Всем привет и хорошего настроения! У нас очень много новостей за последний месяц. Мы, наконец, привели в порядок систему прокачки, а также ввели небольшие поправки в магазин. Были внесены изменения в раздел ролей (вакансий) проекта. Энтерос готовится к смене дизайна, будем рады финансовой помощи. И у нас теперь открыт приём попаданцев, а это значит только одно – ещё больший простор для фантазии! Читайте раздел «объявления».
Всем привет и вдохновения для личных и квестовых эпизодов! За прошедший месяц мы провели масштабную работу по оптимизации матчасти, были внесены значительные изменения в правила начисления кристаллов, открыта для игры ранее недоступная планета и многое другое. Следите за свежими новостями нашего проекта в соответствующем разделе – «Объявления».
Все игроки проекта могут как организовать собственный квест, так и вступить в любой квест, открытый для вступления новых участников, также имеется возможность вызвать мастера игры или прийти GM по заявке.
          




Складывалась любопытная ситуация, события развивались параллельно, что сильно походило на театральную пьесу, виденную когда-то Габриэлем и поставленную талантливым режиссером. Ори вела несколько разговоров, события в халифате развивались на несколько веток, а Сет.. Сет, похоже, тоже был чьей-то марионеткой, не слишком сообразительной, если уж на чистоту, либо чуял...
Сегодняшний день не отличался ровным счетом ничем от прочих дней. Саарсэзарин все так же коротала свои дни за исследованиями и изучениями артефактов. Девушка проводила большую часть времени «общаясь» с магическими предметами, и было мало индивидуумов, способных понять её страсть. Все просто считают её чокнутой. Конечно, лучше быть увлеченным пирушками и дурачеством , чем постигать азы...
Винсент сидел в небольшом пабе на краю такого же небольшого городка и не спешно пил вино. Место это было тихое, посетителей не так много, и к удивлению все посетители выглядели прилично, а не как обычно, как бывает в таких заведениях. Местные работяги, разных мастей и рас, большинство еще было занято на работах и потому паб был полупустым...


      
      

Ходящий во снах, деос когда-то олицетворявший лишь светлое и доброе, сильно изменился со времен всех прошедших войн. Он творил добрые и плохие вещи оставшись на развилке путей. Потребовались столетия после окончания войны...

Ясный холодный вечер. Такой же ясный, какой был и вчера, и год, и десять лет тому назад. Погода была чудесная, особенно ночью, когда ветер совершенно стих, и на ясном небе светила белоснежная луна. В их городе существовала примета: ребёнок, рождённый...

Как правило, проблема отпуска у Джена решалась просто и не затейливо: госпожа Герц отправляла любимого сотрудника в какую-нибудь очередную задницу мира с веселеньким заданием и заявкой на очередного монстра...







Once Upon a Time: MagicideВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
Книга АваросаВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоHabent sua fata libelliCode Geass
АрканумDISАйлейСайрон: Осколки всевластияАвторский мир классического фэнтези
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieDark Tale



LYL Мийрон
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » БЫЛЫЕ ПОВЕСТВОВАНИЯ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ » Поглощенная страхом


Поглощенная страхом

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://savepic.su/6471212.png
Участники: Синовар Лестер, Фиуре.
Место: Вэлсандия, испытательный полигон "Синовар и Ко".
Описание: от прошлого просто так не уйдешь. И даже защита влиятельного покровителя не поможет. Особенно если это защита делает тебя привлекательной добычей для другого, значительно более крупного и опасного хищника чем мстительный архонт.Эпизод происходит в прошлом.
Система боя базовая.

Отредактировано Синовар Лестер (20.11.15 22:02:24)

0

2

Синистер, как и подобает стереотипному деосу, считал себя великим существом, венцом творения. Но это совершенно не мешало ему быть исключительно мелочным и лелеять обиды тысячелетиями.
Синистер убеждал самого себя, что он должен уничтожить Энтропиуса, а этот миг обязательно настанет. Рано или поздно. Не сейчас точно. Может быть, когда у Синистера окажется в руках Сигния. Или когда, наконец, будет восстановлена сила повелителя убийств.
Но с такими мыслями о собственном величии и достоинстве Синистер согласился помочь архонту наказать непокорную дочь. Почему Синистера интересуют семейные дрязги какого-то архонта? Все очень просто – дочурка архонта состояла в ордене Энтропиуса. Возможно, гордость бы прокричала, что вымещение злобы и страхов на существо слабое, служащее древнему противнику и не виноватое в страданиях Синистера, признак исключительной низости, отчаяния и абсолютной слабости.
Но гордость в Синистере давным-давно ослабела, если и вовсе была разрушена и стерта бегством от страшной угрозы, которую представлял для него Энтропиус. Тогда в голове остался только страх, который стал благодатной почвой для примитивной озлобленности ко всему, что было связано с могущественным собратом.
Архонт еще и убеждал Синистера в том, что его дочь большая шишка в ордене, но деос знал, что это вранье. Он даже сомневался, что такое жалкое подобие мести принесет ему удовольствие.
Нет, он все-таки ошибался. Когда прибыли «специалисты по захвату», Синистер ощущал волну возбуждения. Ему не трудно было представить, что превосходство над каким-то фэдэлессом будет обозначать своеобразное возвращение Синистера на арену и конец бесконечным пряткам. Даже грезил каким-то вызовом Энтропиусу таким поступком, что было тотальным заблуждением. Сейчас он не самый могущественный деос, но уже не то существо, который готов был притвориться рабом, чтобы скрыться от гнева властелина хаоса.
И все же он испытывал страх, потому и не отправился за целью сам. Благо, у него были свои наемники. Синистер даже согласился не убивать дочурку архонта. Это было не фатальное условие, ведь убийство часто становится концом веселья. Схватить полукровку, благо, не так трудно. Нужно только сильное снотворное, да цепи с печатями, чтобы не вырвалась и берсерком не обернулась.
Синистер ожидал в большом пустом помещении, которое использовали для тайных испытаний оружия. Прочнейшие металлы, которые можно достать на Вэлсандии и Цирконе, максимальная шумоизоляция и высоченные потолки в десятки метров.
Синистер был не один. Тут еще под пятьдесят человек, десять из которых с автоматическим оружием, но все они стояли у стены. Достаточно далеко от самого Синистера.
Кстати, Синистер находился в женском облике. Оделся, впрочем, не по-женски: темные брюки, босые ноги, белая рубашка, поверх которой замятый пиджак. Волосы распущенные.
И вот, наконец, пожаловали еще трое. Рослые детины, в темных камуфляжах, а лица прикрыты темными шлемами. За собой двое волокли по полу здоровенный темный мешок, обернутый серией цепей, который еще и дергался, и звуки издавал. Пленница успела в себя прийти. Третий тащил за собой ее оружие.
Помощники Синистера сработали быстро и оперативно. На пол упали цепи, после мешок распался надвое и на полу оказалась блондинистая женщина, с запястий и пяток, которой тут же сняли цепи, после чего новоявленные сотрудники «Синовар и Ко» побежали к своим коллегам.
На женщине остались только обычные веревки, которые вообще были бесполезным реликтом лигрумов и буланимов. Справиться с ними эта точно сможет. Глаза были завязаны, а во рту зафиксировали шарообразный кляп. Откровенная одежка была не разорвана, но всюду сдвинута в сторону, совершенно ничего не прикрывая. Очевидно, что люди Лестера не могли не развлечь себя немного…
Оставлять ее вот так, с оружием рядом и катастрофически ненадежных путах. Это можно было бы счесть беспечностью, но Синистер был совершенно уверен в том, что сейчас ему бояться совершенно нечего.
- Ты не торопись. Я подожду, - эхом прозвучал скрипучий и глумливый голос Синистера. На лице бледной женщины растянулась хищная улыбка.

0

3

Бывают ситуации прозрачные настолько, что не допускают никаких двойных толкований. Конечно, можно было бы предположить, что все это - милая шутка друзей, да только никаких оснований для такого решения не было. Когда ты выходишь за покупками, покупаешь с лотка разносчика аппетитный пирожок, а потом в глазах все плывет, и ты приходишь в себя в совершенно непонятном положении... Вернее, вполне понятном: упакованной и связанной, как гусь на праздничный стол. И никаких сомнений в том, на чьем именно столе ты окажешься.
Хотя тут Фиуре промахнулась.
Когда ее грубо вытряхнули на пол, первое, что поняла Фиу - она не дома. Конечно, нос забивала пыль, да и обоняние в человеческом виде у нее куда слабее, чем в зверином облике, но она не могла ошибиться: здесь пахло не домом. Да и голос, который она услышала: "Ты не торопись. Я подожду" - был не то что не голосом ее отца, а вообще - женским. И не предвещавшим ничего хорошего.
Напрягшись, Фиуре рванулась, освобождая руки. У нее получилось не с первого раза, в основном потому, что все тело затекло и плохо слушалось, и при мысли о том, как она корчится и дергается тут на глазах у непонятно кого, в девушке начал пробуждаться гнев. Зато, пока она возилась, то по звуку поняла: она находится в каком-то большом и гулком помещении. Практически пустом. Хотелось бы знать, куда ее занесло, и не была ли ситуация "вернули блудную дочку домой" чем-то более безобидным, чем та, в которой она очутилась?
Освободив руки, девушка сорвала повязку с глаз, выплюнула кляп, зыркнула по сторонам. Ее взгляд остановился на Синистере, глаза расширились: похоже, она опознала в ней деоса. Девушка медленно подтянула ноги, распустила веревки, попутно приводя в порядок одежду, состояние которой поневоле наводило на мысли об изнасиловании, но вопрос о возможном насилии для Фиуре сейчас стоял на последнем месте. Она уже осознала. что попала в Беду с большой буквы.
Но Фиуре не была бы самой собой, если бы показала слабость и страх. Не спешила она и гордо вскочить на ноги, поскольку прекрасно понимала, что чувствительность полностью к мышцам еще не вернулась, и, скорее всего, эта попытка закончится позорным падением на пол. Поэтому девушка решила следовать совету не торопиться и продолжала сидеть, разминая мышцы, попутно оценивая обстановку. Результаты Фиуре не понравились: она не могла понять предназначение этого огромного помещения. Не нравилось ей и большое количество вооруженных людей вдоль стен: до этого видеть автоматическое оружие Фиуре доводилось только на картинках, но даже ее знаний хватило, чтобы понять серьезность огневой мощи. Зачем здесь столько оружия? Неужели против нее? При том, что здесь - деос? И что это вообще за деос и зачем она ей понадобилась? Одни вопросы, и вряд ли ей кто-нибудь ответит.
Наконец, Фиуре решила, что у нее есть все шансы устоять на ногах и неторопясь поднялась на ноги. Со вкусом потянулась, глядя в лицо  белобрысой лахудре.
Чего от нее ждут? Был только один способ проверить.   
- Вот ведь... бля, - с непередаваемыми интонациями сказала Фиуре, и в ее протянутую руку, подчиняясь призыву хозяйки, прыгнул Звездный Ветер.

В ЭТОМ И ПОСЛЕДУЮЩИХ ПОСТАХ СПОСОБНОСТИ ФЭЛЭДЕСА ДЕЙСТВУЮТ, А ТОПОР - ИСТИННОЕ ОРУЖИЕ +3.

Отредактировано Фиуре (15.11.15 01:26:27)

0

4

Синистер не был обременен моральными нормами, потому какие-то там обещания нарушал легко и быстро. Да и ударить лежачего мог без особых проблем. И не было тут никакой низости.
Но сейчас деос не двигалась. Между тем, пленница особенно и не торопилась. Освободилась без труда, как и следовало ожидать. Вставала не сказать, чтобы быстро. Старалась выглядеть гордо. Особого удивления, равно как и страха, не выказывала.
Это даже слегка раздражало. Как это ничтожество может казаться настолько гордой? Неужели она не испытывает никакого страха? Синистер, который боялся всю свою безумно долгую жизнь, искренне ненавидел чужую смелость. Она всегда дразнила его, как кусок свеженького мяса трансдента.
Она еще и смотрела с вызовом. Блондинке вторило несмешливое лицо деоса. Синистеру казалось забавным, что это существо считает, что может смотреть на него как на равную и не выказывать на страха, ни уважения.
Топор. На Вэлсандии и Цирконе такое оружие – реликт. Другое дело, что местное автоматическое оружие не способно навредить многим существам, включая самого Синистера. А вот такие реликты еще как могут.
Женщина была большой. Сразу видно, что в ней еще и архонтская кровь. Синистер выглядела совершенно хилой и болезненной на фоне похищенной. Наверное, у этой атлетки аппетитное мясо.
- Какой у тебя гнилой язык. Его стоит оторвать? – насмешливо поинтересовалась бледная женщина, сверкая острыми как у акулы зубами.
На груди красовался ненавистный символ. В откровенной одежде знак Энтропиуса не трудно было заметить. Синистер в глубине души, окутанной диким ужасом, надеялся, что его собрату по-прежнему наплевать на всех и вся, а потому он не бросится сюда.
- Что ты тут делаешь? – а вот и наигранное удивление. Да, некоторые мысли женщины эхом доносились до Синистера. Все-таки этот деос был силен в ментальных воздействиях.
- Твой отец просил меня о помощи. Сперва я подумала, что такая просьба оскорбительна. Но потом… - заостренный язык, длинный, как у какой-нибудь рептилии, коснулся бледных губ. -… потом выяснилось, что ты «воин Энтропиуса», - Синистер даже картинно закатила глаза, всем своим видом показывая отношение к братцу.
Однако после этого, когда взгляд вернулся на воительницу, лицо Синистера разительно изменилось. Не было ни улыбки, ни былого веселья, а алые глаза и вовсе смотрели немигающим взглядом.
- А я ненавижу Энтропиуса. Забавно, наверное, отыскать защитника, у которого по всей вселенной враги? У моих людей была возможность убить тебя прямо во сне, но я, знаешь ли, уж очень хотела встретиться с воином Энтропиуса.
Синистер даже не стала договаривать, что ей еще хотелось сделать с воином Энтропиуса. Впрочем, она все это успеет показать наглядно. К чему лишние объяснения.
- Я, Синистер, предлагаю тебе два варианта: падай на колени и отказывайся от покровительства этого ублюдка или… - деос хихикнула, а зубастая гримаса обезобразило все лицо. -...можешь попытаться выбраться силой.
Синистер даже свое былое имя назвала, которое не рисковала произносить на поверхности. Наверное, считала этим неким очередным знаком, означающим скромный шаг обратно на мировую арену.
- Откажешься от Энтропиуса, и отец тебя больше не побеспокоит... - Синистер на самом деле не считала эту бабу ценным кадром. Просто это казалось забавным, заполучить бойца, который когда-то ходил под Энтропиусом...
Стоит ли говорить, что силовой вариант Синистер считала безумием. Боевикам была дана команда невмешиваться, потому все они стояли смирно у стенки.

0

5

- Р-разбежалась, - ответила Фиуре на все предложения деоса сразу. И на идею "оторвать язык", и на предложение предательства, и на все остальные предложения - если они последуют, конечно. Потому что, с точки зрения  Фиуре, ситуация была предельно ясна, и речь шла об очень простом выборе: попасть в руки любящего папаши, умереть под пыткой или погибнуть в бою. А в том, что эта жуткая иссохшая тварь знает толк в мучительстве, девушка не сомневалась. Ей ничего не сказало услышанное имя, но в данном случае достаточно было просто внимательно посмотреть. Да и кто бы сомневался, что ее отец найдет себе самого омерзительного покровителя из всех возможных!
Не то, чтобы Фиуре не было страшно. Где-то в середине "приветственной речи" Синистер, когда Фиуре окончательно поняла, что происходит, был момент, когда страх парализующей волной прошел по телу - но очень быстро достиг такой силы, что перестал восприниматься, превратился в отстраненную констатацию. Да, ей страшно. Запредельно страшно. И что с того?
Так что выбор был очевиден.
Тем более, что ее обычный кураж никуда не делся. И осознание того, что терять уже нечего, внезапно дало полукровке чувство освобождения. В конце-концов, если ей осталось жить несколько минут, то почему бы не повеселиться? Она даже не подумала о том, чтобы использовать призыв, чтобы позвать кого-то на помощь: незачем подставлять других. Она сама. Как-нибудь.
- А ха-ха тебе не хо-хо? - весело спросила Фиуре и как пушинку крутанула тяжелый топор. И это словно послужило сигналом: девушку окутали потоки энергии, и в следующий момент ее глаза залило алое пламя, а за спиной распахнулись огненные крылья. И не просто распахнулись - с них сорвались огненные стрелы, наполнившие помещение и атаковавшие магическим пламенем всех присутствующих. Воздух вокруг Фиуре дрожал от жара, топор то распадался на сгустки пламени, наполняющие ладони девушки, то возникал вновь.
Devinum-берсерк. Прошу любить и жаловать.
http://s019.radikal.ru/i638/1511/3a/72051fbbbb0f.png

Отредактировано Фиуре (16.11.15 22:17:20)

0

6

Как и ожидалось, последовательница клятого бога разрушения не вняла голосу разума. Голосом разума Синистер, естественно, считал самого себя. В полемику, впрочем, обладательница топора вступать тоже не стала. Силища женщины не сказать, чтобы впечатляла. Раньше Синистер опасался последователей Энтропиуса. Он ведь не знал, насколько силен его собрат, а потому боялся бесславной смерти.
Но совсем недавно он выяснил, что эти опасения были совершенно напрасными.
Помещение осветил мягкий золотистый всплеск. Внушительный – особенно по меркам лигрумов и буланимов – всплеск энергии. Синистер, впрочем, смотрела огненное действо со снисходительной ухмылкой.
Впрочем, берсерк огненной женщины напомнил Синистеру даденгеров, из-за чего лицо женщины, и без того не слишком приятное, исказила недовольная гримаса. Чертовы крылья, показное высокомерие и ощущение собственного величия.
Огненный вихрь растворился в руне Отрицания, совершенно не задев Синистера. Она и перепада температуры не заметила. А вот лигрумы, из которых в основном состояли боевики, закричали и начали разбегаться по углам. Кого-то там точно задело, но Синистеру до этих тварей не было дело. Лигрумы и буланимы плодятся очень быстро, поэтому стоит ли обращать внимание на их смерти? Все равно, что следить за роем муравьев.
Огонь, кругом золотистая энергия, которая исходила от воительницы подобно цветастому дыму. Очень мило.
Гримаса исказила бледную физиономию деоса.
- Я покажу тебе, что такое страх.
Деос рухнула на четвереньки. Ее окутал вихрь черной энергии. Источаемая Синистером энергия была настолько черной, что в помещении стало значительно темнее. Если ранее светозарная воительница прожектором озаряла пространство, то теперь она напоминала скорее мотылька.
Спину Синистера буквально разорвало, черными кольями ввысь взмыли огромные темные отростки, в которые через мгновение обратилось все тело. Отростки вытягивались и разветвлялись. Это и называли в стародавние времена, когда Синистер был могущественен и силен, Миллионом смертей и Древом смерти.
Вот только через секунду стало ясно, что никакое это не дерево. Отростки шевелились, пульсировали. Вместо коры было переплетение карбункловых жил, укрепленных магией темной крови. Многочисленные отростки, которые правильнее было бы назвать щупальцами, были усеяны клыкастыми челюстями.
Вся эта внушительных размеров масса шевелилась и пульсировала, подобно какого-нибудь одноклеточному организму колоссальных размеров.
Но все это длилось мгновение, оно ушло на осознание себя в этом чудовищном и смрадном теле, которое буквально источало черную энергию, копотью стекающую с кошмарного берсерка. Лигрумы, наверное, думали о суициде, ведь Миллион смертей активно, на автомате, принял псионику страха, делая форму еще страшнее.
Челюсти разразились глухим рычанием, когда вся эта темная масса, передвигаясь подобно гибриду осьминога и тарантула, рванула к огненной воительнице. Вперед тут же устремились сразу три атакующих элемента. Два щупальца ринулись в источник света подобно двум кольям, третье же снизу-вверх плетью, щелкая многочисленными челюстями…

http://savepic.su/6380218.png

Отредактировано Синовар Лестер (20.11.15 23:07:16)

0

7

- Су-уукаааа! Сдохни!
Страх? Нет, не страх, а запредельное отвращение на миг заставило Фиуре запаниковать. Существо, в которое превратилась деос, было омерзительно. Девушка не боялась умереть - она боялась умереть, заживо пожранной этой тварью. Вот только реакция на страх у нее была вполне естественной для воина. Уж на кого полукровка не походила, так это на птичку, которая застыла перед змеей. Спрятаться? Зажмуриться и сделать вид, что ничего не происходит? Ну уж нет! Она - воин, значит, источник страха должен быть уничтожен!
"А если не получится?"- тихонько пискнуло в сознании девушки ее альтер-эго, но Фиуре проигнорировала вполне резонный вопрос. На эту тему думать было нельзя. Никаких "если".
К счастью, первая инстинктивная реакция Фиуре оказалась вполне логичной. Огромный зал, в котором все они находились, вполне позволял девушке взлететь. Что она и сделала: прыгнула вверх, использовав малое гравитационное подчинение, добавила скорости крыльями. Она поднялась почти под потолок зала, еле-еле успев уклониться от первой атаки щупалец, но уже через миг после начала своего взлета девушка перестала просто убегать, и навстречу щупальцам одна за одной покатились две огненные волны. В этот раз огонь был усилен энергией фэдэлеса, хотя где-то в глубине души Фиуре понимала, что шансов на успешную атаку у нее нет, и она представляет собой очень объемную мишень. Крылья помогли взлететь, но они и намного увеличивали площадь поражения. А если она уберет крылья, то упадет.
"Чтоб тебя! Это надо же так саму себя подставить!!! Главное - не позволить ей меня запугать!"
- Страх? Да ты сама меня боишься! Иначе дралась бы честно! - крикнула Фиуре, в слабой надежде хоть слегка притормозить эту... это, и пытаясь увидеть центр, ядро твари. Если ее не достать магией, то, может быть, поможет что-то другое? Главное, найти, куда  атаковать. И лучше определиться с этим поскорее: вряд ли огонь, пусть и многократно усиленный энергией фэдэлеса, надолго затормозить мерзкое создание, и можно смело гарантировать, что за первой атакой щупалец последуют другие. И рано или поздно они ее достанут, причем скорее раньше, чем позже. О том, что случится тогда, Фиуре думать не хотелось.

Отредактировано Фиуре (02.12.15 13:37:31)

0

8

Синистер использовал в качестве щита колоссальные отростки. Да и в этой форме он не ощущал боли. Древо смерти сильно искажало сознание, оставляя только его жалкие крупицы, которые цеплялись только за одно единственное желание убивать.
Кристаллическое тело слабо поддавалось огню. Синистер чувствовал жар, но видимых повреждений не было.
Воительница могла видеть, как прямо под ней огромное пространство обращается в черное марево. Этакая темная река, состоящая из вереницы темных отростков, щупалец и клыкастых пастей. Эта гигантская масса вздымалась и двигалась, еще и шипела.
В действительности Синистер не мог заполонить собой все пространство, как он делал это когда-то. Он был огромен, но большую часть составлялись очень правдоподобные иллюзии, которые значительно усиливались псионикой страха.
Воительница могла приметить, что эти чудовищные отростки разрывали на части подчиненных Синистера, а над темным маревом иногда пролетали куски плоти, а иногда и целые части тела. Будто тут был не один деос, а сотни каких-то мерзких червеобразных тварей, занятых трапезой. И вот это уже было не совсем иллюзией, ведь парочке лигрумов не посчастливилось оказаться слишком близко к кошмарному берсерку.
В ответ на крик челюсти зашелестели. В прерывистом шелесте не сложно было разобрать смех, вылетающий из множества глоток.
- Я… Я… Я… ца-а-арь… уби-и-ийств… - слышалось шипение.
Черное марево стянулось в одну точку, подобно водовороту. И вдруг резкий рывок вверх всей темной массы. Щупальца обвивали друг друга, произрастали друг из друга. И сейчас эта темная живая масса напоминала одно гигантское живое существо, которое начинали распадаться, приближаясь к жертве.
Возможно, какую-то часть воительнице и удалось отбить, но челюсти точно сомкнулись на лодыжке, на которой после стянулось и темное тело. Масса понеслась вниз, таща за собой и последовательницу бога разрушения, приближая ее к неминуемому столкновению с землей.
Конечно, после падения Синистер отдышаться не дал. Он без проблем мог разорвать на части ее сразу. В туже секунду. Мясо потомков архонтов настоящий деликатес. Все-таки редкая раса.
Но Синистер ведь не собирался ее убивать, а еще он любил играть с едой. Ее окружила живая стена, которая неспешно стягивалась к крылатой. Ногу по-прежнему сжимала пасть, а еще одна вцепилась в руку. В ту, что держала топор. Еще одна схватила было крыло, но огонь все же обжог небо… Еще одна пасть бросилась к свободной руке, следом за ней другая – к ноге…

0

9

Когда челюсти сомкнулись на ноге Фиуре, девушка не смогла сдержать крика - не столько боли, сколько ужаса и отвращения. Это... существо, эта кошмарная тварь... Она просто не укладывалась в сознании, она была омерзительна, запредельна, непредставима, и одно ее прикосновение, казалось, могло лишить рассудка. На миг поддавшись панике, девушка начала отчаянно наносить удары топором по щупальцу. Звездный ветер был истинным оружием фэдэлеса, и, может быть, она и отрубила бы конечность, но у Фиуре банально не хватило времени: сдернутая на пол, оглушенная, она потеряла драгоценные доли секунды и оказалась обезоруженной.
К счастью, Фиуре еще не совсем утратила голову от страха, и смогла заметить, что попытка укусить крыло ее противнику не понравилась. И она начала бить крыльями, стараясь попасть по разинутым пастям, она рвалась, не обращая внимания на льющуюся кровь, визжа и ругаясь:
- Глист ползучий, медуза-переросток, осклиз линялый! А-а-а, сука на голову ебн*тая, отпусти меня немедленно! - дальше пошли уже совершенно неприличные эпитеты. Ругань, как ни странно, помогала удерживать рассудок под контролем. Ругань - да еще Бладскини, альтер-эго фэдэлеса, чье присутствие она ощущала как постоянную поддержку. Пусть ее Белая волчица была еще совсем юной, но силы альтер-эго подпитывали решимость и ярость Фиуре, не давали соскользнуть ни в панику, ни в  безумие.
Вопрос только, надолго ли хватить объединенных сил новичка-фэдэлеса и ее альтер-эго?

0

10

Крылья особого вреда не причиняли, но небольшое пространство, свободное от живой массы, у воительницы получилось создать. Возможно, она могла даже порадоваться или счесть это за победу. Правда же в том, что это тело деоса начало отступать по совершенно другой причине.
Синистера раздражал этот огненный берсерк. До этой встречи он, кажется, чувствовал желание сразиться с кем-то покрепче лигрумов и буланимов. Сейчас же деос отчетливо ощущал, что сражаться он не хотел. Много чести.
Темная масса начала отдаляться. Вот из нее выглянула бледная рука, а под воительницей возникла черная пентаграмма Спиритус-Тенуэс.
- Dimidiata berserker, - прозвучал теперь уже мужской голос.
Из темной массы вышла бледная мужская фигура. Синистер теперь был определенно выше воительницы. Правда, таким же тощим и бледным. Темная масса же более всего походила на змеиную кожу, которая начала распадаться.
Пентаграммой заблокировать открытый берсерк непросто, но в текущей ситуации сказалась разница в силе. Да и, прямо скажем, Фиуре уже была не так устойчива и полна сил. Ничего удивительного в том, что за темной вспышкой последовал всплеск темной энергии, поглотившей яркое сияние. Крылья и мощь исчезли в миг.
Опомниться Синистер не дал. Бледная ладонь вцепилась в лодыжку полукровки. Синистер казался тощим и исключительно слабым, но он ведь чертов деос. Немногие могли помериться с ним в физической мощи.
Стоит ли удивляться тому, что еще до того как воительница успела махнуть топором, Синистер крутанул вооруженную женщину по кругу, как тряпичную куклу (кажется, еще и головой об пол задел), а потом еще и бросил в ближайшую стену.
Синистер улыбался. Даже ликовал.
- Уверен, что ты отменный воин, но такие как я и Энтропиус – мы же чертовы боги, - усмехнулся неспешно приближающийся деос.

0

11

У любой выносливости ей свои пределы. Отчаянные попытки вырваться, преодолеть, в общем-то, непреодолимую силу, измотали Фиуре. Сказалась и кровопотеря - пусть каждый укус щупалец по отдельности был не очень страшен, пусть регенерация обортня позволяла относительно быстро залечивать раны, их просто было слишком много. Но добило Фиуре принудительное возвращение из берсерка. Оглушенная болью во всем теле, мгновенной потерей ориентации, ничего не понимающая, она не успела среагировать на действия деоса. И удар головой об пол, а потом - всем телом о стену, не прибавили хорошего самочувствия. На пару секунд потеряв сознание, фэдэлес мешком рухнула на пол, не в силах пошевелиться.
Сквозь звон в ушах она "услышала" отчаянные крики своей альтер-эго:
"Он убьет нас! Убьет! Надо звать на помощь! Энтропиус!! Учитель!!! Помоги нам!!! Спаси!!!"
"Заткнись. Никто нам тут не поможет. Эта сука, конечно же, приняла меры. Так что придется... самим. Как-нибудь."
Полукровка со стоном перевернулась на живот. Кровавый туман в глазах не помешал увидеть медленно, даже лениво приближающегося Синистера. Было ясно, что против него шансов у Фиуре нет никаких. Здравый смысл и инстинкт самосохранения наперебой подсказывали, что надо сдаться. Признать поражение. Покорится. Потом она как-нибудь выкрутится, обманет, но сейчас - сейчас ей так не хотелось умирать!
Да. Вариантов нет. Это - единственный выход. Вот только что-то в самой глубине души фэдэлеса делало этот единственный выход абсолютно невозможным.
Фиуре протянула трясущуюся руку, словно собиралась молить о пощаде - и выпавший при ударе Звездный Ветер скользнул над полом в раскрытую ладонь. В этом не было того изящества, с которым оружие материализовалось в руке воина в начале боя, девушка чуть не уронила топор, но ей все-таки удалось его удержать.Используя Ветер как костыль, Фиуре встала на колени, потом, только со второй попытки, кое-как утвердилась на ногах. Ее шатало, казалось, еще мгновение, и она снова упадет. Ясно было, что драться полукровка не сможет, но и валяться на полу в беспомощном ожидании смерти ей не хотелось.
- Ты.... не... бог, - хрипло выдохнула Фиуре, - Ты... просто... кусок... дерьма... Ты... -  девушка хотела сказать еще что-то, но на это ее уже не хватило. Остатки сил, куража и гнева позволяли ей стоять - согнувшись, опираясь на топор - но все-таки стоять. Но не более того.

Отредактировано Фиуре (02.12.15 18:10:53)

0

12

Нет, слишком молодая и хрупкая. В былые времена архонты и их потомки были покрепче, а эту уже на ногах еле стояла. Не исключено, конечно, что Синистер сам не ожидал, что за последние тысячелетия он стал значительно сильнее и мог доминировать не только над жалкими тварями вроде лигрумов и буланимов.
И, конечно, покориться она не могла. Все поклонники Энтропиуса такие. Она сейчас опиралась на топор, как жалкая калека, но все равно отказывалась признать в нем, повелителе убийств, бога.
Конечно, это раздражало. Ее слова не слишком трогали древнего, но эта чертова стойкость. Он ведь был не таким. Деос отчетливо помнил, что он был способен умолять о пощаде, и гордость никогда не была помехой.
В мужском теле удобнее было использовать сияющий доспех, но в нем, как оказалось, не было никакой необходимости. На ходу деос обратился в худосочную женщину, будто так он уравнял шансы. В отличие от многих других деосов, Синистер никак не разделял оба пола, не давал определённых имен ипостасям и не менял поведение, осознавая себя как обоеполое существо.
- Забавно, - произнесла деос.
Воительница могла приметить, что очертания деоса стали мутными. Аллюризм ускорял тело, делал быстрее каждое движение. Следующий миг – Синистер прямо перед Фиуре. Бледные пальцы сомкнулись на запястье блондинки, потянули ее на себя, столкнув ее живот с коленом Синистера.
Без особого труда деос вывернул и заломил ей руку, из которой выпал топор. Конечно, на вид Синистер был худосочным, но он ведь чертов деос. Не говоря о том, что он, в отличие от Фиуре, совсем не пострадал и был по-прежнему полон сил.
Ударом ноги и рывком заставила воительницу упасть на колени. Практически прижалась к спине. Длинный и острый, как у какого-нибудь ящера, язык коснулся уха блондинки. Горяченькое.
- Боли не боишься, да? – прошипел женский голос на ушко.
Ничего. Синистер знал, что обычно такие страшатся за гордость, честь и прочую надуманную чушь, о которой сам деос имел только теоретическое представление.
Ломать можно не только, ломая тело. Иногда полезно зайти с другой стороны. Холодные пальцы деоса скользнули по животу Фиуре, под ткань, между накаченных ног…

0

13

Фиуре заметила, как изменилось очертание деоса, но успела только выдохнуть, чтобы удар в живот был не настолько оглушающим. Ей и без того с трудом удавалось преодолевать ужас и омерзение - в женском обличье это существо пугало фэдэлеса куда больше, чем в мужском. А ощущать это... эту совсем рядом с собой, да еще когда...
- Убери свои грязные лапы! - выкрикнула полукровка, но в голосе уже звучало отчаяние. Она поняла, что оказалась полностью во власти деоса - и ничего не может с этим поделать.
Фиуре не боялась умереть. В конце-концов, она была фэдэлесом, верным до смерти. Гибель в бою воспринималась как нечто  естественное, и шутка на тему: "Что может случиться? В худшем случае - помрем!" часто проскальзывала в речах воинов. Но именно сейчас полукровка поняла - не на словах поняла, а прочувствовала в полной мере, до глубины души, - что есть участь страшнее смерти. Оказаться в руках сумасшедшей почти всесильной извращенки. И дело не в боли или в насилии. Главная беда заключалась в том, что это - заведомо неравная схватка. И у Синистера преимущество в миллион очков.
Фиуре отчетливо поняла, что при таком раскладе она проиграет. Ей не дадут умереть, и рано или поздно сломают, так или иначе. И у фэдэлеса оставался единственный способ избежать подобной участи - заставить эту тварь убить ее здесь и сейчас. Но даже этого она не могла сделать.
Да, она могла бы превратиться в волка. Но даже это ей, скорее всего, не поможет: Синистер достаточно сильна, чтобы удержать ее в момент превращения, значит, правая лапа окажется просто вырвана из сустава. И смысл тогда в этом превращении? Убить себя? Так ведь эта линялая тварь не даст ей умереть по собственной воле...
Для того, чтобы осознать все это, Фиуре потребовалось не больше мгновения. И она не выдержала. Закричав: "Не-ет!!!", девушка начала рваться из рук деоса, не заботясь ни о целости суставов, ни о том, что сама себе причиняет боль. Она хотела только одного - не ощущать прикосновений этого существа, не чувствовать его дыхания на своей коже...

Отредактировано Фиуре (06.12.15 21:23:52)

0

14

Синистер не ошибся. Это все опыт длинною в бесконечную жизнь. Гордыня поможет вынести боль, но есть вещи, которые без проблем ломают эту самую гордыню.
- Не такая сильная, а?
Синистер был покровителем садизма и пыток не только потому, что поглотил нужных собратьев (впрочем, не без этого, но это не первопричина). Ему нравилось причинять боль. И не только физическую. Истошные вопли женщины, которая демонстрировала показную решимость и храбрость совсем недавно, доставляли удовольствие. Даже возбуждали. Слюноотделение было обильным, будто он увидал аппетитную дичь.
Накаченное тело Синистеру тоже нравилось. Удовольствие от ощущения доминирования такие приятные мелочи только скрашивали.
Кажется, она была настроена решительно. Настолько, что готова была вывихнуть руку, но какого же, должно быть, было удивление Фиуре, когда она чувствовала, что давление на руку ослабло. Правда, и руки не подчинялась волчице совершенно.
Синистер был силен в ментальной магии, а тут был достаточно банальный гипноз. Ментальное воздействие заставило завести обе руки за спину и сцепить их, будто они были связаны. Значительно надежнее. Пусть разум волчицы и понимал, что ничего на руках нет, но гипноз без проблем душил голос разума.
Конечно, состояние конечностей мало волновало Синистера, но перелом руки резко положит конец всей игре, спрятав разум за стеной сильной боли. А этого деос не хотел.
Сорвал тряпицу, что прикрывала пах от нее еще кусок, которым провел между ножек. Резкий рывок за волосы и не сказать, что чистую тряпку зафиксировал во рту. Элемент унижения. Приглушенная громкость никак не мешала наслаждаться ситуацией.
На пол и еще одна тряпка упала, которая прикрывала аппетитные округлости, одну из которых сжали бледные пальцы Синистера. Еще один рывок за волосы уложил воительницу на спину, над которой зависла бледная женщина. Деос облизнула губы, наклонилась ниже, фиксируя зубами – достаточно острыми – сосок, еще и между ножек проводя без особых нежностей и церемоний.

0

15

В бытность свою наемницей Фиуре доводилось испытывать насилие, но по сравнению с ситуацией, в которой она оказалась, весь ее опыт проходил, как ни странно это звучало, по разряду "нормального", и те случаи полукровка воспринимала со здоровым цинизмом. Проигрыш в бою часто кончался банальными попытками самоутвердиться со стороны победителя, который всего-навсего хотел получить еще одно доказательство своей крутости. Ясная и понятная до прозрачности ситуация. Некоторых таких "любителей" наемница потом находила и доходчиво объясняла, что крутость зависит не от размера и уровня волосатости яиц. Конечно, когда она вступила в орден Энтропиуса, все прекратилось... Но что надо было этой твари?
Возможно, будь Синистер в своей мужской ипостаси, полукровка среагировала бы по-другому. Но женский облик порождал  безумный страх, вызывая самые кошмарные мысли и предчувствия. Может быть, как раз в женском обличье наиболее остро воспринималась сама суть деоса, его природа и особые таланты? Идеально соответствующие именно той ситуации, в которой оказалась фэдэлес?
Фиуре продолжала орать, несмотря на кляп, пока деос шарила по ее телу, запуская пальцы и зубы туда, где им совсем не место. Невозможность пошевелить руками добавила паники, а боль от грубых прикосновений, несравнимо более слабая, чем от ран, полученных в драке, мучила куда сильнее. 
"Эй!!! Успокойся!!! Прекрати!!! Перестань кричать!"- сквозь застилающий сознание черно-золотой туман с трудом пробивался голос Бладскини, - "Ей же это нравится, неужели ты не понимаешь? Она именно этого от тебя и добивается!"
Похоже, фэдэлес и ее альтер-эго поменялись ролями: теперь Фиуре впала в панику, а белая волчица пыталась вернуть ей способность соображать. Это было сложно - коктейль из ужаса, унижения и отчаяния затопил мозг полукровки.
"Я не могу! Не могу!..."
"Можешь. Должна. У тебя два варианта - подчинись и попробуй получить удовольствие от ситуации...."
"Нет!!!"
"Или борись до конца".
"Но что я могу сделать? Я ничего не могу!"
"Тебе решать. Уж определись наконец. И, ради Энтропиуса, НЕ ОРИ!!!"
Нельзя сказать, что слова Бладскини сразу вернули Фиуре самообладание, но паника немного отступила, вернув способность хоть как-то мыслить. Невероятным усилием полукровка заставила себя замолчать - потому что крик не давал собраться, а у нее было очень мало времени. И потому, что Синистер, безусловно, обратит внимание не то, что она затихла. А главное - потому, что она не была уверена, что остатков ее выдержки хватит надолго. А если она сорвется снова, то вряд ли сможет остановиться, и никакое альтер-эго ей уже не поможет.
Расслабиться и получать удовольствие? Не тот случай.
Прекрасно понимая, что, скорее всего, она покалечит себя, Фиуре резко согнула ноги, пытаясь зафиксировать коленями руку деоса, бесцеремонно шарящую у нее в паху, и, вложив это движение все оставшиеся силы, рванулась в сторону, стремясь перекатиться на бок. Будь на месте Синистера более слабое существо, его рука, скорее всего, оказалась бы сломана. В данном случае - полукровка это понимала - шансы на успех практически равны нулю. Но она не могла не попытаться.

Отредактировано Фиуре (09.12.15 13:01:53)

0

16

Самка все не унималась. Еще и руку попыталась сломать. Что за жалкая агония? Она не знает, что нет ничего прочнее скелета деоса? Не говоря уже о том, что деосы едва ли не сильнейшие в физическом смысле твари. Синистер без проблем поднял ее одной рукой, кинув куда-то в сторону. Не целясь, разумеется.
- Что за жалкие потуги?
А в помещение приходили еще люди. Уже не вооруженные. Не простые боевики- мастера ментальной магии и псионики.
- Энтропиус – просто вонючее грязное ничтожество! Он – убийца братьев и сестер, поганая и мерзкая тварь! – практически закричала деос.
В этом не было никакого смысла. Да и такие приступы злобы больше присущи низшим тварям, но Синистер как-то всегда забывал о своих суждениях, когда на него накатывала очередная волна дикой ненависти, подпитываемой животным страхом.
И, конечно, Синистеру не мешал обвинять Энтропиуса в братоубийстве тот факт, что он сам губил других деосов. Иногда ведь еще и вместе с Энтропиусом.
- Каэдем, Карнас, Муэрим…– Синистер называл деосом, что так или иначе были связана с убийствами раньше. Сейчас их никто не помнит.
- Они, как и ты и тебе подобные твари, были смельчаками. «Бороться до последнего» и прочая чушь. А меня они считали трусом! Все считали, что я трусливая гадина… - Синистер замолк, будто задумался, с чего он вообще начал вести такие монологи перед жертвой.
Впрочем, стоит ли искать логику в поведении существа, которое еще миллиарды лет назад было совершенно безумным?
Синистер засмеялась.
- Но где все они? Все они трупы, я сожрал их всех.
Затих Синистер также резко, как и засмеялся. Губы впрочем были растянуты в гадской ухмылке, которая два прикрывала острые зубы.
Деос неспешно подходил ближе.
- Но мне нравится это глупое стремление к бессмысленной борьбе! Только из-за него таких как ты так приятно ломать…
На этот раз деос особенно не церемонилась. Ногой ударила в живот, схватила за лодыжку, в очередной раз бросила в сторону. Расстояние наверстала в один прыжок.
Не щадила, но и не била в полную силу. Опасалась, что может убить ненароком. Такое часто бывала (правда, с буланимами и лигрумами).
И сейчас вместе с Синоваром подходили другие люди, а Фиуре могла почувствовать, что давление псионической энергии усилилось. Она же и заставила ее встать на колени, полностью лишив девушку контроля над конечностями.
- Я тебя не убью. Смерть – это выход, акт милосердия, а я разве похож на деоса милосердия?
Ладони коснулась лица. Большой палец остановился прямиком меж бровей. Всплеск энергии. Помещение заполнила черная энергия деоса, которая усиливалась его людьми. Фиуре могла видеть, что даже глаза Синистера почернели, а изо рта вместе с дыханием выходил черный дым.
- Силу, что дал тебе Энтропиус…
В недрах сознания Фиуре могла почувствовать, как темная тварь – похожая на берсерк Синистера – буквально рвет на части Бладскини. Благо, Энтропиус не пытался остановить деоса убийств.
-…я забираю… - еще более сильный всплеск черной энергии, который полностью заполнил пространство, выжигая как воспоминания, так и чужеродную связь с повелителем хаоса…

0

17

Звон в ушах, вкус желчи и крови во рту, боль во всем теле, невозможность пошевелиться... Смерть? Это, наконец, смерть?
Оглушенная, теряющая сознание, фэдэлес еще пыталась что-то делать. Защититься от ударов. Сказать что-то злое - разбитые губы не подчинялись, как и тело. Фиуре не понимала, что говорит Синистер - слова долетали издалека и представлялись звуками без смысла. Она даже боль перестала чувствовать - тупые удары обрушивались словно не на нее. Осталось потерпеть еще немного - и скоро все кончится...
Нет. Не кончится. Кажется, ей не позволят такую роскошь, как простая смерть.
Они обе почувствовали приближающуюся угрозу - и фэдэлес, и ее альтер-эго. Вокруг них сгущалась чужая ментальная энергия, стягивалась кольцом, нависала зловещим удушающим облаком...
"Что это?"
"Я не знаю..."
"Мне страшно."
"Мне тоже..."

Сознание мешалось, путалось, оставляя только чувство окончательной, финальной обреченности  и смертную тоску. Руки Синитер на лице. Черная энергия, заполняющая все вокруг. Визг Бладскини. Безнадежная попытка защитить волчицу - но ментальная энергия новичка-фэдэлеса не сравниться с силой Древнего. Боль - такая боль, словно разрывают душу. Хотя - почему "словно"? И - "Силу... я забираю". И - темнота.

Фиуре закричала - отчаянным, долгим криком. И обмякла. Зрачки расширились, взгляд остекленел, лицо расслабилось, потом дрогнуло, и тихо заскулив, девушка попыталась свернуться в позу эмбриона. Она не чувствовала и не понимала ничего, кроме того, что ей больно и страшно. Боль и страх - то, что подарил ей деос.
Синистер победил.

[video2=578|43]http://embed.pleer.com/normal/track?id=B43vyB1mip1kBtje&t=grey[/video2]

Спасибо за игру! Это было реально круто!

Отредактировано Фиуре (28.12.15 21:33:42)

0


Вы здесь » Энтерос » БЫЛЫЕ ПОВЕСТВОВАНИЯ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ » Поглощенная страхом


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно