Свершилось! Сюжетная арка «Воронка Хроновора» подошла к своему логическому концу и мы даже не состарились. Всего было отыграно 25 квестовых эпизода и написано более 1700 постов! Итоги и события все желающие могут посмотреть в разделе сюжетных хроник. Не забывайте, что у нас проходит масса других квестов, не стесняйтесь открывать свои и участвовать в квестах других игроков.
Доброго времени суток, игроки и гости! У нас всё хорошо, квесты играются, сюжетные эпизоды идут своим чередом. Прошу не забывать про очереди в личной и сюжетной игре. Посетите раздел «объявления», там вы найдете важные новости, обратите внимание на новость от 04 апреля. И, конечно же, не забывайте мыть руки, соблюдайте режим самоизоляции и избегайте людных мест, ибо коронавирус не дремлет. К тому же, соблюдая эти правила, вам будет проще писать посты – с чистыми руками и дома!
Всем хорошего настроения! У нас всё идет своим чередом: квесты продолжаются, личная игра идет, ежемесячные конкурсы тоже не дремлют. В этом месяце у нас два февральских конкурса: ко дню всех влюбленных и традиционный конкурс лучших постов. Не забывайте про очередность в квестах и личной игре. Пусть последний зимний месяц и следующий за ним весенний будут отличными!
С Наступающим Новым Годом! Пусть в новом году жизнь играет всеми красками, как конфетти, сбываются мечты, сияют на лицах улыбки, глаза искрятся счастьем! Пусть в душе будет больше добра! Здоровья, любви, взаимопонимания, радости, достатка, путешествий, впечатлений и только хороших событий. Пусть Новый год дарит только лучшее! И не забудьте принять участие в 3-м туре Новогоднего ивента!
Охо-хо-хо! Зима пришла, зиме дорогу! Не простудитесь в трескучие морозные деньки или жуткую слякоть, а ещё не забывайте про все мероприятия, что приурочены у нас к Новому году и ежемесячному поощрению активных и лучших игроков! С нетерпением ждем ваших заявок и участия в наших конкурсах! И счастливых дней декабря, пусть первый серебристый месяц подарит вам много энергии и отличного настроения!
Салют! Вот на дворе последний осенний месяц 2019 года, надеемся, у вас все отлично и вдохновение плещет через край. Кутайтесь в теплые пледы, запасайтесь печеньками, мандаринками и сладким чаем, впереди нас ждут новогодние праздники и холодная зимушка-зима. Кстати, мы завершили ряд конкурсов, спасибо всем за активное участие и не забывайте про квесты и личную игру!
Все игроки проекта могут как организовать собственный квест, так и вступить в любой квест, открытый для вступления новых участников, также имеется возможность вызвать мастера игры или прийти GM по заявке.
          




Хао изогнул бровь, наблюдая за реакцией студента на свои слова. Его ответ ясности не внес, поэтому на всякий случай, мужчина на всякий случай сделал шаг назад. Не потому что испугался, а потому, что так было больше пространств для дальнейшего...
Да что вы знаете о сверхурочной работе? Так и хотелось спросить ему, но к несчастью, под руку никого не попадалось. А может быть потому и не попадалось, потому что подчиненные знали, что в раздраженном состоянии доктор всея Иерихона...
Ну, сложно сказать, насколько девиантны антиквэрумы-сладкоежки, потому что Чарли до сих пор не то чтобы встречал излишне много антиквэрумов в принципе и понятия не имел, как они в целом устроены и насколько велика у них тяга ко всему...


      
      

Лиритиль не была уверена, что выбранный путь верный, но если вообще не действовать так можно и остаться в непонятных подземельях. Если посчитать сколько нелогичных вещей она совершала за девять веков жизни, то их явно перевалит за добрую сотню...

– Не увлекаюсь подобным - не вижу смысла. Такие знания максимально бесполезны, ибо не несут ничего для саморазвития кроме витиеватых словечек и образов – равнодушно ответил антик. Ему была чужда вся эта развлекательно-досугная тема, которую он...

Снова сестра считала его несмышленым ребенком, не разумным птенцом верящим в сказки и живущим лишь созданной ей иллюзией целей. Только Алиесса не понимала, что самому Риону давно не нужен клан, это была та ниточка за которую он пытался вытащить...







Once Upon a Time: MagicideВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
Книга АваросаВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластияKARATADA
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieDark Tale



LYLФлудилка RPGTOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » sanctificetur nomen tuum


sanctificetur nomen tuum

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://sg.uploads.ru/LrSnk.jpghttp://sd.uploads.ru/HUsbR.pnghttp://s4.uploads.ru/sNrE9.jpg

Локация и Датаhttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.png Шотландия, административный центр области Восточный Эршир (Килмарнок), католическая школа, наши дни


Участникиhttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.png Ричард Кроуфорд (Астериум) и Аллан Дэвис (Джудал)


Дополнительноhttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngМастер игры не может вступить в игру, эпизод является альтернативой и закрыт для вступления любых других персонажей.

Описание


Алан Девис - сын католического священника, рано лишившийся матери. Воспитанием парня занимался отец, поддерживая в доме строгую, религиозную атмосферу. Однако, отцу Аллана этого было недостаточно, он беспокоился за душу парня, и, чтобы невинное дитя не съел плод грехов окружающего мира, предпринимаются крайние меры. В 13 лет парня перевели в католическую школу-интернат, действующую чуть ли не в средневековых традициях и методах воспитания. Туда на обучение стягивали не только таких, как Дэвис, но и отбитых сверстников, несовершеннолетних преступников, считая, что так они вернутся к богу. Как итог - к 16 годам юноша накопил в себе целую гору комплексов. Не имея возможности нормально социально адаптироваться, Аллан предпочитает проводить время в уединении, мечтая поскорее вырваться из этого ада. Ричард Кроуфорд - один из таких парней, поставленных на учет. Его семья, скрепя сердце, определила юношу в эту же исправительную школу. Что объединяет Ричарда и Аллана, кроме общего класса, и что заставляет первого обратить внимание на нелюдимого очкарика? Well...

[AVA]https://pp.userapi.com/c836623/v836623322/67a9a/9O33eUxqKkc.jpg[/AVA]

Отредактировано Астериум (16.09.2017 13:01:56)

+1

2

Воняло здесь, конечно... впрочем, как всегда. Убирали в мужских туалетах плохо, и как раз по той причине, что заставляли это делать, в основном, провинившихся новичков. Как итог - переполненные грязными салфетками мусорные баки, а всем было похрену, потому что грязь тут копилась неделями, с предвоскресной субботы, а сегодня как раз была послеобеденная пятница. Ричард, будучи немного брезгливым, в один жест отодрал кусок туалетной бумаги, через импровизированный барьер закручивая винт крана с водой, а после беззаботно скидывая отработанную салфетку поверх тех, что кто-то измазал своим дерьмом. В отражении зеркала парень видел рыжую макушку, застывшую рядом с наименее загаженным писсуаром. Как там его имя было... Алан?

Фамилию он не помнил, да и если бы напряг свои ржавые мозги, то все равно не смог бы вспомнить, даже не смотря на то, что классуха определила им сидеть вместе на парах. И все что Ричард знал об этом пареньке, это то, что он из этих ебнутых на голову семеек, что не знает, как звучит его голос (потому что рыжий хрен всегда молчит, вот всегда, даже если с ним поздороваться от внезапно хорошего настроения), и знает, что ему, Ричу, относительно повезло, поскольку сосед хотя бы не воняет грязными носками, как, например, Хуей. «Похуй вообще...» - Кроу, облокотившись спиной о раковину, что находилась аккурат возле выхода из туалета в правом крыле третьего этажа школы (самого нелюдимого), начал шарить по карманам. Он не торопился. Да куда ему? Его предки засунули его в самую дырень мира, в такую жопу, что даже очко сифилисной шлюхи, быть может, и то покажется местечком более светлым, чем эта школа. «Похуй» - он любил это повторять себе. Его это успокаивало даже больше, чем гавенная сигарета, которую он сейчас зажал тонкими губами, где нижняя все еще саднила от удара в челюсть. Огонь Ричард выбил спичками, не утруждаясь ее потушить, лишь задул в воздухе, да скинул щепу в ближайший унитаз одним точным броском. Парень кашлянул, выпуская изо рта облачко дыма - дерьмовые сигареты, но других отжать никак не получалось. В католической школе за такое месяц унитазы драить заставят. Кроуфорд нарочно не поднимал взгляд на соседа, пока тот дежурно умывался, поправляя свой замызганный рюкзачок на плечах. Правая нога Ричарда резко вытянулась вперед, преграждая ботанику путь, а губы выпускают дым сигареты в лицо бедняги тонкой струей, - Меня заебало, что ты постоянно молчишь. У тебя какие то проблемы, да? Может, я твоя проблема?

Темные брови поднимаются наверх. Ричард привстает, опираясь спиной теперь о дверь, и всё еще преграждая путь. Разглядывая Алана темно-синими глазами, Кроу думал только о том, что... ох и отвратительно же, наверное, быть таким забитым в хлам уродцем. Даже сейчас, когда он с ним говорит, рыжуля стыдливо опускает голову, чуть ли не пятится. Этим отбитым дай волю, они не то что вторую щеку подставят, они ж и в окно позади сиганут, лишь бы избежать стычки, - Ну и чего молчишь, сыкло? Эй Алан, так ведь тебя зовут? Может, тебя мордой в нитаз окунуть, тогда ты поймешь что ты явно не безмолвная рыбка, - Ричард наигранно пожал плечами, - Или у тебя скрытые таланты, о которых в школе никто не знает, и ты под водой дышишь? Давай проверим?

[AVA]https://pp.userapi.com/c836623/v836623322/67a9a/9O33eUxqKkc.jpg[/AVA]

+1

3

Занятия еще не были окончены. Зачем они вообще сделали такой большой перерыв? Для Алана подобное было сродни пыткам, ведь в выдавшееся свободное время необходимо чем-то себя занять. Большинство учащихся объединялись в группы и ходили в ближайшие забегаловки, чтобы скоротать перерыв. Некоторые уходили домой, чтобы забросить вещи, другие и вовсе устраивали на крыше целую тусовку. В любом случае, это его не касалось. Жил он от школы далеко, никакие мероприятия не любил, но самое главное – он не хотел просто общаться со всеми этими людьми. Не хотел? Да, не хотел, не умел, и без угрызений самооценки присваивал себе статус некоего «социофоба». Одному ведь проще. Окружающие постоянно чего-то недопонимают, все воспринимают по своему, быстро меняют мнение, и, как говорил отец, очень склонны к грехопадениям. Алан не выносил пристальных взглядов, мерзкое ощущение, что тебя рассматривают и с кем-то сравнивают. Из-за этого он даже никогда не смотрел никому в глаза и заметно сутулился, будто в некой защите от окружающего его социума. Пацан попросту не умел общаться. Почему? Отец с детства ограждал его от общения со сверстниками, боясь того, что Алан попадет под чужое влияние, а потом эта школа, в которой столь много строгих правил. На него смотрят, а он чувствует себя беззащитным, как же Алан хотел в такие моменты куда-нибудь провалиться, это угнетающее внимание в какой-то момент породило мысли о том, что стоит перекрасить собственные волосы, которые были слишком яркими и рыжими. Стоит заметить, что отношения не складывались не только с противоположным полом, но и даже со своим. Какой-то страх ошибиться, сказать что-то не так. Кому-то это казалось глупым, но Алан понимал, что не может избавиться от этой проблемы, поэтому полностью посвящал себя учебе, занимая первые места по результатам по экзаменам. Больше всего проблем было с переведенными, большинство из которых имели довольно скверный характер и слишком вызывающее поведение. Кстати об этом, позади был как раз яркий представитель.
В туалете плохо пахло. И плохо это довольно мягкое слово. Но это было единственное место, в котором было мало людей. Застегнув бляшку ремня, Алан покосился на парня, стоявшего почти у выхода. Ричард Кроуфорд. Его рыжий откровенно опасался, так как тот в светло-карих глазах, имеющих желтоватый оттенок, выглядел самым настоящим демоном, который наверняка проверил на себе каждый из грехов. К сожалению, сидели они рядом, вот только не разговаривали ни разу, потому что Дэвис довольно старательно избегал любых контактов. На предложения о списать, молча отдавал свои тетради, на вопросы отвечал коротко и односложно, если вообще не отвечал. И вот же не свезло оказаться именно с ним в этом туалете. Тщательно вымыв руки, Алан постарался запихнуть негодование и удивление куда подальше, чтобы не привлекать внимания. Этот тип еще и курил? Надо бы побыстрее уходить, а то дым впитается в одежду, и от него будет пахнуть сигаретами, что же тогда подумает отец? Поправив очки и поплотнее прижав к себе рюкзак, Алан уже набирал разбег, чтобы быстро пронестись мимо Ричарда и найти себе укромный уголок, где можно будет подготовиться к завтрашнему тесту. Вот только…
Его голос был как всегда громким, с обычными нахальными и уверенными нотами. В его словах как всегда были маты, он много сквернословил, в то время, как Дэвис даже «блин» никогда не говорил, считая и это неким неправильным выражением. Что ему нужно? Хочет списать?
Алан привычно опускает взгляд и даже делает шаг назад, пытаясь оставаться в личном пространстве. Ну почему именно сейчас? Сердце бешено стучит, в ушах непонятный шум, да он сейчас действительно хочет выпрыгнуть в окно, только чтобы этот демонский взгляд в него не впивался.
- Эм… Нет… Я.. Ну, это, - опять, да, все-таки под неким страхом он не может даже мысль четко сформулировать, лишь бормочет себе что-то под нос, также не решаясь поднять голову.
-Н-н-нет… Не н-надо…
Еще один шаг назад. Уже были случаи, когда Алан получал удары только потому, что кого-то раздражала его манера поведения, и, наверное, он уже должен был к этому привыкнуть, но разве можно поднять на кого-то руку? Пальцы невольно коснулись рубашки в том месте, где за плотной тканью покоился крестик. Пусть хотя бы в этот раз обойдется….
[AVA]http://s019.radikal.ru/i644/1709/59/3df11e5a712c.jpg[/AVA]

+1

4

- Ах тыж божий одуванчик, - зажав двумя пальцами сигаретку, Ричард, чуть прищурившись, легко стряхнул пепел прямо на рыжие локоны, удовлетворенно наблюдая за тем, как паренек пятится. Это, конечно, не с местными бугаями вступать в перепалки, хотя Кроу и их не боялся. Это они его боялись. Если Алан был умницей-разумнецей в шелковом передничке, то Ричард был тем самым самым жутким пареньком, который держал за яйца всю школу. Вернее, ему это было в целом не интересно, если бы Кроу желал популярности - он бы тут же собрал вокруг себя эдакую компанию ребят, "элиту" школы, и был бы неприкосновенным авторитетом. Но Кроу - волк одиночка, у него не было стаи, и не было желания ею обзаводиться. Девчонки, которые по нему сохли, интересовали Кроу не более одной ночи (да куда там ночи, так, в шкафу перепихнуться). И жесткой натуре Ричарда крайне доставляло то, как эти безмозглые птахи потом мечтательно вздыхали, думая, что вот оно, теперь они пара (схуя ли? только потому что ты, овца, ляжки раздвинула или смачно отсосала под лестницей, не желая портить плеву, а вместе с тем якобы свою нравственную чистоту?). Кроуфорду просто нравилось чужое внимание. Но привлекать он его умел исключительно негативной стороной свой жизни (словно у него была другая, ага).

- Эй, Сьюзан. Мне чет крайне тяжело запомнить твое имя, так что будешь у меня киской Сью. Ты же не возражаешь? - да куда ему там. Медовые глаза уцепились за суетливый жест тонкой, покрытой вялыми бледными веснушками руки Дэвиса. - Ой блядь, ну давай, начинай... - Ричард поморщился так, словно только что в использованный гандон наступил своими кедами. Парень раздраженно потушил сигарету прямо об относительно белый умывальник, его холодный, суровый взгляд вновь вернулся к испуганному лицу. - Давай, хоть это-то у тебя наверняка от зубов отскакивает. Отче наш, сущий на небесах, - с этими словами Кроу пихнул парня в грудь, вынуждая отступить еще на три шага назад. А потом, резко схватив за рубашку, рванул ее на себя, слыша, как мелкие серые пуговицы покатились по кафелю. Под рубашкой, на щуплом теле, и правда был виден крестик. Его родители, после того как Кроу проебал седьмой, оставили попытки спасти душу дитя, решив что для начала надо его перевоспитать. Наивные.

- Что тут у тебя, - Ричард, ощущая абсолютную власть над этим тщедушным тельцем, без лишних церемоний стащил рюкзак. Вернее сказать - просто вырвал его, с такой силой, что Алан покачнулся и, подскользнувшись на влажном кафеле, упал на пятую точку. Все так аккуратно сложено, аж тошно, - ты блять точно Сьюзан, отвечаю. Готов на пачку мальборо поставить, что у тебя в штанах влажная щелка, - Ричарду было даже забавно с этого. Вот это кадр просто. Серьезно, как у него сиськи не выросли? и лицо такое слащавое... Тошно. - Ага. Что тут у нас. М, Библия?
В школе обычно выдавали ученикам такие простенькие, в мягкой обложке и в коричневом переплете. Эта была другой, твердая и, как Ричард и думал, в первой же странице был вложен аккуратный вкладыш с запиской. - Оу, маменькин подарочек?
Ричард заметил, как дернулся Алан, нерешительно, но.. все таки дернулся, желая получить дорогую вещь назад. Кроу легонько улыбнулся - бинго, просто джеееекпот. - В твоем возрасте пора перестать читать сказки, м, Сью? - черные брови взлетели наверх. Рюкзак парнишки рухнул на пол, а в свободной руке тот час появилась вытащенный из кармана спичечный коробок, - Поджечь ее или в унитазе спустить, а, как думаешь?

Золотисто-карие глаза внимательно следили за реакцией. Ох, как же ему это приносило удовольствие, просто невероятное. Самоутверждался? Да конечно да, как и любой подросток, просто делал это уж слишком неправильно, и слишком по-своему. - Эй, давай сделку. Я отдам тебе эту срань если ты... выкуришь одну целую сигарету. А? Как тебе?
[AVA]https://pp.userapi.com/c836623/v836623322/67a9a/9O33eUxqKkc.jpg[/AVA]

Отредактировано Астериум (16.09.2017 16:12:03)

+1

5

Пепел летит прямиком на рыжую макушку, из-за чего Алан суетливо трясет головой, пытаясь убрать сожженный табак, и быстро проводит по волосам своими тонкими руками, будто этот самый остывший пепел мог прожечь рыжую шевелюру. Он пятится назад, скорее инстинктивно, нежели намеренно, думая о том, сможет ли он сейчас сбежать. Да, в подобных ситуациях Алан бегал действительно быстро, так, что только пятки и сверкали. Легкое худощавое тело набирало удивительную скорость и все для того, чтобы на него не обращали внимания. Он помнит день, когда Ричарда представили классу. Уже тогда тот был одет не по правилам и не снимал с себя пирсинги и серьги, на которые постоянно указывали преподаватели. Весь его вид говорил о сидящем внутри демоне. Ну почему тогда пустое место оказалось именно рядом с ним? Он помнит взгляд, которым Ричард одарил его в тот первый день, взгляд, от которого хотелось забиться в угол и не выходить оттуда, пока в помещении не станет совсем пусто. Курил, ругался матом, открыто пользовался людьми, да еще и имел татуировку на всю руку – для Алана этот одноклассник стал настоящим порождением из ада. В него влюблялось много девчонок, даже скромная Кэтрин, которая глубоко в душе нравилась рыжему, смущалась и краснела, стоило Ричарду оказаться рядом. Его вызывающее поведение притягивало и парней, которые наверняка хотели добавить себе крутости, начав общаться с новичком, но для самого Алана это был настоящий демон.
Вот и сейчас, пытаясь подавить в себе дрожь, Дэвис лишь периодически отрицательно мотал головой, понимая, что сейчас в его горле стоит настоящий ком, мешающий сказать хотя бы какое членораздельное предложение. Сью? Конечно, ему не нравилось, но разве он это скажет? Ну уж нет, себе дороже. Он наверняка как и многие поиздевается какое-то время, а потом уйдет со скучающим зевком. Во всяком случае Алан надеялся на это. Но когда сильные руки схватили его за рубашку, тряхнув так, что очки съехали на переносицу, рыжий будто скукожился еще больше, крепко зажмурив глаза, ожидая удар по лицу. Его не последовало. Но Ричард сорвал с него рюкзак, а после сказал такие слова, что наверняка женский преподавательский состав попадал бы в обмороки. Как он вообще может говорить такое? Разве он не понимает, что таким поведением вызовет гнев Всевышнего? Лазает по рюкзаку, да, значит, он хочет что-то списать! Продолжая сидеть на кафеле и ощущая явственную боль в копчике, Алан смотрел, как его порядок грубо нарушают, перерывая тетрадки и листы. А он… Он даже не мог подняться с пола, лишь затаился, словно надеясь, что Ричард найдет то, что ему надо и уйдет. Но…
- Ага. Что тут у нас. М, Библия?
Парня заметно передернуло, сердце ускорило темп настолько, что становилось нехорошо. Эта красивая книжечка принадлежала матери, она часто раскрывала её на одних и тех же страницах, молясь в церкви, а после её смерти перешла в руки Алана, как одно из немногих оставленных воспоминаний, которые позволил оставить отец. Поджечь? Спустить? Выкурить? Да что он такое говорит? Обычно, в таких случаях в людях растет злоба и гнев, в Дэвисе же рос только страх за то, что он действительно может сделать с этой Библией все, что угодно.
Он вскочил с пола так резко, что в глазах даже несколько потемнело. Вновь привычно поправив очки несколько дрожащими руками, Алан переводил взгляд с книжечки на лицо Ричарда, будто пытаясь понять зачем ему это. А ответ был прост: как таковой причины даже не было, ему наверняка просто нравилось, да, ему нравилось, но рыжий ощущал лишь все возрастающий страх.
-Верни, п-пожалуйста, - выкурить сигарету? Да не в этой жизни! Отец с детства говорил, что и сигареты – это некое искушение от дьявола, раз попробуешь и зависимость на всю жизнь. Так он говорил, хотя Алан никогда не понимал, как от единичной пробы может возникнуть такая зависимость, но проверять никогда не хотел, как и дышать этим дымом.
-Я же… Я же ничего тебе не сделал, - с каждым словом тон становился все тише и тише, словно Ричард в эту самую минуту наставлял на него не Библию, а настоящий пистолет. Он ведь поиздевается и уйдет, да? Надо просто немного потерпеть.
[AVA]http://s019.radikal.ru/i644/1709/59/3df11e5a712c.jpg[/AVA]

+1

6

Честно говоря, Ричард удивился, хотя, разумеется, этого в себе никак не выдал. А удивился он внезапному открытию: да у Алана все таки были яйца! Не стальные, конечно, но какие-никакие, по которым вмазать сейчас было бы самое то, просто потому что очкарик что-то там себе возомнил, и поимел дерзость встать. А потом еще и требовал вернуть книжку не выполнив условия. Ладно хотя бы вежливо это делал, хотя, конечно же, Кроуфорду было с высокой колокольни на всякие слезные "пожалуйста", особенно в исполнении рыжульки Сьюзан.

- Слушай, у тебя ведь со зрением проблемы, судя по твоим очкам в стиле королевы пчелиной вечеринки, но не со слухом. Или и с ним тоже? - Кроу выгнул бровь, продолжая самым наглым и неаккуратным образом перелистывать странички Библии. Ну мало ли, вдруг он сейчас наткнется на очаровательную васильковую закладку с пони? - Я же сказал: одна сигарета, и книжка твоя. Представляешь, я даже готов с тобой поделиться, даже спичку на тебя потрачу. Ну или на подарок мамочки, тут уж тебе решать, Сью.

Ричард в некой задумчивости стучал по зубам прямой гантелей, украшающей прокол на языке, при этом рот его был закрыт, а губы лишь слегка кривились в подобии усмешки. Было очевидно, что сейчас в голове у подростка активно зреет план какой нибудь очередной гадости. Медового цвета глаза оценивающе разглядывали застенчивого юнца перед собой, сам Ричард словно считал мысленно, с насколько большая лепешка на асфальте образуется от этого тщедушного создания, если его скинуть в окно. Но это, конечно же, было бы слишком скучно. - Ты прав, ты мне ничего не сделал. Хочешь сделать?

Очевидно, что вопрос был с подвохом. Рука, где на костяшках кулака были очевидные ссадины, оставшиеся после недавней стрелки за школой, замерла на одной из страниц книжки. А потом резко пошла вниз, с характерным звуком рвущейся бумаги. Можно было поспорить, что бедное сердце Алана в этот момент, наверное, тоже порвалось на пополам примерно с такой же скоростью. - Ну вот смотри. Я сделал. Будешь мне отвечать? Я могу продолжать рвать ее дальше, пока ты не согласишься выкурить.

И наконец она пришла. Идея, возникшая в голове вместе с тем, как рука застыла в нерешительном действии: бросить бумагу на пол, или... Ричард подсунул книжку себе подмышку, вытаскивая из кармана очередную толстую сигарету, иногда, исподлобья, бросая заинтересованный взгляд на Алана. Грубые пальцы не слишком аккуратно разворачивали табак, ссыпая его в отрывок какого-то там евангелие от кого-то, а после скручивая в длинную трубку, - Я же говорил, что поделюсь с тобой?

Его это правда забавляло. То, как сопливый щегол стоит, едва ли не качаясь от нервного напряжения, словно вот-вот грохнется в обморок, приносило Ричарду реальное, пусть и искаженное и извращенное удовольствие. Школа содрогнулась в мерзопакостном, едва ли не оглушающем сознание звонке. Ричарда невыносимо бесил этот звук, он даже прикрыл глаза на миг, морщась и понимая, что пора на занятия. Иначе опять придется слушать сопли от куратора их класса о том, что прогулы придется отрабатывать по субботам, вычищая какой нибудь очередной затхлый подвал. Но уйти на попятную сейчас - означало проиграть, и не кому-то там, а этому соплежую, который, видно, сам не знал, что ему сейчас делать. Или забрать книгу и удрать на урок, или выкурить (и быть побежденным), или получить леща за очередную порцию охуительного молчания. Это так выводило Ричарда из себя, что он был готов огреть сраной книжкой рыжую голову прямо сейчас, силой впихнуть в него сигарету и пойти по делам. А рыжему... рыжему бежать было некуда, они ведь оба застряли в этой дыре, не так ли?
[AVA]https://pp.userapi.com/c836623/v836623322/67a9a/9O33eUxqKkc.jpg[/AVA]

+1

7

Отец всегда говорил, что деньги портят людей, воздействуют почти незаметно, застилая глаза жаждущей пеленой. Говорил, что это невероятно мощная ложная ценность, за которой следуют люди, падая в бездну грехов, говорил, что нельзя позволять жалким бумажкам ослеплять себя. Жалкие бумажки? В нынешнее время только от них все и зависит, разве это не очевидно? Верно, отец не поймет, а если Алан попытается возразить на любое слово родителя, тот вновь посадит его под арест, заставит читать молитвы, тогда как мать говорила о том, что их читать необходимо от души. Как же ему хотелось поскорее закончить эту школу и поступить в университет, уехать подальше отсюда, только, чтобы не ощущать давления хотя бы с одной из сторон. Но, наверное, это были обычные мечты, спрятанные так глубоко, что в их существование верилось с трудом. Уехать? Самому выбрать университет? Отец не позволит, он уже давно решил за Алана, чем тот займется, и даже самый недогадливый смог бы понять, что рыжий и нелюдимый паренек должен занять место священнослужителя, хотел ли он того или нет. И почему эти мысли крутятся именно сейчас? Верно… Он всегда так делал. Всегда пытался уйти в свой собственный мир, полный глупых мечтаний, пытаясь абстрагироваться от окружающего общества. Тогда почему он вспомнил о деньгах? Ах да, Ричард, кажется, из богатой семьи. Хотя, вокруг него и без того ходило много слухов, как вокруг каждой яркой личности. Кто-то говорил, что этот новичок даже в тюрьме сидел, кто-то говорил, что Кроуфорд вначале вообще жил за границей, другие утверждали, что он носит с собой оружие. Они говорили и говорили, и порой Алан удивлялся тому, насколько же эти недостоверные слухи сильно влияют на людей.
Всего лишь звук рвущейся страницы, а от сердца будто отрезали кусок. Рука невольно дернулась вперед, выдавая настоящую значимость этой книги для Дэвиса. Пальцы дрожат от страха, а по вискам бьет все одно «отдай», «отдай», «отдай». Выхватить, да, выхватить, а затем бережно вклеить назад страницу, и более никогда не приносить эту Библию в школу, пусть та и была неким талисманом. Что? Что он делает? Скручивает листок… Высыпает табак… Да, Алан был не настолько заторможен из-за страха, чтобы не понять того, что задумал этот… этот негодяй! Рыжий и сам того не заметил, как мысленно начал обращаться к Богу. Как же в груди щемило. Как же давила смесь из беспомощности, сильного желания вернуть и оцепенения. Даже сейчас он просто не может смотреть в эти глаза, прожигающие на теле настоящую дырку, какой же он… слабый, не в состоянии вернуть то, чем дорожил больше всего. Это угнетало еще больше. Лишь громкий стук сердца, шум в ушах, молитва, что слышна только в мыслях и что становилась все громче, не принося хотя бы малого облегчения и успокоения. А что, если бы перед ним было бы два открытых пути: один был к отступлению, а другой – к возврату, что бы он выбрал? Он бы сбежал… Так он делал всегда, просто потому, что не мог даже возразить, не мог ничего нормально сказать, лишь боялся и выполнял все от него требующееся. Наверное, у Ричарда такого точно не было… Его душа наверняка была настолько темной, что даже схожих мыслей сроду никогда не возникало.
Что делать? Бежать? Без книги? Нет или да? Куда? Нет, только не плакать, только не при людях. Выкурить? Из любимой странички? Нет-нет-нет. Выхватить? Да, может, сейчас? Он держит её под подмышкой? Так же проще? А потом? Догонит? Что делать? Господи, помоги.
Звонок. Наверное, как небесное послание в ответ на мольбы. А дальше… А дальше Алан и сам не понимал, что сделал. Для него этот громкий звонок стал каким-то куполом, некое психологическое сравнение себя с этим громким звуком, который явно привлекает все внимание, а значит, на него сейчас никто не смотрит. Глупый защитный механизм, ведь из-за этого звонка он не стал бы невидимкой, но, должно быть (и это Алан осознает потом), ему действительно просто повезло. Повезло, что в какой-то момент Ричард прикрыл глаза, а Дэвис, почувствовав слишком мощный прилив адреналина, схватил с пола рюкзак и шустро, даже для себя, вытолкнул книжку одними лишь пальцами, отчего та с громким звуком упала на пол. Схватил, побежал. Сшиб кого-то в двери. Услышал что-то похожее на «извинитесь, молодой человек», но в тот момент было все равно. Просто бежал, быстро, боясь обернуться и увидеть бегущего Ричарда. А бежал ли тот? Вот уж это проверять рыжий точно не хотел, лишь истерично прижимал к груди Библию, понимая, что тот листок с любимой молитвой так и остался в руках, покрытых ссадинами. Вбежал в класс, отчего привлек внимание. Густо покраснел. Захотелось провалиться здесь и сейчас. Как же сильно бьется сердце, уши, кажется, даже заложило. Быстро прошел на свое место, почувствовав на парте, предназначенной только для одного, некую защиту, как будто та могла оградить его от всех этих людей. Учитель промолчал, смерил взглядом, но промолчал, и, как шептались остальные, шутя, это был эффект любимчика.
Урок начался, все внимание вернулось к доске. Какое же он почувствовал облегчение в этот момент. Но.. Постойте. Ричард же тоже должен сейчас прийти сюда, да? Господи, пусть его не пустят в класс и отправят на отработку. О чем он таком думает? Нельзя ведь никому желать зла, это же грех! Ох, ну и мысли же. Но что-то еще не дает покоя… Кого он тогда сбил в дверях? Да так мощно, что слышал приглушенный удар о стену? Хоть бы не учителя, хоть бы не учителя, иначе не избежать потом наказания… Точно, если это учитель, то он явно увидит у Ричарда табак, и тогда… Ну вот, почему он снова думает об этом?
Глубокий вдох, тяжелый выдох. Чувствует на себе взгляд Кэтрин. Почему? А, рубашка порвана, и брюки грязные. Алан чувствует, как щеки снова покрывает румянец, а поэтому отворачивается в другую сторону, где находилась… парта Ричарда. Пусть он не придет.
[AVA]http://s019.radikal.ru/i644/1709/59/3df11e5a712c.jpg[/AVA]

+1

8

И тут он удивился второй раз. Хотя нет... Ричард просто охуел, как он сам это почувствовал мысленно вместе с ощутимым толчком-пинком оттуда, откуда не ждал никак. Этот Алан - хитрожопый тип, видимо, только любит прикидываться паечкой-Сью, а на самом деле... нет, на самом деле он просто тупой. Иначе никогда бы не стал играться с огнем. Кроуфорд настолько не ожидал подобной прыти со стороны рыжевласого хлюпика, что даже не подумал как-то поплотнее прижать злосчастную книжку к себе. И упустил наглеца, а тот, едва не вышибая дверь, сделал вторую тупую вещь за это утро (как скоро Ричард задолбается считать косяки Дэвиса?). Кудряшка побежала не абы куда, не прятаться, не к себе в спальное крыло (хотя, их с Кроу кровати находились в относительной близости друг к другу). Нее. Этот тупарик метнулся в сторону класса! Единожды проявив характер, и то, походу, спонтанно и не нарочно, Дэвис мчался в сторону 314 кабинета, где как раз должна была проходить алгебра. Ричард сощурился, пару раз похлопав себя по ноющему от удара плечу, а после небрежно снял с крючка двери свой мешок-рюкзак. В отличие от чистюльки Сью, у Кроу внутри был полный хаос, включавший в себя не только потрепанные тетрадки и учебники, но и множество рандомных смятых бумаг, пустых и не очень пачек сигарет, кусочки табака, рассыпанного по днищу, а так же характерный след от когда-то сгнившей в недрах этого ада груши. И именно туда, в этот глубинный темный ужас котомки Кроуфорда улетел драгоценный листок святоши. Ричард мог смять его, скатать в аккуратную горошину и с мгновенно сдохшим любопытством бросить в окно, да посмотреть, куда этот катышек долетит, но... Но Алан решил иначе, и решил именно тогда, когда решил наглым образом удрать.
До кабинета он шел спокойно. Опоздание? Да ему не впервой, в отличие от некоторых, для Кроу это было чем-то даже буднично-дежурным. Он же не какая-то там очкастая размазня с первых парт, которая протирает жопой стулья еще за пять минут до звонка, в явном нетерпении от предстоящих зануднейших 45 минут жизни, оу нет, Ричард наоборот стремился опоздать хоть на пару минут, хоть на пять (а лучше на все десять), чтобы сократить время своих страданий в помещении, где кроме него находится еще тридцать олухов и один главный олень. И это он теперь не про преподавателя.
Постучался. Женщина в черных одеждах с покрытой головой грозно зыркнула на него из под стекла своих стремных половинчатых очков. Кроуфорд сделал самый замученный и унылый вид, на какой только был способен (а ведь обычно вел себя довольно нагло, считая, что ему все позволено. Ну Бог же простит!). А в этот раз нет, в этот раз у него был план, и заключался он...

- Простите за опоздание, - у половины класса уже глаза выкатились из орбит, а другая наверняка пыталась подобрать челюсть с парт. "Простите"? От Ричарда? - Мне стало плохо, и Алан Дэвис, как дежурный сегодня по классу, отвел меня в медпункт. Из-за меня он опоздал, да и я, собственно, тоже задержался. Я зайду?

- Если тебе лучше, то конечно... - смягчилась женщина, бросив одобрительный взгляд через плечо в сторону рыжего. И продолжила чертить на доске какую-то грандиозную математическую срань, как это  называл Кроу, и на что не обращал никакого внимания. Сам он молча грохнулся рядом с Дэвисом, да так, что парта покачнулась. не смотрел на него, просто молчал, игнорировал, словно его тут и не было вообще. Ричард лениво переписывал левой рукой то, что видел на доске, пропуская часть знаков и цифр, ну, просто делая вид, как всегда, что реально учится. Кто-то из "братвы" даже реально поверил. что в кои то веки Кроуфорду реально плохо стало, и поспешил поделиться задеревеневшей жвачкой. Только в один момент, когда преподавательница бурно отчитывала кого-то вышедшего к доске за отсутствие знаний и стараний, и пока внимание всех было приковано к этому действию, Ричард, наконец, откашлялся, повернув голову в сторону соседа. - Ты покойник, Алан.

Он сказал это с невероятным льдистым спокойствием. У него был план... Если Дэвис надеялся, что все позади и все закончилось - он ошибался. Это было начало конца, именно тогда, когда что-то внутри его рыжей башки перещелкнуло и не заставило изменить правила игры, созданные Ричардом. А Кроу такого не прощал... Ричард выдул небольшой жвачный пузырь, и лопнул его аккурат в момент звонка, приглашающего учеников на перемену. Это был последний урок, и далее, через двадцать минут, должен был начаться обеденный зал.
- Мистер Дэвис, - вдруг затараторила преподавательница,  перекладывая сданные тетрадки в угол стола, пока все ученики спешно покидали кабинет, - Правила обязывают еще раз отвести мистера Кроуфорда на повторный осмотр в больничное крыло. Пожалуйста, не забудь этого.

Ричард сдержал усмешку, но не сдержал улыбки, которую тут же скрыл ладонью прикинувшись, что вновь закашлялся. Он победил... он ведь не может ПРОИГРАТЬ. И Алан должен был это понять, если не тогда в туалете, то прямо сейчас. - Ну что, идем? - нарочно с оттеночным равнодушием спросил Ричард, вопросительно выгнув темные брови, и закинув рюкзак на одно плечо.
[AVA]https://pp.userapi.com/c836623/v836623322/67a9a/9O33eUxqKkc.jpg[/AVA]
[nick]Ричард Кроуфорд[/nick]

Отредактировано Астериум (09.10.2017 20:09:24)

+1

9

Вдох, выдох, вдох, выдох. Вроде убежал, а на душе то давящее чувство чего-то незавершенного. А с другой стороны, на что он рассчитывал? Что самый известный отморозок этой школы после такого оставит его в покое? Влип – слишком мягкое слово, чтобы прокомментировать ситуацию. У Хуея ведь, кажется, было что-то похожее… Взгляд нервно мотнулся к парню, что дремал у окна, укутавшись в капюшон, с которым не расставался ни на минуту. Тогда над ним достаточно поиздевались, а в конце и вовсе окунули головой в унитаз, из-за чего от Хуея еще пахло несколько дней, а в общей душевой все шарахались от него, как от настоящего ходячего мусорного мешка. И несмотря на то, что это длилось целую неделю, от него потом отстали. Верно, все эти хулиганы одинаковы: временно тешат себя самолюбием, унижая тех, кто их слабее, а затем переключаются на новую жертву. Сегодня Алан сделал непростительную ошибку: оказал некое, на его взгляд, сопротивление, а это для грешников как красный флаг. Значит, в ближайшее время следует избегать этого Ричарда. А получится ли? У них одна парта, одно спальное крыло, одни уроки, даже в душе не запрешься, и тот общий. И что делать?
Времени додумать не было, потому что вошел виновник его опоздания. Вот только вошел довольно эффектно. Извинился. Извинился? Ричард Кроуфорд извинился? Неужели молитва была настолько искренняя и сильная, что Всевышний решил исправить ходячую проблему? Да быть такого не может. Наверняка, врет. Еще и про мед пункт наговорил, хотя во взгляде учителя было только одобрение… Ух, когда сидит рядом, его энергетика буквально сносит, так хочется пересесть на самую дальнюю парту, закутаться в несколько слоев и тихонько дрожать. Дыхание участилось, а рука действительно начала предательски дрожать, из-за чего обыкновенно ровный и красивый почерк стал походить на что-то неразборчивое и хаотичное. Инстинктивно Алан отодвинулся подальше, оказавшись на самом краю стола, боясь даже поднять глаза, хотя боковое зрение невольно улавливало небрежные движения левой рукой по замызганной тетрадке. Дэвиса, кстати, всегда удивляло то, что Ричард пишет левой рукой, хотя все объяснялось просто, видимо, этот парень был настолько упрямым, что уже в детстве, когда всех учили писать правой, начал писать левой.
Что ему делать? Может, стоит извиниться? За что? Ну, он ведь всегда так делал. Наверное, вот так выталкивать книгу было грубо… Да, эти мысли действительно кружились в голове, будто никто его в туалете побить и не собирался. Да, стоит извиниться, но так трудно просто поднять голову и посмотреть на этого демона, который одним взглядом может убить…
- Ты покойник, Алан.
Перед глазами пролетела вся жизнь. В определенный момент Дэвис задумался о том, где его похоронят и какого цвета будет гробик, а еще, что скажет отец. Как же бешено застучало сердце, стало настолько страшно, что в одной рубашке было слишком жарко. Пусть этот урок не заканчивается… Но, 15 минут до конца, 10 минут… 5 минут. Время предательски летело вперед, смешивая все мысли в одну хаотичную кучу. Что делать? 4 минуты. Надо сматывать после уроков. Очень быстро, пока здесь кругом учителя и ученики, он ничего не сделает. Не сделает, да? 2 минуты. Нервно сглатывает. Удар мела по доске, хлопок жвачки рядом, громкий звонок. Да он в жизни так быстро вещи не собирал! Один широкий жест, и все принадлежности, наверное, первый раз в жизни, беспорядочно летят в рюкзак.
И все рушится в тот момент, когда голос преподавателя разносится по пустеющему классу.
-Что…- скорее для самого себя. Это казалось таким несправедливым, таким подлым, таким… Ну почему учитель этого не понимал? Как же обидно, а еще страшно. Хорошо, спокойствие. Пускай сейчас и обед, но в мед пункте обычно много учеников, желающих набрать себе справок, чтобы уйти с уроков, а еще там есть строгая мед сестра, которая пугала всех одним своим видом. Все нормально, он не сможет ничего сделать.
- Ну что, идем?
Его голос действовал на Алана так, как если бы над ухом били в барабан, одним словом – резко. Поэтому пацан вздрогнул, быстрыми шагами направляясь из кабинета и чувствуя, как к нему приковываются десятки взглядов, заставляющих скрючиться и беспомощно смотреть себе под ноги, идя все быстрее и быстрее. А еще это угнетающее присутствие Ричарда, что шагал позади… Алан, спокойнее, здесь учащиеся… Наверное, первый раз его пугала не толпа, а один конкретный индивид, что дышал в затылок. И что за закон подлости, что сейчас этот обед! Все, как один, быстро покидали коридоры, удаляясь в столовую, и чем ближе был мед пункт, тем меньше было людей, и тем быстрее становился шаг рыжего. Они ведь могли бы и вовсе не идти в это злополучное место, но ведь учитель потом непременно спросит мед сестру…
Что было в итоге? Пустой коридор, вынудивший Алана влететь в кабинет таким вихрем, что рюкзак просто болтался на ветру. И… Здесь никого не было. Её не было на месте! Неужели она ушла на обед?!!! Теперь было не просто страшно, да Дэвис чуть не взвыл от всей этой несправедливости, чувствуя, как к горлу подступает ком. Он быстро оборачивается, беззащитно смотрит на Ричарда. Зря так сделал. Поплохело еще больше. Не думая ни секунду, лишь понимая, что это первый этаж, а окно открыто, Алан, врубив одни инстинкты самосохранения и желание оттянуть наказание от этого отморозка, рванул к единственному открытому спасительному выходу, а именно – к окну.
[AVA]http://s019.radikal.ru/i644/1709/59/3df11e5a712c.jpg[/AVA]

+1

10

Ричард шел позади, запихнув руки в карман по самые саднящие костяшки. Он немного сутулился, но даже так имел великолепную возможность сверлить взглядом ненавистный кудрявый рыжий затылок. Хотя... не сказать, что Кроуфорд прямо такие НЕНАВИДЕЛ Алана, скорее он испытывал к нему все то, что мог чувствовать к любому другому индивиду в затхлом школьном коридоре. Стены были белые, словно Ричарда отправили сюда не учиться, а лечиться в психбольницу. А Дэвис его бесил... как комар, который вопит тебе в ухо, когда ты пытаешься уснуть, вот так же и очкарик постоянно маячил перед глазами, и вызывал навязчивое плюнуть в макушку. Или пнуть по заднице с разбега, а потом с наслаждением, таким тянущим немного, наблюдать за тем, как это убогое щуплое тельце катается по полу и жалобно хнычет. И это, в глазах самого Кроу, было пожалуй самым лучшим, на что был способен Дэвис в его глазах - быть грушей для битья, и с каждой минутой неадекватный подросток ощущал все более и более настойчивое, сильное желание немедленно доказать слабому свое тотальное превосходство. Но... всему свое время. Ричард взъерошил пятерней липкие от какого-то дешевого геля волосы на макушке, заставив их торчать в разные стороны жесткими колючками еще сильнее прежнего. Чем дальше они уходили, тем меньше становился шум. Мимо Кроуфорда пробежала парочка шумных первогодок, и юноша не отказал себе в удовольствие чуть замедлить шаг, чтобы в нужный момент подставить подножку мальцу. Шлеп. Мелкий пацан - такой же гадостно рыжий как и Алан (это какая-то особенность бездушных хикканов?) - грохнулся на пол, ударившись левым плечом о пыльный школьный кафель. Стерпел, плакать не стал, только бросил обиженный взгляд наверх, где за ним с уже явным упущенным интересом наблюдал Ричард. Его цель - вовсе не это мелкое недоразумение, а вон то, ну, тоже мелкое, но явно со своей порцией тараканов в голове, на которых Кроу с очевидным желанием хотел наступить как можно больше раз.
И наконец они дошли до злосчастного медкабинета, в котором, в общем-то, никто из них двоих не нуждался. Пока. Избить Алана - заманчивая мысль, но скучная. Почти мгновенное удовольствие, которое грозит потом выговором, кучей исправительных, ряда наказаний и всего в таком духе. Нееет. Честно говоря, Ричард не думал о том, что Сью в очередной раз предпримет какие-то тупые попытки побега. Уж если ему хватило храбрости (Алан вообще знает что это за слово?) дойти до мед. кабинета, то, видимо, он наконец-то был готов поговорить с Кроу по взрослому, так, как они недоговорили в туалете. Во всяком случае, темный думал об этом все то время, пока шершавая грубая ладонь медленно прикрывала за ними дверь. Холодный щелчок и... и Ричард аж дернулся от неожиданности.
Надо сказать, что с реакцией у парня было все вполне окей. Ну, просто потому что законы улиц были таковы, что выживает но только самый сильный, но и самый прыткий и быстрый. Это касалось как разборок в подворотне, так и побега от мусаров... дааа, Ричарду приходилось и такое испытывать в свои неполные 17 лет, а иначе он не оказался бы в этой дыре. И сейчас, увидев как загнанная в угол рыжая лань умудрилась найти выход в окне, и не раздумывая долго, рванул следом в неком паркурном прыжке прыгая на Дэвиса сверху. Два парня упали на траву (одному, правда, очевидно было больнее), прокатившись пару метров почти что в обнимку. Кроуфорд, сначала цепляясь за одежду соседа по парте с характерным рваным треском, позже наконец (и приложив усилие), смог, так сказать, оседлать Алана, прижав его к траве. Лицо Ричарда кривилось от гнева, медовые глаза были одержимы шальным безумием и, кажется, что по поводу покойника Кроу вот точно не шутил. Но вместо смачного удара в челюсть, бунтарь, одной рукой все еще прижимая Сью к земле, второй небрежно выудил жвачку, прилепив ее куда-то на рыжие локоны (и не забыв как следует их сплющить вокруг резинки).

- Хули ты такая прыткая, Сьюзан. Это тебе-то физрук вечные справки выписывает?
Слабый. Алан Дэвис - типичный пример вшивого отброса в глазах Ричарда, который создан только для того чтобы таскать учебники в портфеле. Кстати, о нем...
- Я же сказал, просто так ты ее назад теперь не получишь, - сухо проговорил парень, все еще сидя сверху на скрюченном сыне священника, и параллельно резким рывком выдергивая из его сумки все ту же злосчастную Библию. А потом встал, резким и быстрым рывком, не забыв, конечно же, обтереть грязные подошвы кед о штаны Дэвиса.
- А знаешь, нет у меня настроения с тобой сейчас возиться. Захочешь вернуть эту крошку, - Кроу помахал напоследок книгой в воздухе, постепенно отдаляясь от рыжего, - Так вот, если захочешь, то знаешь где меня искать. После ужина подойдешь, и мы вместе придумаем как ты заработаешь прощение за свою дерзость. Ну бывай, Сью. И сопли подотри.
Последнее предложение Ричард сказал уже спиной.

[nick]Ричард Кроуфорд[/nick][icon]https://pp.userapi.com/c836623/v836623322/67a9a/9O33eUxqKkc.jpg[/icon]

+1

11

Не придет, он не самоубийца, чтобы запечатать сильные инстинкты самосохранения и рвануть по собственному желанию в пещеру к хищнику, который навряд ли решит поговорить. Да даже с обычной беседой у Алана наверняка бы возникли проблемы, ведь так было всегда. Отчего-то самое простое и короткое обращение к нему заплетало язык в несколько узлов, ставило в горле ком и вешало на веки некие тяжелые камни. Что заставило его сейчас буквально вылететь в окно? Страх. Он не был сильным, никогда не испытывал чувства, когда костяшки проходят по чьей-то челюсти, а после отдают некоторой саднящей болью, в то время как душа наслаждалась внутренним удовлетворением. Это не было ему знакомо. Тишина и одиночество стали казаться такими обыденными вещами, что их малейшее нарушение мгновенно отзывалось на сознании, как если бы по полотну разгневанный художник неистово бил ножом.
В висках стучало. Алан все также лежал на траве еще некоторое время, боясь, что Ричард вернется. Страх или, быть может, отчаяние? Нет, это было облегчение, и какое-то мало известное чувство, пронизывающее каждую клетку тела и дарующее слишком много энергии, что разливаясь в крови, заставляет все тело вздрагивать от этого самого распирающего ощущения. Зачатки ненависти – чувство отнюдь не неизвестное, и даже привычное в обычных кругах. Вот только тогда Алан еще этого не знал в виду навязанных ему устоев. Ненавидеть? Желать кому-то зла? Это грех, необходимо уметь прощать. А сейчас, как бы рыжий не выдавливал из себя эти слова, они не выходили, вместо этого бледные пальцы просто крепко сжались в кулак вместе с травой.
В висках по прежнему стучало. Дэвис резко поднялся с земли, боясь, что его может кто-то увидеть в таком состоянии. Голова несколько закружилась, все-таки, когда крепкое тело Ричарда упало сверху, парень, видно, знатно приложился не только спиной. Указательный и большой пальцы медленно проводят по переносице. Очки. Где они? Все кажется несколько размытым, это лишь придает еще больше неуверенности. Медленно поднявшись и щурясь в тщетной попытке разглядеть среди зеленой массы темное пятно, Алан делает несколько шагов вперед, пока под ботинком не послышался характерный хруст. Наступил на собственные очки… Что теперь скажет отец?
Не придет. Это он повторял долго. Повторял, когда на ощупь добирался до общежития, чувствуя, как желудок сводит от голода, повторял, когда рылся в ящике, пытаясь найти запасную пару в черной оправе, повторял, когда пытался заморозить жвачку в волосах, повторял, когда отстригал огненные локоны, повторял, когда шел в церковь, и замолчал тогда, когда привычной и родной книжечки не оказалось в руках. Без нее было… пусто. Будто маленькая Библия с потертыми страницами была последней нитью, что связывала Алана и окружающих его людей. А теперь её оборвали, заперли Дэвиса за стеклянной дверью, по другую сторону которой ходят одноклассники. К сожалению, Алан был отходчив, не злопамятен, слишком суеверен и придерживался того мнения, что если что-то происходит, то явно не просто так. Книжка – талисман. Без нее все пойдет не так. А еще это то, что осталось от матери. Потерять и это? Да это было сродни чему-то такому ужасному, что парниша и сравнить даже не мог.
И вот он здесь. Нервно топчется на лестничном проходе, перед ступеньками, ведущими к двери, пропускающей на крышу. Знаешь, где меня найти… Да это только слепой и глухой не знал. Целым и не потрепанным из этого места еще никто не выходил. Алан, конечно же, там не был, ведь на крышу нельзя ходить без разрешения, так прописано в школьных правилах. По слухам место жутковатое, учитывая, что с одной стороны хулиганы, а с другой – высота здания. Он стоял в этом проходе уже около десяти минут, но даже небольшого шага сделать так и не смог, потому что вновь почувствовал страх. Перед глазами возникли какие-то ужасные картины: как Ричард толкает его с крыши, как ударяет ботинком по ребрам, как рвет книжечку, как прикладывает голову о железные балки… Неудивительно, что сейчас он просто стоял. Быть может, и правда просто уйти? Нет-нет, иначе гложущее чувство станет только сильнее, а столь значимая вещь останется в этих руках… Внизу слышится громкий хлопок дверью, чей-то смех и громкие высказывания о куче домашки и несправедливом учителе. Резкий звук, от него все тело вздрагивает и выходит из ступора и прострации. Боясь того, что эти люди могут просто подняться сюда, Алан сделал неуверенный шаг на ступень, дрожащей рукой хватаясь за перила. Еще один, еще. Казалось, что сердце подступило к горлу и начало направлять кровь к ушам. Пусть это поскорее закончится.
Толчок. Скрип железной двери, что пропускает на крышу. Прохладный воздух вызывает мурашки по телу, одетому лишь в брюки и рубашку. Уже темнело, но очертания разглядеть было довольно нетрудно. Странно, он ожидал увидеть граффити, некие разнесенные участки, но все ограничивалось лишь несколькими пустыми банками и поломанной балкой, что одним концом была на положенном месте, а другим лежала на разбитой плитке. Как же хочется уйти отсюда, как же не хочется… Он думает об этом, но глаза уже встретились со взглядом, прожигающем насквозь. Надо что-то сказать, но что? Потребовать вернуть? Да не отдаст же, надо выполнить наказание. За что? Да какая разница, лишь бы вновь вернуться с книжкой в общежитие и заснуть там в холодной кровати.
-Я...
И больше ничего. Просто потому, что не может.
[AVA]http://s019.radikal.ru/i644/1709/59/3df11e5a712c.jpg[/AVA]

+1

12

А вечерний сентябрь обдавал влажным и леденящим - в условиях климата данного региона - пронизывающим до костей ветром. И этот же ветер словно усиливался на высоте 6 этажа школьной крыши, резкими порывами взхлахмачивая шевелюры всей собравшейся местной элиты. У них тут даже что-то на подобии "склада" было - взломанная, как и дверь ведущая к крышам, коморка с тех. оборудованием быстро превратилась и в хранилище, и в убежище от дождя. Только вот помещалось туда от силы 2-3 человека, остальные же мерзли наверху. И конечно же, вряд ли кто из "элиты" стал бы одеваться по погоде в теплые курточки. Вот взять, например, Кроуфорда: поверх школьной рубашки с синим галстуком он была надета черная мантия, капюшон которой скрывал голову Ричарда целиком, что даже лица из под тени было не рассмотреть. Иногда, вместе с валившим из под ткани сигаретного дыма, загорался тлеющий огонек, означавший то, что юноша сделал очередную затяжку. Рядом с его ногами валялось около четырех свежих бычков. Иногда ребята по кругу передавали какую-то слабоалкогольную гадость в банке, но брезгливый Кроу от подобного всегда отказывался, совершенно не желая соприкасаться губами с тем, что облизывали другие. С девчонками, к слову, была такая же тема - никогда Ричард не положит глаз на чью-то "бывшую", особенно если ту очевидно трахали уже вдоль и поперек. И, честно говоря, на второй час эдакой "тусовки" после занятий, Ричард стал мерзнуть и, кажется, вот-вот собирался харкнуть с края крыши (где и болтался), да спуститься вниз, продолжая залипать в недавно отжатый у четырнадцатилетки смартфон. Сейчас Кроу использовал его как плеер, слушая Lindemannовскую Ladyboy лишь с одного наушника (второй, как это водится, быстро сдох). Но вот на крыше появилось новое лицо. Новое во всех смыслах - вряд ли же у Сьюзан хоть раз за все время учебы появлялись порывы посетить это место, в которое он, зажатая пискля, вообще не вписывался?

- Опа, это что еще за хуй... - отозвался кто-то со стороны с характерным смехом.
- Скинуться пришел, очкастый? - вновь взрыв хохота, а кто-то спешил добавить, - Бог не простит, ты же знаешь? Не простит, если мы тебя остановим, ахахваывахахха...

И это продолжалось, и продолжалось, и могло продолжаться еще долго, если бы Ричард, не потушив бычок о уже потемневшую от сажи каменный столб стенки, не спрыгнул с бордюра, привычным образом засунув руки в карман мантии, оттягивая ее вниз. Карие глаза презрительно щурились, оглядывая Алана Дэвиса с ног до головы, - Знакомьтесь, ребят, это Сьюзан. И ей предстоит долгий путь искупления.

Опять ржач. Кто-то даже швырнул в перепуганного школьника пустой банкой, однако мимо, и та звонко прокатилась где-то за спиной у сына священника.
- Ну что, Сью? Я готов предложить тебе сделку. Я отдам то, что ты хочешь в обмен на... - Кроуфорд с легкой наигранностью повел глаза к небу, словно долго думал. Юноша даже слегка покачнулся на пятках кед, быстро возвращая вес на полную стопу, и далее словно выплевывая слова в сторону застывшего Дэвиса, - В обмен на трусики Кэтрин. Ну ты ее видел, в нашем классе учится, темненькая такая. О, это должны быть непременно ношенные трусики, Алан. Ты меня хорошо понял?
И было очевидно, что Ричарда это ну ооочень глубоко забавляло. И ему было реально насрать, как, когда и каким способом Дэвис достанет предмет нижнего белья девчонки - стащит ли из спальни, или в то время, пока она моется, или же во время общей физры. Ричарды это не волновало абсолютно.
В отличие от того, что для стыдливого юнца подобное задание - та еще пытка, не так ли?
[nick]Ричард Кроуфорд[/nick][icon]https://pp.userapi.com/c836623/v836623322/67a9a/9O33eUxqKkc.jpg[/icon]

+1

13

Лишь пожирал глазами потрескавшуюся плитку в надежде уцепиться за одну единственную нить, которая не позволяла с ужасом выбежать отсюда. Он же знал, что здесь будет так много отморозков с девушками легкого поведения, и все они сейчас смотрели на него и смеялись, говорили нецензурные слова, кидали какие-то банки, откровенно насмехаясь над поведением и внешним видом рыжего. Вот он самый настоящий страх того, кто сторонится людей, - оказаться под прицелом внимания. У Алана задрожали руки, стало очень жарко, настолько, что даже прохладный ветер не остужал голову, которая начала болеть от настойчивых ударов по вискам. А во главе этой массы, погрязшей в грехах, стоял настоящий Люцифер, который прилюдно выбирал незаслуженное наказание, еще больше акцентируя внимание на том, для кого это самое внимание было сродни выстрелу из ружья. Два слова «забрать Библию» вновь вылетели из головы, хотелось только уйти отсюда. Потряхивать начало даже тело, а от количества мурашек занемели ноги – один из явных признаков, что паренек уже находится на грани доступного. Уйти и больше никогда в жизни не приходить на эту крышу. Как же трудно держать себя в руках, Дэвис вовремя понял, что глаза начало жечь отнюдь не от холода. Ну уж нет, если он расплачется перед этими демонами, то они потом все будут еще больше обращать на него внимание. Он слышит голос Ричарда, и весь жар мгновенно снимает рукой, но только для того, чтобы все дело продрогло от холода. Тру…сики? Алан мгновенно краснеет и опускает голову, чтобы такая реакция не вызвала очередную порцию смеха.
Чья-то тяжелая рука падает на хрупкое плечо рыжего, отчего того даже несколько заносит в сторону от силы и неожиданности, а очки соскальзывают на переносицу. Быстрый взгляд на источник, чьи действия вызвали взрыв гогота. Беловолосый высокий парень с черными отросшими корнями и чередой сережек в ухе явно наигранно делал серьезное лицо, говоря с такой миной о том, что миссия похищения труханов крайне важна в жизни каждого подростка. Смех, издевки, ругательства, клички, прозвища – все это плотным кольцом окружало рыжую макушку, трясущуюся от страха. Он вновь слышит голос Ричарда, и в этот раз эффект тот же, а именно, максимальный. Последняя капля. Буквально вынырнув из хватки того бугая, Алан на всей скорости выскочил в дверь, чуть не снеся её с петель. Лишь быстро бежал по ступеням под громкий смех, вырывающийся с крыши. Широкие шаги по лестнице, пока на четвертом этаже подошва предательски не заскользила по краю ступеньки, вынуждая задыхающееся тельце упасть вниз.
Ум не гарантирует отсутствие наивности. А в то время, наслушавшись рассказов о доброте и правдивости людских сердец, Алан верил в то, что все данные обещания сохраняют свою силу, стоит лишь осуществить то, что было в так называемых условиях. Но то, что он должен был сделать… Дэвис решился только не следующий вечер, проведя бессонную ночь и тяжелый день, наполненный избегания Ричарда и контакта с Кэтрин, которой было просто стыдно смотреть в глаза, несмотря на то, что рыжий пока ничего не сделал. Сама мысль об этом казалась грешной, а учитывая то, что и Кэтрин была дочерью священника, все восходило в ранг не просто стыдливого, а запрещенного. В этот день у девушек физкультура была довольно поздно, после чего они все шли в душ, находившийся в раздевалке, и Алан искренне надеялся на то, что он просто зайдет, заберет и уйдет. Дэвис полагал, что за выполненное условие ему вернут то, что дорого сердцу. Наивный парень был в этом уверен. Просто зайти и забрать… Зайти и забрать. Какое же у него было красное лицо, наверное, как цвет волос, учитывая, что те были не совсем рыжими, а какими-то красноватыми. Засунув руки в карманы толстовки, Дэвис стоял у двери в раздевалку, прислушиваясь к звукам воды, которые не заставили себя ждать. Щелчок дверью, и Алан резко застывает на пороге, понимая, что если сделает шаг дальше, то у него пойдет кровь из носа. Женская раздевалка, несмотря на наличие ящичков, представляла из себя самый настоящий хаос: разбросанные лифчики, будто перед душем девушки ими друг друга душили, вывернутые рубашки, некоторые валялись даже на полу, раскрытые сумки, ремешки которых висели на ящичках, пустые бутылки воды, лежавшие чуть ли не на каждом шагу. Одним словом, если бы не лифчики, то это можно было бы принять и за мужскую раздевалку. С каждым шагом лицо горело, а сердце стучало так быстро, как никогда. Сколько же адреналина выбрасывалось в кровь в этот самый момент. Опять руки дрожат, но взгляд растерянно и хаотично скользит по сумкам, пытаясь определить, какой из ящиков принадлежит Кэт. А вон, темно-синяя сумка, точно её! Со страхом оглядываясь на дверь, что вела в душевую, Алан быстро подскочил к нужному месту, открывая дверцу и действительно чуть ли не брызгая кровью – белое кружевное белье лежало поверх всей аккуратно сложенной одежды. Сколько же сил потребовалось на то, чтобы просто положить эту вещь в карман, да Дэвис уже думал о том, сколько времени ему придется провести в церкви, чтобы снять с себя грех. А потом, когда несколько шагов уже было сделано в сторону выхода, случилось то, что вполне могло бы сделать пацана седым, а именно – Грейс, что первой выскочила из душа… совершенно голой. Возникшее молчание и многозначительные взгляды нельзя передать ни словами, ни на полотне. Грейс, кажется, хотела закричать, но крик так и застрял где-то в горле, а у Алана, кажется, просто остановилось сердце. Чем больше оба осознавали ситуацию, тем больше лица приобретали красный цвет, пока Алан, выйдя из комы, не рванул из душевой, слыша позади писк, который все-таки вырвался из девушки. Рыжий быстро бежал по коридорам, явно не беря во внимание то, что про себя чуть ли не проклинает Ричарда.
[AVA]http://s019.radikal.ru/i644/1709/59/3df11e5a712c.jpg[/AVA]

+1

14

И он все таки это сделал. К большому удивлению Ричарда, что сказал жирному Тому иногда поглядывать за очкариком, толстяк таки маякнул смской, что рыжуля что-то слишком долго ошивается возле женской спортивной раздевалки. Решение прогулять физру пришло почти мгновенно, Ричарду же только повод дай, а посмотреть за потугами скромняжки Сью было более чем веской причиной для Кроуфорда, чтобы забить окончательный болт на попытку наладить отношения с физруком, который, впрочем, и так ему влепит высший балл в конце полугодия просто за выполнение всех положенных физических нормативов.
- Я откушу? - заранее зная ответ, пухлые пальцы тяжеловеса потянулись к надкушенному сникерсу в бледной, исцарапанной ссадинами руке Кроу.
- Да забирай весь, - шоколадку юноша отдал "другу" с холодом, испытав при этом знакомую тень брезгливой натуры самого себя, что отвергала подобный обмен, и уж тем более была против того, чтобы потом доедать опробованное кем-то... да что угодно. Сейчас он зависал под лестницей, втыкая в мобильник и отсчитывая минуты до звонка, параллельно поддерживая довольно вялый диалог с Томом. Этот неудавшийся сумоист ему был нужен как и все прочие - лишь в своих общих целях. Томас, в нежном детском возрасте пережив примерно все тоже самое, что и Дэвис, в пубертатный период внезапно вымахал в громадину, которую задирать теперь было бы явно проблемно. Да и сам характер толстячка явно подпортился - он стал таким же, как те ребятки что его задирали, и теперь сам с удовольствием самоутверждался над теми, кто, как ему казалось, когда-то над ним насмехались, а на деле же просто стал таким же говнюком, каких явно избегал Алан.

И вот заинтересованность рыжим святошей Том не понимал, но логично предположил, что у Ричарда с малым какие-то свои личные счеты. И не прогадал. Как только прогремел звонок, и выждав еще минуты три (пока коридоры точно не опустеют, и пока все однозначно не окажутся на занятиях), Кроуфорд, перескакивая через одну ступень, вспорхнул ко второму этажу, где располагалась девичья раздевалка. Заходить внутрь не стал - оу, да зачем, если всю "грязную" во всех смыслах работенку за Ричарда должен был сделать очкастый. Парень едва сдержал ржач, когда услышал женские визги и то, с какой скоростью (кажется, еще быстрее чем из окна тогда летел!) Алан покидает раздевалку, сжав в руках заветные труселя, да будучи таким увлеченным собственным позором, что пронесся мимо Кроуфорда не заметив его в упор. И это был уже второй раз, когда Дэвис на тяге собственной всполыхнувшей задницы поимел наглость едва не снести Ричарда с ног, хотя сегодня, надо отдать должное, эффект был совершенно ошеломляющим и положительным. Этот олух, видимо не додумавшись дождаться времени ближе к концу урока (когда все даже самые ленивые и опоздавшие девчонки точно закончат переодеваться в бассейн) поплелся за трусами сразу же, думая что так быстрее избавит себя от самого мерзкого и стыдного акта за всю его жизнь, но вместо этого вляпался в дерьмо просто по слегка оттопыренные уши.
Стоило ли это всё очередного прогула в столбик учета рядом с фамилией Кроуфорд? Определенно да.

https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30822.png

Позже вечером, когда юноши готовились ко сну и время близилось к десяти часам, сам Ричард, развалившись на своей кровати прямо в одежде и небрежно свесив одну согнутую в колени ногу, лениво уткнулся в смартфон, выжидая логичного продолжения. Честно говоря, юноша не мог предположить, кому из девок принадлежал крик (не самой ли Кэт?), но догадывался, что в параллельном от юношеского крыле наверняка все кипит от сплетен и страстей. Или же Гвэн окажется порядочной девчонкой... это они узнают утром. Ну а пока что Ричард, спрятав под матрасом чужую книжку, и уткнувшись затылком в согнутую за головой руку, бросал безразличный взгляд в сторону милипиздрическими шажками приближающегося Алана.

- Ты что, в семье гейш вырос? Они ходят прям как ты. Шуруй быстрее, - буркнул Кроу, как только Дэвис сократил дистанцию с кроватью задиры до расстояния трех метров и остановился. Протянутые следом трусы Кетрин темноволосый встретил с... негодованием, которое легко читалось на его лице типа "и че это", внутри же Кроуфорд ликовал. И вовсе не потому, что заполучил ценный трофей - Ричу, если честно, на предмет нижнего белья было глубоко плевать. Вместо этого он, воспользовавшись замешательством Алана, ткнул этими трусами ему прямо в веснушчатый нос. Даже тот факт, что Дэвис отпрянул почти сразу же, в панике поправляя чуть съехавшие (и погнутые благодаря их первой стычке) очки, не мог отменить того тонкого запаха стирального порошка, что тянулся с вещицы.

- Чувствуешь, да? Они же чистые, еблан.

Трусы, впрочем, Ричард все равно забрал, сунув под подушку. Но Рич ведь честный человек (почти)? И потому следом вытянул... да, тот самый задрыпанный листок, вырванный из библии.
- Че уставился? Ты не выполнил свою часть условий, поэтому цена только часть того, что тебе дорого.
Кроуфорд усмехнулся, всем своим видом показав, что сегодня им тут обсуждать больше нечего. Мол, давай забирай свою бумажку и пиздуй. А вот завтра... на завтрашний день в обритой на половину голове Ричарда уже созрел веселый план.
[nick]Ричард Кроуфорд[/nick][icon]https://pp.userapi.com/c836623/v836623322/67a9a/9O33eUxqKkc.jpg[/icon]

+1


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » sanctificetur nomen tuum