о содержании свитка. Где он, кстати?

+1

35

Не получив ни должного образования в сфере дипломатии и политики, ни элементарной практики в кругах правящих элит, Деладор мог, разве что, изучать весь опыт былых поколений и полагаться на собственное чутье. Первое подкреплялось множеством рукописей и учебников по истории Доминиона, а второе работало, один Демиург знает, по каким механизмам. Но и то и другое подсказывало князю одну простую истину: не стоит переигрывать в вопросах, что напрямую касались взаимодействия рода Агварес с плавящим. Не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы понять – резкая смена политического курса на 180 градусов в их случае невозможна, по крайней мере, если такое утверждать, прослывёшь глупцом. Не может сильный и древний род, состоящий из сотен влиятельных членов, в одну секунду из оппозиции перейти в разряд сторонников. Если сейчас он – князь Агварес примет линию поведения, избегающую данную тему, и тщательно пустит пыль в глаза графу, ничем хорошим это не закончится. 
Габриэль далеко не дурак и Деладор, также рассматривая графа понял, что игра будет гораздо сложнее, чем он рассчитывал. Эльвантас точно красивая золотая монетка, пролежавшая тысячу лет на климбахском радиоактивном кристалле. В смысле, производит впечатление красивой картинки, легкомысленного увольняя, которого не интересует ничего, кроме гулянок и личных амбиций – так называемая «золотая молодёжь». Наверное, в этом и состоит секрет длительности его правления – ибо впечатление это крайне обманчиво. Более хитрого и расчётливого существа Деладор ещё не встречал, куда там гадине Рошеру.
Вы же понимаете, использовать силовые методы против уважаемого Агвареса не будет эффективным. Мой род испокон веков являлся аппозиционным, если сейчас я начну силой затыкать рты каждому, кто болтает или продолжает строить козни, ничего кроме агрессии со стороны всех прочих аппозиционных родов это не вызовет. Сами ведь знаете правила союзов, стоит выбиться из коалиции и цепные псы растащат наш род на куски. А свято место пусто не бывает, на смену мне или Агваресам образуется новый род, такой же аппозиционный, если не хуже.
Это было логично, так как появиться кому-то еще кроме «критиков» власти попросту не откуда: в рассаднике сорняков не вырасти розе.
Я не хочу такой судьбы своему роду, так что прошу пока не оказывать давление на оппозицию и не принимать санкционные меры в отношении моих кровников, сколь бы мерзкими людьми они не были. Я сам вычищу их ряды.
Сделав глоток кофе, князь покосился в сторону двери, за которой скрылся служка. Напиток приятной бодрящей теплотой растёкся по груди, рука непроизвольно потянулась к маслу, кое стояло в маленьком прозрачном блюдце, принесенным по просьбе Деладора.
Его просьба была крайне щекотливой, но сейчас и впрямь имела под собой разумные ноты. Хотя к чему говорить, всё, что делал и делает Агварес на политической арене, всегда имеет под собой здравый смысл и некий трезвый расчет.
У меня нет доказательств причастия Макото, – голос прозвучал мягко, чуть урчащим баритоном, видимо, сказывались три ложки сливочного масла, – если сейчас я стану принимать в отношении него жесткие меры, то старая аппозиция, консервативные трансденты его поколения, включая уважаемого Мельха меня не поймут. Мягко говоря. В остальном, я полностью с вами согласен. Он не узнает о деле.
Желания Деладора полностью вторило намерениям Габриэля – это явилось одной из причин, почему история двух судеб сложилась столь трагичным и одновременно извращенным образом. Агварес также желал быть ближе к графу, максимально близко и со временем изжить всех в его окружении, заменив собой. Помимо трезвой логики и обоснованности подобного поведения, Деладора тянуло к Эльвантасу на каком-то диком и первобытном уровне.
Она у меня, желаете ознакомиться? К слову, записка отравлена и носит, по сути, характер информационного мусора, её цель, как я понял, не в текстовом выражении, а лишь в том, чтобы жертва взяла носитель яда в руку и держала его минимум пять секунд.
После кофе, князь испил вина, немного расслабившись и улыбнувшись, что пока выходило несколько неестественно, спросил:
Граф, что вы скажете о моём приглашении. Вы, наверняка, давно посещали резиденцию Агваресов, это стало бы отличной встряской для всех нас. К слову, леди Наэль не раз спрашивала о вашем здравии. Мне бы хотелось угости вас нашим фирменным бренди и мясными закусками, – усмехнулся, – мне в детстве всегда казалось, что мои кровники мужского пола, едят только мясо. Даже на десерт.

+1

36

Граф слушал князя, слегка склонив голову к плечу и убрав руки за спину в «замок».  Его слух резала эта постоянно поминаемая «оппозиция», особенно в приложении к Макото. Завуалированная просьба не трогать старого прохиндея графа насторожила где-то на грани восприятия, было в просьбе князя некое «двойное дно», неощутимо царапающее логические выкладки, красиво предлагаемые главой рода Агварес. С другой стороны, князь, как не поверни, прав: не стоит сейчас создавать точку напряжения внутри клана, логичней подыскать внешнего врага, мобилизовать силы Домов, создать общественное мнение, заклеймить кого-то и тем самым увести внимание клана в другую сторону. В идеале стоит закрутить интригу с Акваэрами и пусть Доминион на ушах постоит какое-то время, а СБ,  между делом,  почистит ряды. Но. Всегда присутствует это поганое «но». Как раз сейчас всплеск активности не будет оправдан, так как спикера как раз и нет. Голос клана в  массмедиа, Арнаэштли, для всех исчезла, о ее гибели, конечно, будут оповещены три самых близких трансдента, плюс знает Деладор и, разумеется, Макото. А и то, что знает Макото, теоретически будет известно не только клану. Хитрожопая скотина умеет манипулировать полученными данными в совершенстве, не даром так долго живет.
Молчание затягивалось.
Князь озвучил просьбы и приглашение, а граф все молчал, рассматривая его более пристально, отстраненно, как привык присматриваться к оппонентам, глядя на Агвареса как на потенциального врага, способы решения проблем которого имел удовольствие не так давно наблюдать. Как-то вдруг отодвинулся на второй план их вояж, панибратское «ты», сражение с монстрами и образовался новый виток отношений: сюзерен – подданный, граф – князь, два противника, Равные по силе?
Габриэль молча  смотрел на князя, со стороны он создавал впечатление фарфоровой игрушки, созданной для созерцательного любования. Молчание его не тяготилао, он, скорее по привычке, рассматривал мало значимые мелочи в убранстве костюма Темного, а сам и так и эдак крутил неприятную мысль. Равные по силе? А такое может быть? Но ведь Агварес ее никак не проявлял? А если подумать? Можно ведь предположить, раз уж пришла охота пофантазировать, что некоторые вещи абы кому не показывают, верно? Особенно, если в деле замешан правящий род и оттуда же торчат уши любимого дядюшки. Предположим, хоть и с большой натяжкой, что дело тут не в Макото, в конце концов, нельзя позволять личной неприязни отбрасывать тень на невиновных, или  на тех, чья вина пока не доказана. Тут графу на одно сладострастное мгновение представился сгорающий заживо Макото,  отчего даже на душе стало теплее и как-то уютней, но.. Отставив бесплодные мечты в сторону он вернулся к цепи своих мыслей-рассуждений, все так же продолжая молчать.
Аккуратное упоминание старейшин Дома Эльвантас тронуло губы графа затаенной улыбкой. Мельх никогда не отличался косностью мышления, хотя, как правило, на публика демонстрировал обратное, так что удар пролетел мимо, Зато Габриэль оценил изворотливость ума Деладора. Он даже покивал.
- Предположим, с какими-либо мерами мы повременим. Не стоит пороть горячку, даже если все не так, как кажется на первый взгляд, в этом вопросе я с Вами согласен, Деладор. – В подтексте прозвучало «хорошо, пусть старик пока поживет, но я за ним наблюдаю». – По поводу бумаги. Оставьте ее на столе, ею займутся мои эксперты – стандартная процедура, Вы же понимаете. Убита весьма значительная в клане личность, это не удастся скрыть от Совета Старших Домов. – «И чистки рядов, соответственно. Так что, Деладор, у Вас есть немного времени, чтобы спрятать концы, в отличие от остальных Вы принимали участие в расследовании».  – Что же касается приглашения.. – Граф задумался. Посмотреть Макото в его хитрые глаза на его территории? Внезапным его приезд все равно не будет, а сколько Агваресов не корми.. Как бы князь Дома не заявлял о своей лояльности, в одном от точно прав: действия такого плана спровоцируют реакцию отторжения от «собратьев по партии» и растерзают Младший Дом Агварес, следовательно, соглашение носит скорее диверсионный характер, осталось выяснить, в чью пользу.
Граф снова отвернулся, глядя в окно.
- Полагаю, мой визит будет хорошим примером для недовольных, князь Агварес.  О  дне визита Вас уведомит  мой секретарь.
Собственно, на этом их совместные дела были почти закончены.
Движение руки – и складка пространства выкинула на пол Башни приемов уродливое существо с Вэлсадии, лишенное точечным ударом возможности передвигаться.
- Ваш приз, граф.
Ни слова благодарности, ни жеста лояльности. Приоритеты были восстановлены, приличия соблюдены.

Отредактировано Габриэль (01.05.20 10:41:11)

+1

37

Инстинкт – вот то единственное, что помогло Деладору Агваресу не проиграть в политической баталии против главного гладиатора Схаласдеронской арены. Действовать надо было свежо и неизбито, а уж такой как Эльвантас, в политике не одного цепного Цербера съел. Смутно Агварес чувствовал, что, во-первых, ему требуется выбиться из серой массы поданных клана, заставить графа задуматься о его особенности, исключительности. Притом, именно исключительности, а не полезности, полезных у дансенфэев, так или иначе, каждый второй, а исключительных – единицы. Во-вторых, самым важным и самым сложным, нужно было создать иллюзию того, что Габриэль понимает мотивы и истинные стремления Деладора, способен прочитать его наперед, но при этом не все грани, нельзя становиться скучным.
От князя малого Дома не ускользнула легкая тень в глазах графа, при упоминании Макото, значит, он своего добился, реакция Габриэля говорила об этом. Одновременно Эльвантас, похоже, почуял угрозу. Неизвестно как – инстинкт ли тому виной, или просто Деладор недостаточно хорошо скрывал собственную ауру. Пронесло… похоже, предчувствия Габриэль списал не на наличие в близком окружении Деладора Агвареса, а на общую взвинченность после свершившихся событий. Вероятно, сам того не осознавая, у князя было кое-что его, подсвечивавшее его образ с положительной стороны. Габриэлю было хорошо известно об истории нынешнего главы Дома, о том, как по вине старой правящей верхушки он ослеп, терпел пренебрежение и не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы достроить логическую цепочку – Деладор ненавидел аппозицию и всех, кто дружил с его отцом и дядей.
Эфемерно могла родиться еще одна мысль: любое существо, прошедшее через то, что прошел Деладор, ищет тепла и участия по одной прозаичной причине: люди – социальные животные, искать для себя подходящий социум – это потребность. И ведь истинно так, не соверши Деладор тот злосчастный опыт, не перекрои он свою психику и геном, вряд ли Габриэль смог бы найти кого-то более преданного, но, увы… уродство могло породить только уродство. Деладор Агварес в прошлую эпоху был обычным уродом, и в этом не было его вины, ему просто еще предстояло развиться в нечто большее. Ему еще предстояло вырасти.
Убита весьма значительная в клане личность, это не удастся скрыть от Совета Старших Домов…
Я это понимаю, ваша светлость, – кивнул князь, собираясь уже покинуть гостеприимные стены, но тут появилась тварь. Ее движения сковывали магоцепи, с пасти стекали зеленоватые струи слюны, пожалуй, в глазах князя мелькнуло редкое удивление и восхищение.
Ваш приз, граф.
Благодарю, это ценный дар для меня, вы даже не представляете насколько…

Следующие сутки, кабинет Макото Агвареса.

https://i.imgur.com/httpnea.pngМолоденькой пышногрудой смеске в прозрачном пеньюаре пришлось стремительно соскочить с колен старика Макото, так как князь Дома без стука и приглашения нарушил их приятное времяпрепровождение. То был долгий разговор, в котором Деладор в первый и последний раз пригрозил родному дяде, что его методы игры устарели и должны были отойти в прошлое вместе с Рошером. Разговор начался с философского, – дядя, ты читал поэму Джона Мильтона «Потерянный рай»..?
А через неделю Служба безопасности донесла до Габриэля странные новости, что за последние семь дней была совершена череда странные смертей. Все погибшие – представители малых аппозиционных домов, притом убиты мутантами…
«Вот что бывает, когда честолюбие и жажда наживы берет верх над этикой и уважением к первозданным детям Творца, когда толстые кошельки покупают жизнь, чтобы исковеркать её до неузнаваемости и заставить убивать…» – гласили пафосные издания и СМИ Дансенфэев.

Но ведь Габриэль знал, кто приложил к этому руку?
КОНЕЦ

0


Вы здесь » Энтерос » БЫЛЫЕ ПОВЕСТВОВАНИЯ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ » Тайна на двоих


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно