Свершилось! Сюжетная арка «Воронка Хроновора» подошла к своему логическому концу и мы даже не состарились. Всего было отыграно 25 квестовых эпизода и написано более 1700 постов! Итоги и события все желающие могут посмотреть в разделе сюжетных хроник. Не забывайте, что у нас проходит масса других квестов, не стесняйтесь открывать свои и участвовать в квестах других игроков.
Доброго времени суток, игроки и гости! У нас всё хорошо, квесты играются, сюжетные эпизоды идут своим чередом. Прошу не забывать про очереди в личной и сюжетной игре. Посетите раздел «объявления», там вы найдете важные новости, обратите внимание на новость от 04 апреля. И, конечно же, не забывайте мыть руки, соблюдайте режим самоизоляции и избегайте людных мест, ибо коронавирус не дремлет. К тому же, соблюдая эти правила, вам будет проще писать посты – с чистыми руками и дома!
Всем хорошего настроения! У нас всё идет своим чередом: квесты продолжаются, личная игра идет, ежемесячные конкурсы тоже не дремлют. В этом месяце у нас два февральских конкурса: ко дню всех влюбленных и традиционный конкурс лучших постов. Не забывайте про очередность в квестах и личной игре. Пусть последний зимний месяц и следующий за ним весенний будут отличными!
С Наступающим Новым Годом! Пусть в новом году жизнь играет всеми красками, как конфетти, сбываются мечты, сияют на лицах улыбки, глаза искрятся счастьем! Пусть в душе будет больше добра! Здоровья, любви, взаимопонимания, радости, достатка, путешествий, впечатлений и только хороших событий. Пусть Новый год дарит только лучшее! И не забудьте принять участие в 3-м туре Новогоднего ивента!
Охо-хо-хо! Зима пришла, зиме дорогу! Не простудитесь в трескучие морозные деньки или жуткую слякоть, а ещё не забывайте про все мероприятия, что приурочены у нас к Новому году и ежемесячному поощрению активных и лучших игроков! С нетерпением ждем ваших заявок и участия в наших конкурсах! И счастливых дней декабря, пусть первый серебристый месяц подарит вам много энергии и отличного настроения!
Салют! Вот на дворе последний осенний месяц 2019 года, надеемся, у вас все отлично и вдохновение плещет через край. Кутайтесь в теплые пледы, запасайтесь печеньками, мандаринками и сладким чаем, впереди нас ждут новогодние праздники и холодная зимушка-зима. Кстати, мы завершили ряд конкурсов, спасибо всем за активное участие и не забывайте про квесты и личную игру!
Все игроки проекта могут как организовать собственный квест, так и вступить в любой квест, открытый для вступления новых участников, также имеется возможность вызвать мастера игры или прийти GM по заявке.
          




Хао изогнул бровь, наблюдая за реакцией студента на свои слова. Его ответ ясности не внес, поэтому на всякий случай, мужчина на всякий случай сделал шаг назад. Не потому что испугался, а потому, что так было больше пространств для дальнейшего...
Да что вы знаете о сверхурочной работе? Так и хотелось спросить ему, но к несчастью, под руку никого не попадалось. А может быть потому и не попадалось, потому что подчиненные знали, что в раздраженном состоянии доктор всея Иерихона...
Ну, сложно сказать, насколько девиантны антиквэрумы-сладкоежки, потому что Чарли до сих пор не то чтобы встречал излишне много антиквэрумов в принципе и понятия не имел, как они в целом устроены и насколько велика у них тяга ко всему...


      
      

Лиритиль не была уверена, что выбранный путь верный, но если вообще не действовать так можно и остаться в непонятных подземельях. Если посчитать сколько нелогичных вещей она совершала за девять веков жизни, то их явно перевалит за добрую сотню...

– Не увлекаюсь подобным - не вижу смысла. Такие знания максимально бесполезны, ибо не несут ничего для саморазвития кроме витиеватых словечек и образов – равнодушно ответил антик. Ему была чужда вся эта развлекательно-досугная тема, которую он...

Снова сестра считала его несмышленым ребенком, не разумным птенцом верящим в сказки и живущим лишь созданной ей иллюзией целей. Только Алиесса не понимала, что самому Риону давно не нужен клан, это была та ниточка за которую он пытался вытащить...







Once Upon a Time: MagicideВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
Книга АваросаВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластияKARATADA
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieDark Tale



LYLФлудилка RPGTOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » У меня для вас предложение, от которого вы не сможете отказаться


У меня для вас предложение, от которого вы не сможете отказаться

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Локация и Датаhttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngЭвилариум, Империя Торис, г.Сидар. 28.06.2643 год, позднее утро, переходящее в день.


Участникиhttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngШейр Силвер Локхони, Саурус, НПС по мере необходимости


Дополнительноhttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngМастер игры не может вступить в игру, эпизод является игрой в мире Энтероса и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту договорную систему боя, соигрок может использовать любую систему боя.

http://sg.uploads.ru/9tvBy.png
http://sg.uploads.ru/t/hjlya.jpg http://sg.uploads.ru/9tvBy.png

Описание


Велсадийская Корпорация «Кристальный Барс», не столь давно  обосновалась на Эвилариуме и получила свое представительство в империи Торис, славящейся своими медицинскими центрами и оздоровительными  пансионатами. Поскольку Корпорация  активно ведет разработки и исследования в области применения энергетических кристаллов и создаваемых ими полей в  сфере медицины  и производства медтехники, ей есть, что предложить империи. Продукция «Кристального барса» - это всегда сплав технологий, разрабатываемых учеными и инженерами Велсадии, и магии.
В этот раз Корпорация «Кристальный барс» привезла на форум, местом проведения которого был выбран г.Сидар, и деятельность которого направлена на привлечение новых инвесторов и деловых партнеров, ведущих разработки в самых разных областях, свои новые технологии.
Шейр Силвер Локхони, Советник и личный помощник господина Майрона Сайлента, являющегося основным держателем контрольного пакета акций Корпорации «Кристальный барс», уполномочен представлять Корпорацию на форуме и вести  переговоры по  вопросам сотрудничества как с организациями Эвилариума, так и другими организациями, представленными на деловом форуме.
Новые технологии, новые деловые партнеры, многомиллионные контракты и конечно же встречи с интересными людьми. Что ждет господина Локхони? И что забыл на этом форуме деос Саурус? И какие дела привели на форум титульного дриммейра Самуэля? К чему может привести встреча столь разных и в тоже время похожих существ?

Отредактировано Шейр Локхони (05.11.2017 22:02:00)

+1

2

День Х. Центр города Висконсин. Бизнес-центр «Сenter Сircle»
Шум льющейся воды в пустынном помещении, лишенном звуков, привлек внимание, заставляя фигуру, закованную в откровенно-кричащий наряд из кожи и меха, развернуться на каблуках и уверенной походкой проследовать в раздевалку персонала. Было раннее утро и заведение, что было ориентировано на ночную публику, находилось в сонном предвкушении вечера. А если говорить просто – фешенебельный ночной клуб открывал свои двери в 12.00 р.м., а сейчас на часах было 07.32 а.м. Хотя днем здесь можно было и отобедать – заведение равнялось на лучшие рестораны города, если не сказать, что превосходило их. И публика здесь слонялась соответствующая.
Дверь резко отлетела в сторону, впуская высокую стройную девушку внутрь. Бегло оглядев обстановку и, казалось бы, совершенно не удивившись полуголому ошарашенному поваренку, что наверно решил пораньше прийти на работу, блондинка подошла к душевым кабинкам, минуя ряды шкафов.
Она была не одна. У нее подмышкой была зажата шея какого-то взъерошенного буланима, с ужасными синяками на лице. Он вяло сопротивлялся, но было видно, что это дается ему с трудом.
Резко выпустив юношу из захвата, деос поставила его напротив себя и, даже не задумываясь, легким движением рук, разорвала на нем одежду в лоскуты, которая и так выглядела ветхо, являя присутствующим его хилое изуродованное тело. Парень был костляв донельзя. Все лицо, шея, ключицы были в синяках и пластырях. Левая рука была забинтована до локтя и заметно пропиталась кровью. В таком же состоянии пребывали его обе лодыжки. И синяки. Синяки по всему телу.
Деос, вроде бы не обратив на это внимания, хмуро смотрела в лицо паренька, что смущенно опустив взгляд, пытался съежиться, стесняясь своей наготы. Он был на голову ниже блондинки, правда та стояла на каблуках. Сколько ему лет? С ходу и не скажешь… Слишком мелкий и щуплый… Семнадцать? Или может, двадцать? Все может быть… Казалось, он вот-вот заплачет…
Сау подняла руку и мягко погладив парнишку по щеке, вдруг поцеловала его, тем самым еще больше смутив. Он покраснел как вареный рак и зажмурился. Однако, поваренок, со своей стороны, мог заметить, что взгляд деоса был холоден и непроницаем. Что она задумала?
Затолкнув голого парня в кабинку, чье лицо теперь не могло скрыть возбуждение, даже сквозь смущение, деос преспокойно молвила:
- Остынь пока, - а затем повернулась к своему сотруднику. – Последи, чтобы он не утонул тут. Я скоро вернусь.
Хорошие слова вместо приветствия взбалмошного начальника, да? Спустя два месяца отсутствия. И «скоро вернусь» она говорила всем и в прошлый раз… Хотя что такое два месяца по сравнению с четырьмя миллионами лет жизни? И с чего ей, скажите на милость, вообще отчитываться перед персоналом?


Паренек уселся прямо на кафельный пол и обхватив руками коленки, затих.
Почему Цера притащила его сюда? Забрала насильно у Самуэля… Он не хотел уходить… Он вообще ничего не хотел. Рана на его запястье все еще кровоточила. Он сам себе ее нанес… Он устал. Он был сам себе отвратителен. Жалкое, слабое существо, что не может сопротивляться. Почему он здесь? Что это за место?
Поцелуй девушки, что он знал около двух месяцев, все еще горел на его устах, продолжая будоражить сердце. Мысли запутались. Что это значило?
Он ни разу не целовался с девушкой до Церы… Он и с девушками то толком не общался… После того случая в детстве… Теперь он их боялся… Но Цера была другой… Она была добра и ласкова с ним… Зачем он ей сдался?
Цера вела себя странно.
Нет, она и раньше лезла к нему с поцелуями. Гладила и обнимала когда хотела. Она была похожа на ленивого кота, который мог то подойти, требуя ласки и внимания, то уйти, полностью погрузившись в свои мысли. Полная противоположность Самуэля…
Самуэль будет злиться… Будет ли? Вновь боль отчаяния заволокла пеленой рассудок мальчишки…
В его маленьком мирке, который он делил лишь с Самуэлем, вдруг появилась она. Ну, люди на самом деле часто появлялись рядом с ними. Но от них Самуэль быстро избавлялся… А Цера, почему-то, осталась… И теперь, их мир рушился…
Была ли это вина Церы? Он не знал… Он не думал об этом… Скорее, просто он был на столько жалкий и никчёмный… Отвратительный… Ему не место рядом с ними… Эта мысль раздирала его изнутри. Однако, он не мог ничего сделать… Почему ему просто не дали умереть?
«Не бросай меня тут» - вдруг всплыла мысль в его сознании. Кого он имел ввиду?...


Тем временем Саурус, покинув клуб, поднялась на лифте двумя этажами выше. Двери открылись прямо на ресепшене с достаточно презентабельной мебелью. За стойкой сидела девушка в консервативном наряде. Увидев гостью, та вскочила и растерянно подбежала к деосу.
- Госпожа, вы прибыли, - поклонилась служащая. То был одним из пунктиков для всех работников, что были в подчинении Сауруса. Обязательный поклон во время приветствия или прощания. Нравилось это эксцентричному работодателю.
- Как дела, Эми? – дружелюбно обратилась блондинка к девушке, мазнув взглядом по бейджику на ее пиджаке. Да, деос не отличался хорошей памятью на лица и имена.
- Ну… - замешкалась служащая и нервно поправила волосы, - Ничего такого… А, к вам посетитель! Я сказала ему, что вы отсутствуете, но он настаивал на том, чтобы подождать вас… Он пришел буквально десять минут назад… Как будто знал, что вы появитесь!
- Кто? – совершенно бесстрастно спросила зеленоглазая. Она догадывалась. Даже по тому, какой эмоциональный фон шел прямо по коридору – из ее кабинета.
- Господин Феррерс. Он ожидает в вашем кабинете.
Развернувшись на каблуках, нравилось ей так делать наверно, деос молча направилась прямиком к гостю. Если бы Эми в этот момент догнала своего начальника, чтобы сказать еще что-то, то могла бы стать свидетелем безумной улыбки, что сейчас исказила симпатичное женское лицо Церебры Альвес Рейс. Однако, никто не заметил… Не заметил, что деос снова был поглощен очередной забавой.
Кабинет встретил хозяйку полумраком. За панорамным окном светало и звездный диск еще маячил за спинами высоток, окружающих здание со всех сторон. Наверно, это можно было бы сравнить с логовом затаившегося зверя. Если бы зверь не был для деоса словно на ладони. Его эмоции заревом пылали из глубины, предостерегая. Сдерживаясь. Ненавидя. Отчаявшись…
Девушка помедлила у входа, скорее для спектакля, нежели замешкавшись. Наверно, ее должно было напугать отсутствие света? Ее? Напугать? На что он надеялся?
- Ты пришел? – спокойно осведомилась она, легким движением руки стащив с себя меховую накидку и кинув ее на один из диванов, что стояли по центру кабинета.
http://sh.uploads.ru/L9tRv.jpg
В следующее мгновение кабинет озарился светом магических ламп и на древнюю уставилось два злобных глаза. Он стоял напротив нее в своей привычной позе, спрятав руки в карманы брюк. Обманчиво расслабленный. И в тоже время опасный…
Самуэль Феррерс. Глава крупной фармацевтической компании «Вэст ИэС». Выходец из влиятельной семьи Висконсина. Чистокровный дримм. Богач. Извращенец. Садист… И маньяк…
О последнем Саурус узнала чисто случайно. Когда Феррерс попытался ее убить. Однако, проткнуть деоса обычным ножом невозможно… Но он ведь не знал, что перед ним деос…
Это же незнание и побудило деоса задержаться подле него подольше. Пребывая в вечном поиске развлечений, Саурус вдруг заинтересовалась жизнью этого влиятельного дримма. А он, в свою очередь, заинтересовался ей. Очередное приключение манило и предоставляло поле для игр. Ведь с жизнями других существ так интересно играть… Но не только это стало главной причиной интереса могущественного существа…
У дримма на тот момент была любимая игрушка. Деосу было интересно, как скоро игрушка надоест или сломается подле столь хаотичного существа, как Самуэль. Хотя, Саурус сама не ожидала от себя, что все обернется так, как сейчас. Ее поступки, спонтанные и эгоистичные, порой ей самой создавали проблем. Из которых ей самой было интересно выпутываться. В чем-то они с Феррерсом были похожи… Если не брать в расчет их возраст и мотивы.
- Не ожидал, что моим конкурентом в итоге окажешься ты… - его голос был мягок, хотя тонкий слух деоса мог уловить в нем сдерживаемую ярость.
Он злился, что его провели вокруг пальца. Воспользовались. Однако, он не понимал, пока, в чем именно. Он был несколько обескуражен. И потому, очень напряжен. Он не понимал, чего ему стоит опасаться. Но то, что нужно опасаться – он знал наверняка. Ее. Чувствовал интуитивно.
Девушку, что появилась в его жизни два месяца назад…
- Нужно чаще бывать на светских мероприятиях, - пожала оголенными плечами блондинка и как ни в чем не бывало прошла мимо мужчины к своему столу. – Авось и встретились бы. Кто ж виноват, что ты такой затворник?
Затем, плюхнувшись в кожаное кресло, она задрала ноги, положив их на поверхность стола.
- Итак, чем обязана? – осведомилась затейница, совершенно невинно.
Мужчина помедлил. Ситуация была для него непривычная. Обычно, он все контролировал. Предугадывая шаги своих противников. Но тут он совершенно не понимал, что происходит. Девушка, судя по магической сущности, была каких-то смешанных кровей. Саэтерус? Единственной ее силой он считал полную неуязвимость… Она не производила впечатление влиятельной особы… Да и какой руководитель, скажите на милость, может спокойно забить на работу на два месяца и прохлаждаться у кого-то в гостях, целыми днями валясь на диване, а ночами предаваться безудержному сексу? Да что с ней не так? Но сейчас его волновало, в первую очередь, кое-что другое.
- Где Рум? Куда ты его дела? – тон его речи стал настойчивее.
- Рум не хочет тебя видеть. Я забрала его себе.
- Лжешь! Рум принадлежит мне! Он никогда бы…
- Больше нет, - мягко перебила она его, улыбнувшись. – Как и я. Мы больше не принадлежим тебе.
Нетерпеливо обойдя стол, Самуэль склонился над девушкой. Зеленые глаза деоса смотрели заинтересованно и насмешливо. Когда как карие глаза дримма, казалось, наливались безумием. Он до последнего верил, что контролирует ситуацию.
- Ты ведь прекрасно знаешь кто я, - в голосе предостережение. – И все равно идешь против меня?
Он склонился над ней так низко, что буквально касался губами ее носа. Конечно, такая близость им обоим была привычна. Не первый день ведь вместе. Между ними будто бы искрилось притяжение. Что говорить – они оба излучали буквально осязаемую сексуальность. Такую, словно в любой миг готовую воспламениться от друг друга. Предаться страсти. Отбросить сложившуюся ситуацию. Однако, не делали этого. Каждый по своим причинам.
Дримм сейчас был похож на загнанного в угол тигра. Он осознавал свою силу. Свой статус. Он тщательно продумывал шаги. Был осторожен. Но сейчас он был бессилен. Потому что столкнулся с тем, кого не мог просчитать. Хотя отчаянно пытался. Но девушка перед ним – была сплошной загадкой. Загадкой, что он не смог разгадать с того момента, как попытался всадить в нее нож. Что же она преследовала? Чего хотела добиться? Эти вопросы вгоняли дримма в холодный пот. Почему она поступила так? Самуэль не мог решить эту загадку. Не мог сопоставить факты. Пазл не складывался.
Снисходительно улыбнувшись, девушка вдруг решила встать. А затем, к удивлению мужчины, с неожиданной силой припечатать его к столешнице, схватив за шею. Кажется, столу хана.
- Да. Ведь кто ты – я знаю. А вот кто я – не знаешь ты. Хочешь вернуть Рума? – в голосе прозвучали саркастические нотки. – Попробуй. Я посмотрю, как ты это сделаешь. Ведь он действительно не хочет тебя видеть…
Затем, деос отпустила шею дримма и погладила его по щеке.
- До скорой встречи, Саму, - полный нежности взгляд и слова. – Где выход, ты знаешь…
Когда взбешенный мужчина уже хотел было яростно распахнуть дверь кабинета Церебры, на пороге нарисовался длинноволосый эделир в строгом классическом костюме. Одарив Самуэля непроницаемым взглядом, тот тут же молча поклонился в знаке приветствия, а затем последовал вглубь помещения.
http://s4.uploads.ru/ApUor.jpg
- О! Ты уже здесь! – на лице деоса заиграла радостная улыбка, как только за гостем закрылась дверь. Она снова присела в кресло, однако ноги закинуть на стол побоялась. – Закажи мне новый стол. Этот… Кажется, мне не подходит.
Эделир тяжело вздохнул.
- Цера, - весьма сдержанно начал он. – Предположим, я не буду спрашивать где ты очередной раз была и почему отсутствовала столько времени. Однако, я хочу поинтересоваться: почему от тебя только что вышел наследник «Вэст ИэС», один из основных наших конкурентов на рынке фармацевтики.
- Да-а-а?! – изобразила невинность блондинка и захлопала невинно глазами. – Он оказался такой шишкой большой?
Эта комедия не произвела впечатления на Хьюберта. В этот момент что-то щелкнуло под столешницей и, под взглядами двух присутствующих, стол накренился.
- Мы трахались, - выдала вдруг блондинка, загадочно улыбаясь. – Прям на этом столе. Видишь, даже сломался, бедный! Говорю ж, он мне не понравился… - погладила поясницу и скорчила рожу страдалицы, - Неудобный он. Закажи мне, чтобы сукном был покрыт…
Замолчала, внимательно наблюдая за своим помощником.
- Что? Даже ни одна струна души не была задета? – задумчиво спросила она. – Фу, Хьюб, фу на тебя! Я обижена! Нет… Я оскорблена!
Она вдруг вскочила из кресла и начала расхаживать по кабинету.
- Тебе твой босс признался, что только что с кем-то трахался, а ты даже не можешь изобразить удивление! Ну или смущение хотя бы! Лучше бы, конечно, ревность… Или желание… Вот, да…
Эделир тем временем снова вздохнул и посмотрел на часы у себя на запястье.
- Цера, раз у тебя ко мне распоряжений нет, то мне пора. Я должен присутствовать на форуме…
- Не в Сидаре ли? – вдруг успокоилась девушка и стала серьезной.
- Да… - теперь мужчина все-таки изобразил удивление. – Как ты узнала?
- Я иду с тобой, - Сау подошла к дивану и схватила свою меховую накидку. – Мне нужен один контракт…
- Похвально, конечно, что ты наконец проявила интерес к делам своей собственной корпорации, - продолжал недоумевать патлатый, - Однако, не могла бы ты мне объяснить причину…
Осекся. Сам понял, что ляпнул не подумав. Это же деос. А он всего лишь его фэдэлес. Что-то последнее время он слишком начал переигрывать в роли отца капризного божества. Знай свое место, смертный…
Однако, Сауруса его слова нисколько не расстроили. Подойдя к мужчине, девушка взяла того под локоть и прижавшись, потерлась щекой об идеально выбритый подбородок мужчины. Будучи на высокой платформе каблуков, она была практически вровень с достаточно высоким мужчиной.
Хьюберт. Этот мужчина был по истине уникальным среди приспешников деоса. Холеный и воспитанный, начитанный и дипломатичный… И до маниакальности преданный деосу. В ордене поговаривали даже, что он – избранный деоса. Ну, в чем-то они, конечно, были правы. Не каждый способен терпеть изменчивый характер взбалмошного божка, умело подстраиваясь под обстоятельства. Как и не каждый способен сыскать расположения древнего. Хьюб был именно такой. Когда было нужно – он брал ответственность на себя. Когда нужно – был незаметен и сдержан. Он был и нянькой и дворецким, помощником и другом… Любовником? Нет. Почему-то, именно эта стезя была под запретом для эделира. Деос периодически пытался его соблазнять, однако сам Хьюберт каждый раз выстраивал стену между ними, обосновывая это тем, что их связывают лишь деловые отношения. Наверно, он просто понимал, что деос это делает не в серьез. А для консервативного помощника это было оскорбительно. Хотя, соблазн был велик…
Он служил деосу всего лишь шестой год, а она уже сделала его своим заместителем в делах ее бизнеса. Не во всех, конечно. Но во многих. И за все это время, эделир так и не смог понять логики поступков своей госпожи. И вот сейчас, снова настал момент, когда не нужно было задавать вопросов… А просто делать то, чего хочет его богиня.
- Я в твоем распоряжении, Цера, - не кривя душой заявил он.
- За это я тебя и люблю, - двусмысленно отозвалась на это девушка и вокруг них засверкали багровые отсветы телепорта.

+1

3

[AVA]http://s2.uploads.ru/t/kRE9z.png[/AVA]

Вечер предыдущего дня, переходящий в глубокую ночь…

В блистающей изысканной роскошью комнате царил полумрак, собираясь в густые тени по углам просторной спальни. Приторный, вязкий аромат благовоний и масел, смешавшись с резким запахом секса и пота, был столь тяжел, что его можно было потрогать руками. И в тоже время он приятно расслаблял, окутывая гибкую фигуру беловолосого древнего невидимым покрывалом.
Шейр раскинулся на огромной постели, среди тонких смятых шелков, нежно ласкавших его кожу. Она была еще теплой после бурных любовных утех, но уже начала медленно остывать, возвращаясь к своему извечному состоянию: мягкой прохладе морозной свежести, окутывавшей этого изящного, худощавого мужчину.
Он медленно погружался в сон, убаюканный близостью куколок, находившихся в его постели. Тонкие, гибкие, они свернулись возле него, согревая его теплом своих тел. Чуткие пальцы скользили по бледной коже, даря неспешные, убаюкивающие его ласки. Раскатистое, вибрирующее мырлыканье наполнило покои, прохладные губы запечатлели на плече девушки невесомый поцелуй. Когтистые пальцы небрежно коснулись нежной округлости груди, задевая набухший желанием сосок.
Куколка приподнялась на локте, заглядывая в глаза цвета непроглядной тьмы, в которых багрово-алая пыль уже затягивалась пеленой подступающего сна.
- Вы довольны, мой господин? – нежный голосок звонким колокольчиком прозвенел в густой тишине богатых покоев.
Уголки губ юной куртизанки приподнялись в легком намеке на улыбку. Чарующую и порочную одновременно. Она рассматривала беловолосого, скользя кончиками пальцев по его лицу, словно старалась запомнить каждую черточку, каждый штрих. Чуть подавшись к мужчине, Риана невесомыми порхающими прикосновениями очертила контур лица. Подушечки пальцев осторожно скользили по лицу, отмечая изящный изгиб бровей, острые скулы и гладкий,  высокий лоб. Иногда она замирала, не убирая пальцев с лица Первородного. Такие паузы были короткими, не больше мгновения, а потом ее руки вновь приходили в движение, продолжая изучать. Прямой нос, с изящными красиво вырезанными ноздрями, подбородок, глаза, остроконечные уши. Другая куколка подалась вперед, приблизив свое лицо к лицу мужчины, рассыпая медового цвета волосы по бледной груди Шейра. Изящные ноздри затрепетали, втягивая  аромат морозной пыли и оледенелого дубового мха, чуть отдающих напевной мелодией чистейшего металла, присущие только этому мужчине. Холод металла и зимней пурги, мускус и отголосок древней магии, что въелась в его кожу так, что никакая ванна не могла от него избавить.
Ответом был тихий смех, расцвеченный урчащими интонациями. Когтистые пальцы по-хозяйски прошлись по гибким телам двух куколок, заставляя опуститься на шелк влажных простыней. Первородный пошевелился, оборачиваясь всем телом вокруг одной из девушек и притягивая ближе другую.
- Доволен… - шепнул он, легко касаясь кончиками когтистых пальцев лба девушки. – Спи…

https://forumstatic.ru/files/0015/e5/72/29772.png

Свечение магических светильников дрожало, разбрасывая по стенам причудливые тени. Их усилий хватало только на то, чтобы осветить стол и лежавшие на нем в беспорядке бумаги, да замершего в массивном кресле Шейра Силвера Локхони,  но большая часть комнаты была погружена во тьму.
Древний  не торопился возвращаться к работе, продолжая задумчиво постукивать кончиками когтей по столу. Руководство компании «Лиула Интерпрайз»,  занимающаяся  исследованиями энергетических кристаллов и  их применением в медицине и медицинском оборудовании, заинтересовалась разработками  «Кристального Барса», чьи технологии удачно сочетали в себе магическую и технологическую составляющие. И предложило заключить контракт, способный принести  колоссальные прибыли. На предварительную подготовку было потрачено несколько месяцев. Окончательные переговоры и подписание контракта должны были состояться здесь, в Сидаре, на форуме, призванном привлечь новых партнеров и инвесторов как в империю Торис, так и на Эвилариум в целом.
Остались позади десятки встреч и  дискуссий чтобы выработать и  сформулировать каждый пункт документа, четко регламентирующий действия и права каждой из сторон. Килобайты  текста, изложенного сухим юридическим языком. Казалось бы,  учтено было все. Даже самые незначительные нюансы и  ситуации. И все же…
- Что же не так с тобой, а?... – Шейр вновь пробежался по ровным, убористым строчкам сухого текста  документа. Полночные глаза прищурились, на мгновение полыхнув рубиновой вспышкой тлеющих на  самом их дне угольков. – В чем подвох?... Почему у меня такое чувство, что из этого сотрудничества ничего хорошего не будет?...  – вздохнув, древний потянулся к сигарете, дымящейся  в хрустальной пепельнице.  Глубокая затяжка, и легкие наполняются дымом, а кончик вспыхивает алым огоньком. – Наши люди не нашли ничего  порочащего. Все чинно и благопристойно. Тогда почему мне не нравится этот контракт и эта компания?
Прикрыв глаза, Локхони откинулся в кресле,  устало вытянув перед собой ноги. Узкая ладонь скользнула по лицу, словно бы  Первородный  хотел сбросить накопившуюся усталость. Получалось не очень.  Он снова затянулся, выпуская через ноздри облачко сизого дыма. Впереди был еще один день и еще одна неделя работы форума.
Форум… Огромный. Многолюдный и много профильный. Выставочные павильоны, затихавшие с наступлением ночи, наполнялись привычным суетливым гулом едва солнечные лучи окрашивали горизонт. Вибрирующий шум металлических машин, яркие вспышки магических техник и гомон рабочих, заканчивающих последние приготовления и снующих между стендами компаний и корпораций, прибывших в Сидар со всех концов Энтероса. 
Деловой  форум работал уже неделю и стал поистине огромной площадкой для самых разнообразных представителей делового мира. Сюда приезжали за новыми разработками и технологиями. Здесь заключались многомиллионные контракты, могущие принести огромные прибыли  Корпорациям-гигантам и  совсем незначительные сделки между крохотными  компаниями. Презентации, выставки, тематические семинары и, конечно же, переговоры и подписание контрактов – именно этим жил Сидар ближайшие две недели.   
Затушив окурок в пепельнице, Локхони поднялся. Лист бумаги лег поверх таких же безликих документов, лежавших в папке. Щелкнул замок сейфа, когда  древний закрыл дверцу  сейфа, спрятав в его металлическое нутро документы.
Оставалось еще немного времени, чтобы поспать. Скользнув в постель, он вполне себе удобно устроился между сладко посапывающими куколками.
Антик спал, раскинувшись на широкой постели, и уткнувшись носом в черноволосую макушку куколки. Одну ногу он забросил на бедро девчонки, а свободную руку – на ее спину, словно обнимая ее. Призрачный свет ночного светила касался их тел, делая рисунок татуировки, змеившейся по спине блондина более четким и ярким.

https://forumstatic.ru/files/0015/e5/72/29772.png

утро 28.06.2643

Древний проснулся, едва бледные лучи восходящего солнца заглянули в спальню, золотя пол комнаты и играя на смятом шелке большого покрывала. Он заворочался, потягиваясь всем телом. Приподнялся на локте, встряхивая беловолосой головой, и вновь рухнул на подушки. Просыпаться не хотелось совершенно. Тепло лежащего рядом гибкого женского тела вызывало отнюдь не благопристойные мысли.
Когтистая ладонь огладила спину лежавшей рядом куколки, слегка царапая ее загорелую кожу. Девушка выгнулась, следуя за ласкающей рукой и только крепче прижалась к прохладному телу беловолосого. Тихий смех повис в пропитанном благовониями воздухе огромной спальни.
Перекатившись на живот, Первородный вновь разметался на смятых простынях. Тяжелое шелковое покрывало давно уже сбилось в ногах и практически ничего не скрывало. Мужчина некоторое время прислушивался к чему-то слышимому лишь ему одному, а потом опустил голову на подушки, прикрывая глаза и постепенно погружаясь в пелену легкой полудремы.
Шейр находился на той грани ленивой дремы, которая пролегала между глубоким сном и явью. Он определенно разнежился, вовсе не собираясь так быстро покидать такую уютную постель.
Не вышло…
Из сладкой дремы древнего выдернул пронзительный визг телефона, разбивший изысканную магию умиротворенности и неги. Звук  накатывали волнами, словно морской прибой, ласкающий прибрежную гальку.  Один, второй, третий… Вибрирующий трезвон проклятого аппарата захлестывали его, грозя похоронить под собой.
- Проклятье… - прошипел мужчина, нащупывая  треклятую погремушку. – Шейр Силвер Локхони.  Слушаю…
Скрипучий, расцвеченным холодным металлом, голос, раздавшийся в трубке, едва Шейр поднес телефон к уху, не узнать было невозможно.
- Локхони… - слова скрипели, словно ржавые петли на старой двери. Они дребезжали, бесконечно раздражая  чуткий слух древнего хищника, в глазах которого заплясали алые сполохи. – Я хочу, чтобы контракт с компанией «Лиула интерпрайз» был подписан до конца текущей недели.
- Но, господин Сайлент… -  беловолосый едва сдерживался от захлестнувшей его злости. Старик требовал невозможного. –Окончательный вариант контракт не согласован.
- Ты  подпишешь предварительный контракт в рамках форума. Подписать окончательный можно будет позднее, когда все детали будут согласованы. -  стальные нотки теперь слышались гораздо четче, а визг несмазанных петель, которые так напоминала речь господина Майрона Сайлента, отдавался болью  во всем теле древнего, резонируя на костях. – Ты всегда славился умением  договориться. Уверен, что и в этот раз  твой дар тебя не покинет, и ты все провернешь в лучшем виде.
- Да, мистер Сайлент. – прошептал  Локхони. – Я все сделаю.
Здравствую, утро. Пора было приниматься за работу…

Отредактировано Шейр Локхони (08.11.2017 11:38:40)

+2

4

Неделей ранее
Особняк Самуэля Феррерса одиноко стоял вдали от городской суеты, утопая в зелени кедрового леса. Гостей здесь не жаловали. Несколько сот акров земли были надежно скрыты магической завесой, а по периметру змеился высокий каменный забор. Единственный выход с территории охранялся доверенными людьми из семьи. Даже просто так погулять не выйдешь.
Сам хозяин выбирался из своей берлоги крайне редко. Одновременно являясь главой большой компании, Самуэль старался вести дела из дома, сваливая свои бюрократические обязанности на помощников и заместителей. Главой он стал не по своей воле. Он был старшим среди отпрысков своего отца, и эта роль была за ним с рождения. Однако, сам Саму был не в восторге от этого. И всячески сопротивлялся выбранной за него отцом судьбе. Их противостояние длилось не один год.
Самуэль не хотел менять свой уклад жизни. Его все устраивало. Размеренная жизнь затворника. Жизнь в свое удовольствие. За счет состояния своего отца. У него даже были акции компании, однако до возможности иметь голос на собрании учредителей его пакет не дотягивал. Да он и не хотел дотягивать. Лишь получать дивиденды.
Но отца такая позиция не устраивала. Майкл Феррерс – удачливый предприниматель и одна из акул фармацевтического бизнеса, с каждым годом старел. И он понимал, что когда-нибудь он все-таки сдаст позиции. А компания была его детищем. И так просто выпускать ее из своих лап, глава семейства не собирался.
В целом же, у «Вэст ИэС» была весьма похвальная репутация и аналитики прогнозировали если уж не рост цен на акции, то стабильное «болтание» внутри занятого диапазона курса.
Эта информация была в достаточно легкой доступности для общественности. Но, что происходило на самом деле в семье никто не знал. Скелеты семьи тщательно скрывались, а информация до остальных доносилась тщательно выверенными порциями, дабы репутация компании никоим образом не пострадала.
Поздним утром, что вот-вот должен был перевалить за полдень, дом только просыпался. Открытые настежь двери балкона впускали внутрь помещения легкий ветерок, что нежно касался прозрачной вуали штор, перебирая складки ткани, словно невидимый пианист клавиши беззвучного фортепиано. И, дабы окончательно подтвердить свое присутствие, с улицы доносился тихий перезвон колокольчиков ловца ветра.
В комнате, отделанной в пастельно-кремовых тонах, на длинном кожаном диване, что белоснежным пятном стоял по центру, лежала обнаженная девушка, укутанная лишь в шерстяной плед цвета шампань. Ее длинные золотистые волосы, незатейливыми крупными локонами, разметались по поверхности подушек, являя собой картину полного покоя.
Звук отворившейся створки витражной двери, заставил дрогнуть пушистые ресницы прелестницы и в поле зрения сонных глаз, цвета молодой листвы, попала худощавая фигурка. То Рум пробрался к ней из своей комнаты.
- Ты спишь? – тихо спросил он, бесшумно подкравшись к дивану, ставшему на эту ночь кроватью для обленившегося деоса.
Саурус не ответила. Лишь довольно потянулась, прислушиваясь к собственному настроению. К дому. Дома были гости.
Мальчишка тем временем забрался на диван с ногами и, как обычно, деликатно уселся поодаль от девушки, стараясь не мешать и не нарушать ее личного пространства, ведь ее сегодняшнее настроение он пока не понял. Однако, он довольно заулыбался, стоило деосу сделать приглашающий жест и тут же смутиться, заметив, что златовласка обнажена. Девушку правда это нисколько не волновало. Завладев податливым телом паренька, она прижала его к себе, нежно прикасаясь губами к шее, подбородку, рту и заставляя его, тем самым, тихо постанывать от бесконтрольного наслаждения. Волна тепла, комфорта и сладковатого запаха меда и малины, смешанного с чем-то животным, обдала его сознание, лишая возможности здраво мыслить.
Румио. Казалось бы, обычный буланим 23-х лет. Невзрачный. Угловатый. Худой. Слабый. Наверно, при иных обстоятельствах деос даже и не взглянул бы в его сторону, как и на миллион других жителей Висконсина. Но сейчас мальчишка был почти центром вселенной для этой странной девушки, что появилась в их с Саму жизни, почти два месяца назад.
Рум был хрупок. Его эмоциональное состояние, словно кардиограмма биения сердца, скакала то вверх, то вниз. Пограниченное состояние личности. Психические расстройства. Мальчишка балансировал на грани психоза и нормы. Трудное детство. Неподобающее воспитание. Слабость характера. Все это сделало его таким, каким он являлся сейчас. Ничтожеством. Однако, даже роль ничтожества могла быть кем-то оценена. И деоса забавляло, как звезды сошлись в судьбе этого мелкого ублюдка. Удача ли? Иль несчастье… Саурус с интересом наблюдал за отношениями этих двоих. Самуэль и Румио. Вот только, забава эта затянулась и деосу уже начинало поднадоедать постоянство хаотичности Саму и слепое подчинение Рума. Хотелось свежей струи в их отношениях. И струя не заставила себя долго ждать.
- Саму занят? – поинтересовалась Цера, продолжая тискать в объятиях обмякшего парня. Она старалась обходить его свежие синяки и ссадины на теле – подарки бурной ночи с доминантом, в качестве его саба. Забавно было то, что в душе Рум испытывал к своей роли двоякое чувство. И эти терзания, при отсутствии собственной уверенности, заставляли деоса снисходительно улыбаться.
- Я видел, что к нему пришли, - со стоном ответил юноша и тут же ахнул, стоило деосу задрать ему футболку. Горячий язычок скользил по израненной коже торса, даря обещание приятного продолжения. А порхающие по телу нежные пальцы только увеличивали эффект.
- М-м? – как то задумчиво переспросила она. – Пришли? Кто?
Очевидно, что по работе. Наверно, юристы с договорами или заместители…
- Не знаю, я первый раз видел этих мужчин, - неуверенно ответил Рум, заставив тем самым деоса замереть. Он их видел первый раз?
- Я хочу посмотреть, - как ни в чем не бывало встала девушка с дивана и схватив со стула на своем пути банный халат, босиком направилась вон из комнаты.
- Стой! – испуганно прошептал ей вслед паренек, взволнованный резкой сменой ее настроения. Он не хотел, чтобы Саму разозлился. А еще ему было досадно, что Цера бросила его на пол пути… Хотя она часто проделывала подобное и Руму это даже нравилось. Мазохист, что еще скажешь…


Трое мужчин сидели в просторной гостиной, попивая чай и раскуривая дорогие сигары, когда хозяин особняка наконец решил осчастливить их своим присутствием. До этого он преспокойно принимал душ и узнал о неожиданном визите лишь на выходе из ванной от слуги.
- Сын… - подал голос один из пришедших – темноволосый брюнет. Их родство было не трудно заметить – внешне и по комплекции они были весьма схожи. Тон его голоса не предвещал ничего хорошего.
Но Сам, преспокойно вытирая мокрую голову полотенцем, уселся в рядом стоящее от отца кресло, всем своим видом показывая, что совершенно спокоен.
Майкл замолчал, так и не озвучив свою мысль и тяжело вздохнул. Заговорил рядом сидящий с ним мужчина.
- Молодой господин, - тон его голоса был сухим и официальным. – Нам необходимо, чтобы вы вернулись к делам компании…
- С чего вдруг? До этого вас устраивало мое бездействие.
Ни с того ни с сего, Майкл вдруг вскочил с дивана и нервно прошелся вокруг, выдувая по сторонам густые облачка дыма, зажав в зубах сигару. Было заметно, что он нервничает. Однако, он все еще сдерживался.
- Послушай… Наша позиция на рынке пошатнулась. До этого ничего не предвещало беды… Наши аналитики, все как один, уверяли, что ситуация стабильна. Я вложился в модернизацию наших цехов… Контракты были заключены… Однако, вмешалась Лиула…
- Лиула? – переспросил Сам.
- «Лиула Интерпрайз» - один из наших конкурентов, - пояснил третий мужчина.
- Да, - раздраженно подтвердил отец. – Они перехватили контракт, который мы готовили в течении нескольких месяцев… Вот просто взяли и обошли нас! И этот Барс… Сначала обещал одно, потом пересмотрел свои обязательства! В итоге это выливается нам в многомиллиардную неустойку! И я даже почти узнал, каким образом они это все обстряпали!
- Ну а я-то каким образом тебе помогу? – недоумевал Самуэль. Все эти Лиулы и Барсы для дримма не «в теме» были пустым звуком.
- Ты… - указал отец на сына указательным пальцем, явно уже на пределе своего спокойствия. – Ради компании, ты сядешь в кресло и будешь сидеть в нем, пока я тебе не скажу снова зарыть морду в песок! Ты мой позор! Если бы не ты, таких проблем бы не было!
Глаза молодого дримма налились злобой, однако он промолчал.
- Вчера с нами связался некий аноним с заявлением, что обнародует дело десятилетней давности… - вмешался второй собеседник.
- Если мы ничего не сделаем… Если ты ничего не сделаешь! Тебя передадут суду. А нас, за сокрытие, привлекут! И компания пойдет по рукам!
- Ну а от меня то что ты хочешь?! – заорал Сам.
- Сиди в кресле, - постарался взять себя в руки старший Феррерс, -  Будь в центре внимания. И уж прости, но тебе придется побыть в обществе. Засунь свою фобию себе в задницу. Позже я доставлю тебе столько тел, сколько хочешь. Но сейчас – терпи. Давай, собирайся… Мы едем в компанию…
https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/80123.png
полдень 28.06.2643
Он никогда не привыкнет к этому.
Когда глаза, ослепленные светом телепорта, наконец смогли сфокусироваться, перед Самуэлем нарисовалась толпа. Форум пестрил представителями разных рас и чинов. Повсюду велись дискуссии. Гомон. Шум. Музыка. Жар.
- С вами все в порядке? – осведомилась помощница, что прибыла вместе с ним, среди других представителей их фирмы. Кажется, ее звали Лиза. Самуэль взял ее с собой, чтобы та ментально защищала его разум и не давала импульсивно мыслить.
- Да, - сдержанно отозвался мужчина. – Нам нужно найти площадку «Барса». Поспешим!
От чего-то, Самуэль нервничал. Словно ожидая какого-то подвоха. И хотя отец успел разобраться с «анонимом» и уничтожить все улики против него, дримму все-равно было не спокойно. Даже, сжимая в руках документы, свидетельствующие против Лиулы, у него не было полной уверенности в своем успехе…
И чуть позже, он понял почему.
Цера. Церебра Альвес Рейс. Шла в том же направлении, что и он. И кажется, он немного опоздал...

+1

5

За два месяца до означенных событий.

Мягкий, рассеянный свет выхватил из подступающего сумрака  узловатые пальцы, тронувшие  пухлую, кожаную папку.  Шелест бумаг, перелистываемых  морщинистой,  высохшей рукой наполнил просторный кабинет, смешавшись со стуком  гибких ветвей, скребущих по стеклу.  За окном разыгралась  редкая для Велсадии гроза. На самом деле она не могла причинить никакого вреда старинному поместью, стоявшему вот уже несколько столетий в  роскошной зеленой зоне  Урая, где обычно селились власть имущие. Искусственный, тщательно регулируемый климат планеты был мягок и комфортен, но иногда случались  и грозы, и метели, столь же тщательно отмеренные и контролируемые. Редкое разнообразие.
Обтянутые сухой, пергаментной кожей пальцы медленно листали  обширное дело, изредка замирая ,когда их хозяин начинал вчитываться в лежащий перед ним документ.
Майрон Сайлент, глава  Корпорации «Кристальный барс» и держатель контрольного пакета акций с правом наложения вето на решения совета директоров, отложил  покрытый убористым мелким печатным шрифтом лист в  стопку таких же и откинулся в большом кресле. Устало смежив веки, лигрум некоторое время неподвижно сидел, обдумывая прочитанное. Спустя пару десятков минут скрипучий голос разорвал тишину, повисшую в комнате.
- И что тебе не нравится, Локхони? – светлые, выцветшие глаза пристально  смотрели на высокого, худощавого мужчину, замершего у  панорамного окна. – Все документы составлены в надлежащем виде. Компания «Лиула Интерпарйз»  выглядит надежным партнером.
Древний не шевелился, все так же стоя у самого стекла и вслушиваясь в тоскливую песню гудевшего за стеклом пропитанного морской влагой воздуха. Он мог еще долго стоять у окна, глядя рассеянным взглядом на раскинувшийся за толстым стеклом сад.
Раскат грома совпал с скребущим голосом  старика, сидевшего в большом кресле за письменным столом. Локхони, хмыкнув, вскинулся, поворачивая голову на голос и прислушиваясь к фразам, раздавшимся в кабинете. Полночные глаза замерли на высокой, высохшей фигуре Сайлента,  откинувшегося в кресле, подмечая новые изменения. За те двадцать лет, что прошли с момента  гибели своей супруги Амелии и  двоих детей, Майрон сильно сдал. Он осунулся и похудел, пергаментная кожа обтянула кости черепа, превратив его лицо в подобие жуткой маски. Грива седых волос в какой-то степени сглаживала это  ощущение, но не могла полностью скрыть ощущение  болезненной  хрупкости  лигрума. И лишь глубоко запавшие  светлые, почти прозрачные глаза  были по-прежнему цепкими и живыми, помечая малейшие детали, да ум оставался все таким же гибким и острым. Старик цепко держал в своих узловатых пальцах Корпорацию и делиться властью определенно не собирался.
- Здесь все документы, касающиеся совместного сотрудничества с компанией «Лиула Интерпрайз». – бархатный, богатый интонациями голос  Первородного окутал Сайлента. Сколько себя помнил Майрон, Шейр Силвер Локхони никогда не повышал голоса.  Антикверум говорил тихо, почти шепотом, но каждое его слово было отчетливо слышно адресату. - Со стороны сделка выглядит обоюдосторонне выгодной и продуманной, однако я недоволен тем, что владельцы настаивают на весьма сжатых сроках ее проведения. Два варианта: либо все готовилось в строжайшей тайне, либо в действительно очень сжатые сроки. Какой из вариантов верен, господин Сайлент? Переговоры близки к завершению, но мы до сих пор не знаем, что заставляет их действовать столь быстро. – Ворон замолчал ненадолго, чуть склоняя голову и едва касаясь лица, поглаживал подбородок изящными, чуткими пальцами, будто прикидывая ситуацию в уме. – Переговоры близки к завершению, но мы до сих пор не знаем, что заставляет их действовать столь быстро.
…Они знали друг друга не один десяток лет. Они не выглядели тем, кем являлись и не являлись тем, кем казались. То общее, что их объединяло, для постороннего взгляда было неуловимо и неопределяемо.
- Разрешите мне подключить наших следователей?
- Это не понравится представителям «Лиулы». – проскрипел Майрон, сокрушённо качая седовласой головой и продолжая пристально изучать стоявшего перед ним мужчину, затянутого в строгий деловой костюм.
Утонченность Шейра Силвера Локхони превратилась в стиль, и жесты больше не кажутся манерными. Не похож личный помощник на девочку, и на шлюшку – тоже не похож. А дешевкой он, пожалуй, и раньше не был. Интересно, как все меняется с течением времени.
А дальше понеслось. Запутанные фразы. Вопросы. Иными словами, да все то же самое. Казалось, старик задался мыслью проверить, до каких пределов отчаянья можно довести древнего.
«Старый маразматик…» - почти равнодушно подумал Шейр, понимая, что вопросы и ответы заходят на третий круг. Он уже взмок под плотной тканью делового костюма, а ведь это только начало.
- Хорошо, отправляй своих ищеек, - четко проговорил старик. – Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.
В общем, все решено, задачи поставлены и остается только работать. Дабы оправдать высокое доверие. Первородный давно знал, что глава клана Сайлент – не бессмысленный старый пердун и не дань традиции. Он-то и был – клан, вернее то, что от него осталось. А Шейр Силвер Локхони и прочие – просто удобные, как сейчас выражаются, руководители среднего звена. С четко определенным кругом полномочий.

https://forumstatic.ru/files/0015/e5/72/29772.png

28.06.20643; позднее утро.
Разгорающийся за окнами выставочного комплекса день был посвящен  медицине и фармацевтике. И сейчас многочисленные выставочные площадки наполнялся представителями организаций, работавшими в данной сфере. «Кристальному барсу», занимающему весьма обширную выставочную территорию,  всегда было что показать и предложить гостям форума. Кристаллы и оборудование, разрабатываемое специально для магических миров, представляло собой невероятный сплав магии и  технологий, что позволяло использовать его даже в мирах, которым не свойственно наличие техники.  Корпорация привезла на форум не только  техномагическую начинку  для медицинского оборудования, но и кристаллы, которые можно было использовать в создании  стационарных, четко фиксируемых на  заданной площади, полей. Были здесь и опытные образцы — продукты текущих исследований и разработок, которые  «Кристальный барс» планировал запустить в производство уже в следующем году. И все это можно было посмотреть, пощупать руками и проверить работу. Корпорация не скрывала своих достижений, позволяя потенциальным клиентам на своем опыте оценить качество  технологий, созданных на стыке магических приемов и  технической мысли ведущих ученых Велсадии.
К площадке уже потянулась вереница любопытствующих, решивших поближе ознакомиться с технологиями  необычного  мира.

https://forumstatic.ru/files/0015/e5/72/29772.png

…Толпа раздражала. Гомоном, шорохом одежды, шелестом бумаг и лязгом механизмов на стендах, блеском украшений.
Слишком пестрая, слишком яркая, вопящая на сотню разных голосов, она терзала слишком чувствительный слух древнего. От многообразия стилей, присутствующих в одежде, рябило в глазах. Порой ему казалось, что толпа, хлынувшая в открывшиеся демонстрационные павильоны  похожа на стаю разноцветных попугаев, которые только и занимаются тем, что вопят, скрываясь в листве дождевых чащоб.
Сидар подавлял. Он слишком отличался монументальных строений, коими были богаты города Велсадии, мира, в котором антикверум прожил не одно столетие. В нем отсутствовала  тщательно выверенная четкость линий  и логичность действий. Здесь правила бал магия и это тоже бесконечно раздражало древнего, стоявшего у большого панорамного окна конференц-залу, где ближайшие полчаса должны были состояться переговоры с представителями  компании «Лиулы Интерпрайз».
Тонкая струйка сизого дыма поднималась вверх от кончика тлеющей сигареты, зажатой в когтистых пальцах. Шейр,  задумчиво смотрел на раскинувшийся внизу  выставочный комплекс, созданный специально  для проведения данного форуму.  Сюда не долетал шум, столь раздражающий Первородного.  Окна надежно защищали  просторную залу от внешних проявлений работы столь всеобъемлющего мероприятия.
За спиной древнего суетились секретари и юристы, заканчивая последние приготовления к предстоящим переговорам.  Проверить таблички с именами участников,  еще раз   просмотреть папки с документами, которые могли потребоваться представителям обоих компаний, поправить  аккуратные кресла, обитые темным бархатом.
Локхони, сделав глубокую затяжку и выпустив дым через ноздри, прошел к своему креслу и опустился в него, затушив окурок в  ажурной пепельнице. Раскрыв папку, он  углубился в  бумаги, еще раз тщательно перечитывая  документы и чему-то сосредоточенно хмурясь. Сделка по-прежнему не нравилась. Слишком все быстро. Слишком неопределенно. Слишком настойчивы  представители «Лиулы». Это настораживало и заставляло сомневаться и искать причины для отказа от контракта.
Один из секретарей, высокий, худощавый дриммейр, одетый в строгий деловой костюм, сшитый согласно моде империи, приблизился к антикверуму и, чуть склонившись к нему, тихо проговорил.
- Лорд Локхони, к вам посетитель. – дримм замер в ожидании ответа. – Некая госпожа Церебра Альвес Рейс желает вас видеть. Срочно. Что ей сообщить?
Шейр  откинулся в  кресле, положив  документ на полированную столешницу большого овального стола черного дерева. Помолчав, он поднялся, одновременно убирая бумаги в кейс и   привычным жестом закрывая крышку. Щелкнул магический замочек, запирая маленький чемоданчик.
- Хорошо, я поговорю с госпожой. – решил он, делая шаг к двери.  – Проводите меня. Милейший.
- Следуйте за мной – поклонился молодой дриммейр.
Каблуки белых модельных туфель примяли густой ворс дорогого ковра, столь же светлого и изысканного, как и гобелены на стенах зала. Мягко открылась и закрылась дверь, выпуская древнего и его сопровождающего.
Секретарь провел антикверума в маленький кабинет, смежный с конференц-залом, где его и ожидала гостья.
- Доброго дня, сударыня. – Первородный склонился перед женщиной в изысканном поклоне. – Мое имя Шейр Силвер Локхони. – бархатный голос мужчины был не громче дуновения летнего ветерка. – Чем могу служить?
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/kRE9z.png[/AVA]

https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: белый  классический деловой  костюм-тройка;  белого же шелка рубашка; жемчужно-белый галстук ручной работы заколот  платиновой булавкой с ониксом; запонки из платины, матовые, с ониксом. Белые модельные туфли на небольшом каблуке.
Грива длинных снежно-белых волос заплетена в косу и перевязана светлой, в тон волосам узкой кожаной лентой. 
Мелкие, черные, отливающие металлом, чешуйки покрывают левую кисть и запястье, заканчиваясь у локтя рваной линией. Чешуйки напоминают прохладный бархат и довольно приятны на ощупь.
Артефакт Сэберо не активирован.

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

Отредактировано Шейр Локхони (14.11.2017 11:20:02)

+1

6

Всполох магической энергии ознаменовал прибытие очередных гостей форума, что и без того уже был полон – организаторы явно постарались с рекламой на славу. Услужливые администраторы, с натянутыми рабочими улыбками, радушно приветствовали всех новоприбывших и старались как можно точнее подсказать, в какой стороне находятся интересующие их площадки или же семинары, дабы не создавать сумятицы. Многие, правда, здесь были лишь для галочки, предполагая, что данное мероприятие – что-то вроде светского раута. И потому, на фоне большинства строгих деловых костюмов, бомонд весьма ярко выделялся своими вычурными нарядами. Саурус был не исключением.
Материализовавшись после перехода, деос одернул свою меховую накидку, одетую поверх достаточно откровенного наряда из черной кожи и белоснежного жаккарда, на контрасте выделяющем все достоинства женской фигуры, и, оглядев помещение, вдохнул воздух с довольной улыбкой кота, которому подставили миску сметаны. Вот он – социум во всей красе! Как же долго Цера не была в подобных местах! Как же она соскучилась по этому пестрому сборищу душ! Гуманист внутри нее, запертый на пару месяцев в четырех стенах, просто ликовал!
«Давайте! Живите! Чувствуйте! Мыслите! Резонируйте!» - кричало ее сознание. В таком месте Саурус чувствовал себя как рыба в воде. Собственнолично отгородив себя от общества, теперь жажда охоты в деосе практически была еле сдерживаемой – вот результат строгой диеты на фоне накатившей меланхолии. И пускай ты пьешь дорогой и очень редкий напиток, сытнее он, от своей дороговизны, не станет… Сейчас же, оказавшись здесь, в окружении пылающих эмоциями душ, просто лишь касаясь их, Саурус чувствовал неимоверный подъем настроения. Хотелось одним легким мановением рук рвануть из всех эти пестрые нити эмоций, впитать их в себя, поглотить, сожрать, иссушить!...
Желание было на столько острым, что казалось, будто Саурус сейчас не сдержится – вот-вот сорвется с места и начнет кровавую бойню… Хьюберт, что стоял рядом со своей богиней, ощущал ее зов. Ощущал ее нетерпение и неимоверную жажду. Однако, внешне зеленоглазая бестия оставалась совершенно спокойной и расслабленной, обводя снующую туда-сюда публику лукавым взглядом. Эта не состыковка всегда дезинформировала эделира, заставляя прилагать массу усилий, дабы ненароком не испортить планы эксцентричного бога. Потому, он лишь оставался немым очевидцем, ожидая от своей госпожи приказа, попутно давая ей подсказки, если таковые были уместны.
Деос излучал дружелюбие для окружающих. Ярким пятном пробираясь сквозь незнакомые лица, Цера ловила на себе взгляды, отвечая на них загадочной улыбкой и искрящимися в глазах бесятами. Хьюберту лишь оставалось тяжело вздыхать, молча мирясь с кривляньями своей начальницы. Она вроде бы здесь по делу, но снова не понятно о чем думает…
- Мисс Альвес! – встреча знакомых лиц не заставила себя долго ждать.
В сторону деоса и ее помощника весьма бодро вышагивал староватый дриммейр с гладковыбритой лысиной, разодетый в некую форменную одежду. Он был худощав и не сказать, что приятен внешностью. Все потому, что выражение его лица и статность фигуры выдавало явное отношение к аристократии. Чопорность. Надменность. Гордость. С возрастом эти черты характера накладывали отпечаток и проявлялись более заметно, нежели в юности.
http://s3.uploads.ru/ylnCM.jpg
«Че за старпер?» - задумчиво спросила Цера у Хьюберта, изобразив на лице радушие.
«Это двоюродный брат местного сюзерена…» - тут же ответил эделир, игнорируя грубость деоса. Хотя так неподобающе отзываться о власть имущих существах не входило в его привычки. – «Мессир Герольд де Рэнри. Он частый гость наших ночных заведений. Ты встречала его несколько раз. Вспомни. Он как-то раз норовил залезть с тобой на стол, но ты на него вылила банановый ликер. И потом весь вечер его наши… кхм… обслуживали.»
На секунду деос повернул лицо к длинноволосому спутнику и посмотрел ему в глаза, продолжая улыбаться. Затем опустив пушистые ресницы, девушка шумно вдохнула. На лице промелькнула эмоция наслаждения.
«Обожаю твой запах» - выдала вдруг древняя и снова повернувшись к почти подошедшему к ней мужчине, расплылась в ослепительном оскале, лишая эделира возможности хоть как-то отреагировать на неуместное заявление.
- Мессир! – тон ее голоса был игрив и искрился заинтересованными нотками. – Рада вас видеть в здравии!
- А-а-а! – худощавое лицо дримма пошло складками, стоило ему улыбнуться во все свои 33, на удивление, белоснежных зуба и он погрозил девушке указательным пальцем правой руки – Плутовка! Ты игнорируешь меня уже несколько месяцев!
Подойдя к девушке, он выставил к ней обе пятерни, словно готовясь ее обнять, и та с кошачьей грацией протянула ему свою кисть ладонью вниз. Не отрывая горящего взгляда от лица чаровницы, старик облобызал ручку вплоть до запястья, попутно с удовольствием вдыхая аромат деоса, ухватившись за нее жилистыми пальцами и остановился лишь тогда, когда та деликатно высвободилась, продолжая улыбаться ему в ответ. Затем, они неспешно отошли в сторону, дабы привлекать к себе меньше внимания.
- Ну что вы, мессир! – промурлыкала зеленоглазая. – И в мыслях не было! Просто мне пришлось уехать на некоторое время. Бизнес. Ну, вы понимаете! - и мило хмыхнула.
Хьюберт, что шел рядом, даже бровью не дернул, прикинувшись ветошью. Деос нагло врал и даже не краснел. Хотя, может быть он о чем-то не знал? Ох уж эта Цера…
- Когда будет новое шоу? – сменил тему мужчина, явно не особо заинтересованный делами девушки. Его интересовало лишь то, что касалось его самого. – Мне понравилось ваше последнее. Бурлеск, да?
- Приятно слышать! Я обязательно пришлю вам пригласительный, как только будет премьера, - теперь тон ее голоса стал заговорщицким, а глаза заволокло таинственностью. Словно она ему тут секреты какие рассказывала.
- Ну, смотри! – иронично предостерег он. – Кстати! Здесь есть мой протеже. Хочу вас познакомить… Он очень талантлив!
- Да? – изобразила заинтересованность девушка. – Буду рада знакомству. Вот только сейчас я немного занята. Я найду вас чуть позже. Мессир…
И тронув мужчину за плечо ладонью, в некоем жесте покровительства – той самой ладонью, что дримм минуту назад обслюнявил, блондинка кивнула ему на прощание, снова одарив его чарующей улыбкой. На удивление, мужчина послушно кивнул.
«Напомни мне не забыть о нем, когда будем уходить» - попросила Цера ледяным тоном своего помощника.
Сменять маски она была мастером. Надменный сир даже не заметил игры деоса, оставшись убежденным, что девушка очень заинтересована в их общении и лишь флиртует с ним. Что она понимает кто перед ней. И так же понимает, что его нужно уважать. А еще, дримм был уверен, что он обязательно собьет с нее спесь. Его раздражало, что Церебра выглядела слишком уверенной рядом с ним. Красивая стерва без роду и племени, знающая себе цену. Но это же его и привлекало в ней. Ее таинственность и обещание интересного продолжения, всегда брали верх над изнеженным властью дриммейром. Потому, он каждый раз уступал ей. Думая, что в следующий раз, его терпению наступит конец и игра в кошки-мышки, наконец, закончится. Тем более, ее сфера деятельности была интересна вельможе. Разнообразие шоу в ее ночных заведениях было так по душе скучающему от безделья мужчине, в тени правления своего братца. Вот только, что она забыла здесь, на научном форуме?
Тем временем, Церебра возобновила свой маршрут сквозь павильон. Услужливый администратор весьма подробно объяснил где находится площадка «Кристального Барса», потому деос так уверенно шел, минуя иные заявленные фирмы и презентации.
«Почему именно Барс?» - поинтересовался Хьюберт.
«Ты что-то знаешь о нем?» - вопросом на вопрос ответила древняя.
«А ты не знаешь?» - в голосе сдержанного эделира слышалось недоумение. – «Очень крупная корпорация… Основная сфера деятельности – добыча энергетических кристаллов… Если ты не знала о нем, то зачем тебе контракт с ним?»
«Ой, не знаю…» - вдруг недовольно ответил деос. - «Ну что ты не сможешь реализовать контракт? Я все равно собиралась расширять свои лаборатории… Новое оборудование… Все дела…»
«Цера…» - предостерегающе одернул ее эделир.
«Расслабься…» - получил он предостерегающий ответ. Интонация ее голоса говорила эделиру сейчас: «Не разочаровывай меня». И эделир заткнулся, судорожно переваривая полученную информацию. Судя по словам деоса, теперь их ждала новая сфера деятельности. Сейчас они занимались игорным бизнесом, развлекательными заведениями и производством табачной и алкогольной продукции. В каждом направлении у Сауруса существовали исполняющие обязанности директора-фэдэлесы. Хьюберт же курировал их всех и был, своего рода, аналитиком-советником. У Церы были и лаборатории, но все они были узкой направленности и имели теневой характер существования, потому о них деос, естественно, заявлять миру не собирался. О них, эделир практически ничего не знал. Почему-то от этой сферы деос его отделил… А теперь, получалось, что Саурус доверил ему и этот вопрос? Хьюб даже не знал – радоваться ли оказанному доверию или же за голову хвататься от прибавившейся работы. Одно он знал наверняка – ему нужно как можно быстрее связываться с их юридической командой, узнавать как обстоят дела и что деос уже запустил из своих замыслов…


Подойдя к стойке ресепшена, Церебра не церемонясь наклонилась к молодому сотруднику-дриммейру, что усердно чертил что-то в блокноте карандашом, сверяясь с какими-то списками.
- Добрый день, - голос древней был мягок и деловит. – Где тут ваше начальство?
Юноша поднял глаза и встретился взглядом с парой ярко-зеленых зрачков. Деос смотрел дружелюбно, однако в нем чувствовалась подавляющая сила. Аура влияния. Да и выглядела древняя слишком вычурно для обычного посетителя.
- Простите, - смутился юноша неосознанно, потупив взгляд. – Вы прибыли на переговоры? Вы представители «Лиула Интерпрайз»?
Цера помедлила с ответом. Однако, в тот же момент, кто-то схватил ее за локоть и резко развернул.
- Давно не виделись, Саму, - даже не удивилась столь жестокому к себе обращению древняя. – Какими судьбами?
Перед ней стоял никто иной как Самуэль Феррерс – глава компании «Вест ИэС». Не изменяя своему вкусу, в непроницаемо черном костюме-тройке, черной рубашке и черном лоснящемся галстуке. Среди небольшой группы поддержки на заднем фоне.
- Что ты здесь делаешь? Почему ты вообще здесь? – шипел мужчина, злобно буравя блондинку взглядом.
- Я? – недоуменно переспросила Цера, высвободившись из захвата. – По делу. А ты?
- Какому еще делу? – не унимался дримм.
Глаза деоса снова наполнились бесенятами. Она чувствовала его злобу и недоверие. Однако, определенно, она ощущала удаленный контроль эмоций мужчины. Взял с собой ментального мага? Интересно, кто из присутствующих?
- По твоему. Делу. Я как раз договаривалась о встрече, не так ли? – это она уже адресовала незнакомому парню за стойкой, хитро подмигнув ему. – Будь другом, сообщи своему начальнику, что с ним хочет встретится Церебра Альвес Рейс.
- Ожидайте в том помещении, - указал служащий на дверь невдалеке, явно сконфуженный ситуацией, свидетелем которой он стал. Затем он поднялся со своего места и ретировался.
- Цера, что ты задумала? – продолжал донимать ее Самуэль.
- Сюрприз! – загадочно улыбнулась ему девушка и направилась в сторону указанной ей двери. – Ты же не будешь против, если я буду присутствовать при твоем разговоре с Барсом?
- Откуда ты знаешь о разговоре? – насторожился он, направившись за ней следом.
- Ну слушай, не будь ребенком, - начала поучать его древняя. – Я предприниматель. Ты предприниматель. И сферы у нас схожие. Сложи уже плюс и минус…
- На сколько я знаю, ты держишь ночные заведения, - наконец навел он справки. - При чем здесь фармацевтика?
- Ну, одно другому не мешает… - задумчиво протянула девушка.
В небольшой комнатке, куда их загнал служащий, был овальный стол и шесть стульев. Ни окон, ни какой-то еще дополнительной мебели. Прямо комната для допросов.
На столе лежало несколько брошюр компании и еще небольшой серый куб, который сразу привлек внимание блондинки. Усевшись за один из стульев, она подтащила к себе предмет, который оказался магическим проектором и начала увлеченно играться, посылая в него энергетические импульсы и тем самым заставляя его работать. Правда, от чего-то, проектор показывал картинки криво, рябил и жалобно пищал. Хьюберт молча зашел следом, но садиться не стал, бесстрастно слушая диалог.
- Ты с самого начала это планировала? – снова спросил дримм, когда за последним из сопровождающих закрылась дверь. Он не получил еще от девушки ни одного внятного ответа. А драгоценное время таяло, приближая неминуемый контракт с Лиулой. Контракт, который Самуэль во что бы то ни стало хотел отменить. Но теперь перед ним было невидимое препятствие в лице этой странной девушки. Точнее, препятствие видно то было, вот только что от него ожидать было не понятно. – Поэтому ты появилась рядом со мной?
- Нет, не планировала. Все получилось спонтанно, - подняла на него глаза блондинка, излучая дружелюбие.
- Чего ты добиваешься? Сначала Рум… Теперь Барс… Что дальше?
От чего-то Хьюберт, все это время стоявший столбом, слегла ухмыльнулся. Сколько же этот дримм задает вопросов… Да даже фэдэлесы деоса не знали толком, чего он добивается…
- Добиваюсь… - снова задумалась зеленоглазая не отрываясь от своей игрушки, аккуратно тыкая в кубик своим наманикюренным пальчиком в стиле френч. – Процветания!

Музыка сопровождения: The xx – Reconsider
Дверь неспешно открылась, впуская внутрь сначала ауру хозяина, а затем и того, кого Церебра и Самуэль ожидали увидеть. Древние эмоции удушающей тяжестью обволокли деоса, что тот даже пропустил вдох. Антикверум. И даже не стесняется это заявлять. Одним своим появлением он уже вселил в душу деоса раздражение. И оцепенение. Но только Хьюберт мог почувствовать, как необузданный голод Сауруса вдруг сошел на нет. Улетучился. Оставив вместо себя непроницаемую стену.
Однако, внешне блондинка продолжала беспечно изучать кубик, проецируя перед собой какие-то странные схемы и каждый раз, при смене картинки, изображать радостное удивление.
- Очень приятно, уважаемый, - расслабленно откинулась она на спинку стула, с грацией потянувшегося гепарда, и улыбнулась антику своей чарующей улыбкой, переведя, наконец, на него взгляд. – Мое имя вы уже знаете. Однако, не я буду вашим первым оппонентом. Этот господин, - она дернула подбородком в сторону Самуэля, что чернеющей кляксой теперь выделялся на фоне белоснежного древнейшего. – Хочет сказать вам что-то важное…
Самуэль прочистил горло, давая себе секундный тайм-аут, чтобы собраться с силами. Он прекрасно понимал, что Церебра здесь не просто так и явно что-то хочет. Но он так и не понял что. И у него не оставалось времени это понять. Нужно было переговорить с представителем Барса прежде чем начнутся переговоры с Лиулой. Сейчас дриммэйр ощущал, что удача на его стороне. И никакая Церебра, что темной лошадкой ворвалась в его жизнь, не сможет сейчас ничего изменить. Ему обеспечен успех!
- Меня зовут Самуэль Феррерс, - тон его голоса был сдержан и спокоен. - Я представляю здесь компанию «Вэст ЭиС». Мы уже связывались с вами ранее. Я бы хотел показать вам кое-что…
Затем один из сопровождающих дримма положил на стол небольшой черный кейс и открыв его, выудил на свет пачку бумаг...
Переключив все свое внимание на утонченного антиквэрума, что появился в кабинете перед ними, дриммэйр не заметил, как внимательно теперь на него смотрит зеленоглазая блондинка, словно самый настоящий гепард, подкрадываясь и готовясь напасть...

+1

7

Как выяснилось, гостья была не одна.  Девушку сопровождал худощавый эделир  и некий юноша-дриимейр в черном, чье лицо показалось Первородному смутно знакомым.  Продолжая  вежливо улыбаться, он столь же учтиво кивнул сначала эделиру, а потом и дриммейру, приветствуя их. И снова сосредоточился на госпоже Церебре Альвес Рейс, ибо она была… интересной. Гораздо интереснее обоих мужчин, маячивших за ее спиной.
И если эделира Локхони определил как помощника, то дриммейр был явно птичкой более высокого полета. Об этом говорила и манера держаться и излучаемая им так называемая «аура силы». При этом она совершенно ничего не имела общего ни с магическим потенциалом, ни с физическими возможностями. Такую энергетику можно было встретить у существ, обличенных властью и положением в обществе, но не только. Мальчишка был определенно из состоятельной семьи, о чем говорили и изысканные манеры, и дорогой, сшитый на заказ костюм, и породистая внешность. Но и это не могло настолько заинтересовать Первородного, который за свою долгую жизнь уже успел перевидать много подобного рода существ.
Итак, Церебра альвес Рейнс была дамой эффектной и привлекательной. А вот е реакция… кхм…  оказалась довольно странной. Да и аура тоже. Было в ней что-то размытое, неопределенное. Она напоминала  мелкую рябь, что пробегает по безмятежной поверхности лесного озера, стоит легкому порыву ветерка коснуться водной глади. Ворн ощутил отголоски ее эмоций, когда только переступил порог кабинета.  Она была хищником. Сильным. Матерым и смертельно опасным. Его собственный зверь настороженно ворочался в глубине его существа, раздраженно взрыкивая и рассыпаясь облаком мерцающей багрово-алой пыли в непроницаемых черных омутах глаз  древнего. Реликтовое чудовище настороженно раздувало ноздри, жадно принюхиваясь к гостье. Оно ждало.
- Вот как,  сударыня? – тонкая, аккуратная белесая бровь вопросительно выгнулась, когда  Локхони  опустился в кресло напротив женщины под другую сторону стола. Чуть подавшись вперед, Первородный жестом пригласил мужчин сесть, указав на свободные кресла. – прошу вас, господа, присаживайтесь. К сожалению, я не смогу уделить вам много времени, ибо через полчаса я должен присутствовать на переговорах с  представителями компании «Лиула Интерпрайз».
«Ты что… боишься меня?» - в мысленной фразе отчетливо прослеживалось удивление.  «Интересно, почему? Неужели я настолько страшен, что один только мой вид заставляет тебя позабыть о собственных желаниях? Кхм…» - это заставляло задуматься. И хотя  аура присутствующего рядом помощника-эделира могла о многом рассказать, делать выводы Ворон не спешил. «Саурус… Покровитель аристократии и власть имущих… а так же азартных игр и психотропных веществ… И он твой покровитель, мой друг эделир. Но ведь это вовсе не значит, что сейчас твой хозяин присутствует здесь. Эта странная блондинка может быть самым обычным существом, а ты всего лишь работаешь у нее в компании.» - такой вариант вполне имел  место быть, и древний вовсе не собирался отбрасывать его. – «Но что если сейчас передо мной находится сам деос? Такое возможно? Вполне. И если это так… Тогда  наша беседа приобретает  совершенно иной оборот… И это уже становится интересным.»
- Самуэль Феррерс… - задумчиво протянул Локухони, пробуя имя на вкус. Оно перекатывалось на языка раскатистым рычащим «р», шелестело мягкими «с», напоминая  шипение змеи. Необычное имя, с одной стороны, но с другой… в нем не было ничего примечательного. -  Представитель  «Вэст ЭиС»… Я не ошибусь, если скажу, что вы не просто представитель данной компании, милорд. Вы занимаете одну из ведущих руководящих должностей в компании. – древний помолчал, задумчивым взглядом окидывая сначала дриммейра, а потом и госпожу Рейнс. – Да, предварительные переговоры проходили штаб-квартире Корпорации «Кристальный барс» в Урае, что на Велсадии. Обговаривались условия возможного совместного сотрудничества между нашими предприятиями. Ряд вопросов был решен, но кое в чем мы не сошлись, а потому было принято решение о доработке условий контракта, которые бы  устроили обе стороны. – полночный взгляд, казалось, проникал в самую душу дриммейра. Он затягивал и не позволял отвернуться.  – Насколько я помню, вы не присутствовали на переговорах. – короткая пауза. – Что же подвигло вас, милорд,  прийти ко мне сейчас?
Локхони умолк, терпеливо ожидая ответных действий дриммейра. Впрочем, господин Феррерс не заставил себя долго упрашивать.  На столе появился аккуратный кейс, который тотчас же был открыт одним из помощников высокопоставленного дриимейра. Откинувшись на спинку кресла, древний вопросительно выгнул тонкую бровь, когда на стол легла внушительная папка с документами. 
«А вот это уже интересно, милейший… Что же вы принесли мне? Судя по всему эти бумажки жгут вам руки…»
- Итак, что вы имеете мне сказать,  милорд Феррерс?  - едва заметная холодная усмешка скользнула по губам Первородного хищника, по ауре которого прокатилась волна алых сполохов. – Что это за бумаги?
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/kRE9z.png[/AVA]

https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png

Одет: белый  классический деловой костюм-тройка;  белого же шелка рубашка; жемчужно-белый галстук ручной работы заколот  платиновой булавкой с ониксом; запонки из платины, матовые, с ониксом. Белые модельные туфли на небольшом каблуке.
Грива длинных снежно-белых волос заплетена в косу и перевязана светлой, в тон волосам узкой кожаной лентой. 
Мелкие, черные, отливающие металлом, чешуйки покрывают левую кисть и запястье, заканчиваясь у локтя рваной линией. Чешуйки напоминают прохладный бархат и довольно приятны на ощупь.
Артефакт Сэберо не активирован.

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

+1

8

Меньше всего Саурус ожидал сейчас оказаться под пристальным наблюдением антика. Его эмоции окутывали деоса, словно удушающая удавка. И нет, если бы антик был просто рядом. Он проявлял интерес к Цере. Изучающий взгляд не просто так скользил по телу девушки. Он присматривался к ней. И одновременно с этим, придавливал тяжестью своих эмоций, адресованных ей. А древний был голоден. Веном, что все время не подавал голоса, начал шептать в голове деоса свою излюбленную противненькую песню, о том, что все в этой жизни тленно и нечего тут прикидываться гуманистом…
«Чертов антик. Свалился же ты мне на голову…» - промелькнула мысль в голове деоса.
Однако, древний совсем не злился. И даже не боялся. Минутная слабость, от неожиданного появления, удивила древнего и действительно на какое-то мгновение испугала… Но не антикверрума боялся Саурус… Отнюдь не его…
Постепенно, Церой завладевал привычный азарт, присущий каждому хищнику, что привык рисковать. Антик же ни за что не догадается, какая была истинная причина нахождения здесь деоса и потому, вряд ли помешает своим присутствием. Ну а то, что он оказывает давление на нее – так лишь интереснее. Так гораздо вкуснее.
Саурус обожал острые ощущения. Апогей чувств. Кульминацию бытия. Все это обыденное существование, спокойные деньки, что сменяют друг друга – такая жизнь была совсем не для покровителя чувственных удовольствий. Даже секс или любовь – чему покровительствовал небезызвестный брат по крови Дионас, казались Саурусу пресной разбавкой рутинного шаблона жизни, что проживало каждое существо, не обремененное бессмертием.
Да-да, любовь была повсюду и в каждом. Любовь к ближнему, к самому себе… Древний это не отрицал. Сфера братца была куда более влиятельна и обширна, нежели у деоса чревоугодия. Однако, Саурус никогда не задумывался над тем, чтобы занять место бога любви. Как и любого другого деоса, оставшегося в живых на сегодняшний день. Давно минули те дни, когда они охотились и сражались друг с другом, норовя поглотить. Сейчас Церу устраивало свое место как никогда. И она скорее наоборот, хотела быть как можно дальше от всех своих родственничков. Но причина была не только в сферах влияния…
Древние существа для Церы были очень опасны. Они были проклятьем для нее. Глубина их чувств и эмоций не поддавалась сравнению с обычными существами. И потому, их вкус разительно отличался. Его хотелось еще и еще… Хотелось выпить их… Познать всю их глубину… И это делало деоса зависимым… Одержимым… Уязвимым. Для существа, чья жизнь долгие годы была посвящена выживанию, это было неприемлемо.
Цера никогда не была жадной… Ну может и была, конечно… Те дни Церебра вспоминать не любила. Те дни врезались в память деоса, как нечто неприятное и ошибочное. Мгновенья слабости, что ставили на кон собственную жизнь деоса. Словно бы тот сам стал заложником своего греха… Бесконтрольное желание обладания… Та самая эмоция, что Саурус теперь ненавидел… Сторонился… Боялся в самом себе. Это была верность… Деос верности боялся собственной добродетели.
Хищник должен охотиться чтобы выжить. Здесь не место слабостям.
И потому, сейчас, деос отгородился ото всех непроницаемой стеной отчуждения, нацепив на себя привычную маску двуличия, сосредоточившись на поставленной цели. Так он защищал себя от опрометчивых поступков. А мир от собственной жадности. Ведь если деос снова сорвется, не факт, что его старшие братья поспеют вовремя, прежде чем мир канет в пустоту. Не в хаос… А именно пустоту…
Пока помощники шуршали бумагами, Самуэль что-то уверенно вещал перед белоснежным антиком. Цера не особо прислушивалась к тому неинтересному бреду, что касался какой-то Лиулы и компании Феррерсов.
- Да, - дриммэйр кивнул, не отводя взгляда от утонченного собеседника. – Я – непосредственный глава нашей компании. Ранее наши представители действительно обговаривали контракт. Была проделана достаточно сложная работа дабы обе стороны остались довольны. Однако, на последнем совещании, ваши представители резко изменили несколько пунктов, тем самым вновь возобновив дебаты и отодвигая даты подписания… Мне показалось это странным, и я решил разобраться в этом лично. Взгляните на это…
Цера не отрываясь следила за дриммейром, непроизвольно водя себе по приоткрытым губам фалангой указательного пальца левой руки, словно проверяя их на мягкость. А поймав взгляд Саму, тепло улыбнулась ему, словно бы подбадривая. Да, она знала зачем сюда явился этот черный рыцарь, постель которого она согревала последние несколько недель. Спасать папенькину фирму. Явился подготовленный. Защищенный. Окрыленный собственной уверенностью в победе. И от того, более уязвимый чем обычно. Это поле боя было не его…
Для начала нужно было найти ментального мага. Кто же из сопровождения?
Цера не удостоила их взглядом. Достаточно было находиться рядом с ними… Двое мужчин и женщина. Мужчины сосредоточены на бумагах, напряжены, но не сказать, что взволнованы. Жажда наживы. Предчувствие удачи. Вот, что руководило сейчас ими. Женщиной же руководили совсем иные эмоции. Она была взволнована и сосредоточена лишь на одном объекте. Все ее эмоции были обращены к Самуэлю. Влюбленность? Нет-нет… Скорее уважение… И ответственность… Ей доверили что-то ответственное, связанное с ним?
«Буэ… Чистая душа…» - недовольно заметила про себя Цера, изучая ее. Еще не тронутые пороками, такие души были преданны своим идеалам. Казалось бы, деос верности должен был ликовать от встреченной редкости… Но не тут-то было… Злой бог давно извратил свою добродетель до неузнаваемости и потому столь добрые и искренние помыслы раздражали деоса.
«Выпей ее, Клогис» - приказала зеленоглазая бестия.
Бесшумная тень, небольшим бесформенным отростком, отделилась от ноги деоса, что расслабленно восседал за столом и скользнул к девушке напротив. Атака не была резкой – паразит очень аккуратно присосался к магической ауре мага и постепенно начал высасывать из нее силы. Сил у нее было не так уж и много – Самуэль мог бы подобрать более сильного защитника. Хотя, наверно, он просто не задумывался, что кто-то захочет атаковать его поддержку. Да вообще атаковать… Ведь никто из присутствующих не знал о его недуге… Так он думал.
Продолжая делать вид, что внимательно слушает как усердно распинается дриммэйр, деос словно бы искрился предвкушением. Ментальный маг уже почувствовал истощение. Однако, причину так и не заметил.
Недоумение. Испуг. Испугалась, что подведет своего босса? Цера продолжала наблюдать, следя за малейшими мимическими изменениями в лице Самуэля и его эмоциональным фоном. Скажет ли она ему? Не сказала? Думает, что сил хватит поддерживать барьер? Наивная и самонадеянная девчонка…
Тем временем разговор продолжался.
- … По сути, Лиула представляет собой сейчас мыльный пузырь. Несколько дней назад они заключили еще три контракта на покупку крупных партий оборудования и продукции, однако их финансовая позиция на сегодняшний момент находится в минусе, - дриммэйр указал еще на пару бланков-извещений о задолженности. – В нескольких банках они брали ссуды в течении этого года, но все еще не выплатили долг. Я не знаю, каким образом они договорились с вашими представителями, - дримм намекал на то, что кто-то из Барса с этой сделки, наверняка, будет иметь крупный процент, хотя и не факт, что он не знал кто конкретно, раз выкладывает это все антику. – Но не находите ли вы, что контракт с финансово-стабильной компанией, как наша, выглядит более удачной? Тем более, учитывая пункт контракта о пост-оплате… - последней фразой мужчина тактично указывал антику, чтобы тот уделил внимание контракту в пункте оплаты. Если там было указано, что деньги будут переведены после отгрузки товара – то Лиуала, со своими пустыми счетами, просто не сможет выполнить обязательства перед Барсом.

Отредактировано Саурус (18.11.2017 19:13:27)

+1

9

Локхони откинулся в кресле, привычным жестом сложив перед собой ладони домиком и  водрузив локти на подлокотники. С тихим щелчком соприкоснулись кончики острых когтей. В  мягком, рассеянном  свете дневного светила, льющего свои лучи  сквозь огромные панорамные окна, металлическим отблеском полыхнула  матово-черная чешуя  на левой руке  древнейшего хищника. Пожалуй, это была единственная деталь, которая резким диссонансом  выделялась во всем облике Первородного,  сейчас напоминавшего  холодный, подернутый морозным инеем айсберг, затянутый в сияющую белизну собственного могущества. Но его это не волновало.  Он давно уже не скрывал своего происхождения, и эта маленькая деталь, заставляющая собеседников недоуменно хмуриться, лишь придавала ему определенной таинственности.
Он ждал, когда помощники дриммейра разберутся со своими бумагами, продолжая  с ленивой небрежностью наблюдать за девушкой. Она была… лишней. Среди  всей заявившейся к нему компании, затянутой в  строгие деловые одежды, она напоминала экзотический цветок. Слишком откровенное одеяние, подчеркивающее соблазнительные изгибы стройной фигуры.  Отороченная мехом накидка была столь же яркой и экстравагантной.  Туфли, на шпильках, стоившие целое состояние.
Да,  госпожа Церебра Альвес Рейс умела обращать на себя внимание. И в этот раз ей это так же удалось. Хищник, видевший, как зарождается мир, ворочался в  глубинах физической оболочки, проглядывая  сквозь подернутые алой пылью непроницаемые озера  леденящего мрака, коими всегда были глаза Первородного, сейчас небрежно скользившие по фигуре  дримма и его сопровождения.  Они изучали и оценивали, а древний разум  четко выстраивал логические цепочки, подмечая  малейшие изменения в интонации, мимике или же жестах  собеседников.
С виду госпожа Рейс была спокойна и благодушна,  даже вполне себе мило улыбалась. Но вот ее аура… слишком необычная и слишком нестабильная интриговала.  Локхони не пытался продавить ее поле, лишь задумчиво смотрел на волны мелкой ряби, прибегавшие по ней, и пытался понять ,что же  представляет из себя прекрасная блондинка, сидевшая  рядом с господином Феррерсом. И она была куда интересней избалованного дриммейра,   возжелавшего перехватить контракт.
«Что же с тобой не так, дорогуша?... И почему у меня такое ощущение, что ты меня… кхм… немножко опасаешься. Почему? Мы ранее с тобой нигде не пересекались. Я не мог  перейти тебе дорогу или помешать еще каким-нибудь способом.  Что же заставляет тебя быть столь осторожной со мной?»
- Вот как… - задумчиво протянул  Шейр, когда  Самуэль закончил свою речь. – Значит, вы утверждаете, что «Лиула Интерпрайз» неплатежеспособна и находится на грани банкротства… Какая интересная информация,  милорд Феррерс. – когтистые пальцы небрежно побарабанили по полированной столешнице, пока древнейший  просчитывал в уме  возможные варианты. – Фирма взяла несколько кредитов.. Кхм… Но законы не запрещают этого, сударь. Да и возврат  суммы долга происходит не в один миг. – он чуть подался вперед, жестом попросив передать ему  весь пакет документов. – Возможно, таким образом компания рассчитывает поправить свое положение.
Первородный умолк. Погрузившись в изучение  документации. Надо было отдать должное, ищейки Феррерсов потрудились на славу. Они переворошили всю подноготную фирмы, стараясь  отыскать причины, которые могли бы повлиять на решение представителей «Кристального Барса». И в какой-то степени им это удалось. Но Локхони не был бы самим собой, если бы не подстраховался заранее.
- Пока все выглядит так,  словно вы хотите опорочить   компанию-конкурента, милорд. – холодно проговорил  древнейший,  перелистывая бумаги. -  Что же касается пунктов контракта,  именно оплаты наших услуг…  Осмелюсь напомнить вам, что оный контракт еще не заключен и  дебаты по согласованию его пунктов продолжаются. – он задумчиво посмотрел на молодого дримма, при этом тонкая белесая бровь древнейшего  насмешливо выгнулась. – И еще, вьюноша… Вы наивно полагаете, что я не в состоянии защитить свою Корпорацию? Неужели вы  думаете, что я не пропишу в контракте защитных мер, как раз против такой вот ситуации, которую вы только что  обрисовали, милорд Феррерс?
Ворон мог и дальше продолжать  говорить, но тут его внимание привлекла девушка, которая входила в свиту дриммейра. Девушка неожиданно побледнела, а потом и вовсе пошатнулась. Да и эмоционально-магический фон вокруг нее так же претерпел некоторые изменения.
«Она теряет силы… Так быстро… Странно…» - промелькнуло в голове  Локхони, когда он сосредоточил свое внимание на помощнице  юного Феррерса. – «Здесь и сейчас происходит нечто  весьма любопытное…»
- Кстати, касательно контракта с компанией «Вэст ИэС»… -  полночный взгляд  неотрывно смотрел на молодого дриммейра. – Если память мне не изменяет, переговоры назначены на послезавтра. Надеюсь, вы подготовили предложения по тем изменениям, что были вынесены на обсуждение моими специалистами? – резкий щелчок когтистых пальцев прозвучал в повисшей тишине оглушительно громко. – Принесите  сладкого соку и воды, сударь. – приказал Шейр, появившемуся секретарю. – И поторопитесь.  Леди, сопровождающей господина Феррерса  плохо.
«Уж не твоих ли ручек  это дело, красавица?» - во мраке затягивающих в бездну глаз древнего хищника весело плясали алые огоньки, когда его взгляд остановился на Церебре Альвес Рейс.
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/kRE9z.png[/AVA]

https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png

Одет: белый  классический деловой костюм-тройка;  белого же шелка рубашка; жемчужно-белый галстук ручной работы заколот  платиновой булавкой с ониксом; запонки из платины, матовые, с ониксом. Белые модельные туфли на небольшом каблуке.
Грива длинных снежно-белых волос заплетена в косу и перевязана светлой, в тон волосам узкой кожаной лентой. 
Мелкие, черные, отливающие металлом, чешуйки покрывают левую кисть и запястье, заканчиваясь у локтя рваной линией. Чешуйки напоминают прохладный бархат и довольно приятны на ощупь.
Артефакт Сэберо не активирован.

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

Отредактировано Шейр Локхони (21.11.2017 20:42:46)

+1

10

Тленье остатков ментального барьера, словно таянье кристаллов льда на поверхности замороженной вишенки, что являлась вершиной изысканного десерта, постепенно обнажало разум дриммэйра, что, казалось бы, даже не замечал этого. Слишком увлёкся? Или не подает виду? Саурус продолжал следить за малейшими колебаниями его настроения. 
Постепенно, по его эмоциональному фону прошла мелкая рябь, окрашивая цветовые волны спокойных оттенков, в нечто темное и не здоровое… Словно саранча, расползаясь по ауре мужчины, завладевая его разумом. Внешне это не было заметно. Разве что только появился нездоровый блеск в глазах. Дриммэйр нервничал.
- Опорочить? - тяжелый вздох главы компании «Вэст ЭиС» разлетелся по помещению, словно выдох дракона, с шипящим звуком выдуваемого пара огнедышащей глотки. Нет, все-таки этот холенный антик не понял намека о крысе в его компании… - Нет, я опираюсь лишь на факты… И все же, вы не находите странным, что, казалось бы, уже завершенные переговоры, вдруг резко возобновились? – продолжал гнуть свою линию дримм, вальяжно расхаживая по комнате, мимо сидящих за столом.
Лиза, что все время сидела тихо и не подавала признаков резко нахлынувшего бессилия, услышав со стороны Локхони слова в свой адрес, испуганно подняла на него взгляд и снова опустила, встретившись с непривычным взору цветом глаз. Она смущалась и паниковала, не зная, что же предпринять.
Самуэль, что был так увлечен напряженной беседой, только сейчас обратил на нее внимание. А Цера, что не отводила от него взгляда, наклонила задумчиво голову и чуть приподняла бровь, приготовившись наблюдать немой диалог, при этом продолжая загадочно улыбаться. Ну когда же, когда?!
- Прошу меня простить, - встала наконец уставшая дева из-за стола и затем вышла из кабинета. Наверно, Саму отослал ее в срочном порядке, любым способом восстановить силы. Дриммэйр же продолжил диалог, будто бы ничего и не произошло.
Однако, древний видел, как только что снизошедшее осознание, больно ударило по, и без того, пострадавшему разуму дримма. Одно дело, когда ты это не замечаешь и болезнь медленно подкрадывается, ударяя впоследствии неожиданно… Теперь же, мужчина остался беззащитным в негативной для него среде. Ремиссии медленно подходил конец… Осталось лишь дождаться…
- Я не хотел трогать эту тему, думая, что приведенных мною доводов будет достаточно, - тон его голоса был спокоен, однако в нем чувствовалось напряжение, - Но, раз вы так уверены в своей корпорации, мне не остается ничего другого, как раскрыть вам глаза.
На свет из черного кейса явилась новая пачка документов и некий мелкий предмет, что сверкнул в руках мужчины и был зажат в его широкой ладони.
- Думаю, вы понимаете, что это было получено не совсем легально, однако мы тут не в игрушки играть собрались, - хмыкнул он и пододвинул в сторону антика несколько фотокарточек. – А так же, я не сомневаюсь, что вам знакома эта личность. Ранее он встречался с главой компании «Лиула Интерпрайз» на нейтральной территории…
Дримм продолжил неспешно ходить по кабинету – очевидно это его успокаивало.
- Порой мы не замечаем что рядом с нами люди, которым мы доверяли, оделись в шкуры овец, дабы скрыть личину волков, - произнес задумчиво он, проходя мимо древней. Около нее он вдруг остановился и неожиданно провел тыльной стороной ладони ей по щеке. – А иногда мы не можем понять эту личину с самого начала, хотя она даже не пытается скрыться…
Дримм, со своей стороны, не мог увидеть, а вот Шейр с легкостью мог подметить, как искрящиеся смешинками глаза блондинки на долю секунды полыхнули цветом расплавленного золота. Что же это было? Раздражение? Возбуждение? Страх разоблачения? Удивление? По лицу древней понять было невозможно. Даже все это время, не подававший голоса Хьюберт не ощутил никаких волнений со стороны своего деоса. Надетая маска сидела идеально.
- Я оставлю это здесь, - положил Самуэль на стол небольшой квадратный предмет, оказавшийся диктофоном. – А теперь, думаю, нам пора. Мы и так отняли у вас много времени. Надеюсь на дальнейшее сотрудничество с вами, уважаемый Локхони.
Затем, он сдержанно отвесил Шейру поклон головой, зыркнул в сторону своей «свиты», которая уже начала подниматься с насиженных мест и ретировался, оставив Церебру, Хьюба и антика одних. Феррерс явно спешил.
- Что ж, - неспешно поднялась и блондинка. – Разговор вышел забавным, не находите?
Затем, она вальяжно подошла к белоснежному «Барсу» и чуть наклонилась, чтобы сказанная далее фраза прозвучала более доверительно. Антик без труда мог уловить дорогой аромат, исходивший от девушки, с преобладающими нотками белого меда, малины и чего-то животного, отдаленно напоминающего афродизиак.
- Сегодня состоится очень занимательное представление. Уверяю вас, вы не пожалеете об увиденном, - чарующий голос девушки был мягок и интригующ. – Уже через два дня это произведет настоящий фурор…
На стол перед мужчиной легла пластиковая черная карточка, с выгравированными на ней золотыми буквами и вензелем орхидеи.
- Если посчитаете это интересным, свяжитесь со мной, уважаемый… - затем она слегка тронула мужчину за плечо в жесте прощания и так же направилась на выход.


Выйдя из кабинета, древняя принюхалась – темные эмоции Самуэля, дурманящим шлейфом уходили куда-то, прочь от площадки Барсов, и терялись в толпе, смешиваясь и закручиваясь мириадами завихрений. Чем глубже след уходил в скопление народа, тем темнее становился след.
Маниакально-депрессивный психоз на фоне демофобии. Лишившись защиты и оказавшись в агрессивной среде, неуравновешенная психика, подкрепленная напряженностью ситуации с Барсом, потерей близкого существа в лице Румио и полным непониманием действий Церебры – все это сняло последние щиты с личности влиятельного дриммейра, чьим разумом теперь руководило лишь одно желание. Желание, которое он хотел реализовать сейчас во что бы то ни стало. Однако, цепкий ум мужчины совсем не слетел с катушек. И потому, варианты реализации, с наивысшим удовлетворением собственных амбиций, уже крутились в голове расчетливого вельможи.

Отредактировано Саурус (25.11.2017 20:40:51)

+1

11

28.06.2643; поздний вечер
Эвилариум, г.Сидар, Гостиница "Эль Торес"

Мягкое сияние магических светильников дрожало, разбрасывая по стенам и на большой письменный стол причудливые тени. Их усилий хватало только на то, чтобы осветить стол и лежавшие на нем бумаги, да замершего в массивном кресле Шейра  Локхони, одного из руководителей Корпорации «Кристальный барс», но большая часть комнаты была погружена во тьму.
Древний откинулся в кресле и невесело усмехнулся. Мужчина  не торопился продолжать работу, задумчиво разглядывая лежащие перед ним фотокарточки.  Потянувшись, он взял снимок и небрежно повертел его в пальцах, словно примиряясь, а в следующий миг уронил  плотный прямоугольник на стол.
«Итак, что мы имеем, после весьма занимательного общения с милордом Самуэлем  Ферерсом, его свитой и  госпожой Рейс. И после нашего собственного длительного расследования и сбора недостающей информации?
Во-первых,  мы имеем желание господина Майрона Сайлента во что бы то ни стало заключить контракт с компанией «Лиула Интерпрайз. Причем, это его желание не могут погасить ни мои доводы, ни выкладки аналитиков, ни информация, собранная нашими следователями.
Во-вторых,  имеется означенная компания «Лиула Интерпрайз, которая столь же сильно, как и старый маразматик, желает «породниться» с Барсом посредством взаимовыгодного контракта.
В-третьих, мы имеем крысу в собственном ведомстве. Об этом говорят отчеты господ ищеек милорда Феррерса и предоставленные им самим улики.
И в-четвертых… картинка вырисовывается весьма и весьма хреновая… »
И вот это уже хуже некуда. Узнать, что посторонним известно о проблемах в собственном ведомстве, было… неприятно. Ощущение было таким, словно ему дали смачную оплеуху.
Локхони отложил  документ в сторону и выхватил из стопки  другой. Светильник  дрогнул, качнувшись и проливая мерцающий свет на край столешницы.
- Бумаги господина Феррерса… – буркнул Древний, разглядывая строчки убористого текста. – Значит, встреча с представителем Лиулы. Великолепно.  Слив важной информации… Замечательно. Сведения о личности крысы? Прелестно. Только вот я ни за что не поверю, что милордом Феррерсом двигали искренние побуждения. Его заботит благополучие собственной компании, но никак не проблемы конкурентов. А этот контракт тебе необходим как воздух.
Чего же на самом деле хочет дриммейр? Ты передал пачку компрометирующих документов, не потребовав ничего взамен. Надеешься получить уступки? Или более выгодные условия по контракту?  И, кстати, почему ты решил, что мне неизвестно о крысе?
Он вздохнул, поставил жирный знак вопроса напротив имени Феррерса и вновь откинулся на спинку кресла. Когтистые пальцы любовно огладили подбородок, когда мужчина погрузился в размышления. Тихо потрескивала ароматизированная палочка, рассыпая оранжевые искры и распространяя приятный аромат благовоний. За окном все так же шумел город, но Шер этого не слышал. Он вновь погрузился в раздумья, тасуя уже имеющиеся в его распоряжении факты и просчитывая возможные варианты развития ситуации.
Древний думал.
И вспоминал.

https://forumstatic.ru/files/0015/e5/72/29772.png

2643г, две недели назад
Велсадия, г.Урай, особняк Саймона Баи

Блондин невозмутимо выслушал ответ буларума, мельком скользнув взглядом по голограммам, которые тот отодвинул от себя столь небрежным жестом.
«Значит, все это клевета? Как мило. Только вот пока ты не сказал ничего, что могло бы снять с тебя все подозрения и обвинения. Для меня ты все еще остаешься крысой, ибо доказательств у меня полно. И для меня их более чем достаточно, чтобы передать отчет господину Майрону Сайленту и в нашу службу безопасности.»
Локхони снова обворожительно улыбнулся, небрежным движением головы, отбрасывая с глаз длинную челку. Возмущение господина Баи забавляло, тем более, что еще не было сказано ничего, что бы могло как-то оскорбить сего уважаемого гражданина.
- Мистер Баи, какие оскорбления?! У меня даже в мыслях не было подобного. – примирительно проговорил блондин, продолжая ненавязчиво наблюдать за перемещениями мужчины. – Как вы могли подумать о таком?!
Он только чуть поморщился, когда его слишком чувствительного обоняния достиг сладкий, терпкий запах опиума, очень напоминавший аромат свежего сена, которым была набита длинная трубка хозяина кабинета. Это раздражало. В воздухе отчетливо ощущалось напряжение, которое с каждой минутой становилось все тягостнее, обволакивая находящихся в комнате людей своими  липкими щупальцами. Охрана, стоявшая за креслом Первородного, только и ждала момента, когда буларум оступится, чтобы тотчас же скрутить мужчину.
- Господин Локхони, скажите мне, почему вы решили, что я к этому причастен, - мужчина криво ухмыльнулся, - Это мог быть кто угодно... На такой операции можно хорошо заработать.
«Почти правда. Такое необязательно мог сотворить я. В этом бизнесе каждый на это способен. Вот только с галограммой проблема... Хотя и не такая большая. Я уже не в первый раз в такой ситуации, выкручусь и сейчас».
- Вот и мне хотелось бы знать, зачем вы это сделали. Пока вы не сказали мне ничего, уважаемый господин Баи, что бы могло послужить доказательством вашей невиновности. Ничего. Абсолютно. Для меня и руководства Корпорации вполне достаточно того, что уже имеется, чтобы вынести обвинительный вердикт и наказать вас. – низкий, тягучий голос древнего, казалось вяз в приторном аромате опиума, наполнявшем кабинет.
Саймон присел диван и устало откинулся на спинку, не забыв получше затянуться. Опиум был хорошего качества. Слишком сладкий для непривычного человека, даже тошнотворный, он вводил в состояние дремоты.
- А что касается Исидо... Мы с ним знаем друг друга очень давно. Причем весьма близко. Господин Локхони, можете это проверить, это не составит вам никакого труда… Это была всего лишь встреча давних знакомых. Мы давно не виделись, господин  Локхони. – он усмехнулся, отнимая трубку от губ. - Я хорошо работаю, Корпорация уже успела в этом убедиться.
Снова затянувшись, Саймон выдохнул кольцо белого дыма, которое почти сразу рассеялось, оставив после себя приторный аромат качественного опиума. Сделав вид, что ни Шейр, ни охранники, смотревшие на буларума весьма недобро, его не интересуют, Баи принялся изучать свои идеально наманикюренные ногти.
- Уже проверил, милейший. Это было первым, что я приказал выяснить. И здесь ваши слова не расходятся с данными отчета моих людей. - его голос был сладким и приторным, словно дым, что висел в воздухе. И столь же равнодушным. – О да, вы действительно хорошо работаете. Корпорация уже успела оценить ваши заслуги. А учитывая все это, вдвойне печально, что подозрения в столь неприглядном поступке пали именно на вас. Однако я готов забыть сей досадный инцидент, но при одном условии… - Локхони умолк, давая господину Баи вникнуть в смысл только что сказанных слов. Он молчал несколько томительно долгих минут, потом продолжил. – Вы возместите все убытки, которые понесла Корпорация в результате этого «недоразумения». Полностью. Вы так же помимо всего прочего должны перевести на счет «Кристального Барса» вот эту сумму. – антикверум придвинул к мужчине документ. -  Как только деньги поступят на счет, я забуду о том, что именно вы сдали  Лиуле информацию о  переговорах с фирмой «Вест ИэС».
С этими словами древний изящно выскользнул из кресла и, отвесив буларуму церемонный поклон, направился к дверям.
- Ах да, совсем забыл… - уже находясь в дверях, Первородный обернулся. – Деньги должны быть переведены на счет ровно через неделю. И помните, сбежать вам не удастся, мои люди продолжат наблюдение за вами. Уж извините, не могу поступить иначе.

https://forumstatic.ru/files/0015/e5/72/29772.png

28.06.2643; ранняя ночь.
Эвилариум, г.Сидар, Гостиница "Эль Торес"

Древний  вынырнул из дум и перевел взгляд на черный пластиковый прямоугольник, который оставила ему  Церебра Альвес Рейс. Пальцы скользнули по карточке, очерчивая изящные линии стилизованной орхидеи, огладили тонкую вязь  букв, выгравированного имени.
«Переговоры пришлось свернуть из-за вновь открывшихся обстоятельств. Конечно, Лиулу это не слишком обрадовало. Но я не могу допустить того, чтобы информация о моих крысах достигла ушей посторонних. А она достигла. И это говорит о том, что  в службе безопасности так же орудует  крыса. Причем эта крыса не только проникла в СБ, но и  удобно устроилась там, получив доступ к важной информации.
Придется доложить об этом  старому маразматику.  Старик  определенно не будет в восторге от этого. А значит, надо найти предателя до того, как Сайлент узнает обо всем сам.»
Но это будет чуть позже. А пока…
- Пожалуй, стоит навестить госпожу Рейс. – пробормотал Первородный, поднимаясь из кресла. Он потянулся, разминая затекшие мышцы. – День выдался насыщенным… а потому стоит немного развеяться… И совместить приятное с полезным.  – он провел ладонью по лицу,  пытаясь сбросить навалившуюся вдруг усталость. - Быть может эта странная дамочка поведает  что-то о господние Самуэле Феррерсе, если очень повезет… А дальше… Дальше я смогу распутать клубок, потянув за ниточку.
…Спустя полчаса древний уже выходил  из гостиницы,  окутанный облаком тяжелого белого шелка, расшитого серебряной нитью.
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/kRE9z.png[/AVA]

https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: Тонкого белого шелка рубашка с кружевным воротником, свободными рукавами так же украшенными многослойным кружевом; поверх рубашки снежно-белое одеяние с разрезами по бокам из плотного шелка, расклешенными юбкой и широкими рукавами. Кружевной воротник лежит на плечах, узкие ладони скрываются в белой пене кружева. Ткань одеяния плотно облегает тело, изысканными складками спускаясь до пола и подчеркивая четкий гибкий силуэт. Косая серебряная застежка; отвороты рукавов расшиты серебряной нитью; свободные шелковые снежно-белые брюки, сужающиеся к щиколоткам; мягкие кожаные туфли на низком каблуке в тон одежды
Грива длинных снежно-белых волос распущена и завязана узлом на уровне талии, спадая на плечи и спину;  челка обрамляет лицо и спадает до ключиц.
Мелкие, черные, отливающие металлом, чешуйки покрывают левую кисть и запястье, заканчиваясь у локтя рваной линией. Чешуйки напоминают прохладный бархат и довольно приятны на ощупь.
Артефакт Сэберо не активирован.

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

Отредактировано Шейр Локхони (28.11.2017 23:41:10)

+1

12

http://sa.uploads.ru/7QnN6.jpg
Музыка сопровождения: Laurel - Fire Breather
Уже перевалило за первый час ночи, когда стройная женская фигура деоса, закованная в неимоверно дорогой и не менее откровенный наряд из черного, отливающего синим, бархата, расхаживала по ярко-освещенной, безлюдной картинной галерее. Ее образ кардинально изменился всего за несколько часов с того момента, когда она побывала на форуме в Сидаре. Волосы удлинились и приобрели более темный оттенок. Кожа стала бронзовой. Маникюр сменился с аккуратного френча на броский ярко-алый матовый лак. Сменился и макияж.
Ее неспешные шаги, в совокупе с шуршанием тяжелой ткани подола по полу, монотонным стуком острых каблуков, разлетались по просторным коридорам и эхом уносились под высокий потолок на фоне отдаленных звуков ритмичной музыки и казалось, что девушка пытается вышагивать, попадая ей в такт. Музыка доносилась откуда-то снизу – очевидно, под зданием были еще помещения.
Двухэтажное здание галереи находилось в самом центре города Кар. Внешние стены здания были сделаны из прозрачного стекла и потому, с улицы, здание сияло, словно прожектор во тьме спящего города. Но выставка была публичная, без заявки на известных художников. Выставиться здесь мог каждый, просто следуя теме. А табличка при входе гласила, что галерея открыта 24 часа в сутки. И потому, галерея совершенно не привлекала к себе внимание, будучи у всех на виду. Хотя в узких кругах, это заведение было весьма известно... Под зданием находился закрытый ночной вип-клуб "Северное сияние".
Тема выставки была посвящена абстракции в белоснежно-кровавых тонах. На стенах висели натянутые на рамы холсты, лишенные всяческого обрамления, всем своим видом заявляя, что любого из них можно купить – они бесхозные, хоть и интерьерные. И потому, на белом фоне стен, картин и светло-серого ламината, девушка смотрелась инородным телом, контрастом, выделяющимся среди этого яркого света и краски. Неспешно переходя от одной картины к другой, она задумчиво рассматривала хаотичные брызги, капли, ромбы и остальную художественную лабуду, изображенную на картинах, дающую волю воображению. Хотя не за этим она сюда пришла в такое время…
Зеленые глаза древней, весьма насыщенно подведенные темной подводкой, в обрамлении пушистых, черных как смоль, ресниц, внимательно вглядывались в очередное произведение искусства неизвестного мастера. Любил ли деос искусство? По-своему… Деос его просто обожал! Давно минули дни, когда он что-либо делал без причины. Любой его жест, любой взгляд и слова – сейчас все это имело некую подоплеку и было своего рода искусством. Ложь, интриги и маски, что сменяли друг друга повсеместно – такова была суть деоса чревоугодия… Однако, познать свою суть, деос не давал никому. Это – его игра. Это – его броня. Это – его жизнь. Так он решил когда-то...
Антик опаздывал. Это нервировало древнего. Ведь они могли пропустить момент… Тот самый момент, к которому деос так тщательно подводил, продумывал и делал строго отмеренные шаги. Хотя, пока что все было в порядке. Эмоциональные отголоски, что стелились здесь прозрачным шлейфом и уходили к широкой лестнице с красной ковровой дорожкой, ведущей на этажи под зданием, пока что были ровными. Представление началось с опозданием…
Почему Саурус хотел показать это именно антикверуму? Ведь он мог и не ждать... Деос сам до конца не понимал… Локхони представлял для него опасность. Но, может потому, Сау и хотел побыть подле него некоторое время? Ходить по острию ножа… Понять, что ты сильнее своих слабостей… Слабостей, которым уже больше тысячи лет… И что древний усвоил урок…
Когда рядом послышались неспешные шаги, девушка развернулась всем корпусом, прожигая белоснежного мужчину взглядом полным нетерпения, сквозь ажурную вуаль, скрывающую пол лица блондинки. Мероприятие, что им сейчас предстояло посетить, имело несколько обязательных правил, одно из которых – конфиденциальность. Для таких могущественных лиц, как деос и антикверум, активация скрывающих личину чар здесь была обязательна, как и наличие маски.
- Опаздываешь! – черное облако юбки рванулось вслед за соблазнительным телом, оголяя стройные ноги в разрезах платья, когда Цера уверенной походкой направилась к Шейру. Антик мог почувствовать все тот же аромат от девушки, что был на форуме… Однако, теперь он был явно сильнее… Может, потому что деос был более оголен, чем в прошлый раз.
- Идем! – без раздумий, схватила она его за запястье, сквозь шелковую ткань рубашки, так, словно они были уже сто лет знакомы, и потянула в сторону лестницы. В голосе не было раздражения или волнения. Скорее, предвкушение. Спонтанное, нескрываемое чувство. Деос, неосознанно, радовался… Чему? Компании? Началу представления? Кульминации? Месту действия? Все смешалось воедино… Ясно было лишь одно – ночь обещала быть необычной…

+1

13

Приглашение, изысканно-строгое и вызывающе откровенное одновременно, начертанное безупречным, точно выверенным каллиграфически четким шрифтом на  матово черном  прямоугольнике карточки-визитки, что оставила  ему госпожа Церебра Альвес Рейс. Оно завораживало, будоража и разжигая извечное любопытство, присущее именно этому Первородному, весь мир которого сосредоточился вокруг Велсадии, гнезда, в котором  еще оставались сородичи, и Корпорации «Кристальный Барс», ставшей его детищем, которое древний старательно лепил все это время.  Перед его глазами прошло зарождение, развитие и  стремительный взлет некогда маленькой фирмы,  начавшей специализироваться на технологиях, связанных с энергетическими кристаллами.
Он всегда оставался в тени, предпочитая направлять короткоживущих и аккуратно дергать за невидимые ниточки, подводя глав корпорации к нужным именно ему решениям. Так было всегда. Так было до тех пор, пока господин Майрон Сайлент не посчитал своим долгом сместить древнего с его нынешнего поста, решив, что тот более не нужен, а  «Кристальный Барс» вполне может обойтись без «серого кардинала» в лице антикверума. И первородный монстр не мог стерпеть подобного пренебрежения, начав медленно и осторожно сплетать  нити судеб правящего семейства так, чтобы  в итоге сосредоточить власть над Корпорацией в своих руках. Но… сейчас речь не об этом.
Интриги, борьба за главенство над «Кристальным Барсом» и даже сам форум остались в Сидаре, осыпанном яркими огнями магических светильников и продолжавшем не спать даже сейчас, когда материк окутала плотная завеса летней ночи. Сейчас древнего интересовала только одна персона – таинственная леди Церебра, чья аура была столь  притягивающей, сколь необычной.
Первородный ступил на выложенную булыжником мостовую в вихре белоснежного шелка и изысканных кружев, окутывавших его высокую, худощавую фигуру.  Стоило каблукам модельных туфель шагнуть на брусчатку, как портал, перенесший его в город Кар к месту расположения картинной галереи, принадлежавшей  госпоже Рейс, с мягким шорохом схлопнулся за его спиной.
«Умно… Очень умно, сиятельная. Здание сверкает, как изысканная игрушка, приветливо распахнув двери для любого желающего посетить обитель искусства. Хочешь что-то спрятать,  оставь это на открытом месте. Восхитительно, дорогая. Мне уже интересно, что ты приготовила для меня…»
Древнейший распахнул стеклянные двери,  неспешно шагнув в просторный, отделанный сотнями зеркал, холл.  И сразу же окутался сотнями, тысячами собственных отражений. В другое время он с интересом понаблюдал бы за тем, как каждое из них изменяется, стоит ему приблизиться к  зеркалу, но сейчас он стремительно взбежал по короткой лестнице на второй этаж и замер, шагнув в просторное помещение, на стенах которого  висели картины. Странные и завораживающие, они напоминали  брызги крови, разлетавшиеся из-под острых когтей вспарывающих трепещущее горло беспомощной жертвы.
- Прости… - лениво протянул Локхони, тихий голос которого  привычно расцвечивался бархатно-урчащими интонациями. – Дела задержали меня.
Он остановился, чуть склонив голову к плечу и рассматривая стремительно приближавшуюся к нему девушку в облаке иссиня-черной ткани.  Она была изысканна и прекрасна в своем  чувственно-откровенном туалете. Хрупкая, словно фарфоровая статуэтка, закованная в тяжелый бархат. Чуткие ноздри древнейшего затрепетали, втягивая резкий, одуряющий аромат, присущий только этой женщине. Мерцающие багрово-алой пылью глаза мужчины сощурились, когда Первородный окинул Церебру быстрым, раздевающим взглядом.
«Красивая, стерва…. Эффектная… Решительная… Наглая…»
Уголки бледных точеных губ приподнялись в намеке на улыбку, приоткрыв кончики смертоносных клыков. Призывную. Порочную. Насмешливую.
- Конечно… Госпожа… Минуту… - шепнули  сухие губы, когда древнейший остановился, замерев у края лестницы. – Дайте мне  одну минуту…
Мир сузился до этой женщины, в откровенном, полночном платье, что сейчас крепко держала его за  руку,  решительно потянув в сторону лестницы, укрытой алой ковровой дорожкой. Глядя в изумрудную гладь ее мерцающих глаз своими бездонными темными озерами, в которых бурлило любопытство, вожделение, жажда обладания и восхищение.
- Конфиденциальность, миледи…
Он стоял, неотрывно глядя в ее глаза, и менялся, окутавшись мерцающим облаком рассыпающейся в пыль иллюзии. Изысканное белоснежное одеяние, расшитое серебряной нитью осыпалось, сменившись едва держащимися на бедрах древнейшего широкими штанами и обманчиво тяжелым серебристым плащом-накидкой, с высоким воротом-стойкой. Одеяние было схвачено на шее сложным платиновым ожерельем, состоящим из тончайших  пластинок, стекавшим на обнаженную грудь мужчины и не позволявшим полам расходиться в стороны, открывая  мускулистый торс, но в то же время оставляя простор для фантазии. Ткань четкими складками ниспадала  до самого пола, растекаясь вокруг Первородного аккуратным шлейфом. Широкие, с прорезями рукава  ничуть не скрывали сильных рук мужчины. Узкие запястья охватывали широкие платиновые же браслеты.
Шейр хрипло выдохнул, чуть склоняя рогатую голову, позволяя густым волосам упасть на лицо, спрятав полыхающий в глазах багровый огонь. Древнеший хищник замер на одно долгое мгновение, окутанный запахом морозной пыли, что бывает лишь ранней  зимой и оледенелого дубового мха, что сплетаясь между собой неуловимо перетекают в пронзительно-напевную мелодию чистейшего металла, оседающего прохладной тяжестью где-то в груди. Его запах… Холодный и пронзительный, навсегда въевшийся в его кожу и волосы.
Он переступил с лапы на лапу,  царапнув  пол острыми когтями, укутанными длинной густой, сейчас белоснежной,  шерстью. Два гибких хвоста послушными змеями свернулись у ног Первородного. Когда же он вновь вскинул  взгляд на Церебру, большую часть его лица скрывала  маска холодного серебристого цвета в тон  одежде.
- Теперь… - мурлыкнул Локхони, улыбнувшись и активировав артефакт, призванный скрыть его сущность. – Я готов следовать за вами, сударыня. – он склонился  перед  Цереброй в изысканно-шутовском поклоне. – Ведите, дорогая… Я всецело в вашем распоряжении.
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/kRE9z.png[/AVA]

https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: свободные, едва держащиеся на бедрах брюки и накидка-плащ, с ниспадающими тяжелыми складками шлейфом и воротом-стойкой серебристого цвета; ворот скреплен  сложным платиновым ожерельем ,состоящим из множества пластинок, плотно охватывающем горло и шею. Ткань только кажется тяжелой, на самом деле она довольно легкая и создает при движении летящий эффект;  рукава широкие, длинные, до пола, имеют прорези. На запястьях широкие браслеты из платины.
Грива длинных снежно-белых волос свободно ниспадает по спине и плечам.. 
Мелкие, черные, отливающие металлом, чешуйки покрывают левую кисть и запястье, заканчиваясь у локтя рваной линией. Чешуйки напоминают прохладный бархат и довольно приятны на ощупь. Находится в некоем подобии промежуточной  формы между истинным и гуманоидном обликами.
Артефакт Сэберо активирован.

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

Отредактировано Шейр Локхони (09.12.2017 23:14:09)

+1

14

Музыка сопровождения: Ascesion – For A Lifetime
Ладонь Первородного была прохладной и мягкой, но в тоже время вселяла ощущение скрытой силы, лениво перекатывающейся по мышцам мускулистого предплечья. В его ладони ручка деоса казалось хрупкой, словно бы детской, дарящей некое ощущение беззащитности. И Цера не спешила разубеждать своего спутника в обратном. Пускай чувствует преобладание над ней. Она не против дарить ему такую иллюзию.
Он был элегантен и изыскан. Словно отдельное произведение искусства, сам по себе - антик казался Цере именно таким. В какой-то степени он нравился деосу, хотя ему это осознавать было неприятно. Холеный и, словно бы, играющий умело роль, идеальный – сотворенный самим собой… Скрывая истинную личину и вливаясь в общество с их вечно плавающими нормами и идеалами, антик словно заявлял о своей непохожести на других и в тоже время ставил весьма высокую планку соответствия. Его походка и движения рук, поворот головы – как некие па балерины, внешне легкие и грациозные, скрывали силу древнего, его многолетний опыт и знания, тысячекратно подавленную и сжатую в этом точеном теле… Нестареющее, могущественное существо. Древний. Что же интересует тебя в этом мире?
Не отводя взгляда, она смотрела как наряд мужчины сменился на иной – откровенный и броский. Антик не был ханжой, выставив свою порочность на показ. Это радовало бессмертную. Значит, ему определенно понравится там, куда она собралась его вести…
Цера тихо хмыкнула себе под нос, когда образ мужчины наконец завершился и отвела взгляд. С чего ее вдруг стало заботить, понравится ли ему там? Она ведь здесь совсем не для этого…
От него веяло его древними и глубокими эмоциями… И все они сейчас были обращены именно к ней. У деоса пробежал холодок по спине – находиться под таким давлением было некомфортно. Хотелось сбросить с себя его тяжелый, пронизывающий, похотливый взгляд… Сбежать от этого незнакомого запаха льда и металла, что будто бы пытался подавить деоса, принудить… Отпустить его руку… И в тоже время…
«Не отпускай моей руки…» - нежный шепот, будто теплое дыхание по прохладной коже.
Это была ее просьба? Или это было ее осязаемое желание? А может, антику это показалось, в тот момент, когда девушка очередной раз повернула голову, встретившись с ним взглядом, словно проверяя – идет ли он за ней? Насмешливые, изумрудные глаза смотрели на Шейра доверчиво и открыто, словно бы сейчас эта странная особа вела его в некое секретное место. Сокровенное место.
Лестница вдруг начала сужаться, словно они стали спускаться в устье огромной раковины. До этого широкая и хорошо освященная, на которой вполне себе могли разойтись человек шесть, она вдруг стала затемненной и тесноватой даже для двоих – странный дизайн. В тоже время, звуки музыки только начали усиливаться. Совсем близко послышался чей-то громкий смех.
И вот, на очередном вираже ступеней, появилась группа незнакомцев – эделиры, дефинеты, парочка трансов и, естественно, дриммейры. Было видно, что они пьяны и разгорячены. Они спотыкались и цеплялись друг за друга. Весело перешептываясь и как-то неестественно прижимаясь друг к дружке – словно, они не были разбиты на пары или даже не были одиночками. Они казались единым целым. Словно друг без друга жить не могут, так нежно и по-панибратски они относились один к другому. Завидев парочку, спускающуюся им на встречу, первые из группы замерли. А затем, десяток пар глаз, светящихся в полумраке ярко-голубым светом, устремились на них.
Замерла и Церебра. Склонив на бок голову, блондинка загадочно улыбалась и молчала, без особого интереса скользя взглядом по каждому из них. А по сути – ждала, когда эта толпа расступиться и они смогут пройти дальше. Мгновением позже, группа заметила и Шейра и только после этого сообразила прижаться к противоположной от деоса и антика стене, чтобы образовать движение в обе стороны. Группа медленно продвигалась наверх, но Цера, от чего-то не двигалась с места, продолжая рассматривать толпу и хитро щуриться, словно довольный кот. Кто-то провел кончиками пальцев по обнаженной коже деоса между грудей. Кто-то тесно прижался и прильнул губами к ее оголенной шее. Деос податливо прижимался в ответ, запрокинув голову и будто бы наслаждаясь прикосновениями.
Группа не обошла вниманием и рогатого гостя. Облепив его со всех сторон, они даже не стали спрашивать разрешения, можно ли им дотронуться до него. Было ли это нужно? Полуобнаженное тело древнего говорило само за себя. Оно будто бы просило ласки.
Антик мог услышать в голове тихий смех своей спутницы и поймать, адресованный ему, взгляд полный удовольствия. Руки она его не отпускала.
«Ты же знаешь, что это за заведение… Шейр?» - его имя она выделила более тягучим тоном, словно бы смакуя его произношение.

+1

15

Минутная задержка… Такая короткая и такая же бесконечно долгая.  Церебра словно бы приглядывалась к нему, решая для себя какую-то сложную дилемму. Или же ему это всего лишь показалось. Древний чудовище, заинтригованное происходящим,  нетерпеливо заворочалось в глубинах столь же древнего разума, недовольно ворча. Оно хотело увидеть то, ради чего его сюда пригласили. Хотело разделить восторг и предвкушение, которые  отчетливо читались в каждом жесте изящной женской ручки, внимательном взгляде бездонных, сияющих изумрудами глаз девушки.
Когтистые пальцы бережно сжали  маленькую ручку блондинки,  мимолетно скользнув по  тонкому запястью, приласкав нежную кожу. Запах малины и меда, манил к себе, окутывая Первородного пряным облаком, дрожал,  заставляя трепетать изящные крылья носа. Амбра, вязкая, чуть приторная, она связывала его чувства, пробуждая дремлющие темные желания. Вкус страсти и  теплой плоти, когда острые клыки вгрызаются в тело еще живой жертвы. Она завораживала своей загадочностью и откровенностью.
«Не отпущу…» - эхом отозвался древний, поймав нежный голосок Церы. Но были ли это ее слова? Или же фраза ему просто почудилась? Он не хотел понимать. Сейчас это не было столь важным.
Глаза в глаза.
Изумрудная пыль и полночная тьма, припорошенная багровым отблеском тлевших на самом ее дне углей. Насмешливость и затягивающая бездна. Они были похожи, но в тоже время были столь разными, что было так странно видеть их вместе.
Лестница… широкие ступени, закручиваясь в спираль вели вниз.  Густой ворс ковровой дорожки  заглушал шаги, скрадывая  звуки и шорохи ткани. Тихая мелодия, сопровождавшая их, с каждым шагом становилась громче, отчетливей, она опутывала  древнего, свивая вокруг него невидимую сеть. Она возбуждала и звала, подталкивая вперед невидимыми руками.
Смех… громкий… колючий разбил интимный полумрак, сменивший мягкое сияние невидимых светильников.  Лестница стала уже, и теперь  девушка шла впереди, а  Первородный, все так же не отпуская  тонких девичьих пальчиков, следовал за ней, отставая лишь на шаг.
Смех повторился, сменившись шорохом шагов и горячечным дыханием. Теперь они был не одни. Локхони замер, с любопытством наблюдая за поднимавшимися по лестнице. Тонкие ноздри трепетали, улавливая запахи алкоголя и наркотиков, витавших вокруг разношерстой компании. Они касались друг друга, лаская и даря удовольствие. Они были единым целым, возлюбленными, что не могут жить друг без друга. 
Но вот они  замерли, устремив на древнего и его спутницу мерцающие небесным светом глаза, прижались к противоположной, скрытой мягким сумраком стене и продолжили свой путь.
Церебра не двигалась, словно ждала чего-то, загадочно улыбаясь. И вместе с нею ждал и Шейр, не смея нарушить хрупкое очарование момента.
Вот проходивший мимо дифинет изогнулся, скользнув к Первородному, руки коснулись бледной груди. Влажный язык мелькнул между губ, когда парень лизнул сосок, чуть прикусив кожу. А в следующий момент мальчишка уже отстранился, качнувшись в сторону в темном облаке густых волос.
Это словно послужило сигналом.
Шаг, поворот, довольный смех, легкое прикосновение чужих пальцев. Кто-то  на долю мгновения обвилась вокруг его тела и скользнул по ногам вниз, обжигая горячим дыханием. А в следующий момент когтистая рука сомкнулась на тонкой талии малышки-дриммейры, прижимая ее стройное тело к древнему. Крепко, настолько плотно, что между ними, казалось, совсем не осталось воздуха. Одуряющее, болезненное возбуждение захлестнуло все его существо, сворачиваясь в тугой клубок где-то внизу живота. Тело Локхони жаждало прикосновений, ласковых и нежных, едва ощутимых, напоминающих касание хрупких крыльев бабочки, грубых и жестких, любых, лишь бы они смогли утолить пробудившуюся  жажду, которая сплетаясь с мучительной, острой болью раздирала его на множество кусочков.
Сладкое и такое невероятное томление, наслаждение, смешанное с ноющей, закручивающей в узел нервные окончания болью, что обжигающими волнами растекалась по его изнывающему от желания телу. Вся гамма чувств, еще только откупоренных и едва заметно смешанных в одном сосуде. Еще слишком ярок вкус каждого из компонентов этой игры, но постепенно он уступает место другому послевкусию и так далее, до бесконечности, потому что все идет по кругу спирали, по возрастающей.
Тихий, бархатистый смех Церебры, прозвучавший в его сознании, разрушил чувственную иллюзию. Шейр вскинул голову, поднимая на девушку затуманенный  взгляд, улыбка тронула точеные губы, обнажив кончики влажно блеснувших клыков. И в этой улыбке было все:  и чувственность, и пробуждающаяся похоть, смешавшаяся с трогательной нежностью, и  безжалостная жестокость.
«Да, я знаю… Догадываюсь… » - отозвался древний, коснувшись кончиками пальцев губ девушки. – «Веди меня… драгоценная… Я заинтригован…»
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/kRE9z.png[/AVA]

https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: свободные, едва держащиеся на бедрах брюки и накидка-плащ, с ниспадающими тяжелыми складками шлейфом и воротом-стойкой серебристого цвета; ворот скреплен  сложным платиновым ожерельем ,состоящим из множества пластинок, плотно охватывающем горло и шею. Ткань только кажется тяжелой, на самом деле она довольно легкая и создает при движении летящий эффект;  рукава широкие, длинные, до пола, имеют прорези. На запястьях широкие браслеты из платины.
Грива длинных снежно-белых волос свободно ниспадает по спине и плечам.. 
Мелкие, черные, отливающие металлом, чешуйки покрывают левую кисть и запястье, заканчиваясь у локтя рваной линией. Чешуйки напоминают прохладный бархат и довольно приятны на ощупь. Находится в некоем подобии промежуточной  формы между истинным и гуманоидном обликами.
Артефакт Сэберо активирован.

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

+1

16

Каково это быть под пристальным вниманием голодного зверя, чей аппетит ты только раззадориваешь? Ты сама – зверь. Ты знаешь, что, начав охоту, жертве уже не скрыться. И все же, ты ступила на тропу. Что ты хочешь от него? Зачем играешь с ним? Его огонь силен, испепеляющь. Зачем летишь, как мотылек, на этот свет холодный? Не для тебя он светит. И не тебе его гасить… Таких как он, ты сторонилась… Века, тысячелетия… И он, как ты, охотник… Зачем рискуешь, подставляя горло, тому, кто поглотить тебя готов? Но ты продолжаешь… Свой любимый танец…
Глаза в глаза… Скопленье тел и жара… Чужие запахи и вереница чувств… Твой зверь спокоен, он наблюдает… Его же…
«Не похоже на тебя…» - голос Клогиса в голове прозвучал отрезвляюще, возвращая древнюю из блаженного транса, в который она сама себя загнала неосознанно, под натиском чужого возбуждения. – «Ты слишком много уделяешь ему внимания.»
Деос промолчал. Но Веном мог почувствовать легкую волну благодарности в свой адрес. Близость антика для древнего была пыткой – он сам себя в нее загнал. Саурус не сожалел. Но и похвастаться победой над собой он не мог. Скорее, он был на грани полного поражения.
Молодой дифинет, бледнокожий и смазливый, весьма настойчиво провел пальцами по оголенной коже торса девушки, очертил полную грудь и прижал ее стан к себе, вызволяя из чужих объятий, что мгновение назад были для него желаннее всего. Его эмоции пылали похотью, распаляя мощными скачками его жажду и страсть. Обнажив клыки, он провел ими по шее блондинки, норовя проткнуть нежную кожу, добрался до подбородка и приоткрыл было рот, чтобы завладеть губами молодой особы в страстном поцелуе. Однако, был остановлен свободной рукой деоса.
Она посмотрела на него. Она продолжала улыбаться. В ее глазах плясали искры веселья и возбуждения. Но от чего-то, его пыл куда-то исчезал. Он осел на ступени, под гнетом изящной руки, что неимоверной тяжестью легла ему на плечо. Деос погладил юношу по щеке, провел пальцами по шелковистым волосам в некоем жесте снисхождения и надменности.
Им нужно идти.
Сплетя свои пальцы, с пальцами антикверума и не сильно сжав его ладонь, бессмертная снова потянула его за собой.
«Ты так падок на ласку, древний? Неужели любой сойдет для тебя в таких делах?» - подумала она, снова обернувшись к своему спутнику и наблюдая весьма красноречивую сцену перед собой. Эмоции антика, вязким маревом, заполняли пространство вокруг деоса, нарастая мощью лавины. Цера отстраненно наблюдала за тем, как белоснежный монстр нежиться в объятиях молодых тел, ловит с наслаждением каждую ласку и погружается в негу все глубже. Словно бы это для него совершенно нормально. Он так живет? Порочен и не сдержан…
«Любишь зрелища? Скучаешь? Все для тебя уже не в новинку… Плывешь по течению в поиске новых ощущений? Или же ты потерял себя?» - снова все внимание деоса переключилось на антика. Что же в нем ее так впечатляло? Она не осуждала его и не была разочарована… Она просто следила за ним со стороны. Он согласился пойти с ней без раздумий. Не похоже, что он на охоте… Ищет жертву? Или решил развеяться?
Оставив группу незнакомцев позади, они прошли еще несколько крутых витков лестницы и очутились на небольшой площадке. Лестница шла еще дальше, но Цера не спешила спускаться.
http://s8.uploads.ru/1ZEpi.jpg
Перед ними была совершенно пустая стена из каменной кладки. Поодаль, в самой гуще теней, на повороте к следующему виражу ступеней, можно было различить небольшую стойку и за ней  облокотившееся существо, в строгом костюме, с котелком на голове и книжкой в руках. Что здесь забыл брауни? Однако, деос, кажется, совершенно не удивился встреченному здесь существу и даже целенаправленно пошел в его сторону.
Из складок бархата на теле девушки на свет явились два бумажных прямоугольника и тут же легли на стойку перед мужчиной в котелке. Тот оторвался от чтения книги и посмотрел на прибывших.
- На двоих, - проронила девушка.
- Правила знаем? – бесстрастно спросил эссенций, совершенно не впечатленный увиденным.
- Не впервой, - кивнула она.
Брауни отложил книгу, сверился с карманными часами и затем, стукнув по поверхности стойки ладонью, прямо по бумажкам, пододвинул ее в сторону девушки. Под ладонью оказалась небольшая коробочка, похожая на футляр для украшения.
- Впущу, когда будете готовы, - сухие слова и вот он вновь с книгой в руках.
Деос, недолго думая, открыл крышку коробки, смахнул себе в руку содержимое и тут же сунул это себе за щеку. Затем, развернулся к своему спутнику, вспорхнул на две ступеньки наверх, чтобы быть вровень с Шейром и усмехнувшись, обвил обеими руками шею рогатого антика.
«Не бойся и не сожалей» - услышал он слова девушки, прежде чем она приблизилась к нему на столько, чтобы их губы соединились. Древняя моргнула и вот, уже, на Локхони смотрят не яркие изумруды глаз, а чистейшие голубые топазы.
Она могла и не делать этого… Но от чего-то, ей хотелось ощутить на себе не только присутствие его эмоций, что фантомной тяжестью давили на деоса…
Соблазнилась? Может быть… Возжелала? Все возможно…
«Ради кого ты сюда пришел?» - укол спонтанной ревности.

+1

17

Ласки, бесстыдно-откровенные, выставленные на показ на узкой, покрытой бархатным сумраком витой лестницы. Они дарили физическое удовольствие, но не затрагивали сердце древнего хищника, которое размеренно билось о ребра, скрытые  бледной, напоминающей атлас кожей.  Он позволял касаться себя, охотно демонстрируя ответную реакцию своего тела и греясь в  бурном потоке физического удовольствия. 
Пальцы  древнего с остро заточенными когтями зарылись в волосы льнувшего к нему хрупкого юноши-трансдента, окутанного прохладным шелком полупрозрачного одеяния. Шейр чуть откинул голову и выгнулся, подставляя горло и грудь под умелые губы и руки мальчишки. Однако прикосновения юного соблазнителя не трогали его, оставляя душу томиться в холодных оковах одиночества.
Желание бурлило в нем, растекаясь обжигающей лавой по туго натянутым жилам. Энергетическая паутина подрагивала,  отзываясь тихим гулом, слышимом лишь Первородному, на каждое  прикосновение. 
В обычной жизни Локхони был слишком сдержанным, скупым на проявление эмоций, подчеркнуто вежливым. Такое поведение стало столь привычным, что порой казалось, что древний больше похож на ледяной айсберг, нежели на существо из плоти и крови. Но стоило начать ласкать его, и  Первородный становился совершенно иным: раскрепощенным, способным подарить любую, даже самую непристойную ласку, слишком жадным до удовольствий, что может дать физическая близость.
Тихий смех Шейр отразился от сумрачных стен, уносясь под потолок и растворяясь  там в вязкой пелене тьмы и дурмана. Сухие губы  коснулись покрытого капельками пота виска дриммейра, который обвивал его тело с другой стороны, даря ему мимолетную ласку и заставляя  выгнуться в нахлынувшем удовольствии.
«Тебе нравится, малыш? Нравится… Иначе бы ты т не  прижимался ко мне столь откровенно» - мысли, ленивой чередой проплывали в затуманенном страстью сознании древнего хищника, продолжавшего пристально наблюдать за одурманенной наркотиком молодежью.
Секс – одна из главных животных страстей. Поэтому овладев этим искусством едва ли не в совершенстве, Локхони умел вить из других веревки, прибегая к помощи лишь собственного тела. Тела, которое помогло и в этот раз. Тела, которое сейчас выгибалось под чужими прикосновениями, принимая откровенные  ласки, открыто демонстрируя нахлынувшее желание.
- Ммм… Знаешь, а это всхитительно…
Улыбнувшись и выгнувшись, Шейр потянулся словно большая кошка, и едва ли не мурлыкая. Антик знал, что на него смотрят, и решил позволить зрителям полюбоваться на собственную хищную красоту. А в следующую секунду губы древнего приподнялись, открывая влажно поблескивающие изогнутые клыки. Низкое, вибрирующее-утробное рычание зародившись где-то в глубина его глотки, раздалось в вдруг повисшей тишине. В бездонных колодцах глаз полыхнуло багрово-алое зарево.
- Она моя! – сорвалось с чувственно-сухих губ  Первородного, когда его взгляд поймал затуманенные наркотиком глаза дифинета, столь бесцеремонно возжелавшем отведать не только тела девушки, но и ее ароматной крови. – Ты не смеешь…
Инстинкт собственника, столь же древний и закостеневший в своей неизменности, как и сам реликтовый хищник, всколыхнулось в нем,  вмиг похоронив под собой чувственное удовольствие, которое  дарили ему чужие руки, губы и тела, льнущие со всех сторон. Именно он сейчас пробудил  то самое  утробное рычание, наполнившее тревожную тишину. Именно оно наполнило полночный взгляд багровым пламенем.  Пальцы конвульсивно сжались, ощерившись смертоносными когтями, готовыми вспороть горло неосторожной жертве, вырывая трахею и круша позвонки.
Но… мальчишка вдруг осел на ступени, словно позабыв о том, что собирался  сделать минутой ранее. Маленькие женские пальчики проскользили по его волосам, тронули щеку, приласкав нежный бархат кожи и вот уже Локхони ощутил, как они переплелись с его, сжав его ладонь и потянув за собой. Словно привязанный, древний шагнул за Цереброй, все еще недоумевая своей недавней вспышке… Ревности?... Собственничества?... или чего то другого, название которому не знал.
«Что это было? Что происходит со мной? Почему я был готов свернуть шею этому щенку, стоило  ему прикоснуться к  Церебре?»  - мысли беспокойно ворочались в его голове, сменяя одна другую, столь же растерянные и  обрывочные, как и  та буря эмоций, что всколыхнулась в  нем. Они клубились вокруг Первородного, окутывая вязким маревом невидимого покрывала, отдавались ноющей болью, резонируя в костях, и заставляли  нервно подрагивать энергетические нити магической паутины.
Очередной поворот и они оказались возле аккуратной стойки, возле которой расположился элегантный мужчина в строгом деловом костюме-тройке и столь же стильном котелке. Брауни. Редкий и малочисленный народец. Некое подобие дворецкого или же администратора-распорядителя.
Первородный окинул мужчину заинтересованно-равнодушным взглядом и перевел взгляд на свою спутницу, которая привычным жестом извлекла два плотных прямоугольника-пропуска и придвинула их к брауни. Появление маленькой коробочки совсем не вызвало удивления на лице древнего.
Склонив голову к плечу, он с затаенным любопытством наблюдал за Цереброй, которая переместившись на пару ступеней вверх по лестнице, вдруг обвила его шею своими руками, коснувшись его губ своими.
«Не буду… сожалеть…» - усмехнулся древний, коснувшись губами краешка губ девушки, но, не дав той ответить, поцеловал, вовлекая ее губы в чувственную игру, к которой уже присоединились и кончики пальцев, заскользивших по стройному женскому телу, рук. И пока они целовались, сплетая языки в изысканном танце, маленькая таблетка перекочевала в рот древнего. - «Шалунья…»
- Красиво… - мурлыкнул Шейр, продолжая обнимать девичий стан и вглядываясь в сияющие голубые глаза, - Тебе идет… драгоценная.
Прикрыл глаза, он задумчиво провел кончиком когтя между полных грудей Церебры.
- Идем, дорогая. – мурлыкнул он, поднимая на девушку мерцающие насыщенным голубым светом глаза. – Полагаю, теперь мы можем пройти дальше?
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/kRE9z.png[/AVA]

https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: свободные, едва держащиеся на бедрах брюки и накидка-плащ, с ниспадающими тяжелыми складками шлейфом и воротом-стойкой серебристого цвета; ворот скреплен  сложным платиновым ожерельем ,состоящим из множества пластинок, плотно охватывающем горло и шею. Ткань только кажется тяжелой, на самом деле она довольно легкая и создает при движении летящий эффект;  рукава широкие, длинные, до пола, имеют прорези. На запястьях широкие браслеты из платины.
Грива длинных снежно-белых волос свободно ниспадает по спине и плечам.. 
Мелкие, черные, отливающие металлом, чешуйки покрывают левую кисть и запястье, заканчиваясь у локтя рваной линией. Чешуйки напоминают прохладный бархат и довольно приятны на ощупь. Находится в некоем подобии промежуточной  формы между истинным и гуманоидном обликами.
Артефакт Сэберо активирован.

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

Отредактировано Шейр Локхони (12.12.2017 11:44:33)

+1

18

отрывок, к слову...

Альфред Теннисон
«Вкушающие лотос»

...Душистые плоды волшебного растенья
Они давали всем, как призраки глядя.
И каждый, кто вкушал, внимал во мгле забвенья,
Как ропот волн стихал, далеко уходя;
Сердца, в сознаньи всех, как струны трепетали,
И если кто из нас друг с другом говорил,
Невнятные слова для слуха пропадали,
Как будто чуть звеня во мгле безбрежной дали,
Как будто приходя из сумрака могил.
И каждый, хоть не спал, но был в дремоте странной,
Меж: солнцем и луной, на взморьи, у зыбей,
И каждый видел сон о родине туманной,
О детях, о жене, любви, -  и всё скучней…

Замешательство в душе антика, вызванное его реакцией на, казалось бы, невинное действо, несколько насторожило деоса. Шейр успел присвоить ее себе? Она что-то упустила?
Играя привычно роль загадочной соблазнительницы, древняя внимательно прислушивалась к звучащим струнам души такого же древнего зверя как и она, пытаясь разглядеть среди них ту, что дрогнет сильнее всех и запустит спусковой крючок скрытых желаний антикверума.
«Ну давай же… Дай мне себя разгадать…»
Ее преимущество было в том, что от части, Локхони был перед ней как на ладони. Он не ставил блоки на свой разум, оставаясь расслабленно-настороженным. Хищник был начеку, однако он просто не знал о способности Церебры и потому, не видел угрозы. И то, что она наблюдала в нем сейчас, держало между ними ту дистанцию, что была так необходима скрытному деосу. Это была ее страховка. Как и его тоже. От нее.
Деос не видел в антике врага. Но кого же он в нем видел? Или хотел увидеть…
Объятия мужчины были нежными и словно бы осторожными. Отстранёнными. Он обнимал и целовал тысячи тел до Церы. И это было для него совершенно нормально. Объятия были холодными. Бесчувственными. Привычно-стандартными. Такими же, как он дарил другим мгновение назад, там на лестнице. Это раздражало деоса.
«Я не они» - самоуверенная мысль молнией пронеслась в сознании божества. Однако, она тут же одернула себя. О чем она думает вообще? Она сравнивает себя с этими смертными? Она? И ради чего? Чтобы утвердиться в собственных глазах? Доказать что-то?
«Цера, успокойся…» - голос Венома прозвучал настороженно. – «Ты сама не своя. Давай закончим здесь и уберемся подальше.»
Он был прав. Чего она так нервничает? Словно она сейчас в теле Юня. Куда делась собранная и расчетливая Церебра Альвес Рейс? Зря она решилась на общество этого антика…
Неспешный взмах ресниц и вот, на него смотрят сияющие топазы. Смотрят с интересом. Они ожидают… Еще мгновение…
- Тебе идет… драгоценная.
Деос ухмыльнулся и стрельнул глазками, на дне которых блеснула игривость. Цера кокетничала.
Сейчас она готова была вцепиться в его утонченное лицо когтями, как зла она была на него. Сколько в его коллекции было «драгоценностей»? Он считает ее еще одним приобретением?
Еще секунда…
Глаза антикверума заволокло туманом, постепенно проявляя иссиня-небесный цвет. Это вернуло мысли деоса в привычное русло. Им нужно было спешить…
Взяв под руку длинноволосого мужчину, она повернулась к брауни.
- Мы готовы.
Существо в котелке лишь на мгновение подняло на них глаза, ловя взгляд каждого. Стандартный дресс-код «Северного сияния» был соблюден.
- Не бойся и не сожалей, - как девиз, произнес он и затем махнул рукой, материализуя на стене достаточно большой портал, отдаленно напоминающий высокие створчатые ворота. На пару мигом обрушилась увеличенная громкость музыки, а также незнакомые запахи. По ту сторону портала было совсем темно и ощущалось достаточное большое количество чужих аур.
Цера шагнула во врата не задумываясь. Действие наркотического средства начинало действовать и на нее.
Северное сияние – достаточно редкий вид наркотика. И между тем, имеет весьма отличные от остальных особенности. Сам по себе, он не вызывает привыкания. Однако, то состояние, в котором оказывается существо, приняв его, некоторым очень нравится и именно это хочется испытывать еще и еще. Принявший его организм расслабляется. В этом состоянии нет места агрессии или злобе. Ты будто бы во сне. Увеличивается чувствительность и либидо. Исчезает стеснительность и неуверенность. А что такое мораль ты забываешь напрочь… Твоему телу хочется только ласк, прикосновений и физического удовлетворения… Для некоторых это способ расслабиться после трудовых будней… Отвлечься от тревожных мыслей… А кто-то просто любит развлекаться… Однако, у свойств «сияния» есть и другие особенности. Нельзя бояться или сомневаться. Существо, чье сознание погружается в эти эмоции, начинает испытывать острую физическую боль и даже агонию. Хотя, некоторым даже это состояние нравится.
http://s4.uploads.ru/a2AYK.jpg
Заведение встретило новых гостей затемненным пространством. Пройдя по не большому коридору и отодвинув тяжелую занавесь, они оказались в достаточно просторном помещении, весьма близко напоминающем ночной клуб. Сейчас в нем находилось около пятисот гостей. Клуб был разбит на несколько зон, в каждой из которых присутствовала подсвеченная сцена.
Оглядевшись, Цера повела Шейра к одной из таких, минуя занятые столы и кушетки и совершенно не обращая внимания на происходящее. Она определенно что-то искала. Но вот на глаза попался свободный диван. Не церемонясь, она толкнула антика на мягкие подушки и довольно усмехнувшись, окинула его плотоядным взглядом. Черт, ей и без того было сложно рядом с ним, теперь же еще и наркотик заставлял ее чувствовать еще большую тягу.
«Цера…» - предостерег Веном.
«Я чуть-чуть…» - оправдалась она, медленно опустившись на беловолосого красавца, чей оголенный торс с рельефным прессом заставлял ее чувствовать себя похотливой особью женского пола, которую возбуждают мужские накаченные тела. Цера прильнула к его груди, однако практически не коснувшись его. Прикрыв глаза, блондинка глубоко вдохнула его аромат, в этот раз наслаждаясь им. Морозная свежесть, с примесью живого металла. Она обнюхивала его как какое-то животное… Оголенные чужие эмоции, тяжелые и яркие, окутывали деоса, но были для него под запретом. Разум Сауруса все еще не помутился. Лишь на мгновение позволил он себе дать слабину. Все равно им нужно было подождать. Все-таки они не опоздали…
На сцене перед ними выступала пара. Доминант и его саба. Оголенный мужчина в черной кожаной маске на пол головы и аппетитная девушка в откровенном наряде. Он связывал ее, приковывал и подвешивал за кольца. Она дрожала от возбуждения и подчинялась любому его приказу. Они не были актерами. Они сами получали от действа неимоверное удовольствие. Некоторые любят наблюдать. А некоторые показывать… Но Церебру, кажется, все что происходило вокруг, нисколько не волновало. Все ее внимание было сейчас приковано к утонченному мужчине, что сейчас утопал в шелковых подушках.

Наркотик действует в среднем 5 часов. Чем дольше действует, тем слабее эффект. Если персонаж, под его действием, испытывает страх или сожаление (сомневается в своих действиях), то игрок должен кинуть 100-гранный кубик на проверку негативного действия наркотика.
Первый час – шанс подвергнуться воздействию и испытать сильную физическую боль - 99%
Второй час – 80%
Третий – 60%
Четвертый – 40%
Пятый – 20%

Отредактировано Саурус (16.12.2017 17:48:21)

0

19

- Да, - выдохнул  Локхони, шагнув вслед за Цереброй в раскрывшийся зев портала.
Мгновенье звенящей тишины короткого полутемного коридора оборвалось, и на древнего обрушились звуки громкой музыки, гомон голосов, тягуче-приторная какофония эмоций, смешанных с вязким, похотливо-бархатным привкусом вожделения и плотских желаний, стоило ему и его даме шагнуть в просторный зал. 
Сотни гостей расположились на мягких диванах и подушках вокруг нескольких сцен, на которых, - для каждой зоны свое, - шли маленькие  представления. Сотни восхищенных глаз ловили каждый жест, каждый вздох актеров, выстраивавших сложный рисунок мини-спектаклей. Первородный замер рядом с Церой, принюхался, жадно раздувая тонкие, изящно вырезанные ноздри и втягивая столь знакомый, сколь завораживающий аромат секса, похоти и благовоний. Здесь все были своими, каждый был  братом, сестрой, возлюбленным. Изысканные ласки, удовлетворенный смех, тела льнущие друг другу в бесстыдстве откровенно-порочных прикосновений, мерцающие мягким, небесно-голубым светом глаза, подернутые поволокой пробуждающегося желания. И музыка,  окутывающая всех и каждого, вознося их на вершину блаженства. Удовольствие, именно оно правило здешним балом. И каждый присутствующий в этом зале мог черпать его ложками, ведь бегущий по жилам наркотик снимал все запоры, оставляя место лишь темным фантазиям, будоражащим воспаленное сознание.
Древний шел за Цереброй, продолжая жадно принюхиваться, наполняя легкие  густым,  сладким ароматом похоти и удовольствия, окутывавшем каждого гостя этого странного  клуба. И каждый такой вдох пробуждал его собственные желания, спрятанные  далеко-далеко в глубине его разума. И даже небесное свечение  глаз не могло скрыть медленно разгоравшийся на их донышке темный огонь желаний столь же древних, как и само существо, шедшее сейчас за  девушкой.
Толчок, и Первородный послушно рухнул в ворох шелковых подушек, поддержав игру  девушки. Насмешливые глаза, в которых плясали едва заметные морозная пыль, поймали красноречивый взгляд Церы.
- Миледи Рейс… - Шейр призывно улыбнулся,  небрежно проводя кончиками пальцев по груди. Острые   когти  царапнули атласную кожу, оставив едва заметный след.  – Мне нравится нравиться. Я люблю очаровывать. Я знаю, как я действую на лиц обоих полов, и мне нравится чувство власти, которую я над ними имею. - улыбка древнего ощущалась во всем: в малейших интонациях его голоса, в изменении дыхания, в колебаниях его энергополя, которое Церебра чувствовала
Когтистые руки обняли гибкий девичий стан. Тонкие ноздри затрепетали, Первородный принюхивался, изучая аромат своей спутницы. Мед и малина - нежный, сладкий аромат, манящий к себе. Амбра, вязкий, тягучий, он возбуждал темные желания, пробуждая дремлющие инстинкты. И этот микст запахов, окутывал девушку, лишь подчеркивая ее красоту.
Шейр заговорил, соблазняя, завораживая. Горячее дыхание опалило нежную кожу уха, когда он осторожно притянул голову девушки к себе.
- Ты прекрасна… и столь же желанна… что устоять невозможно… - выдохнул мужчина, кончики его пальцев заскользили по лицу Церы, по гладкому лбу, по вискам, где бились упругие жилки, по щекам, коснулись носа и губ. А потом они столь же непринужденно вспорхнули с ее лица на волосы, оглаживая их, изучая… Легкие, почти невесомые прикосновения, но они так много могли рассказать ему. – Хочу узнать, так ли ты хороша, как кажешься…
https://forumstatic.ru/files/0015/e5/72/29772.png
И снова мягкие, оглаживающие движения ладоней, скользнувших по рукам сабы, а спустя мгновение Кириё уже заводил ее руки за спину, придав им необходимое положение. Ли Рен выдохнула, но не пошевелилась, безропотно позволяя мужчине делать с собой все необходимые манипуляции. Теплое дыхание опалило шею, послав по золотистой, шелковой коже волну едва заметной дрожи, и Ли прикрыла глаза, впитывая эту ласку. Она сидела, не шевелясь и не реагируя на  голоса многочисленных зрителей, так, как и оставил ее блондин, потянувшийся за мотком веревки, лишь размеренно поднималась и опадала пышная грудь. Она ждала. Она доверяла своему Дому, которого любила преданно и беззаветно. Она знала, что эти сильные, уверенные, но такие нежные руки вреда не причинят.
Первый виток веревки коснулся золотистой кожи, лаская тело. Ли Рен удовлетворенно вздохнула, склоняя голову и прикрывая карие глаза, сосредотачиваясь на собственных ощущениях. Она прислушивалась мягкому шороху джутовой веревки, легко скользившей по ее телу, под действием умелых рук золотоволосого Дома сплетаясь в изысканный узор. Узор, единственный и неповторимый, созданный специально для нее, для Ли Рен. Человеческое тело красиво, а веревка только помогала подчеркнуть эту красоту, сделать ее более яркой. Древнее, чарующее искусство. 
С каждым последующим витком веревки девушка чувствовала как покой и умиротворение охватывают все ее существо, как стихает многоголосый шум по краю сцены, как тело наполняет удовольствие, а дыхание становится размеренным и глубоким. Красиво очерченные губы приподнялись в удовлетворенной улыбке.
Последний виток, последний закрепляющий узел, и узор готов. Саба удовлетворенно вздохнула, чуть дрогнули ее губы в подобии улыбки. Еще несколько минут, сопровождавшихся новыми манипуляциями блондина, и она оказалась в воздухе, надежно подвешенной на веревках. Лишиться опоры было… неожиданно. Теперь все ее ощущения обострились в разы. Обвязка ощущалась гораздо отчетливей, но вовсе не создавала неудобства, равно как и поза, которую выбрал для нее Кириё.
Прикосновение теплых ладоней, огладивших сначала плечи и грудь, а потом заскользивших по ее коже, отозвалось приятной дрожью во всем теле. Тихий голос, в котором ясно ощущалась улыбка, обволакивал. Черноволосая голова запрокинулась, сияющие глаза закрылись, но губы сложились в довольную усмешку. Ей нравилось. И она была рада показать это своему Господину, а так же  всем, кто пришел на них поглазеть.
И вновь легкое дуновение потревоженного движением руки воздуха коснулось ее кожи. Она замерла в ожидании, чутко прислушиваясь к размеренному дыханию Дома.
Капля расплавленного воска, на мгновение зависнув на краю свечи, сорвалась вниз. И Ли выгнулась, ощутив ее горячее прикосновение к бархатной коже. Через долю секунды вторая капля упала на живот, обжигая, возбуждая, даря удовольствие, смешанное с болью. Третья… четвертая. Теперь капли срывались одна за другой, разбиваясь на ее теле миниатюрными болезненными брызгами, застывая на коже причудливым узором, стягивая кожу, разгоняя по телу болезненное тепло. С каждой последующей каплей, касавшейся ее живота, груди увеличивалась не только температура, но и площадь воздействия. И Ли Рен выгибалась в путах, сгорая в остром, болезненном наслаждении, когда очередное прикосновение расплавленного воска обжигало его кожу. 
https://forumstatic.ru/files/0015/e5/72/29772.png
Они были близко от сцены и от разворачивающегося на ней действа. Так близко, что густой запах расплавленного воска, мускуса и желания, исходившего от бьющейся в путах девушки, достигал тонкого  обоняния древнего, возбуждая его, лаская своими невидимыми  пальцами. Они наслаждались процессом и охотно делились своими эмоциями и чувствами со зрителями. Доминант и его Саба, крепкая, давно устоявшаяся пара. Древний хищник знал это тем чутьем, которое невозможно объяснить, но которое никогда не ошибается.
Церебра…
Красивая, избалованная кукла, жаждущая развлечений, или же нечто больше?
Он не знал. Не мог понять.
Пока не мог.
Ее аура, изменчивая и подернутая мелкой рябью, завораживала и притягивала.
Она так же не давала ответа на мучивший его вопрос.
Но… он готов был подождать.
Столько, сколько потребуется, чтобы разгадать эту загадку.
Шорох тяжелой бархатной ткани, когда Шейр обнял девушку, притягивая ближе к себе так близко ,как только было возможно, невесомо прикоснувшись губами к изящной раковине ушка, обозначая поцелуй. Свежее дыхание теплой усмешкой рассыпалось по нежной коже девушки.
«Кто ты, миледи?... Чего хочешь от меня?... Ты равнодушна к представлению. Оно не трогает тебя… Ты словно ждешь чего-то… Чего?»
Горячая, тягуче-влажная капля сорвалась с края свечи и упала на живот подвешенной на веревках девушки, разбившись мелкими брызгами по  золотистой коже. Судорожный вздох слетел с губ Первородного, мерцавшие бездонной синевой глаза которого неотрывно следили за  падающими на тело сабы каплями, растекаясь по телу волнами желания, жгучего, нестерпимого, так похожего на лавину, что сходит с заснеженной горной вершины, погребая все на своем пути. И Локхони был готов следовать за нею, медленно погружаясь в пучину разгорающейся страсти. Давно уже познавший, если не все, то многие грани физических удовольствий и пресытившийся ими, сейчас древний, хрипло постанывая от переполнившего его желания, раскинулся на подушках в руках незнакомой девчонки, сумевшей пробудить в нем давно уже угасший интерес.
«Да и когда ты последний раз был с кем-то?» - «Давно был. Мне до смерти надоели мои куколки. И ты это знаешь.» - «Девчонка пробудила твой интерес. Сумел дать тебе то, что ты так долго искал.» - «Он такая же, как и другие». – «Расскажи это кому-нибудь другому».
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/kRE9z.png[/AVA]

https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: свободные, едва держащиеся на бедрах брюки и накидка-плащ, с ниспадающими тяжелыми складками шлейфом и воротом-стойкой серебристого цвета; ворот скреплен  сложным платиновым ожерельем ,состоящим из множества пластинок, плотно охватывающем горло и шею. Ткань только кажется тяжелой, на самом деле она довольно легкая и создает при движении летящий эффект;  рукава широкие, длинные, до пола, имеют прорези. На запястьях широкие браслеты из платины.
Грива длинных снежно-белых волос свободно ниспадает по спине и плечам.. 
Мелкие, черные, отливающие металлом, чешуйки покрывают левую кисть и запястье, заканчиваясь у локтя рваной линией. Чешуйки напоминают прохладный бархат и довольно приятны на ощупь. Находится в некоем подобии промежуточной  формы между истинным и гуманоидном обликами.
Артефакт Сэберо активирован.

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

Отредактировано Шейр Локхони (21.12.2017 08:46:39)

+1

20

Деос навис над распластавшимся антиквэрумом, окутав того в тяжелый полуночный бархат платья, словно покрывалом. Мужское тело, каждая мышца, что развитым рельефом, перекатывалась, проявляя почти несдерживаемое физическое возбуждение, изгибалось и подрагивало. Жажда близости постепенно накапливалась, сплетаясь с другими эмоциями, как снежный ком, что вот-вот, казалось, сейчас рванет с вершины ледяной скалы, в которую он сам себя заковал. Рванет в пучину темных вод неизвестности. Он осторожничал. Он боялся сорваться – Цера понимала его. Здесь было не время и не место. И не та компания для этого. Однако, он ждал представления. Он предвкушал.
В его глазах плескалось разрешение. Даже сейчас, лежа и бездействуя, он считал себя хозяином ситуации.
«Развлеки меня! Ты же не просто так тратишь мое время?» - вот что читалось в его взгляде.
Это раздражало деоса. И вызывало противоречивые чувства.
Он соблазнял ее собой. Шептал. Касался. Умело – Цера не отрицала. Он не врал, когда сказал, что ему нравится нравиться. Это было заметно… Чем-то похожим всегда занималась и она. Однако, не это трогало ее. Перед ней был самый настоящий хищник. Древний и сильный. И невольно, она раздумывала, бросить ли ему вызов. Соблазнить или соблазниться. Покорить или покориться…
- Вы слишком самоуверенны, - мурлыкнула она ему в ответ, ни на секунду не отрываясь от лицезрения холодного блондина. Сцена ее не интересовала совершенно.
Сколько она себя помнила – она брала все, что хотела. И никогда не брали ее. Она могла позволить так думать… Но только лишь потому что ей так хотелось в тот момент…
Взять антика… Это ее желание или его?
Очередной шепот и обжигающее касание горячего дыхания… Легкое касание губ, словно прикосновение крыльев бабочки. Глаза на миг сверкнули жидким золотом, когда как с лица не сходила таинственная улыбка. Он думает, что таким способом соблазняет ее… Привычная стратегия соблазнения… Но деоса таким не соблазнить… Однако…
«Цера…»
Молчание.
Мягко коснувшись обнаженного торса подушечками пальцев одной руки, словно проверив на ощупь гладкость кожи, девушка надавила на него ногтями. Не сильно. Не раня. Не отводя от пальцев глаз. Она смотрела, как ногти прогибают упругую кожу, как оставляют светлый, а затем, краснеющий разом, след ровных борозд… Она смотрела… Завороженно…
Клыки зачесались… Этот антик… Распластавшись в столь расслабленной и приглашающей позе, он словно подставлял ей свое горло… И на мгновение, она даже это представляла… Как вгрызается в это расслабленное тело… Как внешняя красота заменяется внутренней… Эта кровь… Эта сила… Эти эмоции… Она может ими завладеть… Впиться в него… Разодрать…
Чтобы быть разодранной самой…
И это тоже возбуждало…
Быть подмятой… Скованной… Ослабленной… Почувствовать на себе, что проиграла… И получить от этого удовольствие…
Эта мысль больно ударила по сознанию, возвращая трезвость мыслей. Резко сев меж ног антика, Цера обняла его за талию и тут же потянула его на себя, заставляя выгнуть спину.
Не будет такого! Никогда! Этот изнеженный ласками антик ни за что не прогнет ее!
Горячее дыхание коснулось прохладной кожи мужчины, прежде чем ее язык провел по животу к солнечному сплетению мокрую бороздку.
«Блять!» - выругалась почти бессильно она, требуя поддержки Венома… Словно бы надеясь, что разговор сможет ей помочь… «Он что, принимает мармеладные ванны?!»
«Успокойся…»
На вкус Шейр был сладкий… Прохладная кожа, вперемешку с его запахом, смутно напоминала некую мятную ваниль, с нотками кедра. Цера глубоко вдохнула еще раз его запах, почти простонав от наслаждения. Хотелось облизать его с ног до головы. И приходилось сдерживаться, чтобы не вонзить в него клыки. Этого нельзя было допустить…
Мимо их дивана, смеясь, прошлись две девушки. Они направлялись к бару… Веселые, немного уже пьяные, взбудораженные новизной заведения. Еще робеющие, однако жаждущие новых впечатлений.
Внушение.
Даже не посмотрев в их сторону, Цера внушила им вожделение, вынуждая их присоединиться к ним.
Они подсели с двух сторон. Их взгляды были затуманены и горели желанием. Две стройные брюнетки – на контрасте с блондинкой по середине, склонились к расслабленному мужскому телу, с таким же намерением что и у деоса… Три рта, действуя будто в унисон, скользили языками по коже. Гладили. Посасывали.
Схватившись за пояс брюк обеими руками, Цера нетерпеливо потянула их вниз.
«Ты там только осторожней…» - предостерег ее Веном. – «Смотри не откуси… Не конфетка же…»

+1

21

Шорох тяжелого бархата. Приятная тяжесть плотной ткани  на собственном теле, когда Церебра, склонилась над ним. Он не шевелился, позволяя девушке рассмотреть себя. Не мешал ей скользить взглядом по каждому изгибу, по каждой четко очерчиваемой под атласной кожей мышце.
Наркотик струился по жилам, наполняя тело сладкой отравой,  срывая замки жесточайщего самоконтроля и открывая замки невидимой клетки, в которую был заключен  зверь. Чудовище ворчало и ворочалось,  глухо вздыхая и взрыкивая. Оно просыпалось,  медленно, но неуклонно заполняя собой гибкое, томно выгибавшееся в ворохе шелковых подушек мужское тело, которое уже не было человеческим, плавно перетекая в свою истинную форму.
- Разве?.. – насмешливо изогнул снежно-белую бровь  Первородный, приподнимая губы в улыбке. Влажно блеснули кончики длинных, изогнутых клыков. Кончик узкого, так похожего на змеиный, языка скользнул по губам, облизывая и смачивая их тягучей слюной. – Я всего лишь ответил на твой призыв, дорогая… - бархатно-урчащий смех окутал Церебру, проскальзывая волной жарких мурашек по  ее коже.  Чуткие ноздри затрепетали, раздуваясь и втягивая одуряющий аромат возбуждения. Хищник, удовлетворенно заурчал, на мгновение проступив сквозь небесно-голубую завесу наркотического дурмана, затянувшего глаза древнейшего. – Я же вижу твою реакцию, красавица. Ты хочешь меня. – когтистые пальцы скользнули по лицу блондинки, очерчивая контур скул и подбородка. Он снова принюхался, вдыхая  сладко-дикий  запах, исходивший от Церы. – Я чую твое вожделение, драгоценная. И твое желание…
Шейр заворчал, протяжно, утробно  приглашающе. Мускулистое тело выгнулось, отвечая на прикосновение девичьих пальцев,  заскользивших по прохладной коже и царапавших ее  острыми ногтями. Приятная, возбуждающая ласка. Хищник, затаившийся в глубине глаз древнейшего, удовлетворенно рыкнул, заставляя  Первородного изогнуться и запрокинуть голову, подставляя  скрытое широким ожерельем горло. Чудовище жаждало прикосновений и ласк и само в ответ хотело погрузить когти в нависшее над ним податливое женское тело, вспарывая нежнейшую кожу и давая распуститься алым бутонам,  скрытым под ней.
- Не сдерживай себя… драгоценная… -  кончики когтей опустились ниже, на шею девушки. Замерли там, где билась жилка, чуть надавили и… Шейр издал хриплый, протяжный полустон-полурык, вдруг ощутив эхо ударов размеренно бьющегося сердца блондинки. Каждый его удар отозвался пронзительной вибрацией его нервов и жил. Его собственное сердце тяжело  бухнуло о ребра, пропустив удар, и забилось вновь, почти в унисон с ее сердцем. – Я чувствую твою жажду… Ты хочешь… выпить меня…
Низкий, горловой смех сорвался с его губ. Когтистые руки сомкнулись на девичий стан, когда Церебра, отшатнувшись, села меж его ног. Кончики когтей  скользнули в глубокий вырез полночного платья, коснувшись кожи, чуть надавили, царапая, и двинулись вверх, пока не достигли ложбинки меж полных грудей.
- Ну же… - выдохнул он, послушно выгибаясь в руках блондинки, и захлебнулся  хриплым стоном, когда ощутил прикосновение юркого язычка, прочертившего влажную дорожку сначала по животу, а потом и по груди. – Я хочу…
Договорить он не успел, ибо его чуткого обоняния достиг сладковатый, с привкусом металла запах свежей крови. Древний оскалился, приподнимая голову и жадно принюхиваясь. Черты лица заострились, кожа обтянула кости черепа. Пылающие небесной синью глаза прищурились, когда рогатая голова повернулась, следуя за будоражащим его обоняние запахом к сцене. Вкус крови шел именно оттуда. От прикованного  цепями парня в глухой маске, скрывающей его глаза. Стройное тело юноши было покрыто длинными порезами. Они были недостаточно глубокими, дабы причинить непоправимый вред, но достаточными, чтобы выпустить на свободу восхитительные кровавые цветы. Парень вздрагивал, тихо постанывая от удовольствия всякий раз, когда длинное, узкое лезвие стилета в руке Доминанта прикасалось к его коже, оставляя новый порез или же не оставляя его.
Шейр усмехнулся, ощутив, как жажда прокатилась по его телу, стягивая внутренности и лаская прохладную  кожу, воздух наполнился клацаньем зубов и скрежетом когтей. Лениво наблюдавший за происходящим хищник пробудился, теперь уже отчетливо проглядывая из глаз Первородного. Всего лишь миг. В котором могла уместиться целая вселенная, миг, за который проживаешь целую жизнь. Такой короткий и такой бесконечный. А потом все схлынуло под жестким напором самоконтрля, оставив лишь горькое сожаление несбывшегося желания. И тягу. Мучительную, жестокую тягу, сродни равнодушному голоду, что завязывает внутренности в тугие узлы, заставляя корчиться от нестерпимой боли.
И все же… Желание вонзить клыки и когти в теплую, податливую плоть никуда не делось. Оно свернулось упругими кольцами в глубинах его существа, недовольно ворча и ожидая подходящего момента.
И он появился в лице двух  одурманенных молоденьких дифинеток-вампирш, опустившихся по обе стороны от изнывающего от  желания и голода древнего.  Юркие язычки прошлись по бледной коже, вылизывая каждую мышцу, покусывая ребра. Вот одна из них рванула ожерелье, разрывая застежки и обнажая горло. Черноволосая головка дернулась в броске, и Локхони застонал, запрокидывая голову, чувствуя, как острые клыки разрывают кожу, добираясь до жилы. Кровь толчками хлынула в рот вампирши. Он удовлетворенно заворчал, рукой притягивая голову девчонки ближе, заставляя ее вгрызаться в свое горло, расширяя рану.
Хриплый стон…
Волна болезненного жара, растекавшаяся по жилам…
Сжавшиеся на затылке сильные пальцы…
Поджарое тело, выгнувшееся в порочном удоволсьтвии…
Подвижные, такие умелые пальцы небрежно прошлись по бледной атласной коже, слегка царапая ее ногтями, и огладили бедра. Шейр протяжно застонал, подаваясь навстречу ласке, выгибаясь всем телом, когда ощутил царапающее прикосновение острых ногтей. Он задрожал, чувствуя, как разливается жар внизу живота, как отзывается его плоть на эти чувственные прикосновения, наливаясь силой. Дыхание уже давно сбилось, став хриплым и тяжелым, а тело горело, жаждая все новых прикосновений. Локхони приподнялся, помогая блондинке стянуть с себя брюки, и отодрав от своего горла дифинетку, резко оттолкнул ее прочь.
- Иди ко мне, драгоценная… -  Шейр расслабленно полулежал в ворохе подушек, насмешливо глядя на Церебру, а кровь сочилась из раны на шее, сбегая по груди тонкой струйкой, тяжелой каплей собираясь на маленькой бусинке соска, чтобы потом сорваться вниз, на живот. – Я же вижу…. Как тебе хочется… Я чувствую твою жажду… - он насмешливо усмехнулся, показав кончики влажных клыков. – Твой хищник голоден… - полыхающие синевой глаза прищурились. – Или ты боишься меня, дорогая?...
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/kRE9z.png[/AVA]

https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png
Одет: свободные, едва держащиеся на бедрах брюки и накидка-плащ, с ниспадающими тяжелыми складками шлейфом и воротом-стойкой серебристого цвета; ворот скреплен  сложным платиновым ожерельем ,состоящим из множества пластинок, плотно охватывающем горло и шею. Ткань только кажется тяжелой, на самом деле она довольно легкая и создает при движении летящий эффект;  рукава широкие, длинные, до пола, имеют прорези. На запястьях широкие браслеты из платины.
Грива длинных снежно-белых волос свободно ниспадает по спине и плечам.. 
Мелкие, черные, отливающие металлом, чешуйки покрывают левую кисть и запястье, заканчиваясь у локтя рваной линией. Чешуйки напоминают прохладный бархат и довольно приятны на ощупь. Находится в некоем подобии промежуточной  формы между истинным и гуманоидном обликами.
Артефакт Сэберо активирован.

Аксессуары

Артефакт Сэберо сделан в виде перстня. Выглядит довольно массивным (впечатление обманчиво), украшен литым узором. Черный камень, вставленный в амулет, обточен в виде кристалла. Руны вплетены в узоры, и кажется почти незаметными.
Маскирует расу от тех, кто может ее ощущать. Эффект может быть самый разнообразный, от полного ее сокрытия до замены на что-то другое. Наложены так называемые «двойные» чары, то есть, заклинание не только меняет расу носителя артефакта, но и маскирует само себя, создавая вокруг артефакта иллюзию обычного украшения.
Артефакт персональный, настроенный только под конкретного владельца. Имеет привязку к владельцу, так что потерять его невозможно. 

Артефакт Тиадэро выглядит как татуировка, нанесенная в  виде пентаграммы. Она располагается между шестым шейным и первым грудным позвонками.  Пентаграмма металлического цвета. Вместо красителя в кожу был внедрен металл и определенными магическими свойствами.
Татуировка служит для  призыва остаточной сущности, образованной из некого подобия отрицательных чувств и массива отрицательных инстинктов погибающих и запечатанных антиквэрумов.
За эпизод можно призвать до двух остаточных сущностей. Срабатывает с учетом броска стогранного кубика.

+1

22

Шейр видел ее желание, но не понимал его смысла. Он видел перед собой слабую девушку, поглощенную наркотиком – так же, как и он, но совсем не им она была поглощена. Саурус, чье существование было направлено на контроль и пожирание эмоций, не мог быть на столько слаб перед синтетической химией. Его тело, привыкшее к подобным экспериментам, вполне могло контролировать собственные эмоции и даже поглощать их, при необходимости. И не это сейчас срывало деосу башню… Сам антик. Его присутствие, его близость, его эмоции… Такая притягательная раскрепощенность и нескрываемое распутство. Он будто сам приглашал ее поглотить себя. Но он ведь не знал. Не понимал, кто перед ним. Может поэтому он вел себя сейчас так неосторожно.
Церебра зверела. Запах антика, его благоухающее тело, его несдержанность, его возбуждение давило на голодного деоса, заставляя отбросить свои приоритеты, свои истинные мотивы, барьеры…
Сгруппировавшись над белоснежным рогатым существом, кем являлся сейчас антикверум, словно пантера перед прыжком, Цера пригнулась, завороженно следя за лицом Шейра. Малейшее движение губ, вкупе с соблазнительными стонами, взмах ресниц и синева затуманенного взора, фокусировавшегося на деосе, пульсация венки у виска и проступившие капельки пота, словно кристаллики льда обрамляющие белоснежную шевелюру. Сейчас буквально все соблазняло изголодавшегося древнего. Малейший жест, еще один… Только один… Еще…
Платье на теле Церебры начало будто бы вздыматься и клубиться, как черный дым, пока та оглаживала антика, пока хаотично водила по нему языком, продолжая погружаться в притягательный запах его тела и его эмоций. А затем, на белоснежную кожу мужчины начали падать крупные черные капли, как тягучий, липкий деготь. Клогис, ведомый желанием хозяина, чей разум практически затуманился, начал видоизменялся. Он таял, стекал и обволакивал антика, норовя окутать его полностью. А Цера смотрела не отрываясь. Ее глаза, сияющие топазы, заволокло жидким золотом и смотрели совсем не добро. Совсем не соблазнительно. Глаза зверя. Злого. Жестокого. Голодного. Это было желание безраздельного обладания.
Она ощутила его скрытое желание. Дикое желание охоты. Жгучее и потайное. Как он боролся с ним. И как победил… Но Цера ощущала, что еще какая-то секунда, один миг, малейший повод и их звери сцепятся в столь вожделенной им схватке. Это будет чей-то конец. Но столь желанный… Это их инстинкты… Разум здесь был бессилен.
Сейчас перед антикверумом явился сам деос, сняв с себя маску ряби, что видел он до этого. Два равных зверя встретились и во все глаза смотрели друг на друга. Не отрываясь. Белоснежный, холодный монстр, чей холод мог сжечь тебя дотла, с сияющими синевой глазами и черный, чернее самой безлунной ночи, чернее самой гиблой души, монстр с золотыми глазами, чья тьма могла поглотить безвозвратно. Разные по своей сути, но одинаковые в своих желаниях.
Однако.
Острые клыки черноволосой незнакомки вспороли нежную кожу антикверу и тот с наслаждением выдохнул, ворча что-то неразборчивое. Ему нравилось. Ему было все равно кто, все равно с кем. И это, обжигающей ледяной плетью, вдарило по натянутым нервам деоса, возвращая ему способность мыслить. Миг снятого барьера растаял и на его место встал новый – прочный и непреодолимый. И Шейр оттолкнул Церу. Все вернулось на свои места.
«Да, Цера! Да!» - ликовал Веном, напуганный состоянием хозяйки. – «Возвращайся… Ведь он не Морокеш…»
На соседней сцене сменились декорации и актеры. На удивление, это привлекло внимание Церебры и она на короткий миг устремила туда взор. Усмехнулась.
«Все-таки решился?» - подумала она и снова вернулась к созерцанию холеного красавца под ней.
«А ты вот слаб…» - пришел к такому умозаключению деос, безучастно наблюдая как какая-то дефинетка вцепилась в горло антика… Она не хотела сейчас думать на отвлекающие темы и потому не отвечала Клогису. Она прекрасно знала, что Шейр не ее Морокеш… И в этом то и была проблема. Еще раз увлечься кем-то… Еще раз стать слабой и уязвимой… Танантосу она, кстати, так еще и не отомстила за тысячелетие мытарств… Она не могла себе позволить стать, подобно Шейру, такой доступной. И хотя ходить по острию ножа было в ее стиле… Этот нож был слишком остр для нее.
Она привстала над распаленным, обнаженным, столь притягательным мужчиной, что сейчас так хотел близости… Любой близости… Любых ласк… Он хотел поглощающей страсти и утоления своей жажды… Таким образом он утолял и свой голод охоты? Это было не по душе деосу. Она не станет его орудием. Одной из многих…
Оседлав Первородного, она приблизилась к его лицу, дразняще подвигав бедрами и тем самым потеревшись об его восставшую плоть.
- Ты сам не знаешь чего хочешь, а берешься судить обо мне? - выдохнула девушка, почти касаясь его губ и нежно, будто бы жалея, огладила овал лица мужчины, ставшего теперь заостренно-хищным. А затем, применив морок, она растаяла в черной дымке, ускользая от антика прочь, сливаясь с аурами других существ в помещении.
- Прости... Не сегодня...
Она сбежала. Он разочаровал ее. Так она пыталась оправдаться. Найти причину побега. Но то был побег от себя самой. От ее слабости. И как бы ни был сладок запретный плод, она была не готова его вкусить…


http://s5.uploads.ru/LqQra.jpg
Музыка сопровождения: Alliance – You Will Die Here
Мужчина, в красном латексном одеянии, состоящем из брюк и ремешков, опоясывающих его мускулистый торс, да кожаной сбруи, что скрывала добрую часть его лица, довольно несдержанно и грубо заставил девушку усесться на пол сцены и привязал ее к столбу, зафиксировав запястья высоко над головой. Девушка, подстать партнеру, была в бело-красном латексном боди и белых чулках. Глаза ее закрывала белая повязка.
Деос, предвкушая предстоящее представление, медленно шел сквозь толпу, образовавшуюся около сцены. На удивление, это представление приковывало взгляды присутствующих. Цера понимала почему. Чувствовала. И это заставляло ее улыбаться.
Смертные были на столько предсказуемы. Большинство присутствующих – изнеженные властью и вседозволенностью существа, что давно уже устали от обыденности и жаждали новых ощущений. Но не это было причиной интереса.
Что привлекает существ в садизме или мазохизме? В подчинении или господстве? Почему проявляются такие наклонности? Деос знал. Но сейчас суть была в другом. Натуральность. Вот в чем была причина…
Повидав на своем веку столькие ощущения, испытав разнообразные эмоции и даже найдя собственные предпочтения, существу становится скучно. И даже то, что нравилось, спустя сотые, тысячные повторения, приедается. Хочется большего или иного. Но лишь в одном все должно быть однотипно – сама суть желания и удовлетворения потребностей. Само ощущение физического оргазма. И если ты сам не можешь придумать каким образом его достичь, в этом тебе могут помочь другие. Проделав с тобой подобное. Или же показав на примере.
Но почему не каждое представление притягивает взгляд? Потому что чувства каждый показывает разные. А чужое сердце тронуть своими чувствами очень сложно. Должна быть искренность… И полная отдача в свое дело…
И существа, склонные к садизму или мазохизму, как никто другой чувствуют фальшь. Здесь нет места робости, жалости или притворству. Это не сыграть или сымитировать. Наигранный стон… Слабый взмах бича… Критичный взгляд обывателя различит любую мелочь. Любой изъян. И искра, та самая, что будоражит нутро желанием вновь испытать физическое удовлетворение, гаснет…
Мужчина же в красном, испытывал поистине искренние чувства доминанта. Он жестоко бил свою жертву, с остервенением и безжалостностью, оставляя алые следы и кровоподтеки от кнута на оголенной коже девушки, что каждый раз натурально вскрикивала, но выгибалась ударам на встречу и требуя тем самым повтора. Она была целиком верна своему партнеру. И жгучее удовольствие буквально сочилось из ее тела.
Цера продолжала идти, завороженно наблюдая за этой парой на сцене. Она видела, как сгущаются эмоции вокруг них, черными волнами пульсируя вокруг и проходя сквозь толпу, что стояла внизу. Почему все так смотрели на них? Цера знала. Ей хотелось рассмеяться в полный голос.
Это представление было за гранью дозволенного. И никто ни о чем не догадывался. Все неотрывно наблюдали за действием, ловя каждый жест доминанта, каждый его удар или грубое слово, как если бы испытывали это на себе… Животные инстинкты… Подсознательно, каждый из присутствующих, желал именно этого. Познать саму суть садизма. Жестокости. Испытать весь спектр эмоций, когда ты не просто доминируешь над жертвой. Ты ее уничтожаешь. И побывать на месте жертвы. Когда тебя хотят расчленить на куски… Но не делают… Не делают ли?
Если бы Саурус был добрый богом, он бы остановил этот спектакль. Спектакль, что был на грани игры и реальности. Но темная душа древнего давно уже была пропитана собственным эгоизмом и полным безразличием к смертным. Потому что они – его пища. Скот, что лишь требует хлесткого удара кнута, дабы стадо пошло в нужном направлении для загонщика. И этот удар не составил себя ждать.


Сознание Самуэля балансировало на краю самоконтроля, что уже пошло трещинами и пенящегося безумия, что застило ему глаза. Его тело трепетало и было наполнено до краев еле сдерживаемой энергией. Силой. Жаждой. Это уже было выше его. Его движения на сцене становились все нетерпеливее. Все жестче. Проявляя тем самым свои скрытые мотивы. Хотел ли он сдержаться? Скорее нет, чем да. Он пришел сюда именно за этим. Он хотел прилюдной казни. Игры в нее… Однако, он не знал о третьем действующем лице в его сценарии. Кукловода, что дергал за невидимые нити его эмоций. Он даже не понимал, что происходило…
Тепло и влажно… Что-то в его руке – склизкое и упругое… Пахнет чем-то знакомым… Кто-то кричит ему прямо в ухо…
- Прекрати орать, - недовольно отмахнулся он… И почувствовал, как рука сжимает клок волос…


Цера стояла посреди толпы и ощущала как та, постепенно, пульсирует страхом. Отголоски страха, его крупицы, осколки и тени – любая мысль об этом усиливалась, не без помощи деоса, вокруг, заставляя всех, поочередно, впадать в запретную эмоцию и, тем самым, следующую за этим агонию боли и кавалькаду полного эмоционального уничтожения.
Цера стояла, а остальные медленно оседали на пол, каждый поочередно – кто в криках ужаса, кто в стонах боли, кто в звуках рвоты… Около сорока тел окружили белокурую девушку в бархатном платье, повергнутые в бессознательное состояние.
А Цера стояла и продолжала улыбаться.
Каждая эмоция, каждая ее капля, этих несчастных, которых постигла отдача от действия наркотика, была впитана и проглочена деосом власти…
Она стояла, пока сотрудники клуба не ворвались на сцену и не скрутили дриммейра в латексном одеянии, что сжимал в руке прядь волос с оторванной головы своей сабы, пока не сорвали с него маску и не заявили публично о занесении его в списки персон нон грата. Все-таки, вызывать массовый всплеск страха в подобном заведении…
Медленно повернувшись, древняя нашла глазами Локхони.
«Мнение общественности – сильная вещь. Вы не находите?» - игриво спросила она у антика, прежде чем к ней подошел сотрудник клуба осведомиться все ли у нее в порядке.
«Добрый ночи, милый Шейр.» - попрощалась она.
Затем, сотрудник махнул рукой, активируя портал рядом с девушкой и та исчезла в его сиянии, уверенно сделав туда шаг…


Следующий день стал для «Вест ИэС» роковым. В прессу просочилась информация о садисте-маньяке, который стоял во главе компании и творил бесчинства не один год. Это запустило цепную реакцию. Рейтинги акций фирмы начали неумолимо падать. Спонсоры и учредители начали отзывать свои капиталы, боясь крупных потерь. Это был крах, с которым Феррерсам еще предстояло справиться… Но это уже другая история.

Отредактировано Саурус (01.01.2018 21:43:36)

+1

23

Запах желания, обжигающей лавой прокатывающийся по жилам, опаляя огненные нервы.
Запах крови, исходящий от прикованного к шесту женского тела, нежнейшую кожу которой полосовала кожаная плеть, оставляя на ней рваные полосы, на которых распускались алые бутоны.
Голод, поднимающийся из глубин  его существа, скручивал внутренности в тугой узел, гасил сознание и туманил разум, обнажая древние инстинкты.
Зверь ворочался, раздраженно шипя и царапая когтями  прочные щиты. Кровь дурманила его разум, заставляя истончаться барьеры невидимой тюрьмы. Древнее, реликтовое чудовище заполнило разум древнего и теперь проглядывало сквозь сияющую синеву, затягивающего полночные озера глаз Первородного. Оно смотрело на золотоволосую девушку,  склонившуюся над распростертым мужским телом. Глаза в глаза.
Оно усмехалось скаля громадные клыки и терпеливо выжидало момента, когда можно будет вцепиться в эту нахальную девчонку, посмевшую вытащить его из глубины древнего сознания, где оно размеренно покачивалось в дреме, надежно скрученное волей своего хозяина.
Мир разбился на сотни хрустальных осколков, брызнувших во тьму мерцающим дождем. А потом собрался вновь, угрожающе щелкая челюстями, усеянными рядами острых, непомерно больших зубов, с которых капала вязкая слюна, ядовитыми лужами растекаясь по каменным стенам.
Странно, не правда ли?
Как может платье капать на бледную, прохладную кожу тягучими, чернильными каплями…
Здесь… может.
Здесь можно все. Здесь сбываются самые невероятные желания и мечты. 
Золотое золото затягивало глаза блондинки, просачиваясь в изрытые временем щели одурманенного наркотиком и  свежей кровью сознания и превращаясь в барханы, что перекатываются под напором жаркого ветра.
Соблазнительный изгиб хрупкого тела, укрытого свободными, и одновременно облегающими тонкий стан, одеждами, напоминающими зыбкий и одновременно липкий туман.
голод, отражающиеся в золотых глазах.
Животный. Безликий. Всепоглощающий.
Он смотрел, как липкие щупальца голодного мрака, в которые превращались капающие с лифа бархатного платья капли, растекаются по его телу, опутывая его  тончайшей чернильной пленкой.
Чего он хотел?
Сожрать эту красавицу, чья аура вдруг потеряла прозрачную зыбкость, обнажив суть оседлавшего его бедра существа.
Или же уронить его вниз, в глубокую пропасть.
Он не знал. Лишь смотрел, усмехаясь, как глянцевые плети опутывают его тело.
Деос.
Могущественное и коварное существо.
Можно ли доверять ему.?
Можно ли последовать за ним?
Да и нет.
Она хотела его.
Хотела здесь и сейчас.
Хотела властвовать и подчинять себе.
Но хотел ли он  того же?
Он не знал.
Вопрос и ответ.
Жизнь или смерть
«Что есть ответ?»  - глубокий голос отразился в пространстве, рассыпавшись множеством вибрирующих нот. – «Что есть смерть? Что есть жизнь?»
Он ждал...
Зверь шевелился в его сознании, бормоча и злобно всхлипывая. Он шелестел невидимыми покровами, пробуждая дремавшие доселе инстинкты. Он жил, пузырясь и пульсируя, жадно чавкала, силясь сожрать прутья решетки, из которых сложена клетка.
Древний, терпеливый…
Зверь  выждала, когда он ошибется, чтобы тут же поглотить его. Всего. Без остатка.
Переварить и выплюнуть выбеленные кости, с которых будет безжалостно содрана плоть.
- Драгоценная… - шепчут бескровные губы, а когтистые ладони охватывают тонкий женский стан, зарываясь в липкий бархат, который еще совсем недавно был изысканным платьем.
Он.
И она.
Две фигуры, одна обманчиво беззащитная в своей обнаженности, распростершаяся на шелковых подушках, другая – в клубящемся липким туманом бархате платье, поглощавшем морозное сияние холода бледной кожи.
Он жаждал ее. Зверь, заполнивший его глаза требовал крови, страстно желая вонзить влажно поблескивающие длинные клыки в беззащитное горло. Она завораживала. Своей улыбкой и безумным взглядом золотых глаз, в которых плавало обещание.
Чего?...
Неистовой любви? Которая сводит с ума, заставляя жертвовать жизнью…
Или же бесконечной боли? Что пожирает заживо, заставляя жалобно скулить, прося о пощаде…
- Чегшо ты хочешь? - шептали бескровные губы.
Ответом был невесомый, как крыло бабочки поцелуй.
Прикосновение.
Такое желанное…
Он вздрогнул, потянувшись за лаской.
Выгнулся в страстном желании продлить. Задержать его, чтобы ощутить во всей полноте.
Не вышло.
Движение. Слишком быстрое, слишком стремительное.
Она растворилась,  словно ее и не было.
Мир померк…
рассыпавшись осколками страха и боли. Первородный глухо рыкнул, чувствуя как сознание  и контроль распадаются, уступая место древнейшему чудовищу, которое уже перехватывало бразды управление телом  антика. Оно заполняло каждую клеточку, растекалось прочной матово поблескивающей черно-багровой чешуей, которая стремительно растекалась по телу,  скрывая под собой атласную белизну прохладной кожи. Длинные и столь же гибкие хвосты изогнулись над его головой. Огромные крылья, появившиеся за спиной распахнулись во всю ширь, отшвыривая в стороны оказавшихся столь неосторожными гостей.
«Мнение общественности не значит ничего, драгоценная... Если знать, как правильно им распорядиться...» - отозвался он, сознание которого засыпало, уступая место  столь же древнему чудовищу. - «Мы встретимся... И очень скоро...»
- Портал! - рыкнул древний подбежавшему  служащему. - Быстро!
https://forumstatic.ru/files/0015/e5/72/29772.png

Где-то на задворках империи Торис.
Тем же вечером.

Замок Эш стоял в непролазной лесной глуши
Покинутое много веков назад, поместье постепенно сдалось подступавшему к его стенам лесу. Каменная кладка давно пошла трещинами и начала крошиться. Гибкие, ползучие стебли лиан ловко цеплялись за выступы, прорастая глубоко в зазоры между камнями, и забирались все дальше вверх, словно живой, трепещущий на ветру ковер. Корявые корни выпирали сквозь вымощенные дорожки, напоминая гигантских змей, застывших в глубоком сне, навеянном чарующей магической музыкой. Одна из башен обвалилась, обрушившись частично на землю, а частично пробив крышу более низких строений и рассыпавшись на прогнивших досках дорогого дубового паркета, некогда бывшего гордостью знатного лорда. Покосившиеся ставни жалобно хлопали, стоило порыву осеннего ветра тронуть прогнившее дерево.
Замок пялился на старое кладбище разбитыми слепыми окнами. Погост выглядел столь же заброшенным и заросшим, как и само строение. Местами на покосившихся надгробиях восседали огромные, разжиревшие во´роны, обнаглевшие настолько, что не боялись никого и ничего. На разрытых диким зверьем могилах белели выбеленные временем кости. Послышалось недовольное карканье. Одна из черных птиц лениво спикировала на землю и, подхватив длинную кость, шумно взлетела, но в следующее мгновение столь же небрежно уронила добычу в гущу бурьяна. Ворон был сыт и ленив, чтобы утруждать себя поисками жратвы.
…Замок Эш встретил разозленного Первородного мрачной тишиной. Лишь в кронах разросшихся деревьев шелестел набиравший силу ветерок, шелестя листвой. Зловещие тени раскинулись по всему саду, сторожа покой поселившихся в поместье призраков.
Мощные когти покрытых густой черной шерстью лап чиркнули по старому булыжнику, когда древний шагнул из портала во двор. Приближалась гроза. Вскоре уже  ветер, злобно завывая, раскачивал ветви старых, разросшихся деревьев, отчего их корявые ветви бились в пустые окна, царапая  рамы и кладку. Тяжелые тучи медленно ползли по небу, едва не задевая распухшим брюхом покосившиеся шпили старого замка и макушки самых высоких деревьев и грозя пролиться на землю потоками воды.
- Отлично... - шепнул Локхони, складывая крылья и входя внутрь развалин. - Наконец-то...
Зверь протяжно заворчал, оскалившись. Его терзал голод. Но здесь, в этих развалинах можно было заставить его утихнуть, отпустив на волю так долго сдерживаемые инстинкты. Скоро... Очень скоро он сможет стать самим собой...
Продолжая чутко прислушиваться, древний поспешил к дому, все так же окутанному плотным покрывалом темноты. Слепые окна все так же пялились в пустоту, да предвкушение предстоящей охоты,  отражаясь от каменных стен, волной зловещих мурашек прокатывалось по позвоночнику.
В развалинах определенно кто-то был, но Первородного это не беспокоило.
Разрушенный временем зал.  Тяжелая  каменная дверь и ступени ведущие вниз.
Скоро... очень скоро...
https://forumstatic.ru/files/0015/e5/72/29772.png

Кнут со свистом рассек воздух, и пропитанная в соляном растворе кисточка лизнула золотистую кожу, оставляя след, который тотчас же набух, распускаясь алым бутоном. В который раз. Хриплый стон прозвучал в оглушающей тишине слишком громко. Гибкая, обманчиво-мягкая, плетеная змея послушно свернулась у лап  крылатого чудовища, роняя на холодные каменные плиты капли рубиновой влаги. Замерла, чтобы в следующую минуту взвиться в воздух, очерчивая безупречную восьмерку над головой Первородного, прежде чем вновь поцеловать человеческую кожу, высвобождая новый кровавый цветок. И снова протяжный стон разрезал тишину, теперь уже срываясь на мучительный крик.
Уголки точеных губ древнего приподнялись в усмешке,  изящные ноздри затрепетали, втягивая одуряюще-сладкий аромат свежей крови, пропитавшей воздух комнаты.
«Мягкая кожа, обработанная по древнейшим рецептам… такая гибкая и эластичная… сложное плетение… Он безупречен…»
Взмах рукой, и кнут с резким свистом опустился на спину повисшего в цепях мальчишки, рассекая кожу. Капли соляного раствора, смешиваясь с кровью, проникали в свежую рану, обжигая острой, жалящей болью. Новый щелчок кнута, и новый цветок распустился на теле пленника. Шейр не пытался смягчить или как-то сдержать силу ударов. Он хотел покалечить, забить до смерти, вырвав истекающую кровью душу из груди жалкого человечишки, что корчился в цепях, и методично осуществлял задуманное, наслаждаясь жуткой музыкой болезненных воплей, слетавших с губ парня.
Пропитанный влагой душный воздух застыл, напоминая густой кисель. С каждой прошедшей минутой дышать становилось тяжелее. Хрустальные капли вздрагивая, собирались в тонкие струйки, сбегая серебристыми ручейками по лицу и спине, несколько влажных прядей черно-красных облепили хищное лицо антикверума
Послышался тихий, судорожный всхлип. Совсем рядом. Всего в нескольких шагах. Шейр отшвырнул кнут, кожу которого уже разъедала соль, и в два стремительных шага оказался рядом с ним. Тонкие пальцы, безжалостно сжав подбородок, царапая острыми когтями нежную кожу, вздернули голову раба. Холодные глаза цвета бездонной чернильно-черной бездны равнодушно отметили влажные дорожки слез, сбегавшие по его щекам. Он плакал… Беззвучно, давясь рыданиями.
- Больно… - шепнули искусанные в кровь губы.
- Я знаю… -  тихий, шелестящий звук походил на змеиное шипение, тихое и угрожающее.
Неуловимое движение. Казалось, что рогатый монстр просто перетек за спину мальчишки. Кончики пальцев заскользили по спине юноши, касаясь следов, оставленных языком длинного кнута. Он вздрогнул, попытался уйти от прикосновения, и  уголки безгубого рта приподнялись в едкой усмешке.
- Беги… Руис… - он собирал прозрачные капли, застывшие на золотистом бархате юношеской кожи, а потом небрежным жестом размазывал их по его спине. – беги... Так быстро как сможешь... если жизнь дорога тебе.
…Щелчок открывшейся двери прозвучал оглушительно. С глухим звоном обрушились на пол цепи, освобождая пленника.
- Беги!!
Упрашивать дважды мальчишку не пришлось. Паренек рванул прочь так быстро, как только позволяли его скудные силы. Он хотел жить. И собирался сохранить свою жизнь во что бы то ни стало.
… Древний  потянулся, разминая затекшие мышцы и чувствуя, как они перекатываются под матово поблескивающей чешуей.
- Беги, беги, Руис...  - рогатый монстр резко вскинул голову, разрывая рогами дрожащую туманную муть,  – Если сможешь...
Он замер, чутко прислушиваясь к чему-то неизвестному, находящемуся неизмеримо далеко. Кончики остроконечных ушей напряженно подрагивали, пока древний «сканировал» пространство, чуткие ноздри затрепетали, улавливая сотни запахов и выискивая среди них один единственный, тот, который приведет его к вожделенной добыче.
Уголки безгубого рта приподнялись в удовлетворенной усмешке, когда обоняния достиг приторно-металлический запах свежей крови, пота и страха. Рогатая голова медленно повернулась, четко фиксируя направление. Гибкой плетью хлестнули оба длинных, тонких хвоста, разрывая клубящийся туман, и Первородный сорвалсяс места в стремительном беге, постепенно наращивая скорость.
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/kRE9z.png[/AVA]

+1


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » У меня для вас предложение, от которого вы не сможете отказаться