новости
Добро пожаловать в литературную ролевую игру «Энтерос» Авторский мир, современное эпическое фэнтези с элементами фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для игроков от 18 лет. Игровой период с 3003 по 3005 годы.
14.09.2021. Всем доброго времени суток и чудесной осени! Подведены итоги месячной активности и результаты конкурса «Лучшие посты месяца», за последний месяц был написан 341 пост от 40 персонажей и GM. Всё ещё принимаются заявки на конкурс «Магические способности» до набора 16 способностей.
05.09.2021. Всем привет и чудесного настроения! Стартует конкурс «Лучшие посты месяца», принимаем заявки до 10 сентября 20:00 по мск, также принимаются заявки на конкурс «Магические способности» до набора 16 способностей. Ознакомьтесь с главной темой объявлений, там есть важная новость для ведущих Мастером игры.
14.08.2021. Всем привет и отличного настроения! Завершены конкурсы «Лучшие посты месяца» и «Творческий императив», также были подведены итоги активности месяца, всего было написано за месяц 276 постов от 39 персонажей и GM.
14.07.2021. Стартуют два конкурса «Лучшие посты месяца» и «Магические способности», приём заявок на конкурс «Творческий императив» продлён до 10 августа. Произведена чистка архивного раздела, добавлен новый раздел в основные правила форума «Ведение карточки персонажа» и не забываем раздавать посты в наши 19 квестовых эпизодов. Подробнее обо всём читайте в разделе «Объявления».
14.07.2021. Объявлены победители конкурса «Лучшие посты месяца». Благодарим всех за активное участие и голосование.
10.07.2021. Обновлены активисты проекта и кристаллы за голоса в Топ'ах начислены. Открыто голосование на лучшие посты периода «июнь – июль» до 14 июля 19.00 МСК включительно.
09.07.2021. Напоминаем про конкурс лучших постов месяца, приём заявок завершится 10 июля 2021 года в 19.00 по МСК. Мы с нетерпением ждём в личные сообщения ссылку на два поста, понравившихся лично Вам, и размещенных на форуме в период с 10 июня по 09 июля 2021 года.
07.07.2021. Открыты два квеста «Роковая башня» и «Tainted Lands», приглашаем всех желающих принять участие, чтобы узнать подробнее, загляните в раздел «Набор в квесты». Внесены значительные послабления в «систему прокачки» [касательно количества постов], в связи с изменениями в магазине, количество деосов третьего поколения увеличено и теперь составляет 98 существ.
06.07.2021. Всем привет и великолепного летнего настроения! Мы обновили дизайн впервые почти за шесть лет. За прекрасную работу благодарим дизайнера — вещий дух. При возникновении багов, просим сообщать в тему «связь с АМС».
активисты
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Энтерос

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » БЫЛЫЕ ПОВЕСТВОВАНИЯ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ » Прогулки по крышам


Прогулки по крышам

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Локация и Датаhttp://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngПланета Вэлсадия, материк  Легосс
Город Шиул, лето
События после Доведенные до отчаяния


Участникиhttp://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngАбсолем & Шейр Локхони


Дополнительноhttp://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngМастер игры не может вступить в игру, эпизод является игрой в мире Энтероса и закрыт для вступления любых других персонажей.

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/02/e934cc61cb3357660a7ff99ade5ba224.png

Описание


Можно обмануть время.
Можно обмануть жизнь и смерть...
Но нельзя обмануть нас.
Мы помним всё...
Мы видели мир во снах и наяву.

Так давай обманем всех?

+1

2

Мы же обманем законы мироздания, правда?Только ты и я.
Дым обволакивает точеное аристократическое лицо.

И никто не узнает нашу маленькую тайну.Вместе.
Сквозь него проглядывает мягкая улыбка.

Мы никому не расскажем.Навсегда.
А в бирюзовых глазах плещется океан.

-Ближе, - легкий взмах девичьей ручки и вот уже один из витающих среди диковинных растений мотыльков садится на тыльную сторону ладони.
Она подносит его ближе к лицу лежащего рядом мужчины. Их улыбки сплетаются в чарующем танце, бездны глаз соприкасаются в неосязаемой ласке, головы чуть наклоняются к застывшему крохотному созданию...
А потом его заволакивает дымом.
Девичий смех перезвоном тысячи колокольчиков разлетается по пространству, утопая в тихом гуле вечернего города. Тот утробно дышит где-то далеко внизу, не в силах добраться до открытой террасы пентхауса, где сейчас два совершенно различных существа были совершенно одни.
Мотылек взмывает вверх, захватывая с собой тягучий шлейф белой дымки.
-Красиво... - темноволосая девушка в коротком полупрозрачном градиентном платье наподобие рубашки восхищенно наблюдает за порхающим вокруг неё созданием, рассыпающим остатки дыма на свою госпожу. Она крутит головой, а волосы цвета кофе мягкой волной скользят по плечам, падают на лицо, почти доходя до груди.
-Хочу ещё!
Девочка закрывает глаза, подставляя лицо дыму, который пускает мужчина. А сквозь белесую дымку проглядывают глаза восторженного монстра. Маленького чудовища, сидящего на руках у ещё более ужасающей твари. Два безжалостных создания, нашедшие покой друг в друге.
Снова звенит тихий смех.
Изящные пальчики подцепляют со стоящего рядом подноса изысканной работы пиалу, в которой плещется ароматный чай.
Не сводя насмешливого взгляда с сидящего рядом мужчины, девушка отпивает немного, скрывая игривую улыбку за чашей. Впрочем, от антиквэрума невозможно что либо скрыть. Только не ей.
Тусклый свет дорогих светильников целует мягкие волосы, иногда колышущиеся от порывов едва заметного ветерка, пробирающегося сквозь увивавшие террасу растения. Он ласкает бархатную кожу, переливаясь в бирюзовых глазах бабочки.
-А ты можешь сделать какую-нибудь фигуру из дыма? - по-детски спрашивает Абсолем, поводя плечами от возбуждения и слегка елозя на торсе древнего хищника. Девичьи бедра обнимают поджарый мужской стан, но это является лишь приятным дополнением к совместному времяпрепровождению, нежели чем-то большим. Настолько привычным и естественным, что никто из них не обращает внимание на достаточно откровенную позу. Может, для кого-то это и значило бы что-то особенное, но для двух застывших в вечности существ подобное поведение было все тем же проявлением нежности, с которой они смотрели друг на друга.
Покажи мне...
Говорит безмолвная бездна из глубины девичьих глаз.
[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/02/a1ac45e7bd3bb052533e50281fc1b942.png[/icon]

Отредактировано Абсолем (25.02.19 19:31:31)

+1

3

Город шумел, утопая в гуле подступающего вечера. Там, внизу, все так же сновали автомобили, а горожане, сбившись в безликую толпу, спешили по своим делам.
Шиул не спал. Он никогда не спал. Лишь одна форма жизни сменяла другую с наступлением заката.
Но ему не было дела до снующих внизу муравьев, слишком разношерстых и несдержанных. Здесь, на вершине одного из высотных зданий лишь шорох ветра нарушал тишину, когда  очередное прикосновение невидимых ладоней задевало крупные листья экзотических растений, скрывавших полузакрытую террасу.
Тихий, урчащий смех отразился от стекла, обволакивая  хрупкую темноволосую девушку, наблюдавшую за полетом крохотного мотылька. Клубящаяся в  глазах тьма расцветилась теплыми багровыми искрами. Уголки губ приподнялись в улыбке, полной чувственной нежности и восхищения.   
Мужчина чуть подался вперед, склоняя темноволосую голову, и густые иссиня-черные волосы с вкраплением белоснежных и красных прядок плавно перетекли ему на грудь, приласкав бархатную кожу.
Маленькая бабочка застыла на тыльной стороне девичьей ладони.
Он улыбнулся, обнимая губами изящный мундштук. Кальян. Роскошное и не менее ядовитое удовольствие. Вдох, медленный и глубокий. Где-то внутри сосуда  заворчало, забулькало, и вот уже большое, густое, дымное облако заволакивает  ручку девочки, скрывая сидевшего на ней мотылька.
Миг.
Маленькие крылышки распахнулись, и хрупкое насекомое взмыло в воздух, разметав клубы дыма.
Красиво.
Он тихо рассмеялся, откинувшись на подушки пуфа, на котором  полулежал. Прикрыв глаза, мужчина запрокинул голову, подставляя горло ласке плотного дыма. Она настолько неосязаема, что едва ли можно что-то почувствовать. Но он ощущал даже малейшее прикосновение изменчивого облака.
Приятно.
И вновь тишину наполнило раскатистое, бархатистое мурлыканье.
Древнее чудовище довольно.
- Проказница… -  тихий, едва слышный шепот. Впрочем, как и всегда.
Узкие ладони обняли девичий стан. Острые, изогнутые когти задели тонкую, полупрозрачную ткань платья-рубашки, в которую облачена бабочка. Он подался вперед, приближая свое лицо к ее, и медленно выдохнул, теплый дымок заволакивает точеное личико Аби.
Она рассмеялась, и мужчина улыбнулся в ответ, поднялся, почти садясь на огромном пуфе, и коснулся нежным поцелуем  уголка ее губ. И вновь откинулся на огромную подушку.
- Могу… - шепнул древний, выгибаясь и запрокидывая голову, когда девочка начинает елозить на его бедрах. Волна удовольствия прокатилась по гибкому, поджарому телу и он раскатисто заурчал, прикрывая смеющиеся глаза.
Всего лишь невинная ласка, которая слишком нравилась  реликтовому чудовищу, чтобы он мог проигнорировать ее. Он утробно урчит, проводя ладонями по бедрам девочки в ответ.
Ритуал, привычный для обоих и не несущий никакого подтекста. Взаимная нежность, приятная обоим.
Он приподнял голову, и некоторое время смотрел в огромные бирюзовые озера.
Бледные губы обхватили мундштук.
Затяжка.
Глухое бульканье в недрах изящного кальяна.
Облако дыма проскальзывает меж губ древнего чудовища, формируясь в роскошный цветок.  Фигура настолько сложная, что можно рассмотреть каждую жилку на лепестках экзотического бутона.
- Нравится?..

http://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет:свободные черного шелка штаны, с разрезами по внешнему краю на завязках; свободного кроя жемчужно-серого шелка рубашка, расстегнута и сползла с плеча, босиком.
Грива длинных иссиня-черных, с вкраплением белых ибагрово-красных прядей распущена и свободно рассыпана по плечам и спине, длинная челка падает на глаза. Распределение черного и красного примерно одинаково;  аккуратная бородка.
В левом ухе платиновая серьга-кафф: на  тонком полумесяце нанизаны несколько крохотных колечек, на которых крепятся изогнутые алые с золотом и серебром перышки; верхний край полумесяца и его середину соединяет тонкая цепочка, на которой качается небольшой рубин, ограненный в виде капли.
Мелкие, черные, отливающие металлом, чешуйки покрывают левую кисть и запястье, заканчиваясь у локтя рваной линией. Чешуйки напоминают прохладный бархат и довольно приятны на ощупь.

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. Не активирован.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

Отредактировано Шейр Локхони (26.02.19 15:00:22)

+1

4

[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/02/a1ac45e7bd3bb052533e50281fc1b942.png[/icon]Бабочка вздрагивает от прикосновений первородного и тихо хихикает, как от щекотки. И правда - щекотно... По телу пробегает легкая дрожь.
На секунду девушка прикрывает глаза, вслушиваясь как переливаются звуки бурлящей в кальяне воды, а когда открывает их вновь - сказочной красоты цветок распускается прямо перед её лицом. Абсолем восхищенно охает и быстро ставит пиалу обратно на поднос, стремясь как можно быстрее прикоснуться к маленькому чуду, которое сотворил антиквэрум.
Он ведь настоящий?
Тонкие пальчики касаются вязкого дыма, подцепляя его на ноготь и делая петельку в воздухе. Тоже самое девочка повторяет и с другой стороны цветка. Потом ещё раз... И ещё. Бабочка играется с дивным бутоном, дополняя его новыми деталями. Но дым не может находится в своей первозданной форме вечно. Он постепенно рассеивается, оставляя после себя лишь полупрозрачный туман.
- Сделай ещё! - Абсолем восторженно смыкает ладони, и кладёт на них маленькую головку, чуть наклонившись к мужчине.
Он послушно повторяет свой трюк, вновь даря ей маленькую сказку, в которую бабочка погружается с головой. Она играется с серой дымкой, наслаждаясь её красотой и сладким ароматом, в котором утопала терраса. А вокруг порхают белесые мотыльки с полупрозрачными крылышками, будто бы охраняя покой своей королевы.
Но тут выражение лица девочки меняется. Она удивленно вскидывает брови, осознавая истинную суть сотворенного волшебства. На губах все ещё играет лучистая улыбка, но теперь уже с привкусом легкой хитринки. Она, словно карамелька, катается по языку, и правый уголок губ, вторя её движениям, приподнимается чуть выше. На щеках проявляются еле заметные ямочки.
- Ты же использовал магию! Так не честно! - громче обычного произносит бабочка и толкает мужчину в грудь, - Вот я так и знала! Обманщик...
Она возмущается, а в глазах - искрится смех. Пальцы свободной руки уже скользят по подносу в поисках чего-нибудь особо кислого для разнежившегося антиквэрума. И быстро находят то, что нужно. Легкое движение - и вот уже маленький цитрус с забавным названием кумкват оказывается прямо у носа мужчины. Все же бабочка решила над ним сжалиться... на этот раз.
Аккуратные пальчики прижимают фрукт к губам Шейра и девочка с видом победителя вздергивает подбородок.
Ей не надо ничего говорить - всё итак понятно. Слова не нужны...
И вновь смех тысячей колокольчиков растворяется в пространстве, когда подушечки пальцев касаются зубов хищника, решившего ухватить заодно и их. Бабочка пытается отдернуть руку, но кто же ей даст?
- Эй! Отдай, - не без удивления произносит она, упираясь в плечо антиквэрума.
И всё равно продолжает смеяться.

Отредактировано Абсолем (26.02.19 23:44:48)

+1

5

Древний улыбается, наблюдая  за бабочкой. Она с детской непосредственностью изучает  развернувшийся перед ней дымный цветок. Густая, непроницаемая тьма во взгляде первородного вспыхивала теплыми багровым искорками, осыпавшимися на донышко его глаз. Раскатистое мурлыканье сопровождало каждое движение девочки.
Маленькие пальчики скользят по лепесткам, завивая их  маленькими изящными колечками. Дым колыхался под ее прикосновениями, постепенно размывая четкие очертания бутона. Иллюзия, созданная антикверумом, не может существовать долго, иначе Абсолем догадается. И мужчина  тщательно следит за тем, чтобы она расплывалась, медленно, но неуклонно.
Губы ласкают покрытый сложной резьбой костяной мундштук, гибкий шланг свивается кольцами на мягком пуфе, в котором утопает  Локхони. он затягивается, расслабленно откинувшись на высокие подушки и прикрыв глаза. Волосы шелковой волной рассыпаются по атласной обивке. Он вновь выгибается, когда очередная волна удовольствия, вызванная движением бабочки на его бедрах, прокатывается по телу. Урчит, откинув голову и роняя мундштук на подушки. Тонкий шелк свободной рубашки сползает с его плеча, но  мужчина даже не замечает этого, погрузившись в бархатную нежность ее прикосновений.
- Еще? – сонно переспрашивает он, продолжая улыбаться. Тьма в его глазах ласкает изящное личико Абсолем, невидимыми пальцами обрисовывая точеный профиль. Он приподнимается и, запустив пальцы в темные волосы бабочки,  взъерошивает их. – Как пожелаешь, драгоценная…
Теплое утробное урчание, бульканье смеси в сосуде и древний, чуть отстранившись выдыхает облако густого дыма, которое сразу же формируется в роскошный корабль, скользящий по волнам. Паруса колышутся, надуваемые невидимым ветром. Судно настолько тщательно проработано, что  видны даже самые мелкие детали.
Бабочка смеется, вновь погружаясь в игру с клубящимся вокруг нее дымом. Кораблик медленно плывет в воздухе, подгоняемый вечерним ветерком. Тихий, урчащее-бархатный смех мужчины сливается с восторженными возгласами девочки.   
- Да ты что?! – восклицает Шейр, состроив невинную морду, и тут же заваливается на подушки, когда Аби ударяет его кулачками в грудь. – Даже не думал.
Раскатистое мурлыканье заполняет террасу, смешиваясь с густым, чуть хрипловатым смехом древнего.
Он  ждет, прикрыв глаза и рассыпав  длинные волосы по довольно вместительному пуфу. Бабочка снова ерзает, что-то выискивая на вместительном подносе. Резкий запах цитрусовых. Тонкие ноздри трепещут, раздуваясь. Горьковатый вкус кожуры на губах. Антик морщится, приподнимая голову и вглядываясь в смеющиеся бирюзовые озера. Аромат и вкус слишком насыщенные.
Одно долгое мгновение Шейр смотрит в глаза  Абсолем. Бледные губы чуть размыкаются и острые зубы ловко прихватывают кончики пальцев девочки. Он приподнимается, перехватывая ее руку своей, и начинает осторожно покусывать подушечки ее пальцев. Влажные клыки осторожно касаются нежной кожи.
- Зачем? – шепчет древний смотрит на бабочку смеющимися глазами, в которых в клубах живого мрака ведут хороводы крохотные  багровые искры. Он перехватывает упирающуюся  в его плечо ручку девочки, и начинает медленно облизывать каждый пальчик языком. – Тебе же нравится, не так ли?
А на плечо бабочки опускается крохотный рукокрылый ящер и начинает тереться  клиновидной головкой о ее щеку.

http://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет:свободные черного шелка штаны, с разрезами по внешнему краю на завязках; свободного кроя жемчужно-серого шелка рубашка, расстегнута и сползла с плеча, босиком.
Грива длинных иссиня-черных, с вкраплением белых ибагрово-красных прядей распущена и свободно рассыпана по плечам и спине, длинная челка падает на глаза. Распределение черного и красного примерно одинаково;  аккуратная бородка.
В левом ухе платиновая серьга-кафф: на  тонком полумесяце нанизаны несколько крохотных колечек, на которых крепятся изогнутые алые с золотом и серебром перышки; верхний край полумесяца и его середину соединяет тонкая цепочка, на которой качается небольшой рубин, ограненный в виде капли.
Мелкие, черные, отливающие металлом, чешуйки покрывают левую кисть и запястье, заканчиваясь у локтя рваной линией. Чешуйки напоминают прохладный бархат и довольно приятны на ощупь.

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. Не активирован.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

+1

6

Абсолем снова пытается одернуть руку. Не получается...
- Вот ведь! - она чуть опускает маленькую головку, глядя на антиквэрума исподлобья слегка растерянным, но все ещё смеющимся взглядом, - Всё то ты знаешь...
Девочка смущенно поводит плечами, когда язык хищника касается пальцев и слегка елозит, тем не менее внимательно наблюдая за каждым его движением. Распущенные волосы падают на лицо, скрывая его от глаз мужчины. С губ слетает тихий смешок. Но притаившееся чудовище всё ещё с интересом следит за древним, впитывая каждую черточку его лица.
А потом вздрагивает, когда на плечо садится маленький ящер.
Абсолем удивленно смотрит на крохотное создание, узнавая один из обликов Шейра. Таким она видела его лишь в воспоминаниях, которые получила от Мирэлиаликс, но в живую - никогда. А так хотелось...
Девочка гладит крылья малютки. Тот довольно вскрикивает. Но не как взрослый дракон, а как будто он совсем ещё детеныш. Абсолем вторит ящеру, наморщив нос и по-детски рыча. А потом снова смеется, услышав как нелепо это звучит.
- Да... Драконом мне явно не быть. И урчать так, как ты я не умею, - искрящийся взгляд вновь возвращается к мужчине, который наконец отпускает руку своей подопечной.
Бабочка снова шкодливо улыбается, явно придумав очередную шалость.
- Но! - она наклоняется к антиквэруму и зависает над ним - Я умею кое-что другое!
Тоненькие пальчики подхватывают одну из подушек. Абсолем поднимает обе руки вверх, сжимая своё крайне опасное оружие, а потом опускает его на голову уже догадавшегося обо всем Шейра, не забывая комментировать происходящее.
- Бомбардировка с воздуха! Бух! Аааа... Нет! Ответная атака! Спасайся кто может... - бабочка с визгом сползает с мужчины, на ходу хватая новые мягкие снаряды и кидаясь в него. Она смеется, продолжая импровизированные боевые действия посредством подушек.
Конечно, в меткости девочка явно уступает антиквэруму, но хоть как-то уклоняться у неё пока получается.
Девичий визг и крики оглашают застывшую в оцепенении террасу, пока Абсолем, как малолетнее дитя носится среди кресел, пытаясь таки нанести смертельный удар своему противнику.
В один момент она поскальзывается и плюхается на мягкий ворс, чудом избежав пролетевшей над головой подушки.
- Аааа... Нас атакуют Шейровские войска! Держим оборону... - бабочка забирается за одно из кресел, пытаясь затаиться, но все же ей не удается сдержать смех, который так и рвется из груди.
[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/02/a1ac45e7bd3bb052533e50281fc1b942.png[/icon]

+1

7

Он наблюдает за девочкой. Узкий язык скользит по  изящным пальчикам,  даря изысканную ласку. Интимную и  обычную одновременно. Древний знает, что это нравится бабочке, а потому продолжает лениво вылизывать ее ладошку.
Маленький ящер подскакивает на ее плече, вытягивает шею и издает пронзительный крик.  Бархатные крылышки распахиваются, являя ее взору  нежное подкрылье.
Абсолем вторит ему, изображая грозного дракона, и Шейр, разжав пальцы смеется, запрокидывая голову и уронив мундштук в ворох подушек. Теплый, расцвеченный глубокими урчащими нотками смех плывет по террасе, смешиваясь с густыми клубами ароматного дыма.
Он подается вперед и обнимает девушку. Когтистые пальцы скользят по темным волосам, оглаживая их.
Всего лишь мгновение, и он вновь расслабленно откидывается на пуфе, рассыпая по обивке  свою роскошную гриву..
- И что же такое ты умеешь, сердце мое? - идеальная бровь выгибается насмешливом вопросе. - Мне интересно.
Ответ следует незамедлительно. В виде обрушившейся на его голову подушки.
Нежным колокольчиком рассыпается девичий смех. Он глухо рычит, сдергивая с лица подушку и пытается поймать проказницу.
Террасу оглашает восторженный визг, когда  бабочка ловко сползает с него и, подхватив новую подушку, ныряет между двух ближайших кресел.
- Проказница! Вот я сейчас... сейчас.... сейчас как поймаю тебя. Да как отшлепаю по попке.
Шейр срывается с пуфа, на ходу подхватывая брошенный  Абсолем перьевой снаряд. Замирает на мгновение и швыряет подушку в девушку.
Промазал.
Новая волна радостных писков.
Большая подушка, задев плечо, ударяется в его грудь. Антик, неловко взмахнув руками, валится на пол под торжествующий смех бабочки.
- Возобновить атаку! Войска прорывают оборону и идут в наступление!
Древний подрывается с пола, хватая лежавшую поблизости подушку и снова мчится за улепетывающий с радостным писком  Абсолем.
Взмах.
Подушка отправляется в полет.
Удар.
Мягкий снаряд ударяется о спинку кресла, за которым скрывается бабочка, и падает на сиденье.
Босые ноги скользят по мягкому ворсу. Шейр, потеряв равновесие плюхается на пол, и на животе скользит по ковру прямиком за кресло.
- Попалась! Ага! - он хватает девушку за руку и дергает на себя, и когда она упала ему на грудь,  обнимает ее. - Поймал...
«И что ты будешь делать теперь, дорогая?»
Полночные глаза  смеются.

http://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет:свободные черного шелка штаны, с разрезами по внешнему краю на завязках; свободного кроя жемчужно-серого шелка рубашка, расстегнута и сползла с плеча, босиком.
Грива длинных иссиня-черных, с вкраплением белых ибагрово-красных прядей распущена и свободно рассыпана по плечам и спине, длинная челка падает на глаза. Распределение черного и красного примерно одинаково;  аккуратная бородка.
В левом ухе платиновая серьга-кафф: на  тонком полумесяце нанизаны несколько крохотных колечек, на которых крепятся изогнутые алые с золотом и серебром перышки; верхний край полумесяца и его середину соединяет тонкая цепочка, на которой качается небольшой рубин, ограненный в виде капли.
Мелкие, черные, отливающие металлом, чешуйки покрывают левую кисть и запястье, заканчиваясь у локтя рваной линией. Чешуйки напоминают прохладный бархат и довольно приятны на ощупь.

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. Не активирован.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

+1

8

[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/02/a1ac45e7bd3bb052533e50281fc1b942.png[/icon]С какой стороны? Слева? Справа? Он же не додумается меня сверху доставать?!
Абсолем напряженно вертит головой, готовясь к нападению и все ещё похихикивая. Она отчаянно пытается сдержаться, но тут видит подползающего к ней антиквэрума. Это выглядит настолько смешно в рамках последних военных действий, что бабочка все же давится смехом.
-Да ты прямо партизан! В окопа... ах! - тут девушку резко хватают за руку и дергают на себя.
Рывок. Писк. И вот она же в цепких объятьях мужчины. Абс утыкается ему в грудь, все ещё пытаясь отсмеяться, но это оказывается непосильной задачей. Особенно, когда у тебя в голове уже роятся тысячи мыслей и идей, как замучить этого самого мужчину, который только-только разыгрался. Вот правда... Они ведь ещё только начали.
Девушка пытается укусить хищника. Сначала за руки, потом уже просто хотя бы за что-нибудь. При этом она издает забавное рычащее фырканье, больше напоминая ежика, нежели что-то более опасное. И все таки ей удается это сделать! Зубы вонзаются в ключицу древнего, не причиняя тому совершенно никакого вреда. Но дурашливо-кровожадное лицо Абсолем в этот момент действительно стоило видеть. Это был маленький зверек, не опаснее пресловутого ежика, но мнящий себя очень страшным созданием.
- Кто ещё кого поймал! Я знаю тайную технику! - бабочка начинает ерзать и выскользает из цепких рук антика. Но она не уходит. Нет, она наоборот накидывается на свою жертву с победным кличем, стремясь защекотать до нервной судороги.
- Это была ловушка! Ха-ха! А теперь... - девушка заваливает Шейра обратно на мягкий ворс и садится сверху, чтобы он точно не смог никуда сбежать. Тонкие пальчики скользят по ребрам, поднимаясь всё выше и находя те самые жизненно-важные точки, в которых щекотка превращается в смертельное оружие. Конечно, бабочка заодно проверяет и живот хищника - она сама до безумия боится, когда кто-то касается этого сакрального места. А уж если это чьи-то когтистые пальцы, то вообще страх божий что начинается...
Попутно приходится успевать отбиваться и от вражеских атак, но тут Абсолем может в любой момент воспользоваться своим преимуществом и сменить позицию.
- Сдавайся, пока не поздно!
Бабочка продолжает смеяться.

Отредактировано Абсолем (02.03.19 17:42:14)

+1

9

- А ты как думала. - смеется Шейр, удерживая бабочку подле себя. - Я самый скрытный, самый хитрый партизан во всем Энтеросе.
Горячее дыхание опаляет кожу, когда Абсолем упирается лбом в его грудь. Она смеется.  Ее дыхание щекочет кожу и  древний, прижмуривая глаза от удовольствия, снова начинает урчать.
Когтистые ладони оглаживают бока и спину девушки. А маленькая засранка уже начинает ерзать, смешно фырча и пытаясь укусить его. Он выгибается, когда тело сводит  волной удовольствия. И смеется в голос.
Но вот девичьи зубки прикусывают ключицу. Она рычит, состроив умильно-сердитую рожицу.
- Ай! Больно же! - вскрикивает Шейр, изобразив на своем лице болезненную гримасу. - Ай!
Он кривится, пытаясь отодрать бабочку от себя. Тщетно,  девчонка вцепилась в него мертвой хваткой, продолжая терзать  тонкую косточку. Древний морщится и не выдерживает, заваливаясь на спину и громко смеясь.
Аабсолем уже выскальзывает из его рук, разворачивается и толкает кулачком в плечо. Она наскакивает на него и толкает сильнее, и Шейр послушно заваливается на ковер, распластавшись на густом ворсе. Бабочка елозит на нем, подается вперед и... начинает щекотать.
Маленькие пальчики скользят по груди, животу, ловко пересчитывают проступающие под кожей ребра. Он смеется, громко, заливисто, откидывая голову и прижмуривая глаза.   Он с удовольствием подыгрывает  девочке, но едва ее пальчики переходят на бок и достигают того места, где в истинном облике тонкая перепонка крыла соединяется с телом, древний начинает извиваться всем телом.
Шекотно.  Очень щекотно. Нет. Это ЩЕКОТНО.
Но не только действия Аби заставляют его тело выгибаться, в тщетной попытке избежать прикосновения миленьких пальчиков. Это место всегда было слишком чувствительно к прикосновениям. Любым касаниям. И сейчас, когда девочка водила руками по его боку, волна удовольствия накрыла его с головой, выгибая тело в острой судороге наслаждения.
- Перестань! - хохочет древний, продолжая извиваться. Его смех бархатным покрывалом рассыпается по террасе,  смешиваясь с хриплым стоном. - Щекотно!.... Агрх!.... Аби!... Аххх!... Хррр!...
Его снова выгибает, когда девочка проводит пальцами по особо чувствительному местечку. Когтистые руки  пробегают по телу Абсолем, щекочут ребра и живот. Она смеется, и мужчина купается в ее звонком смехе, смешивающимся с его собственном.
- Пожа... Агрх!... луйста!... Сдаюсь!...
Мощная судорога прокатывается по поджарому мужскому телу.
Густой, вибрирующий смех заполняет террасу.

http://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет:свободные черного шелка штаны, с разрезами по внешнему краю на завязках; свободного кроя жемчужно-серого шелка рубашка, расстегнута и сползла с плеча, босиком.
Грива длинных иссиня-черных, с вкраплением белых ибагрово-красных прядей распущена и свободно рассыпана по плечам и спине, длинная челка падает на глаза. Распределение черного и красного примерно одинаково;  аккуратная бородка.
В левом ухе платиновая серьга-кафф: на  тонком полумесяце нанизаны несколько крохотных колечек, на которых крепятся изогнутые алые с золотом и серебром перышки; верхний край полумесяца и его середину соединяет тонкая цепочка, на которой качается небольшой рубин, ограненный в виде капли.
Мелкие, черные, отливающие металлом, чешуйки покрывают левую кисть и запястье, заканчиваясь у локтя рваной линией. Чешуйки напоминают прохладный бархат и довольно приятны на ощупь.

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. Не активирован.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

+1

10

[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/02/a1ac45e7bd3bb052533e50281fc1b942.png[/icon]Паразит с интересом юного исследователя-натуралиста, исследующего особенности горных пород, ощупывает весь торс мужчины, пытаясь найти его уязвимые места. Разведка никаких данных в своем распоряжении не имела, так что приходилось пользоваться методом научного тыка. Почешешь тут, почешешь там, авось что-то и найдется. Да к тому же щекотать антика - то ещё веселье, скажу я вам.
Только не пробуйте на данной конкретной особи, если не хотите остаться без рук. Да и с другими лучше не экспериментировать.
Но... Если вы давно мечтали стать чучелом, украшающим гостиную того или иного древнего хищника - милости прошу!
Абсолем повезло. Она смогла договориться с этим чудовищем, покорно извивающимся под её руками. Можно сказать, что давным давно они заключили безмолвный договор, подписали не существующий контракт. И вот теперь... этот зверь её не трогал. Но и ручным назвать его было нельзя.
Вот оно где!
Пальцы наконец смогли найти то, что нужно. Антиквэрум начал реагировать совершенно по-другому, нежели до этого. Теперь он не притворялся и не подыгрывал. Бабочка была довольна.
Вот я и нашла ещё одну твою слабость, - пролетает холодная мысль среди вороха задорных искр, которые наполняли юную головку.
Ещё немного... Всего чуть больше настойчивости... И вот дивный зверь вновь у неё в руках.
Бабочка замирает. Медленно убирает руки, с любопытством поглядывая на мужчину.
Он сдался?..
Значит, она нашла нужное место.
Я запомню... - смех все ещё клокочет в груди, но постепенно сходит до легкой улыбки.
И вновь хитрый блеск в глазах. Абсолем опять что-то задумала.
-Раз я выиграла, то мне полагается награда, не находишь? - бабочка как всегда в своем репертуаре.
Наверное, Энтерос раньше засосет в черную дыру, чем паразит изменит своей пользовательской натуре. Все просто: используй любые возможности, чтобы добиться лучшего для себя, будь то жилье, положение в обществе, защита, информация... или любовь реликтового чудовища. Девушка знала, что стоит ей надавить сильнее или не так, как следовало бы, и древний хищник может просто-напросто раздавить насекомое. Вот и приходится подстраиваться. Впрочем, смешно говорить это приспособленцу, который не знает ничего другого.
Абсолем не спешит слезать с антиквэрума. Задумчивый взгляд скользит по его лицу, цепляется за аристократическую полоску губ, из-под которых проблескивают клыки. Шейр все ещё отходит от прошедшей битвы.
Легкий порыв ветерка колышет листья диковинных растений, трогает саму девушку. Чувствуя его ласковое прикосновение, бабочка оборачивается.
- Я хочу туда... - промелькнувшая в голове мысль неосознанно соскальзывает с губ.
Бирюзовый взгляд утопает в пучине звездного неба.
Хочу выбраться из этой душной коробки...
Абсолем резко оборачивается к Шейру, произнося совершенно другое:
- Когда я попрошу, ты возьмешь меня с собой даже если это будет сверхсекретная личная встреча! Договорились?
Девушка хитро улыбается.
Это будет её козырем.

Отредактировано Абсолем (02.03.19 22:12:50)

+1

11

Бабочка продолжает водить пальцами по его бокам, переходя на спину, трогая то самое место, где перепонка крыла соединяется с его телом. Она не спешит прекращать пытку щекоткой, и древний вновь и вновь извивается на ковре, оглашая террасу  раскатистым хохотом.
Ему щекотно. И одновременно необыкновенно приятно.
Волны наслаждения следуют одна за другой, накрывая его, словно огромные приливные волны. Его тело сводит сначала мощной судорогой, а потом выгибает. Хриплый тягучий стон тонет в очередном всплеске столь же густого смеха.
А потом все прекращается. Аби убирает ладошки и выжидающе смотрит на него. В бирюзовых глазах пляшут  крохотные хитринки.
Шейр улыбается в ответ, расслабленно вытянувшись на  ковре. Его все еще протряхивает, когда затухающие волны наслаждения пробегают по телу. Древний урчит едва слышно, и откидывает голову, прикрывая глаза. Хриплый вздох срывается с приоткрытых губ.
- Приз? – переспрашивает антик, ловя бирюзовый взгляд бабочки своим. Его глаза подернуты поволокой размывающегося удовольствия. – Да, ты права, Аби. Так чего бы тебе хотелось?
Когтистые ладони лениво оглаживают девичий стан, даря ответную ласку. Он тихо мурлычет, продолжая улыбаться. Слишком хорошо. Слишком приятно.
Порыв вечернего ветерка проникает  на террасу и, скользнув к полу, ласкает обнаженную, влажную кожу древнего, едва задевая волну шелковых волос, рассыпавшихся по длинному ворсу. Слышится шорох листьев многочисленных растений, украшающих террасу.
Абсолем ерзает на нем, но Шейр не реагирует на эти движения. Он удовлетворен. И лишь тихо вздыхает, вновь прикрывая глаза, а его рука  ловит  маленькую ладошку и подносит ее к прохладным губам. Антик целует  пальчики, каждый в отдельности, и потом, завершающим жестом,  оставляет поцелуй на тыльной стороне ладони.
Он любит ее, и сейчас этими  невесомыми поцелуями изливает на бабочку свое чувство.
- Туда? – его шепот вторит ее словам. Глаза, заполненные сумрачной тьмой, перехватывает ее взгляд.
Ночное небо, расцвеченное россыпями крохотных звезд. Оно  манило. Звало к себе. И сопротивляться этому зову было невозможно.
Она не конкретизирует своего желания, но вместо этого произносит  совсем иную фразу.
Древний вопросительно изгибает черную бровь и выжидательно смотрит на  бабочку.
-  Взять тебя на встречу, когда ты попросишь.. кхм… - он задумчиво смотрит на Абсолем. С одной стороны просьба вполне себе обычна, да и статус секретаря-помощника вполне позволяет брать девушку на такие мероприятия. Но с другой… Мужчина думает, перебирая в уме возможные последствия столь необычной просьбы. И не находит критических возражений, а потому сдается. – Хорошо, пусть будет по-твоему. Я возьму тебя на  встречу, если не будет никаких ограничивающих требований со стороны моих партнеров.
Он осторожно тянет девушку к себе, понуждая ее склониться ближе. Когтистые пальцы погружаются в  темные волосы. И ерошат их, а потом легко обводят контур скул и подбородка. Подушечки пальцев очерчивают контур  девичьих губ, лаская.
- Так куда ты хочешь, дорогая? – бархатное урчание сопровождает  тихий вопрос. – Скажи мне…

http://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет:свободные черного шелка штаны, с разрезами по внешнему краю на завязках; свободного кроя жемчужно-серого шелка рубашка, расстегнута и сползла с плеча, босиком.
Грива длинных иссиня-черных, с вкраплением белых ибагрово-красных прядей распущена и свободно рассыпана по плечам и спине, длинная челка падает на глаза. Распределение черного и красного примерно одинаково;  аккуратная бородка.
В левом ухе платиновая серьга-кафф: на  тонком полумесяце нанизаны несколько крохотных колечек, на которых крепятся изогнутые алые с золотом и серебром перышки; верхний край полумесяца и его середину соединяет тонкая цепочка, на которой качается небольшой рубин, ограненный в виде капли.
Мелкие, черные, отливающие металлом, чешуйки покрывают левую кисть и запястье, заканчиваясь у локтя рваной линией. Чешуйки напоминают прохладный бархат и довольно приятны на ощупь.

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. Не активирован.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

Отредактировано Шейр Локхони (04.03.19 16:00:18)

+1

12

Абсолем продолжает выжидательно смотреть на застывшего в задумчивости антиквэрума.
Это была простая просьба. И её легко можно было исполнить. Но было одно "но"... Бабочка собиралась воспользоваться ей лишь в том случае, когда ей действительно понадобилось бы поехать куда-то с Шейром. И если бы ей действительно было не место. Ведь мужчина имел право отказать своей подопечной, посчитав, что она может лишь помешать. А так...
Ещё одно обещание туже затягивает петлю на шее древнего хищника.
Ещё один рычаг давления.
Девушка послушно наклоняется ниже, упираясь в грудь антиквэрума. Его грудная клетка медленно вздымается под ладонями, а потом плавно опускается вниз. Древний уже успокоился и теперь с наслаждением наблюдает за своей подопечной, смакуя каждую её реакцию.
Они поменялись местами.
Абсолем замирает в оцепенении, пытаясь понять, к чему был последний вопрос.
Она вроде не говорила этого вслух. Да и мужчина не читал её мыслей...
Картинка перед глазами застывает на долю секунды. А потом резко начинает идти в обратном порядке, словно паразит решил перемотать показываемый по телеэкрану фильм на нужную ему сцену.
Мягкие пальцы хищника касаются губ.
Ах... Я действительно это сказала, - бабочка слегка приоткрывает рот, удивляясь своей безалаберности и одновременно отвечая на ласку.
Это слишком приятно.
С губ слетает томный вздох, и девушка прикрывает глаза, ощутив пробежавшую по телу дрожь.
- Я... - под полуприкрытыми ресницами плещутся бирюзовые блики, - Хочу...
Кончик языка как будто случайно задевает подушечки пальцев антиквэрума, придавая уже совершенно иной подтекст прозвучавшим словам. Им же некуда спешить... В их распоряжении вечность... А Абсолем вроде как никуда уже и не хочет...
Волна удовольствия прокатывается от низа живота, окутывая лицо вуалью ещё только зарождающегося желания.
Дыхание становится более глубоким и редким, обдавая замершие на губах пальцы жаром.
Но девушка все ещё раздумывает над своими словами, выбирая между миром снаружи и тем, что внутри закрытой террасы.
Поддернутый дымкой наслаждения взгляд скользит по лицу Шейра, считывая его эмоции и желания. Ему нравится... Он доволен реакцией бабочки... И у них впереди целая вечность... Древний продолжает дарить своей подопечной изысканную ласку, обещая ей гораздо больше, чем она может даже себе представить. И он действительно может ей это дать...
Паразит знает.
Он так же прекрасно понимает, что у них достаточно времени, чтобы исполнить даже самые сокровенные желания друг друга.
Девушка медленно опускается всё ближе, вновь прижимаясь к антиквэруму. Слабость накатывает волной, побуждая забыть обо всем кроме этого дивного зверя, застывшего перед ней.
Но...
У них же есть целая вечность.
Поэтому...
Я хочу эти звезды...
Тело выгибается в сладкой истоме.
И тебя...
Взгляд полуприкрытых бирюзовых глаз тонет в полночном звездном небе с алыми всполохами.
Подари мне.
Бабочка жаждет ощутить незабываемое чувство полета, которое ей недоступно.
Существо, чьё призвание парить высоко в небе, обречено быть прикованным к земле.
Она так этого хочет. Так мечтает снова подняться ввысь...
А с губ слетает тихий стон. Они просят поцелуя.
И как тут устоять?
[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/02/a1ac45e7bd3bb052533e50281fc1b942.png[/icon]

+1

13

Он улыбается, ощутив волну дрожи, пробежавшую по телу бабочки.  Подушечки пальцев невесомо скользят по нежному атласу девичьих губ, очерчивая их контур. Древний удовлетворенно урчит, когда кончик юркого язычка касается его пальцев. Ему приятно. Теперь они легко скользят по лицу  Абсолем, вырисовывая точеный узор безупречной линии скул, задевают темную прядку, упавшую на лоб и бережно подцепив когтем,  он заправляет ее за ухо.  Тихое урчание наполняет прозрачную тишину террасы.   
Шейр  возвращается к манящим губам, обводит их, чуть задевая кончиками когтей. Мужчина приподнимается, обнимая бабочку и  накрывает ее губы своими. Он целует медленно, пробуя на вкус нежную сладость и вовлекая девушку в водоворот чувственного удовольствия.
- Чего ты хочешь… любовь моя? -  тихий шепот опаляет ее губы, припухшие от долгого поцелуя.  Клубящаяся тьма с примесью багровых отблесков  ласкает теплую бирюзу подернутого вуалью наслаждения ее глаз. – Скажи мне…
Его голова склоняется ниже, и антик  оставляет поцелуй на шее, бабочки, чуть прикусывая бьющуюся жилку. Узкий, влажный язык  скользит по бархатной коже, зализывая укус.
Прохладное дыхание древнего ласкает ее шею, когда он прокладывает дорожку из поцелуев вниз, до ключиц. Клыки легонько царапают хрупкие косточки в изысканной ласке.
Шейр чуть отстраняется, поднимая голову и вглядываясь в лицо Абсолем.
Подернутые легкой дымкой глаза, рассеянная улыбка на припухших губах. Он улыбается, опускаясь на ковер и притягивая ее ближе к себе, пока она не ложится ему на грудь. Размеренно поднимается грудная клетка.  Он лениво скользит ладонями по спине бабочки, очерчивая каждый позвонок. Она выгибается, грациозно  и слишком лениво. Мужчина тихо смеется, рассыпая вибрирующие интонации в густой тишине.
У них впереди целая вечность, чтобы насладиться друг другом.
И у них есть чарующее ночное небо, усеянное россыпью серебристых звезд.  Оно зовет, манит к себе, и устоять перед этой завораживающей красотой невозможно.
- Да, сердце мое… - эхом отзывается  Шейр, плавным, текучим движением поднимаясь на ноги. Бесформенной лужицей падает на ковер шелковая рубашка, соскользнувшая с плеч мужчины.
Древний изменяется, продолжая удерживать Абсолем на руках. Слышится треск рвущейся ткани, и рядом с рубашкой опускаются  лоскуты того, что еще совсем недавно было штанами. С резким хлопком раскрываются огромные крылья за спиной антикверума. Длинный гибкий хвост чиркает по полу, задевая листья  экзотических растений. Ужасающая, напоминающая звериный череп голова склоняется к девушке. жесткая грива сбегает по плечам, спускаясь за спину. Свет звезд отражается на черной, матово поблескивающей чешуе,  сменившей кожу.
- Держись за меня крепко, дорогая. – рокочет Локхони, скалясь в лицо  бабочки. – Мы летим к звездам.
Приходят в движение гравитационные поля, укутывая первородного и его хрупкую ношу. С шумом распахиваются крылья, ловя восходящие потоки воздуха, когда древний  падает с парапета террасы вниз.
Мгновение, и вот уже антик, размеренно взмахивая крыльями, устремился вверх.

http://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет:находится в истинном облике

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. Не активирован.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

+1

14

Имея крылья, паразит никогда не мог взлететь. Словно какой-то жук, он лишь переползал из тела в тело, бессмысленно расправив атрофировавшиеся конечности. Они были красивы... Эти крылья. Прекрасны, да и только.
Бабочка могла взлететь вместе с птицами, внутри которых было её потомство. Она радовалась, принимая этот дар от своих детей. Но чем больше она летала во снах, тем тяжелее становилось в реальности. Её предки могли летать. Это было заложено на генетическом уровне. Паразит знал, что полет - это часть его жизни. Зияющая пропасть, которая с годами становилась всё больше.
Абсолем лишь теснее прижалась к антиквэруму, оказавшись у него на руках. Щемящее чувство по давно утраченному тесно переплелось с томительным желанием быть как можно ближе к древнему хищнику. А нежная кожа под девичьей щекой уже покрывалась узкими темными чешуйками. Они словно бы продирали себе путь, вырастая прямо из-под кожного покрова и закрывая его собой, будто доспех. Девочка дотронулась пальчиком до блестящей в свете ламп поверхности. Они были настоящие...
Прямо как во сне, - бирюзовый взгляд скользнул к морде существа.
Абсолем любила называть некоторые блоки полученной информации снами. Это были самые удивительные образы, которые она когда-либо видела в жизни и к которым никогда не могла прикоснуться в реальности. Одним из таких был облик антиквэрума, который паразит увидел в воспоминаниях другого такого же существа, как и Шейр. В могущественном разуме, который потушил этот жестокий хищник.
Взаимоотношения двух реликтовых созданий были столь же необычны, как и чувства, что связывали бабочку и зверя. Но именно благодаря этим воспоминаниям паразит знал свою участь в том случае, если они зайдут в тупик. И это уж точно будет не смерть...

- Держись за меня крепко...

Бабочка улыбнулась шире, боясь даже представить, каково будет лететь по-настоящему.
Клацанье когтей, когда чудовище подошло к краю террасы. Шорох раскрывающихся крыльев, скрежет скользнувших по плитке их заостренных концов. Вместо стеклянной крыши была освещенная звездами пустота.
Рывок.
Секунда, растянувшаяся в вечность, когда Абсолем видит перед глазами город, которому, казалось бы, не видно ни конца, ни края. Она не чувствует привычной опоры, лишь ещё крепче хватаясь за особенно крупные чешуйки антиквэрума, чуть выдающиеся наружу. Воздух застывает комом в горле. Всё внутри сжимается от осознания того, что они парят...
А потом был лишь пронзительный крик, когда существо нырнуло вниз, на бешеной скорости рассекая воздушные потоки.
Прямо к земле...
И в этот момент все мысли покинули в миг опустевший разум.
Даже информационный поток застыл, оттесняемый охватившим сознание чувством свободного падения.
Взмах мощных крыльев, и вот уже гибкая фигура вновь устремляется вверх. К звездам.
Абсолем всё ещё не может отдышаться от резко нахлынувшего адреналина. Он жестко оттеснил прежние томительные желания, вырывая паразита из тьмы, в которую он был погружен. Крохотное чудовище становится вполне осязаемым, выглядывая из бездонных бирюзовых глаз. Восторженно трепещут полупрозрачные крылья, словно бы бабочка сама уже скользит над разноцветными огнями большого города. Как будто бы она летит на своих крыльях.
- Волшебно... - шепот слетает с пухлых губ.
Девушке всё ещё страшно, но когтистые лапы крепко прижимают к себе хрупкую фигурку, не давая упасть.

Отредактировано Абсолем (05.03.19 14:14:05)

+1

15

Полет… Дикий, завораживающий… Неистовый…
Что может ползающий по земле человечишка знать о полете? Ничего… Как можно поведать тому, кто никогда не поднимался в воздух о том, как ветер поет под крыльями, лаская гибкое тело? Никак.
Людишки… слишком приземленные, ограниченные. Они даже летают, забравшись в консервную банку с жалким подобием крыльев, которая гудит так, рядом находиться невозможно. Они все боятся высоты, хоть и утверждают обратное. Они смелые, когда ноги твердо стоят на земле, а стоит лишить их привычной опоры, как они начинают жалобно скулить и трястись от ужаса, готовые исполнить любой приказ, только бы их вернули на землю.
Древний летел, рассекая крыльями потоки ночного воздуха. Какое ему дело до того, что подумают люди, копошащиеся внизу, если гибкую фигуру укутанную багровыми сполохами сияющей диадемы, мчащуюся по небу. Антик наслаждался полетом, сжимая тоненькую фигурку девушки в своих объятиях. Самое дорогое существо на всем Энтеросе…
Бабочка манила его, как может манить огонь костра беспечного мотылька, который летит к нему, не в силах сопротивляться. Летит, чтобы спустя мгновение сгореть в его жарком пламени. Вот так и он… летел сейчас навстречу…
Чему?
Собственному безумию?
Или же боли, которую могли принести хрупкие пальчики, вцепившиеся в узкие, выступающие чешуйки на его груди?
Быть может… удовольствию, что могла подарить эта тоненькая девчушка?
Древний не знал…
Он просто любил ее… страстной, безумной любовью…
Реликтовое чудовище поднималось все выше,  мощными взмахами крыльев толкая свое тело вверх. Ветер трепал жесткие волосы роскошной гривы, сбивал холодное пламя диадемы, окутывающее рога. Достигнув некой точки, висевшей в звездном небе,  монстр, сложив крылья, камнем рухнул вниз. Пронзительный визг раздался в тишине.
- «Все хорошо. Я держу тебя» - пророкотало в сознании бабочки. Когтистые руки только крепче прижали девочку к черному телу. – «Не бойся…»
Стремительно приближался город. Сияющие неоновым светом рекламные щиты ослепляли чувствительные глаза  Локхони и он привычно перестроил зрение, гася их ярко-раздражающий свет. Небоскребы вырастали перед несущимся вниз чудовищем, словно  мутировавшие от неизвестного вируса грибы после обильного дождя.
Шейр пронесся над самой дорогой, по которой лениво ползли перегруженные  буланимскими телами автомобили и стремительно рванулся вверх, набирая высоту, чтобы потом снова рухнуть вниз, сложив крылья.
Вот распахнувшиеся крылья чиркнули по  застывшим внизу кронам разросшихся деревьев и, древний  начал вновь подниматься. Игра с летним ветерком  немного утомила его и теперь, реликтовый хищник, размеренно взмахивая крыльями, направился к комплексу причудливых высоток, скрепленных между собой сложной системой тончайших перекрытий, образующих некое подобие воздушных дорог. Это было чудо инженерной мысли, воплощенное архитекторами и строителями столь изысканно и филигранно, что вызывало лишь чувство восхищения этим произведением технического искусства.
Показалась крыша изящной высотки, одной из сложного комплекса. Полет подходил к концу. Спустя пару минут когтистые лапы  антикверума коснулись поверхности плоской крыши, когда он приземлился, гася крыльями скорость и складывая их за спиной.
- Отсюда можно увидеть весь город, словно на ладони. - выдохнул Шейр, бережно опуская Абсолем на землю.. – И здесь можно гулять. – когтистый палец указал на воздушную подвесную дорогу. – Я всегда прилетаю сюда, когда приезжаю в Шиул. Здесь… тихо…

http://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет:находится в истинном облике

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. Не активирован.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

+1

16

Что такое счастье?
Это полет души на грани фантазии. Когда мечта воплощается в жизнь, и ты можешь ощутить её руками. Теперь она совсем близко.
Она - твоя.
Дыхание перехватывает от резкого падения вниз. Но девочка больше не кричит. Ей уже не так страшно. Хотя, даже осознание того, что её крепко держат, не помогает справиться с нахлынувшими эмоциями. У бабочки просто не находится слов, чтобы выразить то, что происходит в взбудораженном сознании.
Когда ты понимаешь, что уже ощущал что-то подобное раньше и теперь переживаешь те же чувства вновь...
Восторженное существо наблюдает за мелькавшими внизу огнями трасс и улиц. Мимо скользят молчаливые верхушки высоток, сияя разноцветными искрами из окон жилых помещений и офисов. Множество чужих жизней неспешно текут за этими стеклянными витражами.
Но все они - там.
А бабочка - здесь.
Как и её немногословный спутник, рассекающий мощными крыльями воздушные потоки.
Два существа, наслаждающиеся этим необъятным звездным небом.
Босые ножки касаются металлической поверхности крыши одного из группы зданий. Всё ещё ощущая слабость, Абсолем лишь крепче хватается за антиквэрума, приходя в себя. Тело пока что отказывалось принимать тот факт, что его поставили обратно на твердую опору. Чуть пошатнувшись, бабочка прижимается к хищнику, обнимая его. Её всё ещё колотит от бурлящего в крови адреналина.
Бирюзовый взгляд скользит по узким перекрытиям, на которые указывает Шейр. а потом плавно перетекает на простирающийся до горизонта океан. Девушка восхищенно вздыхает, поднимая голову и любуясь ясным звездным небом.
- Действительно... Тихо... - сияющие глаза устремляется на застывшее рядом с ней чудовище.
Настоящий! - тихий смешок, и вот уже девичьи пальчики скользят по бархатной чешуе, изучая.
Абсолем немного отстраняется, ловя когтистую руку и поднося её ближе к лицу. Глаза уже почти привыкли у сумраку ночного города и теперь с интересом разглядывали лапу хищника, вертя её в разные стороны.
Такая большая, - на любопытной мордашке сквозило удивление ребенка, которому дали в руки новую игрушку. И эта игрушка определенно ему нравилась...
Подушечки пальцев скользят к локтю, исследуя чешуйчатый покров антиквэрума, но чтобы достать выше, приходится уже вставать на носочки. Абсолем просяще тянет ручки к морде существа, требуя дать потрогать и её. Паразиту необходимо рассмотреть всё и в мельчайших деталях, пока есть такая возможность. И он с удовольствием погружается в это занятие с головой.
Бирюзовые глаза с неподдельным интересом разглядывают жуткий оскал, кончики пальцев слегка надавливают на уголки челюстей, прося приоткрыть их. Хищник не сопротивляется, тоже погрузившись в столь необычное исследование самого себя. А бабочка тем временем уже перебирается на впалый нос, и плавно переходит на затылок, обходя существо по кругу. Тихий смех раздается из-за спины антиквэрума, когда девочка пропускает сквозь пальцы его жесткую гриву и оглаживает сложенные крылья. Даже хвост не остается без внимания, вызывая у паразита настоящий восторг.
А потом Абсолем вновь возвращается к началу своих исследований.
Ручки обхватывают морду хищника, прижимая его голову к груди. Девочка радостно зарывается носом в пахнущую пеплом и металлом гриву Шейра, смеясь. Это явно вызывает у неё восторг.
- Ты так прекрасен, - бабочка отстраняется, заглядывая в зияющие провалы глаз реликтового монстра, а потом касается губами его обнаженной пасти, - Просто до безумия...
Ещё несколько поцелуев распускаются на морде хищника.
Совершенен...
Дыхание вновь перехватывает от нахлынувшего желания обладать этим могучим зверем.
Всё внутри сжимается, будто бы вот-вот разорвется тысячей искр.
Неописуем...
Абсолем проводит ладонью по морде антиквэрума, улыбаясь.
И улыбка эта несет в себе столько же чистоты, сколько есть в ней грязи и жажды убийства.

Ты - моя мечта.

+1

17

Древний замирает ,едва коснувшись лапами плоской поверхности крыши и сложив крылья. Когтистые руки бережно поддерживают хрупкую девочку, которую  все еще немного протряхивает от нахлынувших во время полета эмоций. Он ждет, не смея нарушить хрупкую тишину этого места, окутывающую двух столь разных существ.
Город с его раздражающим гомоном и шумом снующего по асфальтовым  дорогам транспорта остался далеко внизу. Кричащий свет неоновых реклам, которыми пестрило практически каждое здание, так же не достигал этого места.
Здесь было... тихо.
Когтистая рука  обнимает  бабочку, доверчиво прильнувшую к затянутому в матово-черную чешую телу чудовища не позволяя ей упасть и бережно поддерживая одновременно.  Бархатное успокаивающее урчание обволакивает  крохотную фигурку.
Когтистые пальцы погружаются в темные волосы, неспешно пропуская их сквозь пальцы. Привычный жест. И столь же привычный ритуал.
- «Да. Тихо...» -  телепатическая речь чудовища была наполнена умиротворением.  - «Я люблю бывать здесь».
Он склоняет, напоминающую череп  морду и ловит восторженный бирюзовый взгляд  Абсолем своим. В глазных провалах пляшет тьма, смешиваясь в алыми искрами. Он тихо урчит, когда маленькие пальчики невесомо касаются черных, отливающих металлом чешуек. В глазах древнего монстра проскальзывает заинтересованность. Он ждет, продолжая наблюдать за бабочкой.
Полночные глаза вспыхивают алым пламенем, когда девочка  ловит его руку и тянет ее на себя. Древний не сопротивляется позволяя ей эту маленькую шалость. Ведь ее прикосновения так нежны и приятны. Антик прикрывает глаза и начинает раскатисто урчать. Каждое касание  девичьих пальчиков дарило невозможное удовольствие.
Он не шевелился, лишь длинный хвост изредка покачивался из стороны в сторону. Вот она тронула крончик когтей, проверяя его остроту, проследила его изгиб, плавно перебираясь сначала на запястье, а потом и на локоть.
- «Шалунья...» - рокочет Локхони, опускаясь на колено, и склоняя голову, чтобы бабочка могла рассмотреть ее.
Он жмурится, когда девушка невольно задевает чувствительные точки и удовольствие волнами накатывает на него, растекаясь по телу жаркими волнами. В  клубящемся сумраке глаз пляшут багровые искры. Древний урчит, вздрагивая, когда по поджарому телу прокатывается  мощная судорога.
- «Осторожно, я могу поранить тебя...» - фраза достигает сознания  Аби, когда он приоткрывает пасть, исполняя ее безмолвную просьбу.
Она кружит вокруг него, касаясь то здесь, то там.  Трогает жесткую гриву, пропуск длинные пряди сквозь пальцы. Оглаживает упругую перепонку сложенных крыльев, и он удовлетворенно вздыхает, чувствуя, как волны тепла растекаются по телу.
Тихий смех нежными колокольчиком рассыпается в звенящей тишине, укрывающей безлюдную крышу. И древний вторит ему басовитым мурлыканьем. И склоняет голову ниже ,когда маленькие ручки охватывают ее с обеих сторон. Это движение вынуждает его опуститься ниже и стать на колени, опираясь на руку. Гибкий хвост изогнулся над девушкой, ощерившись острыми шипами,  натянувшими тончайшую перепонку.
Смех колокольчиком рассыпается по его морде, согревая.  Клубящаяся в глазах тьма довольна. Она перетекает из одной формы в другую, свиваясь в причудливые фигуры. Реликтовый монстр жмурится, раскатисто урча, когда губы оставляют на бархатных костях  ласковые поцелуи. Ему приятно. В какой то момент он встряхивает головой, высвобождаясь из ее рук и трется щекой сначала о ее плечо, а потом  грудь.  Каждое такое движение сопровождается вибрирующим мурлыканьем.
Она снова целует его, касаясь губами белоснежных клыков.  Хищник жмурится, толкаясь  мордой в ее грудь и подсовывая  ее под ладони и требуя продолжения ласки.
- «Не останавливайся...»
Огромное крыло приподнялось, распахиваясь и открывая нежное подкрылье.
Древний хищник приглашал.
- «Аби. Пожалуйста...»

http://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет:находится в истинном облике

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. Не активирован.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

+1

18

Он был равнодушен, как может быть равнодушно лезвие меча перед ударом.
Его решения были неоспоримы, как неоспорим факт наступившей смерти.
А сила заполоняла собой всё пространство вокруг.
Но сейчас этот древний хищник был иным. С ней он мог быть другим. Теперь...
Абсолем была хорошо знакома с тем удушающим холодом, что источал антиквэрум. Она испила эту чащу до дна, бесконечно умирая от его рук и воскресая вновь, при этом оставаясь всего-лишь материалом для исследований. Паразит принимал такую жизнь. Для него это было справедливо. Но с тех пор так много изменилось...
Потерянное для мира создание увидело совсем иную жизнь. Оно смогло узреть то, чего на самом деле желало застывшее в вечности чудовище. А в самом паразите наконец увидели индивидуальность. Простой интерес вылился в понимание, а потом...
Морда зверя, что трется о плечо, требуя ласки.
- Ты подарил мне жизнь... - казалось, даже сами глаза девушки улыбались, когда она заглянула вглубь впалых глазниц чудовища.
Бабочка чувствовала его подавляющую ауру, которая была неотъемлемой частью самого Шейра. Он действительно подавлял. Всех.
Но невозможно раздавить то, чего нет.
Поэтому крохотному созданию не оставалось ничего, кроме как купаться в затягивающем океане чужого величия и могущества.
Мотылек не боролся с огнем. Он просто сгорал в нем, сдавшись ещё задолго до своего рождения.
А хищник тем временем продолжает толкаться мордой в девичьи ладошки, прося то, что ему так долго никто не мог дать.
- Я не остановлюсь, - пальцы скользят по гриве антиквэрума, пока девушка окунает его в свою нежность, - Больше никогда...
Что маленькая бабочка может подарить могучему хищнику? Лишь умиротворяющую ласку. Хрустальную нежность прикосновений крохотных крылышек существа, которое никогда не сможет взлететь. Но зато навсегда останется в когтях диковинного зверя, радуя его безграничным доверием.
Последний поцелуй украсил морду реликтового чудовища, и девушка плавным движением скользнула под распахнувшееся крыло. Мягкое урчание сотрясало воздух, когда бабочка прижалась щекой к тому самому месту, где оно соединялось со спиной. Подушечки пальцев выводили чудные узоры на глянцевой чешуе, рисуя целый мир, что вдохнул жизнь в пустой сосуд. Горячее дыхание слегка щекотало антиквэрума, вызывая ощутимую для самой Абсолем волну удовольствия.
Губы коснулись нежного подкрылья, даря не просто ласку... Они преподносили величайшую драгоценность, что хранило маленькое создание, льнувшее к могучем хищнику.
Крохотное существо дарило себя.
Свою призрачную душу, что навсегда была сокрыта во тьме.
И их тьма в этот миг была так похожа...
- Мы побудем здесь ещё немного?.. - девушка выглядывает из-за плеча Шейра, продолжая гладить нежное подкрылье.
Пальцы плавно скользят обратно к морде чудовища, минуя лопатки, плечи, шею...
Нежный поцелуй касается острых скул, не ставя точку, а лишь обещая ещё большее наслаждение.
Но это будет чуть позже.
А пока... В восхищенном взгляде плескалось первозданное счастье.
Раздели его со мной...
Маленькая ладошка упала в когтистые пальцы, увлекая за собой.
У них впереди была целая вечность.
И крохотные ножки делали робкие шаги над пропастью.

+1

19

Она протягивала ему целый мир в своих крохотных ладошках, которые сейчас нежно выглаживали похожую на череп морду. Самое дорогое, что есть в Энтеросе, то, что не купишь ни за какие деньги. Бабочка  вручила ему свое доверие. И только это было важно. Все остальное всего лишь шелуха, скрывающая неоспоримую суть.
Древний мурлыкал, продолжая толкаться головой в руки девушки.
Обжигающий холод окутывал первородного, замораживая все, к чему тот прикасался за свою продолжительную жизнь. Холод, отстраненность и безупречная вежливость.  Именно они приходили на ум каждому, кому хоть раз приходилось сталкиваться с Шейром Силвером Локхони. И дистанция, такая короткая и одновременно бесконечная, преодолеть которую было невозможно. Он никогда не подпускал к себе ближе некоей черты, которую сам же и определил для себя. Черта, за которой скрывалось совершенно иное существо.
Некоторые пытались переступить невидимую границу, чтобы стать ближе. Но не выдерживали, сгорая в ужасающем холоде мощной силы, что источал антикверум. Так было с Мирэлиаликс. И так же случилось и с Кесвахалду. Ни та, ни другой не смогли совладать с той удушающей мощью, что олицетворял собой Экронлион. Мира пыталась, обещая ему свою любовь, но каждый раз ускользала прочь, находя утешения в объятиях других возлюбленных.
Брат… он сам попытался подавить его силу. Хотел приручить строптивое чудовище, опрометчиво заявив на него свои права. И проиграл. А древний снова остался один, продолжая блуждать в бесконечном течении времени.
Вечность.
Безбрежная.
И столь же холодная.
Вечность – это так долго и бесконечно одиноко.
Он научился жить, не замечая череды унылых дней, проходя сквозь них, как нож проходит сквозь масло.
Но теперь все изменилось.
Крохотные ладошки обняли уродливую морду, бережно приподнимая ее. Сияющая  нежностью и теплом бирюза, плескавшаяся в огромных глазах бабочки, дарила надежду.
Надежду, что ему не придется больше коротать дни в тоскливом одиночестве.
- «Сердце мое…» - клубящаяся в провалах глаз монстра тьма обволакивала  теплым покрывалом, обещая все блага мира. – «Ты наполнила мою жизнь смыслом… Теперь… мне есть ради чего жить…»
Абсолем.
Он урчит, привычно склоняя голову, когда девочка, огладив рога, запустила пальцы в жесткую гриву. Мягкая нежность в каждом прикосновении крохотных пальчиков.
Древний замирает,  содрогаясь от прокатившейся по гибкому телу дрожи,  когда теплые губы запечатлевают на его морде новый поцелуй.  Прохладное дыхание окутывает девушку,  вырываясь из глубоких провалов ноздрей.
Прикосновение.
Робкое, нежное.
Он вздрагивает и замирает, когда  Аби прижимается к самому чувствительному местечку – там где тонкая перепонка крыла соединялась с телом. Хищник блаженно жмурится и раскатисто урчит. Когда подушечки пальцев  бабочки начинают рисовать на мелкой чешуе узоры, умиротворяющую ласку.  Волны жаркого удовольствия расходятся по  всему телу, стоит девушке прикоснуться к подкрылью и боку чудовища. Длинный хвост размеренно постукивал по бетону, когда особо мощная волна наслаждения накрывала чудовище.
Шейр растянулся на  крыше, чуть сильнее заводя за спину распахнутое крыло. Ей должно быть удобно, ведь она такая  маленькая и хрупкая. Антик приподнимается, подаваясь вперед, и жуткая морда вновь трется о плечо  Аби.
Древнее чудовище мелко дрожит, ведь удовольствие настолько приятно, что сдержаться просто невозможно. Мурлыканье становится громче всякий раз, когда ее ладони прикасаются к прохладной перепонке и телу.
- «Да, дорогая…» - приходит телепатический ответ. – «Ночь только началась. У нас много времени…»
Целая вечность.
Которую они проведут идя рука об руку. Вместе.
Она перемещается, легко скользя ладошкой по  матовой чешуе. Она очерчивает линию скул, оглаживая морду. Наклоняется, беря его голову в свои руки. теплые губы целуют острую скулу. Поцелуй, полный обещания.
Он урчит, прикрывая глаза и не смея пошевелиться.
И вновь сумрачная тьма тонет в  сияющей бирюзе  восторженных глаз бабочки.
«Да, я разделю его с тобой…» - говорит его взгляд.
Когтистые пальцы бережно сжали крохотную ладошку. Антик гибко поднялся, следуя за девушкой.
У них впереди целая вечность.
И вот они уже идут по раскачивающимся подвесным перекрытиям, соединявшим  между собой здания  высоток. Здесь нет перил, и нет страховки. Только зияющая бездна внизу, ждущая, когда  смельчак совершит ошибку. Одну единственную, которая швырнет его в голодный зев, жаждущей пропасти.
Но не в этот раз. Сегодня бездна останется без жертвы. Древнее чудовище не позволит, чтобы с его бабочкой что-то случилось.
Они идут, переходя с одной дорожки на другую.
И ветер ласкает их, омывая своей прохладой.

http://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет:находится в истинном облике

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. Не активирован.

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

+1

20

Шаг... Второй.
Вновь превращаясь в совсем ещё несмышленого ребенка, Абсолем скользит по узким перекладинам, что словно паутина оплетают группу высотных зданий. Привыкнув к будоражащим ощущениям, девочка уверенно идет по этим перекрытиям, которые служат для неё мостами от одной точки к другой. Она слегка пританцовывает, иногда делая более размашистые шаги и будто подпрыгивая. Рядом парит древний монстр, крепко держа за руку своё сокровище, которое вновь резвилось на свободе.
Бабочка любила такие прогулки. И все они лежали в её необъятной памяти на особенной полочке, которая принадлежала самому паразиту. Словно красочные страницы детских книжек, они раскрашивали её жизнь, предавая совершенно иной смысл призрачному существованию.
Они были восхитительны...
Хрупкая фигурка оступается.
Девочка зажмуривает глаза, нелепо взмахнув руками, а потом падает прямо в объятья зависшего в воздухе антиквэрума.
Успокаивающее урчание растекается по пространству.
Абсолем робко приоткрывает сначала один глаз. Потом второй. Нос утыкается в бархатные чешуйки.
А под ногами - пустота.
Бабочка облегченно выдыхает, когда Шейр возвращает её ровно на то место, где она оступилась.
И они продолжают свою невинную прогулку.
А на небе горят звезды, освещая им путь.
- Так странно иметь крылья и не иметь возможности летать, - прохладный ветерок вылизывает босые ступни, - Чувствую себя инвалидом.
Девушка смеется, болтая ногами над бездной.
Она сидит на руках у древнего хищника, обняв ладошками его когтистую лапу. Подушечки пальцев с острыми когтями нежно гладят щеку крохотного создания, которое умудрялось играться даже в объятьях антиквэрума. Казалось, что всё вокруг было всего лишь огромной игрушкой в руках несмышленого ребенка.
И в любой момент этот самый ребенок мог показать своё истинное, отнюдь не детское лицо.
Бездушный монстр, живущий лишь собственной выгодой и совершенно не заботящийся о чужих жизнях.
Он никогда не убивал. Нет... Он лишь доводил до исступления, заставляя своих жертв самих подойти к краю.
А за ним - обитал сам паразит.
- Зачем нужна селекция, если улучшая одно, ты забираешь другое, - вздох слетает с девичьих губ.
И лишь плодишь всё тех же инвалидов. Не пригодных к жизни существ.
Задумчивый взгляд скользит по пожирающему горизонт океану.
Над песчаным берегом, виднеющимся далеко внизу, летают чайки.
- Хотела бы и я так когда-нибудь... Тоже. - мечтательная улыбка оттеняет плещущийся в глазах восторг.
Абсолем лишь крепче обхватывает руку Шейра, вздыхая. Становится видно, что подобные мысли слегка её удручают, но паразит отмахивается от них так же легко, как и от ставшего вдруг неинтересным океана.
Бабочка заглядывает в бездонные провалы глаз антиквэрума, не произнося ни слова, но тому сразу становится понятно, что крохотное создание хочет вернуться обратно под своды своего миниатюрного мира. Скользнуть под крыло могучего хищника. что оберегает покой её хрустального измерения. Забыться в его нежных когтях.
Абсолем прикрывает глаза, теснее прижимаясь к груди Шейра.

+1

21

Прогулка над бездной.
Что может быть прекраснее и неожиданней одновременно.
Но это не смущает древнего хищника,  парящего рядом в узкими перекрытиями, соединяющими архитектурный комплекс. Он лениво шевелит крыльями, слегка корректируя направление полета ,чтобы не отставать от бабочки, пританцовывающей на узкой дорожке.
Она довольна. Сияющий восторг плещется в бирюзовых глазах, когда она поворачивает к нему личико. Древний лишь ободряюще урчит в ответ, бережно удерживая маленькую ладошку в своей огромной лапе.
И даже когда Абсолем оступается и падает вниз, антик без труда ловит ее и возвращает обратно на подвесную дорожку.
И продолжают прогулку. Столь же невинную, сколь опасную.
Ночь давно  уже вступила в свои права, укрыв небо над городом в звездное покрывало.  Прохладный ветерок ерошит жесткую гриву, лаская огромные крылья чудовища.
Они  продолжают прогулку, переходя с одной дорожки на другую. Бабочка продолжала резвиться, балансируя над бездной. А он... он бдительно стерег ее безопасность.
- Крылья... - эхом отозвался Локхони,  склонив голову и поймав взгляд  Абсолем.
Ее слова задевают его. И древнее чудовище хмурится, привычно начав выстраивать сотни аналитических цепочек в своем сознании.
Они сидели на площадке, куда сходились  несколько подвесных дорог. Древний сидит прислонившись спиной к опоре и разметав крылья. Бабочка же привычно устроилась у него на руках, прижавшись щекой к его груди, и Шейр тихо урчит, очерчивая подушечками пальцев линию скул и подбородка.
«Ты права... Я дал тебе тело, но.. забрал крылья...»
Антик вздыхает, крепче прижимая к себе бабочку. Когтистые пальцы трогают волосы, убирая непослушную прядку. Его взгляд  перетекает на расстилающийся у горизонта океан. Безбрежное пространство, заполненное водой. Оно завораживало. Как и всегда.
А в голосе девушки проскальзывает грусть, и древний  успокаивающе  урчит.
«Я подумаю, что можно сделать...»
- Возможно, я смогу подарить тебе крылья... - бархатный шепот падает в ночную тишину.
Шейр ловит взгляд Абсолем.
Мгновение он  не отрывается от ее лица.
А потом...
Соскальзывает с платформы, падая в бездну и крепко удерживая бабочку в своих руках.
Огромные крылья распахиваются, ловя потоки воздуха. Реликтовый хищник ложится на крыло, разворачиваясь и устремляется к своей высотке.
«Я подарю тебе крылья, любовь моя. Обещаю...»

ЭПИЗОД ЗАВЕРШЕН

+1


Вы здесь » Энтерос » БЫЛЫЕ ПОВЕСТВОВАНИЯ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ » Прогулки по крышам


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно