Свершилось! Сюжетная арка «Воронка Хроновора» подошла к своему логическому концу и мы даже не состарились. Всего было отыграно 25 квестовых эпизода и написано более 1700 постов! Итоги и события все желающие могут посмотреть в разделе сюжетных хроник. Не забывайте, что у нас проходит масса других квестов, не стесняйтесь открывать свои и участвовать в квестах других игроков.
Доброго времени суток, игроки и гости! У нас всё хорошо, квесты играются, сюжетные эпизоды идут своим чередом. Прошу не забывать про очереди в личной и сюжетной игре. Посетите раздел «объявления», там вы найдете важные новости, обратите внимание на новость от 04 апреля. И, конечно же, не забывайте мыть руки, соблюдайте режим самоизоляции и избегайте людных мест, ибо коронавирус не дремлет. К тому же, соблюдая эти правила, вам будет проще писать посты – с чистыми руками и дома!
Всем хорошего настроения! У нас всё идет своим чередом: квесты продолжаются, личная игра идет, ежемесячные конкурсы тоже не дремлют. В этом месяце у нас два февральских конкурса: ко дню всех влюбленных и традиционный конкурс лучших постов. Не забывайте про очередность в квестах и личной игре. Пусть последний зимний месяц и следующий за ним весенний будут отличными!
С Наступающим Новым Годом! Пусть в новом году жизнь играет всеми красками, как конфетти, сбываются мечты, сияют на лицах улыбки, глаза искрятся счастьем! Пусть в душе будет больше добра! Здоровья, любви, взаимопонимания, радости, достатка, путешествий, впечатлений и только хороших событий. Пусть Новый год дарит только лучшее! И не забудьте принять участие в 3-м туре Новогоднего ивента!
Охо-хо-хо! Зима пришла, зиме дорогу! Не простудитесь в трескучие морозные деньки или жуткую слякоть, а ещё не забывайте про все мероприятия, что приурочены у нас к Новому году и ежемесячному поощрению активных и лучших игроков! С нетерпением ждем ваших заявок и участия в наших конкурсах! И счастливых дней декабря, пусть первый серебристый месяц подарит вам много энергии и отличного настроения!
Салют! Вот на дворе последний осенний месяц 2019 года, надеемся, у вас все отлично и вдохновение плещет через край. Кутайтесь в теплые пледы, запасайтесь печеньками, мандаринками и сладким чаем, впереди нас ждут новогодние праздники и холодная зимушка-зима. Кстати, мы завершили ряд конкурсов, спасибо всем за активное участие и не забывайте про квесты и личную игру!
Все игроки проекта могут как организовать собственный квест, так и вступить в любой квест, открытый для вступления новых участников, также имеется возможность вызвать мастера игры или прийти GM по заявке.
          




Хао изогнул бровь, наблюдая за реакцией студента на свои слова. Его ответ ясности не внес, поэтому на всякий случай, мужчина на всякий случай сделал шаг назад. Не потому что испугался, а потому, что так было больше пространств для дальнейшего...
Да что вы знаете о сверхурочной работе? Так и хотелось спросить ему, но к несчастью, под руку никого не попадалось. А может быть потому и не попадалось, потому что подчиненные знали, что в раздраженном состоянии доктор всея Иерихона...
Ну, сложно сказать, насколько девиантны антиквэрумы-сладкоежки, потому что Чарли до сих пор не то чтобы встречал излишне много антиквэрумов в принципе и понятия не имел, как они в целом устроены и насколько велика у них тяга ко всему...


      
      

Лиритиль не была уверена, что выбранный путь верный, но если вообще не действовать так можно и остаться в непонятных подземельях. Если посчитать сколько нелогичных вещей она совершала за девять веков жизни, то их явно перевалит за добрую сотню...

– Не увлекаюсь подобным - не вижу смысла. Такие знания максимально бесполезны, ибо не несут ничего для саморазвития кроме витиеватых словечек и образов – равнодушно ответил антик. Ему была чужда вся эта развлекательно-досугная тема, которую он...

Снова сестра считала его несмышленым ребенком, не разумным птенцом верящим в сказки и живущим лишь созданной ей иллюзией целей. Только Алиесса не понимала, что самому Риону давно не нужен клан, это была та ниточка за которую он пытался вытащить...







Once Upon a Time: MagicideВселенная магии и приключений ждет тебя!Hogwarts and the Game with the Death=
Книга АваросаВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияРейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоCode Geass
АйлейСайрон: Осколки всевластияKARATADA
Dragon Age: Dragon Age: A Wonderful WorldFables of Ainhoa
Game of Thrones. Win or DieDark Tale



LYLФлудилка RPGTOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Добро пожаловать на авторский проект «ФРПГ Энтерос». Основные жанровые направления: фэнтези, приключения, фантастика, экшен. Система игры: эпизоды. Контент форума предназначен для игроков, достигших восемнадцати лет.

Энтерос

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Новые грани свободы


Новые грани свободы

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Локация и Датаhttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngд. Схаласдерон, свободные земли, где-то в лесу. 3002 год, ночь.


Участникиhttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngХаотичный бог и последний из Эльвантасов


Дополнительноhttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.pngМастер игры не может вступить в игру, эпизод является игрой в мире Энтероса и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту базовую систему боя, соигрок может использовать любую систему боя.

http://sg.uploads.ru/9tvBy.png
http://sd.uploads.ru/qj5KA.png
http://sg.uploads.ru/9tvBy.png

Описание


Около трех недель назад Энтропиус попытался на какое-то время вытащить Габриэля Эльвантаса из магической печати особого уровня, сотворенной неоспоримо могущественным дансенфэем специально для жертвы. Казалось бы, что может явится хуже, чем предательство того, кому столь доверял? 
«А ведь наш изумрудный считает иначе? Что есть для него предательство и, действительно, в чем он предал? Второй неоспоримо скоро исчезнет, если так продолжится, а ведь в свое время...» - деос расположился в густом древнем лесу, где тысячи тысяч многовековых стволов возвышались угольными исполинами, по поверхности древесной коры росли светящиеся чудные листья, нежные на ощупь и горечиватые, - «...дитя, твоя гибель может стать былью в свете последних событий, и я бессилен, впрочем, если вмешаюсь, это не повлияет на ситуацию, но может фортуна станет более благосклонна...»
Деос развел на пологой поляне кострище, пламя тот час согрело прохладную массу воздуха, сделав ее легче и суше, сверкающие в темноте листья инстинктивно потянулись к огню, точно завороженные его жизнью.
На этот раз не печать Энтропиуса материализовала фигуру мужчины с длинными волосами цвета жидкой платины, а его первозданная магия — отрицание, всего-то надо было отрицать структуру Агвареса столько раз, сколько требуется. Впрочем, практика показала, отрицание имеет интересный эффект, печать просто затухала, лишь на короткое время отпуская пленника, а после вновь вставала на «дыбы». Деос не сможет отрицать вечно, в конце-концов подобное навредит самому Габриэлю.
«Если он исчезнет, клан Дансенфэй ждут самые смутные времена в их истории. Их главе нельзя не отдать должное, в нем есть сила, политическая и лидерская мощь, огромная и нахрапистая, но... реальная слабость... порушит все. Оправдываю ли я этим свой поступок? Конечно!».
- Мы прошлый раз не завершили нашу беседу, верно, дитя? Сей пейзаж, - божественный как бы очертил руками пространство, показывая бесконечность «всего» - более уместен для существа, пребывающего в царстве снов, верно?

+1

2

Вокруг больше не было тишины и пустоты. Пространство обрело материальность, воздух наполнился ароматами листвы, коры и мхов, запахом огня и дымом костра. Где-то высоко в черной кроне гигантского дерева, по коре которого взбегали светящиеся листья, щебетала какая-то ночная птица, ветер играл с прядями белых волос, обливающих фигуру, одетую в белое с черно-золотой отделкой.
Светловолосый мужчина открыл глаза. Вздохнул сладкие лесные запахи, напоенные еле угадывающейся прелью, поднял голову вверх, к небу, постоял немного, а затем лег прямо на траву, с другой стороны костра. В пляшущий отсветах был отлично виден его чистый профиль.
Габриэль продолжал смотреть в небо. Со стороны он выглядел заторможенным и безучастным, да,  по сути, он таким и был. Происшествие в чертовом Лабиринте подкосило его, надежды освободиться больше не было, и он ушел в себя, чтоб не сломаться, не дать Деладору даже маленький шанс на победу в их старой игре «кто кого переупрямит». Ему необходимо было снова отыскать силы для противостояния.
действительно. Сколько нужно, чтобы не сойти с ума? Эльвантас не был уверен, что не сошел, он чувствовал изменения в себе и отслеживал перепады своих настроений, улавливал несущественные на первый взгляд изменения. Иногда ему казалось, будто он словно оплетен крупноячеистой темной сетью. Вроде и дышать не мешает, и не раздражает и даже тепло в ней, но все равно немного тесно. Это что-то чужое, выросшее внутри исподволь и перестраивающее часть внутренней сущности под себя. Правда сейчас, лежа на земле и наслаждаясь тем, что лежит, прямо-таки валяется, потому что ему так хочется, Габриэль ни о чем не думал. Его пробуждающееся сознание наполняли лесные запахи и звуки, глаза улавливали ветер в кронах и мерцающие звезд в высоте, он знал, что если захочет - может сесть, встать, попрыгать,   может даже полететь. Только он не хотел. Было чудесно просто лежать, слушать треск костра и голос, так не похожий на голос Деладора, другой. И говорить можно о чем угодно, наверное..
Ветер пронес мимо целое облачко мерцающих нежной зеленью зонтиков-семян размером с крупное яблоко, и взметнувшаяся рука поймала последний, как раз залетевший в зону доступности. Беловолосый поднес ломкое чудо к глазам, полюбовался переливами цвета и разжал пальцы, отдавая ветру его добычу. С удовольствием, до хруста,  потянулся, закинул руки за голову, затем согнул их в локтях, укладывая голову на импровизированную подушку.
- Больше всего на свете за последнее время мне хотелось именно лечь. – Не отвечая на чужой  вопрос сам себе сказал трансдент,  с наслаждением  прогибаясь в спине и снова расслабленно замирая, с одной стороны обогреваемый огнем, а с другой охлаждаемый ночным ветром. – И звезд я не видел так давно.. Только в воспоминаниях. А сейчас смотрю – созвездия слегка изменили форму. Все в мире движется.. Только я статичен.
Инсект закрыл глаза, снова вдыхая запахи, словно собирая их про запас. Он лежал неподвижно, словно впитывая в себя окружающий мир. Ему казалось, стоит пошевелиться – и все исчезнет, он снова проснется там же, где и всегда, и снова будет больно.
- Зачем я тебе? – Спросил равнодушно, чтоб просто спросить. – О чем ты хотел со мной говорить?
Вопросов было много, Габриэль опасался: стоит открыть рот и они посыплются оттуда, словно крупа из худого мешка, потому молчал. Лежал, наслаждаясь бытием, ждал продолжения. Зачем торопиться? Финал известен, и почему бы не развлечься перед последней сценой?

Отредактировано Габриэль (17.08.2017 09:19:25)

+2

3

- Хм, интересный вопрос дитя… за чем ты мне? – деос усмехнулся совершенно беззлобно, ловко подкинув пару сухих поленьев в костер, тот вспыхнул, одаривая таинственную ночную тишину треском древесины, нарушаемую лишь стрекотом цикад.
- А как бы ты сам ответил на этот вопрос? Я могу соврать, сказав, что мне было бы необходимо получить твою силу, но, это не так, сила меня уже давно не интересует, а фанатичное стремление к ней рождает грехопадение у таких, как я. У таких как ты, оно порождает безумие, ты ведь многое знаешь о безумии, на собственном опыте проверено, да? Могу заявить, опираясь на все свои обширные знания, ты – жертва психопата, с этим не поспоришь, однако… мир полон психопатов, но не об этом я хотел с тобой поговорить…  
Доес замолчал, медленно переведя взгляд с танцующих языков пламени на глаза собеседника, выражение лица самого бога осталось беспристрастным, доброжелательным и снисходительным, - ты очень изменился за эти три сотни лет, Габриэль. Я бы сказал, одновременно закалился и приобрёл неприятный отблеск потерянности, нет, если жаждешь и дальше себя жалеть, всегда, пожалуйста, я могу даже не мешать, а посетовать на жизнь вместе с тобой.
Первозданный хаос быстро вскочил с земли, отряхивая колени и ухмыльнулся, став напротив Эльвантаса, тем самым заслонив собой костер, пожалуй Габриэль мог почувствовать нечто странное в своем теле – будоражащий поток энергии, словно кто-то кипятит кровь в жилах, вливая в нее сжиженный азот. В свете ярчайших искр кострища на лице бога беспорядка и войн играли алые и золотые блики, а глаза на миг могли показаться чуточку шальными, но… все это не более чем очарование огня. Видел ли деос перед собой заблудшее дитя? Дитя да, заблудшее – не всем.
Габриэль выглядел уставшим, измученным и изнеможенным собственным положением: без выхода, без возможности решать, навечно застывшим в одном едином статусе, на дне его померкших глаз плясал узорчатый отсвет изумруда... - Он в тебе уже столь глубоко, что кажется, еще секунда и ты будешь выселен из собственного тела, да? - на широком лице не появилось даже намека на какие-либо эмоции, глаза лишь чуть сощурились в подобии переоценки, - хм, давай сегодня будем честны перед друг-другом, хотя с чего нам с тобой врать и юлить, дитя, ты видишь меня практически первый раз в жизни, не считая события трех недельной давности... так вот, ответишь на мой вопрос предельно честно, я отвечу на твой с такой же честностью.
Короткая пауза... где-то в лесу послышалось карканье ворон и ор каких-то голосистых птиц, последний больше похож на смех охрипшей старухи, что мечтала о скорейшей смерти в кругу семьи, - мой вопрос предельно прост. Если бы у тебя была сила освободиться и отомстить, если бы появилась мощь... могущество, способное избавить от этих оков в секундное мановение и наказать как угодно того, виновного... кто отнял у тебя жизнь... наказать как угодно. Вплоть до полного уничтожения... расскажи мне... чтобы ты сделал?

Отредактировано Энтропиус (19.08.2017 09:11:27)

+3

4

Габриэль молчал и слушал. Он даже улыбался порой нежной безумной улыбкой, потому что в его просыпающемся сознании его еще обнимали руки Деладора, его губы шептали в закоулках души, тепло прижимающегося  тела разливалось внутри. Сбросить Агвареса, словно тяжелый сон? Обрести силу? Светлый молчал, понимая то, чего пригласивший его деос (судя по всему именно деос, больше никому не придет в голову обзывать тысячелетнего трансдента, чудовище по своей сути, «дитя») видимо не понимает, раз ставит вопросы, на которые ответов нет потому, что предлагаемое слишком сказочно, чтобы быть правдой.  И звучат они странно.
- А ты не мог бы говорить конкретнее, незнакомец? Я тебя не знаю, ты совершенно прав. Ничего не знаю о тебе, знаю твое имя – Энтропиус, знаю, что ты деос, но вашу братию я не жалую, прости. – Беловолосый сел, опираясь на руки за спиной. – Силы я предложить теперь не могу никому, нужно было тебе раньше за ней приходить. – Он детским движением потер глаза. Ему снова казалось, что его обнимают сильные  руки Агвареса, отвлекая от реального. Мир снова двоился в глазах, будто звал какую-то часть назад, домой.. Качнув головой, Эльвантас поспешил отделаться от иллюзии присутствия темного. Она всплывала то и дело, и немного отвлекала от происходящего. Все выглядело очень странно, многогранно, словно куб в кубе, расположенном в многоступенчатом кубе, катящемся по квадратным ступеням вверх,  но угрозы не несло, и Габриэль пожал плечами, решая для себя, что сущее как минимум, интересно. –  Что ж, любопытно посмотреть на себя глазами постороннего. – Очень нейтрально произнес бывший глава клана Дансенфэй, в его глазах вспыхнул легкий интерес. – Но зачем перегибать палку? Жалоб точно не звучало, да и чем ты можешь мне помочь в моем теперешнем положении? А если можешь, то почему именно сейчас, а не, скажем, раньше? Когда во мне еще не было отблесков зеленого,  и когда я был самим собой? Молчишь? – Инсект все-таки встал. Ему хватало бесконечно нависающего над ним Деладора, а может уже и не хватало? «Странная мысль…» - Вы, деосы, существа капризные. – Светски  продолжил Габриэль, уже стоя на ногах и с достоинством глядя в глаза верзилы в перьях. Снизу вверх, что тут поделать.. Но его почему-то насмешила эта мысль: нахально смотреть снизу вверх в глаза божества войны и хаоса. «Забавно». – Просто так, без причины,  прийти  жизнь смертного? Да еще такого,  как я? Выкладывай, божественный. Я хочу знать твои резоны, не из прихоти же ты взял на себя труд притащить меня к себе еще раз. Судя по моим внутренним ощущениям, даже тебе это сложно, значит, охота пуще неволи, и тебе не терпится.  А про твои вопросы.. Ну как ты сам думаешь? Я прекрасно знаю, что сплю прямо сейчас, и точно знаю, что ты – божество, я это чувствую, а иначе решил бы, что это Агварес продолжает меня мучать иллюзией свободы. Я понимаю – тебе весело, даже, может быть, смешно наблюдать за букашкой, пытающейся сохранить рассудок там, где многие потеряли бы его давным-давно,  и на собственную жестокость тебе плевать. – Улыбка не сходила с губ светлого инсекта, и в ней не было ни горечи, ни злости. Он констатировал факт. Он мог ошибаться? Разумеется. Даже боги могут ошибаться, иначе как бы возникло великое множество неприятной пакости? – Ты дразнишь меня возможным обретением силы? Отлично. Предлагаешь отомстить? Прекрасно! Я аплодирую, милорд! Но что взамен? – Дансенфэй  склонил голову к плечу. В разноцветных глазах сменялись отголоски страха, любопытства и надежды, которую Габриэль душил в зародыше. Эта стерва уже прогулялась по его воле, нанеся сокрушительный ущерб жизненным силам, и Габриэль не намерен был позволять ей и дальше разорять его душу. В конце концов, в их противостоянии с Деладором ему никто не помощник. Если когда-нибудь его силы кончатся – он умрет, и его больше ничего не будет трогать. Что будет с кланом? А какая разница ему, мертвому? «После нас хоть потоп».

Отредактировано Габриэль (19.08.2017 09:12:22)

+2

5

Он не стал выдерживать его взгляд, усмехнувшись, развернулся к костру. Звучный треск и яркие языки пламени, выплясывающие задорную и животрепещущую ламбаду, будто заворожили хаотичного бога, на долгие бесконечные мгновения он забыл обо всем, включая блондинистого собеседника и собственное имя, взгляд плавно вторил яркому свету, а губ касалась меланхоличная улыбка. Энропий медленно повернул голову, делая шаг вперед, теперь находясь к пожарищу столь близко, что у любого буланима уже покрывалась пузырями кожа... и засмеялся! Громко, задорно, про такой смех в простонародье говорят, мол, смеялся от души!
- Ох, какой ты, однако же прыткий, Габри-кун! Прям диву даюсь, все то тебе расскажи, все поведай, хотя я, в общем-то, и не против. Что капризные - то да, вот не знаешь, какая муха укусит в новом миллениуме! И не жди конкретики от первозданного хаоса, поверь – это дело гиблое, особенно, если учесть, что в тебе ее ни на грош больше! - смеяться мужчина перестал еще в самом начале своих изречений, сложив руки на груди и с превеликой задумчивостью двинулся в сторону, немного раскачиваясь при очередном шаге на пятках.
- Ты ведь умное создание Отца и ведаешь не хуже меня: любое действие порождает противодействие. Не то, чтобы я жаждал противодействовать, напротив, оказываю Деладору божественную услугу, вот лишь по себе знаю, жить в мире, когда все вокруг не более чем… неодушевленные головешки, - большая стопа бога пнула обуглившуюся древесину «железного дерева» - невероятно дорогого, крепкого ствола, но этот, видать, был изрядно заражен некой хворью, из-за чего Энтропиус и устроил ему очистительное кострище.
- … ладно, не будем в очередной раз мозолить прописными истинами глаза, я - деос и у меня  была причина поломать голову пару вечеров в думах об исходном коде той дряни, что нанизала тебя бабочкой на иглу. Собственно в ней и содержится суть! – тут хаотичный бог резко развернулся, вновь оказываясь напротив, на тонких губах заиграла веселая но несколько предостерегающая улыбка, - я, как и любое древнее существо, вечно пребываю в поисках нового, необычного, а авторская магия, особенно подобного уровня, привлекает… ну, ты понимаешь о чем глаголю, - тут Хаос как-то заговорщически подмигнул, опять становясь серьезным.
Скажем по факту, древнему было все-равно, что ответит на его вопросы Габриэль, даже если промолчит, ведь Энтропиус… проживший столь долго, что без труда читал даже самые сокрытые эмоции, деосы впитывали их, питались ими… Ему просто нужно было увидеть реакцию, далеко не словесную, нет. Это ведь уже понял сам платиновый инсект?
- Я тебя не дразню, я привык держать свои обещания. Я дам тебе силу, однако развить ее будет лишь в твоей власти, я дам тебе возможность разыграть новые карты, но не обещаю, что ты не проиграешь и эту партию. Я, скорее всего, смогу пробудить тебя потоком внешней бури, но не обещаю, что проснувшись, тебе не захочется опять впасть в пучину сна… сомнии. Понимаешь? Взамен, ты даруешь мне несколько занимательных минут или часов, которые я потрачу на близкое знакомство с магией, что держит тебя. Нет, разрушать я ее не буду, но мне безумно интересно, смогу ли я завязать на тебе общие потоки магии моего ордена и если да, как это повлияет на твою судьбу… как отреагирует печать Деладора… ну-с? Тебя такое интересует, или не достаточно притягательно для родовитого потомка дома Эльвантасов?

+2

6

Он говорил, говорил несколько насмешливо, но убедительно, и в его словах снова мелькала потаскуха-надежда. Он не обещал чудес, он обещал посильные последовательные и, вероятно, вполне успешные действия, если..
«Если я стану фэдэлесом»
«Если у меня хватит пороху навредить Агваресу»
«Если я продолжу вести собственную игру, собственную войну».
Габриэль оживал на глазах. Призрачные руки, сжимающие его в объятьях, теперь не отвлекали призраками наслаждения,  а добавляли азарта.
«Почти на равных? Да!.. Всего предусмотреть нельзя, это просто невозможно, сколь бы ты не был могуч или как бы ты не был хитер, всегда найдется кто-то более сообразительный, шустрый или просто сильный. Ну что, Деладор? Уравняем шансы?»
Внутренняя буря трепала Эльвантаса все сильнее, подпитываемая словами божества, хотя с виду он оставался спокоен. Мысли об ордене Энтропиуса и собственной к нему принадлежности в скором времени вытеснялись раздробленными воспоминаниями в короткие вспышки бодрствования, потихоньку смешивающиеся в какой-то невероятный коктейль не разбери-чего. Габриэль закрыл уши руками, чтобы не слышать, закрыл глаза, чтобы не видеть, отвернулся от говорившего и беззвучно кричал на ветер, выплескивая свою горечь и многолетнее молчание, не стесняясь собственной душевной наготы. Чего ему было бояться? Унижений? Обмана? Чего-то еще, более изощренного, чем та данность, которой он располагал? Чего? Что может быть хуже бессильной бездеятельности? Даже покончить со своей игрушечной жизнью ему не удалось из-за притаившейся в теле и вросшей в паутину  магии Агвареса, а теперь ему предоставляется шанс не только обрасти себя заново, но и воздать по заслугам некоему вероломному господину, имевшему ввиду такие мелочи как теплые чувства.  Почему бы и нет? Последователь не марионетка, не игрушка энтузиаста-одиночки, наслаждающегося своей собственностью в зависимости от настроения.
Затем беловолосый  успокоился, всплеск эмоций и подвижки силы, вызванные присутствием могущественной сущности, улеглись, перешли на более низкие обороты. В нем еще вскипала пузырьками злоба и радость, где-то на периферии сознания грелся в лучах разрушительного отрицания  инстинкт разрушения, но в целом Эльвантас пришел в себя. Избавился от удушающего рабства, так или иначе налипшего на него словно корка  за годы заточения.
Мужчина отдышался, поднял глаза к темному небу, украшенному переливами звезд, расчерченному ветром, подсвеченному живым огнем. Он улыбался. Искренне и светло.
Дыхание улеглось, зато вернулось трезвомыслие, но ведь он уже принял решение, верно? Можно было бы и не говорить ничего этому могущественному существу, способному прочитать все без слов, тем не менее, Эльвантас несколько ехидно сказал вслух, снова оборачиваясь к Энтропиусу, с совершенно спокойным лицом и более-менее холодным рассудком:
- Верно, мне  нужна  возможность вернуть свою  силу и развивать ее в целом, и я такую возможность точно не упущу. – Вскинув глаза, Габриэль смотрел в затылок почти вошедшего в костер мужчины, снова задыхаясь от внезапного прилива количества слов и не в силах произнести не одного. Он знал – они и вовсе не нужны, но была потребность говорить, невыносимая, жгущая нутро. Он должен был пережить и сказать, чтобы принять и не оглядываться потом. «А если снова обман? Только, для чего? Во всем должен быть смысл или профит, но  он – деос, а у деосов свои причуды, как и было сказано ранее.  – В остальном ты совершенно прав, бог, слабый для сильного – игрушка, и потому тебе, наверное, довольно одиноко живется. Нет? – Разноцветные глаза смешливо блестели. Он подначивал Хаос и в этом был какой-то азарт, новая грань, от которой по загривку бегали такие же непредсказуемые мурашки, судя по ощущениям – подкованные. - Что же до твоего «но не обещаю, что ты не проиграешь и эту партию», то скажу. – Он помолчал, на губах змеилась кривая нехорошая улыбка, глаза потускнели, приобрели отблеск металла. – Я усвоил урок. Если ты хочешь поговорить об этом, то, может быть, нам встретиться потом? Так сказать, во плоти? А пока скажи мне, что я должен делать.
Это было вместо «да». Дипломат всегда избегает конкретики, хотя война все равно ведется, только.. другими средствами.

Отредактировано Габриэль (22.08.2017 08:49:59)

+2

7

- Да, ты прав в каждом своем слове, Габриэль из дома Эльвантас, - тихо молвил хаотичный воинственный деос, абсолютно преобразившись.
На его смугловатом лице теперь не было и складочки. Оно полностью разгладилось и стало похоже на статую «античного» мраморного бога, заставляющую тлеть кровь в венах апофеозом своего равнодушия, радужка потемнела и приобрела настолько темный фиолетовый цвет, что впору ее назвать черной и лишь пляшущие фиолетовые огнивы в цветастом полотне давали понять - Энтропиус как никогда серьезен, он предстал без новой уже привычной маски XXI века. Точно кто-то прыснул в лицо дурман, но взгляд ясный, чуть уставший, казалось, что сей воин тысячи миллионов лет вел кровопролитный и бесконечный бой с неравным противником и теперь, одержав победу, едва ли ей радовался - слишком велика оказалась ее цена.
- ...прав, и можешь быть верен собственным словам, как один из достойнейших политиков ушедшей трехсотлетней эпохи. - древний бог плавным движением провел по своему виску, вдыхая горячий опаляющий легкие воздух и наслаждаясь жаром огня, что несомненно бы дотла спалил его легкие, не будь они принадлежащими все тому же древнему богу, - могу тебе сказать абсолютно точно, и внемли моим речам. Я никогда не был безумен, деосы по своей природе вообще не способны уподобиться сему и даже развязывая войны... даже... - он скривил губы в подобии измученной усмешки, - в очередной раз, подкидывая в топку связку сухих дров, безумие не касалось меня. Самое страшное, что случалось с Энтеросом - Великая Война Рас. Я практически всю свою жизнь покровительствую войнам и... как думаешь, насколько давно являюсь приложением, ответ лежит на поверхности, но видят его лишь единицы. Нет, не подумай, я не являлся причиной Великой войны, хотя и без моей руки не обошлось, но падение в грех стало крайностью, чуть было меня не разрушавшей. Я - есмь грех ярости, горячности, буйности ума и духа. Это влечет за собой все прочие грехи, таков основной закон деосов моего ранга.
Мужчина пружинисто присел на корточки, вытаскивая голыми руками горящую ярким желтым пламенем деревянную дровину и вдруг с разворота, вертанувшись на пятках, однако, не встав, швырнул ее прямо в грудь Габриэля, - сейчас ты горишь заживо, как этот сук! Поверь, тебя хватит надолго, но огонь бывает разным, разрушительным и возносящим к небесам. Деладор горит возносящим огнем уже очень давно, он часть его, он стремится зажечь тебя… но ему мешает безумие, в таком случае выход один, - деос вскочил на ноги, его глаза застелила совершенно дикая гримаса азарта, невероятная дикая энергия, аура, что будоражит каждый атом в теле, заводит его в дебри хаоса… взрывает ум и вытягивает в длинные стеклянные трубки, оседает где-то в пятках покалывающим сеном. Превозносит до небес и сразу расшибает вдребезги об солнце. Первозданная энергия энтропии.
- Найти способ эволюционировать во что-то новое, и… либо разрушить столб, к которому тебя привязали цепями, либо смериться с его безумием и стать вровень. Пусть даже я не верю в то, что ты способен переломить хребет такому, как Агварес. Но я часто ошибался в жизни, чаще, чем следует тому, кого величают богом. Деладор – безумен, притом на всех уровнях сознания, Габриэль, теперь ты тоже отравлен и эта отрава скоро устроит в твоей голове взрыв сверхновой. Такие… дела… не проходят бесследно для разума, поверь мне. А мой грех – активного порядка, как бы я не желал иметь в своем ордене таких как твой пленитель, как бы не грезил их силой – тщетно, принимая мой грех ярости, они могут окончательно сорваться в бездну, а вот Деладору повезло… опять… знаешь какой грех у его деоса? Страх. И жестокость. Страх – тормозящая эмоция, гнев, наоборот, катализирующая. К чему я веду? Скажи мне Габриэль, скажи мне именем своего рода, скажи, словно я есть все то ценное из прошлой жизни, что была разрушена.. Им… ты готов рискнуть, и отдаешь себе отчет, что принимаешь природу хаоса и грех ярости. Готов сражаться с ней, и я не буду щадить тебя, не будут делать поблажек и снизить действие… я так частенько поступаю, ты станешь на все сто процентов… фэдэлесом, ну-с? Однако взамен, даю слово – будет тебе опасная игрушка.

+2

8

Нереальность происходящего двоила сущее. Габриэль чувствовал себя одновременно и тут, у костра, в роще гигантских деревьев, и там, висящим в коконе  фиолетовых сумерек, отливающих серебром, а потому брошенная в него головня пролетела насквозь, словно она попала в него в тот самый момент, когда тело исчезло на короткое мгновение. Светлый ощутил прилив тошноты и взялся всей ладонью за горло в попытке утишить острые ощущения.
- Ты очень хорошо все объяснил, деос. – Насколько мог спокойно ответствовал трансдент, пряча кисти в широкие рукава. Ему явно не доставало хладнокровия сегодня. «Может, это так действует разочарование?» Хмыкнув сам себе, Эльвантас безжалостно вынес себе вердикт. «Он правильно сказал, так дальше продолжаться не может. Вот и изменимся». – Я понимаю, через меня ты хочешь дотянуться до Агвареса, пощупать его со всех сторон, повертеть в руках, попробовать на излом, поиграть с ним. Я не против. Я готов стать проводником твоей силы, но ты должен обещать мне одну мелочь. – Помолчав и собравшись с мыслями, Габриэль продолжил, бесстрашно глядя в глаза бессмертного:
- Я требую сохранения основ. Клан не должен пострадать. Ты можешь обещать мне сохранность сородичей? не улыбайся, бог, тебе не понять. Я знаю, у меня ничего нет кроме жизни,  и та висит на волоске. Но не ты ее подвесил и она – достаточная цена для торговли за игру с Агваресом, а потому обещай мне. И тогда я принимаю твои условия. Не нужно делать мне одолжений и не нужно меня запугивать, мне это не интересно. Боли я не боюсь, разочаровываться мне не в чем, тут ты опоздал.  Что да грехов.. Почем ты знаешь, может быть, мне всегда не хватало таких милых мелочей как тяга к разорению и убийству? Может быть, я пострадал за излишнюю гуманность, и твои угрозы как раз дар для меня? А может я безумен, уже Безумен и радуюсь возможности безумствовать без оглядки на какие-то глупые устои? М? Но мне нужно, что бы то, что держало мой разум на плаву триста лет, осталось в целости. Непреходящая ценность, бог. Мой Клан. Вот моя цена. Что скажешь? Тебе еще интересно?
Габриэль понимал, как рискует. Капризное божество могло как просто уйти, бросив его скитаться тут до воссоединения со своим телом, так и увести разум в синие дали, оставив Деладору глупо хихикающего идиота. «Вот бы он удивился, бедняга». Или мог в запале выжечь личность, да мало ли, чем  могущественное существо может навредить гораздо более слабому магически? «Но скажи мне,  деос, смог бы ты продержаться как я? Хватило бы у тебя духа не сдаться, окажись ты  в моей ситуации, бессильным?
- В остальном я готов. А твое «щадить» склонен расценивать как оскорбление. – Беловолосый с достоинством поклонился собеседнику, демонстративно не вынимая кисти из рукавов, тем самым демонстрируя  намерения поддержать сказанное, хотя и наговорил резкостей. По-другому он не мог. «Клан должен остаться при своих, мало ли что взбредет в голову Энтропиусу и никто не знает, что взбредет в голову Синистеру, так что… Все не так просто». – Только сомнительно мне, Энтропиус, уж прости. Не тот у меня уровень, чтоб служить полноценным проводником. Возможно, я не все знаю про фэдэлесов, но меня извиняет отсутствие интереса к этой стороне жизни деосов. Честно сказать, я и в деосов-то не особенно верил. – Мужчина пожал плечами, словно в подтверждение его слов к нему на плечо уселось семечко гигантского дерева.

Отредактировано Габриэль (28.08.2017 11:43:05)

+2

9

Тонкий слух магического существа позволял без особых усилий улавливать, как быстро бьется сердце хаотичного бога, практически на грани неумолимой тахикардии, а ведь это обыденный пульс, он объяснял излишний жар кожи, регенерацию и бушующий в глазах алый всполох костра - необузданный и горячечный. Губы по мере внимания речи медленно растягивались в располагающую усмешку, вены заметно проступали на смуглой шее.
- Ты невероятно проницателен, мой друг. - нейтрально и покровительственно уже звучали слова, кто бы что не говорил и независимо от того, насколько застилает глаза маска дружелюбия и простоты Энтропиуса, а, как показывает практика, она - эта маска, обладала пугающей силой, не следует забывать кем был деос беспорядка и войн, и то, что его собственные последователи куда важнее чужих. Хотя в нынешнее время мужчина якобы одинаково хорошо относился ко всем без исключения на первый взгляд. Обман высшей энтропии.
- Хотя едва ли бы я желал вести игры с самим Деладором, скорее... - тут мужчина замолк, чуть склонив голову, от чего племенные феньки вновь чарующе звякнули в такт лишь слышной им музыке ночи, - его разумом, нашедшим свое отражение в чудовищной магии, что сковывает себя... даже Карфаген* пал... - не известно к чему молвил деос, а его лицо в одно мгновение стало серьезным и сконцентрированным.
- Даю тебе слово, Габриэль из Дома Эльвантас, у меня нет умысла вредить твоему клану или доминиону, да и с чего бы мне замышлять подобное вообще? Хм, - тут мужчина неожиданно устало сжал пальцами переносицу, зажмуриваясь и распахивая глаза, точно после долгого сидения за компьютером, - ты ведь знаешь историю собственной расы? Глупый вопрос. Не сотвори себе кумира... а когда-нибудь задумывался, что по сути мы - деосы, стараясь создать живую душу, истинную расу... творили себе кумира? У каждого моего брата или сестры на сей факт различное мнение, с одной стороны уничижительное, с другой возвышающее. И с тех пор, как я увидел семь пар глаз полных неистового безумия и желания убивать... семь пар глаз на одной единственной, не то чтобы уродливой для вашего общества морде... ох... - деос вдруг расплылся в меланхоличной улыбке забытия, но улыбке пугающей, цветущей лишь на лицах сошедших с ума матерей из-за потери младенца, - он ведь был воистину прекрасен. Смертоносен. Могуч. Моя помять с тех времен, как и у моих сородичей повредилась, но вдруг... тот, был твоим далеким прародителем?
Новая порция дрожи вновь прошла по телу инсекта, заставляя даже мелкие волоски на коже вздыбиться, а белый шелк тела покрыться пупырышками, так бывает, когда несешься на огромной скорости по безупречно ровной трассе, представляющей по сути плавные возвышения и снижения. Дикий восторг свободы и ярости.
- Я скажу тебе вот что: мне безумно интересно и еще. Меня не интересует сила, с тех самых пор, как Энтерос вновь распахнул мне свои двери я нахожу упоение в исследовании личности, практически всю жизнь, с первой секунды грехопадения, я разучился видеть жизнь, теперича наверстываю упущенное. Мне интересна твоя личность и как раз твоя невообразимая тяга к жизни... а ломать целостность? - деос картинно изогнул бровь, добавив в голос капельки обиды с ноткой насмешки, - даже не говори подобного мне, я боле не разрушаю. Ты знал, что хаос может и созидать? Я вот нет, но хаос - один из этапов высшей эволюции, а эволюцией испокон веков дышит Энтерос. Я не поврежу и частицу тебя. Я этого не сделаю, однако... - тут лицо деоса нахмурилось, он сощурился, немного скривившись, - это не значит, что магия твоего Зверя не проделает сие с тобой. Я придерживаюсь политики невмешательства, уж извини. - всплеснул руками, медленно двигаясь в сторону вокруг костра или... нет! Это костер вдруг, словно нарушая ткань реальности в свете переливчатых кристаллов мироздания, вычерчивая геометрически правильные узоры калейдоскопа, двинулся вокруг них. Беспорядок в причинно следственных явлениях. Беспорядок в восприятии мира. Беспорядок в мире. Или все сразу. Не имеет значения почему кострище задвигалось и заплясало, просто данность.
- Итак, немножко расскажу тебе про свой орден. Его основали до меня, и не стоит удивляться. Будучи... - тут голос дрогнул и деос вновь повторил жест с переносицей... казалось, сдерживая реальную физическую боль, - не в себе, я уничтожал фэдэлесов раз за разом, а после собирал вновь. Разумеется, к концу моей эпохи, последователей поубавилось и лишь потому, что никто не хотел делить один из магических источников с деосом-губителем. Я находился подле ядра планеты пять десятков тысяч лет и за это время магистры ордена... кучка фэдэлесов еще оставалась, разумеется... основали его заново, но боле я не мог его уничтожить. Ты умное дитя, улавливаешь логическую цепочку? Мой орден относится к самым большим среди существующих, у него имеется структура, однако ее не я придумал... к слову, - скривился, - я всегда был слаб в придумывании всяких иерархий, но они необходимы для выживания, тебе ли не знать, политик? У меня в ордене введена иерархия четырех чинов: от первого и по нарастающей. Неофит, Алавит, Архи-адепт и Магистр. От чина зависит доступ к магическому резерву и сатус подчинения в ордене, априори практически все новые фэдэлесы с небольшим уровнем магических сил и малым опытом, получают чин неофита и слабую связь с деосом и орденом, далее идет алавит, как знак средней принадлежности - это средний костяк ордена, далее идет Архи-адепт, с высокой привязкой к ордену и  резерву, как генералы или типа того... и магистры, те кто свою жизнь полностью посвятили ордену и могут создавать новых фэдэлесов. Я предлагаю тебе стать Алавитом ордена, но взамен... просить тебя подчиняться кому-то у нас не принято, ты сам в ответе за действия, однако действовать во вред ордену или во вред прочим его членам, сам понимаешь... так, прочее можешь почитать в умных книжках... ну, когда появится возможность читать.
Деос замер и быстрым шагом оказался на расстоянии вытянутой руки к Габриэлю, - достаточно языками трепать. - и с этими словами мужчина резко схватил инсекта за шею, приподняв над землей и мир померк. Закружился... рассыпался... замигал. Боли не было, лишь ощущения падения в бессознательное, казалось вот-вот сведет тело, но этого не произошло. Габриэль не знал сколько прошло времени, он очнулся стоящим, Деос распологался вновь довольно далеко, где-то в десятке шагов и выглядел даже более уставшим, - готово Габриэль. Теперь ты мой фэдэлес. - тут бог чуть кашлянул в руку, с удивлением обнаруживая на ладони капли собственной крови, - яре-яре, и не такое видали, - вновь веселый голос оболтуса, - что на счет оружия, мною порожденного, интересует?

+2

10

В основном Габриэль пропустил цветистую речь фиолетового мимо ушей. У него складывалось отчётливое чувство, что он снова лежит на хирургическом столе Деладора и тот по своему обыкновению поит его своей кровью. Насильно, разумеется. Видимость двоилась. Костер имел своего темного двойника, то и дело вокруг графа вспыхивали знакомые нити, руны, обводы печати, тот час же меркнущие под напором голоса того, кто звал себя деосом войн и хаоса. Пока он говорил, все было вроде бы нормально, но стоило ему замолчать – и снова золото и паутинная крепость рунных связок и печать проявлялась из пустоты. Граф потряс головой, словно очищая сознание. Поганое золото затаилось где-то на периферии зрения и никуда не девалось, сильно  отвлекая и заставляя нервничать. Видимо, по этой самой причине светлый инсект и молчал. Он вообще ничего не говорил двухметровому мужику в перьях, а когда тот схватил его, то пришло осознание конечности сделанного шага, вместе с опустошающим вихрем, чуть ли не вынесшем часть сущности Эльвантаса куда-то за грань.
Первородный хаос влился в Дансенфэя, но он влился не бессмысленным селевым потоком, грудой разбивающихся камней, чудовищным водопадом ничего, нет. Он влился шуршанием чешуи, холодом ясного рассудка и циничной усмешкой сверхсущества над примитивными желаниями живущих. Габриэль кашлял, а оно все шуршало чешуей, устраиваясь где-то внутри, сотворив себе гнездо из его тела, оболочку, дом, защиту? Кто он? Хозяин, партнёр или работник? Ответ – циничная ухмылка, если, конечно, змеи умеют улыбаться. Огромный белый змей с черной пастью и острейшим набором зубов. И жилец,  и хозяин и слуга. Все вместе.
Ноги не держали. Стоило деосу разжать пальцы, как Габриэль стек на землю, уселся на колени и уперся руками в землю перед собой. Бело шитье на белой ткани в свете костра выступило особенно рельефно, подчеркивая сдержанную роскошь истинного ценителя прекрасного. Только Габриэля сейчас не интересовали какие-то глупые рукава. Он пытался сопоставить, осмыслить и принять произошедшее, и как-то увязать его с мерцанием Сомнии, все время отвлекающей его на себя. Закашлялся. Сплюнул перед собой, на траву, отдышался. Сел на пятки, утирая рукавом рот. Выдохнул.
- Какие странные у меня сны в последнее время, - поведал неизвестно кому очень задумчиво. – Расставленные рядком трупы знакомых и незнакомых, какая-то мерзость в стенах, полу и воде, а теперь вот.. – Он повел рукой, словно самому себе показывая «мерзость». Деоса он не захватил. Не дотянулся, видимо. Уставшие глаза обратились к высокому мужчине:
- Конечно, я знаю про фэделесов, не могу не знать. Что ж, ты мне предлагаешь аж второй уровень, не так плохо, как я ожидал, благодарю. – Он снова покашлял. К его удивлению золото на периферии зрения померкло, да сердце стало стучать как-то увереннее, сильнее. «Что происходит?» Спросил сам себя граф. «Перенас-с-с-стойка» - деловито ответили ему изнутри. «Да ты не отвлекайс-с-с-ся. Спокойнее. Вдох-выдох». И правда. Вдох. Выдох. Спокойно. Незачем суетиться.- Думаю, мне подходит, тем более, мы обсудили пару аспектов. Предварительно, так сказать. - Чуть подумав, светлый продолжил, увлекаясь темой:
- Эм.. ты говорил про оружие? – Тон был совершенно другой, но граф  отметил про себя кровь, сплюнутую чудом в перьях. «Деладор так просто не отдает свои игрушки» «Не отвлекайс-с-с-ся». – Хоть оружие дипломата перо, я готов обсудить твое щедрое предложение. Мне нужны ядовитые когти, для, так сказать, близких встреч. Просто необходимы.- Голос инсекта снова завораживал слушателей. Ну в идеале мог, почему бы нет? В конце концов, навыки нужно культивировать.  -  Что скажешь?

Отредактировано Габриэль (06.09.2017 10:38:36)

+1

11

http://sh.uploads.ru/lqkcA.pnghttps://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/87162.png- Хм, а ты своего не упустишь, да, дитя? – добродушно хмыкнул мужчина, окидывая мужчину одобрительным взглядом почерневших глаз, - ах да, чуть не забыл! Прости уж старика, память не к черту! Вскоре нечто эм… неизменно принадлежащее тебе и являющееся частью твоей души, усиленной грехом гнева и добродетелью храбрости, даст о себе знать. Какую оно примет форму, насколько будет радо собственному появлению, я не могу сказать, к тому же, я не могу ответить на вопрос реально оно или же это иллюзия. Не могу знать – отдельная это личность или дробление твоего собственного сознания, относись к нему так, как считаешь нужным. И не забудь спросить имя, коль не будет – назови сам.
- Когти-когти-когти… вещь хорошая, но позволь я пофантазирую, создание оружия – искусство, не лишай меня удовольствия. Ядовитые когти иметь полезно, однако ты вправе просить больше, но за имением малого количества информации тяжеловато сориентироваться, да? Я помогу. Давай так, вот тебе перстень на указательный палец левой руки. Это артефакт, мощный, он поможет и в случае магического колдовства и в случае сражения. Пока кольцо на тебе, оно стабилизирует магию и делает атаки более эффективными [дает +3 на магические атаки, как и все артефакты такого порядка]. Далее…
Разумеется, не прошло и секунды, как в воздухе материализовался тот самый перстень из светло-фиолетового металла, однако сам по себе он имел облик обвивающей палец змеи. Оружие зависло над землей в полутора метрах и пока сияло в облаке светлой энергии, точно новый образец на подиуме.
- В обычном состоянии – то бишь, неактивном, оружие маскируется под обычное кольцо, представляющееся слабым артефактом. При активации оно дарует тебе когти, так что желание исполняю.
Кольцо резко преобразилось, когти были длинными, но, судя по всему, их длина регулировалась желанием хозяина, как и процесс активации.
- Способности и свойства оружия узнаешь и изучишь по ходу, может быть, если повезет, конечно, твое Альтер-эго расскажет о некоторых. Я не властен над сущностью Альтер-эго, увы, ничего обещать не могу.
Хаотичный бог все же пусть и выглядел таким же бойким, но в нем больше не было настолько ослепительного огня, Габриэль мог сделать правильный вывод, если бы пожелал того – этот процесс инициации был одним из самых сложных за всю жизнь, одно наличие крови говорит о многом.
- Давай, Габриэль… примерь его. Подойди, дай оружию имя и возьми то, что теперь по праву принадлежит тебе, открою маленькую тайну, хоть я являюсь этаким толчком для появления в существах Альтер-эго и возникновения оружия, но искренне уверен и вижу, что и то и другое - оно часть вас, и я едва ли имею к этому отношение.
Пока Габриэль решал и действовал, Энтропиус продолжил дальше свой рассказ.
- Находясь в таком состоянии, оружия при тебе не будет, сущность фэдэлеса заблокируется, не полностью, но насколько возможно. Повторно ты сможешь призвать оружие только когда будешь при своей памяти… так что… - развел руками – я предлагаю немного освоить сию занимательную вещицу. Окажи честь.
Вдруг деос очутился в двух десятках метров от фэдэлеса и перед ним возникла… ледяная скульптура Деладора Агвареса в полный рост, очень качественная, к слову, - начнем с простого. Лед. Прислушайся к ощущениям и попробуй когтями создать рассекающую волну. У тебя она будет, скорее всего, представлять четыре энергетические разрушающие полосы! - для увелечения остроты ситуации, деос блеснул черным взором, широко ухмыльнувшись, как мог только король хаоса, - Пора. Сечь. Головы!

+1

12

- Я уже понял. Мое второе «Я». Мне хочется назвать его Эа, в честь далекой и теперь несуществующей земли. Прекрасной и недостижимой. Легенда гласит, что только достигнувший совершенства сможет увидеть Эа, но совершенство доступно лишь во сне, а твоя сестра  Риора никогда не прилетала ко мне. – Он немного подумал и кивнул сам себе. – Пусть будет волшебный Эа.
«Мне нравитс-с-с-с-ссся» - Одобрительно прошипело изнутри. – «Эа. Крас-с-с-сиво. Только не он. Она. Я – женщина. Вижу, ты не любиш-ш-ш-шь женщин».
«Уже не люблю»
«Хорошо. Я ревнива. Люби своего зверя, но женщ-щ-щ-щ-щину я тебе любить не дам»
Странный разговор с внутренним голосом несколько отвлек Габриэля от творимого деосом оружия. Не окончив разговор с Эа он встал и подошел к висящему в воздухе кольцу. Полюбовался, склонив голову на бок, обошел вокруг. В его движениях появилось что-то новое, неуловимо меняющее тональность жестов, но сам Эльвантас был поглощен созерцанием оружия, и не обращал внимания на какие-то внешние проявления нового жильца, тем более, все скромно пряталось под своеобычной повадкой.
Ощутив толчок магии, светлый протянул руку, вдел указательный палец в кольца фиолетовой змеи. «Снова змея.. Почему?» «Мы пркра-с-с-с-ны, мы с-с-с-с-стремительны и с-с-с-смертоносны. Мы – лучшее из с-с-с-с-с-отворенного». Самодовольно ответили изнутри, заставляя красивые брови Габриэля слегка приподняться в удивлении. Кольцо тем временем оказалось на пальце инсекта и он почувствовал (или ему все же показалось?) как оно сжимает кольца, устраиваясь поудобнее, и как магическое плетение артефакта вплетается в магические нити его собственной паутины, приобретая в дополнение к фиолетовому звучанию дэоса собственный серебряный блеск. Сила обретала материальность и почему-то вес. Такое странное чувство.. Габриэль захотел увидеть свои новые когти, и они тут же материализовались. Под  его взгляда они сначала скрючились, став похожими на очень большие кошачьи, но следом же выпрямились, теперь обретая форму слегка изогнутых кинжалов.  Габриэль смотрел на них, переворачивал руки то ладонями к себе, то от себя, вертел, привыкая к их материальности, как мастер, пробующий впервые взятый в руки меч. Баланс и вес, инерция движений, ускорение в падении и прыжке – его интересовало все. Он взглянул на уставшего деоса хаоса с благодарностью. Воистину, это был царский подарок.
- Хорошо. – Инсект, как обычно, был крайне сдержан в проявлении эмоций. Он поклонился дэосу с достоинством. – Должен признать, чувствую себя несколько странно. Думаю, это пройдет, мне нужно привыкнуть. И к наличию когтей и к Эа. Она говорит со мной. – Он немного смешался. - Говорит, имя ей по душе. – И замолчал. Остальное никого не касалось. Никого, в том числе и Энтропиуса, чудика в фиолетовом, его деоса, ведь теперь он не сам по себе. Но все равно. Кое что касалось только его, Габриэля, и Деладора.
Габриэль прищурился на ледяную скульптуру темного. Внутри вскипали противоречивые чувства, и где-то далеко шипела Эа, перекусывая темные нити, пытающиеся опутать ее и ее нового хозяина. «Сон. Такой странный..» Светлый сделал выпад вперед, будто в фехтовании, припав на полусогнутую ногу, взмахнул руками словно крыльями и в молниеносном движении вперед, выпустив когти, хищно растопырив пальцы, разорвал пространство перед собой крест накрест, выбросив вперед руки на всю их длину..
Восемь энергетических полос-когтей рассекли ледяную скульптуру на ровные кубики примерно одинакового размера. Ноги статуи  еще некоторое время стояли неподвижно, но затем медленно, одна за одной, завалились на бок и тут же растаяли, как и весь остальной лед. Видимо, сработала немного запоздалая температура, а может быть, яд так подействовал на замерзшую воду, но в любом случае, результат превзошел все ожидания.
Эльвантас выпрямился, понес руки к лицу, медленно сжал кулаки, убирая свое новое оружие, и так же медленно, словно веер в танце, развернул пальцы, выпуская когти по очереди, словно экзотические цветы. Это было красиво. Некоторое время он любовался цветом и бороздками, а затем убрал оружие и поднял глаза на фиолетовоглазого:
- Они восхитительны, милорд. Я счастлив  владеть таким совершенством. «Жаль только, что все это – сон».

Отредактировано Габриэль (17.09.2017 17:23:32)

+1

13

Энтропиус не мигал, внимательно следя за состоянием инсекта, даже не верилось, что они отделались легкой кровью, это позволило сделать простой вывод – Деладор Агварес создал не простую печать, он сотворил запечатывающий «квазиразумный» сегилл - определяющий ситуацию, а это куда более сложный вид магии, утерянный и в настоящее время относительно запрещенный.
- Интересно, сколь давно это темное дитя умеет обуздывать сегиллы… – ответа не требовалось, вряд ли бы кому-то вроде политического деятеля клана, пришла в голову мысль использовать атакующие сигиллы, но сейчас Габриэль ждал продолжения, оно читалось в его взгляде и нетерпении, бурлящим внутри. Деос бы составил ему компанию в отеческой тренировке, однако в настоящее время внутри все жгло огнем, а показать собственную слабость, для бога, которого все привыкли олицетворять с силой – кощунство. Разрушает возведенный столп постоянства в мыслях его сподвижников и «братьев» по разуму. Слишком долго божество войн и беспорядка позволяло себе быть слабым. Пора уже ступить на пусть силы, верно?
- Яре-яре, Габри-кун! И все!? Похоже, ты меня недооцениваешь, а я ведь и обидеться могу! Вот натравлю на тебя стадо утконосов и дам приказ – заклевать! – откровенно глумился, однако взгляд как был серьезным, сосредоточенным, в высшей степени беспристрастным – как смотрят только деосы, таким и остался. Оно слишком контрастировало с голосом, полным воодушевления и боевого восторга!
- В твоих руках более мощный вид оружия, чем привычно используются в обществе, плюс, украсть его практически невозможно, значит не нужно опасаться злых глаз, рук и ртов, золотко… пардонь, платинко! Как думаешь, почему не все главы кланов могут позволить себе такое? Причин много, одна из которых… в Энтеросе оружие – ценность, оружие такого плана – еще большая ценность, не обладая нужными навыками, носить с собой, к примеру, меч третьего порядка, что изготовили на заказ, то же самое, что хрупкой леди сверкать в темном переходе с бандитами своей шубкой, попкой, и алмазными перстнями! Но тут другое… я гарант того, что у тебя не отнимут. И я считаю, ты еще мало тренирован в этой сфере. Для начала опробуем тебя в способности проводить энергию через когти. Ты справился со льдом, но разочарую, милок, ледяной Агварес – даже не тень Агвареса, а тень троюродной престарелой бабули по пятеюродной сестре его сводного брата! Давай! Хватит уже дрыхнуть и возьми себя в руки, наконец, Эльвантас ты или нет!!! Я знал Эльвантасов и всегда считал представителей этого рода ценными монолитами. Агваресы, до восхождения нынешнего главы, даже бабулиной тенью не были. А что я вижу сейчас? Ай! – Энтропиус махнул крупной ладонью, - ладно. Вот тебе еще враги.
Тут перед Габриэлем выстроилась целая очередь из статуй в разных позах – все приличные, отвечаю, в основном позы боевые. Вначале статуя из железа, потом из камня, потом из прозрачного кристалла, потом из белого и… в конце… черный, как уголь, кристалл.
- Урок первый, все, что не пропитано энергией и не является особым материалом, не всегда, но часто, можно разрезать простой энергетической волной, если вложить в нее больше силы – это ты знаешь и без меня. Но тут имеются кристальные враги. Попробуй создать энергетический сгусток с помощью оружия, усиль его не только магией, но и эмоциями, вложи… все, что ты желаешь вложить, и обязательно приправь… гневом, Эльвантас! Чистым животным гневом! Не держи гнев в себе, иначе он разорвет твое беленькое тельце!https://forumstatic.ru/files/0015/14/a0/30333.png[abbr="float:right"]http://s1.uploads.ru/Z9iog.png[/float]Эльвантас, так или иначе, закончит с последней статуей, а это будет примерно через полчаса. Энтро, же  картинно развалился у костра, откровенно зевая и как бы издеваясь, хотя, про себя довольно урчал, так как полагал, что Габриэлю, с его уровнем магии, потребуется час – минимум, но нет – мастерство графа правящего дома не скроешь.
- Молодец, Габри-кун! Лови конфетку! – прямо в руки мужчины полетел банточик, где белыми буквами на синем фантике значилось – «Milky Way», - а сейчас…
Хаотичный щелкнул пальцами и перед ним появилась… девушка. Красивая. Трансдент. И Энтропиус серьёзно… на полном серьезе сказал.
- Это твоя родственница, друг мой. На одну треть она Эльвантас, так как все это время жила в ордене, кое-кто не смог до нее добраться, да и столь дальние родственники его не интересовали. Может считать ее очень далекой сестрой.
Девушка удивленно… с широко открытыми золотыми глазами взирала на Габриэля, после перевела взгляд на Энтропиуса и как… заорет, - Какого хрена!!! Энтропиус!!! – и деосу смачно отвесили пинка ногой по хребтине. Самое интересное, он ни капли не сопротивлялся, лишь откровенно заржав, кубарем укатился куда-то в сторону.
- Лилнэя! Золото души моей, как дочь прошу! Составь простенькую компанию в дружеской тренировке этому светловолосому юноше, ты не смотри, что он такой угрюмый, ему просто в жизни не сладко пришлось! С меня мешочек денерумов и парочка самых-самых сладких арбузов!
- В два раза больше. – сложив руки на груди, высокомерно молвила последовательница бога, - и ни граммом меньше.
- Совсем ты меня карманных денег лишаешь, вот пожалуюсь на тебя магистру, будешь знать! – обидчиво, но разумеется, шутливо молвил древний. И тут Габриэль понял… они играли какую-то роль, старую роль, о которой видимо условились очень давно и каждый выполнял ее с точностью. Однако восторг и уважение, которое она старалась скрыть нет-нет да и проскальзывали во взгляде.
Лилнея повернулась к Габриэлю.
- Он не совсем настоящий, верно?
- Именно-именно, золотко. Хочу проверить его в бою, - деос передал ей еще что-то мысленно, но что, Габриэль не знал.
Тут трансдентка поклонилась, - Для меня честь, господин Эльвантас увидеть вас в здравии... относительном... Хотя я была еще совсем ребёнком, заставшим последние ваши годы правления, но благодаря вам, я могу назвать свое детство счастливым. Много времени тренировка с оружием не отнимет, я покажу простейшие его способности и способности, которые можно освоить, после того, как хорошенько пнуть вон того мужика. – она хитро сощурилась, и перед ней сразу образовалась четкая, подробная структура некой пентаграммы, - это Триплих. Создайте ее, проведя энергию через оружие, а нападаю. – выждала и материализовав красивый алый клинок, овеянный ореолом мощной магии, стрелой сорвалась с места, ловко перекувыркнувшись в воздухе и нанося секущий удар по щиту.

+1

14

Казалось, все движения происходят как-то очень медленно, словно их что-то ограничивает, словно он, Габриэль, продирается сквозь золотую сеть, пытаясь высвободить свою энергию. Снежная змея свивалась кольцами, шипела и кидалась на золото нитей, ее отбрасывало, но она продолжала отважно (или безрассудно?) кидаться и рвать огромными зубами тончайшие нити, бывшие прочнее титановых сплавов. Плавающее сознание напоминало небо, затянутое тучами, но под воздействием сильного ветра в них образовывались «окна» и тогда мир освещался полосатым светом светила, спрятанного  за тучами. В одно из таких просветлений инсект увидел ряд скульптур из разного материала, получил мысленный пинок от Эа и с удовольствием принялся их крошить. Ледяная скульптура Агвареса его совсем не порадовала. Лед не благодарный материал для эксперимента, слишком легко разрушается, а Деладора Габриэль разделывал бы долго.
С черным кристаллом пришлось повозиться, зато ощущение, когда ненависть и отчаяние рождают черный магический сгусток, срывающийся с кончиков когтей небольшой косматой шаровой молнией, и эта темная сила вкупе с замахом кисти дробит кристалл в брызги – ни с чем не сравнимое чувство, рождающее в душе умиротворение.
Закончив с последней статуей, Габриэль остановился отдышаться. Бросил косой взгляд на Энтропиуса, развалившегося у костра, и его кулаки сжались сами собой, стоило уловить косую усмешку деоса.  «Я бессильная тварь! Агварес выпил меня, словно паук стрекозу. Но ничего, я верну себе все, и сверху еще возьму!»
Эльвантаса переполняли эмоции, но он так привык их прятать, что они никак не проявлялись снаружи. Он вытер слегка подрагивающими руками выступивший на висках пот, пытаясь определиться с собственным состоянием. Его сбивала новая подружка, что довольно язвительно комментировала происходящее, но он не упустил момента появления какой-то девочки. Энергетически его слегка кольнуло. «Родственница? Неужели?» Энтропиус тут же подтвердил, да, родственница, но очень дальняя. И тут же эти двое предложили Габриэлю потренироваться  «на кошках», так сказать. Он озадаченно поглядел на вновь начавшие крючиться когти, на новую печать, так щедро подаренную, попробовал ее активировать и вовремя, девочка напала, с размаха в прыжке долбанув по автоматически  вскинутой щитом печати очень красивым красным  мечом. Габриэль принял ее на щит, печать  выглядела именно щитом, похожим на линзу, только довольно большим,  и тут же отбросил,  снова удлиняя когти и, словно связкой из четырех копий, единым махом и тоже в развороте, направил четыре энергетические  волны в родственницу, успевшую прикрыться такой же печатью. Мужчина азартно улыбнулся, она вернула улыбку. Оба, как два раздраженных кота ходили по кругу, выбирая время, и снова кинулись в бой, сосредоточенно и молча.
Через короткое время клубок тел распался на две самостоятельные фигуры, лежавшие рядом и почему-то неудержимо хихикающие.
- Не сдержался, прости, сквозь улыбку говорил Эльвантас. – Я так рад тебе, рад, что хоть кто-то жив.
- Не щекотите меня больше в бою, Ваше Сиятельство, я могу не сдержать силу и случайно Вас прикончу.
- О, ну это ты перегнула палку, конечно!
- Ничуть не бывало! – Девчонка подскочила, снова оказалась на ногах, в ее глазах зажегся священный огонь упрямства.
- Ты прямо как все Эльвантасы. – Габриэль встал и принялся отряхиваться, намеренно не обращая внимания на противницу, снова подкрадывающуюся к нему сбоку. – Не сдаешься. Согласен. Размер и сила противника не повод сдаваться. Но! – он полоснул когтями исподтишка, зацепив девочку за ногу и уронив ее снова на песок. – Всегда учитывай отсутствие благородства у противника. В бою прав только победивший.
«Сила – не все. У меня еще есть навыки и ум, но как же мне не хватает своих бывших возможностей… Даже спящему».

Отредактировано Габриэль (23.09.2017 10:02:41)

+1

15

«А знаешь, чем хуже абсолютного испития, дитя?» - горячая рука Энтропийного бога по-отечески легла на плечо Габриэля, - «Неумелая или неуместная попытка насильственного наполнения, как тебе такой поворот? Частенько сильные мира сего, не зная меры, бросаются из крайности в крайность, твой покорный слуга, в моем лице, лишь одно из череды доказательств, Габриэль. Нет, твои мысли не было мною услышаны, но твоя маска в моменты душевного подъема дает трещину, совсем чуть-чуть, однако достаточную, чтобы подобные мне увидели часть настоящего тебя. Хочешь скажу, что я вижу? Но не забывай, это лишь образ искаженным моим беспорядочным миром. Мой мир отличен от большинства, я тот, кто по своей сути не может свихнуться, в отличии от твоего драгоценного Зверя. Я тот, кого нельзя обвинить в предвзятости, я не могу списать поступок на аффект или эмоциональную неустойчивость. Я деос – несовершеннейший разум из всех несовершенных, теперь ты знаешь мой маленький секрет и, будь добр, оставь его секретом до конца своей долгой, в этом я уверен ровно наполовину, жизни. Ты Габриэль личность целеустремленная, жившая ярко и особой блистательной страстью, ты нуждаешься в поддержке, как бы не отрицал этого, нуждаешься… я бы даже сказал, в восхищении, и, к слову, с легкостью получаешь его… но внутри достаточно одинок. Ты был одинок, одиноким и остался, и в мире пожалуй есть всего-лишь одно существо, с кем даже я не смогу потягаться в одиночестве, даже пребывая в заточении после удара Отца.  Деладор Агварес. Но ему можно многое простить за безумие и это может стать твоей ошибкой, даже более ужасной, чем предыдущая… и, сейчас, смотря на тебя… я вижу, с высока собственного субъективного восприятия, что ты, дитя, вряд ли когда-либо решишь, за что ненавидишь Агвареса больше: за мучения в три сотни лет или просто за сам факт предательства… это ли не безумие? Задумывался когда-либо, что боль, им причиненная, да и его отношения, делают тебе не столь жутко, чем осознание, что тебя предал тот, кому ты впервые доверился? Ты безумен? И еще более странный факт, предатель вовсе не считает себя предателем, а, скорее, зрит спасителем твоей души и лишь вопрос времени, когда испивший тебя паук, Габриэль Эльвантас, сменит стратегию не добившись результата и попробует наполнить… наполнить до самых краев.  Почему столь много? Такие как мы по иному не умеем…» - рука исчезла с плеча, сородич инсекта уже стояла поодаль, сложив руки на груди и тайком поглядывала на деоса, не мешая его мысленному монологу о котором она догадывалась.
- Что ж и последняя часть тренировки на сегодня! А там… посмотрим… - внезапно девушку обуял поток темно-фиолетовой энергии, плотный и мощный вихрь закружил, взбираясь к небесам. Пламя кострища «замерло», полет птиц прекратился, словно кто-то нажал кнопку «стоп» в фильме, ветер загудел, а воздух стал удушающее ярким и все вокруг… заблестело! Да, в тысячи черно-фиолетовых искр-угольков, казалось, атомы мира сменили окрас и свой ход и теперь вдребезги разбивались друг о друга. Пространство стало тягучим и кисло-приторным.
Волосы хаотичного бога растрепали, глаза блеснули алым, - это беспорядок, Габриэль! – выкрикнул мужчина, всплеснув руками и захлопав в ладоши, - мой сподвижник - тот, на свет которого я иду из миров Хаоса не должен страшиться этого самого хаоса! Не избегать беспорядка… даже беспорядка в законах физики… - девушка оказалась закована в черный кокон и теперь на вид точно огромное яйцо дракона. Яйцо взметнулось кверху и зависло над землей в нескольких сотнях метров, - представь, что там кто-то настолько важный тебе, что без него или ее твоя дальнейшая жизнь не имеет смысла, я… всегда даю дорогу к спасению… - к яйцу была возведена дорога из черного камня, - но на любом пути есть преграды, Габриэль! Прочие искатели, события и твои эмоции, твоя вера и неверия… - с каждым словом лестничное изваяние сокрушало появление стены, что преграждало путь к яйцу, - уничтожь все с помощью своей новой силой и оружия, что я дал в дар… уничтожь! Позволь абсолютному хаосу поглотить себя… до последней капли, чтобы потом вдохнуть жизнь! Ты не знал..? Жизнь тоже – хаос! И смерть – хаос! Хаос – вот истинная материя мира! – кто-то точно не страдал малым чувством собственной важности (ЧСВ) и этот кто-то явно мужчина в перьях.

+2

16

Мыслеречь деоса резала тупым ножом по живому. Опустив глаза в землю, Габриэль боролся с внутренней яростью, с тем бешеным вихрем разрушения, который способен и отравить душу и разорвать ее на части, свести с ума в попытке найти ответ на вопрос. «Чушь! Кому нужен твой ответ, когда можно у-би-вать?! Просто, радостно и незатейливо, вкладывая душу? Надо убивать, не надо думать! Надо сеять вокруг себя беду и разрушение, или ты действительно купился на эти милые фиолетовые глазки? Дурак! Цвет Хаоса – кровь!»
Белая змея внутри инсекта от радости чуть ли не подпрыгивала, если змеи так умеют. Она раскачивала лодчонку хрупкой стабильности светлого, подталкивая его в пустоту безумия, а может ей хотелось действия, Габриэль так и не понял. Да и не захотел понимать. Настало время показать, «кто в доме хозяин», потому он проигнорировал змеиные вопли, хотя они ему мешали сосредоточиться.
Фиолетовый задал самый главный вопрос, на который у Эльвантаса не было ответа, от которого в жилах вместо крови вскипал яд, умерщвляющий своего хозяина. Он погодил минуту-другую, чтобы не сорваться от ярости, успокоил ум и спокойно произнес:
- Я добровольно отдамся в руки Агвареса, только если потеряю память, деос. Тогда я смогу не вспоминать убийства сородичей и пытки. Но ведь, в таком случае,  тот я не буду целый я, да и с чего бы вдруг случилось подобное чудо?  вряд ли стоит рассчитывать на подобный поворот Судьбы. Должен сказать: судя по моим наблюдениям, я, скорее, лабораторная крыса, никак не желающая подохнуть,  а не, как ты выразился, «сосуд для наполнения». Хотя.. – Он потер подбородок пальцем, размышляя о сказанном, - все верно, в меня, словно в чашу, налита боль.  Положить что-то сверху можно, но вряд ли оно останется, боли налито по самые края, Хаос.
Но он не мог не думать о мысленном вопросе, заданном в его голове чужим голосом, голосом его бога. «Боль от чего так мучает и грызет? Власть или любовь? Что?»
- Я  оценил твои  подарки, и благодарен за когти. Только, боюсь, моя смерть придет раньше свободы. Так сказать, меня заберет истинная свобода, где никто – он многозначительно помолчал, не отводя пронзительных глаз от глаз высокого мужчины, - никто не посмеет,  да и не сможет преследовать меня. На мое счастье, Хаос, всемогущ только Демиург.
Светлый склонил голову к плечу, наблюдая за построением препятствий, внутри снова разливалась боль и обида на этого незваного пришельца, разбередившего старые раны. «Деосы! Сколько самомнения.. Вы хоть имеете представление о страдании? Впрочем, нет смысла задаваться глупыми вопросами. Кроме одного: какое существо мне дорого на столько, что я готов отдать за него жизнь? Но ведь.. все и так ясно.. Горько, но я не могу по-другому. Если бы дело было в жизни – я не знаю, как бы поступил, но теперь..»
Тонко сверкнули золотые руны и нити, на мгновение обозначая сферу, в которой, словно мошка в янтаре, замер Габриэль. Мигнула и пропала, словно напоминая о своем существовании. Эльвантас смотрел на парящий кокон, не обращая внимания на золотое мерцание и отблески, соперничающие в яркости с живым огнем.  Затем без разбега, красивым выверенным многолетними тренировками движением взмыл в воздух, призывая берсерк и распахивая белые крылья, переливающиеся печатями и рунами, взлетел, не обращая внимания на возведенную лестницу и глупые стены, распуская длинные скрюченные когти и, облетая по кругу  «яйцо», вложил всю дарованную мощь для того, чтобы срезать его вершину. Ему пришлось напрячь все свои силы, до крика, но он продолжал скрежетать когтями, вспарывая кристалл защиты, как делал совсем недавно с изваяниями. Скорость и напор придали нужную динамику, и вскоре купол отвалился на землю, выпуская девушку, а сам светлый успел разъяриться настолько, что забыв обо всем, метнулся сверху вниз к стоящему поодаль деосу, разворачиваясь в полете для удара «щитом».[AVA]http://se.uploads.ru/0j5KP.jpg[/AVA]

Отредактировано Габриэль (10.10.2017 21:32:01)

+1

17

Инсекты вида дансенфэй – по праву одни из самых быстрых представителей своего пламени, с этим невозможно не считаться, строение крыльев позволяют им развивать невероятную скорость и маневренность, а благодаря способности прижимать крылья к телу, скорость увеличивалась при свободном падении.
Габриэлю шли его белые крылья, а еще в каждом движении Энтропиус, как деос, что покровительствует силовому началу, видел тренированную годами мощь, но мощь как металл, она покрылась ржавчиной за долгие века бездействия, клинок затупился. Кстати, а ведь древний еще считается покровителем холодного оружия, если кто-то не помнит. Может в этом состояла еще одна из тысячи тысяч причин, почему он – сильнейший из деосов, обратил свое внимание пусть одного из видных представителей трансдентного вида, но сейчас неумолимо «затупленного». Нет, не потерявшего яркости и величия, это иные категории; а сила, магическая энергия – словно деньги в пустеющем кошельке, не они порождают в глазах свет и не они дарят счастье, уж кто-кто, а Энтропиус это знал. Габриэля ограбили. Ограбили, но в итоге грабитель ничего не забрал себе, а просто развеяв по ветру; теперь же деос, вероятно, посчитал сие вызовом. Он – покровитель холодного оружия, возжелал заточить затупившийся за три сотни лет клинок.
- Дороги всемогущего Бога бывают столь заковыристы, Габри-кун, что, вероятно, через некоторое время ты захочешь вырвать себе язык за сказанные сейчас невзначай слова! – засмеялся по-свойски фиолетововолосый, в ответ на заявление о потере памяти, - и ты ошибаешься. В смерти нет свободы, ты сейчас говоришь о ней с оттенком избавления, а это – слабость. Да! Не отрицай, дитя, слабость! То же самое, что трусливо сбежать с поля боя, Если ты настолько слаб – скажи мне, я избавлю тебя от страданий, просто убью, запомни, если тебе не нужна твоя жизнь, она никому не будет нужна… ну, разве что… Агваресу, но он не совсем дееспособен, так что больных в расчет не берем!
Пожалуй, редко можно было услышать в голосе столько противоречащих друг-другу интонаций: глумливость – да, деос глумился и уже не очень добродушно; легкий оттенок ярости – деоса что-то злило, но он искусно себя сдерживал; сожаление – но Габриэль отчетливо ощущал, не в отношении своего поступка жалел мужчина, а выражал, сею эмоцию, когда говорил об их отношениях с темным. Более того, говоря о Деладоре, Энтропиус как-то сразу становился слишком снисходительным, точно истинно считал его больным.
«Не поверишь, дитя, но мы – деосы, тоже живые. Хотя некоторые особо умные создания писали в своих крайне заумных свитках иное. Да, наши эмоции искажены и над нами действует закон системы, программа… у каждого она своя и ты уже имеешь опыт общения с подобным,..» - явно намек на нынешнего главу клана, - «Лично я знаю о страдании очень много. Был период, когда я молил бога о смерти… и это самый жалкий период в моей жизни. Я был слаб. А слабость в себе надо вырывать с корнем, пока она не сделала почву души безжизненной!»
Удар! Настоящая буря серебряных и темно-фиолетовых искр буквально молотом шарахнула по перепонкам, гул разошелся по тьме лавовой опуши, заставив костер где-то поблизости пошатнуться и вновь пуститься в огненный пляс языков пламени. Энтропиус усмехнулся, он держал перед собой нелепый меч. Даже не меч, оружие, не имеющее ничего общего, на вид им даже невозможно сражаться. Деллириум – артефакт деоса беспорядка, он уже способен косить врагов своим шокирующим видом.
- Тебе уже скоро пора возвращаться, Габриэль… - чистый и громкий голос непонятно как пробился через гул магии и достиг ушей светлого, - но я покажу тебе еще одну печать… Сихрос – вот ее схема. – инсект мог уже не заметить, как хаотичный оказался справа в четырех широких шагах от него, а перед инсектом вспыхнула схема новой магической структуры.
- Используй ее… скажем, на мне. Но аккуратнее, это атакующая магия.


http://s5.uploads.ru/qlp8A.pngСихрос [Энергетическая школа, атакующая магия, V | IV] – атакующая печать средней сложности, состоит из особой структуры магического плетения и пульсирующей сфероидной сердцевины. Проецировать печать следует либо на враге, либо в воздухе, указав место для атаки. Сихрос, проецируя на конкретном объекте, вызывает мощный поглощающий взрыв, благодаря которому разрушение окружающего пространства минимальны. Если Сихрос спроецировать в воздухе и указать местность радиусом не более 20 метров (при увеличении сил, радиус увеличивается), печать попытается уничтожить все, что попало в приделы радиуса. Сихрос после уничтожения имеет одну особенность, она оставляет энергетический пепел, что улетучивается через минуту. Энергетический пепел на вид похож на хлопья снега цвета чистой энергии персонажа. Использовать за эпизод Сихрос можно не более двух раз, призывается очень быстро, хватает мысленного посыла, по сути это отличная ударная печать.

Для карточки
Код:
[abbr="float:right"][img]http://s5.uploads.ru/qlp8A.png[/img][/abbr][b]Сихрос[/b] [Энергетическая школа, атакующая магия, V | IV] – атакующая печать средней сложности, состоит из особой структуры магического плетения и пульсирующей сфероидной сердцевины. Проецировать печать следует либо на враге, либо в воздухе, указав место для атаки. Сихрос, проецируя на конкретном объекте, вызывает мощный поглощающий взрыв, благодаря которому разрушение окружающего пространства минимальны. Если Сихрос спроецировать в воздухе и указать местность радиусом не более 20 метров (при увеличении сил, радиус увеличивается), печать попытается уничтожить все, что попало в приделы радиуса. Сихрос после уничтожения имеет одну особенность, она оставляет энергетический пепел, что улетучивается через минуту. Энергетический пепел на вид похож на хлопья снега цвета чистой энергии персонажа. Использовать за эпизод Сихрос можно не более двух раз, призывается очень быстро, хватает мысленного посыла, по сути это отличная ударная печать.

https://img-fotki.yandex.ru/get/31690/47529448.e6/0_d2e43_c155f31f_orig.png

Отредактировано Энтропиус (12.10.2017 21:48:15)

+2

18

Удар!
Ярость заливала глаза золотыми сияющими искрами, в которых плавало лицо Агвареса. Может быть, именно потому светлый не посчитался с преимуществом противника, превышающим его самого на пять магических уровней? Вероятно. Но вероятнее всего,  инсект мало дорожил собственной жизнью, с которой и так вскоре придется расстаться,  а тут подвернулся случай, о котором мечтает каждый воин – попробовать свои силы на гораздо более мощном противнике, КОТОРЫЙ! Только что подключил его к своей силе.  Вот Габриэль и зачерпнул ее сначала полной горстью, а потом условным ведром. Он бы и бассейном зачерпнул, да не смог. В момент удара щита об оружие Древнего, в рассыпающихся разноцветных искрах  и  головокружении  вокруг беловолосого вспыхнула золотая сфера, отбрасывая его на несколько шагов,  переворачивая, словно исследуя на повреждения, померцала, аккуратно поставила его на ноги и исчезла. Габриэль скрипнул зубами и выругался. Оглядел себя и щелчком поменял испачканное платье на дымчато-серую кожу, в которой выглядел призраком, растворяющимся в сумерках, если бы не цвет волос и не сполохи огня от костра.
- Проклятье! – Князь оскалился, потом  как-то сразу успокоился, заставляя себя думать о другом. Мысль о возвращении причиняла боль. – Возможно, ты прав, Энтропиус. Все может быть, и, может быть, я действительно пожалею о сказанном. Впрочем, я не  помню,  чтобы когда-то о чем-то сожалел. – Зрачки сбежались в линию, а гетерохромные глаза наполнились оранжевым отсветом костра. – Убить себя я тебя не попрошу, как ты сам понял, мне не интересно просто умереть, это я и так успею. Мне гораздо интереснее рассмотреть твое нелепое оружие и попробовать выстоять хотя-бы пару минут в спарринге. Безумие, да? – Широкая немного сумасшедшая улыбка осветила его лицо,  прыгнула в глаза, теплая эмоция  прогулялась  по всей фигуре трансдента. Эмоция счастья могла бы даже зацепить деоса, вызвав ответную улыбку и у него. Безумие заразительно, а безумие потенциального смертника опасно. Габриэль же смеялся. Его безумие было сродни легкому игристому вину, которое так любят некоторые женщины: ты пьян, но весел и не замечаешь, что уже смертельно пьян.
- Не говори мне про «возвращаться» Хаос. Смотри! – Он взмахнул рукой, пьяный от силы, которую не мог принять,  и которая витала  и клубилась вокруг него. – Возвращаться! – Снова вспыхнули золотые руны и печати сферы, и тут же погасли. – «Я понимаю, Энтро. Нельзя все время ее отрицать, силы имеют предел». Стоит лишь сказать и Деладорова пакость тут как тут. Погоди еще немного. Ты сегодня так щедр,  и я не могу не воспользоваться. Можешь обзывать меня крохобором, если хочешь, но я счастлив. Поверь, я точно знаю, о чем говорю.
Хаос заговорил, перед Габриэлем материализовалась новая печать.
- Атакующая? Прелестно! давай попробуем…
Беловолосый  сосредоточился, призывая только что подаренную ему богом схему. Печать  светилась голубым, потрескивала, играла в руках, вызывая жжение в кончиках пальцев. Да за одно это ощущение Эльвантас готов был отдать половину оставшейся жизни! Сила гуляла в нем, будоражила нервы, отвлекала на себя, вызывая давно забытые чувства, пусть не внутри, но снаружи прикасаясь к трансденту, оборачивая его почти горячими струями и искрами, пытаясь присоединить к себе. То и дело вспыхивали золотые руны и искры в местах более сильного приложения силы Древнего..
- Эйфория.. – Закрыв глаза, инсект переждал взрыв счастья, почти оргазм и мог выдавить только шепот. – Я готов. – Аккуратно, помня, что бой тренировочный, он направил Сихрос на Энтропиуса. В голове прозвучал голос Эа, то и дело подначивающей его на безобразия: «Да не бойся, шарахни по нему, отведи душу! Ничего ему не станется, переживет. А представь, какая красивая бы осталась от тебя кучка пепла, если бы он шандарахнул по тебе своим собачьим хвостом? Прикинь? Приходит твой хозяин в твои покои». – Голос откровенно ржал, - «а там комочек кристаллического праха и записка от Энтро: «Дорогой Деладор. Я взял твою игрушку поиграться, но перестарался. Вот, возвращаю. Извини, что расстроил». И розочка сверху!» - Голос откровенно кудахтал, зато у Габриэля вытянулось лицо. Он представил в красках такой расклад и начал хихикать, что сразу отразилось на печати. Вообще он вел себя точно как пьяный. Видимо тренировки с девушкой и разговоры с Хаосом стряхнули с него многовековое состояние отстраненности."Он мне не хозяин!" - только и сказал в ответ зловредине, свившей в нем гнездо. "Коне-е-е-ечно!" - прозвучал ехиднейший ответ, -"я и вижу!"[AVA]http://se.uploads.ru/0j5KP.jpg[/AVA]

Отредактировано Габриэль (14.10.2017 08:10:29)

+2

19


Для карточки


Оружие фэдэлеса, данное деосом Энтропиусом, является мощным магическим оружием и обладает всеми фундаментальными свойствами магического оружия. Считается, что оружие невозможно разрушить, пока жив деос, его создавший. Оружие имеет уровень (+3) и две формы высвобождения.
Оружие может покоиться на пальце в виде перстня змеи, но истинный облик в виде чего-то вроде магической перчатки, защищающей руку до локтя от удара и формирующих носителю пять острых длинных когтей, последние способны менять свою длину в приделах 30 сантиметров.
Оружие имеет одно базовое изначальное свойство. Формирование темных энергетических сгустков. Либо пять средней мощности от каждого пальца, либо один мощный в центре ладони. Сгустки могут преследовать врага, либо перехватывать атаки подобного им фида, например, стихийные фаэрболлы. За эпизод способность сгустком энергии используется не более трех раз.

код
Код:
[align=center][img]http://sh.uploads.ru/lqkcA.png[/img][/align]Оружие фэдэлеса, данное деосом Энтропиусом, является мощным магическим оружием и обладает всеми фундаментальными свойствами магического оружия. Считается, что оружие невозможно разрушить, пока жив деос, его создавший. Оружие имеет уровень (+3) и две формы высвобождения. 
Оружие может покоиться на пальце в виде перстня змеи, но истинный облик в виде чего-то вроде магической перчатки, защищающей руку до локтя от удара и формирующих носителю пять острых длинных когтей, последние способны менять свою длину в приделах 30 сантиметров. 
Оружие имеет одно базовое изначальное свойство. Формирование темных энергетических сгустков. Либо пять средней мощности от каждого пальца, либо один мощный в центре ладони. Сгустки могут преследовать врага, либо перехватывать атаки подобного им фида, например, стихийные фаэрболлы. За эпизод способность сгустком энергии используется не более трех раз.

Магия обрушилась на Энтропиуса морозной волной и он даже мог поклясться, что ощутил холодок. Впрочем, предстояло работать, очень много работать с имеющимися ресурсами, и все, чего сейчас желал деос это добиться от инсекта отдачи, и она была. Мужчина вскинул руку, формируя вокруг себя поток темно-фиолетовой энергии, словно гася серебро Сахроса и превращая магию в яркие переливчатые искры.
- Габриэль! Успокойся! – вдруг рявкнул мужчина, за доли мгновений оказываясь поодаль Эльвантаса, вшибая его в ближайшее дерево, при этом держа за горло на расстоянии вытянутой руки. Глаза божества пылали каким-то внутреннем драйвом, смешанным с оттенком злости, но не на фэдэлеса, а скорее даже не себя.
- Тебя слишком легко раззадорить на бой в данной ситуации, ты под действием недавней инициации, постарайся выровнять душевное равновесие и привести магию в стабильное состояние. Ты уже выстоял не только пару минут, но поверь, здесь совершенно иные законы… грани свободы зыбки и слишком нестабильны, никакая магия, даже высшего порядка, не способна лишить твою душу крыльев. Запомни, дитя, ни твою… ни чью-либо еще, лишь ты своей волей способен это сделать. Береги крылья своей души, но вначале узнай, что ее окрыляет.
Хаотичный, наконец, отпустил инсекта и отошел, стараясь сгладить полем устранения беспорядка магические частицы. Что произошло? Ответ лежал на поверхности. Во всем произошедшем: в дымчатом безумии воодушевлении боем, сумасшедшая улыбка предвкушающая стремление к силе, подначивание Эа – все это будило монстра – печать Сонмии, что держала светлого, а значит, могло ему навредить. Энтропиус не хотел рисковать, зная о хрупкости оболочки бывшего графа, оно и не мудрено – пережив такое.
- И еще… что бы тебе не говорил внутренний голос, у меня нет игрушек. – он ухмыльнулся и тело тинсекта заволокла тьма, погружая его в объятия уже осточертевшей магии. Энтропиус насколько было возможно заблокировал Альтер-эго, устранил доступ к оружию и скрыл метку, так сказать, заморозив новоприобретенную сущность от лишних глаз и лишь, если Агварес будет знать, что нужно искать – он найдет и поймет, но разве в голову может закрасться мысль, что Габриэль может стать фэдэлесом во время «сна», хотя… даже если так, уже не изменить. Перестать быть фэдэлесом нельзя, можно лишь сменить деоса-покровителя…

-КОНЕЦ-

+1


Вы здесь » Энтерос » Былые повествования и приключения » Новые грани свободы